12:25 , 14 марта 2017

Запрос на ненависть. Зачем Юлию Самойлову отправляют на «Евровидение-2017»

Юлия Самойлова. Фото AP Photo/Scanpix

Оригинал опубликован на сайте Spektr.Press

Выставлять собственное невежество достоинством – тон дурной. Но тут речь и не о достоинствах. Не в обиду будет сказано миллионам поклонников Димы Билана – я довольно смутно представляю себе его творчество. Однако в 2008 году я был по-настоящему, искренне, всерьез благодарен Диме Билану за победу на конкурсе «Евровидение». Кажется, из его рояля вылез фигурист Евгений Плющенко со скрипкой, и это Европу потрясло. Оно и неудивительно. Но еще победа Билана означала, что исчезнет (по крайней мере, на какое-то время) сформировавшаяся в нулевые годы и крайне неприятная традиция. Исчезнет всеобщий (и ничем не оправданный) политический интерес к песенному конкурсу, который по отработанному шаблону навязывали государственные СМИ, в первую очередь, разумеется, телевидение. Сначала мы сами себе несколько месяцев рассказываем, что уж в этот-то раз Россию на «Евровидении» представляет исполнитель, который на голову выше любых конкурентов, и теперь европейцы просто не смогут нас не оценить. Затем судорожно считаем голоса. И затем, минимум на неделю, погружаемся в обязательный спор о том, за что все-таки Европа нас не любит, превращая второразрядный песенный конкурс в главное событие международной жизни, бередя свои раны и наращивая комплекс неполноценности.

Были ведь времена, когда комплекс неполноценности вкупе с манией преследования не являлись основой национальной идеологии и даже раздражали.

Европа нас оценила, Россия получила возможность провести «Евровидение» у себя и провела, грохнув на это дело от нефтяных щедрот немыслимую для конкурентов гору долларов, и успокоилась. Конкурс песен сделался конкурсом песен, и по его итогам страна в истерику не впадала, спокойно относясь к чужим победам и собственным поражениям. И вот теперь – политика вернулась. На Первом канале задолго до начала конкурса – целое ток-шоу о «Евровидении», и вместо поп-звезд пену и гнев по поводу предполагаемых происков врагов снова изрыгают заслуженные политологи.

Дима Билан на "Евровидении-2008". Фото SCANPIX SWEDEN/Scanpix

Дима Билан на «Евровидении-2008». Фото SCANPIX SWEDEN/Scanpix

Конечно, страна изменилась за истекшие годы, в двух словах все изменения и не опишешь. Но история с «Евровидением» как раз помогает механизм этих важных изменений рассмотреть. Да, до победы Билана шоу с песнями и плясками насильственно задавался политический контекст. Но какие чистые, по-своему даже наивные, желания за ним прятались! Стремление доказать Европе, что наша попса, как минимум, не хуже заграничной вынуждало искать беспроигрышные варианты. В самом широком диапазоне – от Аллы Пугачевой (вот уж по-настоящему традиционная ценность) и до группы t.A.T.u (во-первых, на самом деле популярной вне России в начале нулевых, и во-вторых, если уж даже девушки, изображающие на сцене лесбийскую страсть, не понравятся порочной Европе, то что этой Европе в таком случае вообще может понравиться?) За политическим требованием признания не было попытки сделать политический ход. Менялись продюсеры, системы отбора, телеканалы, продвигавшие очередную звезду, но речь шла именно о музыке. О том, что казалось людям, отвечающим за выбор участника, качественным музыкальным продуктом, способным вожделенную победу обеспечить. В 2008 году получилось.  

И вот теперь – время поговорить о переменах, неплавно перенесшись в год 2017. В 2017-м Россию на «Евровидении» будет представлять не раскрученная поп-звезда, а девушка, которая с детства может передвигаться только на инвалидной коляске.

Оставим специалистам спор о вокальных данных Юлии Самойловой. И уж, конечно, нелепо раскапывать ее записи о текущей политической ситуации в социальных сетях. Да, она с орфографическими ошибками (мы-то, разумеется, никогда не делаем ошибок, как тут не преисполниться в очередной раз теплым чувством превосходства) воспроизводит основные тезисы официальной российской пропаганды. Но, кажется, ее отправляют не на конгресс политических аналитиков и не на слет оппозиционных активистов. В конце концов, кому, как не человеку, эти тезисы усвоившему и способному простым языком пересказать, и представлять сегодня Россию? Россия сегодня такая.

Но невозможно не заметить в решении послать именно Юлию Самойлову на конкурс в Киев политический расчет – довольно грубый, но от этого только более действенный. Ход беспроигрышный – перед оппонентами ставится задача на политкорректность, которую непросто решить.

Тут уже все – в плюс тем мудрецам, которые принимали решение. И участие Самойловой в концертах в Крыму (вещь, с точки зрения официальной Украины недопустимая, автоматически делающая артистку невъездной), и наивные рассуждения о врагах, которые «раскалывают братские народы», и о флоте США, который «уже идет к берегам Украины».

И его замечают – этот политический расчет. Украинцы принимают пас, включаются в игру, официальная Россия, Российская Федерация обиженных (ведь обиды давно уже – главный наш национальный вид спорта, и равных нам в этой игре нет) встает в позу и начинает привычно проклинать киевскую хунту… На заднем плане пляшут злые клоуны. Это выглядит примерно так: «Милонов вызвался прикрывать Самойлову на «Евровидении» с помощью казаков».

Мы ведь собирались поговорить о переменах в стране, которые история с конкурсом делает наглядными. Так вот, необъяснимая жажда победы на «Евровидении» из прежних времен – это буквально запрос на любовь. Россия по обе стороны телеэкрана хотела, чтобы Европа ее полюбила. И обижалась, не встречая любви. И ликовала, встретив. Сегодня мы имеем дело с запросом на ненависть, который формулируется заранее и прямо.

А заодно можем в очередной раз наблюдать, как любое событие встраивается в нехитрую пропагандистскую картину мира: источающая сияние добра Россия и беснующиеся враги вокруг. Для которых нет ничего святого, которые готовы наброситься на беззащитную девушку в инвалидной коляске. Можем наблюдать, как любое, даже потенциально благое дело, превращается в нечто постыдное. То, что на «Евровидение» от России едет человек с ограниченными возможностями, могло бы стать важным знаком: для этих людей, чья жизнь много тяжелее, чем жизнь тех, кому просто чуть больше повезло, что-то меняется в лучшую сторону. Здесь, в России, стране не такой уж доброй ко всем своим жителям, и к жителям с ограниченными возможностями – особенно. Но нет, место и время выбраны так, что человек, который, наверное, этот конкурс воспринимает как главный шанс в жизни, оказывается малозначительной фигурой в политической игре, цель которой – спровоцировать ненависть, выставить Украину (да и всю Европу) средоточием зла, и за счет чужой ненависти оправдать ненависть собственную.

А еще, увы, при всех возможных оговорках, не забывая о «возвращении в родную гавань», художествах Стрелкова и свершениях Моторолы, нельзя не заметить напоследок: грубый политический расчет не оказался бы таким неотразимым, если бы его изобретатели не были уверены, что в Киеве обязательно найдутся люди (самые разные — от политических активистов и до госчиновников), которые будут делать ровно то, чего Россия от них во всей этой истории ждет. Запрос на ненависть будет удовлетворен.

Оригинал опубликован на сайте Spektr.Press

ТЕКСТ ИВАН ДАВЫДОВ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ


День за днем. Обыденная жизнь у линии фронта в фоторепортаже из Донецка

 10:52, 22.02.2017


«Такое счастье, что Россия большая». Новая элита или почему к пенсионерам Донбасса потянулись дети

 01:39, 22.02.2017


Как дела делаются. На чем держатся экономика и финансы ДНР и ЛНР

 17:42, 08.02.2017


Как год встретишь. В Киеве прошло факельное шествие в честь Степана Бандеры

 16:59, 02.01.2017

Комментарии

106

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


angmarsky 15 марта 2017 | 17:32

Какой запрос на ненависть? Она нарушила законы Украины, она должна сидеть дома. Вот и все.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире