vesnin_a

Арсений Веснин

19 июня 2017

F

Про газ, которыми травили в Петербурге задержанных на Марсовом поле уже все знают. А вот другая история:

Людей пытали в 28 отделении полиции на улице Марата. Всего там сидели пятеро. Двое в итоге больнице. Их поместили в камеру с температурой 8-10 градусов. Без одеял, без всего. Им угрожали: «я тебя сейчас застрелю, урод». Не кормили. Дали матрасы, которые пахли мочей.

Из-за недостатка еды один человек уехал в больницу из-за обострения язвы. Причём обычных задержанных кормили, еду не давали только «политическим».
Второй человек — инвалид, у него есть удостоверение. Из-за холода у него началась пневмония. Он сейчас под капельницей, только что с ним разговаривал. Первый день он провёл под конвоем. И в больнице он будет до 26 июня минимум.

Людей запугали. Они просят не называть свои фамилии. Сказали, что если свяжутся с правозащитниками, им будет ещё хуже.
Фото камеры:
2770262

P.s. Человек который сейчас в больнице с воспалением лёгких жалуется на то, что врачи Мариинский больницы держали его под конвоем в коридоре.
Разговаривал с ним, он под капельницей лежал.

Оригинал

Дикая история из Фрунзенского районного суда со слов очевидцев:

Туда доставили женщину с дочкой, как говорят свидетели, из какого-то кавказского региона.

Их задержали на Марсовом поле абсолютно случайно, к митингу они не имели никакого отношения. Это поняла даже судья. И мать отпустила. А дочке дала 10! суток.

В итоге мать потребовала, чтобы ее тоже арестовали, чтобы сидеть вместе с дочкой. И наш суд уже после вынесения решения взял и поменял его! И посадил и мать тоже.

Да здравствует наш суд, самый гуманный суд в мире!

Оригинал

В Дагестане проходит самая масштабная забастовка дальнобойщиков. По словам участников, в ней принимают участие 2 тысячи фур. Они стоят в 20 км. к югу от Махачкалы.

Сегодня водители решили устроить автопробег по федеральным трассам. Их заблокировали вооруженные огнестрельным оружием войска Росгвардии.

По словам участников, ситуация крайне напряжённая.

2710178

2710180

2710182

2710184

2710186

Студенты петербургского электротехнического университета сегодня прислали аудиозапись. На ней слышно, как Ассистент кафедры информационной безопасности государственного электротехнического университета Ренат Халиуллин рассказывал первокурсникам о том, что Навальный получает деньги в «обкоме Вашингтона». Также он говорит, что сравнивать нашу жизнь надо с Северной Кореей, а за хождения на митинги можно и уголовку получить. В вузе, надо сказать, сочли это совершенно нормальным.

А здесь и расшифровка:

«Я бы сказал (неразб.): рекомендую на провокации не поддаваться никакие. И скажу так: вести себя достаточно (просто). Вы все понимаете, что (неразб.) среди населения были срежиссированы господином Навальным. Знаете, да, такого товарища? Я вам так хочу сказать: он не преследует никаких целей сделать Россию лучше. Это человек, который, скажем так, отрабатывает деньги вашингтонского обкома. Понимаете, да? Это человек, который, грубо говоря, на задании у американского посольства. Ну, ему нет смысла делать Россию лучше, понимаете, да? Если бы у него был такой смысл, да? Если бы он действительно хотел сделать нашу страну лучше, он бы что сделал? Он бы предложил какие-то альтернативные варианты, да?

Вы понимаете, человек, который хочет сделать лучше, он вместе с критикой предлагает какие-то действия, да? То есть критика должна быть конструктивная. Понятно, да? Критикуя — предлагай, предлагая — действуй. А он только критикует, ну, скажем так, вбрасывает в (СМИ), понимаете, да? Ну, только критика, да? Потому что там он скандалит там… э-э-э… разоблачения там, желтизны и прочего — кроме этого он ничего не делает. Понимаете, да? Если бы он хотел сделать что-нибудь действительно конструктивное, да? Там… сделать там… (неразб.) программу действий там… Понимаете, да? Если политик хочет заниматься политикой, да? А не пиаром там, популизм, он какую-то там программу составляет действий. Что-то продумывает. Понимаете, да?

А он, ну, скажем так, занимается вбросами в (вентилятор), провокацией. Ничего конструктивного не предлагает. Если вы понимаете, да, что он пользуется тем, что, ну, молодежь ничего не понимает.. Ему-то ничего не будет, да? Скажем так. У него-то судимость есть, да? Скажем так. (неразб.) ни прокуратура, ни судим, не работает, скажем так. Я не сомневаюсь, что он будет делать на самом деле, это не важно. Тем более, насколько я знаю, у него уже несколько судимостей, насколько я знаю. (неразб.) В данный момент, неоднократное нарушение законодательства по митингам (неразб.) является основание для уголовного преследования.(неразб.)

То есть если раньше, скажем так, (неразб.) ходили на митинги, да? Делали ставку на (неразб.) То теперь неоднократное нарушение является основанием для уголовного преследования, то есть это уголовное дело, судимость, понимаете? Неоднократное нарушение является основанием для уголовного преследования, серьезного абсолютно. (неразб.) Понимаете, что члены (неразб.) теперь должны ему поверить. (неразб.) Уже лет десять первого числа каждого месяца на Гостином дворе собираются люди в защиту (преследования по закону). (неразб.) Основная часть тех, кто (проявил) освещение этих мероприятий, да? Это были те люди (неразб.) И они просто не знают, ничего другого. (неразб.) со стадным инстинктом. (неразб.) Это теперь люди пришли, которые, ну, скажем так, сознательно жить (неразб.) Они просто не знают ничего другого. И как они могут быть недовольны, если они ничего другого не знают?

Я все-таки постарше вас, да? Я знаю, да, что благополучно (неразб.) Отлично помните, да? Я могу сказать, что в данный момент уровень жизни, да, разительно отличается от того, что было в девяностых. Поэтому я и не хожу, я понимаю, что в данный (момент) уровень жизни при нынешнем президенте гораздо выше, чем при Ельцине. У тех, чья жизнь, сознательная жизнь прошла при нынешнем президенте просто не поймет, не знает, что было в девяностые. Многие говорят: почему лучше живут в Европе, да? Но немного не туда смотрят.(неразб.) (Посмотрите) в Северной Корее, я думаю, что здесь все… Бесспорный факт, что по сравнению с Северной Кореей, да, Россия — это образец демократии.»

2707302

В 80 регионах России дальнобойщики начинают забастовки. Они решили напомнить, что Платон не платили, не платят и платить не собираются, что их не устраивает нынешняя власть в России. Протест водителей уже давно стал политизированным, не верьте байкам, что мужики довольны Путиным и ко.

2707304

Сегодня в Петербурге встали 50 грузовиков. В ближайшие дни ожидают ещё 300. Водители хотят показать, что поблемы дальнобойщиков — проблемы всей страны, что без них опустеют прилавки и встанут стройки. 300 грузовиков — небольшая цифра, но перевозчики уверены: в итоге встанут все. «Мы хорошо умеем объяснять» — говорит один из дальнобойщиков.

2707306

После вчерашних акций в поддержку Навального мужики чувствуют, надо не ударить в грязь лицом. Сейчас пытаются придумать, как заявить о себе погромче, но не попасть всем за решётку. Утром уже задержали лидера профсоюза Андрея Бажутина — ему внезапно объявили, что он лишён прав. Сегодня же суд и возможный арест на 15 суток.

2707308

Протестам дальнобойщиков уже 1,5 года. За это время они отбили несколько раз повышение платы за Платон. У них появились четкие политические требования отправить в отставку правительство. Многие говорят и о Путине. Организовались и не опустили руки. Может не этой забастовкой, так следующей.

Очень не хочется сглазить, но похоже, что борьба петербургской интеллигенции дала свои плоды: Исаакиевский собор с большой вероятностью останется музеем. Его сотрудники рассказали, что РПЦ ведёт переговоры о том, чтобы проводить там богослужения по средам — в выходной день музея. И все.

В пользу того, что Исаакий удалось отстоять говорит и то, что Смольнинский районный суд петербурга принял к рассмотрению иск с жалобой на возможную передачу собора. Раньше суды отказывались это делать. Кроме того, серьёзные культурные деятели намекнули, что есть хорошие новости. Но это из разряда слухов, конечно.

Ещё один аргумент: все важные , которые раньше отчаянно «топили» за передачу собора церкви, замолкли.

Остаться ни с чем РПЦ, конечно же, не может. Взамен единороссы и ректоры петербургских вузов предложили Патриарху Кириллу звание почетного гражданина Петербурга — это высшая городская награда, её в частности имеют Путин и Собчак.

Праздновать окончательную победу рано, но все таки это неплохо. Тезис «чем хуже — тем лучше» мне глубоко симпатичен, когда он касается всего, кроме Петербургской культуры. Уж простите, такой я патриот.

Чтобы меня не обвинили в незрелости и наивности, я конечно же добавлю, что не сомневаюсь в подковерной кремлевской и смольнинской борьбе вокруг Исаакия. Возможно, это удар по Епархии, возможно, по Гундяеву, возможно по Полтавченко. Доказательств, увы у меня пока нет. Но то, что здесь весомое слово сыграли петербуржцы, интеллигенты, которые выходили на улицы и негодовали — это для меня очевидно. Им — ура!

2690182

Хорошая акция была в Петербурге. Акция достойных людей, которые пришли почтить память достойного человека. Мы все смотрели друг на друга и видели глаза единомышленников. Ничего даже говорить было не надо. Хотя депутат питерского ЗакСа Михаил Амосов сказал верно: оппозиция слишком разобщена и совершает слишком много ошибок.

Но главные слова на митинге были о том, что Ильдар Дадин на свободе. Это вдохнуло живую силу. Это было важно услышать именно всем вместе, на митинге.

Это был марш лучших людей: смелых и уверенных в себе. Выступавшие со сцены, политики, уважайте их доверие.

Несмотря на то, что шествие власти не согласовали, тысячи человек прошли по мосту через Неву. Колонна мимо меня шла 20 минут. Я насчитал более 3-х тысяч человек. Многие еще пришли сразу на Марсово поле. Итог: 4 тысячи человек приняли участие в акции, не меньше.

Отдельный привет дальнобойщикам, которых я был очень рад видеть и которыми горжусь!

2690152

2690154

2690156

2690158

2690160

2690162

2690164

2690166

2690168

2690170

2690172

2690174

2690176

2690178

2690180

2690184

Молодой человек два месяца проработал секретарем в петербургском суде. За это время он столкнулся с десятками нарушения закона со стороны судей и не остался равнодушным: пошел в одиночку против системы. Теперь он вынужден скрываться, ему грозит тюрьма.

Наткнулся совершенно случайно на потрясающую историю. Мне рассказали, что петербургский студент Александр Эйвазов сбежал из города, потому что опасается преследования. Следуя автоматическому любопытству решил сунуть нос, и вот что разузнал:

Александр Эйвазов не хочет не только возвращаться в Петербург но даже сообщать о том, где находится. Сейчас у него сессия — «Боюсь приходить на экзамены» — говорит Александр. И дело не в том, что он не готов — в прошлом году его признали лучшим студентом юридического факультета Академии народного хозяйства — Эйвазов уверен, что его могут схватить прямо в здании вуза. Туда уже пришла повестка с требованием явиться в Следственный комитет. Эйвазову угрожают четырьмя годами тюрьмы — столько дают по статье «воспрепятствование осуществлению правосудию». До этого к нему домой вламывались полицейские.

Сам Александр уверен, что его преследование связано с его жалобами в прокуратуру, СК, Верховный суд, в квалификационные коллегии судей и даже президенту. В них он перечисляет десятки случаев, когда судьи Октябрьского районного суда нарушали закон. Он сам проработал там секретарем 2 месяца, говорит о том, что «такого» не ожидал. Эйвазов хотел сам стать судьей по уголовным делам — его впечатлила цифра 0,4% — именно столько оправдательных приговоров выносится в России. Он хотел изменить нечеловеческую статистику и пошел работать в суд. Стал секретарем судьи Ирины Керро. Она известна тем, что депортировала из России мать умершего пятимесячного мальчика Умарали Назарова Зарину Юнусову. Ребенок погиб после того, как его насильно разлучили с мамой. Именно за работой судьи Керро наблюдал Эйвазов, именно она его так впечатлила, что он решил начать свою борьбу.

Мне удалось поговорить с Алекандром только по скайпу. И вот коротко, что он мне рассказал:

• Судья Керро ненавидит людей. Особенно людей неславянского происхождения. Говорит обвиняемым, что для подготовила им прекрасное место жительства — «Кресты», что люди рождены сидеть в тюрьме. Все это — до того, как человека признают виновным, презумпция нев новости отсутствует начисто.
• Судья Керро удовлетворяет все 100% ходатайств следствия о прослушке, слежке и обысках. Причем заседания по этим вопросам не проводятся, протоколы фабрикуются.
• Коррупция. В основном эти ходатайства подают два следователя: Монаф и Головкин. Судья Керро всегда выступает на их стороне и во время заседаний. Они в ответ в совещательную комнату носят «подарки»: некие банки из под кофе (что внутри неизвестно) и бутылки.
• Судья Керро исправляет протоколы заседаний. Не включает в них показания обвиняемых.
• В совещательную комнату заходят посторонние люди во время вынесения приговора. В том числе Керро закрывается там со своим молодым человеком.
• В суд взяли помощницей без официального оформления девушку, чья семья заключила сделку с недвижимостью в Новгороде с семьей судьи Керро. Трудоустройство девушки было частью этой сделки.

И финальное, очень важное: Александр рассказал, как после того, как судья Керро арестовала человека и отправила в СИЗО, она объясняла следователю, что он не предоставил ей достаточное количество доказательств. Если это правда, она точно посадила невиновного!

После всего этого, по словам Эйвазова, он обратился к председателю Октябрьского районного суда Петербурга Вороновой. Она не стала принимать меры, а посоветовала ему уволиться, угрожала армией.

В итоге Александр Эйвазов написал в квалификационную коллегию судей, председателю верховного суда, потом в прокуратуру. Из суда он уволился. В середине января к нему в квартиру ворвались двое полицейских, забрали его ключи. Вместе с ними к нему пришла зампред суда Вайтекунес. Она потребовал от Эйвазова подписать один из протоколов судебного заседания, которое он вел. Александр не успел его закончить из-за болезни и увольнения, а судья Керро вынесла решение без протокола, что незаконно.
Эйвазов ставить подпись задним числом отказался, он считает, что тем самым его просто хотели подставить и самого подвести под суд.
Через несколько недель молодому человеку позвонил следователь и сообщил, что в отношении него проводится проверка. Председатель Октябрьского районного суда Воронова написала на него заявление о воспрепятствовании правосудия.
Эйвазов после этого уехал из Петербурга. Ему прислали повестки с указанием, что если он не придет, его принудительно доставят и оштрафуют.

Обращения в полицию, следственный комитет, прокуратуру, квалификационную коллегию судей, председателю верховного суда и Владимиру Путину ничего не дали.

У меня есть аудиозаписи и документы, подтверждающие эту историю.

И самое страшное, что так почти во всех судах нашей страны. И с этим надо что-то делать.

Муниципалы за бюджетные деньги покупают билеты в храмы, здания администраций, на лекции по профилактике терроризма и даже в прошлое.

В рамках совместного проекта «Ослиные Уши» Эхо Москвы в Петербурге и петербургское отделение Трансперенси интернешнл борются с коррупцией. Слушатели «Эха» сообщают о хамстве чиновников, нерешенных проблемах, а наши друзья из «Трансперенси» по их заказу проводит небольшое антикоррупционное расследование. Каждую неделю журналисты мы, Арсений Веснин и Артем Филатов, а также руководитель Трансперенси Дмитрий Сухарев, рассказываем о его итогах в утреннем развороте в четверг.

В этот раз темой расследования стали праздничные закупки петербургского муниципалитета — Черная речка. Дело в том, что эти муниципали внезапно решили, что конкуренция, госзакупки и прочие законодательные штуки им неинтересны и попросту перестали проводить конкурсы на проведение праздничных мероприятий, экскурсий, лекций и прочего культ-масса. Они «хитро» обходят закон и все мероприятия оформляют, как покупку билетов, а это можно делать без тендера

В этом преуспели 3 организации.
Так, ООО «Шоу-групп» проводили рождественское и новогоднее мероприятия, день пожилого человека, День Победы, концерт Методие Бужора в БКЗ «Октябрьский», на что было потрачено почти 22 млн рублей. В СК «Юбилейный» «Шоу-групп» для Черной речки проводили Открытый Чемпионат и Первенство Санкт-Петербурга по черлидингу «Северная Пальмира» за 400 тысяч рублей.

Еще повадились безо всякого конкурса получать контракты владельцы танцевальной студии «Монте-Карло». Это вполне реальная танцевальная студия, у которой даже есть сайт и они реально учат танцам. И при этом «продали» билетов Черной речке на спортивно-танцевальный марафон на 1,6 млн рублей. Из них 1,4 млн — на территории школы танцев, и на 200 тысяч рублей — во дворе жилого дома. Причем, билеты на спортивно-танцевальный марафон, который проводился на территории студии в январе-мае 2016 года, муниципалы умудрились купить спустя 7 месяцев после окончания этого марафона — в декабре 2016 года. Такие вот билеты в прошлое.
Впрочем, не одними танцами привлекает муниципалов «Монте-Карло». Так, 25 июня 2016 года, в ресторане Бали был организован «праздничный концерт» на 80 персон. Ресторанный концерт обошелся бюджету в 300 тысяч рублей и туда тоже продавались билеты.
У контрактов Черной речки и «Монте-Карло» есть одна интересная особенность. В отличие от праздников «Шоу-групп», ни об одном из этих мероприятий не было рассказано на официальном сайте муниципалитета.

Третий и самый забавный продавец билетов — ООО «Про Сервис». Эта организация продала 180 билетов на культурно-просветительские мероприятия, которые должны состояться 20 февраля 2017 года на Ланском шоссе 16/1. Эти мероприятия включают в себя лекции по профилактике нарушений в Петербурге, профилактику терроризма, профилактику наркомании и, в конце концов, мероприятия по охране здоровья от воздействия табачного дыма. Другой контракт — продажа билетов в бассейн СДЮСШОР Приморского района на проспекте Королёва. «Про Сервис» продали муниципалам аж 1100 билетов по 400 рублей за штуку. При этом, сам бассейн продает абонементы по цене от 270 до 340 рублей за занятие. Но самое невероятное, удивившее даже нас, скрылось в двух контрактах на продажу билетов в музеи (2 контракта по 200 тысяч рублей каждый). В частности, билет в музей «Фарфоровый завод» оценивается в контракте в 850 рублей. Это при том, что цена билета в самом музее — 300 рублей. Билет в музей домик няни Пушкина — 1150 рублей при цене музея (с экскурсионным обслуживанием) — 150 рублей. Павловский парк — 600 рублей при цене билета 100 рублей. Но это не предел.
Сейчас перед нами, как живой, встанет призрак Остапа Бендера с его билетами в Провал. «Про Сервис» умудрился продать билеты в Никольский собор, Хоральную синагогу и дацан за 600 рублей. Это при том, что вход туда бесплатный. Но еще интереснее выглядит продажа билетов в Львовский дворец в Стрельне (тоже по 600 рублей). Дело в том, что в этом дворце находятся Муниципальный совет Стрельны, местная администрация и детская музыкальная школа. Выступали ли стрельнинские депутаты экскурсоводами, контракт умалчивает.

Вообще, такая история с билетами симптоматична не только для Черной речки. Многие петербургские муниципалы оформляют контракты на свои мероприятия как продажу билетов для того, чтобы не устраивать конкурс и привлекать своего поставщика. Но такой вакханалии, как в Черной речке, пожалуй, нет нигде. Возможно, это связано с тем, что муниципалитет находится на территории округа спикера ЗакСа, Вячеслава Серафимовича Макарова. А может быть, с тем, что заместитель главы Черной речки — Василий Серафимович Макаров, родной брат вождя петербургских единороссов.

Как-то так получается, что 180 лет назад на Черной речке был смертельно ранен Александр Сергеевич Пушкин. Теперь там же местные муниципалы пытаются убить конкуренцию.

Так или иначе, мы подаем заявление в прокуратуру по всем фактам нарушений закона «О контрактной системе в сфере закупок», закона «О защите конкуренции» и отдельно — по многочисленным фактам мошенничества.

А через неделю мы продолжим в эфире Эха Москвы в Петербурге рассказывать про конкретные коррупционные кейсы. Если вы столкнулись с проблемой коррупции — пишите нам на почту oslinoeuho@gmail.com

Всю неделю не утихают споры о том, законна ли передача Исаакиевского собора РПЦ. Противники этого акта говорят о том, что здание никогда не принадлежало Церкви, сторонники — что система управления собственностью в Российской империи существенно отличалась. Чтобы разобраться в этом вопросе, пришлось обратиться к литературе, ответ получается однозначным.

Кроме ответа есть ещё прекрасная история о том, как церковь ещё в царские времена пыталась захапать собор и как этот вопрос решался в императорской России:

«После открытия самого дорогостоящего собора Европы, его содержание полностью лежало на государстве: из казны тратились деньги на обеспечение храма необходимыми предметами церковной утвари, оплата жалованья огромному штату, включая хор, причт (одних звонарей было 16 человек) и пр. Патронаж государства был закреплён на законодательном уровне: Исаакиевский собор никогда не находился в духовном ведомстве. Всеми делами по строительству занималась специально для этого созданная комиссия по постройке храма, в 1864 году здание было передано Министерству путей сообщения и публичных зданий. А с 1871 года здание находилось в ведение Министерства внутренних дел.

Также при Исаакии были учреждены специальные должности «инспектора собора и архитектора, и было создано Техническо-Художественное Совещание из трёх профессоров Императорской Академии художеств по назначению Министра Императорского двора, для постоянного наблюдения за состоянием здания собора и его принадлежностей».

Правда, Церковь с проведения первой службы стала требовать передать храм в её ведомство. К тому же, собор приносил доход, и, несмотря на то, что Церковь не тратилось на содержание здания, она не хотела отказываться от денег, приносимых «кружечными» и «свечными» сборами. Так, в 1861 году было целое разбирательство: государственная администрация настаивала на изъятии этих денег в пользу реставрации, а причт требовал оставить эти суммы для религиозных нужд. Этот частный вопрос разрешил Святейший Синод в пользу церковного причта: «На ремонтное содержание, а тем более на случай значительного исправления соборного здания необходимо изыскание иного источника (свечные, кружечные сборы по Исаакиевскому собору оставить в заведовании причта и старосты).

В правильности сего заключения убеждает ещё и то обстоятельство, что исправление соборных храмов обыкновенно производится на счет особо назначаемых сумм, хотя ни один из соборов России, по ценности материалов, обширности сооружений и богатству украшений, не может быть даже сравниваем с вековым сооружением Исаакиевского собора». Из этого видно, что такая крупная в экономическом отношении структура как РПЦ всегда была заинтересована в получении доходов от Исаакиевского собора, понимая его уникальность и привлекательность для посещения.

Но главный затяжной спор между церковной властью и государством о правах собственности на собор разрешился в пользу государственных интересов: вопрос закончился резолюцией особой комиссии под руководством Рязанова, ректора Академии художеств, созданной по прямому указу императора.

В ней говорилось, что в передаче Исаакиевского собора в управление духовного ведомства отказано, т.к. церковь не сможет содержать столь дорогой храм и обеспечивать ремонт, в котором постоянно нуждается такой уникальный памятник: «собор является крупным памятником государственного достояния, на который истрачено казною свыше двадцати трёх миллионов народных денег и сорок лет труда, а потому и забота о поддержании и сохранении его в должном порядке естественно должна быть в руках правительства…» (Автор: Толмачева Н.Ю.)

Таким образом, храм всегда был на полном обеспечении государства и, ещё при императорской России получил статус общегосударственного памятника.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире