tatiana_pelipeiko

Татьяна Пелипейко

28 мая 2017

F

 

«Игра» – новая выставка в Музее Анатолия Зверева – объединила четырех авторов. И, как гласит подзаголовок, «каждый из них играл в  свою игру по своим правилам».

Начинается экспозиция вовсе не с главного героя музея – на  первом этаже зрителя встречают «метафизические» натюрморты Дмитрия Краснопевцева.

 

Герой следующего зала – Владимир Немухин (который нередко использовал в своих натюрмортах мотив игральных карт).

 

В этом контексте большинство показанных работ Анатолия Зверева – абстрактные натюрморты.


Но известными мэтрами-шестидесятниками экспозиция не  ограничивается. К маститой троице добавлен в этот раз и молодой автор – Платон Инфантэ. С очень интересной игрой объектов и видео.

 

Но последние работы, разумеется, лучше всего видеть в  динамике. Что и можно будет проделать до конца лета.

Музей Зверева, кроме того, обещает и образовательную программу вокруг выставки. Подробности ищите на музейном сайте

 

 

Нет, кроме шуток. В скульптурном виде. Числом 33 (но это, говорят, пока).

 

Открылось все это под эгидой Российского военно-исторического общества при большом стечении публики. Место действия – сквер у Музея военной формы одежды, организованного все тем же РВИО.

Ну, а кто же автор? – спросите вы. Кому же еще можно доверить такую задачу, как не президенту Академии художеств.  

 

Церемонию, как видим, почтили своим присутствием сразу два министра – образования и культуры. Залучить на нее удалось и заезжего потомка романовской династии. 

 

А мелодию «Славься» исполнил народный оркестр с гуслями и  балалайками.

 

Ну, а кто же все-таки попал в заветное число «33» (список, как стало известно, был определен научным советом РВИО)?

Первым, понятное дело, стоит Рюрик (которого лепить легче прочих, поскольку внешность его никому не известна – как, по большому счету, и сам факт его существования).

 

Но древних князей было столько, что поневоле приходится отсеивать. Так что следующей по порядку, заменяя сразу мужа Игоря и сына Святослава, идет княгиня Ольга (тут, конечно, вопрос – хоть она вроде бы и правила де-факто, но формально-то государственных должностей никаких не  занимала).

 

Ярополк также пропущен, а вот Владимир Святославич есть (тут, разумеется, напрашивается сопоставление с другим его скульптурным изображением, также недавно установленным в Москве – но авторства другого скульптора, Салавата Щербакова).

 

Следующим на «Аллее» стоит Ярослав Мудрый (тут другая проблема – сравнивать можно уже не с чьей-то авторской скульптурой, а с реконструкцией антрополога Герасимова).

 

Тот же вопрос – с изображением Андрея Боголюбского.

 

Но не буду утомлять вас всеми показанными средневековыми князьями. Вот еще, пожалуй, Александр Невский.

 

Ну, и Дмитрий Донской – обладатель самых шикарных в этой экспозиции усов.

 

Опять вспомним работы Герасимова – по данным его исследований, сын Ивана Грозного Федор был внешне похож на отца. Тут же перед нами персонажи совершенно разные.

 

Дальше тоже начинается интересное. Первый избранный после завершения династии Рюриковичей царь, Борис Годунов, в экспозицию попал.

 

А вот точно так же избранный Василий Шуйский – не попал (о Лжедмитрии даже не будем упоминать, хотя правил). И вообще после Михаила Федоровича с Алексеем Михайловичем следующим на пьедестале стоит вовсе не Федор Алексеевич, реально побывавший на троне, не Иоанн Алексеевич (напомню, единокровный брат и соправитель Петра Алексеевича), и даже еще не Петр, а, представьте, царевна Софья (опять-таки формально – никто).

 

Петр все же на своем месте.

 

А вот дальше опять лакуны: Екатерины I – нет, Петра II – нет. А есть сразу Анна Иоанновна.

 

За которой, опять-таки, не просматривается регентша Анна Леопольдовна с младенцем Иоанном Антоновичем, а идет сразу Елизавета Петровна.

 

Дальше, впрочем, все уже идет по порядку, и процарствовавший не больше полугода Петр III на своем месте.

 

А там, понятно, Екатерина.

 

Но не будем продолжать – последующие Романовы вроде бы и так освоившим школьный курс известны. Но завершается линия вовсе не Николаем II, как кто-то мог бы  подумать, а двумя совсем другими личностями. Это два сменивших друг друга министра-председателя Временного правительства. Георгий Львов.

 

И Александр Керенский.

 

Гости церемонии призвали водить в сквер школьников – для наглядного, так сказать, изучения истории отечества. Тут Зураб Константинович выступил с инициативой – сообщил, что готов исполнить портреты даже не в нынешний, вполне человеческий размер, а метров, скажем, в шесть. Или в восемь.

 

На что министр культуры вежливо промолчал (а может, утратил дар речи?) и вскоре отбыл. Ну, а автору аллеи осталось фотографироваться с  поклонницами из числа барышень-кадетов.

 

В самом же Российском военно-историческом обществе сообщили, что проект отнюдь не завершен и будет продолжен. Так что нас, возможно, ждут и  новые открытия.

 

В Манеже открылся «Интермузей».

В рамках открытия таможенники передали задержанные ими культурные ценности, обращенные в доход государства, в Музейный фонд Российской Федерации.

А что же в программе? С одной стороны, это масса профессиональных межмузейных встреч, конференций и дискуссий (куда в принципе тоже можно зайти и послушать, а расписание найти на сайте мероприятия).

Но для зрителей самое интересное – это пообщаться с  музейщиками на стендах и узнать, что у них новенького и какие ближайшие планы. Представлены же музеи как Москвы и Подмосковья, так и других, включая самые дальние, городов и регионов (есть даже несколько иностранных).

Причем можно смело идти с детьми – все это достаточно зрелищно, и многие музеи устраивают для детей специальные интерактивные программы.

Вход свободный, в смысле бесплатный. По 29 июня.

 

 

На этот вопрос отвечает выставка, открывшаяся в Ивановском зале Российской государственной библиотеки. Приурочена экспозиция к 10-летию представительства аукционного дома Sotheby’s в России.

 

По такому случаю коллекционеры предоставили для экспонирования работы, приобретенные ими в предшествующие годы на аукционах Sotheby’s.

Что же мы видим? Разумеется, классику, известную еще по  школьной хрестоматии. Вот, например, Айвазовский.

 

А вот Верещагин.

 

Не менее популярны авторы рубежа XIX-XX веков, от символистов и мирискусников до радикального авангарда. Вот Петр Кончаловский.

 

Константин Коровин.

 

Александр Родченко.

 

Борис Григорьев.

 

Наталья Гончарова.

 

Давид Бурлюк.

 

Дмитрий Стеллецкий.

 

Разумеется, декоративно-прикладное искусство тоже активно представлено.

 

Советский период более противоречив. Есть тут и продолжение авангардных тенденций – как у Александра Волкова.

 

А вот вполне «правильный» Юрий Пименов.

 

Уже попадают в разряд антиквариата и «шестидесятники». Владимир Вейсберг.

 

Владимир Немухин.

 

Впрочем, хоть искусство российских авторов тут преобладает, им коллекционеры все-таки не ограничиваются. Что же интересует из зарубежного? Например, старые голландцы – вот вам Питер Брейгель-младший.

 

И вторая линия интереса – импрессионисты. Альбер Марке.

 

Или Жорж Сёра.

 

Ну, а вторая половина выставки – это избранные лоты предстоящих аукционов Sotheby’s.  И можете мне поверить: то, что привезли для показа в Москву, вкусам наших коллекционеров вполне соответствует. :) 

 

Все это можно посмотреть своими глазами, но показ очень короткий: только один день, 24 мая (то есть в среду), с 10 до 16 часов.

Где искать: Ивановский зал библиотеки (он расположен как раз на месте бывшего Румянцевского музея). Формальный адрес – Воздвиженка, 3/5, стр. 7, а вход, имейте в виду, со стороны Староваганьковского переулка.

 

Принять участие в  ежегодной акции «Ночь музеев» планируют 20% россиян. Об этом говорится в  результатах опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ).

 

Эту информацию обнародовали накануне «Ночи музеев». Ну вот, она прошла. А вы там были?

Что касается меня, то я на «Ночь музеев» отправилась в музей подмосковного Нового Иерусалима. Где побывала на открытии выставки пейзажей Левитана, привезенной из 14 региональных музеев. А также посмотрела симпатичную выставку «Привычки милой старины», основанную на собственных музейных фондах декоративно-прикладного искусства.

Ну, об этом я еще расскажу подробнее в передаче «Путешествие по Подмосковью». А пока могу сказать, что народу было много – даже весьма вместительная парковка у здания музея была практически полностью забита.

 

— да, потому что бесплатно
— да, потому что днем некогда
— да, там интересные программы
— да, за компанию
— нет, я в музеи вообще не хожу
— нет, хожу, когда нет толпы
— нет, рядом со мной ничего подобного не проводилось
— нет, я вообще не в курсе
J 196 человек проголосовало. Смотреть результаты

 

Есть галереи, которые, не соблазняясь «контемпорари арт», с  упорством предъявляют зрителю художников былых времен. Иногда при этом практически возвращая несправедливо забытые имена. Такова, в частности, галерея, именуемая по своему местоположению «Даев, 33». В Даевом переулке близ Сретенки она и находится.

Очередной герой очередной выставки здесь – Алексей Степанов.

 

Кто такой? По преимуществу пейзажист. По МУЖВЗ – младший соученик Левитана (с которым, кстати, долгое время приятельствовал). Сотрудничал в  журнале «Природа и охота» (что объясняет интерес к охотничьей тематике и в живописных работах).

 

Есть среди представленных работ Алексея Степанова и просто пейзажи (особенно – в отличие от «осеннего» Левитана – художник любил зимние, где отличался тонкой нюансировкой белого), и жанровые сценки, большей частью из  крестьянской жизни.

 

Есть, разумеется, и работы просто портретные – это уже в  основном родственники и знакомые.

 

А вот это вовсе не буденовец, как можно было бы подумать – работа датирована 1910 годом.

 

Вход на выставку свободный, а продлится она до конца лета.

 

По поводу сообщений об отправке студентов колледжа в Ухте в качестве статистов на учения полиции возникает несколько соображений.

Первое: администрация любого учебного заведения вообще не имеет права снимать учащихся с занятий по причине, с учебным процессом не связанной.

Обязанность учебного заведения – этот самый процесс обеспечить. За что, между прочим, оно получает деньги – либо от самих учащихся, если они учатся на платной основе, либо из государственного бюджета. Для каждого предмета есть учебный план с определенным количеством учебных часов. И  эти часы заведение также обязано обеспечить (что, как правило и делается – ведь  даже если преподаватель заболел, ему, если только не случилось совсем уж форс-мажора, вызывают замену). Отменили занятия – значит, полученные деньги не отработали.

Второе: могло ли учебное заведение заключать – за спиной студентов – соглашение о сотрудничестве с полицией, предусматривающее участие студентов? (Сошлюсь тут на сообщение регионального издания «7х7»: «Агентству «БНК» в колледже подтвердили, что такая «тренировка» была, но «все было не так, как указано в сообщении» в социальной сети». «Между УГТУ, МВД по Республике Коми и ОМВД по Ухте в мае 2016 года заключено соглашение о сотрудничестве. В рамках соглашения вчера мы действительно выделяли полиции 35 учащихся с их согласия….»)

Студенты тут – в положении крепостных? Соглашаться на  что-либо совершеннолетний гражданин имеет право исключительно сам (а несовершеннолетние – еще и с согласия родителей). Ничего решать за них учебное заведение вне своей компетенции не имеет права.

Третье: а было ли со стороны студентов согласие?

Если верно то, что студентов ввели в заблуждение, сказав,что они посетят предприятие по профилю их обучения, то картинка складывается вовсе уж неэтичная.

Но и четвертое: а почему вообще студенты подчинились?

Допустим, все было действительно так: ничего не подозревавших студентов привезли на учебную базу МВД и призвали изобразить протестующих. Но зачем подчиняться? Что им могло грозить за отказ? Исключение из колледжа? Чепуха, нет здесь для этого такой причины. Разве нельзя было спокойно сказать: я участвовать не желаю, я ухожу? Их что, удерживали бы силой?

Наконец, пятое: а вот полиции сильно повезло, если никто из студентов в этой истории серьезно не пострадал.

И кстати, на видеозаписи произошедшего есть все, что угодно, но нет машины скорой помощи. Между тем в качестве спарринг-партнеров для тренирующихся полицейских выступают люди, подобного не ожидавшие, без защитной одежды и без профессиональной подготовки. И вполне могли быть серьезные травмы.

В общем, история…

















































































 



 

Вчера, так случилось, я вышла вечером из редакции на Новый Арбат как раз в момент прохождения техники с репетиции парада. И земля гудела у  меня под ногами.

Никаких метафор – вибрация действительно ощущалась, и очень сильно, через все напластования асфальта и плитки.

Подумаешь, нежности, скажет кто-то. Всего-то несколько минут, в конце концов. Ну, а сами репетиции – подумаешь, три раза. Подумаешь – почему-то в рабочие, а не в выходные дни. Подумаешь, постоял кто-то в пробке. Подумаешь, наконец, лишний раз после этого заменили на маршруте парада асфальт – невелики, в конце концов, деньги на фоне прочих трат.

 

Так-то оно так – а вот о последствиях все же задумаемся. Не  для нас, зевак и автомобилистов – для архитектурных памятников. Из которых самый эффектный – но и стоящий при этом на самом сложном месте, на склоне – собор Василия Блаженного. Поневоле возвращаюсь таким образом к теме, о которой писала еще несколько лет назад. 

За Василия Блаженного отвечает у нас Исторический музей. Который и заказывал соответствующие исследования профессионалам. И результаты публиковал, в том числе на своем сайте – а я еще раз напомню:

«Степень воздействия на сохранность здания Покровского собора от парадов военной техники на Красной площади оценивалась несколько раз (в 1955, 1966 и 1990 гг.). Эти исследования проводились Институтом физики земли АН СССР, Московский геолого-гидрогеологической экспедицией ПГО «Центр геология» и специализированной в/ч. Отмечено, что амплитуды смещений микрочастиц грунта и скоростей колебаний здания–памятника в  наибольшей мере возрастают при прохождении тяжелой гусеничной техники и  превышают фоновые показатели в 10 – 30 раз. (…) При этом, как подчеркивалось, следует учитывать, что в районе Красной площади наблюдается в целом повышенный уровень микросейсмического фона. Во  время комплексных работ по капитальному ремонту и реставрации здания Покровского собора в 1999 – 2005 гг. было исследовано состояние фундаментов, подстилающих грунтов и конструкций здания, в которых были выявлены отдельные нарушения и деформации

Одно время такие проблемы учитывались и тяжелую технику без надобности через исторический центр города не гоняли. Так может, если так уж хочется парада, вернуться к варианту более щадящему – пусть отмаршируют кадеты с курсантами да  проедут по площади антикварные «эмки»? И картинка ближе к исторической, кстати, будет.

А то теперь выпускают на улицы такое, что без специального объектива даже в кадр не влезает. 

 

 

«Сотрудникам библиотеки рекомендуется воздержаться в публикациях в социальных сетях, блогах и форумах от резких заявлений любой окраски по вопросам: политики, национальности, сексуальной ориентации, религии. А также от публикаций порнографического, агрессивного, оскорбительного характера

            (Из проекта «Правил поведения сотрудников библиотеки в социальных сетях»)

 

Я, признаюсь, до сегодняшнего дня вообще понятия не имела о  самом существовании Российской библиотечной ассоциации. Но это именно она (существующая, оказывается, аж с 1994 года) составила тот замечательный проект, который – до его исчезновения с сайта самой ассоциации – успела перепостить на своем сайте газета «Коммерсантъ».

Зато пассаж о собственных миссиях и задачах ассоциация с  сайта не убрала. И там значатся, например, такие вполне с виду внятные вещи, как «сохранение и развитие библиотечного дела» или «защита интересов библиотечного сообщества».

Защитили, называется.

С какой, собственно, стати, в своем частном пространстве социальной сети работник библиотеки должен быть ограничен в правах по сравнению с любым другим участником?

«Действие сотрудника может привести к серьезным негативным репутационным последствиям для библиотеки», разъясняет нам проект. Но опять-таки – почему? И кому придет в голову распространять на всю библиотеку позицию по любому вопросу условной библиотечной Марь Иванны? Тем более что рядом ее коллега Иван Сидорович может написать и прямо противоположное? И с чего вообще библиотеке воспринимать все ими сказанное на свой счет?

И финал: «Руководство библиотеки имеет право контролировать деятельность персонала в социальных сетях».

Авторы проекта, возможно, удивятся, но не имеет. И пока еще упомянутая Марь Иванна не должна нести перед обнародованием фотографию любимого котика на утверждение начальству.

А вот сама написала «пока еще» — и задумалась… :)  


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире