tsuplyaev_s

Сергей Цыпляев

19 апреля 2017

F

    

     Похоже, Конституцию Российской Федерации на двадцать четвертом  году жизни вновь ожидают трудные времена.

    Идея лишения гражданства России за преступления террористического характера изначально носила маргинальный характер в пакете «Озерова – Яровой» и при рассмотрении в Государственной Думе была отвергнута.  Казалось, можно вздохнуть с облегчением.  Но нет: идея овладела руководящими  массами,  набрала вес и уже вносится в Государственную Думу в виде законопроекта от имени всех четырех фракций. На первый взгляд, кажется, что  дело хорошее.  Но что говорит по этому поводу Конституция? К  чему ведут подобные благие намерения?

    Главные положения института гражданства описаны в шестой статье  основополагающей первой главы Конституции «Основы конституционного строя».  Часть третья  статьи недвусмысленно утверждает:  «Гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства или права изменить его».    Яснее не скажешь.

     Авторы «лишенческого пакета» решили, что они нашли обходной маневр – формально не лишать гражданства, а отменять решение о принятии в гражданство. Но Конституция ставит блок и на этой дорожке. Часть первая  шестой статьи говорит, что «Гражданство Российской Федерации приобретается и прекращается в соответствии с федеральным законом, является единым и равным независимо от  основания приобретения». 

       Если говорить простым языком, приняли законно человека в гражданство – все, он такой же, как я и ты, и лишать гражданства никого нельзя. Единственное разумное исключение – это заведомо ложные сведения и подложные документы при подаче прошения, что устанавливается судом.

       Единство такого краеугольного института, как гражданство – это основа единства нации, равноправия граждан, универсальности глубокой эмоциональной связи гражданина и общества, страны, это фундамент патриотизма.

         Исходя из важнейших, но сиюминутных потребностей, предлагается это единство разрушить, разделить граждан на два сорта – действительных и условных.  Вторая часть  все той же шестой статьи устанавливает, что «Каждый гражданин Российской Федерации обладает на  ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации».  Если завтра потребуется Родину защищать, то условные граждане будут сражаться и умирать наравне со  всеми или как – то иначе?

     Положения первой главы «Основы конституционного строя» занимают особое, главенствующее  положение в Конституции. «Никакие другие положения настоящей Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации».  Первая глава относится к особо защищенным от изменений разделам Конституции, в нее нельзя вносить изменения обычным образом.  Для этого придется созвать Конституционное Собрание, разработать  новую Конституцию (!)  и  принять ее либо Конституционным Собранием, либо всенародным голосованием.

   Авторы Конституции осознанно поместили эти положения о гражданстве в бронированный отсек Конституции. Это выстрадано нашей историей. В СССР лишение гражданства и высылка из страны применялись против инакомыслящих, идейных противников советской власти, да и просто против самостоятельных, ярких людей.  Вот лишь  некоторые имена. Советского гражданства были лишены Александр Солженицын, Василий Аксенов, Виктор Некрасов, Юрий Любимов, Галина Вишневская, Мстислав Ростропович, Виктор Корчной, Лев Троцкий, ученые – химики, академики Владимир Ипатьев и Алексей Чичибабин. Мы к этому списку будем добавлять новых лишенцев?

      Заведомо ясно, что идущего на смерть террориста не останавливает угроза смертной казни,  тем более не остановит угроза лишения гражданства на фоне тех сроков, что установлены законом за террористические действия.  Опыт Франции показал, что наибольшие проблемы возникают со вторым поколением мигрантов, получивших гражданство уже по факту рождения в семье граждан. На таких людей предлагаемый проект закона не распространяется.

        Есть иной ответ. Надо ценить гражданство своей страны и очень тщательно и вдумчиво принимать решение о его предоставлении. Отбирать лучших людей, тщательно просвечивать претендентов на гражданство,  не проводить показательные акции массовой раздачи российских паспортов.

         Зачем вносятся такие предложения? Причин две, одна прагматическая, другая идеологическая.

          Прагматическая причина заключена в том, что власти необходимо публично реагировать на произошедший террористический акт (Санкт – Петербург), причем решительно и энергично. Реальная антитеррористическая работа не видна обществу, как подводная часть айсберга: кропотливая агентурная и  аналитическая  работа, предупредительные организационно – технические  меры.  Предлагается закон, обозначающий решительный ответ. Эффект будет не велик, а вот побочные воздействия на гражданское общество очень серьезны.

          Идеологическая причина  — это принципиальная дискуссия по  одному вопросу: кто хозяева страны?

     Первый ответ — самостоятельные и ответственные граждане, учреждающие правительство для обеспечения своих прав и свобод. И тогда никто не может их лишать гражданства, а  они на свободных выборах делегируют своих представителей для отправления властных полномочий.

       Второй ответ – это самодержавная власть, а  люди – верноподданные, которых надо направлять и  ограничивать,  их позволительно  увольнять и изгонять. Тогда идеи верховенства закона и демократического представительства – это ересь и потрясение основ. Появление в руках власти карающего меча лишения гражданства будет означать, что отечественный ящик Пандоры открывается все шире.

    Для нынешнего поколения россиян настает время ответа на этот «простой вопрос» — кто мы?



Автор: Сергей Алексеевич Цыпляев – декан юридического факультета Северо-Западного института управления РАНХиГС,  член Комитета гражданских инициатив;  ранее полномочный представитель Президента Российской Федерации в Санкт – Петербурге 1992 – 2000 гг., народный депутат СССР, член Верховного Совета СССР 1989 -1992 гг., участник Конституционного совещания 1993 г.

Отгрохотала очередная избирательная кампания, посчитаны раны и товарищи.
Пройдут партийные разборы полетов и в повестке дня вновь окажется вопрос: какие выборы нужны обществу, как реформировать избирательную систему? Этот вопрос встанет как перед проигравшими, так и перед победителями.
Самый тревожный сигнал последних выборов – это существенное падение явки избирателей. Ледяное дыхание кризиса заставило многих перейти в режим выживания. А дальше их реакция такая – «да идите вы со своими выборами, не хотим мы в этом участвовать, все бесполезно, голосуй – не голосуй, а результат – вот он». Растущее разочарование очень опасно. Граждане не рассматривают выборный механизм как способ решения своих проблем, выборы не снимают социальные напряжения и не разрешают противоречия. Люди не воспринимают выборы как способ формирования власти, определения будущего страны. Выборный механизм можно отладить до идеального состояния – партии будут как шелковые, все работать будет как часы. Но если
он не будет интересен гражданам, государство не будет устойчивым.
Конституция России не содержит жесткого определения избирательной системы и  оставляет законодателю право настройки избирательного механизма. За прошедшие годы «настройщики» так закрутили регулировочные гайки, что результат на выходе избирательной машины слабо зависит от действий избирателей на входе.
Надо менять регулировки, пока у избирателя не возникло желание разнести эту машину.
Наши требования к избирательной системе просты:
• доверие граждан к избранным органам власти, в т. ч. признание их легитимности,
• отбор и продвижение по властной пирамиде лидеров созидания и отсев лидеров разрушения.
• гарантии честной и свободной политической конкуренции.
Однако наши желания наталкиваются на стремление вчерашних победителей гарантированно остаться у власти и сегодня, и завтра, и далее всегда. Так что реформа избирательной системы не будет ни легкой, ни быстрой.

1. Выборы – либо честные, либо это не выборы

Принципиальная задача – проведение выборов, результатам которых доверяет подавляющее большинство избирателей, причем как победителей, так и проигравших Нечестные выборы уничтожают авторитет власти быстрее любой оппозиционной пропаганды и толкают страну к революционным сценариям. Невозможность провести выборы, признаваемые честными большинством политических игроков – это национальный позор и громадный риск крушения политической системы.
Восстановление доверия избирателей требует серьезной реформы системы избирательных комиссий и принципов их деятельности. Одной заменой глав избиркомов тут не обойдешься.
Основными действующими лицами должны стать партии, из формирования комиссий следует полностью исключить глав исполнительной власти и в основном режиме – представительные органы власти. В выборах участвуют общественные институты — партии, а не власти. Честный принцип формирования избиркомов прост: «одна партия – один член избиркома», участвуют партии, имеющие лучшие результаты по количеству голосов, набранных всеми партийными кандидатами на последних выборах соответствующего уровня. В случае недостатка партийных кандидатов прочие члены комиссии избираются представительным органом из числа кандидатов, предлагаемых новыми партиями, общественными организациями. Никакой административной избирательной вертикали, все комиссии действуют независимо, подчиняясь единому избирательному законодательству. Если что не так, то их поправит суд, а  не вышестоящий начальник.
Второе направление – снятие искусственных барьеров и ограничений, искажающих картину волеизъявления избирателей.
Избирательные комиссии фильтруют кандидатов, лишая их регистрации за формальные нарушения в подготовке документов. Выборы – это не конкурс чистописания. Только заведомые подлоги и фальсификации, злостное уклонение от предоставления документов — повод для обращения в суд, все остальное – предмет доброжелательной работы с кандидатом по внесению исправлений или информирования избирателей о недостатках.
Методы отсечения маргинальных кандидатов известны: каждая зарегистрированная партия имеет право выдвинуть своего кандидата, для независимых кандидатов предусматривается сбор подписей, либо внесение избирательного залога.

2. Зачем два бюллетеня?

В Санкт-Петербурге одновременно проходили выборы в Законодательное Собрание. Избиратели получили четыре бюллетеня и это очень тяжело для граждан. Особенно петербургские выборы – один бюллетень за реального кандидата в округе, а второй за виртуального, который собирает голоса за партийный список. Я человеку с высшим гуманитарным образованием и  кандидатской степенью несколько минут объяснял, что это означает и как это работает, а  каково пенсионерам – многие вообще не понимают, что им надо делать.
А ответ— то простой. Вот как в Германии сразу после войны избирали парламент, у них тоже была половина по спискам, половина – по округам. Голосование идет только в округах. Вы голосуете за конкретного человека, а у него партийный значок. Сколько голосов он набрал, то и пошло в партийную кассу в качестве голосов за партийный список. Зачем вам второй бюллетень? Он абсолютно избыточен! Результат — упрощение счета, работы избирательных комиссий. В игре остаются только реальные партии, которые могут выставить достойных людей в округах. Это отсекает партии-однодневки и партии одного актера. Возрастает ценность кандидата в округе, требуется строить реальную партию и искать лидеров в регионах. Сильно упрощается система голосования для избирателей, так как исчезает самый длинный партийный бюллетень.

3. Два тура и не меньше.

Новое в прошедшей избирательной кампании – «хорошо забытые старые» выборы в одномандатных округах. Как и предсказывалось многими, партия большинства собрала внушительный урожай – 203 из 225 разыгранных мандатов. Часть либеральных экспертов выступала по этой причине против возвращения мажоритарной системы. Выборы в округах – это правильное решение, о чем написано ниже. Просто не надо перепрыгивать пропасть в два прыжка. Если вы используете мажоритарную систему, то нужен второй тур голосования. В первом туре ведущую позицию всегда занимает самый известный кандидат. Избиратели определяются по принципу: за лидера, не за лидера. Голоса «не за лидера» распределяются между многими кандидатами. А во втором туре, куда выходят двое, очень часто второй номер консолидирует голоса недовольных граждан. Если посмотрим на петербургские результаты выборов в Государственную Думу, то у нас ни в одном округе кандидат даже не приблизился к 50 процентам, для победы хватало четверти голосов. Это означает, что по всем округам проходили бы вторые туры. И вот здесь была бы действительно серьезная борьба, и еще неизвестно, кто бы победил. Вот это первая реформа, которую необходимо делать.
Голосование в два тура позволяет точнее определить предпочтения избирателей. Вторые туры приучают кандидатов и избирателей к поиску компромисса и созданию коалиций. Я еще раз подчеркну, что в России еще довольно долго самыми популярными идеями будут левая и националистическая. Так народ устроен во многих странах. А правые силы, либеральные партии, всегда будут сильны личностями, а это означает округа, это означает — надо лично выходить и выигрывать.

4. «Ложные цели» демократических сил.

Порог явки. Осуществление избирательного права гражданина не может ставиться в зависимость от нежелания другого гражданина пользоваться своим правом. Человек не пришел на выборы – его устраивает любой результат. Избирательные тупики (недостаточная явка избирателей) приводят к отсутствию легитимной власти, что гораздо опаснее недостаточного представительства. Легализация борьбы за неявку на выборы в качестве политического инструмента ведет к дискредитации института выборов.
Графа «против всех». Графа предполагает, что власть обязана поставить обществу политический товар в виде приемлемых кандидатов. Выдвижение кандидатов – общественное дело. Не устраивают кандидаты – выдвигайте других и боритесь за их избрание, не видите никого достойного – выдвигайтесь сами. Вам никто не обязан сделать красиво на выборах. Демонстрировать недовольство некому — в  момент выборов власти нет, она формируется заново. Голосование «против всех» — это уход от ответственности, лунка в песке для «интеллигентного страуса». Графа «против всех» не может иметь последствий для выборов, это избирательный тупик (отсутствие власти) с неизвестным исходом.
Достаточно задать простой вопрос: кто, как долго и на каких основаниях будет отправлять власть в случае отсутствия результатов выборов по этим двум причинам и состоятся ли  результативные выборы?
Борьба за порог явки и графу «против всех» — это ложные цели для демократических сил.

5. Вечный спор: пропорциональная или мажоритарная?

Политические партии упорядочивают и стабилизируют политическое пространство. Именно задачей становления партий обосновывалось широкое внедрение пропорциональной системы выборов.
Пропорциональная система в современных условиях развитого телевидения, других СМИ не способствует созданию укорененных в регионах политических партий. Харизматический лидер, имеющий доступ к телевизору, на деньги олигархической структуры в качестве паровоза протаскивает в парламент вагоны партийного списка с партийными бюрократами, спонсорами, «авторитетами» и просто случайными людьми.
Пропорциональная система демонстрирует неустойчивость к прорыву безответственных популистов на волне недовольства и усталости избирателей. Яркий пример – успех коалиции «Пять звезд» Беппе Грилло на парламентских выборах в Италии.
Застойная авторитарная политическая культура российских партий, предлагающих одни и те же идеи и одних и тех же лидеров в течение двадцати с лишним лет, — прекрасная почва для радикальных авторитарных подходов. Из года в год избиратель видит в бюллетене все тот же список партий и у него возникает чувство полной бессмысленности выборов. Несколько избирательных циклов на основе пропорциональной системы привели к уничтожению личностного начала в депутатском корпусе. Следствие — потеря интереса и доверия избирателя к представительным органам власти.
На современном историческом этапе в России следует взять курс на построение мажоритарной избирательной системы.
Политическая система должна стимулировать создание вертикально интегрированных партий с развитой кадровой базой в регионах и муниципалитетах. Цель – обеспечение единства политического пространства и политического (а не административного) руководства властями региона. Это обеспечивает мажоритарная система выборов при едином дне голосования, проходящего в два тура, с существенным облегчением партийного выдвижения кандидатов по сравнению с независимыми кандидатами.
Мажоритарная система способствует децентрализации политической жизни и развитию инициативы по всей стране. Она требует от партий кадровой работы на местах для поиска достойных кандидатов. Выборы в округе дают «систему двух ключей» – избиратель голосует за кандидата, качество которого гарантирует партия. Восстанавливается персональная связь «избиратель – депутат», кандидат интересуется мнением избирателя, а не только партийного начальства. Мажоритарная система приводит в политику личности, без которых политическая система нежизнеспособна. Необходимость всем, даже партийным лидерам, проходить сквозь сито персональных выборов сильно способствует кадровому обновлению партий. Избиратель на каждых выборах даже при сохранении набора партий встречает в избирательном бюллетене новые фамилии,
Мажоритарная система отсекает крайности, устойчива к прорыву неорганизованных политических сил. Она устойчивее по отношению к манипуляциям при подсчете голосов, поскольку не требует операций суммирования в масштабе всей страны.
Основное возражение против мажоритарной системы – тенденция к возникновению двухпартийной системы и выдавливание малых партий. Если нам удастся переход к двухпартийной системе от существующей «полуторапартийной», то это следует признать несомненным прогрессом. Потом можно обсудить, какая система лучше будет работать в новых обстоятельствах.

6. Совет Федерации или клуб ветеранов и толстосумов?

Конституция устанавливает, что в Совет Федерации входят по одному представителю от представительного и исполнительного органов государственной власти субъекта Российской Федерации.
Совет Федерации был самостоятельным органом, пока его членами были избранные президенты, губернаторы и председатели региональных парламентов. Как только там появились назначенцы, а затем и назначенцы назначенцев (после отмены губернаторских выборов), авторитет Совета Федерации стал падать.
И граждане, и федеральный центр заинтересованы в прямых выборах членов Совета Федерации. Прямые выборы повысят авторитет Совета, а значит, и парламента, и государственной власти в целом. Для федерального центра расширяется пространство для маневра, поскольку в регионах помимо губернатора появляются две независимые политические фигуры. Это позволит включить в политический процесс авторитетных политиков, которые выдавлены партийными бюрократиями из парламентской политики в уличную.
Для организации прямых выборов гражданами членов Совета Федерации не требуется вносить изменений в Конституцию, достаточно изменения федерального закона. Каждый субъект Российской Федерации – это двухмандатный избирательный округ. Кандидат, занявший на прямых выборах первое место, наделяется полномочиями представительным органом, занявший второе место – исполнительным органом государственной власти. Органы государственной власти имеют полное право советоваться с избирателями по кандидатурам своих представителей. Им можно предоставить право мотивированного отказа от наделения полномочиями победителя выборов. Тогда проводятся повторные выборы на «отказные места». Если граждане подтверждают свой выбор, то победитель обязан быть наделен полномочиями, в случае неисполнения это делает избирательная комиссия. Последнее слово должно оставаться за избирателем, ведь единственным источником власти является народ.
Выборы членов Совета Федерации надо вводить неотложно, Совет Федерации практически полностью утратил авторитет среди граждан.

7. Выборы – это доверие

Конкурентные, «нефильтрованные» выборы губернаторов, членов Совета Федерации, мэров, депутатов разных уровней по мажоритарным округам быстро выявят настоящих лидеров, а избиратели научатся отличать лидеров созидания от лидеров разрушения. Иначе мы будем постоянно испытывать кадровый дефицит первых лиц, способных эффективно руководить как с политической, так и управленческой точек зрения, от села до всей страны. Назначения решают тактическую задачу обеспечения лояльности, но уничтожают стратегическую перспективу выживания политической системы.
Никакая политическая власть не сможет сохранять контроль и обеспечивать развитие в случае утраты основного капитала власти – доверия граждан. Всеобщее избирательное право – не самый эффективный способ выявления лучших управленцев, но это лучший инструмент установления доверия.

Автор: Сергей Алексеевич Цыпляев – декан юридического факультета Северо-Западного института управления РАНХиГС, президент Фонда «Республика», член Комитета гражданских инициатив; ранее полномочный представитель Президента Российской Федерации в Санкт – Петербурге 1992 – 2000 гг., народный депутат СССР, член Верховного Совета СССР 1989 -1992 гг., участник Конституционного совещания 1993 г.

          Второй раз за последние два года становится вакантной должность Уполномоченного по  правам человека в России. И второй раз ведущие правозащитники страны направляют Президенту письма с просьбой вновь назначить на эту должность Владимира Лукина, уже занимавшего этот пост в течение 10 лет, два срока подряд. Именно потому, что под этими письмами стоят подписи уважаемых людей, признанных авторитетов в  области правозащиты, просто подступает отчаяние.

   Во-первых, федеральный конституционный закон об Уполномоченном содержит сакраментальную норму «Одно и то же лицо не  может быть назначено на должность Уполномоченного более чем на два срока подряд». Первое письмо  семи правозащитников произвело эффект разорвавшейся бомбы, они   просили Президента поменять законодательство, исключить запрет третьего срока, чтобы оставить хорошего человека В. Лукина на должности Уполномоченного. Второе письмо не менее сильное, авторы указывают, что пауза выдержана и можно вернуть В. Лукина в исходное положение. Тем самым авторы письма полностью солидаризуются с механизмом «рокировки» 12 года и предлагают сделать этот извив истории  нашей «доброй традицией».  Высокая цель обеспечить стабильность никак не  оправдывает предлагаемое средство— несменяемость Уполномоченного по правам человека. Если вы готовы сказать «остановись мгновение, ты -  прекрасно», значит,  настало время уходить с капитанского мостика и передавать знамя новым лидерам.

 Речь  не только о слепом следовании букве закона (хотя и это неплохо).   Задача, которая никак не дается нашему обществу — обеспечение своевременной плановой ненасильственной смены политической и управленческой элиты. Дело не в конкретных фамилиях или политических идеях, это закон природы. В силу конечности нашей жизни общественный институт способен длительно существовать, если он обеспечивает смену поколений. Если руководитель может неограниченно долго сохранять власть, он начинает игру «хозяин горы» и на дальних подступах уничтожает конкурентов, запуская кадровое вырождение структуры. Так создатель становится могильщиком своего любимого дела. Если уход через определенное время неизбежен, то он думает о преемниках, последователях, а не об эликсире бессмертия. Кадровый застой в управленческой элите ведет к  подавлению следующих поколений и служит для них прямым приглашением к бунту.

   В качестве последнего рубежа защиты несменяемой власти  выдвигается тезис, что больше никого нет и  найден лучший из лучших.  Если в  России  больше нет достойного на  должность Уполномоченного, то что говорить о Президенте?    Конечно пожизненно! И звезду   героя гениальному «кадровику» Б.Н. Ельцину, который нашел одного-единственного среди миллионов, а больше никто никого найти не может.    Я считаю подобные аргументы прямым оскорблением нашего народа, заявлением об исторической обреченности страны. Уходит лидер и дальше пустыня, смерть России?  Никогда не поверю, что среди ста сорока трех миллионов соотечественников не найдется несколько десятков человек, могущих управлять страной. Другие народы их находят, а у нас их нет? Уже Китай по  завету Дэн Сяопина освоил плановую смену лидеров каждые 10 лет. У власти уже пятое поколение руководителей и никто не пытался вернуться. Полномочия «первого лица» — председателя Комитета 50-ти  в древних Афинах длились один (!) день, настолько они защищались от наступления тирании.

Во— вторых, крайне удручает стремление интеллигенции по любому поводу писать письма Президенту. Напомню, что Уполномоченного назначает не  Президент, а Государственная Дума, а Президент имеет право вносить предложения о кандидатах наряду с Советом Федерации, депутатами Государственной Думы, ее  депутатскими объединениями. Во время Общероссийского гражданского форума активисты собирали подписи под письмом Президенту об объявлении амнистии. На  мой вопрос, почему письмо Президенту, ведь амнистию объявляет Государственная Дума, последовал ответ: «Ну вы же знаете, как у нас все делается!» Либо вы  делаете так, как надо, как считаете правильным, либо вы утверждаете существующий порядок вещей. Если посмотреть перечень тем, по которым граждане обращаются к Президенту с призывом вмешаться и решить проблему, то он далеко выходит за рамки его конституционных полномочий. Если вы настаиваете на  превращении политического лидера в абсолютного диктатора, то не надо возмущаться, когда он идет «навстречу пожеланиям граждан».

 И в— третьих, я хочу выразить надежду, что Владимир Петрович Лукин проявит мудрость, принципиальность, приверженность праву и откажется от этого «данайского» предложения.  Правозащита – это не только защита граждан от неправовых действий государства, правозащита – это и отстаивание  правовых и моральных принципов. Лукин нам друг, но истина дороже.

 

     Череда геополитических конфликтов России и Запада делает, на первый взгляд, неизбежным поворот России на Восток — смену политических и экономических ориентиров и  партнеров.  Прорубленное Петром Первым «окно в Европу» наглухо задраивается в ожидании длительной зимы в отношениях Россия – Европа. Появляется желание настежь распахнуть ворота в «теплый» Азиатско-Тихоокеанский регион, в первую очередь в Китай.     Российская элита демонстрирует эйфорические ожидания – Китай заместит нам Европу как покупатель нашего сырья, источник технологий и инвестиций. 

        Реальность оказывается гораздо жестче. Китай замедляет свое развитие и не генерирует растущий спрос на сырье, очень избирателен в развитии проектов, стремится обеспечить дешевую сырьевую базу и не желает создавать себе конкурента.

     В чем заключается стратегический  национальный интерес России? Это не интеграция ради интеграции, не просто дружба и торговля. Сегодня императив для России – это реиндустриализация. Ставка на сельское хозяйство, экологический туризм и продажу чистой воды возможна, но  потребует полной перезагрузки национального характера.  Сырьевая специализация – это краткосрочная стратегия, дальше либо рывок в индустриализацию, либо уход из состава ведущих мировых игроков без шансов на выживание после исчерпания природных ресурсов.  Идея «большого скачка» в  постиндустриальную эпоху без индустриального фундамента просто утопична.

1.        1. Ты помнишь, как все начиналось?

   Здесь уместно вспомнить, как проходил индустриализацию Советский Союз. Откуда, как по  мановению волшебной палочки,  в  крестьянской стране возникла тяжелая индустрия, позволившая технически в  основном подготовиться к Отечественной войне? Учебник истории КПСС никогда не  рассказывал об американском гражданине Альберте Кане и его выдающейся роли в  советской индустриализации.  Прославившийся как «архитектор Форда»,  Альберт Кан был приглашен в Советский Союз, он подготовил программу промышленного строительства и в 1930 году получил контракт на   организацию строительства промышленных предприятий  в сопоставимых деньгах  больше нынешнего годового федерального бюджета. Его фирма спроектировала и организовала строительство более 500 объектов.   На всех объектах от  проектирования, строительства и до поставки оборудования трудились десятки, сотни  американских и немецких фирм. Сталинградский тракторный завод построен в США, размонтирован, перевезен в  Советский Союз и собран заново. Магнитка строилась как аналог металлургического комбината в городе Гэри, штат Индиана. Американские домны после капитальной реконструкции доработали до наших дней, первый прокатный стан немецкой фирмы «Демаг» запущен в 1933 году и непрерывно проработал до 2006(!) года. Проектирование и строительство Днепрогэса консультировал американский гидротехник Хью Купер.  Электрогенераторы поставил Сименс, турбины – американская фирма Ньюпорт Ньюс, теперь хорошо нам известная как Нортроп Грумман – крупнейший производитель атомных подводных лодок и авианосцев.  То же самое можно узнать про каждый из 500 заводов. Оплачено все это было валютой от поставок зерна, деревня вынесла на  своих плечах всю тяжесть индустриализации и надорвалась.

      Сегодня это кажется абсолютной фантастикой. С одной стороны, полная идеологическая непримиримость, не чета нынешней. Наш «интеграционный проект» кристально ясен – мировая революция и вступление новых социалистических стран в  Советский Союз. С другой стороны, экономические интересы, великая депрессия и  прагматический подход. Все сказанное – это не повод посыпать голову пеплом и  предаваться чувству  «национального унижения». Если хорошо подумать, то это был единственно возможный вариант получения высоких технологий и оборудования для ускоренной индустриализации. Где бы мы оказались в 1941 году в случае победы  сторонников «импортозамещения»? Наши инженеры и рабочие, организаторы производства получали бесценный опыт,  появилась возможность копирования ввезенного оборудования. Трагедия заключалась в другом. Первое – подавляющее большинство возникшего класса профессионалов уничтожено или репрессировано. Профессионал уважает свое дело и  себя, не кланяется перед вождями и начальниками. Ясно, что судьба их была печальна. Второе – индустриализация пошла преимущественно по военному руслу. Не  создана мощная гражданская промышленность, гражданский сектор развивался и финансировался по остаточному принципу.  Новая большая война и мировая революция к счастью не случились, но гражданская  экономика не выдержала оборонного щита и развалиласьТретье – жесткая командная система не позволила поддерживать «внутренний огонь» развития в обществе. 

2.                2. Индустриализация, дубль два.

   Сегодня запускать индустриализацию в России и проще и сложнее. С одной стороны, нет непримиримых идеологических противоречий с внешним миром. С другой стороны, поднялись серьезные конкуренты, занявшие нишу фабрик мира, это в  первую очередь Япония, Китай, Индия, другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона. 

    Велик соблазн под лозунгом  «опоры на собственные силы» уйти в изоляцию, закрыться от конкуренции.  «Покупать своё» — дело хорошее, но в одночасье это не получится. Вы хотите изготовить отечественный продукт. Но для этого нужно оборудование, а где его взять? Ждать, пока его тоже «импортозаместят»? И  так далее по всей производственной цепочке.  Сырьё, комплектующие, оборудование и технологии еще долго придется приобретать за валюту. Где взять валюту? Развивать отрасли, дающие товары на  экспорт помимо минерального сырья. Например, сельское хозяйство, компьютерные технологии, производство вооружения.  Импортозамещение – это развитие экспортных отраслей, а не закрытие отечественного рынка, консервирующее технологическую отсталость.

   Главная проблема — Советский Союз полностью израсходовал «стартовую ступень» индустриализационной ракеты – российскую сельскую молодежь, неистово стремящуюся к новой городской фабричной жизни и готовую за угол в общежитии  и надежду на светлое будущее работать, учиться и давать фантастические темпы роста на стартовом этапе индустриализации.  Это история жизни наших дедушек и бабушек, наших родителей. Сегодня резервуар пуст и наполнить его самостоятельно  в обозримой перспективе не удастся.  Но у нас есть запасной топливный бак – жители бывших союзных республик, которые хотят и могут встать к станкам, придти на  стройки при правильной организации дела и осознанном человеческом отношении к  тем, кто реально трудится.

  Где может быть востребована помимо внутреннего рынка индустриальная продукция России? Откуда взять технологии, оборудование и инвестиции? Естественный партнер – это снова Европа, причем ее постиндустриальная часть.  Как сегодня Китай является индустриальной фабрикой США, так Россия может побороться за место индустриальной фабрики Европы, не отказываясь от рынка СНГ.  Предприниматели в 90 –е годы естественным путем вышли на  это решение. Перед властями и бизнес — сообществом встала нетривиальная задача совместить российское предпринимательство, западные технологии  и преимущественно среднеазиатскую рабочую силу,  бережно вырастить новую индустрию на каменистой отечественной почве.

   В чем состояли исторические преимущества России? Это культурная и территориальная близости к  Европе.  Европа и Россия в состоянии создать самодостаточный конгломерат – от сырья до постиндустриала с постепенным перемещением индустриального компонента на Восток. Если «национальная гордость великороссов» не позволяет идти путем Петра Великого, то остается вариант сырьевого придатка Китая, как это ни называй. Это успокоит национальную гордость? Китай объективно не заинтересован создавать себе конкурента на линии Китай – Европа и Россия в  экономическом плане может его интересовать как источник дешевого сырья и  транспортная территория.  Надо ли  развивать экономические связи с Китаем и АТР в целом? Безусловно, да. Но  ожидать  бесплатного «восточного чуда» точно не стоит.

3. Окно возможностей закрывается.

  Надо отчетливо понимать, что наши преимущества тают, исторического времени у нас  осталось совсем мало. Китай стремительно овладевает лучшими  бизнес — практиками, современным корпоративным управлением. Страна становится глобальным игроком, так что,  повернув на Восток, мы с изумлением обнаружим те же вестернизированные подходы, которые порой так раздражают наши власти.  Китай приступил  к ликвидации второго своего недостатка – удаленности от Европы.  В декабре прошлого года в рамках проекта «Шелкового пути» в Грузию прибыл первый поезд из  Китая, причем в обход российской территории. Речь идет о транспортировке грузов по маршруту Китай – Европа за 10 – 15 дней, в то время как морской путь требует 40 – 45 дней. Если экономики Европы и Китая сомкнутся благодаря транспортному коридору быстрой доставки грузов, то у России останется весьма скромное место в  мировой системе разделения труда: стоять на заснеженном полустанке с жезлом и  автоматом Калашникова, а мимо будут проноситься поезда с высокотехнологичными товарами в обе стороны. Награда – транспортный тариф и отсутствие экономического будущего, т.е. исторической перспективы. Шелковый путь превратится в стальной обруч.

     4. Головокружение от успехов.

     Линия реиндустриализации активно  развивалась, пока не была сметена ураганом нефтегазовых доходов. Элита страны и граждане  дружно уверовали в  вечное счастье нефтегазовых рантье, возжелали стать «владычицей морскою» и  начать переустраивать мир. Во внешней политике вновь зазвучали регистры великодержавности.   Уже ясно, что мир не хочет переустраиваться по нашим рецептам, а внешнеполитические проекты начинают придавливать российскую экономику к земле.   В очередной раз мы проходим увлекательный маршрут к «разбитому корыту» и ничему не учимся.  Премьер – министр С.Ю. Витте после неудачной русско-японской войны писал, что России лучше укреплять порядок внутри страны и  поднимать национальную экономику, а не пытаться играть роль мирового лидера, расходуя на это свои ресурсы. Начать новую жизнь разумного строительства, лет на 20 – 25 заняться только самими собою и успокоиться во внешних отношениях.   Того же просил следующий премьер П.А. Столыпин: «Дайте государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России».  Не  дали. Лидер крайне правых в Государственном Совете, бывший министр внутренних дел Петр Дурново написал в феврале 1914 г. царю пророческую записку о грядущей катастрофе в случае войны  России с  Германией. Не услышали. Страна в патриотическом восторге вошла в войну и  разразилась катастрофа, последствия которой мы не можем преодолеть уже более 100 лет.

      В духе нового направления мысли послушаем Восток. Дэн Сяопин завещал Китаю держаться в тени и не демонстрировать претензии на лидерство. Исключительная концентрация Китая на внутреннем развитии, стремление избегать любых конфликтов, которые могли бы ему помешать, дали феноменальные результаты. Эффективной может считаться только та внешняя политика, которая создает наилучшие возможности для внутреннего развития страны. Кто истинные патриоты России -  Витте, Столыпин, Дурново или те, кто из ложных соображений престижа приводил  страну к очередной катастрофе?

       Куда на этот раз повернет русская тройка?

 

  Автор: Сергей Алексеевич Цыпляев – декан юридического факультета  Северо – Западного института управления РАНХиГС, президент Фонда «Республика», член Комитета гражданских инициатив.

        Расстрел конференции о свободе слова в  Копенгагене, террористический акт мести журналу «Шарли Эбдо» за карикатуры на  пророка Мухаммеда, объявление  конкурса карикатур о холокосте в Иране, иноверцы, обезглавленные боевиками «исламского государства» — такая палитра событий начала года вселяет беспокойство в сердца и умы европейцев.

    «Что происходит? Почему везде резко обостряются религиозные конфликты?»  Этот вопрос задается все чаще. Ответ звучит так: великое перемешивание цивилизаций.

 

Великое перемешивание цивилизаций

 

      Если столетия назад для знакомства с  другими обычаями, иной культурой надо было переплывать моря, преодолевать пустыни и горные гряды, сто лет назад хотя бы пересечь государственную границу, то сегодня для этого достаточно выйти во двор. Раньше вы могли вернуться из  путешествия в свой привычный, стабильный, культурно однородный мир, сегодня его границы стягиваются до размеров вашего дома.

      Кровавые события в Европе и на Ближнем Востоке, решение вопросов веры и морали с помощью вооруженного насилия вновь вернули нас к проблеме столкновения цивилизаций. Самюэль Хантингтон описывал столкновения цивилизаций, используя в качестве единицы рассмотрения преимущественно страны, речь в первую очередь шла о конфликтах на границах «цивилизационных плит» — на тектонических разломах.

   На наших глазах мир стремительно приобретает новое качество. Мощнейшие силы и инструменты глобализации – Интернет, телевидение, корабли и самолеты — сделали планету маленькой. Идет непрерывное перемещение людей, перемешивание представителей разных рас, национальностей, культур и религий. Разность потенциалов – жизненных возможностей – срывает людей с традиционных мест и  уносит в центры развития, пока в основном в Западную цивилизацию. Никакие государственные ухищрения не в силах остановить этот процесс, его не повернуть вспять. Перемешивание происходит исключительно быстро по историческим меркам, не успевает произойти взаимная адаптация, глубокая ассимиляция, требующая нескольких поколений.

    Это напоминает перемешивание воды и масла. Исходно есть четкая граница между двумя жидкостями, поверхность границы – тектонический разлом. Потрясите сосуд – и много мелких капель масла взвешены в воде. Не  возникает однородного раствора, площадь поверхности границы, потенциальной зоны трений и конфликтов, возросла многократно.

   Если вы родились в окружении полного интернационала, то вы воспринимаете это как должное. Если же в вашей деревне, где все уже давно почти родственники, поселятся китаец, араб и африканец со своими семьями,  то это уже потрясение основ и начало битвы народов. Они ведь все делают не так, как мы привыкли, они говорят на непонятном языке, молятся другим богам – это опасность! Наша практика показывает, что хватает нескольких выходцев с Кавказа.

     Конечно, многое решает культурный уровень – степень взаимной деликатности, любопытство и интерес к новому, необычному, взаимная готовность понимать и принимать. К сожалению, инстинкты диктуют иное, поводы для раздражения, обид и конфликтов находятся быстро и включается система распознавания «свой – чужой». Меньшинство в целях самозащиты объединяется в  спаянную этническую или религиозную группу, которая становится угрозой и  проблемой для неорганизованного большинства.   

     Трагедия  в Париже отчетливо продемонстрировала принципиальное изменение роли религии в современном мире. Раньше религия  играла  объединяющую, стабилизирующую роль в области своего распространения, создавая общий культурный фундамент стран и народов. Столкновения религий были редки и  краткосрочны, носили преимущественно пограничный характер.  В перемешанном мире религия превращается в  разъединяющий, конфликтный институт. Первый значимый опыт перемешивания Европа обрела с появлением протестантов, за этим последовали религиозные войны, бесконечные и беспощадные. Можно прийти к компромиссу в идеологических и  материальных  вопросах, в вопросах веры компромисс практически невозможен.  Европа нашла ответ на этот вызов – светский характер государства,  религия становится  элементом частной жизни. Однако затем в Европу хлынули представители других стран,   других континентов.

    Становится ясно, что атомом цивилизации является человек, молекулой, несущей все особенности культуры – семья и община. Сетевая культурная общность может длительное время сохраняться и развиваться даже вне государственных рамок и без опоры на государство. В этом сложном перемешанном мире «коктейля цивилизаций» нам предстоит жить. Этот коктейль основательно приправлен оружием массового уничтожения – готовый к  употреблению коктейль Молотова.

 

Что делать надо  и чего делать нельзя

 

  Как обычно, в первую очередь предлагаются простые и неверные решения. Их общий знаменатель – «возврат в светлое прошлое». Например,  вернуться к чистым в генетическом  или идеологическом (в том числе религиозном) смысле моногосударствам.

    Реально границы государств редко соответствовали этим признакам,  поэтому внутри страны возникали правильные, государствообразующие «свои»  и «чужие» — иноверцы, инородцы, инакомыслящие. Далее начиналось перемещение народов и перемещение границ. Кровавые войны, геноцид, изгнанные народы – всем этим полны века истории. Сегодня в мире перемешивание представителей разных этносов и религий идет столь интенсивно, что возвращение к чистоте принципов просто невозможно без превращения страны в тоталитарное общество с государством фашистского типа. Для России это будет означать дальнейший распад и уход в глубокий третий мир.

    Из этой же серии предложения ускоренной насильственной ассимиляции иммигрантов.

 Большинство людей крайне неохотно меняют свою идентичность, даже под страхом смерти.  Административный нажим вместо осознанного личного решения, сделанного пусть и под давлением жизненных обстоятельств, плодит сопротивление. Это нам хорошо знакомо и из  истории народов Российской империи, и из истории русских общин, оставшихся за пределами России после распада СССР.

      Арсенал возможностей регулировать такие мощные долгосрочные исторические процессы, идущие всю человеческую историю, весьма невелик. Он не обладает «идеологической чистотой» и включает как либеральные, так и нелиберальные решения.

     Первое. Для того, чтобы общество успевало адаптироваться к новым реалиям, надо замедлять скорости миграционных потоков. Визовые ограничения, усложнение получения вида на жительство, а тем более гражданства – все эти фильтры замедляют приток носителей иного жизненного уклада и дают людям возможность приспособиться к жизни в  новых внешних условиях.

    Второе. От общества потребуются серьезные усилия и финансовые траты на образование и  социализацию новых сограждан. Мы можем вспомнить наш непростой опыт массового переселения жителей провинции в крупные города в эпоху индустриализации, он  сопровождался почти поголовной посадкой за парту молодежи и детей переселенцев с использованием широкого набора форм обучения. Начинать надо с курсов по  обучению русскому языку, в первую очередь, детей иммигрантов. В деле интеграции школы и учителя эффективнее и дешевле, чем тюрьмы и полицейские.

   Третье. Перед просвещенной частью общества встает непростая задача выработки общей модели жизни, картины мира, ориентированной на поиск общих ценностей в культуре, морали, параллелей в  быту и традициях разных народов, в противовес культивированию непримиримых различий. Очень непросто признать, что ваше понимание «что такое хорошо и что такое плохо» не является вневременным, универсальным, общечеловеческим, есть конкурирующие системы ценностей и с этим придется считаться.

    Четвертое. Из вышесказанного вытекает необходимость бескомпромиссного и последовательного отстаивания светского характера государства. В многоконфессиональном государстве акцент на религиозной принадлежности человека, причем культивируемый с раннего детства, неизбежно приведет страну к неразрешимым внутренним противоречиям, чреватым кровавыми конфликтами вплоть до распада страны. Стратегически недальновидным является внедрение религиозного образования в школы, публичное отправление религиозных культов государственными деятелями, политиками. Религия – это территория частной жизни. Поэтому в свою очередь неприемлемо избыточное вмешательство государства в регулирование религиозной жизни. Нежелательно публичное обсуждение существа религиозных учений, но это не распространяется на религиозные нормы, предлагаемые всем членам гражданского общества.

    Пятое. Пожалуй, самое главное и самое трудное. Принимающая культура сохранит свое существо, если станет «сильным растворителем» для инородных вкраплений. Она должна быть привлекательной, современной, обладать эффективной экономикой, предъявлять «городу и миру» притягательный проект будущего, вызывать уважение у приезжающих. Передовая экономика собирает энергичных, умных, творческих людей,  которые сами прочно встанут  на ноги. Неквалифицированная иностранная рабочая сила в случае кризиса первой оказывается за воротами предприятий, где ее встречает этнический криминал и экстремистские организации.  Нас постоянно тянет к «обществу мемориальной культуры», которое ведет нескончаемые дискуссии о прошлом, ищет в  прошлом ответы на вызовы будущего,  сожалеет об «утраченном рае» и отчаянно сопротивляется любым изменениям, рассматривая эволюцию как процесс непрерывной деградации. Так можно построить резервацию, но не страну – мирового лидера.

    Шестое. Общество, желающее выжить в новых условиях, должно установить и поддерживать твердый демократический порядок. Демократический порядок устанавливается гражданами, самостоятельно соблюдающими одобренные ими законы и заставляющими власти работать на поддержание этого порядка. Закон рассматривается как общая ценность, народ борется за него, как за свои стены. Демократический порядок несравненно прочнее и жестче авторитарного, здесь не  купишь разрешение на работу, справку о знании языка и далее по списку вплоть до  суда. Наши соотечественники, обладатели солидных состояний, перебирались в  Швейцарию, уверенные в силе своего кошелька и мягкотелости демократии. «Да это же  тюрьма!» — раздавался их изумленный крик, поскольку рядовые швейцарские граждане при содействии властей (именно так, а не наоборот!) быстро учили их  уважать закон, права и свободы соседей.

    И еще о традициях. В моей ленинградской школе работал Клуб интернациональной дружбы, много лет я был его членом, потом президентом. Мы учились уважать другие народы, жить в мире и сотрудничестве с  разными странами. Никто не заявлял об исключительном качестве русского народа – «обладании лишней хромосомой». «Лишняя хромосома» — это гарантированное вырождение нашей цивилизации. 

 

Автор: Сергей Алексеевич Цыпляев – президент Фонда «Республика», член Комитета гражданских инициатив,  член Совета по внешней и оборонной политике

   

       3 февраля президент подписал федеральный закон, позволяющий назначать главами муниципальных образований людей, не проходивших каких— либо выборов жителями муниципалитета.                                                                                                                                                                                          

    Каждый раз, когда обсуждается задача обязательной смены президента страны после двух сроков полномочий, звучит вопрос: «А кто следующий? Ведь больше никого нет». Этот взгляд сулит мрачные перспективы стране, она приговаривается к смерти. В силу конечности человеческой жизни единственный лидер неминуемо уйдет, а затем смута, конец государственности. Поскольку Россия существует более тысячи лет, в это верится с трудом. Да и оскорбительно для собственного народа звучит утверждение, что он  настолько слаб и нищ духом, что в отличие от других стран не может выдвинуть из  своих рядов хоть нескольких лидеров.

  Дело не в «дефектной генетике» русского народа, а в самовоспроизводстве общественного порядка, не  дающего вырастать общественным лидерам созидания. Давайте посмотрим, откуда берутся кандидаты на президентских выборах в США. Чаще всего это губернаторы штатов или сенаторы, неоднократно проходившие горнило выборов. Где начиналась карьера нынешнего президента Финляндии Саули Нийнисте? В местном самоуправлении – в муниципалитете города Сало.

   Вся огромная система свободных конкурентных выборов работает как механизм естественного отбора, он бракует кандидатов, не удовлетворяющих предпочтениям и жизненным ориентирам граждан. Именно эта зависимость судьбы политика от мнения граждан заставляет его думать о том, как избиратели отнесутся к его действиям, поступкам, моральному облику. В конечном счете, главный вопрос организации общественной жизни – куда повернута голова управленца. В сторону «вышестоящего начальника»  — и тогда «выстраивание отношений», лесть, подношения, парад отчетности. Граждане только мешают и путаются под ногами, единственное ограничение – угроза большого скандала, неприятного начальнику. В сторону граждан – и тогда надо доказывать им свою успешность, готовность и способность решать их проблемы. Безусловно, тут включаются популизм и личное обаяние, избирательные технологии. Однако этому противостоят конкуренты, свободная пресса и накопленный опыт избирателя.

     Древняя Греция первой начала осваивать республиканские технологии. Страна за страной учатся народовластию, кто лучше, кто хуже. Но никому не удалось добиться устойчивого развития и благосостояния граждан без установления республиканских институтов и господства права. Это среда обитания свободного человека, в неволе он не созидает и не живет.   

      Наши «общественные грядки», на которых должны произрастать претенденты на лидерство и управление, наглухо заасфальтированы. Отменяются губернаторские выборы под фантастическим предлогом борьбы с  терроризмом. Потом возвращаются, но законопаченные муниципальным фильтром, вертикалью избирательных комиссий. Все по Генри Форду: «Клиент имеет право приобрести автомобиль любого цвета, но при одном условии – если этот цвет черный». Совет Федерации превратился в «царство политических теней». Какой авторитет у этого «представительного» органа власти? А ведь эта палата решает важнейшие вопросы войны и мира, отрешения Президента, назначает высших судей и  Генерального прокурора. Конституция в нынешней редакции не препятствует проведению прямых выборов гражданами членов Совета Федерации, было бы желание.  

      Можно, конечно, положиться на технологию «преемника». Уходящий президент как Дед Мороз вытаскивает из мешка за уши новогодний подарок – очередного преемника. Не надо думать, мучиться, выбирать, но риски очень велики. А если он окажется негодным управленцем, неудачным лидером и даст еще более слабого  преемника? Ошибки в такой системе ведут к ее кадровому вырождению. Да и освоение навыков лидерства в процессе «руления страной» — это самоубийственная национальная стратегия.

    Нет честной конкуренции – не работает отбор самых эффективных, получающих доверие граждан. Нет доверия – власть не может ничего, особенно, если становится трудно. Если политическая система не воспроизводит лидеров созидания, то в кризисных условиях включается «Улица» и она выносит наверх лидеров разрушения. Нас 17 –й  год ничему не научил?

      Предположим, случилось чудо, и завтра объявлены свободные и честные выборы губернаторов и членов Совета Федерации. Откуда возьмем кандидатов – политических лидеров, а не карьерных чиновников? Взгляд падает на следующий уровень «политического огорода» — муниципальный. А  там что? Там прямо сейчас незаметно происходит решительная прополка последних остатков редкого растения в нашем климате – лидеров публичной политики. По  стране идет кампания ликвидации прямых выборов мэров городов. Парламент принял, а президент подписал федеральный закон, дающий региональным властям право отменять выборы мэров – глав муниципальных образований.  Они будут наделяться полномочиями собранием депутатов, но кандидатуры отбираются комиссией под строгим контролем губернаторов. Это уже не «сити – менеджер» на контракте, а полновластный глава муниципалитета и администрации.  Полное торжество вертикали, дотянувшейся и до местного самоуправления, которое в  соответствии с Конституцией не входит в систему органов государственной власти.

  На первый взгляд, вертикаль обеспечивает контроль и управляемость. Во главу угла ставится преданность начальнику в ущерб доверию граждан. Но стратегически система необычайно уязвима и рассыпается при первых ударах кризисного шторма. Нет лидеров, способных взять на себя ответственность, принять решение, убедить граждан в его правильности. Модель всемогущего президента, раздающего пряники, работает в  тучные годы. Стоит кончиться пряникам – все недовольство поднимается по  вертикальным каналам и фокусируется на центральной власти, которая может не  выдержать кумулятивного удара. Система  в  очередной раз развалится, а последствия расхлебывать нам всем. Мы изумимся, объясним все «кознями американцев» и начнем заново строить вертикаль.

   Может, лучше защитить право самим выбирать власть и начать с мэров?

 

Автор: Сергей Алексеевич Цыпляев – президент Фонда «Республика», член Комитета гражданских инициатив,  член Совета по внешней и оборонной политике

 

Ожидание чуда — одна из слабостей русского народа, считал Николай Бердяев. Мы ждем, что возникнет, откуда ни возьмись, мудрая и честная власть, заботящаяся об интересах народа и страны, сама по себе наладится экономика, кто—то наведет порядок, вычистит соседний лес и ввернет лампочку в подъезде. Главное — горько заплакать (написать жалобу), дождаться Василису Премудрую (желательно президента), которая скажет: «Не плачь, Иванушка, ложись спать, утро вечера мудренее. Вот тебе инструкция (послание, указ, но лучше деньгами), выполни ее, не рассуждая, но не дай бог тебе проявить инициативу. И тогда будет тебе счастье (зарплата и пенсия)». В сказках заложены самые глубинные народные традиции, которые мы буквально всасываем с молоком матери.

Требуются республиканцы

Каждый год в День Конституции начинается разговор о том, что Конституция «не работает», в тексте надо изменить вот это, дополнить это, обязать, потребовать, заставить… Мы ждем, что Конституция будет работать сама без наших усилий, в автоматическом режиме, как регулятор Уатта. Устроимся у телевизора и будем наблюдать увлекательный политический процесс. Эти представления разделяет и мыслящая часть общества. Главное — написать правильные тексты законов и «сама пойдет». Удивительно, почему человечество не разработало «коробочный вариант» государственного устройства. Приезжаешь в любую страну, проводишь весь пакет законов через племенной совет — и заработала «скатерть — самобранка»!

Конечно, хорошо сработанная конституция формирует нравы и обычаи, но  опыт ельцинской, брежневской и сталинской конституций свидетельствует, что сильнее конституционных формул оказываются «народные понятия» о том, как должно быть организовано общество. Наша любимая традиционная модель — «вождь и племя». Непогрешимый и несменяемый вождь возглавляет племя, которое не допускает внутри себя разномыслия и (самое наказуемое) чьих — либо еще претензий на лидерство. Необходимость только  такого устройства объясняется угрозой нападения соседнего племени, поэтому важна постоянная мобилизация, подавление любого разногласия во имя единства. Именно это поведение интуитивно признается патриотическим. Предоставленные сами себе, мы непременно собираем эту модель, как автомат Калашникова, во всех сферах общественной жизни — политике, экономике, науке, культуре. Не будут поняты и приняты структуры, в которых нет ясного понимания, кто главный начальник, принимающий решения.

Наша Конституция утверждает республиканское устройство общества. А это требует принципиально иного самоощущения и поведения граждан. Республика, как общее дело, не может существовать без республиканцев — равноправных, самостоятельных граждан, крепко стоящих на ногах и живущих своим умом, уважающих и защищающих закон. Такие люди обладают самоуважением, они неизбежно потребуют и создадут самоуправление — самостоятельное решение максимально широкого круга задач там, где они живут, распоряжение налогами, формирование всех органов власти их решениями.

Такая самостоятельная «взрослая» жизнь означает для республиканцев готовность тратить силы, энергию, время и деньги (да, даже  деньги!) на исполнение общественных обязанностей, будь то гражданская инициатива по благоустройству, помощи нуждающимся, или участие в управлении (как гражданин или как выборное лицо). Республиканец участвует в формировании органов власти, создавая, поддерживая действиями и деньгами политические партии, постоянно интересуясь общественными делами на всех уровнях и проявляя инициативное участие. Если партию финансируете не вы, а олигарх, то почему она должна действовать в ваших интересах? Если вы не выдвигаете и не продвигаете своих кандидатов, то откуда возьмутся новые политики, понимающие ваши нужды ? Снова чудо? Заботливо накапливая и культивируя навыки самоуправления, ответственный гражданин понимает: научимся эффективно управлять в городе, селе, регионе — получится и в стране. Невозможно осваивать азы лидерства в процессе «руления страной» — это самоубийственная национальная стратегия.

Ключевое отличие республиканца от верноподданного — признание личной ответственности за действия своей страны, своего правительства. Для него равным образом оскорбительны и неприемлемы утверждения «во всем виновата власть, а мы не можем ничего сделать» и «все придумали и организовали великие и ужасные американцы». Это унижение собственного народа и привитие комплекса беспомощности.

Патриотизм мирного времени

Республиканский взгляд потребует переопределения патриотизма. Да, безусловной остается готовность встать на защиту Родины в военное время. А вот что такое патриотизм в мирное время, ведь мы надеемся, что его будет больше, чем военного? Мало громко кричать «мы всегда во всем круче всех», одобрять и поддерживать любые решения начальства. Не могут считаться патриотами люди, превращающие родную природу в помойку, халтурно выполняющие свою работу, разворовывающие бюджеты — наши общие деньги, складывающие за бугром все нажитое «непосильным трудом». Люди, фальсифицирующие результаты выборов, подрывают государственные устои — взаимное доверие граждан. Истинный патриот горд тем, что он сделал для страны, псевдопатриот требует от общества поощрения за свои «правильные» слова. Ценности свободы и республики лучше сочетаются с патриотизмом, чем традиционные «скрепы» рабства и верноподданничества.

Военное и мирное время нуждаются в разных системах организации общества. «Война» требует командной вертикали, единства воли и действия, мобилизации сил и средств. Военизированный порядок нам понятен и привычен, но он блокирует механизмы развития в обществе. «Мир» нуждается в горизонтальной самоорганизации, свободном творческом поиске, солидарности и сотрудничестве. Если мы хотим быть в числе лидеров развития, то обязаны поощрять и поддерживать разнообразие. Никто наперед не знает точно, что «выстрелит» завтра, станет направлением роста и развития. Мы это уже проходили — мир пошел в цифровую революцию, а партия ставила задачи «догнать и перегнать США по выплавке чугуна и стали». Старшие поколения помнят систему тотального контроля распространения информации. Ксерокс охранялся как ядерный реактор — стоял за железной дверью и на кнопки нажимал специально обученный оператор. Для снятия копии журнальной статьи в открытой печати надо получить согласующую подпись компетентного сотрудника. Невозможно размножить собственноручно изготовленный текст. В дни государственных праздников в учреждениях собирались в закрытом помещении все печатные машинки — вдруг тайный враг размножит на них антисоветские листовки? Какой Интернет, какие персональные компьютеры, принтеры и сканеры! Эта система нежизнеспособна в современном информационном мире, она проигрывает конкуренцию и уходит с исторической арены независимо от мыслей и действий генеральных секретарей и президентов.

Поддержание разнообразия особенно важно в кризисные моменты развития. Кризис — точка поиска новых направлений движения, структур и систем. Нужно стимулировать вариации в системе, а затем развить эволюционно успешные видоизменения. Ужесточение государственного регулирования и единообразия при входе в кризис убивает ростки нового, затягивает и усугубляет фазу распада. Именно в этот момент для генерирования спектра возможностей нужна максимальная свобода частной инициативы и творчества.

Люди, признающие патриотизмом исключительно наращивание военной мощи, установление единомыслия и последующую территориальную экспансию, не раз приводили свою страну (не только  нашу) к тяжелейшим катастрофам. Это первая мировая война и последовавшие революции. Это распад сверхмилитаризованного Советского Союза. Ценой необычайного геройства и самопожертвования советских людей удалось избежать катастрофы в ходе Великой отечественной войны. Сколько еще раз «псевдопатриоты» заставят нас пройти дорогой саморазрушения? «Хочешь мира — готовься к войне»— это древнее римское изречение любят цитировать адепты милитаризации страны. Весь последующий опыт человечества свидетельствует о другом.

Хочешь мира — готовься к миру, что отнюдь не означает идеалистического пацифизма. Готовишься к войне — ты ее получишь.

Наша политическая нация

Создание республики предполагает ответ на вопрос, кто такие «мы», и где пролегает граница, за которой начинаются «они». Споры о том, что такое нация, как ее определить и построить, разгораются в России с новой силой. Традиционно нация определялась по генетическому («принцип крови») или идеологическому (религиозный, классовый) принципам. Границы государств редко соответствовали принципам, поэтому внутри страны возникали правильные, государствообразующие «свои» и «чужие» — иноверцы, инородцы, инакомыслящие. Люди крайне неохотно меняют свою идентичность, даже под страхом смерти. Начинается перемещение народов и перемещение границ. Кровавые войны, геноцид, изгнанные народы — всем этим полны века истории. Сегодня в мире перемешивание представителей разных этносов и религий идет столь интенсивно, что возвращение к чистоте принципов просто невозможно. Человечество нашло иное решение — политическая (или гражданская) нация. Ее скрепляют общие история, культура, язык и проект будущего. Вокруг этого будут идти дискуссии, кипеть нешуточные страсти, каждое новое поколение будет пробовать «на зуб» идеи и традиции отцов, подвергая ревизии проект будущего. Каждый, кто по праву стал гражданином страны, кто старается сделать ее лучше и успешнее, стремится к общему благу и уважает Конституцию, является полноправным членом политической нации.

Да, это не вечные заветы предков, высеченные в граните, но это источник движения, развития, шанс выжить в стремительно меняющемся мире в качестве влиятельной цивилизации, а не угасающих обитателей резервации. Для России в существующих границах это единственный выход, попытки вернуться к идеям прошлого запустят дальнейший распад страны.

Республиканец так же опирается на нашу историческую традицию, как и его оппонент. За ним опыт более четырех веков Новгородской республики, проигравшей авторитарному Московскому княжеству. Наша история дает нам различные примеры, мы сами выбираем, что станет нашей точкой опоры.

Весь этот комплекс идей фактически положен в основу действующей Конституции. Но из-за глубокой приверженности привычному порядку вещей россиянам целый век не удается освоить республиканский образ мысли и поведения. Надо быстрее сделать эту культурную работу, если мы хотим быть среди лидеров мирового соревнования цивилизаций.

Предлагаю простой тест на начальный уровень патриотизма наших политических сил. Кто добьется возвращения Дня Конституции в число праздничных дней? Если мы хотим, чтобы Россия была единой политической нацией, а не клубком враждующих этносов, мы превратим День Конституции в главный государственный праздник России. Это день разговора о сущностных основах общества и государства, о Конституции как объединяющем начале нации. Конституция — одна из главных национальных «скреп», которые столь увлеченно ищут в древности наши идеологи.

«Народ должен бороться за закон, как за свои стены» — писал древнегреческий философ Гераклит. Постепенно эта идея овладела умами европейцев, здесь корень их достижений. Борьбу за Конституцию и закон начал многонациональный народ России. Участвовать в ней — патриотический долг республиканца.

Автор -участник Конституционного совещания 1993 года.


В сентябре 1991 года, сразу после краха ГКЧП, должен был собраться Верховный Совет СССР, сформированный на новых принципах. Верховные советы союзных республик определяли своих представителей в Верховном Совете из числа народных депутатов СССР. Целый месяц мы не начинали работу – ждали делегацию Украины. Было отчетливо понятно, что Верховный Совет СССР без Украины означает конец Союза. Делегация Украины не приехала.

1. Распад Союза. Как это было.

К этому моменту было ясно, что уходят прибалтийские государства, Литва объявила о выходе из Советского Союза уже11 марта 1990 года. Похожие настроения набирали силу в Закавказье – 9 апреля 1991 года Союз покинула Грузия. Однако уход этих государств и даже ряда среднеазиатских республик не был критичным для Союза. Его опорной конструкцией была связка России и Украины. Историческая и культурная общность, языковая близость, экономическая взаимозависимость и обширные личные связи — казалось, этого достаточно, чтобы пережить экономический и политический крах социалистического проекта. При поддержке Белоруссии и Казахстана складывалось основательное интеграционное ядро на постсоветском пространстве. Россию не мог устроить Советский Союз со среднеазиатскими республиками без Украины, ибо неумолимая демография быстро превращала это образование в исламское государство, что неминуемо вело к его распаду.

Реальной попыткой сохранить Союз стала подготовка договора о Союзе Суверенных Государств, который предлагал децентрализованную федерацию. Договор был открыт к подписанию с 20 августа 1991 года, его были готовы подписать девять из пятнадцати республик (за исключением Прибалтики, Молдавии, Грузии и Армении).

И тут на сцену выходят люди, которые осознавали, что в руководстве нового союза им места нет, их личная карьера завершается; люди, которые считали, что политические проблемы решаются силой. Речь о ГКЧП и примкнувших к ним. Они были уверены, что достаточно грохота танков по московским улицам и обещания шести соток земли, как «население» испугается и затаится. Население повело себя как граждане, не испугалось, не затаилось. Результаты путча для союзного государства оказались катастрофическими.
Народы и элиты республик были насмерть перепуганы угрозой военного режима и бросились врассыпную. Уже в августе 1991 года о выходе из состава Советского Союза
заявили: Эстония, Латвия, Молдавия, Азербайджан, Киргизия, Узбекистан, в сентябре – Таджикистан и Армения, в октябре – Туркмения. Украина приняла решение о независимости 24 августа. Остались Белоруссия, Казахстан, Россия. Интересна формулировка украинского акта: «Исходя из смертельной опасности, нависшей было над Украиной в связи с государственным переворотом в СССР 19 августа 1991 года, …Верховный Совет УССР торжественно провозглашает независимость Украины и создание самостоятельного украинского государства – Украина». Именно ГКЧП нанес сокрушительный удар по качавшейся постройке здания Советского Союза, который ее окончательно разрушил. Далее был референдум на Украине с 84% участия и 90% голосов за независимость. За независимость Украины активно голосовали Донецкая и Луганская области (84%) , почти пополам разделились голоса Крыма (54%) и Севастополя (57%). Советский интеграционный проект рухнул. Беловежские соглашения – лишь констатация этого факта и создание СНГ, мягкой рамки сосуществования бывших союзников.

Параллельно с распадом Советского Союза незаметно рассыпался «социалистический лагерь». На Запад ушли не только части западноевропейской цивилизации — Польша, Чехословакия, Венгрия, Словения и Хорватия, но вслед за ними в поисках лучшей общественной организации двинулись и  исторические части восточноевропейской цивилизации – Болгария, Румыния, Сербия и Черногория. Это цена провала неудачного интеграционного эксперимента построения «мировой системы социализма».

2. Распад Союза. Дубль два.

С уходом Советского Союза с исторической арены появилась возможность построить российско – украинские отношения с чистого листа, преодолеть и оставить в прошлом трагические эпизоды совместной истории. Беглый взгляд на карту мира показывал, что у России остался лишь один исторический шанс создать мощное цивилизационное объединение на востоке Европы – это союз с Украиной. Два ведущих государства одной из мировых цивилизаций – восточноевропейской, православной цивилизации в альянсе с Белоруссией и (возможно) Казахстаном обладали достаточной критической массой для построения влиятельного интеграционного центра. Достижение этой стратегической цели требовало от российской элиты подчеркнутого уважения к украинской (как и белорусской, казахстанской и пр.) государственности на этапе ее становления из-за крайней чувствительности новых независимых государств к вопросам суверенитета. Нужно было «заключить в объятия» Украину, интенсивно развивая гуманитарные и культурные связи, торговлю, единую экономику, беря на себя «бремя лидера» — вкладывая средства в стратегического союзника.

Что мы увидели в реальности? Пренебрежительное отношение российского истеблишмента к Украине как к «недогосударству», стремление видеть в ней вассала, а не партнера. Подкуп и шантаж на газовом поле – не самые лучшие интеграционные инструменты в долгосрочной перспективе. Сколько раз украинское руководство настаивало, просило, умоляло пересмотреть наш газовый договор, но мы были непреклонны – ничего личного, только бизнес. Справедливости ради надо сказать, что наши партнеры тоже не стеснялись бить по самым болезненным местам российского самосознания. Технология становления собственной государственности через отрицание бывшего имперского центра часто используется в мире, но дьявол кроется в деталях.

И разразилась катастрофа. Брат пошел на брата. Пролилась кровь, и у каждой стороны конфликта возникли свои мученики, своя правда. «Инженеры человеческих душ» с упоением начали пилить нашу цивилизационную ось. Братский украинский народ в одночасье превратился в фашистов, бандеровцев, нелюдей, которые заслуживают только одного – смерти. Давайте послушаем нашу пропагандистскую машину ушами жителей Украины, которые вместе с нами, бок о бок, плечом к плечу сражались с нашим общим врагом, отдавали свои жизни за нашу общую свободу. Не скребут кошки на душе, не тяжело на сердце? Точно так же украинской пропаганде ничего не стоит сварить идеологическое блюдо из историй о власовцах, полицаях, заявлений некоторых партийных лидеров и сдобрить это кадрами маршей 4 ноября. Нашему справедливому возмущению не будет предела.

Сегодня уже очевидно, что проект «Новороссия» утратил стратегическую перспективу.
Его дальнейшее продвижение неизбежно ведет Россию к прямому военному конфликту с Украиной, а это уже влечет за собой серьезные риски внутренней дестабилизации России. Идеи «интеграции с применением вооруженной силы» не работают в современном мире. Исторически побеждает тот, кто привлекает умы и сердца людей успешной и динамичной моделью общественного устройства, а не угрозой насильственной ассимиляции.

Приобретение Крыма, «Новороссии» ценой потери Украины станет не победой, а тяжелейшим геостратегическим поражением России. Придется забыть о развитии любых интеграционных проектах на постсоветском пространстве с нашим участием. Ирония, и даже сарказм судьбы заключается в том, что именно те люди, которые сожалели о распаде Советского Союза как о крупнейшей геополитической катастрофе, мечом и газовым краном рвут все оставшиеся цивилизационные связи с бывшими союзными республиками так, чтобы больше ничего не выросло.

Самым оскорбительным для русского и украинского народов является утверждение, что все это устроили США. Если «всемогущие американцы» все придумали, а мы это сделали, то кто мы тогда такие? На кого работают наши правительства? Если мы уважаем себя и свой народ, значит, мы отвечаем за все, что делает наша страна, пусть разной мерой, но каждый!

3. Будет ли третья попытка?

Сегодня нам кажется, что Украина потеряна навсегда, обиды и раны столь глубоки, что уже ничего не сделать. Но давайте вспомним драматическую историю взаимоотношений Франции и Германии. Сколько войн, крови и ненависти было между частями бывшей империи Карла Великого? Какую цену заплатило все человечество, став участником этих битв? Послевоенное поколение руководителей двух стран смогло совершить поступок выдающегося политического мужества – протянуть друг другу руку сотрудничества поверх полей сражений, усеянных могилами павших. Сегодня ось Франция – Германия является стержнем Европейского Союза – системообразующего института западной цивилизации. Российско–украинские отношения играют для восточноевропейской цивилизации такую же основополагающую роль, как франко – германские для западноевропейской.

Наступает момент истины для нашей цивилизации. Ее судьба зависит от того, хватит ли нам мужества совершить шаги в общее будущее:

• Провозгласить новый курс на восстановление партнерства и добрососедства, преодоление последствий российско-украинского конфликта.
• Отдать почести павшим российским воинам, которых послала страна и которые не запятнали свою честь. Мы обязаны это сделать, иначе однажды на призыв страны никто не встанет в строй.
• Сделать все необходимое для обустройства в России переселенцев с Украины, которые уже приехали и которые еще приедут к нам. «Мы в ответе за тех, кого приручаем». Главный способ защиты соотечественников за рубежом – это открытые двери и готовность радушно принять их на Родине.
• Обеспечить мирное урегулирование на юго-востоке Украины под эгидой международных организаций, отказ от односторонних действий, содействие сохранению территориальной целостности Украины.
• Внести весомый вклад России в восстановление пострадавших от военных действий территорий Украины в рамках международных программ. Это наш жест доброй воли, задел на будущее сотрудничество и добрососедство.
• Восстановить человеческие отношения и культурные связи между нашими братскими народами. Первостепенная задача – наладить молодежный обмен. Если у вас есть друг и вы знаете, как он утром кормит своего ребенка завтраком и провожает в школу, то  пропаганде гораздо труднее убедить вас, что его народ – враг и надо идти с ним воевать.

Сделать эти шаги для политического руководства будет очень непросто. Велик риск непонимания, потери поддержки со стороны традиционных избирателей. Но делать их надо, и они найдут поддержку у истинных патриотов. Конечно, это «программа – минимум» для восстановления самого ценного и самого хрупкого– доверия и взаимного уважения между людьми и народами. На этой основе можно начинать строительство торговых и экономических связей, установление прочного «газового мира». Европа начинала с создания Объединения угля и стали, чтобы сделать войну между Францией и Германией экономически неоправданной. Нам тоже надо начинать с экономической повестки, пока не разобраны завалы на политических тропинках. Попробуем договариваться с такой Украиной, какая есть, не пытаясь переделать ее по нашим лекалам.

Политик думает о следующих выборах, а государственный деятель думает о следующих поколениях. Им тоже достанутся головоломные задачи – поиск взаимоприемлемых развязок проблем Крыма – нашего аналога Саара, Эльзаса и Лотарингии. «Полуостров раздора» встает на пути сотрудничества непреодолимым препятствием. Легко формулировать рецепты от «Крым наш навеки» до «Крым вернуть немедленно», трудно найти оптимальную стратегию и еще труднее будет ее осуществить.

Если не рассматривать тупиковые силовые варианты, то решение потребует глубоких идейно – политических трансформаций наших обществ. Проблему Крыма следует попытаться вывести в особый отложенный режим и начать совместный творческий поиск формулы, которая превратит Крым из «яблока раздора» в элемент, связывающий Россию и Украину. Кажется нереальным? Но вот наш пример. До кризиса у нас складывались с германским блоком (Германия, Италия, Япония) гораздо более тесные отношения, чем с нашими союзниками во Второй мировой войне (США, Великобритания, Франция).

История бросила нам вызов. На него надо отвечать «здесь и сейчас», ставки очень высоки. Гарантии успеха нет, но надо пытаться. Наступит время, когда с политической арены уйдут все действующие сегодня лица и исполнители. Уйдут люди, которые своими голосами обеспечивают рейтинги и всенародное одобрение. И только историки новых поколений, взирая на обломки великой цивилизации, не смогут найти ответа на  один простой вопрос: «Зачем?»

Первый шаг к примирению сделает самый мудрый и сильный. Я искренне хочу, чтобы это была Россия.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире