simonyan

Маргарита Симоньян

05 апреля 2017

F
05 апреля 2017

Гражданство, Карл!

Няня моих детей и вся ее семья, которую мы эвакуировали с Донбасса, пройдя семьсот семь кругов очередей, оскорблений, волокиты, анализов, экзаменов, уже три года не могут получить даже вид на жительство в России. Со всем моим админресурсом, который я, признаюсь и даже не каюсь, в данном конкретном случае обильно задействовала. Эта семья — простые русские люди русской ментальности, языка, веры, биографии и чувства Родины. Работящие, чистоплотные, ПОЛЕЗНЫЕ нашей стране, где, как известно, демографический кризис и не хватает людей. Хрен им, а не вид на жительство. А вот Акбаржон Джалилов получил российское гражданство пять лет назад. ГРАЖДАНСТВО, Карл! У меня в связи с этим два вопроса.

1. Кто и при каких обстоятельствах его этим гражданством снабдил. Возможно, он действительно был в тот момент милым школьником, имеющим какие-то пока что непонятные мне основания на аж целое гражданство моей страны. А может, все было совсем не так. Как — остается подозревать в меру своей испорченности. Я не хочу осуждать, не зная. К тому же — сейчас пост. Я просто хочу ответа.

2. Доколе Россия будет стесняться давать гражданство русским людям на том простом основании, что они русские. Как это делается в разнообразных рукопожатных странах от Израиля до Германии? Не понимаю.

Оригинал

На этой неделе я вела увлекательные беседы с журналистом одного из самых уважаемых американских телеканалов. Он мастерил расследование о том, как Кремль убил Кара-Мурзу. До этого журналист общался со мной лишь однажды. Когда мастерил расследование о том, как Кремль убил Лесина.

Несмотря на плохо скрываемую надежду (чтобы не сказать вожделение), с которой многие ждали смерти Кара-Мурзы, он, слава Богу, выжил. Говорят, его уже даже переводят из реанимации. Я, безусловно, желаю ему только здоровья.

Американского расследования теперь, наверно, не будет. Не умер же, че. Тот журналист, кстати, уговаривал меня прилететь в Лондон, чтобы поговорить на эту тему. «Тут же шоппинг классный, прилетайте хоть на полдня», — написал он мне. Я ответила: «Шоппинг меня не интересует. Как вы знаете, нас всех тут заставляют носить военную форму». Он не удивился. Реально — не удивился. Он думает, что это вполне может быть правдой. Потому что они сами себя убедили, что мы ненормальные. Давным-давно и очень надолго.

И это одна из главных (не главная, но одна из) причин, почему они так взъелись на Трампа. Для большей части западного истеблишмента мысль о том, что Россия — нормальная, так же дика, как мысль о том, что земля квадратная. Человек, который вслух провозглашает Россию нормальной, либо идиот, либо провокатор, либо и то, и другое.

В прессе и даже в заявлениях разнообразных лиц мы каждый день наблюдаем это граничащее с расизмом провозглашение нашей нутряной, природной, не подлежащей коррекции ненормальности. Ужас в том, что происходит это не всегда из-за чьих-то хитро выстроенных схем. Чаще всего — банально от тупости. От неинформированности, детсадовского невежества, непривычки работать с фактами, от падкости на готовые к употреблению формулы мироустройства — от всего того, что называется красивым английским словом «ignorance». Америка любит фаст-фуд. Во всем.

Россия ненормальная. Так думать привычно.

— Подождите, давайте разберемся. Например, вот в этом конкретном случае Россия…

— Да нечего тут разбираться! Все понятно! Времени нет, побежали дальше.

Мы каждый день на работе видим такие примеры. Каждый долбаный день. Вот опять на этой неделе очередной советник очередного Байдена распространил очередную пугалку, что мы тратим 400 миллионов долларов только на наше бюро в США. Полнейшая, конечно, чушь. Весь наш бюджет на ВСЕ вообще, включая все бюро во всех странах, распространение, зарплаты, командировки, перегоны, закупки, налоги, аренды, страховки, в общем, абсолютно все — чуть больше трехсот миллионов, и эти данные есть в открытом доступе.

Вы думаете, советник Байдена знает, что мелет чушь, но мелет ее намеренно, чтобы преувеличить опасность? Неа. Ни хрена он не знает. Не царское это дело — что-либо знать. Даже о том, о чем говоришь публично.

Давным-давно никого не волнуют факты. Есть вывод: Россия — ненормальная. Со всеми вытекающими. А факты — их просто надо подгонять под этот вывод. Я не читала ни одной американской статьи о нас, где не было бы вагона вранья, сознательных и несознательных ошибок, перевранных цифр, событий, названий и прочего. При этом та же статья обязательно обвиняет нас самих во вранье и фейкньюсах. Как в знаменитом докладе спецслужб, где мое имя упоминается 27 раз и столько же примерно раз опубликованы сведения, не соответствующие действительности. Которые легко же было погуглить и не позориться. Но — не царское это дело.

Истеблишмент ведет священную битву за то, чтобы остановить Трампа в его преступных попытках признать нормальность России. Может, у него и не будет таких попыток, но, как минимум, он об этом заявлял, а это уже за пределами допустимого. В этой битве сгодится любой снаряд. Конечно, отлично бы было, если б у нас кого-нибудь грохнули. Какого-нибудь активиста прозападной организации. Желательно, связанного с любимым публикой Ходорковским. Еще лучше — американского журналиста. Все, кирдык тогда. Можно открывать шампанское. Трамп через это уже не сможет переступить. Он таки в первую очередь американец.

Не удержусь от того, чтобы дать несколько советов коллективному ЦРУ, что делать, пока никто, зараза, не умер.

1. Напоминайте народу про хакеров. Пока народ не начал подзабывать. Вот эта статья — самое оно. Топите еще. Так, чтобы люди унитаз смывать за собой боялись.

2. Напоминайте народу, что Трамп у России а) на крючке, б) обо всем уже с Путиным договорился. Как например, вчера, когда ни с того ни с сего уважаемые американские телеканалы рассказали, что найдено подтверждение московской гулянки Трампа с социально пониженными. И те же каналы вчера же вдруг сообщили, что Путин отдаст Трампу Сноудена. В обоих случаях инфа 100 процентов. Со ссылкой, разумеется, на спецслужбы.

Не останавливайтесь. Дожимайте.

3. Напоминайте народу про коварство RT и Спутника. Используйте лексику пострашнее. Информационный повод искать не нужно, народ уже привык. Топите пожестче! Как, например, вчера, когда пресс-секретарь НАТО заявила, что Sputnik — это пропаганда. И это вслед за ВВС перепечатала вся уважаемая британская пресса. Не по отмашке, конечно. Просто понравился текст.

4. Но все-таки лучше кого-нибудь грохнуть. Так, чтобы уж наверняка. Вас ли мне учить.

P.S.

А Сноудена мы вам, конечно, не отдадим. Сколько бы он, неблагодарный, ни критиковал нашу партию и правительство в своих твиттерах и других интернетах. Просто потому, что с Дона выдачи нет. И это тоже доказывает, что Россия — нормальная.

Мнение автора может не совпадать с позицией МИДА, Кремля, Путина, русских хакеров и Дмитрия Киселева.

Фраза «но все-таки лучше кого-нибудь грохнуть» использована в ироничном контексте и не является призывом к американским спецслужбам кого-либо убивать.

В России нет обязательного ношения военной формы, это шутка.

Оригинал

07 января 2017

Доклад

Дорогое ЦРУ! То, что вы тут понаписали, полный незачет. Тема не раскрыта, источники не названы, разведданные устаревшие и/или неверные, реферат оформлен ученически. У нас в разведшколе вас бы розгами высекли за такую халтуру. А это, между прочим, больно. Придется взять над вами товарищеское шефство. Вот несколько базовых фактов, которые следует использовать в вашей работе над ошибками. Факты проверенные, доказательств масса. Для работы над ошибками каждый факт следует аккуратно переписать в строчку по три раза, без помарок и ошибок, красивым почерком. После праздников препод сам проверит!
---—

В 2001-м году в возрасте 21 года я освещала выборы в Крыму. Тогда, как, впрочем, всегда, там были сильны пророссийские настроения. После моей двухнедельной командировки они не ослабли. Выводы делайте сами.

«Спутниками» на территории бывшего СССР руководит мой заместитель и бывший гражданский муж Андрей Благодыренко. Эту работу я предложила ему после нашего расставания. Под его началом «Спутники» выбились на первые позиции по охвату аудитории в своих странах. Таким образом научно доказано, что русская пропаганда передается половым путем. Выводы делайте сами.

Я несколько раз встречалась с Джулианом Ассанжем. Это могут подтвердить камеры наблюдения у входа в посольство Эквадора, а также легкомысленно написанные мною же самой твиты. Встречи проходили в Лондоне. Лондон из зе кэпитал оф Грейт Британ. Выводы делайте сами.

Телеканал RT достиг миллиарда просмотров на ютюбе первым среди всех мировых новостных телеканалов еще в 2013 году. Ежу понятно, что русские хакеры уже тогда взломали всех пользователей ютюба, т. к. ежу непонятно, как такое количество пипла по доброй воле хавает русскую пропаганду без хрена и горчицы. Выводы делайте сами.

Алексей Громов действительно является моим контактом в Кремле. Наши контакты довольно часты и иногда алкогольны. Я предпочитаю немецкое пиво, он – русскую водку. Выводы делайте сами.

Однажды Алексей Громов, возвращаясь из поездки в лес за грибами, по дороге заехал ко мне домой и оставил корзину белых. Убедиться в этом можно, проверив камеры наблюдения нашего поселка. Затем у меня в гостях побывал действующий сотрудник Госдепартамента США. Убедиться в этом можно там же. Я накормила сотрудника жареными белыми грибами, вероломно выдав их за традиционную русскую еду. Выводы делайте сами. ‎

Год назад мы показали, что после ухода на пенсию Обама и Керри будут смотреть RT у себя дома и плакать. Этот ролик можно добыть в открытом доступе в информационной сети Интернет. Для этого нужно набрать адрес в адресной строке латинскими буквами либо кликнуть, то есть нажать кнопкой мыши, на вот эту ссылку. Выводы делайте сами.

И последнее. В 15 лет, не имея ни связей, ни денег я уехала учиться в США по программе школьного обмена, оплаченной американскими налогоплательщиками. Уже тогда весомым американским налогоплательщиком являлся Дональд Трамп. Выводы делайте сами.

Оригинал
19 декабря 2016

О боярышнике

Когда я была маленькая, трое наших соседей умерли от отравления каким-то алкогольным пойлом. Еще двое по пьяни повесились. Потом с разницей в год повесились дваоднокурсника, два моих друга – задумчивый философ Петя и саркастичный музыкант Дэнис, любившие Борхеса и зарабатывавшие на еду донорством своей крови. «Зря развалили Союз», — говорил Дэнис. «Если бы я успел побыть комсомольцем, моя кровь стоила бы дороже. Потому что это была бы комсомольская кровь».

И Петя, и Дэнис безуспешно пытались утолить безнадегу разнообразной (и, кстати, абсолютно доступной) наркотой, не получилось. Царство Небесное, парни, я вас помню. Еще один наш журфаковец насмерть порезал вены по примерно тем же причинам. Подружка, лучшая поэтесса журфака, Ленка, старше меня на два курса, пыталась отравиться таблетками, мы с девочками рассказали родителям, спасли. Ровно через год она погибла под колесами машины на безлюдной трассе, при странных обстоятельствах, и никому ничего за это не было.

Это если не вспоминать тех несчитаных, кто умер от СПИДа, от передоза, от бухой и упоротой поножовщины, из числа живших со мной на одной улице, в одном дворе. И даже не буду начинать о том, сколько народу вокруг садилось, выходило с туберкулезом, снова садилось и так по кругу. Подробнее об окрестностях можно почитать вот тут.

Ах, да, еще толпы сгинувших в сектах, искалеченных этими сектами, потерявших все, обомжавших и тоже впоследствии севших. И – упс, чуть не забыла! – война же шла. Потом еще одна. Приходили оттуда без рук, без ног, и не приходили тоже – знакомые, соседские пацаны.

До окончания школы мне четырежды показывали голый член онанисты в трамвае, на остановке и просто на улице. Это только то, что я помню. Одного мой отец нашел, набил ему морду. Один раз такой показывальщик пытался меня затащить в кусты, но я убежала. Потом на той же улице мне прострелили щеку из воздушки. Остался шрам по сей день. Молоденький милиционер уговорил забрать заявление, ибо «висяк». Через год на свадьбе однокурсницы пьяный отставной спецслужбист выстрелил мне уже из настоящего пистолета прямо в лицо через стол. Промазал, ибо очень был пьяный. Пожали плечами, разошлись.

Это я к чему? К тому, что интернет удивительным образом запоздало знакомит людей, воспитанных Фейсбуком, с реальностью. Друзья, все это было и раньше. И даже в позднем Советском Союзе — в моем, например, детстве — все это было. В гораздо более наглядных и безнадежных масштабах, чем сейчас. Мне-то лет в десять-двенадцать вообще казалось, что это нормально. Что все мужчины должны сидеть, выходить, снова садиться, варить на кухне в алюминиевой ложке вонючую черную жидкость, пить одеколоны, что каждый второй – педофил, что так устроен мир. В 15 я уехала учиться в Штаты, где только убедилась, что мир, действительно, устроен именно так и не только у нас. С поправкой на рецептуру наркоты и преференции педофилов.

Для меня очевидно, что все это было и будет, наверное, еще очень долго. Но все-таки стало полегче. Все-таки виден без лупы какой-то правильный вектор, простите канцеляризм. Все-таки в наше время несколько подряд самоубийств на одном курсе одного журфака обсуждали бы на Первом канале, губернатор метал бы молнии в твиттере, и СК полетел бы расследовать. А в моей единственной юности ничего, снова пожали плечами, похоронили и сдавали сессию дальше. Никто даже особенно не удивился.

Мне все хочется спросить шокированных боярышником — в каком ботаническом саду вас выращивали?

Оригинал

Мой дед, Саркис Симоньян, родился и жил в Крыму. Началась война, он ушел на фронт. В Крыму остались его родные, включая юную двоюродную сестру Марию. Когда в Крым пришли немцы, Марию схватили и собирались отправить в концлагерь, приняв за еврейку. Родня взяла справку в местном сельсовете, что Мария не еврейка, а армянка. Эта справка хранится у меня. Марию все равно угнали — но не в лагерь, а работать, на завод. Там она познакомилась с голландцем, Генрихом ван Гелдером. Вышла замуж. Война закончилась. У моего деда родился мой отец, Симон Симоньян. У Марии тоже родился сын, Симон ван Гелдер. У отца родилась я, а у ван Гелдеров родился мой брат Юрик. Тот самый Юри ван Гелдер, с которым мы вместе ловили раков в Кубани, когда наша голландская родня приезжала к нам в Краснодар, за которого болели, когда он пошел в большой спорт, с которым вместе отмечали его победы, когда он стал 'властелином колец', и которого сейчас, когда над ним потешается весь мир, искренне жалеем. Потому что родной.
Жизнь гораздо богаче фантазии, правда?

Оригинал

09 июня 2016

Если #Крымненаш

Обязательно посмотрите этот ролик. Дню России посвящается.

Оригинал

Наши документалисты приехали из Сирии с уникальным материалом. Документы и интервью, которые доказывают вовлечённость Турции в торговлю нефтью ИГИЛ. Настоящие документы, брошенные командирами ИГИЛ* в домах, где они жили, когда им пришлось убегать.

Часть мы представляем вам сегодня.

Ещё больше вы увидите в документальном фильме, который скоро выйдет у нас в эфир.

Во время командировки наши ребята попали под обстрел. Из соображений безопасности, мы не раскроем их имена и не покажем лица.

https://russian.rt.com/article/155220

*ИГИЛ организация запрещенная на территории РФ

Наш смелый журналист Уилл Уайтман снял, как Турция уничтожает свое собственное население. Курдов. Бомбит жестоко, коврово, не разбирая детей и женщин. Турции, впрочем, не впервой. Кадры, снятые нашим репортером, вы, разумеется, не увидите ни на каких праведных сиэнэнах. И никто не увидит. Поэтому мы сами, ручками, разослали это видео в разные международные организации, специализирующиеся на борьбе с несправедливостями, жестокостями и геноцидами. Вот список этих прекрасных организаций.

Human Rights Watch.

Amnesty International.

Комиссариат ООН по правам человека.

Международный Комитет Красного Креста.

Как вы думаете, сколько из них начали расследование, высказали возмущение или хотя бы всплакнули по этому поводу? Правильно, НИ ОДНА! Поэтому мы начинаем самостоятельно добиваться справедливости, и надеемся, что сможем привлечь мировое внимание к происходящему в Турции.

Вы тоже можете помочь.

Посмотрите наши сюжеты.

Подпишите нашу петицию.

Оригинал

09 ноября 2015

Послесловие

Помните, как-то давно Вы зачем-то приехали в Сочи, встреча Ваша задерживалась, и Вы прямо из аэропорта заскочили в наш адлерский дом, который там в двух минутах езды? Я давно обещала, что моя бабушка порвет Вас в нарды, Вы давно обещали этого не допустить. Вы провели целый вечер с моей деревенской родней, ели туршу, хашламу и аджику, пили сваренный в турке кофе, брезгливо не гладили наших плохо воспитанных кошек, стукались головой о созревшие киви, заплетавшие ветхий навес во дворе.
 — Давно я не был в таких… ммм… незатейливых местах, — сказали Вы.
 — Наслаждайтесь. Вы же любите бывать там, где не были раньше.
Бабушка Вас в тот вечер, естественно, порвала, как Ашотик надувной матрас.
Я смотрела на эту вполне буколическую идиллию и думала: «Как же здорово, бабушке 80, а такой ясный ум, столько юмора, темперамента. Здорово, что Лесин успел с ней сыграть, увидел, как это делают настоящие профи. Вот уйдет она, а мы с ним поднимем рюмку за упокой и вспомним этот вечер…»
Послезавтра бабушке 87. Она прилетает к нам погостить до зимы. Ей очень нравится, что в аэропорту ее везут к самолету на специальном кресле с колесиками. Она считает, это знак уважения. Бабушка прилетит и потребует, как обычно, пригласить «этого Михалюрича». «Проиграю ему разок, ладно. Чтобы не расстраивался. Он хороший парень, молодой, еще научится».
Бабушка прилетит, а Вы – не придете. Что мне сказать ей, Михалюрич?

Только сейчас я понимаю, как мне сказочно повезло. В своей взрослой, сознательной жизни я еще никогда не теряла кого-то, после кого в моем уголке Земли оставалась бы вот такая зияющая ледяная дыра. До которой невыносимо дотронуться.
Вот как это бывает, оказывается…

2005. КАБИНЕТ ЛЕСИНА.

 — Я тебя раньше видел, кажется.
 — Я в пуле работала, Вы меня видели на президентских мероприятиях.
 — Тебе сколько лет?
 — Двадцать пять. Только исполнилось.
 — Ты шутишь?
 — Показать паспорт?
 — И как так получилось, что тебя назначили запускать Раша Тудей?
 — Понятия не имею. Я как раз у Вас хотела спросить.
 — И ты думаешь, ты сможешь через четыре месяца запустить круглосуточный информационный телеканал на английском языке?
 — Я абсолютно уверена, что не смогу.
 — Тогда почему ты этим занимаешься?
 — Партия сказала надо, комсомол ответил есть.
 — Какой ужас. Поколение Пепси. (звонит секретарше) Жанна!!! Принеси мне Пепси! Только полный стакан льда, а не как в прошлый раз!
 — Пепси растворяет желудок.
 — Не умничай!… Угробили мою идею… Вы еще не запустились, а знаешь, как вас уже все называют!?
 — Знаю. Параша тудей.
 — Точно! (улыбается) Это я придумал!

2006. КАБИНЕТ ЛЕСИНА

 — Маленький серебристый Фольксваген – это твой?
 — Да.
 — Ты, когда в следующий раз будешь подрезать большой черный Мерседес с мигалкой, хотя бы смотри, кто там на заднем сиденье!
 — Извините, я Вас не заметила.
 — Ладно, проехали. Был я на днях в Нью-Йорке, видел там в гостинице ваш канал. Говно, конечно, но я думал, будет хуже. А главное – как вы в Нью-Йорк пролезли?

2007. КАБИНЕТ ЛЕСИНА

 — Я больше не могу. Отпустите меня. Про нас все время везде пишут гадости, Альджазира переманила всех лучших иностранцев, а кого не переманила, тех теперь переманит Франс 24! Альджазира, не глядя, дает зарплаты в два раза выше, а глядя – так в три. Франс 24 предлагает красивую жизнь в Париже. А я что могу предложить? Вы знаете, что для того, чтобы получить рабочую визу в Москве, нужно сдать анализы на ВИЧ, лепру и еще какую-то хрень, причем сделать это можно только в государственном диспансере! Вы представляете себе хорошего западного телеведущего в московском государственном вендиспансере?! У меня уже трое сбежало, даже не доехав до студии! А местные сотрудники?! Зам мой оказался клиническим идиотом, еле выгнали, и вообще идиотов гораздо больше, чем мне раньше казалось. Я не могу этим больше заниматься, у меня опускаются руки. Я и не хотела никогда быть теленачальником, я хотела писать книги! Отпустите меня писать книги!
 — Вот же дура молодая… Так. Запомни. Во-первых, все люди идиоты. И ты тоже. Но что-то у тебя хорошо получается. Вот и у остальных так же. Ты никогда не найдешь идеальных сотрудников. Один будет тупой, второй лениться, третий врать, четвертый – воровать, пятый – просто шизофреник. Твоя задача – почувствовать, что у них хорошо получается, и поручить им именно это. Поняла? Теперь слушай. Есть дело поважнее. Ты умеешь играть в короткие нарды? Научи меня!

2008. ЮБИЛЕЙ ЛЕСИНА

 — Ара, кто так бросает зары?! Зара, дай мне шесть-шесть! Дай мне шесть-шесть, я сказал!
 — Не зара, а зар!
 — Так, не умничай! У меня он будет зара!
 — Видишь, зар, он тебя не уважает, дай мне хороших! Аааааа, пять-три у меня! Бью Ваш камень вот этот и вот этот! Зар, теперь не дай ему хороших!
 — Ара, какой у тебя противный голос!
 — Пять-пять! Однако, партия!
 — Так! (делает вид, что звонит секретарше) Жанна! Купи ей билет в АнадЫрь в один конец.
 — Не АнадЫрь, а АнАдырь.
 — Так, ты опять умничаешь?! А ну, иди вари хашламу! На всех моих гостей!

Подходит Валентина Ивановна.

 — Маргоша, познакомься, это Валентина Ивановна, моя жена. Валя, это та Марго, которую я сначала терпеть не мог, помнишь? Представляешь, она моложе Кати! Главный редактор Раша Тудэй моложе моей дочери! Дай ей кастрюлю.

2008. КАБИНЕТ ЛЕСИНА

 — Михалюрич, я ложусь в больницу на операцию, какое-то время буду не на связи.
 — В какую еще больницу, на какую операцию, ты с ума сошла?!
 — В обычную больницу. Ну, там… женские дела… Нашли опухоль. Умереть не умру, но есть большой шанс остаться бездетной.

2008. МОЯ КВАРТИРА. ТЕМ ЖЕ ВЕЧЕРОМ

Звонит телефон.

 — Здравствуйте, меня зовут Лена, я помощница Михалюрича. У Вас есть виза в Швейцарию?
 — Нет. А зачем?
 — Быстро делайте визу, Вам забронированы билеты в Лозанну, оперировать Вас будет доктор Спиноза. Михалюрич сказал не беспокоиться, он все оплатил.

2009. ЛЕТО

 — Это будет очень круто! Будут объединены новостные службы Пятерки и Рена, и твоя Рашка будет производить новости для обоих каналов!
 — Что делать-то надо?
 — Напиши концепцию информационного вещания для Пятерки и для Рена. Надо всем показать, как делаются настоящие крутые новости! Запуск осенью!

2009. ОСЕНЬ

 — Ты когда-нибудь слышала, чтобы кого-то увольняли с такой формулировкой?
 — Нет. Но, если честно, Вы же сами напрашивались. Довольно демонстративно.
(Лесин улыбается)
 — Согласились. В общем, поеду-ка я в Новую Зеландию. Рыбку половлю.
 — Почему в Новую Зеландию?
 — Потому что я никогда там раньше не был. А ты, как тебе надоест этот дурдом, звони. Возьму тебя помощницей. Ты же, вроде, говоришь по-английски? (смеется)

2010. МОЯ КВАРТИРА. ВЕЧЕР

Звонит телефон.

 — Привет, Маргош. Что делаете?
 — Сидим с Андрюхой, ужинаем.
 — А на выходные?
 — На рынок за продуктами и к маме, как обычно.
 — Прилетайте ко мне на лодку, порыбачим.
 — К Вам на лодку!? Какое-то мероприятие?
 — Да нет. Просто… я тут один… скучно…

2010. ЛОДКА

 — Марго, смотри, какого мы с Андрюхой поймали тунца! Ты видела таких?!
 — Я никаких не видела. Ох, мне плохо, меня укачивает! У меня морская болезнь! Меня вырвет сейчас…
 — Подожди, я сейчас севиче сделаю офигенное! Я сам научился делать!
 — Буээээээ…

2011. МОСКВА. РЕСТОРАН АЧЕНТИ

 — И какие у тебя планы на случай, если тут революция? Либералы уже делят, кто займет какой пост в правительстве. Кто будет Костей, кто будет Олегом.
 — Не будет никакой революции.
 — Почему ты так уверена?
 — Хотите, поспорим на сто баксов?
 — Откуда у меня сто баксов, я же безработный… А если все-таки будет, что будешь делать?
 — Пойду на баррикады, что еще делать.
 — Какая же ты дура молодая! Какая была, такая и осталась! Хотя уже не очень молодая. За кого ты пойдешь на баррикады?
 — За себя.

2012. МОЙ КАБИНЕТ. МАРТ

Звонит телефон.

 — Рит. Ты на работе?
 — Да, Алексей Алексеевич. Что случилось? Что у Вас с голосом?
 — Рит, я тебе должен что-то сказать.
 — Не пугайте.
 — Миша в коме.
 — Какой Миша? Как это???
 — Наш Миша. Лыжи. Сломал позвоночник.

2012. РЕСТОРАН СЕМИФРЕДДО. ЛЕТО

 — Добрый день, меня здесь Лесин должен ждать.
 — Але, гараж, ты чего, Марго? Это я!
 — Что??? Я Вас не узнала!!! Я реально Вас не узнала!
 — Минус тридцать кило. Ну, как тебе мой новый лук?
 — В этих усах Вы похожи на Сальвадора Дали. В худшем смысле этого слова.
 — Ну, все-все, началось! Девушкам нравится, между прочим!
(достает из-под стола маленькую собачку) Познакомься, это мой лучший друг и самый близкий родственник. Он единственный, кто поддерживал меня, пока я был в больнице. Больше я с ним не расстаюсь.

2013. КАБИНЕТ ЛЕСИНА В ГАЗПРОММЕДИА

 — И как тебе мой новый кабинет?! Ох, мы тут дел наворотим! Весь холдинг вздрогнет! Давай, рассказывай, какие у тебя идеи? Где будет телевидение через десять лет, через двадцать? Мы должны готовиться уже сейчас!
 — Через двадцать лет телевидения не будет. Теленовостей-то уж точно. Все уйдет в интернет.
 — Нет! Я вот чувствую, что нет! Они будут, точно будут, но только я пока не понимаю, какие! Надо нащупать формат. Вот этим я и займусь! Ты со мной?

2014. РОДДОМ. СЕНТЯБРЬ

 — Ты в какой палате? Я заеду. Только я буду с девушкой.
 — С какой девушкой?
 — С моей девушкой.
 — У Вас есть девушка?
 — Ее зовут Вика. Тебе она понравится.

2014. У МЕНЯ ДОМА. ДЕКАБРЬ

 — Я не понимаю, как Вы можете вот так просто взять и все бросить! Ведь это подставит кучу людей!
 — Послушай, эти люди не дети. У них своя жизнь. А у меня – своя. И я хочу ее жить так, как считаю нужным. Я больше не могу терпеть этот дурдом.
 — И что Вы будете делать?
 — Жить. Поедем с Викой туда, где я раньше не был. Если такие места еще остались.
 — Я Вас не понимаю.
 — Когда-нибудь поймешь. Или не поймешь.

2015. ЗИМА

Звонит телефон.

 — Маргош, помолись за меня. Завтра опять будут резать. Это уже тринадцатая операция. Они там занесли какую-то инфекцию, теперь не могут ее вывести. Всю спину уже искромсали. Сердце еле выдерживает. Одна радость – Вика беременная.

ПАРУ НЕДЕЛЬ НАЗАД. У МЕНЯ ДОМА.

 — Ты просто не представляешь, это такое счастье! Это что-то нереальное!
 — Я не представляю? Я как раз очень хорошо представляю!
 — У нее такие ручки малюсенькие, она хватает меня вот так за палец, когда я ее кормлю! И я научился ее держать за подбородочек вот так, чтобы срыгивала. Даже Вика так не умеет. Приезжайте к нам! Приезжайте вот прямо весной! Или даже на Новый год!
 — Посмотрим. Может, весной. Если получится.
 — Вообще, конечно, тебе нужно думать о своем будущем. Я за тебя переживаю. Сколько ты можешь быть главным редактором Раша Тудэй? Переезжайте лучше в Лос-Анджелес! Ты будешь писать сценарии, Тигран будет снимать, я буду вашим продюсером. Хашламу сварим!
 — Вы же знаете, Михалюрич, я никуда отсюда не уеду.
 — Вот ты уже немолодая, а все дура. Тигран, скажи ей!

НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ НАЗАД.

Звонит телефон.

 — Рит. Ты дома?
 — Да, Алексей Алексеевич. Что случилось? Что у Вас с голосом?
 — Рит, я тебе должен что-то сказать.
 — Не пугайте.
 — Миша умер.
 — Какой Миша??? Как это???!!!
 — Наш Миша. Сердце.

* * *

Десять лет бок о бок. Десять лет! Это половина моей хоть сколько-нибудь сознательной жизни. И ничего не успели за десять лет – не доспорили ни о том, что нужно России, ни о том, когда кончится телевидение, ни о Вашем будущем, ни о моем, не доели ни хашламу, ни севиче, в нарды не доиграли, не доделали все, что надо было, конечно, доделать. Недоузнали друг друга, недопоняли. Недосказали. Недоуслышали.
И теперь уже никогда…
Вы теперь на том берегу. Надеюсь, там Вам не скучно. Хотя бы потому, что Вы никогда там не были раньше.
А на этом берегу пара десятков душ уж точно оплакивает Вас настоящими, проливными слезами. Моя душа – среди них, Михалюрич.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире