weller_michael

Михаил Веллер

06 апреля 2016

F

      События концентрируются с пугающей быстротой и до критической плотности.
      1. Трех недель не прошло, как Кремлю сообщили нечто глубоко засекреченное, после чего в девятом часу вечера миру было срочно и вдруг объявлено о выводе российских войск из Сирии.
      2. В Сирии обнаружился российский спецназ и российские наемники, что сопровождается неизбежными боевыми потерями (кто б мог подумать). Хотя потери по закону засекречены.
      3.Друг и партнер Турции Азербайджан совершает вооруженную агрессию в Нагорном Карабахе – фактически нападая на Армению, члена ОДКБ и единственного ныне российского союзника в Закавказском регионе. Пахнет косвенной войной – за Арменией Россия, за Азербайджаном Турция.
      4. В мире обнародованы документально подтвержденные доказательства сокрытия и отмывки за рубежом миллиардных сумм ближайшим путинским окружением.
      5. Мгновенно (!) организована Национальная Гвардия, и президент тут же вносит в Думу законопроект о стрельбе на поражение без предупреждения – в случае, если нацгвардеец сочтет кого-либо угрожающим чьей-либо безопасности.
      6. Де-факто Дальний Восток и Приморье объявляются «Особой экономической зоной Китая»: металлургические, химические, перерабатывающие и пр. заводы Китая намерены расположить на Российской территории. С учетом их и наших экономических и демографических потенциалов – это приглашение к колонизации и дальнейшему поглощению части России. Смысл? Деньги в бюджет и хапок в карманы кремлевской верхушки (впрочем, это одни и те же деньги).
      (20 лет я долбил в глухие головы: отдать Южные Курилы Японии – при условии японских вложений технологиями, оборудованием и капиталами в Дальний Восток – и туда же пустить Южную Корею. Корейцы ненавидят японцев, и вместе – не любят Китай: вот щит от китайской экспансии и развитие региона под нашим управлением. Хрена старому дураку, как писал Гоголь! Вот теперь целуйте свои острова через китайские головы – пока китайцы вам губы не оборвали и замариновали в уксусе – к пиву.)
      7. И вот уже патриот и плановик академик Глазьев заявляет, что российский экономический курс есть движение к катастрофе. И Кремль мгновенно отрекается от своего сторонника.
      8. Крым сноровисто разворовывается, замороженный конфликт в Донбассе то и дело вспыхивает – этот старый пейзаж дополняет картину общего торжества кремлевской политики.
      9. Ну, а в России процветает неофеодализм, когда государевы люди бесконтрольно и неограниченно распоряжаются всем имуществом вверенного им податного сословия – имея фактическое право взять себе что угодно и сколько угодно; а за жалобы на начальство строго наказывают.
      10. Поэтому русский бизнес играет на понижение курса страны, на опережение катастрофы: кругом всего меньше, денег меньше – значит, задирай цены до потолка, сдирай шкуру, пока кляча еще не сдохла; кто знает, какие законы будут завтра и куда придется бежать…
      Вам не кажется, что скоро грохнет?..
      Господи, хоть бы это подольше не кончалось, как сказал кровельщик, пролетая мимо седьмого этажа. Это не только о них там, в Красном Вигваме на холме. Это о нас обо всех…
      Абсолютно бездарное политически и экономически руководство, разворовавшее и  развалившее богатейшую страну, превратившее во врагов всех соседей – это руководство имеет две характерные особенности. Во-первых, обладая ментальностью и мировоззрением спецслужб, Кремль склонен объяснять свои политические провалы исключительно конспирологическими версиями. Он страдает от нелюбви всего мира, такого злого и бездушного. Во-вторых, нынешний Кремль – это некий Идеальный Потребитель: он тратит все силы и ум, чтобы присвоить и использовать все, до чего может дотянуться. Он бы охотно приватизировал лед Антарктиды и леса Амазонки: пригодятся. А присваивать все, сохраняя необходимую для этого власть, очень трудно. И силы и ум на управление страной расходуются по остаточному принципу.
      Принцип управления такой: дать людям денег и всего настолько мало, что если еще меньше – они взбунтуются. Тогда надо посчитать, что дешевле: добавить народу денег – или оплатить нацгвардию.
Итожим.
      Если раньше торговали родиной вразнос и навынос – выкачивали природные богатства и гнали деньги в забугорные закрома, то сейчас торговля родиной приняла характер капитальной торговли недвижимостью. По факту – за деньги отчуждается в пользу соседнего государства своя территория, вода, воздух, лес, почва.
Кто там что говорил насчет нацпредателей? Я не суд, приговор не выношу, называть что-то преступлением или изменой Родине права не имею. Как хотите, так сами и называйте.
      …Приход Путина на третье-четвертый срок был политической катастрофой. «Выборы» оставили ощущение плевка в душу. Наша туземная пародия на демократию, этот африканский спектакль, унижает страну и вызывает только презрение.
Все, за что бы ни брался дон Рэба, неизменно кончалось провалом. Как военно-политические демарши, так и внутренние реформы.
Сейчас власть принимает меры по подавлению революции, которая еще не наступила. Анти-майдан на запасном пути. Правильно боятся. Вспоминают, как преторианская гвардия убила Калигулу, и вообще. В политике друзей нет: предадут в тот же миг, как убедятся в целесообразности предательства. Друзья-то и опасны. Им всегда дадут цену за твою голову.
Запах бессмысленного и беспощадного щекочет верховные ноздри.
      Срочный уход «лидера», приглашение к переговорам оппозиции, создание совместного переходного правительства, 30-суточная амнистия всем желающим свалить в Ниццы (гарантия неприкосновенности, только сгиньте с глаз), свобода прессы, партий и выборов. Или – Северная Гранд-Корея.
       …И только необходимо помнить, что любые демократические выборы в России через короткое время заканчиваются приходом к власти бандитов и воров. Менталитет такой, или традиции не разорвать, или такова наша коллективная социальная сущность, или Кто-то Наверху нас не любит?..

      Мигранты-террористы заставили бельгийского короля покинуть дворец. Это уже наглядно. Кто-кто в теремочке живет?
      1.Взрывы в Брюсселе были предсказуемы, неизбежны, закономерны. Процесс нарастания исламского терроризма продолжается своим путем. Ибо ни одна из причин предыдущих терактов не только не была устранена – но причины даже не смели назвать. Это противоречило бы агрессивной господствующей идеологии, именуемой политкорректностью.
      Позорная «демонстрация солидарности» глав государств по Парижу после парижских терактов и продемонстрировала гордую и принципиальную импотенцию Запада перед лицом угрозы – уже откровенно смертельной. Мы не примем мер, мы не изменим свою политику, мы не откажемся от наших взглядов – хоть вы всех взорвите! Мы – хорошие.
      Плата кровью слишком нестерпима, чтобы позволять правительствам и журналистам лгать. Пора усвоить, каким образом высокопоставленные уроды обрекают на смерть своих сограждан и соплеменников.
      2.Тихой сапой в последние сорок лет власть на Западе захватило левацкое меньшинство. Это меньшинство, узурпировавшее университеты, СМИ и парламенты, отличается двойственностью мировоззрения. Когда говорят о правах и свободах человека – они страшные либералы-свободолюбцы: личность выше общества и государства, все удовольствия личности есть ее священные ценности, на права личности никто не смеет покуситься. Когда речь заходит об экономике – либерализма как не бывало, они тоталитарные государственники: государство раздевает богатых высокими налогами, и содержит бедных, нищих, безработных, обеспечивая бесплатным жильем и медициной. То есть. Насчет прав личности они заядлые индивидуалисты. А насчет распределения общественного продукта – убежденные социалисты. Вот такая химера. Армия чиновников регулирует все стороны государственной жизни.
      И эти либералы и поборники прав личности категорически отрицают, удушают, воспрещают и клеймят любую точку зрения, отличную от их собственной. К альтернативным идеологиям толерантный западный либерализм абсолютно нетерпим.
      Но для некоторых он делает исключение.
      3.По своему происхождению, генезису, как продолжатели и воспреемники – все нынешние варианты господствующего либерализма, какими бы терминами они ни подчеркивали мелкие различия между собой, восходят к: марксизму, неомарксизму, фрейдомарксизму, троцкизму, маоизму и социализму всех мастей, включая социализм фабианский, революционный, демократический и вплоть до утопизма и анархизма.
      Последователи всех учений подчеркивают, что они за свободу и справедливость, бесконечно уточняя смысл этих слов.
      Но они давно перестали подчеркивать еще одну принципиальную особенность своих взглядов. Так что сегодня большинство либералов даже не подозревает этого нюанса.
      4.Изначально все источники этой идеологии строились на том, что капитализм должен быть уничтожен. Буржуазное государство необходимо разрушить. Ибо оно дегуманизирует человека, превращает его в бездумного и бездуховного потребителя, поощряет эксплуатацию человека человеком и на таковой эксплуатации основано. Гармоничная личность и сознательный труд на благо свободного счастливого человека в буржуазном государстве невозможны.
      Резюме вам известно. Снести до основанья, а затем.
      Но ужас в том, что других-то государств, кроме буржуазных, на Западе нету! Был еще социалистический лагерь, да весь вышел и направился вслед – по тому же буржуазному пути.
      Но. Мы строим новый мир! Свободный и справедливый! А сначала надо разрушить старый. Таков путь к всеобщему счастью.
      Разрушение существующих западных государств – вот что легло в основу нынешнего либерализма. И – этот тезис, эту цель никто не собирался отменять! Она сохраняется по умолчанию. Успешных идиотов из истеблишмента, исповедующих либерализм, стараются не тревожить излишним знанием предмета.
      Это надо знать и помнить.
      5.Но. Яркие и многообещающие революции 1918-20 годов быстро провалились везде, кроме России (СССР). Финляндия, Венгрия, Польша, Германия, Ирландия, Италия, Персия, Турция – или показали мировому социализму фигу, или придушили революционеров. Не удалось штыком загнать человечество к счастью.
      Тогда в возникла в коминтерновских головах – от Дьердя Лукача до Антонио Грамши – чудесная идея. Военной силой мы капитализм победить не сможем – что ж… Победим его на мирном поприще, в его собственном доме. Переубедим людей, разагитируем, перевербуем, перевоспитаем. Пропагандировать коммунисты и социалисты были в 1920-х годах мастера с огромным опытом.
      На чем держится государственный режим? Закон, правительство, полиция. А люди там откуда такие берутся? Их воспитывает и формирует система. Это что? Образование и журналистика. Школы, университеты и общественное мнение, выражаемое через СМИ, определяет взгляды людей.
      А что, в свою очередь, формирует взгляды носителей и распространителей идеологии – профессуры и журналистов? Культура. Традиция. Семья. Газета.
      То есть: несущей конструкцией любого социума, и буржуазного государства в частности, является культура – и ее, стало быть, институты и базовые ценности: семья, патриотизм, трудолюбие, честность, то есть – вся мораль, этика, система общественных отношений.
      Культура есть информационное тело цивилизации.
      Вот это мы и должны разрушить! – сказали новые революционеры, родители неолиберализма. И тогда эксплуататорское государство рухнет.
      6.В 1959 году бездельник и неряха, социопат и гомосексуалист, скандалист и поэт Аллен Гинзберг пообещал обществу: «Мы заберем ваших детей!» И он сдержал слово. Через 9 лет грянула революция бэби-бумеров, снесшая культурные устои общества.
      7.Отсталыми и вредоносными были объявлены: семья, трудолюбие, патриотизм, карьера и все формы приличий, они же запреты: запреты на публичный мат, публичное обсуждение интимных сторон жизни, публичное обнажение и  секс, любой дресс-код, соблюдение опрятности и так далее. Все эти устаревшие условности были насилием над личностью, осуществляемым буржуазией для оглупления и эксплуатации масс.
      А задачей было раскрепостить человека и утвердить его право на счастье. А для счастья нужна свобода. А свобода – это отсутствие любых запретов на любые действия, если они конкретно, явно и прямо не вредят другому. А счастье – это все виды наслаждения личности и исполнение любых ее желаний.
      Секс, наркотики, безделье, любой образ жизни, музыка и балдеж – неотъемлемые права личности на счастье, и ограничениям не подлежат.
      Церковь и государство, которые ограничивают священные права личности на это счастье – реакционны и должны быть реформированы.
      Любое насилие недопустимо. Ни одна личность и ни один государственный институт не смеют, не имеют морального права приказывать личности и ограничивать ее в свободном выборе своего образа жизни и мировоззрения.
      Потому что все люди – братья, все равны, все уже по праву рождения имеют равные права на все блага жизни.
      8.Вот на этот пункт всеобщего равенства во всеобщем братстве обратим особое внимание. Очень скоро он стал означать: слабого возвысь – сильного укороти. Глупому посочувствуй – умного попридержи. Бедному дай – у богатого отними. Ибо в этом великая справедливость. И братство. Только так достижимо счастье для всех.
      9.Но! Есть закавыка. Богатые не захотят добровольно отдавать большую часть своего добра бедным. Властные не хотят делиться властью. Сильные не желают равняться со слабыми.
      То есть. Нам нужна тихая либо шумная, постепенная – но революция! Смена социальной формации. Путем революции в мозгах. Революции идеологической. Но для проведения революции – необходима движущая сила этой революции! А это кто?..
      Пролетариат перестал быть таковым. Капиталисты купили рабочий класс, завалили товарами, превратили в бездумного потребителя и заставили работать, чтобы потреблять дальше. Раб. класс зажирел и перемен уже не хочет. Тем более способные и энергичные могут получить университетское образование и сделать карьеру в правящем классе, ренегаты.
      Крестьянин мелкобуржуазен по своей природе и превратился в фермера-агрария: этот своего, горбом нажитого, не отдаст!
      Кто перевернет этот фарисейский, лицемерный, зажиревший мир? Кому там нечего терять, кроме своих цепей, потерянных пролетарием? Кто недоволен существующим порядком? А те недовольны, кто хотят больше иметь, и считают себя несправедливо обиженными.
      Причем! Не только в грубо материальном смысле иметь – денег и штанов. А больше удовольствия и удовлетворения от жизни в широком смысле слова. Больше прав. Больше уважения. Больше самоутверждения. Больше равенства и счастья.
      Кто у нас обиженные? Страдающие? Угнетенные? Которые поддержат идею о переустройстве мира в свою пользу?
      А все маргиналы. Все лузеры. Все меньшинства.
      10.Все не-христиане ущемлены тем, что в масштабах страны празднуются христианские праздники, а невоцерковленные вроде и ни при чем. Они как-то сбоку от господствующей религии, им общего праздника недодано.
      Все представители нетитульной национальности, а особенно небелой расы, ущемлены тем, что титульные вроде составляют большое братство, а меньшинства остаются на обочине, над ними даже смеются иногда, заслуги их национальности перед страной якобы меньше, хотя ведь отдельные люди талантливы и достойны. А их берут на работу не в первую очередь, и вообще плохо относятся проклятые расисты.
      Все безработные несчастны по факту отсутствия работы, не говоря о материальных лишениях. А ведь капитализм поощряет безработицу, чтобы снизить стоимость рабсилы и сделать работяг сговорчивее.
      Все инвалиды несчастны своим нездоровьем и невозможностью для себя многих занятий.
      Все мигранты, не полностью адаптировавшиеся в обществе, страдают из-за неравенства своей исторической культуры с культурой местной, их как бы считают людьми второго сорта.
      А наши соратницы-феминистки! Почему нет женщин на флоте и в спецназе?! А где пропорциональное присутствие в науке, бизнесе, политике?! Только полное равенство! И пусть боксируют и дергают штангу.
      А также гомосексуалисты и лесбиянки тоже являются социальным меньшинством, дискриминируемым в уважении и правах по принципу сексуальных особенностей.
      Вот все эти меньшинства и есть наша опора – наш новый революционный класс! Опираясь на его нужды и его поддержку, мы переустроим буржуазное общество новым, гармоничным, справедливым образом. Предпочтения любые – а счастье равное!
      11.И еще – обязательно, конечно! – молодежь. Прежде всего студенчество! Потому что молодежь – это всегда нонконформистский, новаторский класс ниспровергателей и переустройщиков. Дети всегда бунтуют против отцов – такова их биологическая, психологическая возрастная сущность. Молодым всегда надо перевернуть мир и создать счастье и справедливость.
      Молодежь энергична! Романтична! Идеалистична! А опыта еще нет, понимание жизни еще не пришло – а гормоны играют и бунтуют! Потребность в действии и отрицании существующего – у молодежи всегда выше, чем способность анализировать и понимать.
      А молодежи чего еще не хватает? Свободы секса. Свободы кайфа. И гражданского равенства со старшими. И уважения к молодежным мнениям.
      А почему в первую очередь – студенчество? А ему больше надо. У него большие амбиции. Оно энергичнее в массе своей, пытливее, идеалистичнее и благороднее.
      12.Взгляните в историю: в первой волне всех революций всегда шли бок о бок романтичная молодежь и городская чернь.
      13. Сытое, процветающее, благополучное общество с испугом и непониманием воззрилось на бунты 1968 года – революции хиппи, цветов и ЛСД. Чего они хотят?!
      Против расизма? Гм, но они правы.
      За инвалидов? Гм, тоже правы, надо делать для них больше.
      За мигрантов? Но мы и так их приглашаем. Действительно, свинство не давать этим бедолагам-труженикам равных прав.
      Женщины? О, как мы их любим!.. Конечно – пусть покомандуют на войне и поборются на ковре… гм, враскоряку, это не художественная гимнастика, но раз хотят…
      Равные гражданские права женскому лону и мужскому анусу?.. Милые, вы с ума сошли. Как – ЛГБТ?.. Если лет двадцать побороться… Мы открыты для дискуссий.
      14.И в считаные годы великая либеральная революция – свершилась! Демократическая система правления была словно для того и создана.
      Все женщины, все цветные, все безработные, все инвалиды, все маргиналы и лузеры всех мастей голосовали за партии, провозгласившие доктрину нового равенства. Равенства, которое уравнивало хромого со скороходом, дебила с гением, а бездельника с трудоголиком.
      А поскольку глупых, слабых и неуспешных всегда подавляющее большинство – то новая власть к концу ХХ века рулила от их имени и держалась их поддержкой.
      И, естественно, правящие партии, всех оттенков либерал-демократии, будучи заинтересованы в сохранении власти – были заинтересованы в сохранении (а еще лучше – преумножении) своего электората. Ленивых, убогих и всевозможных проедателях государственных пособий, которые распределяет правительство.
      15.И эти новые либеральные политики уже не осознают, что действуют по плану, намеченному европейскими неореволюционерами еще в 1920-е годы и основательно проработанному в 1950-е. А план тот состоит в разрушении буржуазного государства и заменой его обществом безвластного равноправия.
      Политик движется по кривой линии истории короткий отрезок – и не видит конечной точки: она лежит за пределами его срока во власти. Его не интересует конечная точка! Он живет ограниченными годами своего правления. И силы его и помыслы устремлены на конкретные слова и дела, которые усилят его позицию сейчас! – а не принесут благо стране через двадцать лет.
      Все западные политики сегодня – не стратеги, а тактики.
      Но трагедия в другом. Их короткие позитивные (или кажущиеся благими) тактики на протяжении времени складываются в губительную, самоубийственную, преступную стратегию.
      Их благие намерения мостят дорогу в Ад – тот самый случай.
      16.Не в том беда, что все западные политики, пришедшие к власти в результате честных демократических выборов – популисты. А в том беда, что они потворствуют деструктивной части населения.
      17.Но главная беда – в том, что политики, сформированные идеологией общества, искренне полагают себя высокоморальными носителями европейских ценностей. И таковыми являются.
      18.А корень той беды – в лукавых, образованных и изощренных неореволюционерах, которые много лет назад заложили основы этих ценностей – так закладывают запал в гранату.
      19.В чем же заключаются эти европейские ценности? В соблюдении прав и свобод личности. Плюс еще одно. В целях равенства всех личностей, ибо они разные по своим способностям и  социальному положению – мы вводим позитивную дискриминацию. Слабые, ущемленные, обделенные – имеют перед лицом закона все преимущества перед сильными, умными и здоровыми.
      20.Для лучшего соблюдения ценностей появились профессиональные правозащитники. И их организации. Они не помогают полиции защищать права граждан – нет, полиция пусть сама. Но они зорко следят, чтобы государство в лице полиции и прочих служб не нарушало права человека. То есть: они за человека против государства в случае противостояния.
       Основная масса правозащитников – одинокие женщины 50+. У них больше времени и меньше отвлекающих факторов. Лидеры их часто – мужчины разного возраста.
      21.Это бы и хорошо. Но. Вот в чем беда. Правонарушения обычно совершают представители именно меньшинств. Бедняки, социальщики, наркоманы, мигранты. А всем меньшинствам надо помогать в первую очередь! В результате – правозащитники разворачивают общественное мнение сочувствовать преступникам, смягчать их участь, помогать им встать на ноги – и порицать проклятую жестокую полицию, использующую силу сверх необходимого и жестоко нарушающую гражданские права задержанных.
      22.Вот мы и подбираемся к сути. Когда несчастный мигрант афромусульманин изнасилует и убьет норвежскую девушку – правозащитники молчат. Но если полицейский при задержании сломает ему челюсть и отобьет яйца – уж тут-то злодею-полицейскому не сдобровать. А на пожизненном заключении в евротюрьме с трехразовым питанием правозащитники проследят, чтобы душ, белье, прогулки – все предоставлялось убийце как положено.
      При этом правозащитники твердо знают, что стоят на страже европейских ценностей. Чем гордятся и не поступятся принципами.
      23.Западные спецслужбы, высокопрофессиональные и экипированные по последнему слову техники, после терактов проявляют порой чудеса расторопности и обезвреживают террористов. Но – после того, как. А террористы все множатся! Из года в год их все больше! И проникают они все глубже! Как же так?..
      И после каждого теракта правительство объявляет: дорогие мусульманские сограждане и сожители! Не волнуйтесь, вам ничего не грозит, никто не стал хуже к вам относиться, все понимают, что вы все ни при чем, это взорвали террористы. А террорист национальности не имеет.
      Может ли ложь быть бесконечной?
      Нет на свете ничего бесконечного. Но не хочется, чтобы ложь исчезла вместе с народом, которому ее впаривают.
      24.Итак! Итак! Любому человеку без «особенностей умственного развития» известно и понятно, что человек не сам по себе, но часть своего народа, группы, окружения. И если черты характера заданы во многом генетически – то личность в целом формируется воспитанием, семьей, школой, друзьями, наставниками, религией, эпохой, страной.
      Почва, на которой произрастает радикал-исламский терроризм – в самом первом и самом общем приближении – это Исламская Умма. И когда после очередного теракта очередное публичное лицо заявляет, что это «не мусульмане и не Ислам» – это… ну, лукавство. Ибо человек, который родился и живет как мусульманин, одевается и питается, молится и испражняется, верит и ведет себя в быту как мусульманин, и умирает с восклицанием «Аллах акбар!» – уничтожая неверных и оставляя весть, что мстит за зло, причиненные неверными мусульманам – он кто?.. Все мусульмане, которые резали безоружных иноверцев – армян, болгар, греков – они были не мусульмане? И султан Османской Империи был не мусульманин?
      Народ и пастырь, которые отрекаются от всякой связи и снимают с себя всякую ответственность за преступления сыновей – дерьмовый народ и дерьмовый пастырь. ( И кстати, вот сейчас я отнюдь не мусульман имею в виду…)
      25.А конкретнее исламские террористы производятся и формируются мусульманской общиной. Ею они подпитываются, внутри нее и благодаря ей они только и могут создавать и реализовывать террористические планы. Здесь их пища и кров, здесь они находят помощь и укрытие, здесь обеспечиваются оружием и транспортом.
      В эпоху Единой Европы – европейскую исламскую общину тоже можно считать в сущности единой. Все мусульмане – братья, это один из устоев Ислама. И это хорошие устои. Плохо, когда они работают против тебя.
      Неужели нужно повторять вслух букварь: народ рождает своих героев и преступников. Знакомо? Вот и Умма рождает своих героев, своих гениев и тружеников; и террористов тоже рождает.
      То есть. Пока в Европе существует огромная – и все увеличивающаяся – мусульманская община, сохраняется воспроизводящая питательная среда для исламских террористов.
      (Примечание для людей с особенностями умственного развития: да, да, отнюдь не только террористов; но террористов тоже.)
      Это – первая объективная причина исламского терроризма в Европе.
      26.А вторая объективная причина – идеологическая. Проповеди радикального исламского фундаментализма в Европе не пресекаются. Есть имамы, которые откровенно проповедуют в мечетях Европы неизбежность халифата на этих землях. И никто в Европе официально, на уровне правительства и власти, не смеет слова сказать против ислама.
      27.Пока существует и ширится исламская община в Европе, безнаказанно и свободно проповедуя захват Европы и насаждение собственных законов и нравов – терроризм в Европе не только не может быть побежден, но и неизбежно будет расти. Ибо террорист есть отнюдь не сам по себе, но функция общины – одна из ее функций; а потому как явление неискореним в принципе.
      28.А вот теперь – о базовой причине терактов. Об европейских ценностях и политкорректности. По пунктам:
      29.Ислам карает смертью нахождение неверного на священной земле Мекки и Медины. Вы все еще хотите договориться с ним о равных правах на вашей собственной земле? А отношение ортодоксального мусульманина к неверным как к низшей расе вам еще непонятно? Вы поганите его святыни – еще неясно?
      30.Ни в одной стране мира, где есть малые или большие азиатские общины, корейские или китайские, никогда не было религиозных, расовых, социальных столкновений. Эти люди легко адаптируются к окружению, трудолюбивы, лояльны и в среднем интеллектуальнее европейцев. Вы все еще с пеной у рта и в мозгу утверждаете, что национальность и раса не имеют значения?
      31.Полиция и спецслужбы затерроризированы не преступниками, а правительством и правозащитниками. Почему полиция не суется в исламские гетто? Потому что удар, нанесенный бросившемуся на тебя агрессивному мерзавцу, обойдется тебе в нервотрепку, судебное разбирательство и возможное понижение по службе. «Применение непропорционального насилия». Дайте полиции право наводить порядок любыми действенными средствами и судите за сопротивление ей. И будет вам порядок и безопасность.
      Власть принимает мигрантов – и душит полицию; и еще хочет, чтобы ее не взрывали.
      32.Упоминание о любом насилии по отношению к преступникам вызывает у политкорректной массы вопль: «Фашизм!» До них еще не дошло, что фашизм – это убежденное и циничное измывательство пришлых преступников над европейским населением, насилие и побои – без всяких признаков раскаяния. Политкорректность плодит фашизм, направленный против нее самой.
      33.Сотни и тысячи мусульман с европейским гражданством ездили воевать в рядах террористов в Сирию – и благополучно возвращались обратно. Вместо того, чтобы быть пристреленными прямо на границе – за терроризм и преступления против человечества. Спецслужбам они обычно известны – почему они на свободе, а не ликвидированы?! Ну так и будут они вас взрывать.
      34.Власти требуют не упоминать в СМИ национальность преступников – «чтоб не провоцировать исламофобию». Кто создает исламофобию – преступники или те, кто их обличает?!
      35.Если мигрант бьет европейца – власть смотрит на это мягко, мигрант ведь ущемлен в правах и несчастен. Если европеец в ответ излупит мигранта – огребет срок по полной, ему еще приплюсуют «преступление на почве расовой ненависти». Хотя мусульмане ненавидят христиан куда сильнее, чем те их – христианам приходится плохо везде, где мусульмане набирают силу; вспомните несчастный Ливан.
      36.Европейская ценность – запрет свободы СМИ для идеологически не согласных.
      Европейская ценность – запрет на самозащиту от мигрантов: ударишь – сядешь. Изнасилование немок в Кельне и других городах при попустительстве полиции и невмешательстве мужчин – это европейская ценность. Пусть бьет и насилует! Но мы его не ударим.
      Европейская ценность – это прием мигрантов: они – обделенное меньшинство, поэтому им мы обязаны все дать в первую очередь.
      Европейская ценность – насаждение чужой культуры без защиты собственной: ведь все люди братья, все культуры равны, а мусульмане – беднее и отсталее нас, поэтому им надо сделать хорошо в первую очередь.
      Европейская ценность – это потакание преступлениям мигрантов: полиция боится обвинений в расизме, пусть лучше грабят и насилуют белых.
      Европейская ценность – это замалчивание и ложь о программах правых партий: прочтите любую – там содержится не более чем призыв к справедливости и здравому смыслу.
      Европейская ценность – это заклеймить фашизмом любое несогласие с политической импотенцией.
      Европейская ценность – это наглое отрицание и запрет упоминать неопровержимые научные факты, противоречащие лживой измышленной идеологии неолибералов.
      Европейские ценности – это отсутствие равного справедливого суда, равного доступа к СМИ, равного распределения социальных благ, равного права на свою культуру на собственной родине (мигранты прибыли со своей родины со своей культурой) – во всех случаях, где интересы мигрантов и коренного населения сталкиваются.
      Европейская ценность – это продолжение приема мигрантов, потому что они будут голосовать за левые партии, дающие им все блага – а в конечном счете способствуют разрушению буржуазного государства. О чем и думали с самого начала отцы-основатели идеологии политкорректности.
      37.Вот у вас есть под крышей гнездо не то с пчелами, не то с осами. Они там живут по своим законам: одни нектар собирают, другие за личинками ухаживают, третьи соты строят, четвертые дом охраняют. У охранников свой агрессивный инстинкт – жалить чужих. Охранник может отлететь подальше, по чужого ужалит все равно – инстинкт, да у некоторых гипертрофированный. А матка продолжает откладывать яйца, и территорию медосбора и охраны надо расширять.
      А вы такой любитель природы: укрываете гнездо от дождя и подкармливаете сахарком.
      И осы-охранники уже залетают в окна и жалят вас прямо в комнате.
      Вы можете ловить и давить их по одной. Но их будет становиться только больше. А можете выкинуть подальше все гнездо. И пусть они живут отдельно от вас.
      38.ЭПИЛОГ. Да, выход есть, но политкорректным он очень не нравится.
      Никакого приема всех желающих – правительство определяет жесткую квоту, нужную государству, и парламент утверждает ее.
      Никакой мультикультурности – жесткая ассимиляция или депортация.
      Депортация за любое преступление или неповиновение полиции.
      Смертная казнь за убийство и изнасилование.
      Никакого воссоединения семей – каждый впускается в индивидуальном порядке.
      Все замеченные в причастности к терроризму, в контактах с террористами, в речах и призывах, направленных на национальную и религиозную рознь и несоблюдение законов – сажаются или депортируются.
      Предоставление жилья, пособий, работы – во вторую очередь после коренного населения.
      А также:
      Отмена любых форм «позитивной дискриминации», прекращение государственного содержания бездельников, способных работать, но отказывающихся от «неподходящих» работ, прекращение материального поощрения разрушения семьи (когда люди живут порознь из выгоды в налогах и пособиях)… Но это уже отдельный разговор.
      И для справки – предупреждая замечания, что это все бельгийские граждане. Есть доминантная групповая самоидентификация – а есть вторичная. Так вот: мусульмане – это их доминантная групповая самоидентификация. А подданные Бельгии – вторичная. А могли бы стать гражданами Дании или Швеции, или Германии – уж кто где раньше и лучше устроился, без разницы. Немцами или шведами от этого еще не становятся. Так что не позволяйте пудрить себе мозги справкой с печатью: гражданство сегодня – это момент протокольный, бюрократический, оно строй души не определяет, ценности Ислама оставались для них прежними.

26 февраля 2016

Про уродов и людей

      Утро началось со звонков журналистов: якобы Рыковцева (такой не знаю) и якобы Петровская (знаю) расписали, как я по телефону издевался над Лией Ахеджаковой, выдавая себя за Тину Канделаки и агентство «Апостол». С моей трубки некий мужик, а позднее некая баба тролили Ахеджакову, вымогая подпись в поддержку Кадырова и сначала суля деньги, а после грозя. Но добрые души вывели злоумышленника на чистую воду! И сетовой народ уже негодует.
      Я не читаю дурно пахнущих желтый сочинений, и отвечаю как журналистам, так и сетевому народу – сразу и по существу:
      1.Официальная детализация звонков с моего телефона на 14.00 26 февраля подтверждает, что звонков к Ахеджаковой с этого номера не было.
      2.Я не имею чести быть лично знакомым с блестящей актрисой и чистой души человеком Лией Меджидовной Ахеджаковой, и номера ее телефонов узнал только сегодня на «Эхе Москвы» — для справки.
      3.Запустившие этот нелепый слух уроды не привели никакой причины – зачем я мог бы придумать нечто подобное? Ума не приложу.
      4.Я понятия не имею, связаны ли как-нибудь Канделаки и «Апостол» со сбором подписей в поддержку патриота России Рамзана Кадырова месяц назад – но почему вообще они упоминаются в сфабрикованных слухах?
      5.Зачем дня три назад мне позвонил неизвестный молодой человек и спросил Тину Канделаки к телефону? После чего фейк и был вброшен? Мой номер давно известен в редакциях, на ТВ и пр. – это рабочий телефон. Но что за странное построение: это не Тина, это Веллер выдавал себя за Тину.
      6.Рамзан Кадыров – вполне крупная политическая фигура, чтобы иметь свою пресс-службу – которой и подобает заниматься пиар-акциями типа сбора подписей в поддержку. Поскольку месяц назад звонили за подписью и мне, о чем я сказал на «Эхе» — что, решили закрыть мелкую погрешность и замкнуть двух «отказантов» — Ахеджакову и Веллера – друг на друга? Типа они промеж собой хулиганили?
      7.Я не контрразведка и не пиарщик – пусть они где-то там под ковром сами разбираются, кто собирал подписи, а кто потом отбеливал лицо.
      8.Но изумляет реакция некоторых взрослых людей, которые готовы подхватить на веру любую нелепицу, бред в виде сплетни, и вдувать в эту форму свое убеждение во всеобщей грязи как основе бытия человеческого.

30 ноября 2015

Вслед яркому свету

          Фильмы Эльдара Рязанова любимы столь широко, они так увлекательны и красочны, юмор их так открыт – что их растворенная в зрелище гениальность еще долго будет открываться критикам и знатокам.

          Нет в кинематографе метафоры России более мощной, чем финал «Вокзала для двоих»: бескрайняя снежная пустыня, и лагерь с проволокой и вышками на холме, озаряемый встающим солнцем, и мажорные, жизнеутверждающие аккорды, извлекаемые замученным зеком, и доброе щербатое лицо начальника лагеря, украшенное улыбкой веры в лучшее – что зек вернется в лагерь вовремя и оправдает доверие, – и голос любимой женщины: «Ты посмотри, красота-то какая!».

          Он был истинный гений – сократовского замеса: гениальность свою не выпячивая и на нее не намекая – эдакий доступный и насмешливый простак. «Берегись автомобиля» явилось комедией для всех – и философской трагедией для немногих. Битва добра со злом была не просто обречена – но превратилась в пародию нашей жизни, где понарошку все – кроме воровства и лагерного срока; и еще – любви. Комедия на сцене и трагедия под текстом – это тот идеал, о котором и мечтал Чехов.

2405844

          Он был титан и добрый, он жил вкусно, он творил на вершине, которую неизвестно еще кто и когда в России достигнет; и достигнет ли.

10 сентября 2015

Хоронить заказывали?

         Ну что, еще не верится, что это конец?
         1.Болезненное неравнодушие русских к мигрантскому нашествию в Европу есть наглядное свидетельство нашей европейской самоидентификации. Мы можем клясть Европу, поправлять и презирать – можем завидовать и страдать, не умея вписаться в ее процветание. Но она прочно существует в нашем подсознании как благополучный альтернативный мир – дающий веру и надежду, что лучшая жизнь реальна, есть к чему тянуться; теоретически есть куда сбежать на хорошую жизнь. Это мир белых христиан, у нас с ним одно представление о жизни и человеческих отношениях.
         У нас одна литература, одна живопись и музыка, одна философия и наука, один технический прогресс, моды, каноны красоты и представления о добре и зле. И даже буквы, и даже обряды свадеб и похорон. Один Бог.
         Мы – единое культурно-идеологическое пространство. А противоречия – так европейские страны гораздо больше воевали между собой, нежели Россия с любыми из них.
         Речь сегодня о нашествии на НАШ мир.
         2.Оптимисты полагают, что старушка-Европа прокашляется и переварит, видала и не такое: в конце концов, беженцев не так много на 500-то миллионов процветающего европейского населения. И – да: прокормить сегодняшнее количество – не проблема. Это – взгляд честного или злонамеренного идиота.
         Огромность и нерешаемая сложность проблемы мигрантов – отнюдь не в сегодняшней толпе.
Мигранты – это армия вторжения. Ее авангард

         Это – АРМИЯ ВТОРЖЕНИЯ. Ее авангард.
         Они едут сюда не перевариваться – отнюдь! – они едут сюда переваривать Европу. Желудочный сок уже впрыснут в обреченное тело.
         Последний этап заката Европы наступает вот сейчас – на наших глазах. А социальные процессы развиваются по экспоненте. Пик процветания цивилизации сменяется крахом с удивительной скоростью – историки знают.
         Причина не в мигрантах. А в сгнившем мозге Европы.
         3.Чтобы понять происходящее – необходимо взглянуть на ближайшие истоки. А это – культурная революция битничества, 50-е годы США. Кучка гомосексуалистов и наркоманов с асоциальными взглядами и творческими наклонностями сформулировали этику и эстетику контркультуры. Три культовые фигуры – Алек Гинзберг, Уильям Берроуз, Джек Керуак. Грязный секс, грязный мат, грязные фантазии, грязные лузеры-бездельники, и будь проклято это общество, в котором я  несчастен.
          (В этом обществе – все возможности процветания: но эти люди с больной психикой, с вывихнутыми мозгами, видят единственный способ утвердить себя, молодых и пришедших: нагадить всем на головы и обвинить в своей душевной неполноценности.)
         Но! Жизнь – движение, это изменения! А традиционные эстетика и идеология культуры были в кризисе, уперлись в исчерпанность, величие и совершенство были уже достигнуты в прошлом – а дальше-то что? А ведь искусство – это сотворение нового! И каждое юное поколение требует – нового!
         Мы изменим ваше общество – мы разрушим его.
         4.Великая революция хиппи 1968 года в США и Франции канонизировала контркультуру. Хрен ли только искусство!.. Долой культуру буржуазную! То-есть: долой карьеру и вообще честную работу, долой патриотизм (война во Вьетнаме надоела), долой лицемерную семью с ее верностью и изменами, долой богачей-кровососов и социальное неравенство. И главное – долой любые запреты делать все, что человеку хочется и доставляет удовольствие. Будет братство и счастье.
         Курить траву, трахаться и играть на саксофоне. Ничего не делать: буддизм!
         Плесень пресыщенной цивилизации пошла в рост.
         5.В 1962 году чернокожий Джеймс Мередит был зачислен в Миссисипский университет при личном участии президента Кеннеди. Несколько тысяч солдат и национальных гвардейцев охраняли маршрут его первого прихода на занятия; в возникших беспорядках двое было убито и четыре сотни ранено. В 1965 возникли «Черные пантеры» с их радикальным черно-расистским крылом. В 1967 был застрелен Мартин Лютер Кинг.
         И лишь в 70-е годы ХХ века права белых и черных американцев были реально уравнены. Борцы за справедливость победили.
         Но. Если процесс пошел – его уже не остановить. Давай дальше!
         6.Здесь не место давать характеристику Фракфуртской философской школе и излагать суть взглядов Хоркхаймера, Адорно и других ее столпов. Пытаясь суммировать общий итог: за десятилетия неустанной деятельности видных мыслителей – университетская профессура и молодежь Запада прониклась левыми социалистическими взглядами «неореволюционизма».
         Разрушение буржуазного государства с его институтами и моралью – философски обосновывалось и морально приветствовалось! А поскольку в обществе потребления не стало пролетариата с его прогрессивной сущностью –движущей силой революции является продвинутая молодежь и маргиналы.
         Мы прекратим буржуйскую эксплуатацию человека человеком и устроим справедливое братское общежитие свободных людей. Мораль отцов лицемерная, их культура ханжеская, их законы душат человека – а ведь превыше всего законное природное право человека на удовольствие. Удовольствие – это и есть счастье и смысл истории.

Началось вымирание. Без войн, эпидемия и голода. А просто рожать неохота

         7. И в 1971 году выходит эпохальная книга, библия политической философии – «Теория справедливости» Джона Ролза. Практическим следствием этого многостраничного труда было практическое внедрение в мозги и в практику второй части второго принципа справедливости по Ролзу. А именно: перераспределение ценностей в государстве должно производится в пользу малоимущих путем отчуждения у многоимущих. Грубо говоря (никому не падать и не ругаться матом!): от каждого по способностям – каждому по потребностям. Ну, в реальных и разумных пределах. Вот такой вульгарно-коммунистический тезис, которым нам плешь проедали на уроках обществоведения в советской средней школе. Но здесь он был подан в обрамлении массы ученых аргументов и рассуждений.
         Вы понимаете: социальные отношения должны быть как в семье, где сильный и богатый заботится о слабых и не зарабатывающих детях, или больных братьях, и так далее. Не требуя отдачи – а из любви и человечности.
         И интеллектуалы Запада зауважали себя за понимание этих взглядов и практическое их применение. Свято веря: это истина, умная и хорошая.
         8.Дармоеды и паразиты всех мастей взвыли от счастья. Удовлетворение их потребностей за счет работяг получило не только силу закона – но силу моральной максимы! Бесплатные: квартира, образовние, медицина, продуктовые талоны, гуманитарная одежда – и денежное пособие на карманные расходы! А на хрена работать? Принудительный труд – мерзкая отрыжка тоталитаризма.
         Ты пашешь? Ну и плати налоги, сволочь! А я заслуживаю помощи.
         Психологию личности, а в общем и психологию социальную Теория справедливости Ролза учитывать не желала. Блаженная маниловщина оказалась выполнима в эпоху чрезвычайно эффективного производства и перепроизводства.
         Работяги приходили в бешенство от необходимости содержать наглых паразитов. Им объясняли, что это закон, а они должны быть добрее и человечнее; стыдно-с, господа труженики! это ведь ваши братья сосут ваши соки.
         9.И вот в 1969, на волне расовых и молодежных волнений, на волне культурно-морально-идеологической революции Запада, нью-йоркские гомосексуалисты подрались в своем баре с полицейскими. И очень быстро оформили себя как маргиналов, угнетенных, меньшинство по принципу сексуальной ориентации. То есть: объект сочувствия для людей передовых взглядов. Даешь борьбу за равенство!
         Гомосексуалистов били в истории много, но только та драка случилась в назревший исторический момент. Содом и Гоморра пообещали Господу, что так ему это с рук не сойдет!
         Движение гомосексуалистов, поданное как борьба угнетенного меньшинства за свои права, совершенно вписалось в контркультуру, антибуржуазную контрмораль, борьбу за права личности на все удовольствия и помощь угнетенным как принцип справедливости. Для апологетов «нового мышления» отношение к гомосексуалистам стало лакмусовой бумажкой: ты за свободу и права человека – или нет?!
         При этом. В 70-е годы голубые боролись за право не служить в армии. В 2000-е – наоборот, за право служить. В 70-е боролись вообще против брака. Потом – добились узаконивания однополых браков. Главное – они добились, что сначала Американская ассоциация психиатров, а затем и Всемирное общество здравоохранения, после долгих прений и голосований, минимальным перевесом голосов исключили гомосексуализм из перечня психических патологий и признали «вариантом нормы».
         10. Агрессивный феминизм борется против любой дискриминации женщин: за право служить в армии, делать карьеру, пропорционально представительствовать в руководящих органах и поднимать штангу.
         Пропагандируется образ самостоятельной женщины, рожающей одного ребенка к сорока годам. Движение «чайлд-фри» утверждает модель полноценной жизни вообще без детей.
         11. Брак уже вообще необязателен, это буржуазная клетка для свободных людей! Мы живем кто с кем хочет и пока хочет – именно это нравственно.
         Начинается распад семьи, растет число внебрачных детей: скоро в Скандинавии их будет уже больше половины.
         Внебрачное сожительство матери-одиночки с отцом своих детей экономически выгоднее для обоих, особенно если один или оба они безработные. Такова государственная система пособий, налогов и льгот. Фактически: государство материально поощряет распад семьи.
         12. И вообще – жизнь стала богаче и легче, удовольствий больше, охота пожить и для себя. Два ребенка в семье становятся нормой, а часто и один.
         Рождаемость резко падает! Европейские народа уже не воспроизводят себя – их численность сокращается.
         НАЧАЛОСЬ ВЫМИРАНИЕ. Без войн, эпидемия и голода. А просто рожать неохота. (В последний раз так было при упадке и конце Римской Империи.)
         ВЫМОРОЧНАЯ КУЛЬТУРА. Вот к чему мы пришли. Со всеми нашими равенствами, свободами, ценностями и принципами.
         13. И параллельно! параллельно! со всеми этими видами равенства! и не просто – а «преимущественного» равенства! шло политическое покаяние.
         Ибо иные, меньшие, слабые, бедные, угнетенные – по справедливости имели право на братскую помощь и любовь сильных, а особенно раньше их угнетавших. И вчерашние колонизатора стали рвать на себе волосы и наперебой пытаться сделать хорошее для бывших колонизированных. И стали принимать их к себе, селить, давать гражданство и обеспечивать всем. И запрещалось вспомнить, что двести лет назад неграмотные дикари кушали друг друга и продавали белым в рабство, что и делали бы поныне, если б не проклятые колонизаторы…
         Каких-то тридцать лет – и милые обитатели Африки и прочих Пакистанов с Алжирами превратили районы и целые города в помойки и слезать с халявы не собираются, терроризируя забредшее по глупости «коренное население».
         Но! Им необходимо помогать – это же наши братья, обделенные судьбой!

«Мультикультурализм» и «ксенофобия» – изобретение безграмотных идиотов, накачавшихся благими намерениями

         14.Ошибочек здесь две.
         Первая наиболее обстоятельно показана в книге Ричарда Линна «Эволюция. Раса. Интеллект». Книга изобилует ужасными статистическими таблицами. С ужасными данными. Если средний IQ европейца, белого то бишь – 100, то. Китай, Япония, Южная Корея – 105. Африканцы – 70, арабы и афроамериканцы – 85. Цифры усредненные, в книге все подробно разделено по странам, возрастными и социальным группам, с комментариями и оговорками.
         После такой книги автора следует судить по статье «фашизм, расизм, обман». Но горе в другом. Эти многочисленные статистические выкладки – никем никогда не опровергались. Их нельзя читать! Их нельзя упоминать! Каждый, кто помянет – тоже фашист! А вот данные не опровергнуты…
Заметьте: автор – белый. Китайцы-корейцы-японцы у него умнее белых. И – они нигде не вызывают социальных волнений. Пашут. Не бунтуют. Нормальные люди.
         …На уровне больших чисел – по «теории справедливости» более умные будут отдавать что-то менее умным. Всегда.
         Про трудовую мотивацию и этику некоторых этнических меньшинств, их психологию трудового отношения – мы вообще молчим.
         15. Ошибочка вторая.
         В экстазе благостного самообмана толерантные социологи решили идентифицировать людей политкорректно – исключительно по гражданству. В государстве все равны? – раз в Америке все американцы, то в Англии все англичане, во Франции все французы.
Но. Человек идентифицируется по целому ряду аспектов: пол, возраст, профессия, доход, место жительства, национальность, религия, цвет кожи, страна проживания. И. «Гражданин Великобритании» – это подданство. Гражданство как юридическое понятие. А «англичанин» – это принадлежность к народу: его языку, культуре, истории, растворенность в нем, идентификация себя как его порождения и части. Традиции, обычаи и привычки – это твое, единственно родное. Гражданств можно иметь хоть пять – за деньги и связи. А народ у тебя один.
          «Доминантная самоидентификация» – ввел я такое понятие. Это когда «наши йоркширские парни», взорвавшие лондонское метро, были не ваши! Они – имели гражданство вашей страны. Но были – сначала мусульмане, потом пакистанцы, и уже только потом граждане Великобритании. Пакистанские мусульмане взорвали поганых неверных, среди которых жили. А не хрен было пускать их жить и считать «своими». Дураков и в алтаре бьют.
         Ислам провозглашает единство всех мусульман – противопоставляя «неверным». Отношение ислама к неверным гибко и при нужде позволяет все.
         Ты можешь млеть от своего благородства, полагая исламского мигранта бедным своим братом. (И млеют!..) Но его братья – мусульмане, а к отношениям с тобой он  снисходит для своей пользы.
         16. В самогипнозе своих политических фантазий американцы и вообще Запад решили, что демократия – это самое лучшее политическое устройство общества. И их долг – помочь всем достичь счастья и изобилия, что возможно лишь через построение демократии.
         Умный умный, а дурак, сказал майор Пронин.
         Как нет единого лучшего лекарства от всех болезней, единой лучшей еды для жирных и дистрофиков, лучшего дома для тропиков и тундры – так нет и не может быть одного лучшего политического устройства для всех народов во все времена и при всех условиях. Разные формы демократии, аристократии и авторитаризма могут быть оптимальными для разных условий.
         Попытка внедрить западную модель демократии в России отлично способствовала ее повальному и небывалому разворовыванию.
         Попытка внедрить демократию в тоталитарных государствах Ближнего и Среднего Востока – логично и неизбежно привела к кровавой анархии. Большее зло. Ибо. Только сильный и жестокий правитель мог держать племена и народы своей страны в мире и повиновении. Только вооруженную руку признают над собой разнородные образования, которым европейцы по линейке нарезали границы государств после разрушения Османской империи и деколонизации.
         Как бифштекс может убить дистрофика, как атмосферное давление может убить водолаза – так демократия может убить народ, стоящий на родоплеменном уровне и обладающий родоплеменным сознанием.
         Ну и побежали. Тем более приглашали в Европу.
         17. Демократия в Европе отчетливо загнила с момента, когда в 1979 году венгерская проститутка и «порноактриса» – со скандальным торжеством избиралась в итальянский парламент, бравируя своей профессией (и осталась в итальянской политике на четверть века).

Мигрант гадит на голову хозяину ровно в той степени, в какой хозяин ему позволяет

         18. Достоинство Европы отчетливо отсутствует с 2002 года, когда палестинские террористы захватили Храм Рождества Христова, взяв монахов в заложники. Много дней шли переговоры, тема кощунства не поднималась, ни один из террористов не пострадал – отпустили и даже приютили в Европе. Представим себе зеркальную ситуацию – христианские террористы захватили мечеть в Мекке. Сколько христианских погромов учинили бы в ответ мусульмане по всему миру?
         19. Инстинкт самосохранения отказал Европе, когда отменили смертную казнь даже для самых страшных убийц – жизнь убийцам заранее гарантирована, что бы они ни творили.
         20. Воля к победе оставила Европу со времени, когда горстка террористов смеет выставлять требования государству – шантажируя его жизнью заложников. Вместо угрозы уничтожения в ответ всех партнеров, друзей, родных и близких террористов, что всегда – всегда в истории! – гарантировало нужный результат, государство позорно виляет хвостом и выговаривает условия, отпуская из тюрем уже захваченных ранее убийц (которых следовало пристрелить сразу).
         Вместо того, чтобы топить «сомалийских пиратов» на месте – один ручной пулемет на судно – Запад болтает и отвозит их в «евротюрьмы», если кого удастся поймать; а так платит выкуп.
         Вместо того, чтобы расстреливать при первой возможности всех террористов – членов ИГИЛ, и вышвыривать из страны всех, кого спецслужбы подозревают в терроризме – интеллектуалы рассуждают, как вернуть наших граждан в общество.
         21. Разум оставил Европу, когда после взрывов в лондонском метро королева Елизавета выступила с обещанием, что «террористам не удастся заставить нас отказаться от наших ценностей». Под «ценностями» следует понимать готовность и впредь принимать, брать на содержание и оберегать исламских мигрантов, презирающим англичан и цинично ими пользующимся.
         Зато мигранты уже требуют от  христиан отказаться от их ценностей: не праздновать Рождество, не продавать спиртное и свинину, не ходить в купальниках по пляжу и не загорать в парках – и злобно требуют!
         22. «Мультикультурализм» и «ксенофобия» – изобретение безграмотных идиотов, накачавшихся благими намерениями. Эти понятия в принципе отвергают социум как систему – и человека как органическую составляющую в единстве социума. Это – упорное намерение атомизировать и разобщить социум, где связи между людьми елейно сводятся к взаимной любви и взаимопомощи. Это отрицание социального организма и попытка заменить его гибридом. Сложить существо из головы льва, ног оленя, туловища слона и павлиньего хвоста. Химера.
         Но. Социум – это людская система, где каждый знает, чего ожидать от другого; где правила общежития едины, едины традиции и привычки. Общежитие – это единое представление о праздниках и буднях, императивах и табу, кухне и досуге, одежде и юморе: это единая среда обитания, где человека не поджидают неприятные и непонятные неожиданности.
         Человек есть одно целое с окружающей средой – материальной и информационной, биологической и социальной.
         Социум – это культурное единство. Никак иначе.
         Инокультурные группы, позиционированные как равноправные – неизбежно стремятся изменить страну согласно своим взглядам – или плюнуть на нее и просто пользоваться благами.
         Спаянные религиозным братством и круговой порукой этнические общины часто терроризируют «цивилизованное» христианское большинство, которое их приютило.
         Чужой – это стрессовый фактор, он напрягает: надо быть настороже, чтоб никто никого не обидел, не заступил красную черту: ваши с ним представления о вежливости и трусости, доброте и слабости, допустимом и недопустимом – часто разные.
         Твой народ, с которым ты един, освоил и защитил эту землю и живет здесь по своим правилам. И когда мигрант, не имея отношения к твоей истории, не разделяя взглядов и правил твоего народа, утверждает свое житье в твоей стране по чужим ей правилам – при этом объявляя себя таким же полноправным хозяином, как ты – это разрушает социальную сущность народа, противоречит социальному инстинкту каждого его члена.
         Любая же агрессия мигранта к аборигену воспринимается как агрессия чуждого этноса к твоему родному – на твоей же земле! А поведения ряда народов, исповедующих ислам, крайне агрессивно и конфликтно.
         22. Старый вопрос: нужна ли терпимость по отношению к тому, кто нетерпим к тебе? И пользуется тобой до времени?
         Большинство мусульман совершенно всерьез относятся к мысли о грядущем создании Всемирного Халифата.
         Уже в ряде европейских городов – вплоть до миллионного Бирмингема – мусульманских школьников больше, чем коренных. Еще десять-пятнадцать лет – и исламское большинство создаст зоны шариата.
         И это будет расплата!
         Они вам покажут гей-парады, оскорбляющие их чувства! Вы у них поскачете впереди собственных задниц! Радуйтесь, если дома ночью под одеялом живы будете.
         Они вам покажут феминизм, чайлд-фри и в шортах на улице! Юбка до земли, замуж – и молчать, пока мужчина не спросил!
         Они вам покажут рокеров в спущенных штанах! Вот тут обрежут – действительно больше ничего не вырастет!
         Они вам покажут свободный секс, быстрый и защищенный! Выбор будет – забить камнями или продать в  бордель.
         У Аллаха нет меньшинств и большинств – все живут по заветам Его, открытым нам Пророком (да святится имя Его!) – или вообще жить не должны!
         А пока – мы живем в ваших домах и едим ваш хлеб: работайте на нас, неверные.
         23. Они едут в Европу – после них остаются загаженные площади и разгромленные поезда: их кормили и везли бесплатно.

«Европейские ценности» приканчивают Европу. Они подобны передозу морфия

         Большинство – крепкие молодые мужчины. Их число можно умножать на десять. Они получат вид на жительство, выпишут к себе родителей и братьев, женятся и нарожают детей.
         Вот так возрождается старая песня: «Дрожите, дряхлые кости!» (Кстати – дядя Ясира Арафата, муфтий Иерусалима, держал на стене Гитлера и был принят Гиммлером в канцелярии СС.)
         24. Мигрант гадит на голову хозяину ровно в той степени, в какой хозяин ему позволяет. Сегодня толерантный европеец боится сделать замечание мигранту, боится хоть как-то задеть гостя-иноверца – ну так сам виноват, что становится презираем и терроризируем.
         Не мигранты прикончат Европу.
          «ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ» ПРИКАНЧИВАЮТ ЕВРОПУ. Они подобны передозу морфия, когда избыток кайфа ввергает организм в сладостный сон смерти.
         25. Выход не только в жестком соблюдении квоты и запрете нелегальной миграции. Только жесткая ассимиляция приезжих может сохранить наш мир. Терпимость приемлема, лишь пока приезжие не замещают тебя.
         26. Прием десяти миллионов европейцев-христиан как беженцев – вообще не был бы проблемой для нынешней Европы, но лишь вопросом бытовым и временным.
         Европейские политики со смесью благоглупости и лицемерия не желают признавать, что проблема – именно в чужой и агрессивной идетничности.
         Прометей поздоровел и подобрел настолько, что решил кормить своей печенью всех стервятников, и они с удовольствием ждут, на сколько им хватит всего тела.
         27. Когда самозащита называется фашизмом – значит, у власти волки в овечьих шкурах. Их речи овечьи – а зубы смерти все ближе.
         Фашизм сменился удивительной формой анти-фашизма. Если фашизм стремился к уничтожению других народов – то современный анти-фашизм стремится к уничтожению своего народа, в том числе и с помощью чужих. Если фашизм решал свои задачи оружием и кровью – то современный анти-фашизм (нео-антифашизм) решает свои задачи лаской и шоколадом. Но результат достигается убойный! Эффективность метода восхитила бы отцов фашизма! Мягко и неукоснительно подавляя сопротивление вплоть до любого инакомыслия, нео-антифашизм проводит геноцид собственного народа – объясняя народу, что в этом его счастье и свобода. Народ исчезает физически – под гимн свободе и правам человека. Создатель Ордена иезуитов умер бы от зависти.
         28. То есть. Дело не в засилье мигрантов – но в самовнушенном бессилии Европы. Сил до фига – а духа, воли, страсти – нету.
         Завоевавшая господство контркультура – лишь опережающее отражение распада цивилизации (так было во все времена).
         Сегодняшний распад морали – это идейный распад цивилизации, за которым быстро и неотвратимо следует распад реальный, политико-экономический (и так тоже было во все времена).
         И когда Европа заставляет себя, заставляет свои народы, всячески подавляя их инстинкт самосохранения, где он еще есть, самозамещаться мигрантами – прощая им хамство, агрессивность, наглость, не смея задеть их взращенное самолюбие, предпочитая их интересы интересам собственных граждан – не по паспорту граждан, а по жизни, культуре, судьбе – это все лишь овеществление зова смерти; тяги к самоуничтожению.
         Разрушение культуры, разрушение морали, разрушение семьи, поощрение паразитов, уравнивание извращений с нормой, абсолютизация личного благополучия и удовольствия превыше всего – и как результат физическое вымирание – в этом всем мусульмане вообще и мусульманские мигранты в частности повинны не были нисколько.
         29. Кто твердо вознамерился сдохнуть – тому ничем не поможешь.
         Мы любим и ценим не нынешних импотентных европейских уродов – но их великих предков, создавших самую прекрасную, мощную и величественную цивилизацию в истории человечества.
         Ближайшие годы предъявят окончательный результат: сдохнет Европа со своим изуродованным представлением о мире, который она называет «европейскими ценностями», и станет исламской – или еще найдет в себе силы послать этот бред подальше.
         А пока – мусульманские беженцы едут ее приканчивать.

         В истории новой России есть только одна собственная дата: 21 августа 1991 года. Жаждущий свободы народ сломал хребет совково-номенклатурному динозавру. Счастливые объятия. И горестное недоумение четверть века спустя: как же гады захватили власть и деньги?..
         Элементарно, Ватсон. Вот озверевший народ штурмует замок злого барона. Налоги, унижения, запреты и поборы достали всех. Крестьяне и дворяне, трубадуры и купцы – бок о бок крушат стены. А в первых рядах – идеалисты, мечтающие о всеобщем счастье, и авантюристы-головорезы, любящие драться и грабить. Победа! – все обнимаются.
         После чего эта метла, объединенная ненавистью к сгнившей власти и выметшая ее – вновь распадается на отдельные прутики, каждый со своим интересом. Крестьяне пашут, купцы торгуют, трубадуры поют – всеобщая свобода. А разбойников, это острие революционного террора, еще и вешают, не снисходя к прошлому геройству.
         Ну, коли всеобщая свобода, дворяне предъявляют народу развесистую клюкву и захватывают власть, о чем изначально мечтали. Купцы сговариваются и скупают все задарма, а продают наконец-то втридорога. Воинов подкармливают и улещают, дабы защищали завоевания новой власти и нового капитала от посягательств черни. Трубадурам прикручивают воздух: пусть поют что надо. А крестьян и ремесленников выжимают досуха пуще прежнего – раньше хоть были злые баронские законы, а сейчас просто право сильного.
         Меняются только костюмы и декорации – сценарий всегда остается прежним. Это архетип восстания-переворота. 1991 год не есть исключение.
         Работяга хотел жить как американский рабочий, колхозник – как американский фермер, врач – работать и получать как западный врач, писатели и журналисты хотели свободы слова и ненавидели цензуру, все хотели работать рационально и по уму и зарабатывать достойно, по труду. И все хотели свободно ездить по миру.
         А номенклатура всех родов, совэлита, хотела стать реальными миллионерами, полновластными собственниками: а с деньгами и связями власть останется у них. И они всячески поддерживали кипящий народ в его благородных устремлениях.
         Ну – перевернули.
         Полезные идиоты «младореформаторы», люди продвинутые и поверхностно образованные, абсолютизировали свободный рынок как икону и панацею от всех бед. Не заморачиваясь тем, что «свободный рынок» существует только под охраной дееспособного государства, под зонтиком его неукоснительно исполняемых законов.
         Ребята решили, что создание класса крупных собственников есть краеугольный камень процесса. Магнаты ради своих прибылей озаботятся передовыми технологиями, снижением себестоимости продукции – и повышением зарплаты наемных работников, дабы создать и расширять свой рынок сбыта. А совесть, справедливость и прочие мелехлюндии – это интеллигентская болтовня: дело делать надо, страну поднимать!
         Психологию и социологию они не знали и не собирались. Что закон, мораль и совесть – это триединая шкала настройки социума, его структуры – принуждение, общественное мнение и внутренний камертон – им было не понять. А совесть – это инстинкт группового выживания, спроецированный на уровень подсознания личности. А справедливость – это инстинктивное представление о таком устройстве социума, которое в сумме наиболее полезно наибольшему числу его членов, и в результате – ему в целом.
         Ну, а механистический подход к экономическому подъему государства – неизбежно дал схватки крысиных королей, и все сильные ограбили всех слабых, переходя к защите своих интересов и подавлению любого недовольства.
         Когда все перемешивается в кашу и возникает позиция общего старта – кому в результате достанутся деньги и власть? Тому, кто больше всех их хотел и добивался. Самым жадным, властолюбивым, сильным и эгоистичным, не гнушающимся никакими средствами. Ну, так и вышло. Чего кому непонятно?
         Повторите старую сентенцию: никогда не начинай дела, конец которого находится не в твоих руках.
         То есть. Если ты идешь свергать (менять) власть – ты обязан иметь ясный, логичный, последовательный и реалистичный план переустройства государства. От начала и до конца. Учитывающий все основные моменты.
         Потом, по мере реализации, план всегда приходится корректировать. Но для начала его необходимо иметь.
         Идиотизм русского «непредрешенчества»: «Вот добьемся свободных и честных выборов в Учредительное собрание – там лучшие люди соберутся и тогда решат, как жить стране» – этот мягкомозглый идиотизм стоил белым проигрыша Гражданской войны со всеми последующими событиями. Если у тебя – лично тебя – нет ясного плана действий и убежденности в их правильности и необходимости – ты не политик, а типичный околополитический краснобай. Если ты не готов брать на себя ответственность за исполнение своих планов – не лезь в политику, не загаживай людям мозги.
         И. Самые благие реформы всегда отдавят кому-то ноги. Смотри только, чтоб это были чьи надо ноги, а не вечных крайних, слабых и честных. И чтоб ног этих было поменьше.
         Политик, отказывающийся решать самые жесткие вопросы назревшей ситуации – симулякр, конечно. Жалкий отход безвременья.
         Так почему американцы сумели избежать наших бед, написав свою конституцию раз и навсегда? – Пятьсот лет политических традиций. Поголовно вооруженный народ. Жесткая протестантская этика работяг – и общение с Создателем напрямую, без посредников. И привычка отвечать за себя самому: пролетел – жаловаться не на кого, сумей себя защитить. А также – представления о чести, совести, справедливости и счастье, на которое каждый имеет право.
         Младореформаторы, в силу избирательной мозговой недоразвитости, попытались взять американскую экономическую теорию – забыв об американской государственности, идеологии и этике. То есть человеку купили белье и фрак – но забыли научить не жрать руками с общего блюда и не хватать прилюдно за выпуклости всех симпатичных баб. Получите вашу шоковую терапию.
         В 1991 году народ, проживший рабством тысячу лет, по привычке – по натуре? по традиции? – доверился тем, кто собственною волей поставил себя над ним. Сверху? – значит, право имеет. В эйфории забыв простую вещь: кто сверху – тот обязательно окажется у тебя на шее.
         А чего? Оружия нет, привычки к самоуправлению нет, а доверие – оно облегчает жизнь. А «500 дней» Явлинского торпедировали жадные и властные наверху, блюдя личные интересы.
         Обсудили покрой хомута, сшили его и накинули на шею народу – кулуарно, наверху, серьезные люди, изменники и казнокрады.
         …Видимо, если где-то когда-то какой-то народ меняет власть – он должен образовать сугубо выборный снизу контрольный орган из своих ребят, которых хорошо знает по жизни и им доверяет реально. И этот контрольный орган – хоть комиссариатом назови – должен обеспечивать полную гласность политики. И опираться он должен не на закон о СМИ – какие законы в период реформ?.. – а на силу вооруженного народа. Иначе ничего не действует. И каждый желающий должен иметь возможность ознакомиться с любым решением и проектом. И полная прозрачность и отчитываемость политики может быть достигнута только  неотвратимой силовой угрозой со стороны народа.
         Мы нарушили завет старой пословицы – не дай купить себя, парень, и не дай себя продать. Мы дали себя купить и дали себя продать.
         Мы нарушили куда более родной нам завет лагерный: не верь, не бойся, не проси. Мы поверили, мы стали просить, а потом стали бояться.
         Что бы ни случилось – никому нельзя верить, все надо делать самим, и никого не винить, кроме себя. Где ты не нашел способ контролировать ситуацию – там тебе не на что рассчитывать.

         Если сравнить русскую советскую литературу, творившую в тисках жестокой цензуры – с литературой русской эмигрантской, свободной как птица (некормленая), созданная для полета: то неравновесность, неравнозначность их очевидна, и отнюдь не в пользу свободы…
         Сила и власть, пусть грубая и наглая, обладает магнетической притягательностью реального миротворчества, и манит к себе не только жадных и расчетливых, но также мозги и таланты. О, отнюдь не всегда свободолюбивые мыслители и художники на ее стороне – но чаще питаются со стола, соизмеряя голос с командой ее фанфар; и фига в кармане постепенно и незаметно разжимается, и вот уже борец за справедливость стал придворным пиитом.
         У пчелок с бабочками совершенно то же самое. Та самая психическая энергия, которая возбуждает очаги в мозгу и является движителем ума и  творчества – та самая жажда жизни ведет и тащит людей в стан и фарватер власти. И пока власть не обдрябла, не разложилась, вконец не дегенерировала – среди ее сторонников куда больше умных и сильных людей, нежели среди прекраснодушных ее  ниспровергателей.
         Причем. Они могут быть глуповаты и малообразованны по отдельности – но в массе обладают твердым корпоративным разумом и социальным чутьем. Что позволяет принимать решения, верные с точки зрения самосохранения корпорации.
         М-да. Правда вообще часто цинична.
         И журналистско-оппозиционное сообщество бьется (или делает вид, что бьется?) над неразрешимым вопросом: почему же власть так нагло и тупо нигде не зарегистрировала для выборов ПАРНАС и т.д.? Ну, было бы в областных собраниях по паре-тройке оппозиционных голосов, так что ж плохого? коли власть так сильна и монолитна со своими 89% всенародного одобрямса? Ведь наоборот – лишь видимость демократии была бы?
         Итак.
         Первое.
         Организм обладает иммунной системой. Ее функция – давить микробов. Миллион – дави миллион, один – дави одного. Дело в принципе, в назначении. И правильно! Этот один размножится в геометрической прогрессии – и сожрет весь организм. У них это быстро, у микробов. Лучшее лечение болезни – профилактика, верно? Задавить одного микроба – это и есть профилактика. Поэтому иммунные спецорганы социальной системы обязаны давить каждого преступника, злоумышленника, ниспровергателя. Также оппозиционера, если он приравнен к нацпредателю. Чужие здесь не ходят. Надпись на заборе – еще не гарантия; медам          Конституция, к вам это тоже относится!
         Второе.
         Единое слово правды весь мир перевесит, пообещал классик. И этой метафоре нельзя вовсе отказать в смысле.
         Потому что врать трудно. Это – искусство и наука. Нужно создать правдоподобную конструкцию и правдоподобно реагировать на все информационные вызовы. И тут затесавшийся во дворец паршивый золотушный мальчик одним словом рушит праздничную церемонию, брякнув про голого короля. В колыбели давить таких мальчиков.
         Вот в Псковском собрании один депутат Шлосберг такой романтичный правдолюбец. А шуму и неудобство из-за него – не оберешься. Будто в Пскове и нет никого, кроме Шлосберга и десантников. Или Петербургский ЗАКС – Милонов, Вишневский и Мариинский дворец.
         Теперь представим себе, что в каждом областном собрании будет сидеть по одному депутату от ЯБЛОКА или ПАРНАСА. И неумолчно вещать правду, как объевшаяся белены Валаамова ослица, заболевшая недержанием речи. И этой своей на хрен никому не нужной правдой обгаживать трудолюбивым единороссам всю малину, выращенную с таким трудом и за такие деньги.
         Третье.
Критиковать легче, чем защищать свои ошибки. Особенно когда есть что критиковать – и нечего защищать, кроме сугубо личных достижений в валютном эквиваленте. Один критик с депутатской неприкосновенностью способен опорочить работу всей областной администрации! И на следующих выборах, таким-то макаром, ошпаренный его вредоносной правдой народ побежит голосовать за его товарищей. За что облизбиркомам наше отдельное большое человеческое спасибо.
         А так пока все ничего. Жужжит, не летает, в Думу не попадает – что это? Это бесшумный летающий российский попадатель в Думу.
         Все это и называется частным случаем объективной социологии. Личные глупости избиркомов и их начальства непринципиальны. И вполне даже провластные политтехнологи умны и логичны. Просто их логика иногда не каждому по плечу, некоторым и по иное место, для думанья природой не предусмотренное.
         Благородные же доны, большого ума мужчины и дамы, посовещались и решили, что происшедшее плохо поддается рациональному объяснению.
         Четвертое. А вот это уже общеизвестно. Крышку с котла сносит не тогда, когда гайки закручивают. А тогда, когда приотпускают. И нечего доказывать, злоумышленники, что вы понятие имеете и гайки надо откручивать через одну.
         Привет стрелочнику от  паровоза.

         Все хорошие, когда спят зубами к стенке. Трагедия – это испытание героя на прочность в полном диапазоне вплоть до разрушения. В экстремальной ситуации кризиса человек являет свою сущность. Искушаемый успехом и угрожаемый гибелью, он с естественным бесстыдством обнажает устои своего внутреннего мира – и демонстрирует ценники на своих ценностях.
         Сегодня разворовывающие страну навынос казнокрады истерично клянутся в любви к Родине. Воры кричат о борьбе с коррупцией. Уничтожающие науку и культуру администраторы декларируют величие России. Ложь, изрекаемая бандитами, утверждается как критерий истины. А называние черного белым, а белого черным давно перестало быть вопросом истины либо психического расстройства, но есть лишь индикатор лояльности режиму. Какому? Любому. Тому, который господствует в настоящий миг.
         О, с какой чарующей легкостью эти профессиональные лизоблюды и спиногрызы вытрут ноги о свалившийся режим и вылижут все места режиму новому. Это профессионалы, они предают в тот самый миг, как это становится выгодно и безопасно. Их национальный интерес – личная плавучесть.
         Под национальными интересами в сегодняшней риторике обозначается единственно воссоединение с Крымом и закрепление российского режима в Донбассе. Это в стране с самой большой территорией в мире, каковую территорию уже сегодня некому содержать в хозяйствовании и обрабатывать. Подъем науки и культуры, медицины и образования, строительство дорог и создание технологий, уход от постыдной, туземной сырьевой «экономики» к экономике производства продвинутой продукции посредством мозгов и рук – словно и не является «национальным интересом». А потому что враги не мешают. Ничего – скоро враги начнут сыпать битое стекло в наше масло и песок в наши машины; знаем, проходили.
         В постсоветской России не было, нет и не предвидится никакого конкретного плана «вставания с колен» — чего, сколько, где и когда будем строить. Будет всем во всем счастье и к черту интимные подробности. А! Сколково! Сколько украли? Чего конкретно создали?
         Рост российского правящего класса полностью соответствует максиме Талейрана: «Для обогащения не требуется иметь ум, для обогащения требуется не иметь совести».
         Занимать первое место в мире по числу брошенных детей – и запретить иностранцам усыновлять больных детей из российских детдомов: это ли не образец высокой православной духовности? Но самим пихать на проклятый Запад своих чад всеми способами. И плакать, если тебя не пустят туда отдохнуть или полечиться. Вы полагаете этот сброд людьми?
         Количество убийств, самоубийств, продажных судей и сломленных уезжантов, равная шкала налога для миллиардеров и нищих врачей, прогиб церкви под власть и силовиков под наркомафию – это просто пир духа!
         Захлебываясь от самовосхваления и восторженно умиляясь своим добродетелям, мы не ведаем ни благодарности, ни уважения к странам ближним и дальним; мы отказываем в храбрости и мужестве врагам – и обвиняем в неблагодарности и неправильном образе мыслей скоротечных друзей. В мире есть две точки зрения: российская – и неправильная. Наша духовность есть гарант нашей правоты.
         Проповедуя русскую духовность, забывают пропорцию коктейля: один Толстой на сто миллионов жллл… э-э… традиционных духоносцев. Русской духовностью в ассортименте можно снаряжать химические снаряды. Эффект отложенный, но неуклонный: двести лет – и враг побежит с этого места во все стороны.
         Но что поразительно: ораторы-патриоты отлично знают про наш спецназ в Симферопольском парламенте, про отряд Стрелкова в Славянске и далее в Донецке, про то, что где нет «вооруженных шахтеров и трактористов» — там нет войны, террора и гуманитарной катастрофы, про оружие и «отпускников» — и продолжают взволнованно кричать о «фашистской киевской хунте», кровавых карателях и  подлом Западе, который только и ждал повода, чтоб показать всю силу своей нелюбви к нам.
         Они прекрасно понимают, что война – это верный и лучший способ сплотить массу вокруг власти и лидера. Что властный режим – единственный институт, выигравший и окрепший от русско-украинской эпопеи.
         Глупые сомкнулись с подлыми и, отвернувшись от внутренних проблем и противоречий, кричат о борьбе русского мира против окруживших его поганых полчищ. И стыд им глаза не ест.
         Но ужас в том, что долго длящаяся война разворачивает народную ненависть с внешнего врага на внутреннюю власть. Где нет победы – там власть виновата во всем. И летят короны вместе с головами, и кресла вместе с чреслами.
         И победить не получается, и отступить нельзя, и продолжать смерти подобно. Вот гениальная политика! Спаси нас Господи… И отгоните призрак гигантской Северной Кореи.
         …Самое страшное чтение в России – это история Смутного времени. Встают за страницами люди бесконечно подлые и эгоистичные, жестокие и неблагодарные, лживые и беспамятные. Эпоха Ивана Грозного сформировала тип характерный: все сволочи, все кровопийцы, любой тебя завтра по цареву приказу зарежет со всей семьей – ну так умри ты сегодня, а я завтра. Издох кровавый дракон – и взошли драконовы зубы, и зажили своей жизнью.
         И сегодня я слышу за речами пламенных истериков, кричащих о ненависти Запада к первой в мире стране социализма…что, не тот век? – а, к православной России! – я слышу грозное эхо родной истории: «Смерть троцкистско-бухаринским извергам! Смерть собакам! Ликвидировать кулачество как класс! Повесить попов, расстрелять заложников, переколоть офицеров, выслать старорежимных интеллигентов!..»
         Искренне – это орут фанатичные оболваненные толпы. Все несчастье их жизни изливается на указанного врага. А главари террора – начинают с террора мысли и слова. Категории совести, справедливости, правды – для них не существуют. Они искренне полагают их атрибутами наивного детства, смешными и лишними. Вообще они милые и разумные люди. Но. Смысл правды им непонятен. Подачу информацию они понимают только как средство борьбы за свои интересы. Ложь – законный прием в борьбе, и только.
         Инакомыслие уже есть умысел на государственное преступление. Не сметь возражать царю ни в чем! Это пошло у нас еще от Дмитрия Донского…
         …Хороший человек – это, по мнению людскому, человек добрый, честный, справедливый, открытый, щедрый, бескорыстный, простой и благородный наконец человек. Который лишний кусок отдаст камраду, а на труд и опасность пойдет первым.
         Полюбуйтесь на красотищу, композиционно сгруппированную вокруг вертикали власти. Ну разве не прелесть эти сказки? Да мы лучше всех в мире! Гадство в том, что от нас уезжают к ним, поганцам; а от них к нам – не хочут, гнилые уроды.
         Иногда мне хочется быть марсианином.
         Улететь к черту и наблюдать все в подзорную трубу.

11 июня 2015

20 лет свободы

         Новые поколения уже не знают шутки хрущевской эпохи: Что такое культпросвет? – Это просвет между двумя культами.
         Просвет был широким. Есть что вспомнить. Свобода началась году в девяностом – и ведь с оговорками и эксцессами продлилась года до тринадцатого. С расстрелом парламента, с подтасованными выборами, с убийствами журналистов – но все-таки в атмосфере наличествовал кислород для дыхания. Подышали? В загородку!
         Я не говорю, что это была эпоха всеобщего счастья. Кому как. Но время неубитых надежд – было. Была вера в варианты развития, в возможность перспектив. Перспектив духовности в резиновых сапогах никто не чаял.
         Господь испытал Россию заоблачными ценами на нефть и газ, дабы убедилась – ей ничто не поможет. Если пятое зеркало подряд показывает кривую рожу – искать надо не новый гарнитур, а новую рожу. Или хоть массажиста и пластического хирурга. Басни о духовности – компенсаторный самообман криворукого с вывихом мозга.
         В тысячелетней истории России не было свободы – нечего и привыкать. Скандинавские ярлы поставили славянам и финно-уграм крышу. Потом все легли под монголов и величали хана царем. Лишь в Смутное время пришел царь просвещенный и добрый: облегчил участь холопов и вернул из ссылок бояр, уменьшал налоги и расширял права Думы, снял всем ограничения на передвижения внутри страны и за границу; аж европейцы удивлялись такой свободе и гуманизму. Через год его убили, а к имени Дмитрий прибавили частицу «Лже-»: не наш был человек. Свобода Февральской революции через полгода сменилась террором Октябрьского переворота. Так что мы с вами, товарищи, дышали вольным воздухом дольше, чем все предшествующие поколения вместе взятые на просторах Родины, век от века менявшей свои размеры.
         Политическая самоорганизация народа определяется национальным характером, ментальностью, традициями. Сто лет назад эта истина не подвергалась сомнениям. И что?.. Как только США несут демократию народам с феодальной психологией – там государства мгновенно разваливаются и ввергаются в гражданскую войну. Авторитаризм есть необходимое условие их существования.
         Наследники Великой Орды, мы возмечтали о счастье европейской демократии. Что внакладку на характер народа мгновенно привело к режиму воровскому и продажному в степени, удивительной даже для нас. Каких-то двадцать лет – и все стало на свои места. Практика – критерий истины. Не по словам, но по делам судимы будем.
         Культ не в Кремле. Культ в коллективном бессознательном.
         По отдельности мы умные и хорошие люди. Индивидуальные качества, умственные и духовные, у нас нормальные. А вот коллективный разум и коллективная душа – это вопрос другой. Вопрос объективной социологии. Вопрос системный. Если собрать тысячу умных в толпу – не факт, что толпа не окажется дурой. Тысяча святых, собранных вместе, могут такого наворотить, что жуткие грешники от зависти почернеют. Таким образом, у нас редкий талант устраивать себе государство столь милое, что потом выпучиваем глаза, кряхтим и воздух выпускаем с тонким жалобным звуком.
         Черепашка с огромным трудом взбирается на дерево, ползет по ветке и падает вниз. Мучительно переворачивается на ноги и в который раз лезет вверх. Сидящая на дереве птица оборачивается к другой: «Не пора ли сказать нашему ребенку, что он приемный?»
         Пропорции ума и подлости, благородства и глупости, трудолюбия и наивности, лени и покладистости в масштабе больших чисел не позволяют нам как стасорокамиллионному народу сложиться в справедливое демократическое государство. Уехав в другую страну – любой из нас способен адаптироваться в ту систему. А вот создать самим такую же – шалишь.
         А потому 20 лет свободы и надежд надо рассматривать как подарок Истории. Впереди у нас – временные успехи и трудности на пути к последнему падению с дерева. Как жаль тех, кого здесь не было с нами в эти лихие и славные годы – когда в туманном грядущем воображение рисовало берег обетованный.
         Хоть пожили. Хлебнули, вкусили, спели. Вот ведь зараза, опять не получилось.

         Итак, окончился Год Культуры, с чем можно поздравить наконец друг друга скорее, нежели с наступлением Года Литературы. Своеобычие русской культуры явило себя миру во всей мощи. О  грядущей литературе страшно подумать. Поистине когда я слышу слово культура, моя рука тянется не то к дверному засову, не то к чемодану, не то к выключателю телевизора.
         Закрытие на ремонт главной новогодней скрепы российского народа – Спасской башни с курантами – выглядит зловещим предзнаменованием. Вот тебе, бабушка, и Новый год. Вместо кремлевского звона гражданам предоставят еще один симулякр в предварительной записи.
         От таких знаков судьбы древние греки с римлянами вздрагивали и пытались умилостивить рок принесением жертв. С жертвами у нас все в порядке.
         Но власть вздрагивает. И эта дрожь расшатывает страну.
         Вот Кадыров торжественно и во всеуслышание заверил, что чеченские силовики готовы выполнить любой приказ президента. Любой – это какой? А что – уже пора быть готовым? К чему – ко всему? Такое заявление равносильно признанию: в любой момент мы можем экстренно понадобиться, и уж тут не подкачаем. Прекрасная характеристика внутриполитической ситуации.
         Необыкновенно показательно понижение цен на водку. Задобрить массы! Выпьют – расслабятся. Партия заботится о нуждах народа! Со времен Владимира Крестителя выпивка есть главная духовная скрепа народа – это его Ода к радости!
         И тут же заработает новый налог на недвижимость. И квартировладельцы станут платить 3-5 тысяч рублей в месяц – 40-60 тысяч рублей в год – за самые что ни на есть скромные квартиры. Пенсионеры и прочие малоимущие (бОльшая половина страны) уже в восторге.
         Условно-реальный приговор братьям Навальным срочно воткнули в канун праздника – чтоб сбить готовившийся митинг 15 января. Ибо в свете наших великих побед любые народные сборища могут принять непредсказуемый характер. Непредсказуемый – значит предсказуемый в скверном для власти направлении. Майдан – это страшнее Эбола, ИГ и ЕГ вместе взятых.
         А враг государства, согласно новой военной доктрине – любой, кто ему не нравится.
         А многомиллиардную сумму Сечину-Роснефти дать было необходимо, хотя это вызвало паническое обрушение рубля.
         …И несчастный Донбасс, стряхиваемый с московской шеи. Маленькая победоносная война по мере утери победоносности меняет свой эффект на обратный: вместо укрепления власти расшатывает социум и провоцирует революционную ситуацию; есть такой закон истории. Великая авантюра по единению русского мира в силу неумности и аморальности единителей обернулась его разбеганием.
         Как справедливо заметил американец (кто ж еще) Марк Твен, самое страшное – это ревматизм и пляска Святого Витта одновременно. Страдания власти нетрудно себе вообразить. Нелегко плыть галере в концентрированной серной кислоте. Следует пожалеть. И пожелать, чтоб недолго мучилась.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире