vladimir_abramov

Владимир Абрамов

24 февраля 2014

F
24 февраля 2014

О демографии

Лежу на чужой жене,
потолок прилипает к ж*пе,
но мы не ропщем — делаем коммунистов,
назло буржуазной Европе!

В. Маякоский

Проблемы демографии не раз обсуждались нашим президентом и общественностью. Каждый раз, когда я слышу «демография», то вижу, что за этим ничего, кроме слов не стоит. Наивно полагать, что, увеличив рождаемость, можно решить эту проблему. Недостаточно просто произносить как мантру «демография-рождаемость». Должна быть идея, демографическая политика, рассчитанная хотя бы не менее, чем на 25 лет (поколение).

Мы, руководство страны должны понимать чего хотим добиться через условные 20 лет. Будут ли это спортивные успехи, или развитое сельское хозяйство, или тяжелая промышленность и ВПК, а может быть, равномерное заселение нашей огромной территории. Если сегодня мы четко и внятно не сформулируем нашу демографическую политику, то за нас ее сформулируют китайцы.

Понимая цели и задачи, необходимо выстраивать систему распределения целевых дотаций из бюджета на развитие определенных территорий и отраслей, нужно уделять большее или меньшее внимание соответствующим образовательным учреждениям, как начальным, так средним, специальным и высшим. Не хочу, чтобы моя страна производила никому не нужных сейчас и неквалифицированных «менеджеров» и продавцов, и хочу, чтобы у нас была Демографическая Политика, результатом которой стал бы качественно иной состав населения. А для этого, как уже сказано было выше, нам нужно понимание перспектив и целей развития России, хотя бы на ближайшие 20 лет, а лучше на 100.

И еще немного о демографии в свете проблем миграции. Собственно, миграционная политика — это тоже вопрос демографии. Мы должны отдавать себе отчет, каким образом мы собираемся встраивать мигрантов в наши планы. Выходит, что мы заявляем о недопущении увеличения потока мигрантов, а на деле квоты на них растут с каждым годом. Тогда уж объявите честно, что это и есть наша официальная политика — натурализовать мигрантов и ассимилировать их. Но нет, этого мы не услышим и я догадываюсь почему.

Владимир Абрамов

Отцеборец.

Во-первых, хотелось бы принести соболезнования всем жертвам и свидетелям этой трагедии. Не буду сейчас никого осуждать и обсуждать. Пока суд не вынес решение, для нас, для всех это трагедия, а не преступление.

Для меня нет сомнений в том, что мальчик, который расстрелял учителя и полицейских тоже жертва (ведь он сломал себе жизнь, а ему только 16 лет).

Дело, конечно же не в том, что у школьника был доступ к оружию (в наше время оружие висело на стенах в свободном доступе) и не в том, что он шел на золотую медаль, а ему поставили «4» по географии. Дело, как бы банально это не прозвучало, в воспитании. Причем, в первую очередь я имею в виду воспитание родителей. И здесь я использую, к сожалению забытое ныне, слово – просвещение. Мы так увлеклись образованием, сдачей ЕГЭ, оценками, что забыли о главном. Не случайно В царской России и в Советском Союзе существовали министерство и наркомат просвещения соответственно. Такие министерства существовали и существуют во многих западных странах.

Наши будущие родители уже научились планировать, рожать и кормить ребенка, но далеко не все понимают к чему надо готовить своих детей.

Если за стеной родители бьют ребенка – это их право, их выбор, если дети в классе употребляют наркотики и курят – это тоже их выбор? Для тех кто не собирается жить и растить детей в нашей стране – да. Для меня – нет.

Говоря о просвещении, не в последнюю очередь я имею в виду педагогов, внеклассную работу с учениками, которая может помочь избежать подобных трагедий.

Еще раз скажу о детском омбудсмене. Заниматься подобными случаями – его прямая юрисдикция. За такие происшествия надо снимать уполномоченных по делам ребенка, но это всего лишь мое мнение.

 

Владимир Абрамов,

Отцеборец.

10 февраля 2014

По поводу алиментов

В своем первом посте, я писал о том, что вопрос об алиментах является одним из главных, в правовом регулировании семейных конфликтов.

Сформулирую три ключевых тезиса, которые, на мой взгляд, наиболее полно характеризуют рассматриваемый нами вопрос и остановлюсь подробно на каждом из них.

  1. Сумма выплачиваемых алиментов должна быть привязка не к доходу плательщика, а к потребительской корзине региона и возрасту ребенка. Совершенно очевидно, что у 3-х летнего ребенка из Тамбовской глубинки и у 15 летнего подростка из Краснодарского края они очень сильно отличаются друг от друга.
  2. Возможность контролировать расходы на ребенка. Я убежден, что причины невыплаты алиментов, в большинстве случаев, кроются в том, что отцы не могут контролировать и проверять как расходуются их деньги. А ведь алименты – это целевой бюджет, который, как и государственный должен подвергаться тщательному контролю, а получатель также должен отчитывать по его целевому использованию, плательщик, соответственно, иметь право проверить это отчет.  В этой ситуации роль детского омбудсмена должна стать решающей и бескомпромиссной. Именно он, обладая всеми необходимыми правами, опытом и авторитетом, должен быть гарантом того, что плательщик может в любое время дня и ночи проверить «исполнение бюджета».
  3. Третий тезис вытекает из постулата о том, что  у ребенка есть неотъемлемое правом иметь обоих родителей, и папу, и маму.  И задача государства заключается в том, что это право должно быть поставлено превыше любых других прав в семье. Родители, которые живут вне брака и собираются завести детей, должны, в равной степени, понимать и принимать на себя ответственность за будущее ребенка. Как отец, который понимает, что с момента рождения, ребенок находится на его попечении, так и мать, которая должна отдавать себе отчет от кого она рожает и с какой целью. Понятно, что в законном браке вопрос таким образом стоять не может. Получив свидетельство и штамп в паспорте, супруги берут на себя обязательства по воспитанию и содержанию своих будущих детей. Но родители вне брака должны нести полную обоюдную ответственность за решение завести ребенка.  Если, например, мать вопреки желанию отца, путем обмана беременеет, то она должна понимать, что никаких прав, ни моральных, ни материальных на поддержку отца она не будет иметь. Будущая мать должна понять, что рожая ребенка «для себя», она лишает его права номер 1 – иметь обоих родителей. 

 

В очередной раз, блуждая по необъятным просторам Интернета, наткнулся на «новость» о том, что докторская диссертация Павла Астахова – возможный плагиат. Я не готов оценить ее научную значимость и тем более выносить вердикт на предмет ее аутентичности. Но, сам факт постановки вопроса, вернул меня к мысли о том, что нам необходим реальный эффективный институт омбудсмена. Я уверен, что, если бы уполномоченный по правам ребенка действительно болел своим делом, всем было бы глубоко наплевать на то, какова его диссертация, и существует ли она вообще.Надо создавать социальный институт. Недостаточно одного человека, который будет периодически выносить на суд общественности резонансные дела. Омбудсмен должен заниматься детьми каждый день, принимать участие в каждом случае. Именно поэтому такой уполномоченный должен быть на каждом уровне, начиная от небольшого поселка, заканчивая федеральным округом. У него должен быть свой штат. Возникает закономерный вопрос – а где же все это взять, опять выделять бюджет? Коррупция неизбежна. Но ведь у нас есть прекрасный опыт работы с детьми в советское время – детская комната милиции. Да, сейчас у многих подобное словосочетание вызывает тревогу и недоверие. Но в этом же и заключается решение. На базе этих детских комнат милиции, как организационной, кадровой структуры, можно выстроить институт во главе с выборным омбудсменом. Все не так сложно, как может показаться.Большинство инициатив нашего нынешнего уполномоченного по правам ребенка, к сожалению – мыльные пузыри. Будь то единовременная денежная выплата за счет республиканского бюджета замещающим семьям или уроки здоровья в Республике Алтай. И это не его вина, вернее — не только его. Невозможно одному справится со всеми проблемами, тем более, если для тебя это не основной вид деятельности. 

 

Много лет занимаюсь проблемами семьи, отцовства и детей. В очередной раз, листая газеты, наткнулся на статью, в которой Павел Астахов Ольга Баталина рассказывают о том, что оказывается, сейчас в Госдуме, в комитете по вопросам семьи, женщин и детей обсуждаются поправки в семейное законодательство. Я понимаю, что в названии комитета нет слова «отцов» и поэтому их мнение никого не интересует и не учитывается. 

Одно не понятно – почему в очередной раз, обсуждая общественно значимый, ключевой закон, который коснется в итоге каждого гражданина нашей необъятной страны, мы наступаем на одни и те же грабли. Почему никто не интересуется мнением людей, которые будут жить по этому закону, который должен обсуждаться все народно, если не выносится на референдум. Я готов согласиться с тем, что всех, конечно, не спросишь, но хотя бы экспертное сообщество могли поставить в известность! 

У нас, ведь, много проблемных зон в семейном кодексе – не только сироты. Например, проблема алиментов, сумма которых, на мой взгляд, должна зависеть не от размера заработка родителя, а от стоимости потребительской корзины в данной местности и возраста ребенка. Плательщик алиментов должен иметь право в любое время потребовать и получить исчерпывающий отчет о расходовании этих средств на ребенка. 

Органы опеки и омбудсмен по правам ребенка – это отдельная тема для грустного разговора. По поводу квалификации представителей той самой опеки сказано и написано много, не буду повторяться. А вот что касается «детского» омбудсмена, то он должен быть человеком избираемым (а значит подотчетным) и обладать юридическим-педагогическим образованием, как минимум.  Причем такой омбудсмен должен существовать на каждом уровне власти: регион-район-поселение.

По поводу закона Магнитского я уже отвечал в некоторых своих интервью, что это полный бред. Иностранцев не нужно пугать запретом, их нужно держать рамках российского правосудия, как бы странно это не прозвучало для многих. Нормативные акты соответствующего города, штата, провинции, земли, в которых будет жить наш ребенок должны отвечать требованиям нашего обновленного законодательства. Наш омбудсмен должен иметь право в любой момент приехать в усыновившую семью и проверить, как живет ребенок.

И по поводу сирот. Первое – их не должно быть. Это аксиома. Исходим из этого. Предложений много, начиная с того, что можно на первом этапе хотя бы разыскать родственников ребенка, оставшегося сиротой, заинтересовать их хотя бы материально на первом этапе, прежде чем в семье сложатся свои отношения и т.д. Все это я готов обсуждать  и предлагать, поверьте, опыт есть, опыт большой, в том числе и личный.

 

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире