Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется, —
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать…
Ф. Тютчев


Смерть всегда приходит в нашу жизнь незваной гостьей. И хотя я слышал, что Авенир Иванович Уемов давно болеет, но надежда… Увы, 29 мая доктор философских наук, живая легенда Одессы Авенир Иванович Уемов умер.

Разумеется, будет сказано много слов о философе, о преподавателе, но главное, на мой взгляд, достоинство Авенира Ивановича не в этом. В Одессе этот человек стал во многом символом краха тоталитаризма. Я помню те упоительные дискуссии, споры времен перестройки. Тогда именно философское общество, которое заседало раз в неделю в Доме ученых под руководством Авенира Ивановича, стало точкой притяжения тех, кто пытался отыскать новые ответы на вопросы.

Разумеется, были большие дискуссии, например о Боге, в том же Дворце студентов, в Музее западного и восточного искусства. Там блистал покойный Виктор Демьянович Цымбалюк и звучал голос Бориса Абрамовича Владимирского, который в начале 90-х годов уехал в Америку. Но я уверен, никто не возразит мне, что именно Авенир Иванович Уемов был символом Правды и Справедливости в те дни.

Авенир Иванович не занимался текущей политический работой, хотя я прекрасно помню, как на первом съезде одесского «Руха» в Кишиневе в здании Союза кинематографистов Молдавской ССР его избрали в «провод» «Руха» вместе с Акимовичем и Цымбалюком, но это уже было совсем другое. Авенир Иванович не стремился к постам, к самоутверждению, он просто хотел достижения полной внутренней свободы. Мне кажется, эта удивительная страсть переполняла его.

Как известно, в свое время, будучи завкафедрой в Одесском политехе, он написал письмо в ЦК, выражая свое несогласие с вводом войск в Чехословакию. Я знаю, что многим сейчас просто трудно оценить все силу и наивность, уверенность и искренность этого поистине героического шага.

Это та Одесса, которую мы, люди сегодняшнего дня, почти забыли. Одесса гражданской страсти, Одесса искренней веры, Одесса борьбы. Увы, она уходит от нас. Потихоньку, иногда в эмиграцию, но чаще – на Второе Христианское, на Третье еврейское, на Таировское…  

Но даже для Той Одессы, страстной и верующей, Одессы Справедливости и Правды этот шаг был уникальным. Не дворник или инженер, не аутсайдер советской системы, а «доктор философских наук», один из ведущих столпов режима в нашем городе, вдруг заговорил таким непривычным для ЦК языком.

Для Одессы это было вообще уникально. Хотя в Одессе существовали диссидентские движения, причем достаточно мощные, но все же такой шаг – яркий, абсолютно искренний – поражает, когда мы смотрим на это сквозь десятилетия. Сделать такое в 68 году мог только очень наивный человек. Но, может быть, благодаря этой наивности Авенир Иванович пронес такое удивительное отношение к свободе, которому можно только позавидовать.

Очень больно это говорить, но поколение Авенира Ивановича после блеска перестроечных лет оказалось невостребованным Одессой. Ведь дело не в преподавании философии. Почти никто из тех, кто блистал в 80-е годы, так и не стал вершителем судеб в годы 90-е.

Произошел разрыв поколений. Все эти мучительные поиски конца 80-х оказались не нужны одесситам. На новом «празднике жизни» люди искренние и справедливые, добрые и умные оказались лишними.

Трагедия не только в том, что Авенира Ивановича Уемова не избрали депутатом Верховной Рады, а избрали вместо него воинственную и невежественную особу, преданную «кормушке» до мозга костей, за которую проголосовала и партия власти, и огромное число одесситов. Нет, конечно, были фальсификации – не чета нынешним, но были. Но уже тогда одесситы ничего не хотели. В других городах шла борьба, люди пытались хоть чуть-чуть разобраться. А Одесса как была огородом застоя, так и осталась им.

Трудно сказать, чего бы смог достичь Авенир Иванович в Верховной Раде, но, несомненно, его талант смог бы пригодиться – в первой независимой Верховной Раде. Да, конечно, количество коммунистов там зашкаливало, количество представителей партии власти было чудовищным – 239 (кажется, называлась эта знаменитая цифра), но я думаю, что если бы там был один человек – Авенир Иванович Уемов, возможно, история Украины повернулась бы в какой-то момент. Возможно, в той Верховной Раде не оказалось лидера, способного взглянуть на Украину через призму демократии и свободы. К сожалению, то, что Авенир Иванович не смог получить трибуну для разговора с людьми, оказало очень негативное воздействие на судьбу нашей страны. Хотя, конечно, как я уже сказал, это не один Авенир Иванович, это целое поколение.

Смерть Авенира Ивановича на мгновение вызвала к жизни память о всех этих людях, которые не просто не смогли себя реализовать себя в общественной жизни. Они – те, кто искал ответы, кто пытался выстроить новую жизнь после падения советского режима, были абсолютно не нужны подавляющему большинству одесситов. Одесса ничего не хотела, никуда не стремилась. Всем было все равно, что происходит, главное – чтобы их не тронули, чтобы они смогли усидеть на всех своих стульях. Разумеется, как это было всегда от «золотого века» до наших дней, кто в пору перемен живет прошлым – не имеет будущего. Никто не смог усидеть на всех стульях: рано или поздно стульям пришел конец.

О, каждый может на все лады повторять: «меня обманули»! Но если мы обратим взор на конец 80-х, мы увидим, что никто никого не обманул. Люди не хотели понимать, что происходит, не хотели знать, что нужно делать. Людей вполне устраивала та жизнь – казалось, она будет вечно. И когда в философском обществе, в тех небольших СМИ, которые тогда были, появлялись материалы, прежде всего, самого Авенира Ивановича, других людей, которые пытались прорваться сквозь апатию одесситов – это было все равно что стук головой об стену. Этот звук не дошел до людей.

Трагедия заключается не только в том, что это поколение стало поколением неудачников. Трагедия в том, что люди этого поколения были по большей части достаточно чистые, стремящиеся к достижению каких-либо идей, реализации своих идей. Жаль, что эта наивность и искренность ушла. И в наши прагматично-подлые времена этой наивности, откровенности, искренности не хватает как воздуха – не хватает всего того, чем был богат Авенир Иванович Уемов.

Я не знаю, сколько времени будет храниться память о людях. Громкие призывы «будем хранить память вечно», конечно, звучат красиво, но на самом деле имеют очень мало общего с действительностью. К сожалению, так и не написана книга «История Одессы» тех лет, и когда один за другим уходят те, кто делал эту историю, рассыпаются в прах судьбы людей.

То поколение оказалось никому не нужным еще и потому, что это специфика Одессы. Она заключается в том, что поколение это, по сути, было достаточно космополитично, а не нацелено на национальную идею. Это поколение было во многом настроено на попытку выйти на новые рубежи, опираясь на наше прошлое. Это также оказалось никому не нужным. К сожалению, и в России, и в Украине опять история началась с чистого листа. И когда исчезают люди, которые пытались связать одну историю и другую, которые пытались доказать, что было нечто, что связывает поколения, связывает историю, – увы, это оказалось невостребованным. Как ни грустно это говорить, умер не Авенир Иванович Уемов. Вместе с ним умерла целая эпоха. Эпоха того безумного задора, веры, надежды. И, наверное, наша главная задача – постараться сделать так, чтобы в истории остался след этой наивности, этой искренности, этой честности, символом которой в Одессе был, несомненно, Авенир Иванович Уемов.

Комментарии

11

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


attilan 01 июня 2012 | 18:10

Великий философ, основоположник философских основ теории систем
Великая память …


01 июня 2012 | 18:19

Добрая память!


zemljanka 01 июня 2012 | 19:15

"Уходя, оставить свет..."


01 июня 2012 | 20:31

очень хорошой и добрый блог, согласен с каждым словом.


dmytro_kalynchuk Дмитро Калинчук 01 июня 2012 | 22:14

Чудова стаття! Отримав справжнє задоволення! Щиро дякую вам.

Вічна пам"ять.


ludvigcxiv Гедеон Маргалит 01 июня 2012 | 23:58

Дмитрий, позвольте заметить, что фраза "Отримав справжнє задоволення!" по отношению к некрологу звучит двусмысленно.
P.S. Не забывайте переключать раскладку клавивтуры на русскую. Эхо, все же, Москвы. Разок, да еще в полемике, написать комментарий по-украински - этот прием допустим. Повторять его - неуместно.


covaljon Татьяна Коваленко 01 июня 2012 | 22:48

//поколение Авенира Ивановича после блеска перестроечных лет оказалось невостребованным Одессой.//

Ах, как это требовала Украина, как мучительно руховцы начала девяностых искали союзников на юго-востоке...

//специфика Одессы. Она заключается в том, что поколение это, по сути, было достаточно космополитично, а не нацелено на национальную идею.//

Жаль, руховцы искали союзников, но демократы юго-востока видели в них только "бандеровцев"...
Вот так и давят поодиночке, подкидая в нужный момент "закон о языках".
_______________

Политический водораздел в Украине - по языку. Исключения, о которых вы пишите, только подтверждают правило.
А может действительно разделить Украину на украиноязычную, "оранжевую" и русскоязычную, "бело-голубую"? Тогда бы в западном парламенте не было ни провокаций, демократические законы принимались бы как в Польше или Чехии, да и выполнялись бы ... ...
Извините, размечталась.

Как вьезжаешь в город и видишь на домах таблички "улица Ленина", "Дзержинского", Постышева", "Артема", а также ленинский истукан перед администрацией, или еще лечше, Екатерина, - значит ЮГО-ВОСТОК.
Я на этом ЮГО-ВОСТОКЕ всегда в напряжении (потому что украиноязычная и как-то уже привыкла не ламаться). Конечно, большинство воспринимают безразлично, иные радушно, с интересом, но нередко, в самый неожиданный момент, не просто неприязнь, а откровенное хамство и оскорбления - и только за язык...

Скажете, снова о языке...
А я скажу: "Что толку, когда кто-то дома на печи или на кухне?
Что толку, что в Василь Стус донецкий? Ведь он для Донецка - нетипичен. Он не донецкий герой. Слыхали, против его имени восстал Донецкий университет.
Боюсь, Авенир Уемов для Одессы то же явление".

Вы правы, ах, если бы он да в свое время в Верховную Раду...
Ах, если бы...".


levenec 01 июня 2012 | 23:54

Ну и слава богу, что не попал в Верховну Зраду-остался в памяти порядочным человеком-все равно не смог бы оказать серьезного влияния на жуликовато-красное большинство в раде.


ludvigcxiv Гедеон Маргалит 02 июня 2012 | 01:21

А Дмитрий Сергеевич Лихачев и Андрей Дмитриевич Сахаров разве стали менее порядочными людьми из-за участия в съездах народных депутатов, хоть и не смогли противостоять там агрессивно-послушному большинству?


tereza2011 02 июня 2012 | 01:26

Светлая память.
Чистых сердцем людей стало меньше. Но обязательно будут новые и цепочка не прервётся, цепочка света и добра.


stilnaya2010 02 июня 2012 | 01:33

новое время забывает старых героев

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире