tatiana_pelipeiko

Татьяна Пелипейко

20 сентября 2017

F
20 сентября 2017

Камни для мемориала

 

В Москву, в рамках подготовки мемориала жертвам репрессий, доставлены природные камни из мест, где в 30-е годы осуществлялись массовые расстрелы или отбывалось заключение. Всего в этой акции приняли участие 58 регионов, от Алтая до Ярославля. Привезенное временно хранилось в Музее ГУЛАГа в Москве. Настало время перевозить камни непосредственно на площадку, где идет строительство мемориала.

 

Всего в Москву доставили из разных мест 170 камней. Как рассказал автор мемориала, скульптор Георгий Франгулян, они оставят своего рода мемориал в мемориале, с обозначением мест, откуда они прибыли.

 

Что же происходит сейчас на площадке (о начале процесса я  рассказывала здесьздесь и здесь)?  

Бронзовая композиция была полностью собрана к концу августа, после этого началось ее патинирование.

 

Сейчас работа с бронзой уже завершена. Идет оформление площадки и работа над прочими частями композиции. Куда впишется и «мемориал камней».

 

Мемориал «Стена скорби» в Москве планируется открыть в День памяти жертв политических репрессий, 30 октября.

 

 

Картина Василия Кандинского «Импровизация с  лошадьми» показывается в Москве аукционным домом «Кристиз».

 

Это работа 1911 года – важного для автора периода, переходного от фигуратива к абстракции.

 

Внимание: посмотреть вживе можно будет только 20 сентября (в среду), с 11 до 16 часов.
Вход свободный.
Место: Фонд In Artibus, Пречистенская набережная, 17 (вход с Курсового переулка).

 

 

 

В Екатеринбурге открылась Уральская индустриальная биеннале современного искусства, уже четвертая по счету.

 

Основной проект разместили в бывшем здании приборостроительного завода (вообще это тенденция последнего времени – оказавшаяся в центре городов старая промышленная архитектура успешно адаптируется для разнообразных культурных и общественных институций).

 

Стоит отметить, что эпитет «Уральская» не означает, что в  проекте участвуют только уральские художники. И даже не только российские – всего в основном проекте работы более 60 авторов из 19 стран. Да и куратор Жоан Рибас – из Португалии. Тема тоже вполне интернациональна – «Новая грамотность», то есть освоение и нового языка искусства, и вообще новой ситуации, складывающейся в силу взлета информационных технологий.

 

Впрочем, один из самых ярких проектов биеннале отсылает нас к индустрии исторической, традиционной. Это инсталляция мексиканца Гектора Саморы из двух локомотивных тележек (трудно даже представить, как их вместили, вместе с рельсами, в экспозиционный зал). 

 

На открытии сотрудники Свердловской железной дороги исполнили на этой инсталляции с помощью молоточков для простукивания колес произведение композитора Александра Жемчужникова (разные части локомотива дают поразительно разный звук).

 

Несколько работ из основного проекта: Алексей Каллима преобразует в своей живописи банальную городскую площадь.

 

Арт-группировка ЖКП создает объекты в разных городах России.

 

Флориан Граф (Швейцария) подчеркивает уникальность даже  самых упрощенных форм.

 

А вот это – вполне себе промышленное сырье. Основой для инсталляции послужил хлористый калий.

 

Белый павильон Евгении Мачневой – текстильный, но призван напомнить о знаменитом каслинском чугунном павильоне, прогулявшемся более ста лет назад на Всемирную выставку в Париж. Работа же – результат арт-резиденции на Каслинском заводе.

 

Живописные произведения Таисии Коротковой посвящены проблеме переработки ОЯТ (кто не знает – отработанного ядерного топлива).

 

«Сплавни» Нины Бисяриной – это как раз противоположность упорядоченной индустриальной организации. «Сплавни» – это бродячие острова, сформированные переплетением корней растений. Один из залов экспозиции и  превращен в микроозеро.

 

Интерактивная инсталляция Роберта Морриса (предоставлена Музеем современного искусства Серралвеш, Португалия).

 

Работа Сергея Потеряева посвящена Старой Утке – деревне с  трехсотлетней историей в Свердловской области.

 

Полиптих Павла Отдельнова называется «Доска почета» и  основан на фотографиях передовиков производства в заводских многотиражках. По  признанию самого автора, среди изображенных – и его собственная бабушка, но  официальная фотография до такой степени «превращала человека в типаж», что внук не сразу смог ее узнать.

 

«Аэробика» группы ЗИП.

 

Графические работы Евгения Гранильщикова выглядят местами странно незавершенными – вернее, фрагментированными.


Что становится яснее, если прочесть название: «Гравитация. 6 мая». Автор просто изъял субъектов внешнего воздействия на изображенных, оставив белые пятна.

 

Творческое объединение «Куда бегут собаки» специально для Уральской биеннале создало проект «Испарение Конституции Российской Федерации». Текст переведен в азбуку Морзе и передается с помощью капель воды, падающих на  раскаленные утюги. Текст «испаряемой» статьи выводится в этот момент на экран.

 

Программа биеннале, помимо собственно выставочных проектов и  арт-резиденций, включает и исследовательские проекты. Некоторые из них представлены в залах документацией.

 

Отдельный проект посвящен авангарду в архитектуре (Екатеринбург не зря именуют «столицей конструктивизма»).

 

В программе биеннале также конференции, лекции, симпозиумы, масса прочих встреч и даже оратория.

Ну, а возвращаясь к территории главного проекта – нельзя не  отметить забавного смешения реальных остатков производственной стиля с  внедрением (зачастую шутливым) художественного жеста.

 

О впечатлениях от самого города Екатеринбурга я еще немного писала здесь, а также на сайте «Дилетанта» (здесь и здесь).  

Ну, а в Москве тем временем открылась своя, Московская биеннале современного искусства. Ее основной проект размещен в здании Третьяковки на Крымском валу. О чем еще, разумеется, расскажу.

 

15 сентября 2017

Примеры заразительны?

 

Случилось мне тут побывать в славном городе Екатеринбурге, где открылась Уральская биеннале современного искусства.

Высаживаюсь в центре города, и что же вижу?

 

Да, вы угадали. Там укладывают плитку.

 

А прямо перед зданием горсовета даже выламывают отличную ровную старую брусчатку. Зачем?

 

А вот еще одно городское новшество.

 

Правда, в сравнении с московскими ценами тут пока гуманнее – 30 рублей в час. Но лиха беда начало…

 

Ну вот, а сам город в архитектурном плане совершенно замечательный. Вот вам еще несколько картинок.

(А про биеннале отдельно еще расскажу.)

 

 

Ну что ж, нам это пространство заявили как одновременно прогулочное, развлекательное и образовательное. Посмотрим по порядку.

Строения на Варварке действительно освободили от посторонней застройки и со стороны парка их теперь видно.

 

Маленькая церковь Зачатия святой Анны и на этом очередном повороте истории Зарядья уцелела.

 

Далее: зелень, какая-никакая, в наличии (имеется даже  небольшой пруд с рыбками). Полный расцвет растительности обещают к следующему сезону.

 

За развлечения (а также информирование граждан) отвечает медиа-центр.

 

Отсюда можно попасть к мультимедийным аттракционам. Вот «Полет над Москвой».

 

А вот «Машина времени» (это об истории Зарядья).

 

Далее – «научно-просветительский центр». Ориентирован главным образом на биологию.

 

Внутри – микро— ботанический сад.

 

И пространства для лабораторных занятий.

 

Под этим куполом – филармония (в смысле, будет, примерно через год). Пока ее  боковая поверхность выступает амфитеатром для уличных концертов. А также площадкой для видовых съемок.

 

Путь вниз – к музею археологии (о, археологам довелось в последние годы здесь порезвиться, о чем я писала здесь). Возник он потому, что археологи откопали в Зарядье фрагмент стены Китай-города (заложена в первой половине XVI века, в период правления Елены Глинской). Стена, собственно, и есть, вместе со своими фундаментами, сваями и прочим, а также бревенчатой мостовой, главный экспонат. Но разумеется, добавлены и иные здешние же находки.

 

Ну, а в порядке развлечения – реквизит для селфи (не древности, понятно, но их имитация).

 

Чем тут хвалятся: «парящим мостом» или смотровой площадкой над Москва-рекой. В техническом плане, утверждают в парке, это нечто по  каким-то параметрам рекордное. Какой в этом смысл кроме собственно рекорда – не  знаю (при взгляде с набережной так наоборот, по-моему, перекрывает вид на  Кремль. А вид оттуда в принципиальном плане ничем не отличается от вида с  любого из соседних мостов.). 

 

Ну, и наконец: где все это.

 

В Дни города, к сожалению, сюда запускали только  приглашенных. Открыть парк полностью обещают с 11 сентября.

 

07 сентября 2017

Пушкина выпустили!

 

Нет, ну а как еще скажешь? Если забором памятник обнесли ровно после мартовского разгона массовой акции на Тверской, и по Москве пошла шутка «Памятник, а посадили»?

Ну, об этом я тогда писала здесь. А сейчас, говоря уже серьезно, завершилась реставрация памятника. И работы шли тут целых два года – просто предварительный этап научных исследований и разработки проекта, в  отличие от забора, был нам не виден.

 

Реставраторы очистили скульптуру от поверхностных загрязнений, укрепили ее каркас, восполнили дефекты металла.

 

Сложным моментом было восстановление патины – она сильно страдает в агрессивной городской среде. В некоторых местах ее вообще не  осталось, и началась коррозия. Вот фотографии из архива реставраторов.

 

Или формировались вот такие потеки.

 

Специалистам пришлось потрудиться, чтобы найти формулу авторского состава патины (иначе могли вновь возникнуть проблемы с коррозией). Вот нынешнее состояние пострадавших фрагментов.

 

Пришлось также укрепить основание памятника, переложить блоки ступеней. А вот привычного цветника вокруг стилобата москвичи теперь не  увидят. Убрать его было необходимо, подчеркивает главный архитектор проекта. Именно цветник, устроенный в 70-х годах, создал многие из проблем, с которыми реставраторам пришлось бороться – лишил фундамент гидроизоляции.

 

Ну, а в остальном вкруг памятника все как было – и бронзовые гирлянды, и фонари. И москвичи вновь шутят – кому-кому, а Пушкину домашний арест пошел на пользу.

 


Монтаж памятника жертвам репрессий в Москве на пересечении Садового кольца и проспекта Сахарова начался неделю назад (фотографии – здесь). 

Тогда был привезен из литейной мастерской и установлен первый фрагмент композиции. А сейчас большинство фрагментов уже на месте и монумент начинает обретать очертания.

 





Осталось доставить на место еще несколько фрагментов памятника. Впереди еще немало этапов – сварка, выравнивание поверхности, патинирование (ну, и завершение архитектурной составляющей проекта, разумеется).

В окончательном виде «Стену скорби» мы увидим в  октябре. 

Какое, милые, у нас тысячелетье? ©

«Минкомсвязи подготовило и выложило на общественное обсуждение проект приказа с описанием обязательных требований к оборудованию и передаваемым данным, необходимым ФСБ для проведения оперативно-розыскных мероприятий», сообщает интернет-издание «Медуза».

Список длинный, а среди прочего в нем – «языки, которыми владеет пользователь».

Нет, конечно, во времена бумажные это, возможно, еще было существенно. Но сегодня-то? Когда только ткни в экран – и вот тебе масса онлайн-переводчиков.

Нет, конечно, с точки зрения профессионала это переводы довольно паршивые. Но понять, где там речь о футболе, а где о митинге, все-таки можно.

Ну так и смысл?

А вернее, вопрос: те, кто пишет эти законы и распоряжения, вообще сами когда-нибудь в интернет заходили?

 

В Москве, на пересечении проспекта Сахарова и Садового кольца, началась установка памятника жертвам репрессий по проекту скульптора Георгия Франгуляна.

Первый фрагмент будущего монумента (всего их 11)  был перевезен к месту установки в ночь с  субботы на воскресенье.

 

Готовятся опоры.

 

А вот поднять вертикально фрагмент будущей стены не так просто – и не потому, что тяжелый. Просто в центре города полно проводов – и сначала скульптуру перемещают подальше от них,  вглубь площадки.

 

Автор (он в белой кепке) наблюдает за процессом.

 

Наконец пошла подготовка к окончательному подъему.

 

Очень важно точно поместить скульптуру в назначенное место. Тем более, что это не единичная фигура, а многочастная композиция – в  дальнейшем все должно совпасть.

 

Впереди – не только доставка и монтаж, но и множество работ по окончательной доводке памятника. Завершится все патинированием – эта финальная операция придаст бронзе нужный цвет.

Ну, а официальное открытие «Стены скорби» запланировано на  конец октября, в день памяти жертв политических репрессий.

 

 

Нет, мне кто-нибудь может объяснить логику происходящего?

Минкомсвязи, узнаем мы, подготовило законопроект о штрафах за распространение в России зарубежной печатной прессы без разрешения.

Нет, я еще могу понять идеологов советских времен. Тогда зарубежная пресса в киоски действительно не попадала (а в тех немногих, где все-таки продавалась, это были коммунистические «Юманите» или там «Морнинг стар»). Тогда же переведенные иноязычные публикации, прежде чем попасть в  издания вроде еженедельника «За рубежом», тщательно фильтровались. А все остальное, хоть и тоже переводилось (например, в информагентстве ТАСС), попадало на стол только тем, кто к прочтению допущен.

Тем не менее вся «запретная» информация, между прочим, до  граждан все равно в конце концов доходила.

Но это были – напомню тем, кто не в курсе, – еще доинтернетные времена.

Замминистра связи уже отметил, к слову, что пострадают в  результате разве что киоски в гостиницах и аэропортах. И это верно – сегодня, в  отличие от тех давних времен, печатный экземпляр требуется разве только почтенным заезжим туристам, привыкшим иметь свой бумажный номер «Таймс» к утреннему завтраку. Все остальные давно привыкли за интересующей публикацией заходить на сайт соответствующего издания.

Ну и смысл-то, скажите мне, все-таки в чем? 

 
 

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире