supervarka

Варвара Грязнова

12 сентября 2017

F
Ну что ж, муниципальные выборы в Москве прошли в минувшее воскресенье, 10 сентября, депутаты по сути избрались только вчера, но в некоторых районах им уже привалило работы.

Сегодня с 9 утра и почти до 7 вечера у дома 4 на Молодежной улице в Гагаринском районе Москвы происходило активное противостояние собственников оформленной придомовой территории и строителей, в нарушение ордера начавших возводить вышку мобильной связи — вместо заявленного ремонта инженерных коммуникаций Моссвета.

«Елена Русакова и ее команда вновь избравшихся депутатов с утра дежурили на месте, а полиция весь день бездействовала. Только к вечеру во время эфира «Московского активиста» после жёстких потасовок с ЧОП и подрядчиками, наконец-то приехал заместитель главы управы, игнорировавший ситуацию с самого утра, и удалось-таки убрать незаконные заборы и начать демонтаж незаконной вышки. "

Напомним, что в Гагаринском районе благодаря многолетней истории гражданской активности новый совет муниципальных депутатов теперь полностью состоит из представителей жителей района. Случившееся сегодня — лишь один частный пример всего беспредела, творящегося в Москве каждый день. Только когда у москвичей есть настоящие представители, этот морок можно побеждать.

P.S.: Не во всех районах округа пятимандатные, есть и четырёх— и трёхмандатные. Будьте внимательнее и уточняйте это заранее по разделу «Схема избирательных округов по выборам депутатов» на страничке вашего района на сайте вестника Мосгорзибиркома, либо уже когда будете на вашем участке.

Если ваш округ пятимандатный — для действительности бюллетеня надо ставить 1-5 галочек.
Если ваш округ четырёхмандатный — для действительности бюллетеня надо ставить 1-4 галочки.
Если ваш округ трёхмандатный — для действительности бюллетеня надо ставить 1-3 галочки."

В рамках проекта «Московский активист» поговорили с Екатериной Шульман о важности муниципальных выборов.

Вот самое важное из разговора:
1) власти специально «сушат» явку, замалчивая выборы;
2) для победы нормальных кандидатов при низкой явке надо немного голосов;
3) удивите власти и придите.

Подписывайтесь на нашу страничку Facebook

На днях проект «Московский активист» поговорил с Сергеем Пархоменко о важности муниципальных выборов в Москве.


Подписывайтесь на нашу страничку Facebook

Юрий Иванов: Первый вопрос, который мы хотели затронуть — это муниципальные выборы в Москве. Я посмотрел немного городские СМИ, и пока тема муниципальных выборов там никак не освещается. У меня складывается впечатление, что власти хотят пойти по тому же сценарию, который был осенью 2016, они хотят пойти на снижение явки. Что вы думаете по этому поводу?

Дмитрий Гудков: Безусловно, чем ниже явка, тем больше шансов у единороссов провести всех, кого они хотят. Я знаю, что сейчас порядка 12% москвичей вообще что-то слышали о выборах и где-то четверть думает, что это выборы мэра или президента. Поэтому стратегия мэрии будет очень простой: они будут замалчивать кампанию, для того чтобы люди не узнали и не пришли. Вот и всё. Наша задача наоборот мобилизовать москвичей, привести их на избирательные участки, чтобы явка была высокая. Тогда у нас появляется шанс не просто провести в каждом районе по депутату, но и даже взять где-то большинство — как это у нас произошло в Щукино.

Варвара Грязнова: Понятно. А сколько человек уже удалось зарегистрировать, и сколько будущих кандидатов вообще обратилось?

ДГ:
У нас на сайте изначально зарегистрировалось три тысячи триста человек. Потом мы отобрали активных. Активных порядка тысячи двухсот. Из них почти все активно проходят регистрацию, то есть у нас даже на сайте выложен такой «квест» из девяти шагов и люди просто идут по этому квесту. Мы видим динамику и понимаем, что ну тысяча кандидатов должна быть зарегистрирована. То есть люди собирают подписи, сдали уже все документы. Так что мы очень надеемся, что более тысячи кандидатов — плюс ещё кандидаты от Яблока, от Парнаса, — я думаю, что будет порядка полутора тысяч демократических кандидатов на всю Москву. Это впервые за всю историю последних лет пятнадцати.

ЮИ: Здорово, а сколько человек уже удалось зарегистрировать в ТИКах и какие основные проблемы при регистрации? Вы писали про проблемы с тем, чтобы открыть счет кандидата.

ДГ:
Я знаю информацию, актуальную на вчерашний вечер: у нас было 27 зарегистрированных кандидатов. Сейчас, наверное уже где-то под сотню. И сейчас самое важное, последняя неделя — сама важная неделя. Потому что в следующий понедельник последний день, когда принимают эти подписи. Будем подводить итоги, я надеюсь, к середине или к концу следующей недели.

ВГ: Понятно.

ДГ:
Да, что касается проблем. В Сбербанке всегда, когда наступают выборы, у них начинаются какие-либо проблемы. Поэтому наши кандидаты — первые, кто пошли открывать счета и собрали подписи, — потратили кто-то шесть часов на открытие счёта. Но после моего гневного поста в Сбербанке прошло совещание, и сейчас уже всё идёт быстрее, намного легче и процедура уже не занимает столько много времени. Не могу сказать, что кто-то активно препятствует — такого не наблюдается.

ВГ: Ну круто! А вот тоже важнейшая часть выборов — наблюдение. Мы знаем, что муниципальные выборы — это самые фальсифицируемые выборы. И в 2012 году это было не исключение. Как на счет наблюдателей? Люди уже обращаются? Или еще не особенно?

ДГ: 
Что касается наблюдения, нам нужно порядка семи тысяч человек, чтобы по два человека было на каждом избирательном участке. У нас уже есть одиннадцать тысяч сторонников, которые зарегистрировались, которые дают подписи кандидатам, и многие из них готовы волонтерствовать. Так что я думаю, что мы успеем найти этих людей, подготовить их. Их же нужно готовить: объяснить, как делаются фальсификации, зачем нужно наблюдать, как правильно находиться во время подсчета бюллетеней. Это всё будет потом. Сейчас важно, чтобы люди узнали про выборы, важно, чтобы кандидаты зарегистрировались, важно, чтобы во многих районах сформировались команды и не было никаких конфликтов. Вот мы этим сейчас и занимаемся.

Противники реновации на одной из своих первых публичных акций.
ЮИ: Ну сейчас перейдем к теме, которая очень важна для москвичей — и она будет важна до выборов, и после выборов. Это реновация. Наш проект проводил стримы с четырёх собраний собственников, которые были инициированы управой, и там  там была просто наглая фальсификация. Во всём этом участвовали сотрудники управ и единороссы под той или иной личиной. И у меня в связи с этим такой вопрос: почему мэрия так активно проталкивает через управы беззаконие, которое оборачивается конфликтами между ранее добрыми соседями?

ВГ: И еще и рапортует про полторы тысячи домов, которые так хотели, так хотели включиться…

ЮИ: Новые, да.

ДГ:
Сначала правовая оценка. Вы знаете, что мы судимся по московскому закону о реновации. Пока проиграли — что в принципе закономерно. Мы считаем, что этот закон противоречит Конституции и Жилищному кодексу. Но если вообще смотреть на то, что написано в московском законе, то собрания собственников можно проводить и дальше сколько угодно. И к сожалению, очень многие как раз этой лазейкой и пользуются и проводят эти общие собрания собственников, убеждают жителей в необходимости внесения тех или иных домов в список реновационных, в список «приговорённых». Но с нашей стороны тоже идет работа. После митинга против реновации очень многие активисты зарегистрировались в качестве кандидатов. Мы, кстати, призывали таких людей регистрироваться, участвовать в политике. Если власть тебя не слышит — значит, надо становиться властью. И наши кандидаты стараются участвовать в таких собраниях, информируют о последствиях, о том, что написано в законе и призывают все-таки участвовать в собраниях и голосовать против. Потому что очень многие дома — сталинские пятиэтажки, где прекрасные квартиры, потолки три метра, я был в таких квартирах, снимал даже сам.
Люди против, люди не хотят, чтобы на месте хорошей пятиэтажки появилась двадцатиэтажка. Никто не хочет переезжать. 
Поэтому мы стараемся, объясняем и надеемся, что в каждом районе у нас потом появится независимый депутат, и как раз их задача будет взаимодействовать с разными инициативными группами и в случае нарушения прав — поднимать шум. Мы будем им помогать в этом, я буду писать об этом у себя в фейсбуке. Если где-то нарушаются какие-то права граждан — то об этом должны узнать как можно больше москвичей. Они боятся шума. Вот депутаты нам нужны для того, чтобы этот шум поднимать. Потому что конечно же муниципальные собрания не имеют полномочий влиять на исполнение закона, но у муниципальных депутатов есть контрольные полномочия. Они могут встречаться, они могут информировать, они могут контролировать работу управ и чиновников управ, которые сейчас, кстати говоря, знаете, как в фильме «Золушка» — до двенадцати они за реновацию, когда работают в управе…ну не до двенадцати, конечно, а до семи, когда [кончается] рабочий день у них. А после того, как у них заканчивается рабочий день, они уже идут и проводят общее собрание собственников и выступают против реновации. Многие чиновники живут в таких домах. Это надо тоже контролировать.

ВГ: Это где…как интересно…

ДГ:
Много таких историй я знаю.

ВГ: Ничего себе. Да, мы пока сталкивались с другими ситуациями — когда они двадцать четыре часа в сутки готовы спрашивать, даже на выходных спрашивают тех жителей, которых они подрядили вместо них фальсифицировать собрания: «Ну как? Много за снос собрали?»

ДГ:
Я даже знаю некоторых журналистов, которые вынуждены в своих газетах писать статьи за реновацию, а потом помогают нам бороться с этой реновацией и даже юристов нам дают, чтобы судиться с мэрией и так далее.

ВГ: С ума сойти!

ДГ:
Не буду называть. Не буду называть фамилии, чтобы не подставлять людей. Но вот такие ситуации тоже знаю. Дом не мог попасть в список «приговоренных», если не было общего собрания собственников, поэтому изначально, когда мэрия этот список опубликовала — она уже нарушила все возможные законы. То есть только граждане могут проголосовать за реновацию. А мэрия не может без граждан внести какие-либо дома в список «приговоренных».

ВГ: Да, только на основании решения граждан, это точно.

ДГ:
Хотя и по Жилищному кодексу такие решения незаконны, потому что нарушается право собственности. Ваш сосед не может принимать за вас решение по поводу вашей квартиры.

ЮИ: Дмитрий, там еще проблема даже не в этом…

ДГ:
Там много проблем, я еще даже не хочу говорить, это надолго…

ЮИ: По поводу программы «Моя улица». Год назад мы с вами об этом говорили в интервью. И вот сейчас снова всё перерыто, причем в каких-то гигантских масштабах. Я пытался проехать на велосипеде по Садовому кольцу — это просто невозможно сделать. Всё перерыто, везде какие-то деревянные настилы, люди ходят по каким-то узким коридорчикам, зачастую пешеходам приходится выходить на проезжую часть, куча пробок из-за этого. Но самое удивительное, что за этими заборчиками нет ни техники, ни людей. Вы можете как-то объяснить, что происходит вообще? 


Ограждение есть, работ нет. Фото: Ведомости.

ДГ:
У меня такое ощущение, что у них «чемоданное настроение» в мэрии: надо быстрее как-то эти чемоданы заполнить баблом, мало ли что произойдет в 2018 году.

 Я не могу никакого объяснения найти. Потому что если вы хотите расширять тротуары — может быть, даже это и правильно, — зачем же вы сразу перекапываете всю Москву


Создаются огромные сложности, трудности для людей. Не только для автомобилистов! Для пешеходов создаются трудности! Я тут как-то пытался дойти пешочком от Государственной Думы до метро «Динамо». Вот решил совершить прогулку. Я замучился обходить площадь Тверской заставы (метро «Белорусская»)! Там даже тротуаров нет, там всё перерыли! И такое по всей Москве.

ЮИ: Да.

ДГ:
То есть просто город превратили в большую стройку, хотя могли делать спокойно: сначала, например, одну сторону улицы быстро сделали, потом перекрыли другую сторону — ну как это в европейских странах происходит. А тут такое ощущение, что всё в режиме военной операции происходит. Я не понимаю такого.

ВГ: Ну да, чтобы враг и налогоплательщик не прошёл.

ДГ:
Конечно.

ВГ: Ну вот еще один аспект этой программы. Мне кажется, его стоит назвать отдельно «Моя мокрая улица».

ДГ:
«Моя стройка»

ВГ: Да. Всю прошлую неделю неделю и пару недель назад всю эту стройку чудесную заливает. Вот в чём суть ещё к тому же. И по свидетельству блогера Ёжикова, заливает и подтопляет как раз те улицы, где либо идёт благоустройство, либо уже прошло в прошлом году. И эксперты уже говорят, что из-за того, что дождевые воды не канализируются должным образом, идёт размыв почвы, дальше будут провалы. Это вообще нормально — за наши налоги вот такое?

ДГ:
В последнее время я читал много разных аналитических статей на эту тему. Здесь есть общая проблема: понятно, что ливнёвка не справляется. Это ещё с лужковских времён. Но и появилась новая проблема, которую создала нам администрация Собянина. Когда они начинали благоустраивать город по разным программам, где-то они заасфальтировали, где-то они не так положили плитку, где-то они не сделали наклон — как в цивилизованных странах. Ну понятно, что нужен наклон, чтобы вода уходила — они этого не сделали. То есть с одной стороны это безалаберная работа администрации. С другой стороны — это ворох накопившихся проблем со времён Лужкова, когда Москва застраивалась. То есть по-честному, нельзя винить одного только Собянина, нужно винить их всех вместе ещё с начала 1990-х, когда Москву застроили так, что воде некуда уходить.


ЮИ: Дмитрий, ну согласитесь: если улица перерыта и превращена в такой большой котлован, не заложить туда дренаж, не заложить туда ливнёвку и просто положить там плитку — Лужков-то здесь ни при чем, понимаете.

ДГ: Ну, конечно, я так и сказал.

ЮИ: Если в рамках «Моей улицы» улица была реконструирована, а потом с нее вода никуда не уходит, то это проблема тех, кто это сделал.

ДГ: В рамках программы «Моя улица», конечно, Лужков здесь ни при чем.


ЮИ: Переходим к следующему вопросу. Дмитрий, вы в своем фейсбуке написали ответ Алексею Навальному по поводу его поста, который касался вашего бывшего помощника. Денис Лебедев, если я не ошибаюсь.

ДГ: Да-да-да.

ЮИ: Денис Лебедев…эта вся тема актуализировалась после поста Туровского. Алексей в принципе так негативно отзывался о вашем помощнике, говорил, что это чуть ли не «агент Кремля» и был подослан. Но вы выступили в его защиту и сказали, что это не так. Вы не могли бы пояснить ещё раз по этому вопросу?

ДГ: Я действительно выступил в защиту Дениса Лебедева, потому что он никакой не агент. Мне кажется, надо сначала разобраться. А писать про человека, что он агент, когда он таким не является, и вообще был фанатом Алексея, меня с ним познакомил Сергей Петров, депутат Госдумы, к которому Алексей хорошо относится. Я уж не знаю, что там произошло, и считаю, что Навальный не должен никому ничего компенсировать. Не он же ломал ногу. Но при этом мне хотелось бы просто внести ясность, потому что всё-таки Денис мой помощник — и у меня не было среди помощников никаких агентов. Да, может быть, он где-то неправильно себя повел и некрасиво, но он точно не агент, потому что он писал и готовил запросы для Фонда борьбы с коррупцией, он был моим помощником на общественных началах и он участвовал во всех протестных акциях и его исключили когда-то из «Справедливой России», так же, как и меня, за позицию по Крыму, за участие в протестных акциях. И можно посмотреть его страничку на фейсбуке, и он с тех пор взглядов не менял.

Денис Лебедев в числе других волонтёров отправляется на Дачинг. Фото: Георгий Албуров
Да, к сожалению, у него испортились отношения с «Партией Прогресса». Я этот пост написал для того, чтобы если стороны хотели бы примириться, я был бы счастлив, если смог бы оказать какое-то содействие этому процессу. Просто он не провокатор и не агент. Он, может быть, неправильно понял ситуацию, я прекрасно понимаю, в каких тяжелых условиях находятся представители оппозиции, мы не Ротенберги, не Ковальчуки, мы не можем компенсировать всякие издержки нашим политическим активистам. Но просто он не агент, я именно этим и хотел поделиться со своей аудиторией, потому что мне многие писали в личку: «Как же так, Гудков! Ты чё, у тебя в помощниках какие-то провокаторы и агенты Кремля,» — нет, он не провокатор и не агент Кремля, и я сожалею, что вообще этот конфликт выплеснулся наружу. Я много делал для того, чтобы этого конфликта не было, и Борис Немцов помог Денису и дал на операцию и договорился с врачом тогда. Но, к сожалению, я не в состоянии контролировать и урегулировать разные конфликтные ситуации, но если нужно — я готов.

ЮИ: Но я вообще, кстати говоря, не знаю, чтобы где-нибудь в какой-нибудь европейской стране, когда проходили все эти «бархатные революции» — там кому-то так или иначе руку или ногу ломали, — чтобы кто-то там обращался за компенсацией к лидерам протеста. Это немного странная ситуация. И после майдана, я думаю, тоже мало кто за компенсацией обратился.

ДГ: Да, я же написал. Мой пост можете почитать. Этот пост был не про компенсации и даже не про деньги. Я туда и не вмешивался.

ЮИ: Вы защитили репутацию человека.

ДГ: Да, если человек не агент — то неправильно его называть агентом. Я подчеркнул, как и при каких обстоятельствах я с ним познакомился, что он делал, чем он занимался, и у меня не было повода усомниться в том, что он работал на Кремль или на «Единую Россию». Наоборот, его выгнали из «Справедливой», и он был, подчеркиваю, фанатом Алексея Навального до определенного момента. И в целом он является нашим единомышленником. А про деньги — я и Денису сказал, что, конечно же, мы не можем нести ответственность за действия полиции, за действия властей. В этом плане я считаю, что не стоит требовать какой-то компенсации от лидеров. Я уж не знаю, кто там кому что обещал, поэтому мой пост был именно про сотрудничество с Кремлем, это важно. Потому что это обвинение не только в адрес Дениса было, а фактически обвинение в адрес всей моей команды. Никто из моей команды не работал ни с каким Кремлем, не работает, и надеюсь, не будет. Только тогда, когда в Кремле будут сидеть приличные люди.

ЮИ: Спасибо, это очень важно. Варвара, следующий вопрос мы хотели про «прямую линию» задать, да?

ВГ: Да. У нас тут Владимир Путин готовит новую «прямую линию» и на этот раз он собирается отвечать на вопросы школьников и об этом даже рассказали на телеканале НТВ и теперь даже транслируются ролики со всякими анонсами этого мероприятия. Мы так поняли, что есть реально два самых активных политика, которые действительно работают с молодежью — это как раз Дмитрий Гудков и Алексей Навальный. И судя по всему, Путин пытается сделать какой-то матч-реванш на этом поле, но не превратится ли это всё в очередной «Селигер», «Наши», вот этот весь…когда это превратится в распил и лицемерие…Что вы об этом думаете?

ДГ: Я думаю, что Путин не сможет найти общий язык со школьниками, как бы он ни хотел. Потому что школьники слишком продвинутые. Моей дочери 17 лет, моему старшему сыну 11 лет. Они школьники, про жизнь и в России, и за рубежом они знают, мне кажется, даже больше, чем я сам. И если Владимир Путин и многие, кто работают на него, давно уже сами подвергаются собственной пропаганде — потому что смотрят федеральные каналы, — то школьники имеют свободный доступ к Интернету и вообще власть воспринимают как главного врага, который ущемляет свободу слова в этом Интернете.
Когда власть вводит цензуру, когда власть пытается уничтожить мессенджеры, когда власть вводит законы о блокировке в Интернете — это не может понравиться школьникам. 
Можно всё что угодно им рассказывать, что деды воевали, не знаю, и что это наша победа. Но для школьников, во-первых, это всё слишком давно и далеко в прошлом, но зато они видят, что власть делает с их главным сегодняшним достоянием — это Интернет, это возможность общаться, это возможность зарабатывать там деньги. Школьники, кстати, многие даже деньги зарабатывают. Это возможность социализироваться в обществе. И когда власть этим свободам угрожает, власть становится не другом, а врагом. Но посмотрим, как Владимир Путин будет оправдываться перед ними. Мне кажется, это будет все равно одностороннее вещание. Никаких результатов не будет. Может, даже с точностью до наоборот.

В.В.Путин на открытии смены в Артеке. Фото: kremlin.ru
ЮИ: Да, вот обратный результат. Мы с Варварой тоже говорили, что дети и подростки как никто чувствуют фальшь взрослых и реагируют на нее. У меня такой вопрос еще: как я понял, после 26 марта засуетились они как-то, активизировалась эта «работа с молодёжью». Видеоблогеров приглашают в Госдуму, какие-то душещипательные беседы там с ними ведут, и так далее и тому подобное. Не слишком ли поздно они опомнились? 

ДГ: Я не уверен, что поздно. Здесь другая категория: бессмысленно. Потому что встретились два мира. Один мир архаики, другой — прогресса. И вот мир архаики пытается с миром прогресса говорить на языке архаики. Это невозможно. И общего языка они никогда не найдут. Они не понимают, что с этим миром делать. Так что всё с работает с точностью до наоборот, потому что если для власти «работа с блогерами» — это то, что произошло в Госдуме, когда выслушали людей, которые к политике вообще никакого отношения не имеют, то это работа будет неэффективна, она будет просто раздражать [людей]. Потому что это разный политический язык, разные культуры, это разное отношение к жизни, к свободам и прочее-прочее-прочее. Два разных мира.

ВГ: Ну да, и как раз по поводу разных миров — это какая-нибудь концепция министра образования Васильевой, где речь чуть ли не про православие везде и всюду…

ЮИ: Хотелось бы вас как отца спросить: вот эта реформа образования…

ДГ: Отношение к различным меньшинствам. У молодёжи вообще нет такого жестокого отношения к проявлению чего-то нетрадиционного — и не обязательно это должна быть нетрадиционная сексуальная ориентация. Молодежь более толерантна. Более того, молодые люди видят, как происходят подобные процессы в разных странах, и они на контрасте понимают, что мы вообще не туда движемся. Мне сложно найти иногда общий язык со школьниками, с моими детьми. Но уж Путин точно никогда не найдет, потому что они ничего не могут предложить молодежи. Молодежь хочет свободы, молодежь хочет самореализации, а в ответ только запреты-блокировки и социальные лифты, которые работают только для детей чиновников и силовиков. А их жизнь становится хуже и хуже, и жизнь их родителей в том числе. Вот он, протест абсолютно естественный, и все попытки власти найти общий язык и ничего не делать, или делать всё наоборот приводят только к росту протестных настроений.

ЮИ: А о предстоящей реформе образования, которая была анонсирована Васильевой, которая хочет сделать упор на патриотизм, и насколько я недавно слышал Венедиктова — он очень резко высказался об этом, сказал, что это образование XIX века, а мы вообще-то живем в XXI. Вообще какое у вас отношение? У вас же дети учатся в школе. Как родитель, как отец, вы хотели бы вот такое массированное нагнетание патриотизма в школах, в том числе даже оправдывание Сталина?

ДГ: Я хочу, чтобы они убрали вообще свои грязные руки из нашей частной жизни, жизни наших детей.


Их задача образовывать, а не воспитывать. Воспитывать мы будем сами. Пусть воспитывают своих детей. А то они своих детей почему-то вывозят за рубеж, куда-нибудь в Америку, в Европу.

Там же учатся дети большинства нашей российской элиты, а здесь они нам тут своё православие с попами и, я не знаю, какой-то «духовностью», которая насаждается людьми абсолютно бездуховными и коррумпированными. Так что моё отношение, очень мягко говоря, крайне отрицательное. И главное, что это невозможно насадить. Школьники сейчас настолько продвинутые и на самом деле смышленые, что этот «патриотизм» просто невозможно насаждать в нашей стране. Не сработает.

ВГ: Да, у меня, пожалуй, нет больше вопросов.

ЮИ: Дмитрий, прекрасное интервью, спасибо, что нашли время!

ДГ: Да. Все на выборы 10 сентября! Поддерживайте независимых кандидатов, живых людей, а не зомби, которые будут нажимать на кнопки так, как скажут чиновники управы и мэрии. Всё, надо менять власть и поменять ее можем только мы! Вот будем сидеть дома на диване и ничего не делать — посмотрите мой ролик и вы увидите, какие депутаты будут представлять вас, ваши интересы. Подумайте, хотите ли вы такого будущего для себя и своих детей. 10 сентября 2017 года — все на выборы! Есть кто живой — все на выборы!

ВГ: Спасибо большое, пока!

ДГ: Счастливо!

Оригинал здесь 
Подписывайтесь на нашу страничку Facebook https://www.facebook.com/activist.msk

Власти Москвы отказываются признавать результаты собраний собственников, если на них было принято решение не вступать в программу реновации.  «Московский активист» решил разобраться, почему мэрия Москвы инициирует проведение повторных ОСС, которые сопровождаются многочисленными нарушениями и скандалами.

В начале июня жители уютной, утопающей в зелени 6-этажки на Нагорной улице решили провести собрание собственников, чтобы выяснить нужно ли их дому входить в программу реновации. Большинство собственников решило, что сноса дома и переезда в многоэтажку они не хотят.
Дом 35 к.4 по улице Нагорная расположен в парковой зоне

Казалось бы, после такого решения на вопросе включения данного дома  в программу реновации можно было поставить точку, ведь мэр Собянин неоднократно заявлял, что в программу реновации никого силой тянуть не будут. Однако, несмотря на то, что протокол собрания был разослан во все инстанции, публиковать его никто не спешил, а через три часа ГУИС и Управа инициировали ещё одно ОСС с целью в программу реновации дом всё-таки включить. Его организаторами выступили: диспетчер ГБУ Жилищник, жительница единственной в доме коммуналки, общественный советник главы Управы, по совместительству являющаяся работницей Центра соцзащиты и кандидат в муниципальные депутаты от партии «Единая Россия».

«Московский активист» вёл прямую трансляцию этого собрания:
 https://www.facebook.com/activist.msk/videos/2007343366162605/




В этом видео прекрасно всё. И признание работницы центра соцзащиты, что она умеет «работать с бабушками и дедушками», и враньё, что «реновация — это не снос», и обвинения противников реновации в работе на Навального, и заявление в полицию о том, что на прошлом собрании жители, не желающие сноса, «ругались матом». За всем этим внимательно наблюдают участковый и муниципальный депутат от ЕР.
Мы захотели разобраться, кто и зачем решил провести повторное собрание в доме на Нагорной 35 к.4. Собрание проводилось по инициативе супругов Владимира и Антонины Верещагиных, а также Ирины Бойко. По случайному совпадению, все эти люди оказались общественными советниками  главы Управы района Котловка Промыслова В.Ю. 


Владимир и Антонина Верещагины являются членами партии «Единая Россия». Антонина работает в Центре социальной защиты, а Владимир собирается стать муниципальным депутатом. Ирина Бойко работает диспетчером в ГБУ Жилищник района Котловка.
Мы попросили прокомментировать ситуацию одну из жительниц дома Екатерину Красину:
«Мы провели очно-заочное собрание собственников с 9 по 12 июня, в нём приняли участие собственники с 53% голосов. На собрании большинством в 89% от голосующих мы решили, что наш дом в программу реновации включать не нужно. Протокол собрания я отнесла в Мосжилинспекцию и управляющую компанию, через 5 дней протокол должен был появиться на сайте dom.mos.ru, но не появился.» 
По словам другой жительницы дома Елены Полубояриновой, спустя всего 3 (!) часа после того, как жители дома на Нагорной 35 к.4 сдали протокол своего собрания для публикации, появилось уведомление о новом собрании, инициаторами которого стали супруги Верещагины и Ирина Бойко.
«Само собрание было похоже на балаган и проходило с множественными нарушениями. У семи человек, пришедших на него, не было с собой свидетельств о собственности. Они вели себя агрессивно, запрещали нам вести видеосъёмку. Паспортные данные этих людей в листы регистрации ОСС вписаны не были», — говорит Елена.
В процессе подготовки материала выяснилось, что у супругов Верещагиных уже имеется опыт проведения сомнительных собраний собственников. Например, в феврале 2015 года они вместе с сотрудницей ГКУ ИС провели ОСС, на котором сначала возглавили счетную комиссию, а затем выбрали Владимира Верещагина председателем совета дома. В протоколе имеется интересный раздел о «стимулировании председателя (Верещагина) и членов совета МКД», в котором говорится, что в соответствии с п. 5.5 Постановления Правительства Москвы № 328 квартира Верещагиных полностью освобождается от оплаты коммунальных услуг. За это решение, якобы, проголосовало 100% присутствовавших на собрании собственников.

Фрагмент протокола ОСС 18.02.2015 (кликабельно)

По словам жильцов дома 35к4 по Нагорной улице, за предоставление льгот по оплате ЖКУ семье Верещагиных никто из жильцов не голосовал, а сам протокол они никогда не видели.

«Я припоминаю, что в начале 2015 года кто-то ходил по квартирам и предлагал поставить подписи за то, чтобы выбрать совет дома из нескольких жильцов. О предоставлении каких-то льгот по оплате ЖКУ для семьи Верещагиных в них речи не шло. На подписных листах не было заголовков. Никто вообще не воспринимал это как собрание собственников. Протокол ОСС мы до момента публикации на сайте dom.mos.ru даже не видели» , — говорит житель этого дома Елена Полубоярова
Эксперты в сфере ЖКХ, которых мы опросили, сходятся во мнении, что общее собрание 2015 года, похоже, было сфальсифицировано. Всё дело в процедурных нарушениях: не было официальных уведомлений, не было факта совместного присутствия собственников (хотя в протоколе написано про очную форму), собственникам не показали итоговый протокол ОСС. Никакой поквартирный обход и сбор подписей не мог заменить процедуру собрания собственников, прописанную в Жилищном кодексе.

По нашим оценкам, если всё так и было, есть все основания для начала прокурорской проверки по признакам преступления, предусмотренным ст. 327 УК РФ, и срок давности вполне может составить не 2 обычных года, а все 6 — из-за пункта в протоколе о материальном стимулировании, который вполне можно расценить как реальную цель фабрикации протокола общего собрания.
Остаётся только гадать, был ли выпущен управой Котловки районный документ о том, чтобы действительно освободить совет дома или отдельных, особо преданных управе его членов от оплаты за жилищно-коммунальные услуги. Но, как говорится, следствие разберётся.
С новым, инициированным супругами Верещагиными и Ириной Бойко, собранием, заочная часть которого длится до 5 июля 2017 всё немного проще — после того, как 1 июля 2017 был опубликован на сайте http://www.pravo.gov.ru и вступил в силу так называемый федеральный закон «о реновации», проводить собрания о включении в программу больше нельзя.

Так что единственным правильным протоколом по этому вопросу остаётся протокол внеочередного общего собрания собственников, на котором люди решили не входить в программу реновации.

Дабы прекратить беспредел со стороны ГКУ ИС, управы Котловки и Мосжилинспекции, которые, похоже, думали успеть состряпать силами своих миньонов-советников протокол нового собрания через махинации на заочной части (в которых супруги Верещагины ранее уже показывали свой «профессионализм») — публикуем здесь этот протокол как волеизъявление собственников квартир в доме 35к4 по Нагорной улице и, в соотвествии с ч. 1 ст. 46 Жилищного кодекса РФ, настоятельно советуем всем ответственным организациям сделать то же самое на сайте http://www.dom.mos.ru :


И немного от редакции.

Пока мы готовили эту статью, к нам десятками поступали сообщения от возмущенных москвичей: по всей Москве, в домах, жители которых проголосовали против сноса, мэрия через управы проводит псевдособрания собственников. Инициаторы из числа давно превратившихся в деструктивную секту «общественных советников» не стесняются ничего — ни угроз, ни лжи, ни фальсификаций. Выступая в качестве провокаторов, они цинично сталкивают людей лбами, провоцируют социальную напряженность, устраивают войны между ранее добрыми соседями.

Всё делается руками прикормленных «Единой Россией» районных жуликов. Эти люди официально получают зарплаты из наших налогов, либо распределяют наши налоги каким-то проходимцам, которые потом готовы продать свою малую родину в угоду обнаглевшей мэрии.

Уже осенью эти потерявшие остатки совести фальсификаторы пойдут в муниципальные депутаты — конечно же, от «Единой России». Представляете, что наворотят там все эти верещягины, если уже сейчас они нагло лгут в глаза своим соседям, фальсифицируют и лишают вас собственности, втихаря получая какое-то «материальное стимулирование»?

Москвичи! Будьте Гражданами, следите за своей собственностью и управляйте ею, не давайте всяким проходимцам себя обманывать! Просвещайте соседей, объединяйтесь для защиты своих интересов и не ленитесь трясти нарушителей за каждую копейку своих кровных налогов. Тщятельно проверяйте все документы. Пишите в прокуратуру. Идите в муниципальные депутаты, в конце концов. Если не сами избираетесь — обязательно придите на выборы и проголосуйте за своих проверенных активных соседей 10 сентября этого года.

Только так мы победим этот морок.

Материал подготовили Варвара Грязнова и Юрий Иванов
Подписывайтесь на нашу страничку Facebook https://www.facebook.com/activist.msk

«Лена Летучая идёт на Москву», — таков слоган нового сезона программы «Ревизорро» на канале «Пятница». И действительно, уже несколько месяцев подряд съёмочная группа программы «терроризирует» кухни московских ресторанов и вытряхивает наружу всё «грязное бельё» московских гостиниц.


Конечно же не обходится без эксцессов: у сотрудников и владельцев проверяемых заведений нередко попросту не выдерживают нервы. Посудите сами — программа похожа на уже набившие оскомину проверки Роспотребнадзора, да ещё и результаты со всеми подробностями на видео транслируются на всю страну!


    Особенно много шума в социальных сетях наделал случай в ресторане «Одесса-Мама» в Кривоколенном переулке (раньше там была легендарная «Билингва»), который попал в сюжет о современных и модных заведениях Москвы.

На видео были выявлены не самые большие нарушения — по сравнению со многими ранее «отревизоренными» местами. Однако во второй половине проверки появляется мужчина, который был крайне не согласен с проведением проверки и вообще съемкой передачи, заявил, что всё, что происходит на кухне, — это коммерческая тайна. Мужчина в какой-то момент настолько разозлился, что сначала на несколько секунд закрыл дверь холодильника, куда зашла телеведущая для проверки маркировки на продуктах, а потом еще и «уронил» ведро с водой неподалеку от Летучей, искавшей пыль в зале ресторана.


 Многих предпринимателей взбудоражил вопрос: «Как можно законно не пустить «Ревизорро» в своё заведение?»

Ответ: никак.

На стороне передачи находится и Конституция Российской Федерации (ст. 29 п.4), и Федеральный закон «О средствах массовой информации» (ст.47 о правах журналиста), и Постановление Правительства РФ №1036 (пп.14-15 Приложения с Правилами оказания услуг общественного питания).

Особо отметим, что ссылка в пункте 15 вышеуказанных Правил на коммерческую тайну имеет свои границы. Они обозначены самим Федеральным законом «О коммерческой тайне»: в статье 5 закона прямым текстом указано, что НЕ МОЖЕТ являться коммерческой тайной информация о «безопасности пищевых продуктов и других факторах, оказывающих негативное воздействие на обеспечение безопасного функционирования производственных объектов, безопасности каждого гражданина и безопасности населения в целом».


Так что посетители, да еще и с пресс-картой действительно имеют право заглянуть в каждый уголок вашего заведения, снять всё, что увидели, и потом показать это в эфире телеканала — но, однозначно, на условиях обоснованности претензий.


Отдельно остановимся на мнениях некоторых юристов, которые они публикуют в социальных сетях, относительно того, что якобы всё-таки можно не пустить съёмочную группу «Ревизорро». Самые популярные аргументы — про частную собственность и про внутренние правила заведения.

Оба эти аргумента не выдерживают критики: даже если собственность частная — она используется для предприятия общественного питания, которое подпадает под действие упомянутых выше Правил оказания таких услуг и открыто для всех; что касается внутренних правил — вы можете не пустить Летучую, только если вы закрытое, клубное заведение, где в правилах написано, что посетители — это только члены клуба, либо посетителей по очень жестким прописанным критериям фильтрует фейс-контроль (и вы прямо распорядились не пускать конкретных людей, людей с камерами и иным оборудованием). Согласитесь — это всё не подходит под описание обычной кафешки?


Что же делать?

Всё довольно банально. Нам всем придётся жить с тем, что помимо условных санитаров и пожарных с проверкой может нагрянуть программа «Ревизорро» и её последователи. Вот несколько советов предпринимателям.


  • Старайтесь найти вменяемых менеджеров, которые будут тщательно следить за выполнением санитарных норм и не будут терпеть сотрудников, систематически нарушающих эти нормы.
    Даже если они никому не нравятся, кажутся устаревшими, местами оторванными от жизни и рассчитанными на советский столовский общепит — это действующие санитарные нормы и правила оказания услуг, это подзаконные акты федерального уровня, и всем придётся их выполнять. Нормы эти могут поменяться на более разумные — либо в результате поворота каких-то шестерёнок в государственной машине, либо в результате коллективных обращений от участников рынка.
    Отметим, что при подготовке материала мы обратились в Минпромторг, где, по слухам, готовятся новые правила оказания услуг общественного питания, однако устный запрос о вероятных обновлениях не был принят, и нас попросили отправить письменный запрос.


  • Также следите за тем, чтобы менеджер был вежлив с любыми, вообще любыми посетителями, и был доступен на случай проверки. Сопровождение проверки должно быть его обязанностью. Обучите его соглашаться с обоснованной критикой и стремиться устранить замечания.
    При этом совсем не нужно оправдываться, объяснять больше, чем требуется, и уж тем более абсолютно недопустимо придумывать ложные объяснения. Всё это особенно важно, когда на кону репутация ресторана не только в глазах пары-тройки посетителей и их знакомых, а в глазах аудитории не самого последнего телеканала и его подписчиков на YouTube.
    Уж лучше промолчать и согласиться с обоснованной критикой, чем выставить свой бизнес сразу в очень плохом свете ложью, юлением и уж тем более хамским и агрессивным поведением. Всё это намного хуже, чем собственно нарушения.
    Кроме того, вежливостью и согласием с обоснованными нареканиями вы сделаете материал «Ревизорро» скучным, и он даже может не выйти — поскольку рейтингов на нём не заработать.


  • Важно: если вы заметили, что в вышедшей о вашем заведении передаче всё-таки не вся критика объективна и обоснована, присутствуют спекуляции (есть фразы «там могут быть тараканы» или «наверняка тут можно найти кишечную палочку» или «Летучую накормили «каками» — хотя ничего этого нет на видео) — вы можете подать в суд о защите деловой репутации и потребовать удаления ролика и опровержения со стороны телеканала. Как минимум, один ресторатор из Владивостока уже выиграл серию судов на таком основании.


  • При подготовке материала мы обнаружили в социальных сетях информацию о том, что якобы сотрудники программы «Ревизорро» якобы пишут электронные письма перед тем, как прийти в некоторые заведения, с предложением откупиться от негативного отзыва. Возможно, это утка от обиженных рестораторов, однако если такие письма действительно кому-то поступали, вы имеете право обратиться в Прокуратуру с заявлением о вымогательстве (ст.163 УК РФ). Также стоит сообщить об этом случае и о вашем обращении в прокуратуру честным журналистам, указывая на злоупотребление правами журналистов — использование этих прав для совершения противоправных действий, что запрещено Федеральным законом «О средствах массовой информации».


Почему вообще программа «Ревизорро» оказалась так популярна и что это за феномен такой?

Дело в том, что людям любопытно смотреть такие передачи — где журналисты показывают суть каких-то явлений, сравнивают их, показывают, как устроены и как работают предприятия, из чего делаются те или иные продукты.

Признайтесь: вы же сами, наверняка, с интересом смотрите программы о том, как делают шариковые ручки, газировку или как собирают мотоциклы ручной работы, «прокачивают тачки», делают ремонты и тому подобное? Так вот «Ревизорро» — и её предшественники вроде «Знака качества» — это прямые сородичи программ типа «Как всё устроено».


Кроме того, «Ревизорро» — это некий экшн, суррогатная попытка поиска правды и справедливости здесь и сейчас, практически в прямом эфире.

Такой аспект этого шоу интересен зрителю из-за того, что вокруг полно несправедливости, нарушений, но совсем в других сферах, табуированных в крупных медиа.

Представляете, что было бы, если бы Летучая ходила и проверяла капитальный ремонт в вашем доме, или работы по контрактам на благоустройство, или, не дай бог, выборы или отдел полиции в вашем районе, и показывала бы это на всю страну? Уже завтра возмущенные жители стояли бы на улицах с самыми интересными требованиями к властям.
Нужно ли это холдингу «Газпром-Медиа»? Полагаем, что нет. Хотя рейтинги зашкалили бы.

Зато в нынешнем формате получается как бы безопасный «телепродукт» — вроде и экшн есть, и рейтинги, и недовольны передачей «всего лишь» предприниматели. И даже ТЭФИ-2016 дали в номинации «Журналистское расследование».

А настоящими расследованиями пусть занимаются где-то в выдавленной из больших эфиров тусовке общественно-политических журналистов и активистов.


Немаловажно еще, что у передачи «Ревизорро» есть сеть сторонников, которые используют приложение «Ревизона» для частных проверок и отзывов о заведениях, а учитывая агрессивность сюжетов передачи — фанаты иногда тяготеют к агрессии.

Это уже скорее общемировой тренд вовлечения людей в подобный экшн.


По сути это такой кризис новой прозрачности на фоне тотальной «мобилизации» — много у кого есть хотя бы самый простецкий смартфон, дающий безлимитные возможности доступа к информации и участия в ее создании.

Например, недавно рестораторы в США негодовали от того, что очень многие люди стали злоупотреблять порталом отзывов Yelp: приходили и вели себя как супер-требовательные ресторанные критики и издевались над ресторанами, требуя под угрозой плохого отзыва халявы и не предусмотренного сервиса. Ситуация настолько накалилась, что даже была смачно осмеяна в нескольких выпусках популярного сатирического сериала «Южный Парк» (South Park).
В России сравнимый хаос вносят региональные порталы для отправки жалоб типа «Наш Город Москва» (и аналогичные порталы Московской области и Санкт-Петербурга), а также всякие электронные приемные государственных органов.


Желание людей быть услышанными, желание почувствовать, что они могут повлиять на жизнь вокруг себя всего в один клик, создаёт завалы обоснованных жалоб, и органы, которые не привыкли систематически работать в рамках своих стандартных функций, обязанностей по договорам и нормативов, категорически не справляются с натиском «слишком поумневших» граждан.

Дошло до того, что на мэрском портале «Наш Город Москва» закрыли раздел обращений по нарушениям содержания многоквартирных домов, часто модераторы необоснованно отклоняют жалобы, а коммунальщики начали угрожать и нападать на самых активных жалобщиков.

Отличилась и Прокуратура города Москвы: в ответ на завалы жалоб она ввела в код страницы своей электронной приёмной правило, включающее кнопку «Отправить» только в рабочее время рабочих дней. http://echo.msk.ru/blog/supervarka/1805792-echo/


Что же делать в условиях таких тектонических изменений, основанных на тотальной «мобилизации»?

Пожалуй, только адаптироваться. Ведь даже если недостатки чьей-то работы не попали в сюжет «Ревизорро» или «Знака качества», или «Городового», или иных программ, это не спасёт от опубликования информации. Ведь теперь каждый сам себе журналист: взял да и выложил фото с комментарием в соцсети.


Кажется даже, что благодаря массовой «мобилизации» людей по всему миру мы присутствуем при рождении института публичной репутации в России — и рождение ее, конечно же, происходит в муках.

Там, где этот институт уже давно есть, сначала так же боялись единичных газетных колумнистов-критиков, а теперь с этим мобильным самсебежурнализмом и сетевыми технологиями все усложняется, становится важным соответствовать ежеминутно, а не только для пиар-репортажей и заранее согласованных проверок.

Понятно, что за 25 лет от распада СССР произошёл колоссальный прогресс: залы ресторанов стали ежеминутно приличными, чистыми, там перестали хамить даже самым сумасбродным, недовольным и нетрезвым клиентам, но теперь настал следующий этап: за фасадом, на кухне должно быть всё как следует тоже ежеминутно — ведь туда вполне могут заглянуть и потом рассказать на всю страну об увиденном люди, потерявшие страх и узнавшие свои права благодаря информационным технологиям.


Выбор нынче таков: либо ты дикарь и эдакий луддит, как пресловутые коммунальщики в Москве, бьющие людей за жалобы вместо улучшения сервиса, — либо ты соглашаешься, что жизнь поменялась, стала прозрачнее, и играешь по новым правилам.


Скажем больше: желание не пускать «Ревизорро» — это не просто «не в тренде», но это настолько архаика, что до Гиляровского можно договориться.

Если кто забыл, в его воспоминаниях о Москве не раз и не два упоминается царивший в современной ему Москве принцип «не обманешь — не продашь».

Вы хотите, чтобы современные хроникёры так же написали о вас в своих мемуарах? Вы хотите, чтобы спустя сто лет потомки обнаружили, что вы и ваше заведение работали по принципу «не обманешь — не продашь»?

Продолжается почему-то табуированная для широкого обсуждения эпопея с электронной приёмной Прокуратуры города Москвы.

Уже полгода мы с несколькими активистами из разных сфер следим за тем, как Московская прокуратура борется за снижение количества жалоб от населения.
Нормальный человек в таких случаях обычно старается устранить причины обращений.

А как борется за снижение количества жалоб Московская прокуратура?

Делают они это очень изобретательно и даже высокотехнологично: зимой они просто отключали кнопку «отправить» и делали нечитаемую капчу в своей электронной приёмной!
После многочисленных жалоб на это в Генеральную прокуратуру они встроили в код страницы правило о том, что кнопка «отправить» работает только в рабочее время по рабочим дням.

«Спасибо, что без перерыва на обед», — шутила я недавно на этот счёт.

Но тут одному из ранее пожаловавшихся активистов пришёл ответ из Московской прокуратуры: проблем не выявлено, это у вас коннект плохой! Похожие ответы пришли и другим заявителям.

Московские прокуроры, очевидно, держат пользователей своей электронной приёмной за дураков. Сами поставили хитрое правило в код и теперь пишут, что у всех коннект плохой.

Даже если на секунду предположить, что они это не со зла так ответили, — конечно же, они проверяли работоспособность электронной приёмной в рабочее время рабочего дня. Поэтому конечно же, они не выявили проблем.

Так или иначе, я считаю, что мы должны недвусмысленно намекнуть московским прокурорам, что для нас неприемлемо такое отношение к гражданам и их праву обращаться в прокуратуру — в том числе через интернет.

Заходим в электронную приёмную Генеральной прокуратуры и пишем заявление такого содержания:
«Вечером ХХ.ХХ.2016 при попытке обращения мною в Московскую прокуратуру напрямую, через электронную приёмную на их сайте (http://www.mosproc.ru/ipriem/iemail.php) я обнаружил(а), что обращения не отправляются.
В результате поисков возможных причин я обнаружил подозрительный код, создающий правило (сохраните картинку по ссылке и прикрепите к обращению), согласно которому кнопка «отправить» в электронной приемной работает только в рабочее время по рабочим дням, а всё остальное время — когда у меня есть возможность отправить обращения — кнопка «отправить» не работает.
Также я обнаружил(а), что другие граждане уже жаловались на неработающую электронную приёмную и получили отписки (сохраните картинку по ссылке и прикрепите к обращению) о том, что у них якобы плохое соединение с Интернетом.

Учитывая, что в коде страницы электронной приемной присутствует ранее отсутствовавшее правило, отключающее кнопку «отправить», такие ответы Московской прокуратуры не выдерживают никакой критики.
Настоящим прошу провести проверку действий сотрудников Московской прокуратуры и обязать их навсегда разблокировать кнопку «отправить» в своей электронной приёмной.
О результате прошу сообщить мне в электронном виде.»

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире