tatiana_pelipeiko

Татьяна Пелипейко

18 марта 2017

F

 

Действительно, «вам тут не Москва». Проект Триеннале российского современного искусства (то есть выставки, проходящей раз в три года) заявлен «Гаражом» как представляющий исключительно другие регионы, а не столицу. Что не отодвинуло окончательно московских авторов, но все-таки кураторы проекта честно полгода ездили по  регионам, выискивая участников для выставки.

В первый кадр попали сразу двое. Это Анатолий Осмоловский (москвич-таки, да и давно из разряда «мэтров»).

 

А вот фоном здесь послужил плакат с одной из новосибирских «монстраций» Артема Лоскутова. В разделе «Искусство действия» (а выставка поделена все-таки не по географическому принципу, а по темам) показана и  фотодокументация данных мероприятий.

 

В том же разделе – комиксы Алексея Иорша.

 

И карикатуры Виктории Ломаско.

 

«Суровый сибирский автор» Дамир Муратов давно известен широко за пределами родного Омска. Тут попал в раздел «Авторские мифологии» с вариацией а-ля Кант.

 

Рядом – Ольга Субботина и Михаил Павлюкевич, дуэт из Перми. И геополитика в виде вышивки.

 

Ильгизар Хасанов из Казани. Инсталляция «Красное».

 

Вход в «Союз художников России» почему-то очень затруднен.

 

Эти объекты представил Михаил Смаглюк из Краснодара.

 

Евгений Антуфьев, Кызыл.

 

Маяна Насыбуллова (Новосибирск), «Актуальный янтарь».

 

Трехканальное видео Романа Мокрова из Подмосковья.

 

А вот это – не космический объект, а «Робокадило» группы «Куда бегут собаки» из Екатеринбурга. Раскачивается, жужжит и окуривает зрителей ладаном. Настраивается, разумеется, с помощью Wi-Fi и новейших компьютерных технологий.

 

Всего в проекте Триеннале участвуют около 70 авторов и  авторских коллективов. До середины мая.

 

Параллельно в пространстве «Гаража» открылась внушительная – на все три уровня здания – инсталляция Ирины Кориной, «Хвост виляет кометой».

 

И на улицу. Здесь представлен проект итальянца Уго Рондиноне – для которого нарисовали картинки полторы тысячи детей (от 4 до 10 лет) из  девяти российских городов.

 

Эти две березки, высаженные внутрь настоящей шины гигантского размера – работа группы «Той». 

 

Александр Шишкин-Хокусай установил свои объекты на остатках полуразобранного временного павильона «Гаража».

 

Ну, а Кирилла Лебедева («Кирилл Кто») удалось заснять еще в  процессе работы.

 

Собственно, лучший совет идущим на выставки.

 

Нет, конечно, Дарвиновский музей периодически устраивает у  себя и чисто художественные выставки. Если, конечно, может как-то прицепить их  к собственной тематике.

Однако заявленная музеем выставка Энди Уорхола, согласитесь, вызывала удивление. А вот пожалуйста – и он здесь.

Оказывается, в 1983 году художник создал по призыву зоозащитников серию шелкографических портретов животных – естественно, в своей манере. Серия получила название «Вымирающие виды». И надо сказать, имела большой успех – тема защиты природы уже успела к тому времени обрести популярность.

Итак, среди представленного: древесная лягушка, она же  квакша.

 

Черный носорог.

 

Белоголовый орлан.

 

Орангутан.

 

Большая панда.

 

Африканский слон.

 

Снежный баран (слева) и бабочка орегонская перламутровка (справа).

 

Амурский тигр.

 

И зебра Греви.

 

Эта серия выставляется в Москве впервые и предоставлена для экспонирования частным коллекционером. Понятно, что Дарвиновский музей присовокупил к каждой работе подробный рассказ о соответствующем виде – которые, к счастью, при всех проблемах продолжают существовать на планете.

Ну, а выставка продлится до конца мая.

 

 

 

Наверно, имя артистки балета Екатерины Гельцер многим уже приходится напоминать. Между тем она была одним из ярких примеров балетного долголетия – выступала в Большом театре с 1894 по 1935 год, и даже во время Великой Отечественной, в возрасте совсем уж не юном, принимала участие в  концертах.

Нас, впрочем, в данной ситуации интересует ее увлечение коллекционированием произведений изобразительного искусства. Для чего есть информационный повод – в галерее «Наши художники» в Москве открылась выставка работ, находившихся когда-то в собрании балерины. В экспозиции – около сорока работ (в собрании в свое время их были сотни).

При взгляде на представленное прежде всего закрадывается мысль: а коллекционировала-то Екатерина Васильевна прежде всего художников времен своей юности.

Вот Левитан, которому пришлось даже выделить отдельный зал.

 

Валентин Серов.

 

Николай Сапунов.

 

Виктор Борисов-Мусатов.

 

Александр Бенуа.

 

Константин Сомов.

 

Борис Кустодиев (это эскиз декорации к «Грозе»).

 

Михаил Врубель: тоже театральная работа, певицы Т.Любатович и Н.Забела в ролях Гензеля и Гретель в опере Гумпердинка.

 

Аркадий Рылов.

 

Константин Коровин (среди его работ тоже немало театральных эскизов).

 

Эти работы предоставлены на выставку как несколькими музеями (включая Третьяковскую галерею, Театральный музей, Музей музыкальной культуры), так и частными коллекционерами. Собрание после ухода Екатерины Гельцер из жизни (детей у нее не было) оказалось разрозненным. Так что кураторам выставки пришлось проделать немалую работу по выяснению судьбы картин.

Выставку же можно будет посмотреть до конца апреля.

 

 

Для начала – пару цитат.

 Вот про одну экспозицию:

«Вчера закрылась выставка картин В.А.Серова.

В последний день на  выставке перебывало свыше 1,500 посетителей. Некоторым экскурсиям пришлось отказать.

Продолжить выставку не  удалось, ибо истек срок, на который были предоставлены картины собственниками

 И вот про другую:

«Все религиозные сюжеты трактовались в том же безобразно-отвратительном виде, как и вся остальная мазня на выставке…

Верх безобразия – это четыре холста, с изображением каких-то уродов, помеченных в каталоге «Евангелисты»…

В виду этого все выставленные кощунственные произведения должны быть немедленно убраны с  выставки.» 

 

Признаюсь, я чуть-чуть (но лишь чуть-чуть) сократила тексты, чтобы время их написания не было сразу явным.

А вот оригиналы.

 

Источник – газета «Столичная молва», номер от 17 марта 1914 (прописью: тысяча девятьсот!) года. Первое – понятно, о выставке Серова, второе – о выставке Натальи Гончаровой.

Увидено в «Гараже» на выставке «По направлению к источнику», посвященной архивным материалам об искусстве.

 

 

Под таким названием Третьяковская галерея открыла скульптурную выставку. Точнее, скульптурных выставок открыла сразу две – сейчас разберемся по порядку.

«Мужики и бабы» – это выставка в здании на Крымском валу. Тут представлены вещи из фондов – работы 1920-х — 1950-х годов, посвященные крестьянской теме.

Впрочем, показана и работа чуть более ранняя – это керамическая «Тамбовская невеста» Ивана Ефимова. 1914 год. Так сказать, что было «до».

 

А вот дальше все идет по-разному. У одних авторов – мощь, народная сила, энергия труда. Вот «Молодайка» Марины Рындзюнской.

 

«Сеятель» Ивана Шадра.

 

«Колхозница за работой» Владимира Домогацкого.

 

«Комбайнерка» Алексея Бабичева – как образ «освобожденной женщины».

 

И конечно, хрестоматийно известная «Крестьянка» Веры Мухиной – работа, исполненная к 10-летию советской власти. Тут уже в полной мере «коня на скаку».  

 

Но параллельно существует и другая линия. Крестьянин – представитель необразованной, косной массы, неразвитый и сопротивляющийся переменам.

Вот «Федот Нечесаный» Бориса Королева.

 

«Иринья» Николая Андреева.

 

«Рязанская баба» и «Рязанский» же «мужик» Беатрисы Сандомирской.

 

Немножко выпадает из обоих рядов «Пляшущая» Ольги Сомовой.

 

Равно как и еще одна работа Веры Мухиной. Ее «Матрена» отсылает скорее к эпохе Возрождения.

 

Неожиданно прояснилось в ходе данного экспонирования название эффектной работы Сергея Кольцова. Его «Зеленый» – отнюдь не какой-нибудь фольклорный персонаж, как думалось некоторым, а один из крестьян, ушедших в  леса, чтобы сопротивляться военному коммунизму.

 

Персонажи 40-х годов скорее драматичны, как «Деревенская бабушка» Сергея Чуракова.

 

Или «Старик» Екатерины Белашовой.

 

Стилистику же 50-х годов лучше всего рассматривать на  примере работ Зинаиды Баженовой. И «Птичница» ее, и «Русский танец» заставляют вспомнить о скульптурных украшениях ВДНХ. Действительно, там она тоже представлена – например, сделала несколько фигур для фонтана «Дружба народов».

 

Это выставка в ГТГ на Крымском валу, и она будет открыта до  сентября.

 

Другая же выставка открылась в Музее-мастерской Анны Голубкиной (это филиал Третьяковской галереи). Называется – «Зарайские сфинксы».

 

«Зарайские» – потому что скульптор Голубкина, уроженка этого города, в период с 1904 по 1910 год много работала на своей «малой родине». Искусство же Востока она с большим интересом изучала в парижском Лувре, в  музеях Лондона и Берлина. И хотя показанные работы – это в основном портреты реальных жителей Зарайска, они несомненно вписываются и в стилистику символизма.

 

Эта выставка продлится до конца года.

 

Ну, и конечно, это заодно повод посмотреть и постоянную экспозицию Музея-мастерской Анны Голубкиной (включая такую интересную его часть как собственно мастерская со всем инструментарием и приспособлениями).

 

 

Музеи Московского Кремля радуют красотой готики. Тут открылась выставка «Людовик Святой и реликвии Сент-Шапель».

 

Сент-Шапель – Sainte Chapelle, Святая часовня – постройка середины XIII века, задуманная королем Людовиком IX, позже канонизированным (отчего он единственный среди французских королей носит наименование «Святой») для того, чтобы хранить в ней реликвии Святой земли. Небольшая – по готическим меркам – часовня на парижском острове Сите представляла собой в то время что-то вроде частной королевской молельни, хотя и  прочие подданные изредка в нее допускались. Службы прекратились во время Французской революции, значительная часть сокровищ капеллы была изъята, драгоценные металлы в значительной части переплавлены. Здание отдали Национальным архивам для хранения документов.

Однако в середине XIX столетия государством была предпринята масштабная реставрация Сент-Шапель. Официально – это музей, хотя изредка здесь проводятся церковные службы (на регулярной основе – два раза в  год, плюс время от времени по особым поводам).

 

Что до короля – ну, посмотрим для начала на его скульптурное изображение. (Конечно, средневековая скульптура отнюдь не придерживалась принципа реалистичности изображения, но тем не менее.)

 

Конечно, мы не можем считать это изображение (хранящееся в Национальном музее средневековья в Париже) полностью достоверным. Оно исполнено уже после канонизации Людовика, то есть через несколько десятилетий после его смерти. Впрочем, сложившейся иконографии скульптура (это дерево, сохранившее следы полихромной покраски) вполне соответствует. Есть и предположения, что статуя была предназначена именно для Сент-Шапель.

Вот еще один портрет – в книге «История святого Людовика», напечатанной в XVII столетии: мы видим здесь тот же образ. 

 

А вот еще одно из ранних изображений короля – на  доске-эпитафии Ги де Мейжоса. Здесь точная датировка – 1307 год. И это пример знаменитых лиможских выемчатых эмалей (техника, имевшая распространение в XII-XIV веках). Ныне в Лувре.

 

Впрочем, главное на выставке – это фрагменты витражей Сент-Шапель. По словам организаторов, они демонстрируются за пределами Франции впервые. Это фрагменты, которые были демонтированы во время реставрации 1848-1853 годов и хранятся в Центре национальных памятников.

 

Для разговора же о собственно реликвиях Сент-Шапель стоит вспомнить о некоторых обстоятельствах биографии Людовика IX. Его принято считать не только  «благочестивым королем», но и весьма разумным правителем. Однако: на престол ему довелось вступить в возрасте 12 лет. Так что бразды правления – в качестве регентши – приняла на самом деле его мать, умная и жесткая Бланка Кастильская. Да и в дальнейшем – когда сыну приходило, скажем, в голову, отправиться в  очередной крестовый поход – именно она занималась делами государства. Так что чьи на самом деле заслуги в государственном строительстве – это еще вопрос.

А вот собиранием христианских реликвий Людовик занимался целенаправленно. Не жалея на это и очень немалых денег – как, например, для выкупа «тернового венца» Христа. Всего королю удалось собрать два десятка подобных предметов – частицы Креста Господня, камень от Гроба Господня, копье сотника Лонгина и так далее. В результате чего Людовик и превратился в  «наихристианнейшего короля», изрядно повысив и свое, как бы мы сейчас сказали, «международное значение» (кстати, шипы от упомянутого тернового венца он  рассылал и другим монархам в знак добрых отношений).

А на выставке представлен реликварий для тернового венца, исполненный в XIX веке (ныне в сокровищнице Нотр-Дам).

 

Посмотрим теперь на несколько произведений, которые относятся как раз ко времени короля Людовика. Это было, прежде всего, время расцвета готической скульптуры. И вот деревянная статуя Богоматери с младенцем из церкви в Пикардии (ныне – Лувр).

 

Крышка переплета Евангелия происходит непосредственно из  Сент-Шапель (сейчас – в отделе рукописей Национальной библиотеки Франции). 

 

Рядом в витрине, кстати – крайне любопытная инталия на  аметисте. Это гораздо более раннее время, приблизительно III век нашей эры, и это еще существовавшая тогда Римская империя. Вероятнее всего, считают исследователи, мы имеем дело с изображением императора Каракаллы. Однако в  византийскую эпоху изображение переосмыслили как изображение святого Петра – для чего оказалось достаточно выгравировать сбоку «О ПЕТРОС» (по-гречески). Инталия использовалась для украшения переплета литургических текстов, так что тоже находится ныне в Национальной библиотеке Франции.

 

Распространенная в то время форма ковчегов для реликвий – два парных реликвария XIII века в форме готических часовен. Происходят из сокровищницы аббатства Сен-Сольв, хранятся в Музее Роже Родьера в Монтрёе, департамент Па-де-Кале.

 

И снова к лиможской эмали. В этой технике выполнено навершие посоха с изображением святого Михаила, поражающего дракона. Музей искусства, истории и археологии в Эврё, Нормандия.

 

И реликварий-квадрифолий из Лувра с изображением святого Франциска.

 

Всего в экспозиции – 78 предметов, представляющих искусство готики. Участие в подготовке приняли как многие французские музеи, так и  Национальные архивы Франции (из них, в частности – булла о канонизации Людовика IX).

 

Оказалось, однако, что в XIX столетии произведения французской готики интересовали и российских коллекционеров. Многое из этих частных собраний оказалось впоследствии в Эрмитаже – который тоже предоставил вещи из  своих фондов для экспонирования. Вот, к примеру, реликварий в виде призмы из  горного хрусталя, поддерживаемый двумя ангелами. Такой тип прозрачных реликвариев именовался «остенсории» и позволял созерцать реликвию через прозрачный корпус.

 

Ну, и распространенные в то время резные диптихи-складни из  слоновой кости. 

 

Выставка в Одностолпной палате Патриаршего дворца в Кремле продлится до июня.

 

 

Что же касается Людовика IX, то о нем в эфире «Эха» рассказывала Наталия Ивановна Басовская – что можно прочесть здесь.

































































































 



25 февраля 2017

#пушкинXXI

 

Кроме шуток, именно так называется выставка, открывшаяся в  Музее А.С.Пушкина на Пречистенке.

 

Вот они, собственно, двести лет практически и прошли. Кураторы экспозиции поставили себе задачу посмотреть, как воспринимается образ поэта в XXI столетии, каково его место в современном социуме.

Для порядка, конечно, предъявили книжные издания – Пушкина и  о Пушкине, – а также театральные афиши, реквизит и фрагменты игровых и  мультипликационных фильмов. Это дело понятное.

 

Но главное тут было, прежде всего, взглянуть на образ поэта в современном изобразительном искусстве. И тут мы видим разное.

Для начала – работы вполне (и более чем) традиционные. Игорь Шумилов и московский памятник.

 

А это уже проект памятника – от Николая Кузнецова-Муромского.

 

Герман Травников с работой «Предчувствие».

 

Еще больше работ с названием вроде «Пушкин где-нибудь» (просто пейзажи с видами пушкниских мест опускаем – их слишком много). У Владимира Чайки – Пушкин в Бахчисарае.

 

Константин Батынков: Пушкин в Михайловском.

 

И многочисленные «Болдинские осени». Все не влезет – посмотрим работы Владимира Шумского и Андрея Мишагина.

 

«Сцены из жизни Царскосельского лицея» от Сергея Любавина.

 

И «Дуэль» — кинетический объект Василия Богачева и  Александра Демина.

 

А вот Евгения Двоскина в своей графической серии переносит поэта в наши дни. Ее Пушкин пишет на компьютере, делает селфи, катается на  велосипеде и скейтборде, читает поэтов следующих поколений.

 

У Дмитрия Шагина Пушкин вполне вписался в компанию «Митьков».

 

А вот Пушкин Дианы Арбениной.

 

У Александра Аханова Пушкин играет блюз.

 

Сестры-художницы Мария и Наталья Арендт к пушкинской теме обращались неоднократно. О причине они сами напоминают зрителю: «Мы чувствуем себя причастными к этой трагедии русской культуры, так как наш прапрадедушка лейб-медик в свое время не смог помочь смертельно раненому поэту. Вслед за  пушкиноведами мы позволили себе немного поразмышлять на тему, что могло бы  быть, окажись в саквояже доктора Арендта порошок пенициллина…»

 

Некоторые авторы помещают поэта и в сегодняшний политизированный контекст.

Вот на это изображение петербуржцы, вероятно, среагируют сразу. Остальным же требуется пояснение. Это – на работе Алексея Сергиенко – Пушкин на субботнике в Летнем саду в компании с губернатором Полтавченко.

У него же – поэт получает государственную награду (интересно, кто в таком раскладе оказывается личным цензором Пушкина вместо Николая I?).


Рядом – цитата из Захара Прилепина: «Он же, Пушкин – был абсолютный империалист, «ватник»…

У скульптора Леонтия Усова «Пушкин глядит на нас».

 

И в массовой культуре XXI века Пушкину действительно есть на  что посмотреть. Вот его собственный портрет на всех возможных предметах одежды, вплоть до трусов.

 

Многообразная сувенирная продукция – ручки, кружки, значки, карандаши, блокноты, коробки спичек, магниты на холодильники, пасхальные яйца… 

 

Алкоголь и кондитерские изделия, названия кафе и ресторанов – повсюду имя где самого Пушкина, где героев его произведений.

 

А тут и вовсе: «А на левой груди профиль…»

 

Это робот. Подходишь – он тебе сообщает: «Передо мной явилась ты…»

 

А вот «Пушкин глазами детей» — рисунки победителей конкурса детского рисунка. В основном Пушкина дети рисуют либо с прекрасными дамами, либо почему-то с котом.

 

Ну, а закончу прелестной скульптурной работой Александра Смирнова – «Здравствуйте, Александр Сергеевич!».

 

Выставка в Музее А.С.Пушкина запланирована до конца июля.

 

 



Вот так перемещались фельдъегери в XVIII столетии.

Наверно, в XXI веке лошади у них стали хуже.

Иначе почему бумагу об освобождении Ильдара Дадина который день все никак не довезут до колонии?  

 

В течение недели можно будет посетить здание прекратившей свое существование в прежнем качестве электростанции ГЭС № 2 (Болотная набережная, 15), перестраивающееся под выставочный комплекс.

 

 

ГЭС-2, также известная как «трамвайная», была выстроена в  начале ХХ века для снабжения электричеством активно развивающейся тогда сети московского трамвая. Автор проекта – архитектор Василий Башкиров, к инженерному решению приложил руку и знаменитый Василий Шухов. В эксплуатацию ГЭС ввели в  1907 году.

В 2000-х годах московские власти приняли решение о закрытии электростанции. Однако поскольку в 2009 году ей удалось присвоить статус объекта культурного наследия, снос исключался (что, конечно, не всегда помогает, но в данном случае помогло).

В настоящее время здание выкуплено у «Мосэнерго» и фонд культуры V-A-C ведет его приспособление под центр современного искусства.

Ну вот, а теперь, собственно, отправимся на небольшую экскурсию.

 

Повод же для возможного визита на ГЭС-2 такой: сейчас здесь пройдет фестиваль «Геометрия настоящего», включающий выставку, лекции, перформансы и музыкальные концерты.

Инсталляция из кирпичей от снесенных фрагментов строения.

 

Видеоинсталляции.

 

Наряду с видео тут есть и звукоинсталляции. Собственно говоря, звучит все здание – в разных местах по-разному.

 

Вот это акустические стены – они изолируют от остального пространства. Между ними следует проходить, чтобы прослушать разные порции звука.

 

Немного граффити.

 

Библиотечный раздел.

 

Бывшая шахта лифта – тоже пространство для аудиоинсталляции.

 

И снова звук.

 

Вид на стройку и игра света.

 

И не пропускайте таких выгородок – за ними может скрываться все что угодно, вплоть до картины Кандинского.

 

А вот это вовсе даже не свет – это отопление.

 

Различные арт-объекты размещены на четырех уровнях здания. Чтоб ничего не пропустить (да и не заблудиться), стоит сразу взять при входе схему.

 

Завершение работ и окончательное открытие центра запланированы на 2019 год, но по 27 февраля попасть на ГЭС, повторю, можно. Имейте в виду: вход в какое-то время свободный, в какое-то – по регистрации, в  какое-то – по билетам. Подробности смотрите на сайте проекта

И где все это: на Болотной набережной, от Каменного моста за  угол сразу за «Ударником».

 

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире