svanidze_n

Николай Сванидзе

28 января 2017

F
28 января 2017

Дмитрию Быкову

Дорогой Дмитрий!

Мое искреннее восхищение Вашим огромным талантом не может помешать мне категорически с Вами не согласиться по конкретному поводу. Дело, по сути, не в Петре Толстом — было бы из-за кого нам с Вами спорить! Дело в принципе, в самой теме.

Понимаю, громкая фамилия провоцирует на параллели, лестные ее носителю. Но он не имеет на них права.

Вы говорите: Надо сказать ему спасибо! Вы говорите: Он поднес к лицу России зеркало!

Сказал бы я, что именно он поднес к лицу России! За что спасибо? За то, что человек в ранге зам. председателя парламента великой страны громко и публично испортил воздух? И это равняет его с великим прадедом? Что и кому он открыл, что показал? Он повторил неуверенно и робко зады того, что в России, и не в ней одной, черносотенцы, начиная с Пуришкевича и еще раньше, талдычат на все лады. Нацисты в Германии в свое время показали немецкому народу, как в зеркале, все его комплексы. Имели успех. Но их, по-моему, немецкий народ давно за это не благодарит.

В каждом народе, как и в почти каждом человеке, таится в мрачных глубинах страшное и постыдное, но я совсем не уверен, что его необходимо вытягивать на поверхность, любоваться и мусолить, как козявку из носа.

Слово — тоже дело, и Вы это знаете как мало кто. США, где расистские настроения всегда были сильны, именно жесткий запрет на публичную их демонстрацию привел в конечном счете к историческому избранию первого черного президента. Есть вещи, которые должны быть признаны абсолютно, безоговорочно неприличными и невозможными. По определению, без дискуссии. За этим стоит опыт всей человеческой цивилизации. Иначе, подобно семейному насилию, будет «декриминализовано», морально разрешено все.

Ваш Н.Сванидзе

25 января 2017

Максиму Шевченко

Максим, я не про Петра Толстого, который сообщил о «выскочивших с наганом из-за черты оседлости». Если ты полагаешь, что он имел в виду австралийских аборигенов. или вовсе никого не имел в виду, а так просто сказал, как птичка поет – ну и ладушки.

Я также не про Ближний Восток. Ты всех, с кем не согласен, объявляешь израильскими агентами, а сам львиную долю своего текста посвящаешь плотному, открытому лоббированию интересов Ирана, Хамаса и Хизбаллы. Ну, и Господь с тобой, меня это не удивляет и не занимает.

Занимает другое. Ты сказал про российское ТВ, что там, цитирую, «без дружбы и работы с евреями ну, просто, никак». Мне кажется, здесь есть недоговоренность. Разверни тезис, Максим! Поддерживаешь ли ты ту точку зрения, что российское ТВ захвачено евреями, тщательно маскирующимися агентами Израиля? Если – да, то так пожалуйста и скажи. Меня интересует твое мнение по данному вопросу, как твоего коллегу по СПЧ при президенте РФ.

П.О. Толстой допустил юдофобское высказывание. Он теперь может открещиваться, изворачиваться, мол, слова «еврей» там нет. Но всё же понятно. Было бы слово – была бы статья УК РФ, а слова нет – и статьи нет, значит, не привлечете, ручонки-то вот они.

Дело не в том, что г-н Толстой – вице-спикер Госдумы. Перевидали мы вице-спикеров. Беда в том, что он носитель славной, гордой фамилии. Л.Н. Толстой был тем русским аристократом, который антисемитов на дух не выносил. Он их презирал, относился к ним с физической брезгливостью, как к больным дурной заразной болезнью, как к сифилитикам. Случай с его правнуком подтверждает ту банальную истину, что великая фамилия – это тяжесть, которая не каждому по плечу. Природа иногда позволяет себе сладко отоспаться на потомках гениев.

07 апреля 2016

Забор в океане

История с панамскими оффшорными документами интересна, прежде всего, реакцией на нее. Ведь ясно же, что если есть оффшоры, значит, это кому-нибудь нужно. И нужно, надо полагать, людям не самым бедным, а значит, в том числе и известным, и влиятельным. Ясно было, что в конце концов вскроется, выяснится – если не все, то многое. И многие известные, влиятельные люди окажутся в нежелательном фокусе общественного внимания. Вопрос в том, как себя вести в подобной ситуации, как реагировать.

Можно как китайцы. На третий день сказать: без комментариев. И точка. Документы, а их, как известно, очень много, еще не опубликованы. Значит, есть время выдержать паузу, сохранить лицо и продумать слова и действия.

Можно сказать: «спасибо за сигнал», и начинать расследование, причем нешуточное, поскольку не только в Британии, Исландии, Франции, Нидерландах, но также в Индии, Бразилии и т. д. и т.п. имеется сильная оппозиция, которая не позволит этому расследованию заглохнуть. Да, кто-то пострадает. Вот исландский премьер уже подал в отставку. А кто-то выиграет, политический маятник качнется, а страна пойдет дальше.

Это дело уже называют «Панамгейт». По созвучию с Уотергейтом, скандалом, который в начале 70-х годов прошлого века в Штатах заставил уйти президента Никсона. И американцы этим скандалом гордятся, как победой в войне: вот, мол, у нас Конституция работает.

По России, по нашей так называемой политической стабильности этот скандал не бьет совсем. Просто мимо. В отличие, скажем, от Украины. Потому что президент Порошенко в панамских бумагах называется прямо по имени в связи со своей конфетной империей, а его рейтинг несравнимо ниже рейтинга президента Путина.

Почему же у нас такая странная, какая-то нервная охранительная реакция?

Глава крупной финансовой компании, банкир, бросается защищать честь Путина. Ну, почему банкир? И зачем он говорит: «Путин прямо не упоминается в публикациях». Да мы и так знаем, что не упоминается, зачем ломиться в открытую дверь! Это производит странное впечатление. Впечатление, обратное желаемому.

А пресс-секретарь президента начинает говорить про западную путинофобию и про то, что ничего нового не открыто, а детали отсутствуют. Вот мне интересно, каких же деталей ожидал Песков и каких еще деталей нам всем следует ждать вместе с ним?

И то же самое — про козни Запада, про «вброс яда с целью повлиять на результат наших выборов» — следует уже из уст дамы — председателя думского антикоррупционного комитета. Я представляю себе лица наших искренних обожателей, симпатизантов на Западе, даже симпатизантов лично президента Путина! На их лицах написано: «И это у них говорит главный парламентский борец с коррупцией? Ну, Россия – страна чудес! О, those Russians!»

Ну, нельзя же утверждать на полном серьезе, не рискуя всех насмешить, что все, что происходит вокруг, от публикаций в крупнейших мировых СМИ до глобального изменения климата, организуется из единого центра и с единой целью — сделать пакость нам и президенту Путину. Ну, хорошо, предположим, можно из неких соображений добыть некую информацию. Взломав, тем или иным способом, электронную защиту. И зарядить этой информацией авторитетнейшие мировые издания. Предположим. Добыть и зарядить. Но подделать, сфальсифицировать более 11 млн документов не под силу ни одному русофобу, ни Соросу, ни организации, ни стране. Это вам не оперативная съемка интимного свидания с показом на телеканале в прайм-тайм. Это просто невозможно. А если невозможно, если документы не подделать, то уже без разницы, кем они вброшены и зачем. Это уже неважно. Это данность, это свершившийся факт. Если, скажем, вдруг откроется, что и колесо в свое время, как позднее интернет, изобрели исключительно, чтобы нагадить России, то эта информация сейчас интересует только журнал «Наука и жизнь».

И теперь так: ты говоришь – не было ничего, а тебе – платежку. Ты говоришь – не мое, а тебе – скан паспорта.

Но повторяю: у нас в России последствий ни будет никаких. Если пресс-секретарь президента сказал: «Ничего нового», значит, ничего нового. Значит, и Генпрокуратура ничего не обнаружит.

И избиратель ничего не обнаружит. На результат выборов панамские бумаги не повлияют. Наш избиратель не читает ни «Зюддойче цайтунг», ни «Гардиан», не смотрит ни Би Би Си, ни АРД. И в интернет он залезает не за серьезной информацией. И что такое оффшор не очень знает. И из той информации, что до него дойдет, он уяснит одно: верно он считал, что бизнесмены – рвачи и мерзавцы. И одна есть надежда – на родное государство и на президента. Чтобы он поскорее все национализировал, то есть отнял и разделил.

Очевидно, что эти публикации крупнейших СМИ — не для России, а для мира. Это — первое. Второе, что также очевидно: мир — единый и такой прозрачный, каким никогда не был. И надо просто отдавать себе в этом отчет, и пытаться отгородить себя забором посреди океана бессмысленно.

Хотя ведь и бессмысленных действий никто не отменял.

В целях экономии средств и оптимизации кадровой политики хорошо бы обучать бойцов Национальной гвардии игре на виолончели.



Оригинал
20 марта 2016

Церковь и ересь

Патриарх Кирилл назвал глобальной ересью «человекопоклонничество и защиту прав». Он посетовал, что теперь и в России, вслед за Западом, универсальным критерием истины стал человек, а Бог изгоняется из человеческой жизни.

То есть Его Святейшество называет ересью то, что последние 500 лет человечество называет словом «гуманизм».

Это когда человек, его жизнь, его счастье, его права – в центре всего, важнее всего на Земле.

Потому что – если это не так, если не это самое важное, то – что? Если не дети, не старики, не больные, не бедные, не униженные и угнетаемые, то – кто?

Это призыв к нелюбви? Тогда где здесь Бог?

Церковь у нас сегодня идеологический государственный институт. И призыв главы РПЦ отказаться от прав человека очень показателен. Он может означать, что государство признает: оно не в состоянии обеспечивать эти права и не собирается их обеспечивать. То есть человек уходит из сферы государственных интересов.

18 января 2016

Всегда в белом

Господин Кобринский! Зачем Вы меня приплели к своему спору с Виктором Шендеровичем? Вам мало его одного в качестве оппонента? Уверяю, для Вас его более чем достаточно.

Вы выдернули из всех на свете контекстов две фразы моего интервью 16-летней давности и присовокупили к ним в виде вопроса некий двусмысленный полунамек. Не решившись даже договорить до конца то оскорбление, которое очевидно имели в виду.

Я понимаю, на носу выборы. Именно поэтому Вы втягиваете в свою дискуссию с одним человеком кучу других, живых и мертвых. Вы пытаетесь в своих электоральных интересах противопоставить себя покойным Гайдару и Немцову, как когда-то противопоставляли себя им живым.

Вы, в отличие от них и от всех – безгрешны. Все в грязи – вы в белом. Да, вы никогда не поддерживали Путина. Вы и Ельцина не поддерживали. А Шлосберга вы поддержали? А кого-нибудь вы когда-нибудь поддержали, кроме себя, невинных? Вы никогда не ошибаетесь, потому что бежите от любой ответственности как черт от ладана.

Вы знаете, мне даже скучно произносить эти банальности. Но у банальностей есть один плюс: они неоспоримы.

16 января 2016

Последний распил

Мы это уже давно поняли, но Греф нашел слово: дауншифтинг. Причем полный.

Адекватность этого определения сомнений вызывает мало. Вопрос в том, что теперь будет.

А будет вот что, и это уже происходит.

Те добрые люди, которые последние пару лет, после Крыма, радостно хлопали себя по ляжкам, а остальных, до кого могли дотянуться, по морде, сейчас изменили тактику.
Теперь они с криком: «гипс снимают, клиент уезжает», готовятся к жесткой силовой борьбе, за остатки бюджетного бабла. Пирог, еще недавно такой пышный, на глазах усыхает, а остатки сладки.

В связи с этим приоритетной задачей становится свалить экономический блок российского правительства — всех этих Силуановых, Набиуллиных, да и того же Грефа. То есть тех людей, которые, разумеется, бессильны исправить ситуацию в экономике, её без радикальных политических реформ и десяток нобелевских лауреатов не исправит, но хотя бы как могут мешают раздербанить по карманам последние государственные финансы.

Они держатся, разумеется, не на Медведеве, хотя главные критические стрелы уже летят в него, а на Путине.

Ответственность Путина за состояние нашей экономики и социальные последствия этого состояния огромна.

И он со всей очевидностью не готов идти на необходимую политическую либерализацию страны, без чего мы обречены на потерю глобальной конкурентоспособности. Но при этом Путин, видимо, понимает, что падение команды даже не либеральных, а профессиональных экономистов, умеющих говорить «нет», приведет к одному: к последнему распилу.

С повизгиванием и возбужденным хрюканьем страна будет выжрана и вылизана до донышка за считанные месяцы, под отвлекающий барабанный бой очередной внешнеполитической авантюры. И тогда нынешняя черная полоса покажется белой, а нынешний дауншифтинг покажется апгрейдингом.

18 октября 2015

Мастера культуры

Читаю и немею.

Один господин, большой артист, пишет о том, как он безмерно уважает нашего президента.

Так уважает, так восторгается, что даже наедине с собой не в силах удержаться от аплодисментов, когда его слушает. И хочет, чтобы об этом знали.

Другой господин, известный писатель, спорит с первым, упрекает его за  лизоблюдство. Но как! Президент, мол, с таким, как вы, мог бы на раз установить культ личности. А он не хочет – потому что он скромный.

Получается увлекательный спор.

Один говорит: наш президент великий!

А другой: да врёте вы, он еще и скромный!

Вот захочешь поучаствовать в этом действе – не получится. Места в партере все заняты признанными мастерами культуры, а из амфитеатра языком не дотянешься.

12 октября 2015

Захару Прилепину

Русский писатель не может исповедовать и проповедовать милитаризм. Не может любить войну, тосковать, скулить по ней и называть это патриотизмом.

Вот Светлана Алексиевич любит людей, жалеет их. Именно поэтому Нобелевскую премию получила она, а не Вы, не Лимонов и не Проханов.

И не надо каждую войну – от афганской до сирийской — выдавать за Отечественную. Тем более Великую.

05 августа 2015

Квадратный трехчлен

Грандиозные новости бегут в последние дни, радостно обгоняя друг друга.

Мы будем хуже и дороже питаться. Мы будет еще хуже и еще дороже лечиться. Мы будем дарить нашим женщинам три похоронные гвоздики.

Но зато: мы будем счастливы оттого, что нанесли удар по бизнесу норвежских рыбаков, немецких фармакологов и голландских цветоводов.

Формула, железная, как квадратный трехчлен: несменяемость власти плюс отсутствие суда и независимых СМИ равняется исчезновению презервативов, шприцев, женских прокладок.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире