Не стало Валерии Новодворской.
Такие люди всегда уходят на изломе эпохи. В июле четырнадцатого года эта смерть особенно символична и совершенно не случайна. Она сама была человеком-символом – символом несгибаемой воли в борьбе с тоталитарным режимом и людоедской идеологией; символом фантастической последовательности и верности своим убеждениям в мире, где все и вся менялись и мимикрировали, едва ли не каждые пять лет перестраиваясь под новый стандарт мышления.

А в этом году исторический процесс на нашей планете дал такую трещину, каких не ведали мы уже добрую сотню лет.
Не все способны понять, в какую именно бездну заглянула наша цивилизация на излёте зимы 14-го года благодаря нескольким, а может быть, даже всего одному безответственному политику. Валерия Новодворская понимала это прекрасно. Она всегда видела немножечко дальше других и острее переживала происходящее. Боль всего мира она воспринимала как личную ещё начиная с того далёкого 69-го, когда разбросала листовки во Дворце съездов и раз и навсегда выбрала свой путь в жизни – отчаянно трудный крёстный путь правды. И удивительно не то, что она умерла в 64 года, удивительно то, что она смогла прожить столько лет после пыток в спецпсихушках, голодовок в тюрьмах, унижений, поношений, издевательств и страшного интеллектуального одиночества, когда даже лучшие друзья перестают понимать и отворачиваются. Я не знаю, от чего конкретно она умерла, но правильно говорят в народе: все болезни от нервов, то есть от состояния души. А какое могло быть состояние души летом 2014 года у Гражданки России, положившей всю свою жизнь на алтарь либеральной демократии?

Для распространения у нас в стране либеральных идей Новодворская сделала больше, чем все остальные вместе взятые.
Это не преувеличение, просто не все сумеют понять и согласиться. Так ведь большое видится на расстоянии, а осознание истинной роли человека, масштаба его свершений и достоинств, приходит, к сожалению, лишь после смерти и то не сразу.

Я вспоминаю апрель 89-го.
Тбилиси. Пресловутая ночь сапёрных лопаток. Горбачёвское телевидение и перестроечные газеты были ещё на две трети советскими, говорили и писали, мягко говоря, не всё. Однако Новодворская была на свободе и уже не одна – существовала, пусть нелегально (легальной она так и не стала) её партия – «Демократический союз». И появились листовки на московских столбах. Возможно, ещё где-то, но я их видел в Москве, у метро Щёлковской. Это было как гром среди ясного неба. Во-первых, сам факт — листовки. У нас же гласность, у нас же Сталина опять развенчали, войска из Афгана вывели, у нас жизнь налаживается и социализм улыбается во всё своё человеческое лицо. А Новодворская вдруг заявляет, и это уже во-вторых, что советские каратели ведут себя, как фашисты, вспоминает Новочеркасск, сталинские репрессии и лихо ставит знак равенства между Сталиным и Гитлером. На апрель 89-ого года – это шок не только для всего народа, но и для такого диссиденствующего интеллигента, как я. Кто ж мог подумать, что её оценка через каких-то два-три года станет общим местом на федеральных каналах телевидения и в государственных газетах?..

Эх, там бы и остановиться нам (идеологически!) – на начале девяностых, признать правоту либералов, устроить Нюрнбергский процесс для коммунистов, сделать необратимыми демократизацию, свободу слова и совести, приват личных ценностей над общественными.
Но… не вышло, не довелось, инерция коммунистических и самодержавных десятилетий тащила назад. Новодворскую слушали всё меньше, отношения с Западом снова начали ухудшаться.

Приведу ещё один пример.
1991 год. Дудаев провозглашает независимость Ичкерии. Кто смеётся, кто плачет, но все вздрагивают и все против. Только Новодворская – за. Она вместе с главой Литвы Ландсбергисом поддерживает Джохара. Такого поворота, признаюсь честно, при всем уважении к Валерии Ильиничне даже я тогда не понял. А ведь сегодня должен признать: просто не хватило мозгов. А ей хватило.

Что стоило тогдашней России принять позицию Дудаева?
Да ничего бы не стоило. Мало, что ли, сегодня по всей планете таких условно суверенных стран, а на постсоветском пространства их особенно много. И ведь понятно же, что если там людей не убивать, то можно вполне нормально жить и под другими флагами и с другой валютой. Если бы тогда отпустили Чечню, скорее всего, уже через пару лет Дудаева сместили бы его же соратники, которые, конечно же, не справились бы с экономикой и сами пришли на поклон в Кремль. Или вариант номер два: Дудаеву или любому из его преемников построили бы такой же рай земной и такой же по сути дела суверенитет, какой сегодня построили Кадырову – с одной лишь разницей: не было бы десяти тысяч погибших русских солдат и – сколько там сотен тысяч? – уничтоженных чеченцев. Да, я сейчас упрощаю, но ясно одно: поверили бы Новодворской – избежали бы огромных жертв и особенно страшной в историческом аспекте травмы для всей страны, искалеченного поколения, отравленного ненавистью ко всем кавказцам.

За прошедшие с тех пор два десятилетия Новодворская последовательно отстаивала ценности западного либерализма и всё больше становилась шутом в глазах не только власти и массового телезрителя, но, к сожалению и в глазах интеллигенции, к огромному сожалению, даже в глазах определённой части интеллигенции, называвшей себя либеральной.
Да, именно так. Потому что истинный либерал никогда бы не позволил себе смеяться над Новодворской или оскорблять её. Валерия Ильинична оставалась верна своим принципам даже после бомбардировки Белграда, которая тогда, пятнадцать лет назад точно так же расколола российскую интеллигенцию, как сегодня присоединение Крыма.

Поразительно, тревожно и даже страшно: умнейшие, образованнейшие люди не могли, не хотели и сегодня не хотят понимать элементарных вещей.
Несмотря ни на какие ошибки Америки и Европы, несмотря даже на преступления, совершаемые ими (а власть – любая власть – не может не совершать преступлений!), НЕЛЬЗЯ отказываться от поддержки либеральных идей в пользу тоталитаризма, с неизбежностью сползающего в фашизм. К сожалению, третьего не дано. Все разговоры об особом пути России, о пресловутом многополярном мире – всё это от лукавого, то есть не более чем хитрая пропаганда людоедского тоталитарного режима. Нет никакой третьей стороны, нет «особых» исламских стран, нет «совершенно другой» Индии и «совершенно другого» Китая – везде одно и то же. Перед нами типично бинарная система: жизнь – смерть, правда – ложь, свобода — тюрьма. Не бывает полужизни и полусвободы. Полуправда бывает, но она противнее лжи.

Валерия Новодворская понимала это всегда.
Ради того, чтобы это поняли другие, она жила, говорила, писала, терпела немыслимые муки. И умерла ради этого.

Очень хочется верить, что благодаря ей людей думающих и понимающих стало больше.
И благодаря этим людям мир всё-таки уцелеет.

То, что происходит сегодня, к сожалению, свидетельствует об обратном.
Но я, вообще-то, всегда был оптимистом, стараюсь оставаться им и теперь. Я глубоко уверен, что рано или поздно, подавляющее большинство осознает правоту Валерии Новодворской, и о ней ещё напишут в школьных учебниках.

Если отрезвление произойдет скоро, ну хотя бы через те же два-три года, как было при её жизни, тогда всё прекрасно, мы будем жить в богатой процветающей стране.
Но если процесс затянется, если мы упустим момент и ввергнем себя в пучину нового средневековья, тогда мне даже подумать жутко, в какой стране мы проснёмся, быть может, и не через два года, а гораздо раньше, и быть может, не только мы.

Загляните в бездну, в которую смотрела перед смертью Валерия Новодворская.
Те, у кого хватит смелости, заглянут, и возможно, потом у них достанет мудрости и сил уберечь нас от падения туда. Для того, чтобы спастись, прежде всего, надо поверить тем, кто предупреждал об опасности.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире