y_kanner

Юрий Каннер

28 июня 2016

F

Эрдоган направил Путину письмо с извинениями за сбитый самолет и готовностью загладить вину в тот же день, когда было подписано соглашение между Турцией и Израилем о нормализации отношений.

Слишком синхронно, чтобы не быть взаимосвязанным.

Ситуация не идентична, а зеркальна. Это Израиль извинился перед турками (Обама, завершая свой последний визит в Иерусалим три года назад, уже в аэропорту буквально заставил премьера Нетаньягу позвонить Эрдогану). Это Израиль выплатит компенсации за боевиков, убитых при сопротивлении «коммандос», пытавшихся предотвратить демонстративное нарушение морской блокады Газы в 2010 году. Это Израиль готов забыть ушаты грязи, хулы, и подстрекательства, вылитые Эрдоганом на него за все эти годы.

В Израиле подписанное соглашение восприняли неоднозначно, чтобы не сказать с гневом. Ему еще предстоит утверждение правительством, что дастся Нетаньягу нелегко (министр обороны Авигдор Либерман, всегда выступавший против нормализации с Турцией на таких условиях, уже пообещал, что проголосует против). Многие мои израильские друзья считают это соглашение национальным позором. Но оно пройдет. Как сказал, представляя его журналистам, Биньямин Нетаньягу: «Так мы ликвидируем один очаг напряженности в нашем пылающем регионе».

При чем здесь Россия? При том, что стабилизация обстановки на Ближнем Востоке без участия России теперь невозможна. Когда Нетаньягу в нынешнем месяце посетил Москву, переговоры с Турцией были на завершающем этапе. Есть прямые свидетельства, что они обсуждались и в беседах израильского премьера с российским президентом. Нетаньягу обмолвился, что грядущие соглашения нашли понимание у Путина. Он не сказал другого – что, очевидно, выступил посредником для нормализации отношений между Турцией и Россией. Синхронность, с которой завершение переговоров с Израилем дала старт процессу нормализации с Россией, позволяет предположить это с уверенностью.

Там есть общие темы – израильский газ, об участии в добыче которого российских компаний договаривались, по всей видимости, в Москве, и будущие поставки этого газа через Турцию в Европу. Но я бы обратил внимание на гораздо более общие тенденции.

Когда Эрдоган в своем стремлении заявить себя лидером мусульманского мира намеренно пошел на конфронтацию с Израилем, он не видел для себя больших потерь (хотя они были, и немалые). Когда, следуя той же линии непримиримого вождя мусульман, он рассорился с Россией из-за Сирии, Эрдоган поставил свою страну в жестокую изоляцию. Боливар не выдержал двоих – хребет сломался. И султан стал искать путей, как слезть с высокого дерева, на которое в эйфории забрался.

Поэтому инициировал переговоры с Израилем. Поэтому через ненавидимого им Нетаньягу стал искать пути для примирения с Россией. Услышал от него цену – и пошел на нее. Крутизна для амбициозного лидера – главный товар. Но она ведет к изоляции. И приходится платить крутизной – пусть даже ценой потери лица. Что и было продемонстрировано со всей очевидностью вчера.

Сегодня день медицинского работника, я от всей души поздравляю людей в белых (и голубых) халатах с профессиональным праздником. Для меня этот праздник семейный. Один мой сын — хирург, врачом работает жена второго сына. Я знаю, как тяжело даётся эта профессия — и физически, и морально.

Человек может за всю жизнь никогда не повстречать ни программиста, ни художника, ни фрезеровщика — но доктор ему понадобится, так или иначе. Здоровье — самая главная ценность, самая частая тема разговоров и всегда первый тост.

Крылатое выражение «в здоровом теле — здоровый дух» относится не только к отдельному человеку, но и к обществу в целом. От того, как и чем мы лечимся, во многом зависит качество жизни в стране. А без качества жизни нет экономики, нет обороны, нет развития.

Медицина — не только персональное искусство врачей «от бога», но и индустрия, доходная для бюджета. Для некоторых государств — наиважнейшая, экспорт медицинских технологий сделал, например, Израиль, страной-клиникой, страной-здравницей.

Я считаю, и пусть это не покажется вам «перебором», что с развитием цивилизации судьбы народов всё больше зависят не столько от их политиков, сколько от их врачей.

Пусть они будут здоровы и научат этому нас.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньягу стал в Москве частым гостем. Меня не удивляет, что доброжелательные отношения между ним и президентом РФ Путиным вызывают бешенство у разного рода маргиналов, сочиняющих небылицы для желтых интернет-изданий. Иногда мне присылают ссылки на самые одиозные статьи, и тогда я узнаю, что, оказывается, миллион израильтян сидят на чемоданах, мечтая вернутся в Россию, что Израилю грозит немедленная гибель и только понятно кто может спасти его от рептилоидов/эпидемий/финансового коллапса… Зарекался не терять время на чушь, но порою любопытство берёт верх…

Другое дело, когда ерунду начинают писать уважаемые мною публицисты-евреи, с которыми я часто и тепло общаюсь лично. Так, Евгения Альбац вполне в духе соскочившего с президентской гонки в США Берни Сандерса (хотя я знаю, что восхищается она Хиллари Клинтон) считает Биньямина Нетаньягу (она почему-то кокетливо называет его на американский манер «Бенджамином») премьером несамостоятельного государства, которое должно держаться какой-нибудь великой империи, чтобы выжить. И помалкивать, когда говорят «старшие».

А уж как Евгения Марковна фантазирует о содержании переговоров между двумя лидерами, вообще любо-дорого. По её мнению, они разводили в небе над Сирией российские и израильские боевые самолеты, чтобы те не посбивали друг друга (кроме первых лиц государств, это сделать, конечно, некому — генштабы, надо понимать, в коллективном отпуске — лето). А встречаются Путин и Нетаньягу так часто лишь для того, чтобы подразнить Обаму, которого одинаково не любят.

Должен разочаровать Евгению Марковну: для того, чтобы рассердить Обаму, израильскому премьеру не обязательно ездить в Москву. Он может даже без спросу приехать в Вашингтон, на Капитолий, и без оглядки на президента США выступить перед обеими палатами Конгресса — так и произошло, когда Нетаньягу пытался предотвратить иранскую сделку.

Гадать о темах переговоров можно сколько угодно, сам Нетаньягу мастерски уходил от ответов на вопросы об их содержании. Мне же очевидно только одно: кроме него, на Ближнем Востоке пока разговаривать о будущем региона не с кем, руководители арабских стран всё больше и больше похожи не на современных политиков, а на средневековых халифов или полевых командиров. А регион этот, несомненно, лежит в сфере стратегических интересов обеих стран, псевдоисламский терроризм — общая реальная угроза.

С сожалением хочу отметить, что г-жа Альбац не одинока в своём пренебрежительном отношении к Израилю, среди еврейской интеллигенции такие настроения не редки. Я считаю это пережитком российского великодержавного шовинизма, деления мир на метрополии и провинции.

Приезжая в Израиль, такие люди первым делом обращают внимание на тапочки и шорты, на крикливые базары и всеобщую «расслабуху». Признаком величия державы они считают многоэтажные каменные джунгли и шагающие в ногу парадные полки — хотя это давно уже не так, технологии и умение отвечать на вызовы времени гораздо важнее, а тут Израилю равных мало.

Эти архаичные взгляды, кстати, не разделяют простые россияне. Недавние социологические опросы, которые были проведены по заказу Российского еврейского конгресса, показали, что большинство жителей России относятся к Израилю с большим уважением. Цифры, в отличие от публицистов, объективны — так, только что прошедшую в Москве израильскую выставку в Манеже за несколько дней посетили 45 тысяч человек, а в качестве туристов в год Израиль посещают 500-600 тысяч россиян.

Я не хочу считать, кто больше выигрывает от укрепления двусторонних отношений — Израиль или Россия. Я знаю, кто проигрывает — проигрывают террористы и антисемиты.

Андрей Кончаловский пригласил меня на поставленный им мюзикл (рок-оперу) композитора Эдуарда Артемьева «Преступление и Наказание». Я смотрел мюзиклы на Бродвее и в Вест-Энде и всегда поражался филигранности и мастерству певцов и танцоров, технологичности постановок.

Но «Преступление и Наказание» произвело на меня едва ли не большее впечатление, чем всё, что я видел в Америке и в Англии. Во-первых, оформление спектакля ни на йоту не уступает западному. Во-вторых, музыка Артемьева, – я не большой специалист, но мне она показалась великой, не уступающей по красоте и эмоциональности классике. И в-третьих – драматургия, современное прочтение романа Достоевского просто потрясающее.

Спектакль сделан людьми, которых можно назвать ветеранами: их творческая жизнь началась много лет назад, у них множество достижений. Говорят, что от идеи «Преступления и Наказания» до реализации прошло сорок лет. Даже если бы Кончаловский, Артемьев и автор либретто Юрий Ряшенцев выпустили только этот мюзикл – их фамилии уже бы вошли в историю современной русской культуры. И отдельно стоит отметить еще двух ветеранов: художественного руководителя театра Михаила Швыдкого и генерального продюсера Давида Смелянского.

Вчера вечером террористы убили четверых и ранили шестнадцать мирных израильтян – посетителей летних кафе в тель-авивском торгово-развлекательном центре «Сарона».

Я глубоко соболезную семьям погибших и желаю скорейшего выздоровления раненым.

Я ощущаю теракт в Тель-Авиве так, как будто он произошел за углом моего дома, где-то совсем рядом. В первой половине этого трагического дня премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньягу дружески встречался в Москве с представителями еврейской общины России. Мы пожали друг другу руки при встрече, потом — когда я приветствовал его с трибуны, и еще раз — прощаясь. И когда ночью я увидел его в Тель-Авиве, на месте, где два фанатика открыли стрельбу по людям, мне показалось, что я еще чувствую тепло его руки.

В современном мире от безмятежного мирного общения до дикой смертоносной ненависти — несколько часов пути. Расстояния не имеют значения.

К сожалению, многие всё еще живут понятиями прошлого — верят, что есть «там» и «здесь». Реагируют на теракты в Париже и не обращают внимание на абсолютно такие же нападения в Тель-Авиве, Багдаде или Актобе. Не понимают истинных причин терроризма, обвиняя религию, хотя это просто инструмент влияния одних людей на других.

У мусульман сейчас Рамадан, я всегда поздравляю с ним своих друзей. Бываю на ифтаре, трапезе разговения после дневного поста. Они часто говорят мне, что подонки-террористы к исламу отношения не имеют.

Я не сомневаюсь в их искренности, и всё же реакция мусульман России на убийства мирных жителей под религиозными лозунгами кажется мне недостаточной. Ресурс исламских авторитетов и организаций в борьбе с терроризмом огромен, но, увы, практически не задействован.

Когда лидеры западных и прозападных стран дежурно осуждают теракты — это предсказуемо и понятно. Но если молчат имамы — это воспринимается прихожанами мечетей как одобрение террора. Тысячи палестинцев на улицах своих городов празднуют смерть четырёх евреев, и легко подумать, что сотни миллионов мусульман во всем мире, в том числе и здесь, в России, солидарны с ними. Не отмежевавшись от террористов и их лозунгов, они провоцируют у цивилизованного мира желание привлечь их к коллективной ответственности за смерть мирных граждан. Это — путь к хаосу и войне всех со всеми.

И уже сейчас пора объявить вне закона главарей ХАМАСа, которые публично называют убийц «героями». Странно, что эта кровожадная организация до сих пор не запрещена на территории РФ. Я призываю российские власти прислушаться к многочисленным требованиям общественных организаций и сделать это незамедлительно.

Сегодня в Москву — снова на встречу с Владимиром Путиным — прилетает премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньягу. В прошлый раз он был в Москве совсем недавно, в конце апреля. Что называется – зачастил.

Когда главы государств встречаются так часто, это говорит о многом.

Во-первых, что в отношениях между странами и их стран с миром есть вопросы такой степени важности, сложности и деликатности, которые требуют решения исключительно на уровне первых лиц, они могут обсуждать их только между собой.

Во-вторых, что эти контакты не для выкручивания рук. Будь это так, оба лидера нашли бы кому перепоручить эту неприятную миссию, или найти повод не встречаться лично для такого рода бесед. Ощущение же обратное – ищут повод встретиться.

В-третьих, и это самое важное, между Нетаньягу и Путиным существует очевидная приязнь друг к другу (израильтяне говорят – «есть химия»). Я имел возможность убедиться в этом сам, на личных встречах и с тем, и с другим.

Несмотря на огромную разницу между двумя странами, стилем, манерами и, главное, условиями руководства Израилем и Россией, у их лидеров имеется, как это ни покажется странным, много общего.

Оба они начинали работать в высших эшелонах власти еще в 90-е, когда большинство нынешних европейских политиков только мечтали о серьёзных постах.

С тех пор цивилизованный мир стал глобальным, более толерантным и менее бдительным. Увы, благополучному Западу теперь угрожает не поздний, относительно «вегетарианский» СССР, а настоящие дикари с людоедской идеологией.

То, что эти примитивные нелюди превратились в реальную угрозу самому существованию цивилизованного мира, есть прямое следствие беззубой, идеалистичной политики большинства глав ведущих западных стран. Тех самых, что пришли к руководству, когда Нетаньягу и Путин уже были опытными лидерами. И пока политические новички набираясь собственного опыта, разбивали впервые попавшие им в руки тяжелые горшки, засыпав весь мир опасными осколками, лишь из Москвы и Иерусалима звучали реальные оценки происходящего и нелицеприятные рекомендации о том, как следует поступать с новой ордой.

Так что у двух очень разных лидеров двух очень разных стран, которые опять встретятся на днях в Москве, есть немало общего. В том числе и в их дополитическом прошлом.
Один был офицером самого элитного израильского спецназа, другой — офицером самой влиятельной советской спецслужбы. «Саерет маткаль», где служил Нетаньягу и два его брата (один из них, Йони, погиб в ходе самой славной операции израильского спецназа – по освобождению заложников в Энтеббе), — подразделение глубокой разведки Генштаба. Оно действует в основном на территории противника.

Надо полагать, во время своих рейдов в Египет, Сирию, Иорданию, Ливан «коммадо» Нетаниягу не раз видел в окуляре бинокля, а то и в прорезь прицела однокашников и сослуживцев офицера КГБ Путина и уж точно – их воспитанников и подопечных. Тогда наши страны были злейшими врагами, а нынешние их лидеры воевали друг против друга на передовой этого непримиримого противостояния.

Теперь, слава Богу, все изменилось. И на днях Путин и Нетаньягу отметят годовщину этих перемен. Кроме переговоров, они примут участие в праздновании 25-летия восстановления дипломатических отношений между СССР-Россией и Израилем. Вместе – как уважающие друг друга партнеры. Здравый смысл восторжествовал. Мир, Израиль и Россия от этого лишь выиграли. Теперь следует молиться, чтобы не возникло соблазна профукать этот выигрыш в дальнейших играх.

В Израиле политическая сенсация: неожиданная и драматическая перетасовка в правительстве. Авигдор Либерман, лидер партии «Наш дом Израиль», которую ошибочно, но не без оснований называют «русской», займет пост министра обороны.

Дело не только в том, что впервые в истории страны оборонное ведомство возглавит выходец из бывшего СССР (русские евреи на этом посту были, а советские – никогда). А в том прежде всего, что вторым лицом в правительстве становится один из самых резких критиков премьер-министра, председатель оппозиционной партии. Всего два дня назад это было так.

Никто не ожидал такого поворота. Разве что кроме меня.

Всего три недели назад Либерман был почетным гостем организованных Российским еврейским конгрессом «Маршаковских чтений» в Иерусалиме. Он произвел там фурор: прочел Маршака на идише. Это язык европейских евреев, после Катастрофы почти вышедший из широкого употребления. Но на нем говорили в моем детстве в моем доме, как и в доме Либермана, и в доме Маршака. Приверженность ему сегодня – знак особой принадлежности к корням.

«Мистер Твистер, гевезенер министер…» Довольно неожиданно было услышать это из уст бывшего министра иностранных дел Израиля на публичном мероприятии. И в зале, наполненном интеллектуальной элитой русского Израиля, это восприняли с воодушевлением. Бывшим Либерман не выглядел, хотя министром и не был.

Я конечно, не утверждаю, что для того, чтобы стать министром обороны в Израиле, надо уметь, хотеть и сметь читать Маршака на идише. Но факт, что это произошло. И мне чрезвычайно нравится, что израильскими генералами будет теперь командовать человек, говорящий по-русски, на идише и читающий наизусть Маршака на обоих родных мне языках.

Хорошо ли это для России? Убежден, что да. В бытность Либерамана министром иностранных дел отношения между нашими странами поднялись до небывало высокого уровня доверительности. Сегодня – из-за ситуации в Сирии – особенно важно взаимопонимание и уважительное сотрудничество в военной сфере. Не прошло и месяца после прошлой встречи Нетаньягу и Путина, а уже сообщают что в начале июня израильский премьер вновь посетит Москву. Значит, вопросы есть и есть формы их разрешения. Большая удача для обеих стран, что военное ведомство Израиля сейчас возглавит Либерман.

Празднование Дня Победы в Израиле было организовано по современному российскому стандарту: почетный строй совсем уже почтенных ветеранов и «бессмертные полки» прошли по всем крупным городам – муниципальные власти всячески содействовали торжествам. Участвовали в них не только выходцы из стран бывшего СССР, но и люди, чьи деды в те времена жили далеко от фронтов Второй мировой и Отечественной.

У граждан России и Израиля есть много общего на всех уровнях.

Вот и немецкая газета Der Tagesspiegel опубликовала статью о дружбе между Владимиром Путиным и Биньямином Нетаньягу. «Они уважают друг друга, нередко расходясь во мнениях: российского президента Владимира Путина и израильского премьер-министра Биньямина Нетаньягу связывает мужская дружба», – это прямая цитата.

Я имел возможность общаться с обоими лидерами. И слышал, что они тепло отзываются друг о друге, отмечая целеустремлённость, уравновешенность и склонность разрешать неудобные ситуации шуткой, а не истерикой. Прошли те времена, когда вспыльчивость и непредсказуемость считались необходимыми атрибутами власти.

Возможна ли дружба между Путиным и Нетаньягу? В других условиях – несомненно, они почти ровесники, но дружба – это всё-таки «пуд соли» в неформальной обстановке. Я бы говорил скорее о взаимной симпатии и комфортном общении. Что неудивительно – Нетаньягу вырос в семье выходцев из Российской империи, его отец – известный историк (фундаментальный труд Бенциона Нетаньягу об испанской инквизиции недавно был переведён на русский язык), работавший секретарём у родоначальника современного сионизма Зеева (Владимира) Жаботинского. И он, и Путин – родом из одного ментального пространства, они понимают друг друга лучше, чем представителей немецкой, англосаксонской или китайской цивилизации.

И это хорошо – столкновение российских и израильских интересов на Ближнем Востоке чревато неприятностями для всех. А мы видим, что разногласия преодолены, идёт активный обмен информацией и координация действий в борьбе с терроризмом.

Как стало известно, Нетаньягу в июне вновь посетит Россию.

У многих в Европе это сближение двух стран и их лидеров вызывает раздражение. Сегодня и Россия, и Израиль – мишени для одних и тех же информационных пушек. И для заряжающих эти пушки взаимопонимание между Путиным и Нетаньягу – кость в горле.

Российский политолог Вячеслав Никонов вышел на акцию «Бессмертный полк» с портретом своего дедушки — Вячеслава Молотова, практически второго после Сталина человека в СССР, председателя Совнаркома с 1930-го по 1941 год. Эта фамилия вошла в мировую историю по названию пакта Молотова-Риббентропа, который фашистская Германия нарушила 22 июня 1941 года, «вероломно» напав на СССР. Коммунистический фанатизм Молотова, его политическая недальновидность и панический страх перед «отцом народов» стали одной из причин провала обороны и колоссальных человеческих жертв летом и осенью сорок первого года. А ещё Молотов вошел в историю многих тысяч советских семей как человек, подписавший расстрельные приговоры их родственникам — на его кровавом счету 372 таких списка, больше, чем у Сталина и вообще чем у кого бы то ни было из его «соратников».

Известно, что у Вячеслава Никонова была бабушка по той же линии — жена Молотова, Полина Жемчужина, Народный комиссар рыбной промышленности СССР, член Еврейского антифашистского комитета, награжденная орденом Трудового Красного Знамени. ЕАК за годы войны собрал для советских вооруженных сил 33 миллиона долларов, а также другую помощь: машины, медицинское оборудование, одежду. Деятельность ЕАК способствовала открытию Второго фронта. После войны Сталин, как известно, расправился с евреями-антифашистами. «Под раздачу» попала и Полина Жемчужина, проведшая в ссылке в Кустанайском крае 4 года, и освобождённая только после смерти тирана. В застенках НКВД погибли её брат и сестра.

Портрет бабушки Никонов с собой на акцию не взял. Почему? Может быть, Никонов считает, что стране нужны именно такие герои, как Молотов, прозванный соратниками еще на заре карьеры «железной задницей» за усидчивость и абсолютную верность инструкциям?

Вокруг Никонова люди несли сотни тысяч портретов героев войны. Сколько из них погибли по вине Молотова? У скольких из них близкие сгинули в лагерях? Разве место Молотова в строю «Бессмертного полка»? А что дальше? В следующий раз кто-то из потомков понесёт портреты Лаврентия Берии или генерала-палача Василия Блохина, лично расстрелявшего Михаила Кольцова, Всеволода Мейерхольда, Исаака Бабеля и еще более десяти тысяч человек? Я считаю, что Никонов своими действиями оскорбил реальных героев, не щадивших жизни ради Родины. Реабилитация палачей недопустима. Отношения между ними и жертвами не выяснены до сих пор, объективная оценка действиям советских руководителей тех времен не дана.

Будущее зависит от того, на каких предков мы будем равняться. И горе нам, если это будет Молотов.

Как у северных народов есть множество слов, обозначающих разные виды снега, так у евреев есть много названий для счастья. Например, в идиш есть слово «нахес». Опытные языковеды переводят его на русский как «тихая радость от детей или внуков».

Писатель с мировым именем Людмила Улицкая специально прилетела в Москву из Италии на один день, чтобы получить «нахес» от чужих детей, участников и победителей конкурса исторических исследовательских работ старшеклассников «Человек в истории. Россия – ХХ век».

И получила от неизвестных молодчиков зелёнкой в лицо.

Какие-то отморозки устроили псевдопатриотический шабаш возле Дома кино, где проходила церемония, кричали гадости и оскорбления детям и учителям, кидались сырыми яйцами. Один из них заявил журналистам, что они «изгоняют бесов из еврейских детей». Хотя церемония никакого отношения к еврейской общине не имела и была организована обществом «Мемориал».

Вообще, уровень высказываний участников акции таков, что сразу видно дешёвых бездельников, перебивающихся случайными заработками на бутылку. Интересно только, кто организовал и оплатил этот «банкет» в рабочее время.

Что должно быть в головах у людей, напавших на детей, занимающихся наукой? Считающих их евреями только потому, что они отличники?

Один из моих внуков победил на всероссийской олимпиаде по химии, внучка стала чемпионкой США по фигурному катанию. Это мой «нахес» от еврейских детей, и никаким псевдопатриотам его не испортить.

Я уверен, что и Улицкая от всего сердца порадовалась за прекрасное подрастающее поколение.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире