y_kanner

Юрий Каннер

28 июля 2016

F

Российский спорт — прямой наследник советского, богатого легендарными достижениями и славными традициями. После распада СССР некоторые выдающиеся тренеры уехали за границу, где создали отличные школы. Многие, например, израильские и американские спортсмены вышли на мировой уровень в таких видах спорта, какие раньше в этих странах были в полном загоне. Это стрельба, фехтование, фигурное катание, борьба и т.д.

Моя внучка — чемпионка США по фигурному катанию — питомец именно такой, российской школы.

Но профессиональный спорт — не только талантливые спортсмены и выдающиеся тренеры. Его база — спортивная медицина.

Как достичь пика формы в промежутке от старта до финиша, не применяя допингов, как реабилитироваться после экстремальных нагрузок, знают только выдающиеся спортивные врачи. Подбор индивидуальных диет, разрешенных, часто инновационных и еще не успевших попасть под запрет препаратов – серьёзная, высокотехнологичная работа.

Развивать спортивную медицину выгодно и престижно. Благодаря ей сделано огромное количество научных прорывов. В спортивных бюджетах есть деньги для исследований, для накопления важной статистики.

Есть расхожее мнение, что все чемпионы употребляют допинг, просто не всех ловят. Даже если это и так, то Россия конкуренции не выдержала – отставание налицо.

Можно купить за рубежом экипировку, можно тренеров и игроков. Но врачи должны быть наши, знающие спортсменов с детских спортивных школ, наблюдавшие и анализировавшие все этапы становления уникального организма будущего чемпиона.

Я думаю, что именно с серьёзной перестройки спортивной медицины надо начинать реабилитацию российского спорта и новый этап борьбы за престижные награды мировых чемпионатов.

Госсекретарь Керри приехал в Москву. Как сообщается, будет договариваться о координации военных действий в Сирии: предложит создать совместную группу для обмена разведывательной и оперативной информации, координации полетов военной авиации…

Знакомый перечень. Ну, да: именно с этим прилетал в Москву израильский премьер Нетаньягу. Было это почти год назад – как только Россия объявила о начале операции в Сирии.

Судя по частоте и интенсивности дальнейших контактов Нетаньягу с Путиным, обменам визитами делегаций генеральных штабов обеих стран, отсутствием (по крайней мере, публично) признаков каких-либо разногласий между сторонами и главное – инцидентов в воздухе и на земле, тот первый приезд израильского лидера к российскому был успешным и результативным.

Не прошло и года – и с тем же списком предложений прилетел в Москву Керри. И судя по комментариям в американской прессе, эта поездка госсекретаря и предложения, которые он везет, вызывают недовольство в Пентагоне. Военные насторожены: нельзя одновременно и противостоять русской военной активности, и создавать с русскими совместную штабную группу, делиться разведданными и оперативными планами – вы уж там определитесь.

Я знаю, что похожие возражения были год назад и в Израиле. Оснований для недовольства российским военным вмешательством в сирийский конфликт у израильтян еще больше, чем у американцев, — это у них под домом. Но Нетаньягу, видимо, решил, что раз ситуацию нельзя предотвратить, ею нужно воспользоваться.

Приехал, договорился, пошел на беспрецедентные меры открытости – и сегодня российским и израильским военным удается не мешать друг другу на том тесном пятачке, где им приходится топтаться, — каждому по своим делам. А лидерам России и Израиля на этом фоне удается договариваться и о более глобальных вещах.

Сегодня Керри пришел к Путину по проторенной Нетаньягу дорожке. Лучше поздно, чем никогда. Наверняка на американцев произвело впечатление, как израильтянам удалось разрулить ситуацию с Москвой и по Сирии, и по Турции (причастность Израиля к примирению Анкары с Москвой, хоть и не афишируема, но очевидна). Конфронтация – естественная реакция на возникающие разногласия, но продуктивный подход находится в другой плоскости – поиска возможностей сотрудничества даже при различии интересов.

Похоже, Нетаньягу знает, как разговаривать с Путиным, а другие только учатся. Пусть учатся.

До того, как семьдесят пять лет назад заработала машина Холокоста, до того, как уничтожение евреев стало промышленным технологическим процессом, по Восточной Европе и Прибалтике прокатилась волна погромов. Местное население бежало «впереди паровоза» так резво, что солдаты Вермахта в некоторых местах останавливали бесчинства, чтобы идущим вторым эшелоном эсэсовцам осталась хоть какая-то «работа».

Эти погромы не всегда и не везде были еврейскими. Из глубины веков тянулась вражда между поляками и украинцами, которую гитлеровцы умело использовали в своих целях.

До сих пор не утихают страсти не только вокруг еврейских погромов в Едвабне и Львове, но и вокруг Волынской резни, устроенной УПА /запрещена на территории РФ/ и унёсшей жизни десятков тысяч поляков.

Вину за все эти злодеяния политики разных стран перекидывают друг другу как картошку, только что извлеченную из костра.

В новостных лентах то и дело мелькают скандальные заявления. Это и слова белорусского публициста Светланы Алексиевич о том, что поляки виноваты в Холокосте не меньше немцев, и совсем свежее от министра обороны Польши Антония Мачеревича, обвинившего в организации Волынской резни Россию. Масла в огонь взаимных обид подливает и маниакальное желание украинских властей навязать стране культ Семёна Бандеры, переименовывая в его честь проспекты городов.

У каждого своя правда, свои счета к чужим и оправдания для своих.

Львовские погромщики действительно за пару лет до немецкой оккупации были в основном гражданами Польши. В Волынской резне военное преимущество было на стороне УПА, поэтому поляков погибло на порядок больше. Об этом историками написаны тома исследований — и в короткой заметке к этому вряд ли можно добавить что-то существенное.

Меня беспокоят в этих дискуссиях два других аспекта.

Во-первых, попытки заменить увековечивание памяти жертв трагедий возвеличиванием их зачинщиков, приписывание им неких благородных, патриотических целей.

Во-вторых, нежелание сделать из кровавых событий Второй мировой войны единственно правильный вывод: под влиянием человеконенавистнической пропаганды в любом месте, где обитают люди, всегда найдётся достаточное количество нелюдей, способных убивать стариков, женщин и детей всеми подручными средствами. А если в руках у них окажется мощное оружие или смертоносные технологии — то счёт пойдет на миллионы.

Возможно, кто-то добивается в подобных межнациональных разборках личных электоральных бонусов, но это не решает ни одной реальной проблемы — ни социальной, ни экономической. Наоборот — готовит почву для новых Катастроф. Или для одной, глобальной и окончательной.

Ксенофобия иррациональна. Никак вы не убедите человека, которого в детстве напугал какой-то рыжий человек (скорее всего — ненамеренно), что его ненависть ко всем рыжим не обоснована. Он еще и скажет, что, мол, «я против рыжих ничего не имею, у меня даже есть пара рыжих друзей, но мы-то с вами знаем, что они задумали против доверчивых брюнетов. Да что там мы — все знают».

Самая кровавая и изученная ксенофобия — антисемитизм. За семь десятилетий, отделяющих нас от трагедии Холокоста, все антисемитские мифы были развенчаны и высмеяны. Сегодня после употребление терминов «жидомасонский заговор», «сионские мудрецы» и «еврейская мафия» любой серьёзные разговор переходит в ироническое русло. И всё равно находятся персонажи, которые пытаются разыгрывать эту давно не козырную карту.

То новоявленный политик, второй номер в своей партии, перед грядущими выборами заявляет, что раз большинство врачей — евреи, а мы болеем и умираем, то это их вина. И именно еврейская мафия все правильные медицинские приборы и лекарства украла и перепродала втридорога.

То известный и ранее своими антиизраильскими эскападами журналист публично сообщает, что случайно купил израильскую картошку и с омерзением выбросил её в мусоропровод. Причем сообщает своим читателям, что с израильтянами договоров не бывает — только коррупционные сговоры, а картошка их «напичкана» неизвестными химикатами и выращена незаконно на оккупированных территориях.

До кровавого навета не хватает только заявить, что её поливают кровью палестинских младенцев.

Удивительно, как среди трёх-четырёх сортов картошки, которые лежат в любом супермаркете, записному антисемиту попалась именно эта, с хорошо читаемой пометкой «Страна происхождения — Израиль». Не удивлюсь, если он теперь предложит метить любой товар «Made in Israel» большой жёлтой шестиконечной звездой, чтобы уж наверняка, — история знает прецеденты.

Только антисемиты давно отстали от поезда современности. Думаю, что такая маркировка сильно повысит продажи: в израильской картошке намного меньше вредных веществ, чем в головах тех, кто выкидывает её в мусоропровод.

Умер Эли Визель, писатель и общественный деятель, Посланец мира ООН.

Вся его жизнь прошла в борьбе со злом.

Шестнадцатилетним юношей в 1944 году он был депортирован из румынского местечка Сегет, захваченного венгерскими пособниками нацистов, вместе с родителями и сестрами в Освенцим, а затем в Бухенвальд. Вытатуированный на руке лагерный номер А-7713 каждую минуту напоминал ему о людях, погибших в концлагерях, сожженных в собственных домах, расстрелянных в оврагах и ярах, только потому, что были евреями.

Его книги о Холокосте принесли ему мировую славу, которую он принял как боевое оружие, как инструмент противодействия антисемитизму. Его способность трансформировать личные переживания в широкую общественную дискуссию о природе насилия и ненависти сделали его одним из самых знаменитых правозащитников нашего времени.

На деньги Нобелевской премии Эли Визель и его жена Мэрион учредили Гуманитарный фонд, который в память о Холокосте увековечивает память его жертв и опровергает измышления отрицателей одной из величайших трагедий человечества.

Заслуги этого человека, прожившего долгую и деятельную жизнь, лучше всего отражает список наград, которых он был удостоен — я думаю, второго такого на земле нет. Лауреат Нобелевской премии мира (1986 год), Почетный рыцарь Великобритании, Президентская медаль Свободы (США), кавалер Президентской медали (Израиль), Золотой медали Конгресса США, Ордена Почётного легиона, Превосходнейшего ордена Британской империи и многих других высших наград разных стран.

Светлая память о нём — достояние всего цивилизованного человечества. Зихроно ле-враха.

В эти дни исполняется 75 лет со дня начала массовых еврейских погромов в центре Европы: в Каунасе, Львове, Едвабне, в сотнях местечек и городков. Науськанное немецкими нацистами местное население убивало без разбора мужчин и женщин, детей и стариков.

Убийц никто не провоцировал, палачи знали своих жертв — среди них были соседи евреев-ремесленников, пациенты евреев-врачей, ученики евреев-педагогов. Под бдительным надзором оккупантов мирные жители вдруг превратились в озверевшую кровожадную толпу.

Прошли годы, оккупанты были разгромлены, да и многим погромщикам пришлось ответить за содеянное.

Но странным образом всё возвращается на круги своя.

23 июня Европарламент аплодирует Абу-Мазену, несущему дикий антисемитский бред о раввинах, планирующих отравлять палестинские колодцы. Абу-Мазену, открыто поощряющему современных погромщиков. А через несколько дней один из этих тварей убивает в Кирьят-Арбе спящую 13-летнюю девочку.

Террорист застрелен. Но судя по всему, именно его пожалеют сердобольные просвещенные европейцы — борца за мифическую свободу, которая в переводе на язык Абу-Мазена означает свободу убивать евреев, всех и везде.

Я соболезную семье девочки. И верю, что слово «погром» канет в историческое небытие. Это произойдет не со смертью последнего террориста, это нереально. А тогда, когда террор перестанут поощрять — в том числе и в Европарламенте.

Эрдоган направил Путину письмо с извинениями за сбитый самолет и готовностью загладить вину в тот же день, когда было подписано соглашение между Турцией и Израилем о нормализации отношений.

Слишком синхронно, чтобы не быть взаимосвязанным.

Ситуация не идентична, а зеркальна. Это Израиль извинился перед турками (Обама, завершая свой последний визит в Иерусалим три года назад, уже в аэропорту буквально заставил премьера Нетаньягу позвонить Эрдогану). Это Израиль выплатит компенсации за боевиков, убитых при сопротивлении «коммандос», пытавшихся предотвратить демонстративное нарушение морской блокады Газы в 2010 году. Это Израиль готов забыть ушаты грязи, хулы, и подстрекательства, вылитые Эрдоганом на него за все эти годы.

В Израиле подписанное соглашение восприняли неоднозначно, чтобы не сказать с гневом. Ему еще предстоит утверждение правительством, что дастся Нетаньягу нелегко (министр обороны Авигдор Либерман, всегда выступавший против нормализации с Турцией на таких условиях, уже пообещал, что проголосует против). Многие мои израильские друзья считают это соглашение национальным позором. Но оно пройдет. Как сказал, представляя его журналистам, Биньямин Нетаньягу: «Так мы ликвидируем один очаг напряженности в нашем пылающем регионе».

При чем здесь Россия? При том, что стабилизация обстановки на Ближнем Востоке без участия России теперь невозможна. Когда Нетаньягу в нынешнем месяце посетил Москву, переговоры с Турцией были на завершающем этапе. Есть прямые свидетельства, что они обсуждались и в беседах израильского премьера с российским президентом. Нетаньягу обмолвился, что грядущие соглашения нашли понимание у Путина. Он не сказал другого – что, очевидно, выступил посредником для нормализации отношений между Турцией и Россией. Синхронность, с которой завершение переговоров с Израилем дала старт процессу нормализации с Россией, позволяет предположить это с уверенностью.

Там есть общие темы – израильский газ, об участии в добыче которого российских компаний договаривались, по всей видимости, в Москве, и будущие поставки этого газа через Турцию в Европу. Но я бы обратил внимание на гораздо более общие тенденции.

Когда Эрдоган в своем стремлении заявить себя лидером мусульманского мира намеренно пошел на конфронтацию с Израилем, он не видел для себя больших потерь (хотя они были, и немалые). Когда, следуя той же линии непримиримого вождя мусульман, он рассорился с Россией из-за Сирии, Эрдоган поставил свою страну в жестокую изоляцию. Боливар не выдержал двоих – хребет сломался. И султан стал искать путей, как слезть с высокого дерева, на которое в эйфории забрался.

Поэтому инициировал переговоры с Израилем. Поэтому через ненавидимого им Нетаньягу стал искать пути для примирения с Россией. Услышал от него цену – и пошел на нее. Крутизна для амбициозного лидера – главный товар. Но она ведет к изоляции. И приходится платить крутизной – пусть даже ценой потери лица. Что и было продемонстрировано со всей очевидностью вчера.

Сегодня день медицинского работника, я от всей души поздравляю людей в белых (и голубых) халатах с профессиональным праздником. Для меня этот праздник семейный. Один мой сын — хирург, врачом работает жена второго сына. Я знаю, как тяжело даётся эта профессия — и физически, и морально.

Человек может за всю жизнь никогда не повстречать ни программиста, ни художника, ни фрезеровщика — но доктор ему понадобится, так или иначе. Здоровье — самая главная ценность, самая частая тема разговоров и всегда первый тост.

Крылатое выражение «в здоровом теле — здоровый дух» относится не только к отдельному человеку, но и к обществу в целом. От того, как и чем мы лечимся, во многом зависит качество жизни в стране. А без качества жизни нет экономики, нет обороны, нет развития.

Медицина — не только персональное искусство врачей «от бога», но и индустрия, доходная для бюджета. Для некоторых государств — наиважнейшая, экспорт медицинских технологий сделал, например, Израиль, страной-клиникой, страной-здравницей.

Я считаю, и пусть это не покажется вам «перебором», что с развитием цивилизации судьбы народов всё больше зависят не столько от их политиков, сколько от их врачей.

Пусть они будут здоровы и научат этому нас.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньягу стал в Москве частым гостем. Меня не удивляет, что доброжелательные отношения между ним и президентом РФ Путиным вызывают бешенство у разного рода маргиналов, сочиняющих небылицы для желтых интернет-изданий. Иногда мне присылают ссылки на самые одиозные статьи, и тогда я узнаю, что, оказывается, миллион израильтян сидят на чемоданах, мечтая вернутся в Россию, что Израилю грозит немедленная гибель и только понятно кто может спасти его от рептилоидов/эпидемий/финансового коллапса… Зарекался не терять время на чушь, но порою любопытство берёт верх…

Другое дело, когда ерунду начинают писать уважаемые мною публицисты-евреи, с которыми я часто и тепло общаюсь лично. Так, Евгения Альбац вполне в духе соскочившего с президентской гонки в США Берни Сандерса (хотя я знаю, что восхищается она Хиллари Клинтон) считает Биньямина Нетаньягу (она почему-то кокетливо называет его на американский манер «Бенджамином») премьером несамостоятельного государства, которое должно держаться какой-нибудь великой империи, чтобы выжить. И помалкивать, когда говорят «старшие».

А уж как Евгения Марковна фантазирует о содержании переговоров между двумя лидерами, вообще любо-дорого. По её мнению, они разводили в небе над Сирией российские и израильские боевые самолеты, чтобы те не посбивали друг друга (кроме первых лиц государств, это сделать, конечно, некому — генштабы, надо понимать, в коллективном отпуске — лето). А встречаются Путин и Нетаньягу так часто лишь для того, чтобы подразнить Обаму, которого одинаково не любят.

Должен разочаровать Евгению Марковну: для того, чтобы рассердить Обаму, израильскому премьеру не обязательно ездить в Москву. Он может даже без спросу приехать в Вашингтон, на Капитолий, и без оглядки на президента США выступить перед обеими палатами Конгресса — так и произошло, когда Нетаньягу пытался предотвратить иранскую сделку.

Гадать о темах переговоров можно сколько угодно, сам Нетаньягу мастерски уходил от ответов на вопросы об их содержании. Мне же очевидно только одно: кроме него, на Ближнем Востоке пока разговаривать о будущем региона не с кем, руководители арабских стран всё больше и больше похожи не на современных политиков, а на средневековых халифов или полевых командиров. А регион этот, несомненно, лежит в сфере стратегических интересов обеих стран, псевдоисламский терроризм — общая реальная угроза.

С сожалением хочу отметить, что г-жа Альбац не одинока в своём пренебрежительном отношении к Израилю, среди еврейской интеллигенции такие настроения не редки. Я считаю это пережитком российского великодержавного шовинизма, деления мир на метрополии и провинции.

Приезжая в Израиль, такие люди первым делом обращают внимание на тапочки и шорты, на крикливые базары и всеобщую «расслабуху». Признаком величия державы они считают многоэтажные каменные джунгли и шагающие в ногу парадные полки — хотя это давно уже не так, технологии и умение отвечать на вызовы времени гораздо важнее, а тут Израилю равных мало.

Эти архаичные взгляды, кстати, не разделяют простые россияне. Недавние социологические опросы, которые были проведены по заказу Российского еврейского конгресса, показали, что большинство жителей России относятся к Израилю с большим уважением. Цифры, в отличие от публицистов, объективны — так, только что прошедшую в Москве израильскую выставку в Манеже за несколько дней посетили 45 тысяч человек, а в качестве туристов в год Израиль посещают 500-600 тысяч россиян.

Я не хочу считать, кто больше выигрывает от укрепления двусторонних отношений — Израиль или Россия. Я знаю, кто проигрывает — проигрывают террористы и антисемиты.

Андрей Кончаловский пригласил меня на поставленный им мюзикл (рок-оперу) композитора Эдуарда Артемьева «Преступление и Наказание». Я смотрел мюзиклы на Бродвее и в Вест-Энде и всегда поражался филигранности и мастерству певцов и танцоров, технологичности постановок.

Но «Преступление и Наказание» произвело на меня едва ли не большее впечатление, чем всё, что я видел в Америке и в Англии. Во-первых, оформление спектакля ни на йоту не уступает западному. Во-вторых, музыка Артемьева, – я не большой специалист, но мне она показалась великой, не уступающей по красоте и эмоциональности классике. И в-третьих – драматургия, современное прочтение романа Достоевского просто потрясающее.

Спектакль сделан людьми, которых можно назвать ветеранами: их творческая жизнь началась много лет назад, у них множество достижений. Говорят, что от идеи «Преступления и Наказания» до реализации прошло сорок лет. Даже если бы Кончаловский, Артемьев и автор либретто Юрий Ряшенцев выпустили только этот мюзикл – их фамилии уже бы вошли в историю современной русской культуры. И отдельно стоит отметить еще двух ветеранов: художественного руководителя театра Михаила Швыдкого и генерального продюсера Давида Смелянского.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире