v_inozemcev

Владислав Иноземцев

21 июля 2017

F

В общем, мы узнали, в дополнение к уже известному, что в Донбассе произошли «трагические события». Что Россия должна бы хотеть помочь «русскому миру», но вряд ли может это сделать, так как воевать с братским украинским народом, видите-ли, очень дорого: на своих пенсионеров денег не хватает. При этом санкции против России нужно отменить, на внешнюю политику особенно не отвлекаться, а бороться с коррупцией. Мне кажется, что последнее в конце 1980-х именовалось «борьбой с привилегиями», в начале 2000-х — «равноудалением олигархов», а сейчас вот появилось новое название (не слишком-то и оригинальное, при всём при том). Но, по-моему, никогда ещё такого вопиющего пренебрежения к другим цивилизованным нормам и столь фантастического братания с нерукопожатными людьми не было (и даже сложно было себе представить). В общем, Алексей Анатольевич пытается в который раз «оприходовать» тех лохов, которых в России всегда было с избытком, и которые, на мой взгляд, и есть источник российских проблем. Я желаю ему, как и Игорю Ивановичу, успехов в аккумулировании поддержки данной категории граждан, но просил бы сторонников обоих из числа моих друзей выйти, а от моей страницы отписаться. Заранее крайне признателен…

Оригинал

В последнее время политические темы оттеснили экономические на второй план, но главным сюжетом этого лета остаётся дело о неожиданных претензиях «Роснефти» к АФК «Система». По существу дело уже рассматривается в башкирском суде, но так как центральным моментом является якобы «эффективность хозяйствования» и «вывод ряда активов» бывшим руководством «Башнефти» хочется сказать несколько слов об эффективности самой «Роснефти» (причём не в аспекте закупки сервизов для вертолётов, а в контексте более серьёзном).

За годы, прошедшие с времен кризиса 2008 г., компания по большинству показателей выросла вдвое. Доказанные запасы, согласно её собственным официальным отчётам, увеличились за 2008-2016 годы с 2,42 млрд.т нефти до 4,38 млрд., годовая добыча – с 110,1 млн. т до 210,0 млн. Конечно, всем известно, что основная части прироста была обеспечена не разведкой новых месторождений, а поглощением сначала ТНК-ВР в 2013 г., а потом той же «Башнефти» в 2016-м. Они принесли компании И.Сечина 91% от прироста запасов и 93% от прироста добычи.

Собственно, в этом нет ничего предосудительного – слияния и поглощения идут во всем мире. Самые крупные компании – например, Total или Shell – исторически созданы из нескольких корпораций, и только постепенно обрели нынешние названия (я ещё помню, как лидер французской нефтянки в начале 2000-х назывался TotalFinaElf, что указывало на его последние приобретения). Однако разница состоит в том, что по мере роста производственных показателей компании должна расти и её цена, т.е. капитализация. А в случае с «Роснефтью» всё обстоит до удивительного наоборот.

На пике прежнего успеха, в 2008-м, котировки GDR «Роснефти» в Лондоне достигали $12,30, что соответствовало общей стоимости компании в $130,7 млрд. Присоединив в 2013 г. ТНК-ВР и уплатив за её покупку $55 млрд., обновлённая «Роснефть» оценивалась неделю спустя после поглощения уже в $82,5 млрд., а после покупки «Башнефти» в 2016-м за 329,7 млрд.руб ($5,3 млрд. на момент сделки) – всего в $61,5 млрд. Если посмотреть на котировки на закрытии торгов в Лондоне вчера, 18 июля, они составили $5,27 за GDR, что соответствовало общей стоимости компании в $55,8 млрд. Если вычесть их этой суммы уплаченное за ТНК-ВР и «Башнефть», получится, что прежняя компания, которой И.Сечин все эти годы руководил сначала как председатель Совета директоров, а потом как Председатель Правления, оценивается в – (минус) $4,5 млрд. Иначе говоря, за эти годы было утрачено $135 млрд. того, что на Западе называется shareholder value, и это означает, что данный случай является одним из самых впечатляющих mismanagement'ов в глобальной истории корпораций.

Обращение главы компании к акционерам, открывающее годовой отчёт 2016 года, отмечает продажу 19,5% акций за $10,91 млрд. как большую победу руководства – но только за последние три года в расчёте на данную долю «Роснефть» потратила только на приобретение новых активов $11,74 млрд. – то есть даже на этом коротком временнóм отрезке сыграла в чистый убыток.
Иначе говоря, «Роснефть» и так уже выглядит «идеальным механизмом» по уничтожению рыночной капитализации тех российских компаний, которые она поглощает. Однако последние новации – её претензии к «РБК» из-за «морального ущерба» и к «Системе» из-за того, что в своё время корпорация чисто технически изменила схему перекрёстного владения акциями в «Башнефти» – показывают, что «Роснефть» намерена разрушать shareholder value не только своих акционеров, но и тех, к котому она вроде бы не имеет прямого отношения. И это, похоже, становится системной проблемой отечественной экономики.

Самая крупная российская нефтяная компания заявляла в своём годовом отчёте 2008 г. о намерении «войти в тройку лидеров мировой нефтегазовой отрасли по эффективности и масштабам деятельности». Масштабы пока расширяются, но эффективность не впечатляет. Сегодня стоимость «Роснефти» составляет $265 в расчёте на каждую тонну добываемой нефти, уменьшившись за десять лет с $1,2 тыс., или в 4,5(!) раза. Для сравнения – у Total этот показатель сейчас приблизительно схож с «Роснефтью» десятилетней давности ($1,16 тыс.), у RoyalDutchShell составляет $1,45 тыс., а у ЕxxonMobil – $2,17 тыс. Не поэтому ли «Роснефть» так стремится «обвалить» капитализацию российских компаний, что банально не в состоянии увеличить свою собственную?..

На прошлой неделе страстный радетель народных интересов, сенатор Алексей Александров не смог сдержать своего возмущения недовольством некоторых россиян стремительным (в два раза) ростом зарплат депутатов Красноярского краевого законодательного собрания.
Сенатор заявил, что депутаты должны зарабатывать «гораздо больше», чем врачи и учителя, потому что работа у них «ответственная».

Мне сложно судить о моральном облике человека, который полагает, что, например, труд врача не предполагает такой ответственности, как труд депутата.
Оперировать на сердце или отмерять нужную долю лекарства, видимо, гораздо менее важно, чем нажимать на кнопки за отсутствующих по ещё более важным причинам коллег. Однако хотелось бы обратить внимание не на этическую, а на фактологическую сторону вопроса.

Вряд ли кто-то возразит против того, что самое хорошее образование и медицинское обслуживание сегодня практикуется в Соединённых Штатах.
Наверное, потому что ответственные парламентарии принимают там ответственные решения, коль скоро, как сообщил нам господин Александров, «именно от результатов его (депутата) работы зависит положение врача, учителя, а также больного и школьника».
Так вот: член Палаты представителей получает сейчас $174,000 в год (ставка эта не меняется почти 10 лет). Согласно отчету о зарплатах врачей (Physician Compensation Report) за 2014 год оказывается, что подобных нищебродов в американском медицинском сообществе нет вообще: семейный врач получает в среднем $176,000, врач скорой помощи – $281,000, анестезиолог – $338,000, ортопед – $413,000. Мне кажется, можно не объяснять, почему в США производится 1,2 млн операций по замене суставов ежегодно, тогда как у нас – чуть больше 50 тыс.

Что касается учителей, тут дело обстоит хуже: в обычной государственной средней школе зарплата учителя составляет около $49,000 в год.
При этом стоит заметить, что с учётом всех обычных вычетов получающий такую зарплату отдаёт в виде подоходного налога около $3,500 ежегодно, тогда как с дохода конгрессмена налог составит около $44,000. Разница — около 2,5 раз, а если взять среднюю от зарплаты врача и учителя – то чуть более 35%. Учитывая, что средняя зарплата учителя в России составляет 32 тысячи рублей, зарплата депутата Государственной Думы не должна превышать 80 тысяч (а составляет она сейчас… 800 тыс., т.е. в десять раз больше «справедливого» значения.

При этом господин сенатор обмолвился о том, что депутаты не могут обходиться без машин и офисов.
Относительно последнего нельзя не согласиться, но вот остальное – большой вопрос. В той же Америке конгрессменам никто машин не покупает (про водителей я и не говорю). Считается, что слуги народа способны, получая по $10,000 чистыми в месяц, купить себе «тачку». Равно как и снять или купить в ипотеку квартиру или дом в Вашингтоне или окрестностях. Почему в России невозможно представить себе такую же жизнь, мне сказать сложно. Может быть, депутаты пояснят, почему они (с учётом «неденежного довольствия») назначили себе самые высокие зарплаты в мире?

Однако есть ещё одна сторона вопроса.
Если в тех же Соединённых Штатах, в Великобритании или в Германии подавляющее большинство депутатов избираются в парламент, будучи до этого местными депутатами, занимая должности в исполнительных органах власти на уровне штатов, земель, и городов, или работая юристами и сотрудниками некоммерческих организаций. В Бундестаге нет ни одного парламентария, который бы работал в бизнес-структурах хотя бы за семь лет до избрания. У нас же не менее половины народных избранников занимались и занимаются предпринимательством и вовсе не бедствуют. Самый большой доход депутата Госдумы превысил в прошлом году $10 млн, а самого богатого регионального парламентария, заседающего в городском совете Улан-Удэ – почти… $42 млн. Только почему-то ни Бурятия, ни Россия в целом как-то не соответствуют по благосостоянию большинства своих граждан ни Аляске, ни Германии… Может, попробовать декоммерциализировать госслужбу, если уж повышение зарплат в ней сверх «международно признанных уровней» так ничего и не дало?..

Мне кажется, что когда-нибудь благодарные американцы поставят на вашингтонском Молле достойный памятник Владимиру Владимировичу Путину. Ведь как надо было почуять, что демократии в США угрожает волна популизма! Как тщательно нужно было выжидать, пока популисты объединяться вокруг одного, наименее достойного власти! Как тонко нужно было провести спецоперацию по поддержке этого кандидата, причём расставив по ходу дела массу капканов и подножек, коррумпировав или дискредитировав практически всех его соратников!

Это гениальный план! Типа сусанинского — выманить противника в болото и утопить весь отряд. И тогда возникнет возможность вернуть американцам чувство исторической ответственности и гордости за свою страну. Восстановить влияние здоровых сил.

Конечно, при этом пострадают интересы самой России и россиян — но когда это принималось в Кремле в расчёт? Главное — всемирно-исторические задачи, а они, судя по всему, будут решены. Браво, Владимир Владимирович! Америка Вас не забудет!

Оригинал

Илья Пономарев опубликовал пост, очень похожий на тот, который, признаюсь, я хотел разместить в сети несколько последних недель.
Сегодня, пожалуй, никто не может пройти мимо феномена Алексея Навального, и я всё чаще сталкиваюсь с критикой в его адрес со стороны уважаемых мною людей – того же Ильи, Андрея Мовчана, Карины Орловой, Андрея Илларионова и многих других.

Я не могу присоединиться к некоторой части их замечаний в адрес г-на Навального: я не политик и не гражданский активист, и не могу оценивать его поведение по отношению к коллегам по оппозиционному лагерю, которое часто ставят ему в упрёк.
Однако я не могу не согласиться с тем, что как направление, в котором зовёт нас Алексей, так и образ будущего, который он рисует своими словами и действиями, не кажется слишком уж привлекательным.

Попытаюсь пояснить свои слова всего лишь двумя аргументами.

С одной стороны, я вижу как Алексей – демонстрируя выдающиеся качества политика-популиста, сегодня столь востребованные – становится по сути единственной фигурой, позиционирующей себя как «оппонент №1» Владимира Путина.
Однако я убежден, во-первых, в том, что при ставке на харизматичность и лозунговость ни у кого нет шансов победить нынешнего президента – самого опытного и умелого демагога, которого знала Россия за последнее столетие; во-вторых, в том, что создавая условия для противостояния двух «мачо», Алексей во многом задаёт новую парадигму российской политики, в которой умеренным и рациональным лидерам не остаётся места, а борьба за избирателя ведётся на сугубо эмоциональном уровне; в-третьих, в случае практически нереального успеха г-на Навального мы получим такого же лидера, как и в 1999 г.: не опирающегося на известную обществу команду индивидуалиста, единственным лозунгом которого является пусть и не «равноудалённость олигархов», а борьба с коррупцией (что во многом то же самое).

Я не могу переубедить никого, что уверен, что нашёл своё новое «наше всё»; у меня нет никаких претензий к Алексею, но я просто не могу назвать его политиком своей мечты.
Я, наверное, крайне несовременен, но таковым для меня остаётся скорее мягкий политик с глубокой приверженностью демократии и европейским ценностям – человек типа Михаила Горбачёва или Вацлава Гавела.

С другой стороны, учитывая современное состояние российского общества, поддержка Алексея кажется мне контрпродуктивной.
Силы, стремящиеся к переменам, остаются в маргинальном меньшинстве (тут я не могу согласиться с Ильёй, мечтающим о том, что «котёл вот-вот взорвётся» — про такой сценарий я слышу каждый месяц как минимум уже десять лет). Для формирования критической массы проблем потребуется не менее десяти (если не больше) лет. Это время гораздо правильнее было бы потратить на формирование широкого круга диссидентов, объединённых стремлением служить стране после смены режима и готовых бороться за претворение своего видения будущего страны в жизнь.
В начале 1990-х в России были такие люди – та же Межрегиональная депутатская группа и её союзники, которые так или иначе выдвинули Бориса Ельцина, но не совладали с его харизмой, и в результате мы получили войну в Чечне, расстрел Белого дома, прекрасно продуманную приватизацию, и, как финал, Владимира Путина.

Сегодня у Алексея Навального нет даже такой группы поддержки, которая была бы известна чем-либо, кроме статуса его «фанатов».
Я не верю в то, что повторение фарса 2020-х будет достойным следствием трагедии 1990-х. Гражданское общество в стране ни тогда, ни сейчас не готово привлечь своих кумиров к ответу, если они начинают скатываться к авторитаризму – поэтому никакого контроля за сильным лидером нет и не будет.

Кроме того, что достойно отдельного абзаца, у меня есть полная уверенность в том, что Алексею Навальному не стать президентом ни в 2018-м, ни в 2024-м году.
Поддерживая его, сторонники нынешнего лидера будут раз за разом девальвировать протест, оттягивая активистов от альтернативных лидеров и кампаний более низкого уровня. Когда через десять лет Алексей перестанет быть «подающим надежды», окажется, что среда недовольных «зачищена» приблизительно так же, как сегодня «зачищена» российская политическая элита.

Еще раз хочу отметить: я не призываю кого-либо отказываться от поддержки г-на Навального.
Очарованность проходит тяжело и, если проходит, оставляет в душе опустошение. Я просто поясняю свою позицию, которая стала для меня самого более понятной по размышлению над мнениями моих друзей и коллег, озвученными в последнее время.

Оригинал

19 мая 2017

Про ФАС

Сегодня в России привычно считать чиновников врагами бизнеса – однако в стране существуют и институты, которые призваны если и ограничивать и регулировать, то скорее крупных игроков, помогая мелким развивать и совершенствовать свой бизнес. Главный среди них – Федеральная антимонопольная служба (ФАС), возглавляемая известным либералом И.Артемьевым. На первый взгляд, Служба неустанно борется с нарушителями закона о конкуренции: в 2015 г. её работники возбудили 67 тыс. (!) дел в пределах своей компетенции (в прошлом, вероятно, она отчитается о новом рекорде).

Но стало ли у нас меньше монополий? Перестали ли дорожать бензин и авиабилеты? Процветает ли конкуренция в РЖД? Всё ли хорошо на рынке алюминия, на 100% контролируемом «Русалом»? Вопросы эти выглядят совершенно риторическими.
ФАС в последние годы становится одной из самых бюрократизированных и – не побоюсь этого слова – беспринципных государственных структур. В отличие от всего мира, она сама разрабатывает антимонопольные законы и вносит их в Думу. Она постоянно захватывает новые компетенции, присоединяя то Федеральную службу по оборонному заказу, то Федеральную службу по тарифам, то начиная контролировать процесс госзакупок. Она имеет такие «силовые» полномочия, которые ни снились ни Европейской ко-миссии, ни Минюсту и Федеральной торговой комиссии США. И вся эта мощь сегодня направляется прежде всего против российского частного бизнеса, а не против реальных монополий.

Достаточно нескольких цифр. Уже было сказано, что ФАС возбуждает более 60 тыс. дел в год. В США за последние 10 (!) лет их было открыто около 1,4 тыс., в ЕС – менее 800. При этом в первую очередь в зону внимания на Западе попадают крупные транснациональные компании, тогда как у нас дела против них можно «на пальцах пересчитать». Самые мелкие «монополисты» имеют оборот в 800 млн.долл в США и почти 5 млрд. евро в ЕС (остальные тамошних антимонопольщиков не интересуют). У нас к ответственности привлекались владелец магаданской автомойки и сыктывкарский индивидуальный предприниматель, торговавшая краской для волос. Неудивительно, что в США и ЕС средний штраф по делам о защите конкуренции составляет чуть менее 100 млн. долл., а российские антимонопольщики собирают эту сумму за год, выписывая по большей части штрафы по 100 тыс. рублей. И это в экономике, которая контролируется госпредприятиями – и, следовательно, практически наверняка только поэтому склонна к монополизму – на 70%.

При этом ФАС де(и)монстративно – как правильнее сказать? – игнорирует свою основную задачу: из 4,5 тыс. сделок по вопросам слияний и поглощений, которые она рассматривает, ФАС находит в себе силы отказать менее чем 0,3% просителей, тогда как в ЕС и США процент отказов колеблется в разные годы от 25-40%. Служба выдает структурные предписания, требующие продажи ряда активов или ухода с отдельных рынков, лишь в 4% случаев против 85% в ЕС и 75-80% в США.

Куда идёт российская экономика, если к её разгрому подключаются и те, кто должен способствовать развитию экономической свободы? Правительство, как можно догадаться, не даёт на это ответа, оставляя место предположениям. Которые, впрочем, выглядят не очень разнообразно…



Полную версию статьи читайте здесь…

Эту тему мы обсудим в «Персонально ваш» в ближайшую среду.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире