troitskiy

Артемий Троицкий

19 сентября 2016

F

Под «недобитвой» прошу понимать не только битву вялую и ущербную, но и мероприятие, на котором отфигачили, но «не добили».

Почти никто из моих друзей не пошёл на выборы. По понятным причинам. (Один я, как примерная ученица, разве что без букета и бантика, заявился на участок в городе Таллине и отдал голос партии «Яблоко». Разумеется.) Ну да, они все оказались правы — их «неотданные», скорее всего, украсят приятную картину позорно низкой явки, а мои бумажки, уже в который раз, просто канут в никуда… Однако друзья не злорадствуют: над кем злорадствовать-то? Над собой разве что. Товарищи по несчастью.

Один из друзей, Вася Шумов из рок-группы «Центр» (с удовольствием не голосовал), поделился свежим соображением: у нас сейчас типичная эпоха застоя, вроде начала 80-х, только сердцевина этого застоя — не власть и не Путин (их он по-другому характеризовал), а нынешнее население Российской Федерации. То-есть, БРЕЖНЕВ — ЭТО НАШ НАРОД, пребывающий в маразме и прострации. «Сиськи-масиськи». (Тут даже очередной жлобогимн Шнурова в жилу). Самокритично.

Пожалуй, только одного я не понимаю, любимые мои друзья: откуда у вас столько оптимизма? Почему вы свято верите, что вас не добьют? Не отнимут уютный маленький бизнес? Не попрут с интересной работы, прикрыв походя всю лавочку? Не введут выездные визы? Не отзомбируют в школе детей и внуков по полной новой программе? Не поднимут налоги так, что платить за старую любимую дачу будет нечем? И почему вы думаете, что после застоя обязательно придёт перестройка или хотя бы оттепель? А не гибридный ГУЛАГ, например?

Может, пронесёт. А может, и нет. И как вы, умные и всё понимающие люди, живёте под этим дамокловым мечом и даже не пытаетесь отпрянуть в сторону (не говоря уже о том, чтобы меч этот отвести!) — мне не ясно. В любом случае, сочувствую. Трудно быть заложником. Большинство людей спасается стокгольмским синдромом, но к вам-то это не относится! Почему же на вопрос «что делать?» вы уверенно и последовательно отвечаете — «а ничего»?

Если доживу до следующих выборов — пойду снова.

К сожалению, судя по количеству посещений, не пользуется большой популярностью блог Дмитрия Орешкина «Выборы и нехотяи». Конечно, не подростковое порно…

Очень жаль, потому что это крайне важный текст на тему наступающих на нас выборов. Он о том, как в условиях апатии и низкой явки, очень выгодных Кремлю, каждый ВАШ голос будет котироваться по ДВА С ПОЛОВИНОЙ номинала. И о том, что НЕ поданные вами голоса будут восполняться чеченскими, дагестанскими и тому подобными…

А ещё почитайте комментарии к блогу: служивые с Савушкина 55 возбудились мгновенно и не на шутку — хотя, вроде, одна статистика. И я, кстати, подумал, что поле комментариев на Эхе Москвы слегка напоминает ситуацию с коматозными выборами: нормальные люди, коих большинство, читают статьи и блоги и не утруждают себя, как правило, ответными репликами. В то время, как дрессированные тролли (условные «кавказцы») отрабатывают свои 99,8% по 11.80, исправно «корректируя» своими испражнениями надлежащее пространство.

Но комменты-то — чёрт с ними, а вот качество законодательной власти в стране… Стоит того, чтобы ненадолго оторваться в воскресенье от любимых занятий. Короче, прочтите про нехотяев и постыдитесь быть неходяями. Граждане.

...промолвил Носорог: что лучше — сорок пяток или пяток сорок?

Дискуссия на эту тему снова вспыхнула среди ум имущих — на сей раз журналистом Аркадием Бабченко («Винтовка это праздник, пусть всё летит в…» ЖЖ 24/08/2016) и психологом Людмилой Петрановской («Комплекс профессора Преображенского», СпектрПресс 1/09/2016) с поддержавшей её в своём ФБ политологом Екатериной Шульман. Аркадий закручинился, глубоко прочувствовав, что вся нынешняя российская гадость, начиная с Путина — плоть от плоти и продукт волеизъявления российского же народа, а потому нефиг париться и не с чем/кем бороться. Людмила возражает: народ гораздо лучше власти, просто его сильно застращали; бороться, правда, тоже не призывает. (Там ещё есть тема про интеллигенцию, но это точно не про меня). Екатерина подводит под невинность народа научную базу, постулируя, что нет и не может быть у народа ни менталитета своеобразного, ни генотипа. Ох, неправ был Гоголь, когда писал про немца и русского!

Встревать в спор неохота, но хотелось бы поделиться парой наблюдений. Для начала лёгкое недоумение: «генотип», «геном», «генофонд» — это ведь общепризнанная научная терминология? Или генетика, всё же — лженаука? Лично у меня социология и, особенно, психология вызывают гораздо большие сомнения.

Помните, у Стругацких в «Жуке в муравейнике»: «Воистину, есть ложь, беспардонная ложь и статистика — но не будем, друзья, забывать и о психологии!» Учёные дамы сходятся на том, что русский мужчина отличается от немецкого (опять об Гоголя!) мужчины гораздо меньше, чем от русской же женщины. Полностью поддерживаю: я вообще всегда считал женщин инопланетянами, за что их и люблю. Но разве это доказывает отсутствие в природе такой штуки, как национальный менталитет? (Екатерина настаивает на этом со всей страстью).

Раз уж в качестве подопытных у нас немцы, приведу такой пример. В 70-е годы я путешествовал по советскому Казахстану, и там периодически останавливался то в «немецких» (по доминирующему национальному контингенту), то в «русских» сёлах. Контраст между аккуратностью первых и разрухой во вторых был не то что разительным, он был вопиющим. Хотя и там, и здесь — колхозы. Можно, конечно, пенять на «традиции», «культуру», «религию» и примкнувший к ним «уклад» — но разве всё это (и кое-что ещё) не выливается в тот самый «менталитет»?

И ещё один большой вопрос: Людмила настаивает на том, что если нашего человека, закошмаренного властями, поместить в нормальную среду (тут уже вспоминается Жванецкий — «если меня в тёмной комнате прислонить к тёплой стенке…»), то он непременно расцветёт и обнаружит свои втоптанные родиной в грязь лучшие качества.

В качестве доказательства приводится то, что русская диаспора за границей — одна из самых успешных. Честно говоря, не знаю, как замеряется успешность диаспор, но охотно верю. Однако вопрос-то не в «успешности» (которая может достигаться очень по-разному; в том числе, скажем, и криминальным способом — см., например, супер-успешная чеченская диаспора), а в том, действительно ли люди меняются, становясь из презренных рабов (пардон, терминология не моя) созданиями достойными и свободолюбивыми. И вот тут, наблюдая за бывшими соотечественниками по СССР за границей, возникают некоторые сомнения.

Любителей Путина, держателей «скреп», крымнашистов и преданных гомосоветикусов среди них более, чем достаточно — если не сказать большинство. В очень цивилизованных и никак не угнетающих местах. Подчеркну, кстати, что речь идёт не только об этнических русских, но, в равной степени, и о бывших советских немцах в Германии, евреях в Америке и Израиле, греках в Греции. Причём живущих в демократических кущах — и зачастую не без «успеха» — десятки лет и, случается, во втором поколении. Что это — фантомные проявления «стокгольмского синдрома»? Не отпускает родная зона? Менталитет с генотипом гадят? Честно скажу — не знаю, не понимаю. Было бы куда легче и приятнее рассуждать, как Петрановская — но не вытанцовывается, фактуры не хватает.

Впрочем, с пораженческой проповедью Бабченко я тоже не солидарен. А возвращаясь к вопросу, вынесенному Винни-Пухом в заголовок… «Оба хуже», — сказал товарищ Сталин ещё в 1925 году, вскоре после чего взялся за методичное уничтожение и видных представителей власти, и масс народа. Закончить не успел, однако.

Распад Союза Советских Социалистических Республик был не «крупнейшей геополитической катастрофой», а приведением в исполнение приговора истории. Причём мягким и щадящим. Куски посыпались не по чьей-то злой воле и не в результате внезапного удара — что подразумевает понятие «катастрофа» — а потому, что данное конкретное государство постепенно и окончательно стало нежизнеспособным: экономически, политически, идеологически, управленчески.

Реальная катастрофа, уже сегодняшнего дня, в том, что фантомные боли от ломки скиснувшей империи, засевшие в искажённом сознании одного — достаточно случайного, но отоваренного зашкаливающей властью — человека спроецировались на всю страну. И по мере того, как разные осколки бывшего СССР всё дальше отлетают от советского прошлого — кто в демократическую Европу, кто в авторитарную Азию, кто в хаотичное Непойми-Что — Российская Федерация всё активнее и надрывнее скучает по Советскому Союзу.

Примеров можно привести миллион — как насаждаемых сверху, так и стелющихся внизу. Вот совсем свежий, из числа забавных: в московском Детском Мире увидел новую настольную игру «для всей семьи»; называется она по-битловски «Назад в СССР» и состоит в том, чтобы по очереди угадывать — сколько стоили всевозможные товары и услуги в период «развитого социализма». Кстати, как легко догадаться, стоили недорого… Ассортимент, правда, был невелик.

Почему ностальгия по «совку» правит бал, причём уверенно и повсеместно? Некоторые мотивы банальны, лежат на поверхности и, к тому же, старательно культивируются властями. Да, СССР был великой державой в «двухполярном мире»; нас все боялись (а значит, уважали) — и это было круто! По поводу «уважали» имею сомнения (вообще, поговорка дурацкая), но то, что был Советский Союз велик и могуч, и имел кучу сателлитов, и мог бодаться с Америкой и НАТО практически на равных — спору нет! И я, конечно, понимаю, что большинству (к которому лично я, правда, не принадлежу) наших людей гораздо почётнее ощущать себя гражданами грозной «сверхдержавы», чем мирными обывателями какой-то рядовой страны.

Откуда эта мания величия берётся — вопрос, наверное, непростой, но симптомы её очевидны: «имперские комплексы», синдром «народа-богоносца», гордость за лишнюю хромосому и тому подобные приятные умственные расстройства. Ничего особо уникального в этом нет: другие народы (немцы, в частности; отчасти американцы) от этого тоже периодически страдали.

Вторая элементарная причина — короткая и избирательная память, замешанная, к тому же, на кураже молодости, когда и море было по колено, и суставы не скрипели, и хвост торчком.

Совсем недавно моя жена поцапалась с какой-то тёткой — много старше неё, причём! — которая на полном серьёзе и с характерной для этого типажа нахрапистостью доказывала, что в Советском Союзе никакого дефицита в помине не было и все товары можно было легко купить в магазинах. Вспоминаются перлы народного юмора на данную тему, скажем: «Советский национальный вид спорта — «шаром покати»; или прекрасное описание сети рыбных магазинов «Океан»: «Две кильки в томате, три бабы в халате, кругом чешуя — и нет ничего!» Хотя, на самом деле, жить можно было: да, пустые полки и часовые очереди, но к голоду и голости — по крайней мере, в послесталинские времена — они не приводили. Блат, чёрный рынок, «из-под прилавка» — это было даже весело и азартно. Но идеализировать не стоит.

Наконец, третья причина жгучей сентиментальности при взгляде назад — особенно после взгляда окрест… Она самая глубокая, неочевидная и вряд ли многие отдают себе в ней отчёт. Дело в том, что советская система — при всей её экономической абсурдности и идеологической ущербности! — была довольно логичной и по-своему грамотно выстроенной. Существовала идеология — топорно подправленная местными жрецами, но имеющая вполне респектабельную (и по сей день) социалистическую марксистскую основу. На её принципах строилась экономика (в целом, провальная); социальная политика (в целом, довольно эффективная); международные отношения (по крайней мере, не лишённые продуманности) и некая стратегия движения с конечной станцией «Коммунизм» или, хотя бы, просто «Светлое Будущее».

Советский Союз был империей иллюзий, но он обладал смыслом, динамикой целеположенного развития и, соответственно, предсказуемостью. Нетрудно заметить, что ничего этого у сегодняшней РФ нет. Путинская Россия — это уродливый мутант, движимый сиюминутной блажью. Алчный, хитрый, довольно опасный (в первую очередь, для своих же граждан и ближайших соседей), но вызывающий не столько страх (тем более, уважение), сколько брезгливость. В мультиках любят изображать таких неаппетитных монстров-лузеров…

За последнее время в западных академических исследованиях путинский режим пристрастились характеризовать как «постмодернистский». Отчасти это верно, но слишком лестно: да, пост-модернизм в искусстве предполагает смесь стилей, эпох и контекстов, однако используется он как выверенный художественный приём, формирующий определённое высказывание. Что же до пост-модерна «а-ля Путин», то это скорее невнятное, убл..очное (извините, иначе не скажешь) нагромождение клептократии и демократии, коммунизма и либерализма, клерикальщины и уголовщины, призванное решить одну-единственную тактическую задачу: удержание режима у властной кормушки любой ценой. Российский народ, в лице даже самых наивных своих представителей, не сведущих ни в каких «измах», интуитивно чувствует всю эту мутоту, обман и шатания — и, даже при закоренелой нелюбви к «комунякам», дрейфует в сторону ясности, стройности и своего рода (подчёркиваю, своего рода) «честности» советской парадигмы.

В каждом из отсеков нынешней российской жизни ностальгия по СССР проявляется по-разному. Проще и нагляднее всего дела обстоят в сфере культуры: здесь повышенный спрос встречает обильное предложение. Советская литература и искусство, советское кино, советская эстрада — как в винтажных оригиналах, так и в ретро-стилизациях — везде и всюду! Молодёжь чуть менее восприимчива, но тоже ведётся с удовольствием. Здесь, помимо обычных ностальгических мотивов, имеется ещё один: при всех зверствах тоталитаризма и зловредности цензуры, качество культуры в «совке» было существенно выше, чем в «новой России».

Даже оставив в покое классиков (Шостаковича, Прокофьева, Эйзенштейна, Платонова, Булгакова…), можно назвать наших (моих-то уж точно; я их лично знал) современников — Тарковского, Высоцкого, Любимова, Шнитке, Курёхина, Стругацких, чтобы удостовериться: нынешние фавориты им не конкуренты. Это касается не только интеллигентского «высокого искусства», но и развлекательной «массовой культуры», деградировавшей от комедий Гайдая и Рязанова, песен Островского и Пахмутовой, сатиры (!) Райкина до серийной палёной попсы и какой-то «камеди» актуального разлива. Комсомольские зомби Кобзон и Лещенко, при всей их жутковатой несменяемости, тоже воспринимаются сейчас по-доброму — как эхо героической эпохи, когда ещё не было ушлых продюсеров, а артисты пели своими голосами.

Если культурное ретро обеспечивается без перебоев и ко всеобщему удовольствию, то в социальной сфере ностальгия носит безнадёжный и трагический характер. Советский Союз был социальным государством; путинская РФ — государство ярко выраженное анти-социальное.

Можно спорить о качестве советского образования, здравоохранения, социального обеспечения — аргументы есть у обеих сторон — но в сегодняшней России здесь бесспорная разруха, и она даже не особо маскируется. Забота о гражданах, пусть и скромненькая, но всеобщая и бесплатная, была одним из столпов государственной идеологии в СССР. Нынешним властям граждане — за исключением халдейского персонала, качальщиков нефти-газа и охранников-силовиков — вообще не нужны, поскольку от них одни проблемы. Особенно от образованных, здоровых и активных.

Немного непопулярной статистики.

Количество поликлиник в Российской Федерации:
1990 г. — 21500; 2000 г. — 21300; 2013 г. — 16500.
Количество больниц в Российской Федерации:
1990 г. — 12800; 2000 г. — 10700; 2013 г. — 5900.
Количество школ в Российской Федерации:
1990 г. — 69700; 2000 г. — 68100; 2013 г. — 44100.
(Полагаю, на 2016 год данные будут совсем убойными).

Заметьте, кстати: в годы ельцинского разгула либерализма и «дикого капитализма» советская инфраструктура образования и здравоохранения ещё держалась, а пошла вразнос уже в период «вставания с колен»... Это уже не просто повод для ностальгии — это геноцид.

Преступления (а как ещё это квалифицировать?!) в социальной и экономической областях Путин и компания с особым цинизмом и с лихвой компенсируют (им так кажется, и пока не без оснований) за счёт демагогии и пропаганды. В очередной раз реанимируется старая английская формула о патриотизме, как последнем прибежище негодяев — причём в невиданных масштабах и неслыханных форматах. Является ли это очередным казусом «советской ностальгии»? И да, и нет. Так уж получается, что я, неоднократно в молодости заклеймённый «антисоветчиком», в этой статье эпизодически выступаю адвокатом советской власти — что ж, истина дороже, а познаётся она, как известно, в сравнении.

Так вот, ключевым словом всей советской политической риторики было слово «мир». «Миру — мир!», «Борьба за мир во всём мире», «Нет — войне!» — главные советские лозунги, наряду с «Мы придём к победе коммунизма!» Разумеется, в этом была огромная доля лицемерия, но вот факты: за весь послевоенный период, 46 лет, СССР провел две крупные оккупационно-карательные операции (в Венгрии и Чехословакии) и одну войну — в Афганистане. (Кстати, меньше, чем США за то же время). За 16 лет — втрое меньший срок! — пребывания у власти команды Путина Российская Федерация провела три войны (в Чечне, Грузии и на востоке Украины) и две военные операции (в Крыму и Сирии). Замечу, что ни один из этих пяти военных конфликтов не носил оборонительного характера, и четыре из пяти (кроме чеченского) разворачивались на чужой территории. «Милитаристы», «реваншисты», «агрессоры», «поджигатели войны» — все эти стандартные гневные эпитеты, которыми в СССР награждались проклятые империалисты янки, можно сегодня в полной мере адресовать Кремлю.

Ни пропаганды войны как конечной точки самоутверждения русского человека, ни исступлённого раздувания культа Великой Победы в Советском Союзе в помине не было. Для справки: с 1948 по 1964-й 9 мая был рабочим днём; с 1965 по 1995-й парады проходили только в юбилейные годы; военная техника и самолёты начали участвовать только с 2008-го. О том, что 9 мая превратился из дня памяти и скорби в день жлобского бахвальства, полностью дискредитируя сам смысл этой даты, написано много и правильно; развивать тему не стану. Интересно, каково место этого нагнетания военно-реваншистской припадочности («Можем повторить!» — популярный патриотический стикер) в контексте тоски по СССР? Картина тут запутанная и работает на разрыв шаблона по многим направлениям. Скажем, как быть с советскими украинцами, грузинами, прибалтами и прочими «врагами», ковавшими Победу?

Откуда взялась обожаемая георгиевская (не путать с гвардейской) ленточка, не имевшая к Красной армии ни малейшего отношения, зато символизировавшая в советской историографии власовцев, казаков Шкуро и прочих приспешников Гитлера? А, очень мягко говоря, «неоднозначная» роль товарища Сталина, центральной иконы нынешнего совдеповского возрождения, во всей завязке и первом периоде Второй мировой? А немыслимые жертвы, которыми принято по-садистски гордиться? Очень всё противоречиво и «постмодерново» до отвращения.

При всей циничной просчитанности и сиюминутной успешности, спекуляции кремлёвской команды на чувствах к СССР — палка о двух концах. С одной стороны, моральная мастурбация на сюжет «Как мы отымели Европу» и подобные великодержавные грёзы доставляют многим россиянам острое наслаждение. Тем более, что больше праздновать решительно нечего — разве что «присоединение» Крыма… но это история скандальная и уж точно не общенародная. С другой стороны, обещание наших ватных мачо «можем повторить» явно не выполнимо. Кишка тонка, ребята, и вы, брутальные и воинственные, об этом догадываетесь — иначе тряслись бы в УАЗе «Патриот», а не газовали на Гелендвагенах.

У всех людей мало-мальски нормальных и соображающих, будь они хоть махровые путиноиды, неизбежно будет усиливаться ощущение когнитивного диссонанса великодержавной показухи и жалкой реальности. Отлакировать эту реальность очередным Крымом не получится — козырных тузов в рукаве у шулера больше нет. Вот и предстанет во всём пародийном убожестве «потёмкинский СССР» с религией вместо науки, трубой вместо промышленности, собянинской плиткой вместо великих строек и лозунгами «Вперёд, к победе мазохизма!», «Миру — война!», «Воруй, пока дают!», «Догоним и перегоним Саудовскую Аравию!», «Кто не работает — тот начальник!», «Народ и мафия — едины!», «На каждую прореху — духовную скрепу!», «Наша цель — суверенный феодализм!» и «Мы русские — какой восторг!» Последний слоган я позаимствовал у екатерининского полководца А.В.Суворова; русский XXI век поводов для восторга не даёт абсолютно.

Остаётся или потуже затянуть петлю георгиевской ленточки, или (цитирую поэта А.Вознесенского) проникнуться, наконец, ностальгией не по прошлому, а по настоящему — во всех смыслах слова. Вопрос — не поздно ли спохватываться? Тут я не разделяю, к сожалению, даже сдержанного оптимизма. Распад Российской империи произошёл максимально трагично; распад СССР — максимально фарсово, с опереточным ГКЧП, пьяной Пущей, почти без слёз и крови. Третьей стадии гегелевская формула не раскрывает. Интересно, какой она будет.

«Основные положения так называемого «закона Яровой» с сегодняшнего дня вступают в силу» (Из газет)

Скрупулёзными подсчётами я не занимался, да и на фиг надо, однако даже навскидку легко заметить, что после президента Путина вторым по упоминаемости существом в нынешней российской политической прослойке стала член распущенной думы по имени Ирина Яровая. О ней пишут и говорят гораздо больше, чем о премьере Медведеве и его заме, бонвиване Шувалове, смотрящим за детьми Астахове и весеннем чемпионе по публикациям, Кадырове-младшем. Притом заметьте: у пресловутого пакета законов «Всем сидеть!» два автора, но одного из них, некоего Озерова, сограждане совсем не знают, внешность представить не могут и даже в имени теряются — а Яровая, как говорится, из каждого утюга… Вот только что прочёл (и порадовался), что её уже рассматривают в качестве преемницы Самого! Короче, раскручивают Яровую Иришу, словно новейший чудо-гаджет или поп-звезду восходящую, какую-нибудь певицу Нюшу. И невольно встаёт вопрос: кто и зачем?? Пока статьи за опасные фантазии нет, займёмся детской игрой «Конспирология».

Версия 1: «Тёплое женское начало». Пакет законов и поправок, любовно собранный для россиян Ириной Яровой, явно и несомненно напет и подмазан так называемыми силовиками. (Уж точно, что не связистами, финансистами, экономистами и правозащитниками). Поэтому логично предположить, что именно они её и навязывают народу. Затем, скажем, чтобы население слегка успокоить и убаюкать: ведь испокон веков на Руси у известных органов было, мягко говоря, «не женское лицо» — а вот теперь аресты с 14 лет и сроки за недоносительство у нас будут ассоциироваться не со зверским оскалом ГУЛАГа, а с материнской заботой о нашей с вами безопасности и уюте! Тонко, а?! Но где тонко, там и… Не знаю, как у Ирины с умом и профессионализмом — если эти качества ей и присущи, то выражены не очень ярко; зато с первого взгляда сражает наповал могучее и наглядно проявленное отрицательное обаяние. Я, к примеру, впервые увидел депутата Яровую, обрамлённую телеэкраном, во время продавливания известного «закона подлецов» и тут же воскликнул — прямо как кинорежиссёр Якин — «Браво! Какой типаж!!!» Да уж, настоящий «управдом — друг человека»... (Дважды спасибо Гайдаю). Не думаю, что рыцари плаща и пиара этого не замечают — пресс-секретарши-то у них иногда очень симпатичные попадаются… Короче, слабоватая версия.

Версия 2: «Жириновский 2.0». Известно, что злого клоуна Вольфыча ельцинские политтехнологи культивировали в качестве страшилки для Запада: дескать, если не мы, убогие но либеральные, то получите vis-a-vis этого монстра (ну, или коммунистов, что не лучше)! В результате трепетный «свободный мир» относился к Жирику — во всяком случае, поначалу — гораздо серьёзнее, чем ироничная местная публика; американский журнал Playboy опубликовал с ним большое интервью, а всякие CNNы величали этого оглашенного не иначе как «ultranationalist leader»! Сейчас такая задача не стоит: пугать заграницу зловещими альтернативами нынешней власти смысла вообще не имеет, поскольку хуже Путина всё равно никого нет. А наш народ что Бабой Ягой, что Мадам Шапокляк и подавно не застращать — в стране сплошного мужского шовинизма среди особей женского пола опасаются только тёщу. Версию отметаем, хотя погоняло «Всероссийская тёща» Яровой бы, пожалуй, подошло.

Версия 3: «Вредительство!» В принципе, огромное большинство инициатив и деяний нынешней российской власти можно смело и обоснованно квалифицировать как вредительство и саботаж. (Об антинародности и особом цинизме я и не говорю). Результат налицо; с такими патриотами никаких пиндосов не надо. В данном конкретном случае диверсия мне зело (Якин никак не отстанет…) по нраву, ибо под ударом оказывается главная и опорная «партия подлецов». Как справедливо указала недавно политолог Екатерина Шульман, лицо «Единой России» сегодня — это лицо Ирины Яровой. И лицо это, я подозреваю, отнюдь не внушает… Никому. Или внушает что-то не то. Причём накануне выборов!! Измена? Ситуация аналогична и синхронна садистской расправой над центром столицы, учинённой градокончальником Собяниным; возможно, он хотел, как лучше, но после плиточно-бордюрного изнасилования и кладбищенского декорирования любой настоящий москвич, проголосовавший за ведомую мэром партию, будет чувствовать себя предателем. Я не знаю, кто стоит за подрывом основ ЕдРа — ушлые конкуренты по протискиванию в Думу, сборная ЦРУ-ФБР-АНБ, могучие сумрачные «кроты» из Аппарата Президента или загадочное новое масонство под названием «Покемоны Гоу». Скорее всего, никто из них — а потому у нас остаётся…

Версия 4: «Хъня». Катит всю дорогу, без смысла, без радости. К худшему. Как всегда. И не надо заморачиваться. Вчера — Любовь, сегодня — Ирина Анатольевна, завтра — просто пшеница.

Вчера днём дочь Лидия сняла меня, задумчивого, на мобильный телефон. Дело было в полиции города Таллина, куда нас занесло по одному рутинному делу. Жене Вере фотография понравилась, и она выложила её в своём фейсбуке с подписью: «Сегодня; папа в полиции. Фото сделано Лидией, которой послезавтра исполняется 6 лет».

Первый отклик пришёл буквально через минуту: «Как, вы в России?! («Как что, сразу Россия!» — АТ) Что случилось?» И пошло-поехало! За 15 минут несколько десятков друзей и подруг выразили крайнее беспокойство и предложили немедленную помощь. Мы в это время сидели на концерте классической музыки (откуда Вера и бросила в сеть фотку) и — спасибо друзьям! — не скучали. Понятное дело: откликнулись, всех успокоили, коллективно и индивидуально. С одной особой, предположившей, что это был акт «пиара», даже вступили в эпистолярную перепалку.

Так вот. С одной стороны, вся история очень тронула — как проявление человеческой солидарности и дружеских чувств. Спасибо всем! С другой, мы были изумлены таким эффектом: меньше всего хотелось взбудоражить общественность — так, мелкое хвастовство фотографическими талантами дочери накануне ДР.
Да, сильно расслабились мы тут, в тихом уголке Европы, и слово «полиция» не вызывает ужаса, даже трепета… Не то что на родине.

Как писал когда-то, в тёмном конце 70-х, поэт Виктор Коркия, «Привычка к несчастью — дурная привычка». Я отвык; возможно, слишком рано.
С наступающим, Лидия!

«Вежливые люди»-2, российские качки-болельщики в Марселе — идеальная метафора всей нашей внешней политики. Выиграть главную игру, победить на поле — кишка тонка, команда слабовата, техника не на уровне. А вот навести шороху в тёмных переулках, попугать врагов гибридным «околофутболом» — это мы мастаки! Цели при этом достигаются прямо противоположные реальным интересам — можно вылететь с этого чемпионата, можно лишиться ЧМ-2018 — но кому какое дело, если кураж прёт! И всё в свои ворота.

Ознакомился с практическими советами политолога Станислава Белковского, приунывшим при нынешнем строгом режиме рефлексирующим согражданам. Если вкратце, то состоят они в том, что надо жить текущим моментом, не задумываясь о прошлом и, особенно, о будущем (это, я полагаю, до политолога дошла и торкнула популярная путеводная книга Экхарта Толле «The Power of Now»); не обращать внимания на подлость властей и притеснения тех, кто им пытается противостоять; вести здоровый образ жизни; окучивать свой садик и вообще не париться, в охотку предаваясь сну, сексу и любимой работе. Так победим, и, может быть, даже переживём несменяемого здоровячка ВВПутина, клиента современной медицины.

Это даже не полусогнутая «теория малых дел», а пришитая за мошонку к дивану «теория нулевых дел и тихого личного обустройства». Чтобы она не выглядела совсем скучно и убого, выдумщик Станислав уверяет, что это — поскольку больше-то делать нечего! — единственный и неповторимый шанс русского народа заняться самосовершенствованием и вырасти ментально и духовно. Вроде, не шутит.

Если подойти к задаче глубоко и с полной выкладкой, то речь идёт о том, чтобы перековать миллионы наших граждан не то в истовых лютеран, не то в дзен-буддистов. А если взглянуть на дело чуть более реалистично, то результатом процесса должно стать полное растворение неспокойных 15 процентов в основной массе, которая и так не парится по поводу власти, будущего, прав-свобод и прочих фантомов, хотя и не обязательно соблюдает ЗОЖ.

Замолкнут «крикуны и печальники», умиротворятся русские метания и настанет у нас Швейцария рабов и господ с ежемесячным гарантированным делириумом по формуле не то «православие-самодержавие-народность», не то «работа-секс-здоровыйсон». Это ли не влажная мечта Президента и его напряжённого Аппарата?

Завершить реплику я хотел укоризненной фразой типа «на фоне искромётного цинизма Белковского бледнеют мастера сервильности киселев-соловьев», но нет — не бледнеют, конечно, молодцы. Однако и не краснеют! Просто, по сути, это одна компания. Разные только целевые аудитории.

31 мая 2016

Кармагеддон

Недавно у меня вышла книжка — сначала в Финляндии, потом в Эстонии. На финском и эстонском, соответственно. Называется «Русский Кармагеддон». Это подборка моих статей, блогов и прямых эфиров за 2010-2015 годы; их можно найти в интернете. Но несколько текстов я написал специально для книжного издания, в том числе этот, вступительный. Он странный. Но важный. В России эта книга, возможно, не выйдет никогда, и я подумал, что есть люди, которым было бы интересно с описанными событиями ознакомиться. На всякий случай сообщаю, что в тексте нет ни слова вымысла.

КАРМАГЕДДОН

Что может заставить нормального человека открыть огонь по случайным прохожим или выброситься из окна многоэтажного дома? Крайнее отчаяние и безнадёжность. Что может заставить спокойного агностика, вроде меня, вспомнить о Высших Силах и обратиться к Божественному участию? Наверное, похожие чувства, хотя и в ассортименте Light. Начну с анекдота. Услышал я его в середине 90-х, и перескажу с персонажами того времени.

«После долгих переговоров с Небесной Канцелярией, Господь Бог согласился принять трёх земных президентов — при условии, что каждый задаст ему только один вопрос. Первым отправился на аудиенцию Билл Клинтон: «Мистер Бог, Вы знаете, Америка — самая могущественная страна в мире. Но у нас есть проблемы: здравоохранение, образование, нелегальные мигранты… Я хотел бы знать, когда нам удастся их решить?» Бог ответил Клинтону: «Через 20 лет, сын мой, не раньше!» И Билл Клинтон заплакал: «Как обидно, значит, это будет уже не при моём президентстве!» Следующим вошёл к Богу Жак Ширак: «Мсье Господь, мне не терпится узнать — когда моя любимая Франция преодолеет экономические трудности, расовую проблему и, наконец-то, заживёт счастливо?» Бог ответил Шираку: «Сын мой, то, чего ты желаешь, произойдёт только через 50 лет.» И Жак Ширак горько заплакал: «Как жаль — меня к этому времени уже не будет в живых!» Наконец, пошёл Борис Ельцин: «Господин Бог, я, как и мои коллеги, хотел бы узнать — когда моя страна, Россия, заживёт нормальной жизнью, а то у нас тоже проблем хватает — Чечня, понимаешь, коррупция, демография!» ... И Бог заплакал.»

К счастью, Боги не только плачут.

Тут я перехожу к захватывающей части истории. У меня есть близкий друг, американец, давно живущий в Индии. Он продал свой бизнес, отдал около ста миллионов долларов на благие дела, и занимается исключительно духовной практикой, общается со святыми людьми. В течение нескольких десятков лет был учеником и доверенным лицом Сай Бабы. (Кто такой Сай Баба — посмотрите в сети, если не знаете). О событии, которое я опишу ниже, он мне рассказывал не раз. Естественно, без конспектов и записей. Но, к счастью, совсем недавно я нашёл текст с расшифровкой одной из его лекций, прочитанной 3 марта 1992 года. Небольшой фрагмент из неё как раз повествует об этом странном и удивительном акте. Привожу его целиком.

«Сай Баба поднял миссис Кристал и меня на уровень, который он называл «the tapestry level», с которого он показал нам всю планету Земля, с многочисленными измерениями, как бы наслоенными друг на друга. Он показал нам мысленную форму (thought form), распростёртую над страной Россией: эти мысли слились воедино в огромное гигантское нечто, прямо чудовище (beast). Оно было похоже на большое чёрное смоляное облако, в котором бурлила масса энергии, внутри сверкали молнии и тому подобное; очень агрессивная (violent) такая штука. Он заставил нас подойти к ней, причём очень осторожно. Даже обернул нас какими-то покрывалами. И он сказал: «Это — мысленная форма, которая контролирует Россию». Это было четыре года назад. Он сказал, что эта мысленная форма создана из человеческих помыслов о страхе жесточайшего наказания (fear of extreme punishment), и что люди там находятся под давлением этого страха уже тысячу лет. Задолго до царей. И он сказал: «Эта мысленная форма должна быть уничтожена». И ещё сказал: «Только человеческие существа в силах уничтожать такие формы, потому что именно человеческие существа сами породили их своими мыслями».

«Затем он вызвал этих божественных созданий… Не могу вам сказать больше, но это великая милость, что он показывал мне их… этих удивительных небесных хозяев (hosts), при разных обстоятельствах… (В разговорах со мной мой друг говорил, что это были своего рода ангелы — А.Т.) Один из них вышел вперёд, и у него были с собой эти священные иглы — больше ничего не могу сообщить… Сай Баба сказал: «Эту форму невозможно уничтожить мгновенно; я покажу вам, что надо делать.» И он повёл нас вокруг этого нечто, которое накрывало собой территорию всей страны России, и мы втыкали в него иглы… Он говорил — «вот здесь!» — и мы протыкали дыру в этой штуке. Затем вёл к следующей точке: «Вот сюда!» Это заняло у нас часов шесть, вместе с медитацией — хотя в этих измерениях времени не существует. Мы обошли всю эту форму вокруг и, я думаю, проделали в ней 150-200 дыр. Сай Баба сказал: «Теперь энергия будет вытекать из этой мысленной формы, и по мере этого люди будут становиться свободнее». Это было четыре года назад».

Итак, процедура кармической коррекции России и выдавливания из неё тёмной энергии страха и рабства проходила где-то в начале 1988 года. Теперь вы знаете, почему так лихо покатили перестройка и гласность, почему провалился путч в августе 1991 года. А что же дальше?

Все участники священнодействия над огромной, но задавленной злым роком страной более или менее живы. Филлис Кристал, самая известная в мире йогиня и мастер медитации, живёт, преимущественно, в Швейцарии; проводит занятия и пишет книги. Совсем недавно ей исполнился 101 год. Я имел счастье общаться с ней в Лондоне в 90-е годы; она подтвердила то, о чём шла речь выше. Мой друг (его имя мне почему-то не хочется оглашать, хотя оно довольно широко известно) живёт в ашраме, иногда путешествует и находится в постоянном контакте с Сай Бабой. Сай Баба, который вылечил на расстоянии от рака мою маму и совершил ещё несколько чудес буквально у меня на глазах, умер 24 апреля 2011 года. Его телесная реинкарнация ожидается через несколько лет, а пока он пребывает в состоянии light body — то ли «лёгкого», то ли «светового» тела. Что это такое, и как мой друг с ним общается, я не знаю. Но общается определённо, поскольку иногда рассылает об этом отчёты.

Вернёмся на землю. Проблема в том, что Боги и Маги, по-видимому, позабыли нашу бедную страну, и давненько никто с ней не работал. А дыры-1988, судя по всему, уже закупорились новыми страхами. Иначе, как понять тот мрак, который сейчас в России творится? Вот так оно теперь и катится, и плющится… Очень интересны слова о том, что чёрная туча ненависти и ужаса создана самими нами, и только мы, люди, а не ангелы со своими священными иглами, в состоянии её развеять. Как бы я хотел стать добровольцем: улететь в нужное измерение и воткнуть светлые иглы в сердце этой тёмной зверюги, мучающей мою страну! Чтобы сгинули порождённые ею химеры и упыри, страх и злоба, откинулись путы кармы отчаяния. И осталось одно маленькое белое облачко.

Так мне видится самый реалистичный способ преображения и возрождения России.

Плохие новости из России — это не новости. Наряду с нефтью и газом, грязными деньгами и коррупцией, а также красивыми девушками, плохие новости — одна из главных статей российского экспорта. Всё, от падающих ракет до скандальных законов, от политических убийств до военных провокаций, стало привычным ассортиментом новостного конвейера с Востока. Это печально. Но ещё печальнее то, что Запад, совсем недавно относительно благополучный, в последнее время стал Россию стремительно догонять по части негативной информации! В центре европейской паники, естественно, террористические атаки и битва вокруг мигрантов. Но этим тревожная повестка дня не ограничивается, и некоторые её черты имеют прямое отношение к тому, что происходит в России.

Недавно был я на одной гуманитарной конференции в Братиславе и участвовал там в сессии, посвящённой вредоносному воздействию телевизионной и прочей пропаганды на умы россиян. Эксперты приводили разные цифры и выдвигали разные версии, но сводились они все примерно к одному: мастера психотропной войны нащупали у большинства русских уязвимые точки, психологические травмы, имперские синдромы, комплексы всяческой неполноценности и прочие духовные скрепы (по выражению Путина), разбередив которые их можно превратить в эмоционально заряженное и некритически настроенное агрессивное стадо. Это слишком лёгкий ответ. Моё выступление прозвучало (как обычно) диссонансом: я призвал зарубежных коллег оставить в покое несчастный зомбированный русский народ и обратить взоры на ситуацию в странах европейской демократии. Где тоже есть, от чего загрустить. Сразу подчеркну, что моя аргументация не имеет ничего общего с привычной кремлёвской демагогией типа «а у вас не лучше» или «а вы посмотрите, что Америка творит!»

Итак, в Европе нет ни массированного воздействия десятка телеканалов, которые в промежутках между поп-шоу и сериалами ввинчивают гражданам в мозг культ личности «национального лидера»; ни школ и университетов, где регулярно проходят «уроки патриотизма»; ни пропаганды милитаризма и экспансии; ни пресловутых «имперских комплексов». И, несмотря на отсутствие всего этого, Путин в Европе достаточно популярен! И не только среди радикалов, уставших от демократии и хорошей жизни, и геев, впечатлённых накаченным торсом — в фан-клуб входят и интеллектуалы, и политики. Примеров тому довольно много; возможно, самый яркий — французский «Национальный Фронт» Марин Ле Пен, партия, частично финансируемая Кремлём (признанный факт) и набирающая внушительные проценты на выборах. Если вы думаете, что в обойме, по традиции, только крайне правые, то вы ошибаетесь: новый лидер английских лейбористов Джереми Корбин постоянно светится на телеканале Russia Today и о российской политике говорит «с пониманием». Есть и один просто шокирующий прецендент: в центре Европы — более того, в Евросоюзе — есть целая страна, политика и государственное устройство которой отличаются от нынешней России, разве что, меньшими масштабами. Называется Венгрия. (Я был там прошлой осенью, общался с коллегами, и до сих пор под впечатлением). Премьер Орбан играет столь же монументальную роль, что и президент в России; партия ФИДЕС — те же послушные «Единороссы»; на выборах шансов у оппозиции нет — всё схвачено снизу доверху; в идеологии доминируют национализм и религия. Со свободой масс-медиа ситуация даже хуже, чем в РФ: скажем, ни одного политически независимого телеканала вроде нашего «Дождя» в Венгрии и в помине нет! А главная оппозиция Виктору Орбану — не розовые коммунисты, социал-демократы или либералы, как в России — а откровенно фашистская партия «Йоббик». (Тоже, по слухам, на содержании у Москвы). Полный мрак. И невольно возникает совсем неполиткорректный вопрос: если брюссельская Еврократия ничего не может поделать даже со «своей» Венгрией — то насколько реалистично ей повлиять на Россию?

Слабость Европы — главная подпитка популярности путинизма. Общаясь с таксистами — самым доступным и непосредственным vox populi — в десятке европейских столиц, я сталкивался с разными оценками российской политики; по большей части — негативными. Но в конце обычно следовал довесок: зато ваш Путин — решительный мужик, не то что наши слабаки! Я не считаю Путина крутым парнем, но с оценкой «слабаков» склонен согласиться. Возможно, время Черчилля и Де Голля прошло, и нынешняя структура Евросоюза не даёт разгуляться сильным личностям. Но вызовы, с которыми теперь сталкивается континент — экономика, мигранты, национализм, агрессия — не менее серьезны, чем в разгар ХХ века, а реакция вялая, замедленная, разобщённая… Испытывая проблемы на своей шкуре и видя неадекватную тактику своих государств и Евро-центра, люди невольно склоняются в сторону простых и жёстких решений — авторитаризма. А политики, соответственно, популизма. Призрак «крутого парня» бродит по Европе.

Раз уж я взялся рассуждать на тему причин популярности путинизма в нашей части света, то оглашу весь список. Следующий пункт: антиамериканизм. Скажу честно: это явление мне не до конца понятно, но оно существует — факт! В России, где ненависть к злодейским Соединённым Штатам стала практически чем-то вроде национальной идеи, на это работает вся машина пропаганды. Плюс поражение в холодной войне, плюс комплексы сдувшейся сверхдержавы — короче, понятно… Но при чём тут Европа, которой США отродясь не сделали ничего плохого, а некоторые страны (в частности, Францию — чемпионку по ненависти к Дяде Сэму) даже от фашистской оккупации освободили?? Конечно, мировых жандармов (как и жандармов вообще) никто особо не любит. К тому же Америка — особенно во времена Буша-младшего — дала достаточно поводов для жестокой критики. Но всё-таки — не до такой же степени, чтобы любить Путина только за то, что он «противостоит Штатам»! А я с такой позицией сталкивался довольно часто — особенно среди левых. У этого явления, странного самого по себе, имеется ещё более странный аппендикс — конспирология. Я имею в виду разговоры про «глобальный американский заговор», «мировое правительство " и так далее, вплоть до подзабытых, но вечных масонов. Я всегда полагал, что все эти теории имеют успех только у людей психически нездоровых или умственно отсталых, однако небывалый успех такого рода страшилок в последнее время наводит на мысли о том, что нынешний zeitgeist эффективно стирает границы между идиотизмом и нормой. Российские умельцы, кстати, пользуются этим вовсю, и не только внутри страны: у телеканала RT конспирология и сказочные разоблачения местных фриков — главный козырь всего вещания.

Третий моторчик путинизма в Европе — так называемые «традиционные ценности». Здесь, как раз, всё предельно ясно: многие европейцы, особенно в католических странах, испуганы и раздражены нынешними мутациями в области семьи и брака — уравниванием прав гомосексуалистов и наступлением феминизма. Российская власть прилагает большие усилия, чтобы эти протестные настроения (как, впрочем, и любые протестные настроения в Европе) благословить и усилить. На что, в частности, была направлена и миссия патриарха Кирилла в Гаване, где русский богатей и аргентинский аскет легко спелись на предмет абортов и гей-браков. Циничной (хотя мне, как агностику, это представляется и забавным тоже) стороной дела является то, что Россия, рвущаяся в авангард духовности — страна, строго говоря, не религиозная и не христианская. Вера большинства людей — показушная, а церковь — инструмент политики и бизнеса.

Наконец, четвёртая тема, с первыми тремя тесно связанная — национализм и ксенофобия. Это сейчас весьма популярный предмет, настолько же горячий, насколько и сложный. Копать глубоко и сыпать соль на европейские раны я не буду и ограничусь одним частным аспектом: роль российской политики в европейской драме с мигрантами и беженцами. Для начала скажу банальную вещь: уши московских спецслужб и «агентов влияния» заметны почти во всех «протестных» движениях, раскачивающих скрипящую европейскую лодку. Основной упор делается на Германию и Ангелу Меркель — самую сильную и неудобную для Путина европейскую страну и её лидера. Я не конспиролог и далёк от мысли о том, что PEGIDA или UKIP были созданы ФСБ — но сомнений в том, что Кремль оказывает подобным организациям посильную моральную (как в случае с «девочкой Лизой») и материальную поддержку нет ни малейших. Но это, что называется, мелочи. Есть у истории с беженцами и другая, гораздо более тёмная, сторона.

Когда российские СУ начали бомбить Сирию, оправдания этой операции звучали странно и неубедительно: борьба с исламскими фанатиками (которых почти не трогают); поддержка Асада (зачем? из чувства личной симпатии?); чтобы поднять цены на нефть (если и была такая задача, то не справились); испытать новое оружие (и из-за этого начинать войну?!); снова подружиться с Америкой (пока выходит наоборот)... Я могу ошибаться, но, по моему, как говорится, скромному мнению, неряшливые и не исключающие гражданские объекты бомбардировки Сирии имеют одной из своих недекларируемых целей всемерное увеличение потока беженцев (что реально происходит!) и дальнейшую дестабилизацию положения в Европе. Очень неприятно, предельно аморально и абсолютно логично. Чем ответит Евросоюз?

Рецепты давать не берусь — это не в моей компетенции, да и не моё дело. С большой долей уверенности могу предположить, что Путин скоро сгинет, а если даже и не сгинет, то внешняя политика России в любом случае заметно изменится — экономика заставит. Но проблемы континента и Евросоюза останутся, и решать их надо только самим европейцам. Потому что «призрак путинизма», бродящий по Европе — это не причина противоречий и конфликтов, а всего лишь их индикатор.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире