troitskiy

Артемий Троицкий

21 ноября 2016

F
21 ноября 2016

Братские могилы

Только что летал на день в Одессу и обратил внимание на то, с каким трепетом и торжественностью относятся в Украине к участникам войны на Донбассе: на улицах биллборды с их портретами, в зале вылета киевского аэропорта — огромная выставка фотографий.

А вчера посмотрел новый документальный фильм Виталия Манского «Родные»; одна из лучших сцен картины — похороны очередного погибшего солдата во Львове. Длинная процессия с венками, оркестром, родственниками-друзьями и простыми жителями долго тянется по центру города в сторону кафедрального собора, где будет отпевание… И так — почти каждый день.

И мне стало до злости обидно за русских солдат, которые пали на этой подлой, необъявленной, братоубийственной войне и которых теперь хоронят исподтишка. От которых отказываются их запуганные насмерть родственники, даже жёны. Чьи имена и лица никогда не узнает страна. И погибли которые на чужой земле под хор сволочей «Их там не было!» Какое же это окончательное, запредельное б…

Первый (и, очень надеюсь, не единственный) российский показ фильма Манского «Родные» — на Арт-Док Фесте в кинотеатре «Октябрь» 2 декабря в 19:30.

В последние два года мы часто проезжаем на машине по Псковской области. Там есть интересные места: изумительные Пушкинские Горы; городок Изборск с древней крепостью и страусиной фермой (это, наверное, и есть пресловутый «изборский клуб»?); сам Псков с Кремлём, множеством церквей, подгнившим жилым домом в центре, где обитала в детстве Софья Перовская, депутатом Львом Шлосбергом.

Однажды мы отклонились от генерального маршрута и занесло нас в известный по названию город Старая Русса. Звучит красиво. Гуляя по городку, я разговорился с местными антикварными бабушками. Пошутил с грустью в голосе: «У вас тут такая разруха, можно фильмы про войну без декораций снимать…» На что самая винтажная из старушек мне ответила: «Да нет, когда немцы-то уходили — получше было».

Это я вспомнил в связи с тем, что руководитель Чечни намедни посетовал на сокращение бюджета республики, указав на то, что там недавно была война. Судя по суровым пейзажам, на Псковщине она и не кончалась. И для сравнения: бюджет Чечни (население 1.350.000; площадь 17300 кв.км — чтобы всё объективно!): 60 миллиардов рублей; бюджет Псковской области (население 650.000; площадь 55.300 кв.км): 20 миллиардов.

Привет из Таллина, Владимир!

А уж я-то как обиделся и загрустил, когда прочёл ваши с Андроном выступления! Потому и ответил — простите, публично; персональных адресов не нашёл — что стало досадно за умных интересных людей.

Суть моей позиции предельно проста: с Россией снова большая беда; кучка коррумпированных властолюбивых гопников, при полном непротивлении апатичного населения, тащит страну в тёмное болото. Болото отсталости, изоляции, ненависти, физического и морального вырождения. Это не моё мнение, это факт. Будете спорить? Великую страну надо спасать, и самый доступный, хотя и пассивный, способ «неусугублять» ситуацию — не выказывать никакой поддержки преступной власти. Поэтому меня удручает, когда образованный человек Кончаловский оправдывает Путина и путинизм, утверждая, что это часть самобытной русской культуры. Путинизм — не часть русской культуры, а часть русского бескультурья. А ещё точнее — самая болезненная, ночная-кошмарная часть русского подсознания, которую срочно надо лечить каким-то мега-психоанализом. Иначе каюк. Моторола-лэнд.

Теперь о вашей позиции (которую — возможно и у вас — во-многом позаимствовал проп-канал Russia Today). В своём ответе вы лишний раз сформулировали то, что меня возмущает, а именно: все государства врут, все циники и лицемеры, все действуют исключительно в своих шкурных интересах, ценности никого не волнуют, и путинская РФ — лишь одна из стран в этом неприглядном ряду. Это не так: Россия сильно выбивается из ряда вон. Во-первых, и аннексия Крыма, и авантюра на Донбассе диктовались не прагматичными интересами страны, а чистой блажью одного-двух-трёх конкретных наполеончиков. Во-вторых, даже самая наглая и самоуверенная сверхдержава (США) не позволяла себе то, что сделал Кремль в Грузии и Украине — оттяпать и де-факто присоединить к себе куски сопредельных государств. В-третьих, если ракеты НАТО попадают в мирные объекты (что происходит на удивление часто), то их командование хотя бы честно признаёт это и извиняется, а не беспардонно лжёт и не уходит в несознанку, как сами-знаете-кто. И это тоже факты; спорить не станете?

Поспорить можно было бы о ценностях, о добре и зле… Очень был бы рад, Владимир, это сделать — стопроцентно искренне! Если не хотите прослушки — добро пожаловать с Надеждой к нам в Таллинн!

«Загон овец предпочтительно осуществлять пастуху»
Найман/Гринуэй, «Контракт рисовальщика».


Два текста мне попались на глаза совсем недавно и подвигли на эту реплику: нашумевшее интервью Дмитрия Быкова с Андреем Кончаловским и выступление Владимира Познера в английском Кембридже. Если совсем коротко (но ясно), то оба корифея-гуманитария оправдывают по различным статьям нынешний российский режим и призывают не просто смириться с ним, но и всячески поддерживать. В финале означенной кембриджской встречи, отвечая на мягкий вопрос — не будет ли потакание Путину знаком одобрения его «негуманной» политики в Украине? — Познер сказал буквально следующее. «Забудьте о гуманности, забудьте о том, что есть добро и что есть зло. Помните только одну вещь: ЧТО ТУТ В ВАШИХ ИНТЕРЕСАХ». Поздравляю, Владимир Владимирович — лучше не скажешь!

Одна наша с В.Познером общая американская приятельница охарактеризовала его главную черту — и человеческую, и карьерную — английским словом «survivor». Точного его эквивалента в русском языке нет, но можно, наверное, употребить корявый неологизм «выживальщик». Это как видный деятель советского государства Анастас Микоян, про которого ходила поговорка «От Ильича до Ильича (имеется в виду от Ленина до Брежнева — АТ) без инфаркта и паралича!» Андрей Кончаловский, как нетрудно прикинуть, из этого же клуба.

Сам таковым, пожалуй, не являясь, к выживальщикам я отношусь спокойно и не без уважения к их способностям. В конце концов и сам я, хотя жизнь проживал, как правило, безрассудно и неосторожно, принципиальность проявлял не всегда, и по большому «галичскому» счёту (помните: «Промолчи — попадёшь в богачи… Промолчи — попадёшь в первачи… Промолчи — попадёшь в палачи») совсем не без греха… Сейчас, правда, решил высказаться — что, возможно будет стоить мне отношений с двумя приятными людьми. И вот почему: я, ей-богу, не понимаю: почему два умных, образованных, авторитетных человека не могут ХОТЯ БЫ (простите, Александр Галич!) промолчать? Как это делают сотни скромных — в нужных местах — мастеров культуры и асов эфира. Обязательно надо быть «первыми учениками»?!

В искренность поддержки Кончаловским и Познером «путинского блага» я ни секунды не верю; в искренность соблюдения «интересов» — склонен верить, несомненно. Но, ребята: вам уже по 80 лет, плюс-минус — не время ли вспомнить о том, что есть вещи поважнее, чем статус первача и богача — да и куда уж больше?? Или это всё же контракт — фаустовский контракт с адской властью? Подпись кровью, все дела… Ох, не знаю.

Под «недобитвой» прошу понимать не только битву вялую и ущербную, но и мероприятие, на котором отфигачили, но «не добили».

Почти никто из моих друзей не пошёл на выборы. По понятным причинам. (Один я, как примерная ученица, разве что без букета и бантика, заявился на участок в городе Таллине и отдал голос партии «Яблоко». Разумеется.) Ну да, они все оказались правы — их «неотданные», скорее всего, украсят приятную картину позорно низкой явки, а мои бумажки, уже в который раз, просто канут в никуда… Однако друзья не злорадствуют: над кем злорадствовать-то? Над собой разве что. Товарищи по несчастью.

Один из друзей, Вася Шумов из рок-группы «Центр» (с удовольствием не голосовал), поделился свежим соображением: у нас сейчас типичная эпоха застоя, вроде начала 80-х, только сердцевина этого застоя — не власть и не Путин (их он по-другому характеризовал), а нынешнее население Российской Федерации. То-есть, БРЕЖНЕВ — ЭТО НАШ НАРОД, пребывающий в маразме и прострации. «Сиськи-масиськи». (Тут даже очередной жлобогимн Шнурова в жилу). Самокритично.

Пожалуй, только одного я не понимаю, любимые мои друзья: откуда у вас столько оптимизма? Почему вы свято верите, что вас не добьют? Не отнимут уютный маленький бизнес? Не попрут с интересной работы, прикрыв походя всю лавочку? Не введут выездные визы? Не отзомбируют в школе детей и внуков по полной новой программе? Не поднимут налоги так, что платить за старую любимую дачу будет нечем? И почему вы думаете, что после застоя обязательно придёт перестройка или хотя бы оттепель? А не гибридный ГУЛАГ, например?

Может, пронесёт. А может, и нет. И как вы, умные и всё понимающие люди, живёте под этим дамокловым мечом и даже не пытаетесь отпрянуть в сторону (не говоря уже о том, чтобы меч этот отвести!) — мне не ясно. В любом случае, сочувствую. Трудно быть заложником. Большинство людей спасается стокгольмским синдромом, но к вам-то это не относится! Почему же на вопрос «что делать?» вы уверенно и последовательно отвечаете — «а ничего»?

Если доживу до следующих выборов — пойду снова.

К сожалению, судя по количеству посещений, не пользуется большой популярностью блог Дмитрия Орешкина «Выборы и нехотяи». Конечно, не подростковое порно…

Очень жаль, потому что это крайне важный текст на тему наступающих на нас выборов. Он о том, как в условиях апатии и низкой явки, очень выгодных Кремлю, каждый ВАШ голос будет котироваться по ДВА С ПОЛОВИНОЙ номинала. И о том, что НЕ поданные вами голоса будут восполняться чеченскими, дагестанскими и тому подобными…

А ещё почитайте комментарии к блогу: служивые с Савушкина 55 возбудились мгновенно и не на шутку — хотя, вроде, одна статистика. И я, кстати, подумал, что поле комментариев на Эхе Москвы слегка напоминает ситуацию с коматозными выборами: нормальные люди, коих большинство, читают статьи и блоги и не утруждают себя, как правило, ответными репликами. В то время, как дрессированные тролли (условные «кавказцы») отрабатывают свои 99,8% по 11.80, исправно «корректируя» своими испражнениями надлежащее пространство.

Но комменты-то — чёрт с ними, а вот качество законодательной власти в стране… Стоит того, чтобы ненадолго оторваться в воскресенье от любимых занятий. Короче, прочтите про нехотяев и постыдитесь быть неходяями. Граждане.

...промолвил Носорог: что лучше — сорок пяток или пяток сорок?

Дискуссия на эту тему снова вспыхнула среди ум имущих — на сей раз журналистом Аркадием Бабченко («Винтовка это праздник, пусть всё летит в…» ЖЖ 24/08/2016) и психологом Людмилой Петрановской («Комплекс профессора Преображенского», СпектрПресс 1/09/2016) с поддержавшей её в своём ФБ политологом Екатериной Шульман. Аркадий закручинился, глубоко прочувствовав, что вся нынешняя российская гадость, начиная с Путина — плоть от плоти и продукт волеизъявления российского же народа, а потому нефиг париться и не с чем/кем бороться. Людмила возражает: народ гораздо лучше власти, просто его сильно застращали; бороться, правда, тоже не призывает. (Там ещё есть тема про интеллигенцию, но это точно не про меня). Екатерина подводит под невинность народа научную базу, постулируя, что нет и не может быть у народа ни менталитета своеобразного, ни генотипа. Ох, неправ был Гоголь, когда писал про немца и русского!

Встревать в спор неохота, но хотелось бы поделиться парой наблюдений. Для начала лёгкое недоумение: «генотип», «геном», «генофонд» — это ведь общепризнанная научная терминология? Или генетика, всё же — лженаука? Лично у меня социология и, особенно, психология вызывают гораздо большие сомнения.

Помните, у Стругацких в «Жуке в муравейнике»: «Воистину, есть ложь, беспардонная ложь и статистика — но не будем, друзья, забывать и о психологии!» Учёные дамы сходятся на том, что русский мужчина отличается от немецкого (опять об Гоголя!) мужчины гораздо меньше, чем от русской же женщины. Полностью поддерживаю: я вообще всегда считал женщин инопланетянами, за что их и люблю. Но разве это доказывает отсутствие в природе такой штуки, как национальный менталитет? (Екатерина настаивает на этом со всей страстью).

Раз уж в качестве подопытных у нас немцы, приведу такой пример. В 70-е годы я путешествовал по советскому Казахстану, и там периодически останавливался то в «немецких» (по доминирующему национальному контингенту), то в «русских» сёлах. Контраст между аккуратностью первых и разрухой во вторых был не то что разительным, он был вопиющим. Хотя и там, и здесь — колхозы. Можно, конечно, пенять на «традиции», «культуру», «религию» и примкнувший к ним «уклад» — но разве всё это (и кое-что ещё) не выливается в тот самый «менталитет»?

И ещё один большой вопрос: Людмила настаивает на том, что если нашего человека, закошмаренного властями, поместить в нормальную среду (тут уже вспоминается Жванецкий — «если меня в тёмной комнате прислонить к тёплой стенке…»), то он непременно расцветёт и обнаружит свои втоптанные родиной в грязь лучшие качества.

В качестве доказательства приводится то, что русская диаспора за границей — одна из самых успешных. Честно говоря, не знаю, как замеряется успешность диаспор, но охотно верю. Однако вопрос-то не в «успешности» (которая может достигаться очень по-разному; в том числе, скажем, и криминальным способом — см., например, супер-успешная чеченская диаспора), а в том, действительно ли люди меняются, становясь из презренных рабов (пардон, терминология не моя) созданиями достойными и свободолюбивыми. И вот тут, наблюдая за бывшими соотечественниками по СССР за границей, возникают некоторые сомнения.

Любителей Путина, держателей «скреп», крымнашистов и преданных гомосоветикусов среди них более, чем достаточно — если не сказать большинство. В очень цивилизованных и никак не угнетающих местах. Подчеркну, кстати, что речь идёт не только об этнических русских, но, в равной степени, и о бывших советских немцах в Германии, евреях в Америке и Израиле, греках в Греции. Причём живущих в демократических кущах — и зачастую не без «успеха» — десятки лет и, случается, во втором поколении. Что это — фантомные проявления «стокгольмского синдрома»? Не отпускает родная зона? Менталитет с генотипом гадят? Честно скажу — не знаю, не понимаю. Было бы куда легче и приятнее рассуждать, как Петрановская — но не вытанцовывается, фактуры не хватает.

Впрочем, с пораженческой проповедью Бабченко я тоже не солидарен. А возвращаясь к вопросу, вынесенному Винни-Пухом в заголовок… «Оба хуже», — сказал товарищ Сталин ещё в 1925 году, вскоре после чего взялся за методичное уничтожение и видных представителей власти, и масс народа. Закончить не успел, однако.

Распад Союза Советских Социалистических Республик был не «крупнейшей геополитической катастрофой», а приведением в исполнение приговора истории. Причём мягким и щадящим. Куски посыпались не по чьей-то злой воле и не в результате внезапного удара — что подразумевает понятие «катастрофа» — а потому, что данное конкретное государство постепенно и окончательно стало нежизнеспособным: экономически, политически, идеологически, управленчески.

Реальная катастрофа, уже сегодняшнего дня, в том, что фантомные боли от ломки скиснувшей империи, засевшие в искажённом сознании одного — достаточно случайного, но отоваренного зашкаливающей властью — человека спроецировались на всю страну. И по мере того, как разные осколки бывшего СССР всё дальше отлетают от советского прошлого — кто в демократическую Европу, кто в авторитарную Азию, кто в хаотичное Непойми-Что — Российская Федерация всё активнее и надрывнее скучает по Советскому Союзу.

Примеров можно привести миллион — как насаждаемых сверху, так и стелющихся внизу. Вот совсем свежий, из числа забавных: в московском Детском Мире увидел новую настольную игру «для всей семьи»; называется она по-битловски «Назад в СССР» и состоит в том, чтобы по очереди угадывать — сколько стоили всевозможные товары и услуги в период «развитого социализма». Кстати, как легко догадаться, стоили недорого… Ассортимент, правда, был невелик.

Почему ностальгия по «совку» правит бал, причём уверенно и повсеместно? Некоторые мотивы банальны, лежат на поверхности и, к тому же, старательно культивируются властями. Да, СССР был великой державой в «двухполярном мире»; нас все боялись (а значит, уважали) — и это было круто! По поводу «уважали» имею сомнения (вообще, поговорка дурацкая), но то, что был Советский Союз велик и могуч, и имел кучу сателлитов, и мог бодаться с Америкой и НАТО практически на равных — спору нет! И я, конечно, понимаю, что большинству (к которому лично я, правда, не принадлежу) наших людей гораздо почётнее ощущать себя гражданами грозной «сверхдержавы», чем мирными обывателями какой-то рядовой страны.

Откуда эта мания величия берётся — вопрос, наверное, непростой, но симптомы её очевидны: «имперские комплексы», синдром «народа-богоносца», гордость за лишнюю хромосому и тому подобные приятные умственные расстройства. Ничего особо уникального в этом нет: другие народы (немцы, в частности; отчасти американцы) от этого тоже периодически страдали.

Вторая элементарная причина — короткая и избирательная память, замешанная, к тому же, на кураже молодости, когда и море было по колено, и суставы не скрипели, и хвост торчком.

Совсем недавно моя жена поцапалась с какой-то тёткой — много старше неё, причём! — которая на полном серьёзе и с характерной для этого типажа нахрапистостью доказывала, что в Советском Союзе никакого дефицита в помине не было и все товары можно было легко купить в магазинах. Вспоминаются перлы народного юмора на данную тему, скажем: «Советский национальный вид спорта — «шаром покати»; или прекрасное описание сети рыбных магазинов «Океан»: «Две кильки в томате, три бабы в халате, кругом чешуя — и нет ничего!» Хотя, на самом деле, жить можно было: да, пустые полки и часовые очереди, но к голоду и голости — по крайней мере, в послесталинские времена — они не приводили. Блат, чёрный рынок, «из-под прилавка» — это было даже весело и азартно. Но идеализировать не стоит.

Наконец, третья причина жгучей сентиментальности при взгляде назад — особенно после взгляда окрест… Она самая глубокая, неочевидная и вряд ли многие отдают себе в ней отчёт. Дело в том, что советская система — при всей её экономической абсурдности и идеологической ущербности! — была довольно логичной и по-своему грамотно выстроенной. Существовала идеология — топорно подправленная местными жрецами, но имеющая вполне респектабельную (и по сей день) социалистическую марксистскую основу. На её принципах строилась экономика (в целом, провальная); социальная политика (в целом, довольно эффективная); международные отношения (по крайней мере, не лишённые продуманности) и некая стратегия движения с конечной станцией «Коммунизм» или, хотя бы, просто «Светлое Будущее».

Советский Союз был империей иллюзий, но он обладал смыслом, динамикой целеположенного развития и, соответственно, предсказуемостью. Нетрудно заметить, что ничего этого у сегодняшней РФ нет. Путинская Россия — это уродливый мутант, движимый сиюминутной блажью. Алчный, хитрый, довольно опасный (в первую очередь, для своих же граждан и ближайших соседей), но вызывающий не столько страх (тем более, уважение), сколько брезгливость. В мультиках любят изображать таких неаппетитных монстров-лузеров…

За последнее время в западных академических исследованиях путинский режим пристрастились характеризовать как «постмодернистский». Отчасти это верно, но слишком лестно: да, пост-модернизм в искусстве предполагает смесь стилей, эпох и контекстов, однако используется он как выверенный художественный приём, формирующий определённое высказывание. Что же до пост-модерна «а-ля Путин», то это скорее невнятное, убл..очное (извините, иначе не скажешь) нагромождение клептократии и демократии, коммунизма и либерализма, клерикальщины и уголовщины, призванное решить одну-единственную тактическую задачу: удержание режима у властной кормушки любой ценой. Российский народ, в лице даже самых наивных своих представителей, не сведущих ни в каких «измах», интуитивно чувствует всю эту мутоту, обман и шатания — и, даже при закоренелой нелюбви к «комунякам», дрейфует в сторону ясности, стройности и своего рода (подчёркиваю, своего рода) «честности» советской парадигмы.

В каждом из отсеков нынешней российской жизни ностальгия по СССР проявляется по-разному. Проще и нагляднее всего дела обстоят в сфере культуры: здесь повышенный спрос встречает обильное предложение. Советская литература и искусство, советское кино, советская эстрада — как в винтажных оригиналах, так и в ретро-стилизациях — везде и всюду! Молодёжь чуть менее восприимчива, но тоже ведётся с удовольствием. Здесь, помимо обычных ностальгических мотивов, имеется ещё один: при всех зверствах тоталитаризма и зловредности цензуры, качество культуры в «совке» было существенно выше, чем в «новой России».

Даже оставив в покое классиков (Шостаковича, Прокофьева, Эйзенштейна, Платонова, Булгакова…), можно назвать наших (моих-то уж точно; я их лично знал) современников — Тарковского, Высоцкого, Любимова, Шнитке, Курёхина, Стругацких, чтобы удостовериться: нынешние фавориты им не конкуренты. Это касается не только интеллигентского «высокого искусства», но и развлекательной «массовой культуры», деградировавшей от комедий Гайдая и Рязанова, песен Островского и Пахмутовой, сатиры (!) Райкина до серийной палёной попсы и какой-то «камеди» актуального разлива. Комсомольские зомби Кобзон и Лещенко, при всей их жутковатой несменяемости, тоже воспринимаются сейчас по-доброму — как эхо героической эпохи, когда ещё не было ушлых продюсеров, а артисты пели своими голосами.

Если культурное ретро обеспечивается без перебоев и ко всеобщему удовольствию, то в социальной сфере ностальгия носит безнадёжный и трагический характер. Советский Союз был социальным государством; путинская РФ — государство ярко выраженное анти-социальное.

Можно спорить о качестве советского образования, здравоохранения, социального обеспечения — аргументы есть у обеих сторон — но в сегодняшней России здесь бесспорная разруха, и она даже не особо маскируется. Забота о гражданах, пусть и скромненькая, но всеобщая и бесплатная, была одним из столпов государственной идеологии в СССР. Нынешним властям граждане — за исключением халдейского персонала, качальщиков нефти-газа и охранников-силовиков — вообще не нужны, поскольку от них одни проблемы. Особенно от образованных, здоровых и активных.

Немного непопулярной статистики.

Количество поликлиник в Российской Федерации:
1990 г. — 21500; 2000 г. — 21300; 2013 г. — 16500.
Количество больниц в Российской Федерации:
1990 г. — 12800; 2000 г. — 10700; 2013 г. — 5900.
Количество школ в Российской Федерации:
1990 г. — 69700; 2000 г. — 68100; 2013 г. — 44100.
(Полагаю, на 2016 год данные будут совсем убойными).

Заметьте, кстати: в годы ельцинского разгула либерализма и «дикого капитализма» советская инфраструктура образования и здравоохранения ещё держалась, а пошла вразнос уже в период «вставания с колен»... Это уже не просто повод для ностальгии — это геноцид.

Преступления (а как ещё это квалифицировать?!) в социальной и экономической областях Путин и компания с особым цинизмом и с лихвой компенсируют (им так кажется, и пока не без оснований) за счёт демагогии и пропаганды. В очередной раз реанимируется старая английская формула о патриотизме, как последнем прибежище негодяев — причём в невиданных масштабах и неслыханных форматах. Является ли это очередным казусом «советской ностальгии»? И да, и нет. Так уж получается, что я, неоднократно в молодости заклеймённый «антисоветчиком», в этой статье эпизодически выступаю адвокатом советской власти — что ж, истина дороже, а познаётся она, как известно, в сравнении.

Так вот, ключевым словом всей советской политической риторики было слово «мир». «Миру — мир!», «Борьба за мир во всём мире», «Нет — войне!» — главные советские лозунги, наряду с «Мы придём к победе коммунизма!» Разумеется, в этом была огромная доля лицемерия, но вот факты: за весь послевоенный период, 46 лет, СССР провел две крупные оккупационно-карательные операции (в Венгрии и Чехословакии) и одну войну — в Афганистане. (Кстати, меньше, чем США за то же время). За 16 лет — втрое меньший срок! — пребывания у власти команды Путина Российская Федерация провела три войны (в Чечне, Грузии и на востоке Украины) и две военные операции (в Крыму и Сирии). Замечу, что ни один из этих пяти военных конфликтов не носил оборонительного характера, и четыре из пяти (кроме чеченского) разворачивались на чужой территории. «Милитаристы», «реваншисты», «агрессоры», «поджигатели войны» — все эти стандартные гневные эпитеты, которыми в СССР награждались проклятые империалисты янки, можно сегодня в полной мере адресовать Кремлю.

Ни пропаганды войны как конечной точки самоутверждения русского человека, ни исступлённого раздувания культа Великой Победы в Советском Союзе в помине не было. Для справки: с 1948 по 1964-й 9 мая был рабочим днём; с 1965 по 1995-й парады проходили только в юбилейные годы; военная техника и самолёты начали участвовать только с 2008-го. О том, что 9 мая превратился из дня памяти и скорби в день жлобского бахвальства, полностью дискредитируя сам смысл этой даты, написано много и правильно; развивать тему не стану. Интересно, каково место этого нагнетания военно-реваншистской припадочности («Можем повторить!» — популярный патриотический стикер) в контексте тоски по СССР? Картина тут запутанная и работает на разрыв шаблона по многим направлениям. Скажем, как быть с советскими украинцами, грузинами, прибалтами и прочими «врагами», ковавшими Победу?

Откуда взялась обожаемая георгиевская (не путать с гвардейской) ленточка, не имевшая к Красной армии ни малейшего отношения, зато символизировавшая в советской историографии власовцев, казаков Шкуро и прочих приспешников Гитлера? А, очень мягко говоря, «неоднозначная» роль товарища Сталина, центральной иконы нынешнего совдеповского возрождения, во всей завязке и первом периоде Второй мировой? А немыслимые жертвы, которыми принято по-садистски гордиться? Очень всё противоречиво и «постмодерново» до отвращения.

При всей циничной просчитанности и сиюминутной успешности, спекуляции кремлёвской команды на чувствах к СССР — палка о двух концах. С одной стороны, моральная мастурбация на сюжет «Как мы отымели Европу» и подобные великодержавные грёзы доставляют многим россиянам острое наслаждение. Тем более, что больше праздновать решительно нечего — разве что «присоединение» Крыма… но это история скандальная и уж точно не общенародная. С другой стороны, обещание наших ватных мачо «можем повторить» явно не выполнимо. Кишка тонка, ребята, и вы, брутальные и воинственные, об этом догадываетесь — иначе тряслись бы в УАЗе «Патриот», а не газовали на Гелендвагенах.

У всех людей мало-мальски нормальных и соображающих, будь они хоть махровые путиноиды, неизбежно будет усиливаться ощущение когнитивного диссонанса великодержавной показухи и жалкой реальности. Отлакировать эту реальность очередным Крымом не получится — козырных тузов в рукаве у шулера больше нет. Вот и предстанет во всём пародийном убожестве «потёмкинский СССР» с религией вместо науки, трубой вместо промышленности, собянинской плиткой вместо великих строек и лозунгами «Вперёд, к победе мазохизма!», «Миру — война!», «Воруй, пока дают!», «Догоним и перегоним Саудовскую Аравию!», «Кто не работает — тот начальник!», «Народ и мафия — едины!», «На каждую прореху — духовную скрепу!», «Наша цель — суверенный феодализм!» и «Мы русские — какой восторг!» Последний слоган я позаимствовал у екатерининского полководца А.В.Суворова; русский XXI век поводов для восторга не даёт абсолютно.

Остаётся или потуже затянуть петлю георгиевской ленточки, или (цитирую поэта А.Вознесенского) проникнуться, наконец, ностальгией не по прошлому, а по настоящему — во всех смыслах слова. Вопрос — не поздно ли спохватываться? Тут я не разделяю, к сожалению, даже сдержанного оптимизма. Распад Российской империи произошёл максимально трагично; распад СССР — максимально фарсово, с опереточным ГКЧП, пьяной Пущей, почти без слёз и крови. Третьей стадии гегелевская формула не раскрывает. Интересно, какой она будет.

«Основные положения так называемого «закона Яровой» с сегодняшнего дня вступают в силу» (Из газет)

Скрупулёзными подсчётами я не занимался, да и на фиг надо, однако даже навскидку легко заметить, что после президента Путина вторым по упоминаемости существом в нынешней российской политической прослойке стала член распущенной думы по имени Ирина Яровая. О ней пишут и говорят гораздо больше, чем о премьере Медведеве и его заме, бонвиване Шувалове, смотрящим за детьми Астахове и весеннем чемпионе по публикациям, Кадырове-младшем. Притом заметьте: у пресловутого пакета законов «Всем сидеть!» два автора, но одного из них, некоего Озерова, сограждане совсем не знают, внешность представить не могут и даже в имени теряются — а Яровая, как говорится, из каждого утюга… Вот только что прочёл (и порадовался), что её уже рассматривают в качестве преемницы Самого! Короче, раскручивают Яровую Иришу, словно новейший чудо-гаджет или поп-звезду восходящую, какую-нибудь певицу Нюшу. И невольно встаёт вопрос: кто и зачем?? Пока статьи за опасные фантазии нет, займёмся детской игрой «Конспирология».

Версия 1: «Тёплое женское начало». Пакет законов и поправок, любовно собранный для россиян Ириной Яровой, явно и несомненно напет и подмазан так называемыми силовиками. (Уж точно, что не связистами, финансистами, экономистами и правозащитниками). Поэтому логично предположить, что именно они её и навязывают народу. Затем, скажем, чтобы население слегка успокоить и убаюкать: ведь испокон веков на Руси у известных органов было, мягко говоря, «не женское лицо» — а вот теперь аресты с 14 лет и сроки за недоносительство у нас будут ассоциироваться не со зверским оскалом ГУЛАГа, а с материнской заботой о нашей с вами безопасности и уюте! Тонко, а?! Но где тонко, там и… Не знаю, как у Ирины с умом и профессионализмом — если эти качества ей и присущи, то выражены не очень ярко; зато с первого взгляда сражает наповал могучее и наглядно проявленное отрицательное обаяние. Я, к примеру, впервые увидел депутата Яровую, обрамлённую телеэкраном, во время продавливания известного «закона подлецов» и тут же воскликнул — прямо как кинорежиссёр Якин — «Браво! Какой типаж!!!» Да уж, настоящий «управдом — друг человека»... (Дважды спасибо Гайдаю). Не думаю, что рыцари плаща и пиара этого не замечают — пресс-секретарши-то у них иногда очень симпатичные попадаются… Короче, слабоватая версия.

Версия 2: «Жириновский 2.0». Известно, что злого клоуна Вольфыча ельцинские политтехнологи культивировали в качестве страшилки для Запада: дескать, если не мы, убогие но либеральные, то получите vis-a-vis этого монстра (ну, или коммунистов, что не лучше)! В результате трепетный «свободный мир» относился к Жирику — во всяком случае, поначалу — гораздо серьёзнее, чем ироничная местная публика; американский журнал Playboy опубликовал с ним большое интервью, а всякие CNNы величали этого оглашенного не иначе как «ultranationalist leader»! Сейчас такая задача не стоит: пугать заграницу зловещими альтернативами нынешней власти смысла вообще не имеет, поскольку хуже Путина всё равно никого нет. А наш народ что Бабой Ягой, что Мадам Шапокляк и подавно не застращать — в стране сплошного мужского шовинизма среди особей женского пола опасаются только тёщу. Версию отметаем, хотя погоняло «Всероссийская тёща» Яровой бы, пожалуй, подошло.

Версия 3: «Вредительство!» В принципе, огромное большинство инициатив и деяний нынешней российской власти можно смело и обоснованно квалифицировать как вредительство и саботаж. (Об антинародности и особом цинизме я и не говорю). Результат налицо; с такими патриотами никаких пиндосов не надо. В данном конкретном случае диверсия мне зело (Якин никак не отстанет…) по нраву, ибо под ударом оказывается главная и опорная «партия подлецов». Как справедливо указала недавно политолог Екатерина Шульман, лицо «Единой России» сегодня — это лицо Ирины Яровой. И лицо это, я подозреваю, отнюдь не внушает… Никому. Или внушает что-то не то. Причём накануне выборов!! Измена? Ситуация аналогична и синхронна садистской расправой над центром столицы, учинённой градокончальником Собяниным; возможно, он хотел, как лучше, но после плиточно-бордюрного изнасилования и кладбищенского декорирования любой настоящий москвич, проголосовавший за ведомую мэром партию, будет чувствовать себя предателем. Я не знаю, кто стоит за подрывом основ ЕдРа — ушлые конкуренты по протискиванию в Думу, сборная ЦРУ-ФБР-АНБ, могучие сумрачные «кроты» из Аппарата Президента или загадочное новое масонство под названием «Покемоны Гоу». Скорее всего, никто из них — а потому у нас остаётся…

Версия 4: «Хъня». Катит всю дорогу, без смысла, без радости. К худшему. Как всегда. И не надо заморачиваться. Вчера — Любовь, сегодня — Ирина Анатольевна, завтра — просто пшеница.

Вчера днём дочь Лидия сняла меня, задумчивого, на мобильный телефон. Дело было в полиции города Таллина, куда нас занесло по одному рутинному делу. Жене Вере фотография понравилась, и она выложила её в своём фейсбуке с подписью: «Сегодня; папа в полиции. Фото сделано Лидией, которой послезавтра исполняется 6 лет».

Первый отклик пришёл буквально через минуту: «Как, вы в России?! («Как что, сразу Россия!» — АТ) Что случилось?» И пошло-поехало! За 15 минут несколько десятков друзей и подруг выразили крайнее беспокойство и предложили немедленную помощь. Мы в это время сидели на концерте классической музыки (откуда Вера и бросила в сеть фотку) и — спасибо друзьям! — не скучали. Понятное дело: откликнулись, всех успокоили, коллективно и индивидуально. С одной особой, предположившей, что это был акт «пиара», даже вступили в эпистолярную перепалку.

Так вот. С одной стороны, вся история очень тронула — как проявление человеческой солидарности и дружеских чувств. Спасибо всем! С другой, мы были изумлены таким эффектом: меньше всего хотелось взбудоражить общественность — так, мелкое хвастовство фотографическими талантами дочери накануне ДР.
Да, сильно расслабились мы тут, в тихом уголке Европы, и слово «полиция» не вызывает ужаса, даже трепета… Не то что на родине.

Как писал когда-то, в тёмном конце 70-х, поэт Виктор Коркия, «Привычка к несчастью — дурная привычка». Я отвык; возможно, слишком рано.
С наступающим, Лидия!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире