shevtsova

Лилия Шевцова

30 марта 2017

F

26 марта 2017 г стало не только шоком, в первую очередь для Кремля. В этот день был сорван кремлёвский сценарий воспроизводства президентства В.Путина, который строился на идее « Владимир Путин — Собиратель земель и Гарант общественного мира и стабильности». Этот сценарий общенародного плебисцита строился на уверенности в сохранении общественного паралича. И тут такое! Вот проблемы, которые возникают теперь перед Кремлем.

1. Налицо признаки появления текучей «гремучей смеси» в виде морального отторжения системы, не только как механизма управления, но и образа жизни, диктуемого властью, со стороны социальных групп, не структурированных партийным влиянием. Власть сама создала эту «гремучую» смесь, ликвидировав нормальные каналы выхода пара и проявив беспечную самоуверенность. Так, что отныне грохнуть может в любой момент и в любом месте.

2. Речь идет о системном недовольстве общенационального масштаба, которое не снять кадровыми решениями. Причем, как это ни парадоксально, налицо бунт «путинского поколения» даже не против Путина, а против путинской эпохи.

3. Репрессивные меры борьбы с «гремучей смесью» не только грозят усилить ее взрывоопасность, но и подрывают общенародную легитимность президента Путина, которая бы позволила ему сохранить роль «над» политическим классом и системой и избежать ответственности за ее пороки. Но как остановить «улицу» без репрессий?!

4. Неожиданно начала колебаться конформистская часть опоры власти, которая заговорила, что ей «не нравится то, что происходит в стране». Сигнал о возможности будущего раскола системной базы — но, конечно, только тогда, когда не бояться будет не опасно.

5. Еще серьезнее то, что появление «гремучей смеси» осложняет выход России из ситуации «Осаждённой Крепости» и поиска вечного «врага» в качестве обоснования бесконечного единовластия. Сохраняя «Россию-Крепость», невозможно возвратиться к механизму выживания России через использование экономических, финансовых и технологических ресурсов Запада. А ведь какое гениальное изобретение: воспроизводить антизападную систему при помощи Запада! Поддерживать державничество через реальную десуверенизацию!! Но как «бензиновому государству» выжить, сохраняя Крепость?

6. Если прежде Запад игнорировал наш внутренний контекст, то теперь «российский фактор», став элементом внутренней борьбы внутри ведущих стран западного мира, не позволит этого сделать.

Словом, мартовская «улица», пока не имея конкретного политического содержания, уже вызывает сокрушительные политические последствия для выживания российского самодержавия.

1. В. Путин – персонификатор системы российского самодержавия на этапе упадка. Ее жизнеспособность обратна пропорциональна длительности каждой персонификации.

2. Оттепель. Мечта либералов, верящих, что всевластие само себя кастрирует; способ дополнительной легитимации власти.

3. Коррупция. При самодержавии, когда власть и собственность слиты, коррупция невозможна. Поэтому А. Навальный неправ: премьер Медведев не коррупционер, а системный политик.

4. Политология по-российски. Готовность увидеть в имитации демократии шанс для ее развития, что удовлетворяет советскую потребность в оптимизме и не раздражает власть.

5. Российский интеллектуал. Обеспечивает приличный вид власти способностью ее критиковать без ущерба для власти.

6. Украина. Объект разрешения российских национальных комплексов и фобий и тест на способность Запада ответить.

7. Америка. Позволяет российской власти и обществу ощущать державность без угрозы возмездия за хулиганство и битье стекол.

8. Германия. Экономический гигант, пытающийся притворяться политическим карликом из страха вызвать память о прошлом.

9. ЕС по— брюссельски. Корабль с командой, потерявшей управление, но этого не заметившей.

10. Трампизм. Бунт против засидевшихся элит. Проблема в том, что он начался, когда ответственные элиты не сформировались.

11. «Русский фактор» в Америке.Способность Кремля дискредитировать демократические процедуры; но еще больше— результат заимствования американским истеблишментом российского обычая политической борьбы через обращение к врагу.

12. Миропорядок без Америки-гегемона. Дарвиновский мир борьбы всех против всех, который заставит всех (и Россию) мечтать о возвращении PAX Americana.

13. Феминизм. Отвлечение от борьбы за права всех в обществе, у которого отняли права.

14. Российское самодержавие. Всевластие, страдающее бессилием в отношении всего, не являющегося его интересом.

15. Олигархи. Порученцы власти по обслуживанию ее потребностей.

Оригинал

Есть нечто унизительное и одновременно комическое в том, как мы в России сделали Америку предметом наших мыслей, надежд и целого веера эмоций. Был бы жив швейцарский психолог и философ Карл Густав Юнг, он бы назвал российское отношение к Америке одержимостью – «коллективным комплексом», который развивается, когда народ теряет собственную идентификацию, оказывается дезориентированным и  пытается жить чужой жизнью, чтобы компенсировать отсутствие привлекательности собственного бытия либо потерю вектора. Мы в России стали жить американской жизнью — и уже давно. «Если мы одержимы, значит, есть кто-то сильнее нас; тот, кто владеет нами»,— говорил Юнг. Следовательно, Америка нами «владеет», даже если того и не желает и если мы этого не можем признать.

Причем, речь идет не только о сфере сознания. Соотнесение с Америкой, взгляд на мир через призму отношений с Америкой и ее лидером стали подтверждением великодержавного статуса — станового хребта российского самодержавия. Короче: Америка превратилась в системный фактор существования нынешней России, что делает российский суверенитет…хм.. совсем не безусловным.

Кремль не может легитимировать державность через демонстрацию своего мачизма Китаю — это было бы самоубийственно. А делать это лишь через устрашение соседей — унизительно. Для убедительности нашей державности – и веры в себя — нам нужно соотнесение с могущественной глобальной силой, но такой, которая бы держала себя в рамках ответственного поведения, т.е. игнорировала бы наши шалости.

Идеальной для Кремля была обамовская Америка, которую можно было дёргать за усы и за хвост. И она терпела, пытаясь не давать повод для нашего раздражения. Вот были времена! Но пришёл Трамп и создал новую ситуацию. Давайте посмотрим, что могут означать для России принципы, которые выдвигает нынешний хозяин Белого Дома.

 — Америка будет опираться на национальные интересы. Какую эйфорию вызвало у нас это обещание Трампа. А на деле Россия должна бы обеспокоиться. Ведь Трамп понимает «национальные интересы» как отказ не только от продвижения демократии, но и от готовности к компромиссам, которая прежде была свойственна американскому гегемонизму. Отныне Вашингтон будет опираться на военную силу и ее наращивать, что означает новую гонку вооружений. Каковы шансы России в этой гонке с государством, оборонный бюджет которого составляет 583 миллиарда долларов?

 — «Америка прежде всего»! Это вовсе не изоляционизм и не надейтесь! Речь идет о воинственном национализме с чувством расового превосходства. И как в эту схему укладываются надежды Кремля на «равноправие» с Америкой? Причем, американский этно-национализм неизбежно усилит волну всех прочих национализмов. А это делает раздел мира на сферы влияния сомнительным. Какие основания ожидать, что в эпоху взрыва национализма украинцы, белорусы либо грузины вдруг откажутся от национального самосознания?
 — Опора международных отношений на транзакционизм», т.е. на сделки. История Трампа говорит, что он понимает сделку как аксиому: «Победитель получает все».

 — Иран и Китай представляют угрозу для Америки. Но с какой стати России быть трамповским спецназом в его столкновении с этими странами – зачем создавать себе проблемы?

 — Америка готова сотрудничать с Россией в борьбе с международным терроризмом. Заметьте: Трамп рассматривает в качестве угрозы весь ислам. Значит, нас приглашают к борьбе с исламской цивилизацией. И как мы с ней будем бороться внутри России? Это ли не лучший ход взорвать Россию изнутри!

И, наконец, основной принцип трамповской политики — непредсказуемость, якобинская готовность разрушить существующие нормы и договоренности. Видимо, в России Трамп усматривает союзника в своем бунте против нынешнего миропорядка. Но непредсказуемость Америки станет ударом по России, ибо Кремль может позволить себе делать неожиданные кульбиты, только будучи уверенным в западной реакции. А если Трамп может отмочить все, что угодно? Это же конец российской игры! Если речь идет о дарвиновском мире, куда нас приглашает Трамп и где все будут бороться за выживание любыми средствами, то там Россию, привыкшую иметь дело с изнеженным и пугливым западным сообществом, ожидает ледяной душ и неприятное отрезвление.

Дело осложняется еще и другим. Попытка Трампа увидеть в России союзника в своем проекте «Терминатор» создает ситуацию, когда мир, озлобившись на Трампа, начнет видеть в России своего противника. А как Россия будет реагировать на неизбежное  — русофобство поднимающейся американской оппозиции Трампу, подозрительность Китая, враждебность Ирана и  мстительность исламского мира? За одержимость Трампом придется платить — и цена может оказаться немалой.

Свершилось! То, о чем наши державники вряд ли имели смелость мечтать, произошло. Россия не просто вызывает нервный тик у западного сообщества. Россия стала фактором внутренней политики лидера западного мира. Америка так долго игнорировала Россию, доказывая, что мы перестали быть их приоритетом, а Кремль так долго пытался им стать. И вот пришло время возмездия. А ведь как все просто начиналось — с хакерских атак. Правда, и китайцы баловались этим делом в Америке и ничего драматического не произошло. Все дело в том, что на этот раз хакеры нацелились на святое — американский избирательный процесс. И понеслось! Кремль не признает своей ответственности за вмешательство. Но  при этом российская элита не может скрыть гордости за то, к чему, как она утверждает, Россия не имеет отношения. Впрочем, доказательства причастности либо непричастности Москвы к попыткам дискредитировать американские выборы и играть в пользу Трампа уже не важны: возникла аксиома, которая будет жить своей жизнью и которая приобретает политический потенциал.

Сегодня «Русский фактор» стал аргументом в политическом противостоянии в Вашингтоне, в частности, вызвав конфронтацию Трампа и американских спецслужб. Это вам не ерунда, когда руководители трех основных спецслужб Америки — ЦРУ, ФБР и Агентства нацбезопасности говорят избранному президенту, глядя ему в глаза: мы практически уверены, что вы избраны при содействии нашего врага!

Прежние американские президенты ( Картер, Клинтон и Буш) также имели проблемы со спецслужбами. Но они никогда не выливались в  бунт спецслужб против президента, который может быть использован для его импичмента (как это было в случае с Никсоном). Конечно, Трамп может почистить свои органы; но оставшийся аппарат вряд ли простит ему унижения.

Наконец, самое главное: «Русский фактор» стал миной, которая грозит подорвать легитимность нового американского президента. Сегодня Трамп и его команда пытаются пройти по лезвию бритвы. С одной стороны, они не могут допустить признание правоты спецслужб. С другой, Трамп должен избежать создания впечатления, что он отплатит Путину за свое избрание. Вот Трамп и упражняется в когнитивном диссонансе. Так, он  выразил своей уважение к спецслужбам и признал факт хакерских факт со стороны России, Китая и «других» стран. И при этом он вновь заиграл на своей флейте: «Иметь хорошие отношения с Россией — это хорошая вещь».

А пока мы можем гордиться тем, что «Русский фактор» вывел Америку из состояния самоуспокоения и самоуверенности. Но Москва должна быть готова: американцы начинают искать ответ на новые для них угрозы, к которым они оказались не готовы.

Коль скоро даже на страницах политкорректной Washington Post в адрес Трампа зазвучали обвинения в государственной измене, Трамп и его команда будут избегать давать основания для того, чтобы их внешняя политика воспринималась, как заигрывание с Кремлем. Стоит почитать Observer, издателем которого является Jared Kushner, зять Трампа и его основной политический советник, который публикует статьи с призывами сдержать Путина, чтобы убедиться, что внутри трамповской семейной корпорации нет обожания России. Кандидат в госсекретари Рекс Тиллерсон ходит по Конгрессу и пытается стереть память о своих, якобы, приятельских отношениях с Кремлем. А сами законодатели, причем, от обеих партий, обсуждают меры возмездия в отношении России. Каток американского Конгресса трудно заставить двигаться, но начав движение, ему трудно остановиться.

Попытки «строителей мостов» во главе с Киссинджером предложить новую формулу отношений с Россией, которая бы сняла напряженность через «понимание» требований Кремля, не должны создавать иллюзий. «Мостостроители» будут пытаться использовать кремлевские амбиции для решения собственных задач (например, нейтрализации Китая). Неужели Кремлю понравится роль бойцовского пса на поводке в игре чужих амбиций?

Наконец, стоит учесть профессиональную натуру бизнесмена, который станет хозяином Белого Дома: до сих пор его успех основывался на умении ободрать партнера, как липку, и вышвырнуть его в мусорную корзину. А еще Трамп известен, как продавец воздуха и вдохновенный актер в собственном reality show, в котором нет места для других актеров.

Так, что будем готовы к тому, что России придётся платить за сегодняшние маленькие радости, которые российская элита может ощущать, глядя на американскую сцену, а также за надежды, которые не имеют оснований. И цена может оказаться немалой.

Пришла пора прощаться с 2016 годом. Это был год реальных провалов и фейковых побед. Застыла в растерянности западная цивилизация. Ударный отряд анти— либерализма в лице России, Китая и Ирана попытался проверить либеральное сообщество на наличие мускулов, не встретив особого отпора. Запад не в первый раз теряет драйв. Ирония в том, что прежде именно СССР укреплял его устойчивость, заставляя либеральное сообщество обновлять терявшие эластичность механизмы. Сегодня Западу тяжелее: он не выдержал испытание открытостью и  отсутствием идеологического оппонента, не сумев ни справиться с  инфильтрацией исламской культуры, ни отстоять свои принципы, столкнувшись с российским вызовом.

Но хоронить Запад рановато – у этой цивилизации огромный запас жизнеспособности. Угроза его основам неизбежно вызовет сплочение общества и выход боеспособной элиты, готовой к защите западных устоев. Правда, это еще впереди. Президентство Трампа и дезориентация Америки затягивают период замешательства в либеральном мире.

А что Россия? Кремль можно поздравить: власти удалось решить две задачи— легитимировать новый охранительно-репрессивный режим через думские выборы и  заставить общество адаптироваться к стагнации. Но зачистка политического поля порождает эффект кипящего чайника с закрытой крышкой: отсутствие каналов для выхода настроений народа оставляет для него один шанс самовыражения — через выход на улицу. Власть сумела справиться с политическим брожением меньшинства, но что она будет делать с  растущим социальным недовольством большинства?

Может показаться, что паралич Запада создает для Кремля уникальные возможности для игры на международном поле, чтобы отвлечь общество от внутренних проблем. Но реальность оказывается для России безжалостной. События 2016 г (участие России в сирийской войне и трагедия Алеппо, скандал с допингом в российском спорте и подозрения о вмешательстве России в избирательный процесс в США) формируют в мире имидж России, как государства— хищника, не признающего правил игры. Добавим к этому стремление западных государств свернуть глобализацию, вернувшись к защите своего суверенитета и национальных интересов. Следовательно, сужаются возможности для существования России через использование ресурсов Запада и интеграцию правящего класса «в Запад». А к выживанию через опору на собственные силы Россия не готова. К изоляции тем более — великая держава не может быть маргиналом!


Пока нет оснований полагать, что в 2017 г  российские самодержавие столкнется с альтернативой на международном и внутреннем поле. Но сам его механизм выживания  — через бои без правил и поиск врага — порождает ситуацию «воронки», когда попытка решить одну проблему, порождает новую и еще более тяжелую. Так, попытка закрыть «украинскую тему» через вмешательство в сирийский конфликт, привела к тому, что теперь непонятно, как их него выползти. Стремление принудить Запад «к любви» через устрашение заставляет Запад искать свой нетривиальный ответ, который вряд ли облегчит России жизнь. Так, Запад будет искать пути сдерживания России, но не через открытое противостояние, а через ее истощение: «Хотите взять на себя решение сирийской проблемы? Пожалуйста! Ввязывайтесь в новый Афганистан, а мы постоим и посмотрим! Хотите новой ядерной гонки? С удовольствием поддержим ваше желание». Тем, кто у нас надеется на диалог с Трампом, следует обратить внимание на его последний комментарий в твиттере в ответ на выступление президента Путина 22 декабря: «Нужно серьёзно усилить и расширить американские ядерные возможности». А еще раньше Трамп ныл: « Мы устарели с нашим ядерным вооружением». Пентагон планирует тратить около 18 млрд долл на обновление ядерного потенциала США ежегодно в течение 15 лет. И как Россия выдержит эту гонку?

Стало очевидно и исчерпание военно-патриотической легитимации власти и готовности населения жить в «Осажденной Крепости». А новой легитимации у власти нет. Если, конечно, она не найдет новых доказательств необходимости возвратиться в крепость. «Воронка», тем временем, продолжает засасывать и именно «воронка», видимо, станет основной российской темой 2017 г.

Можно гадать, означает ли последнее Послание президента Путина Федеральному Собранию примирение с Западом, а вернее с Америкой (остальной Запад не в счет!), станут ли Путин и Трамп друзьями либо вскоре они не будут друг друга выносить. Важнее другое: на наших глазах разрушается либеральный мировой порядок, возникший после падения Берлинской стены в 1989 г, который основывается на американской гегемонии. Причем, хоронят этот порядок сами американские лидеры. Первым терминатором стал Обама, который начал сокращать глобальные обязательства США; Трамп грозит лишь завершить идущий процесс. Казалось бы, российская элита, долгие годы шантажирующая мир своим версальским комплексом и скулящая о «несправедливости» международных отношений, должна откупорить шампанское — ведь PAX AMERICANA наконец-то закатывается!

Но ирония в том, что мы вступаем в эпоху, которая станет тяжелым испытанием для России. Российский правящий класс еще не раз вспомнит, насколько комфортным для него был порядок, гарантом которого выступала Америка. Ведь столько лет Запад пытался ублажать Россию, вместе с Кремлем строил «потёмкинское» партнерство и делал вид, что верит в либерализацию России, когда Россия вернулась к самодержавию. Российская элита получила возможность лично интегрироваться в презираемый ею Запад и сдерживать его внутри России. Кремль будет скучать по Обаме, который оказался самым удобным для Москвы американским лидером, ибо пытался не раздражать Кремль.

Но наступают новые времена. На смену глобализации с ее свободой торговли, открытыми границами и компромиссами приходит любимая Кремлем геополитика с ее защитой суверенитета, балансом сил и опорой на военную мощь. То, к чему стремилась российская власть, становится явью. Но насколько наша правящая команда осознает, что это за время? Ведь это время хищников и гиен: сильные государства, которые могут демонстрировать мощь, будут устанавливать правила и защищать свое право их нарушать; слабым будет оставлена роль гиен, которые будут питаться остатками пиршества сильных. Именно это время олицетворяет Трамп, который возглавил волну мирового национал-популизма. Кстати, Эрдоган может оказаться весьма интеллигентным представителем этой волны — то ли еще будет!

Да, национал-популисты обожают Путина, особенно, когда у них есть возможность получить финансовую компенсацию своего обожания. Но не будем обольщаться по поводу той роли, которую они отводят России — противовеса Америке и одновременно тарана, который должен подрывать ненавистную им глобализацию. Да, западные сторонники возврата к геополитике ( кстати, любимой доктрине германского нацизма) строят планы по созданию альянса с Россией. Но для чего? Для того, чтобы обеспечить России статус великой державы? Не смешите! Они мечтают превратить Россию в бастион защиты от Китая, чтобы с наслаждением наблюдать за их столкновением. Да, они готовы отдать Сирию русским. Но для чего? Для того, чтобы Россия безнадежно увязла в кровавом конфликте на Ближнем Востоке. Вот, что пишет почитаемый в российском мейнстриме американский профессор John Mearsheimer: США «нуждаются в России, чтобы сдерживать Китай»; Вашингтон должен отдать России возможность разрешить конфликт в Сирии, а «если гражданская война там будет продолжаться ( кто бы сомневался-ЛШ), то это будет уже российская проблема». Вот так-то!

Остается надежда на то, что Трамп напугает потерявших волю западных сторонников либерального мира и они смогут поднять голову. Надежда на Меркель, что она устоит среди обломков — правда, Германия вряд ли захочет компенсировать уходящее американское лидерство. Пока же мировая антилиберальная волна поднимается. А это для России означает не только усиление подозрительности окружающего мира, не только подрыв мировых институтов, не только борьбу всех сильных игроков за сферы влияния(в том числе и с Россией), не только милитаризацию международных отношений, но и попытку Китая заполнить вакуум, который оставляет уползающая в свою раковину Америка. А Китай, а отличие от Запада, не имеет склонности к политесу, объятиям и чувству вины!

Есть ли у России ресурсы для того, чтобы выжить в  нынешнем Парке Юрского периода? И какова будет для нас цена этого выживания?

PS. Между тем, только что утвержденная президентом новая Концепция внешней политики создает впечатление, что ее создатели, заявляя о стремлении России упрочить свои позиции в качестве «одного из влиятельных центров современного мира», все же не понимают, в каком мире они оказались….

Великая нация только что завершила политический процесс, который шокировал не только самих американцев, но и окружающий мир. Все ожидали результатов, как ждут выстрела в висок. Выстрел прозвучал, и теперь мир будет разбираться, куда попала пуля. Так, что же означают эти американские выборы, которые затмили мировые проблемы, разрушив так много ожиданий и прогнозов? Вот некоторые итоги процесса, который заставил мировое сообщество напрячься.

1. Тот факт, что в течение года американские президентские выборы были основной мировой новостью, говорит о том, что Америка остается единственной сверхдержавой. И все, в том числе оппоненты США, понимают, что любой чих Америки может вызвать глобальный насморк: эта страна одним выдохом может обваливать рынки и менять вектор мирового развития.

2. Выборы стали бунтом американского общества против истеблишмента и приватизации системы финансово-олигархическими кланами. В Америке – таки сработала демократия; но ее результаты были запрограммированы политикой правящего класса.

3. Ирония в том, что новый президент Доналд Трамп, воплощающий изумительную беспринципность, стал инструментом общественного возмездия против лжи и лицемерия государственных институтов и тех, кто их обслуживает. Но теперь парализованный политический класс должен консолидироваться на основе принципов, чтобы не дать Трампу демонтировать механизм сдержек и противовесов. Ведь республиканцы получают монополию в исполнительной и представительной власти, и  возникает угроза, что Трамп может эту монополию узурпировать.

4. Трамп — терминатор и манипулятор, но не реформатор. Новый президент просто в силу своей натуры не сможет возглавить американское примирение. Скорее всего, его пребывание в Белом Доме вызовет углубление социального и политического противостояния в Америке. Так, что будем готовы к  продолжению турбулентности.

5. Правда, Трамп явно будет президентом одного срока. А значит, подготовка к новым выборам начнется в момент его прихода в Овальный кабинет. Элиты будут искать новых лидеров и работать над новым видением Америки, если они хотят избежать нового бунта.

6. Внешняя политика стала одной из основных тем американских выборов. И здесь есть парадокс: американцы требуют от своего президента сосредоточиться на  внутренних проблемах. Но они хотят и величия Америки, которое не может быть обеспечено изоляционизмом.

7. Приход Трампа в Белый Дом грозит обвалить и так потерявший устойчивость миропорядок. Но дело даже не в том, что порядок, построенный вокруг Америки, как стержня, грозит рассыпаться. Дело в том, что президент с нарциссическими наклонностями и без политического опыта может привести мир в состояние конвульсий. Мало не покажется не только американским союзникам, но и Антилиберальному Интернационалу! Все зависит от того, насколько устойчива в Америке система сдержек и противовесов и смогут ли они корректировать поведение нового хозяина Белого Дома.

8. Впервые в американских выборах возник «российский фактор» и оба кандидата его активно использовали, не только создавая прецедент (и не только для США), но и искушение для Кремля потренироваться на новых площадках. Но  смешно, если кто-либо в России ожидает от Трампа компенсации за поддержку: Трамп известен тем, что долгов не отдает!

9. Можно ли ожидать сближения России с трамповским Белым Домом? Даже если Трамп будет и дальше выражать симпатии в отношении Владимира Путина, новая «перезагрузка» отношений России и Америки сомнительна. И потому, что сам Трамп является националистом, жаждущим величия и не способным к последовательности своих симпатий. И потому, что в Америке оформились силы, испытывавшие вполне понятную подозрительность в отношении намерений Кремля. Но  самым большим препятствием на пути нормализации отношений между Россией и США станет готовность Трампа нарушать правила игры: когда это делают лидеры обеих стран, жди проблем! Тем более, если от обоих лидеров их электораты требуют демонстрации силы.

10. Трампизм стал отражением размягчения американских норм и табу. Но  злорадствующей по поводу американских выборов российской аудитории стоит напомнить, что России важно иметь предсказуемую Америку. Иначе Кремль, который готов сбрасывать шахматные доски и который при этом ожидает от американцев следования нормам, может встретить ответ, основанный на асимметрии ресурсов, чего до сих пор Вашингтон не допускал.

11. Вызовы, которые вышли наружу в ходе американских выборов, в той или иной мере характерны для других западных демократий. Выборы в Германии и Франции в 2017 г должны показать, насколько Европа учла американский опыт и готова предотвратить повторение его у себя.

12. Стремление Москвы использовать завершение политических циклов в ведущих западных странах для шантажа и ультиматумов грозит привести к более жесткому антироссийскому курсу со стороны государств, которые не могут позволить себе выглядеть уязвимыми.

13. И последнее: новый американской президент с его противоречивой повесткой — одновременно сделать Америку великой и отказаться от американских обязательств в отношении мира — открывает новую эпоху. Она будет сложной, в том числе и для России. Не забудем, что Трамп своей биографией доказал, что не питает уважения к партнерам с меньшим ресурсом (да и вообще, это чувство ему явно чуждо!). Надежда на то, что традиции американской демократии живы и  сама Америка, и окружающий мир не будут вынуждены платить за обучение нового президента искусству политики слишком большую цену.

Речь идет о ситуации, когда хочется одного, а дело оборачивается совсем другим. Именно это и происходит с российской властью. Вот далеко не полный набор ее «самострелов».

1. Новое единство России выглядит, как признание претензий Кремля на всевластие в обмен на фактический сепаратизм и иждивенчество.

2. Сдача властью внутреннего насилия в аренду (казакам, православным патриотам и пр.) лишает государство важнейшего системообразующего элемента.

3. Аксиома истории: чем больше всевластие, тем меньше оно контролирует – бессилие всесилия!

4. Кадровое обновление повышает плату за лояльность новых кадров, но не гарантирует ее; тем более, что в период упадка приходится менять кадры все чаще, делая их ответственными за провалы.

5. Борьба с коррупцией, как способ перераспределения ресурсов, в ситуации их исчерпания порождает искушение освободить от ресурсов их основного держателя.

6. Поиск врага, ставший средством мобилизаций населения, по мере того, как традиционные враги перестают быть источником военного патриотизма, оставляет одного кандидата на эту роль.

7. Стремление пугать окружающий мир ведет к его консолидации для сдерживания нарушителя спокойствия.

8. Изоляция страны подрывает существование класса рантье, который выживает за счет интеграции в окружающий мир, что делает его сомнительной опорой для лидера.

9. Надежда опереться на силовиков оказывается мифом, если последние становятся собственниками и теряют вкус к своей функции.

10. Создание теле-картинки фальшивой реальности заканчивается тем, что создатели начинают верить в свою «обманку» и, подойдя к обрыву, делают шаг вперед, потеряв всякое понимание происходящего.

11. Точечные репрессии для того, чтобы сохранить власть, создают репрессивную волну, которая накрывает тех, кто ее поднял.

12. Политическая «Сахара», созданная Кремлем, заставит общество, не имеющее официальных каналов артикуляции своих интересов, пытаться осуществить их через выход на «улицу».

13. Лидер, который начал стрелять себя в ногу, обычно теряет власть, когда думает, что ее укрепляет.

Закон непреднамеренных последствий, однако. И Россия уже не может выпрыгнуть из его логики.

Оригинал

12 октября 2016

Русская рулетка

Мир до сих пор не может очнуться, переваривая путинский ультиматум Америке. Российский президент предложил сыграть в русскую игру, потребовав не только признать за Россией право трактовать мировые правила по своему усмотрению, но и выплатить репарации за ущерб, понесенный Россией в результате западных санкций. «Если не примете наш ультиматум, вас ожидают неприятные времена», — вот кремлевский мессидж Вашингтону. Принятие ультиматума для Америки равноценно выстрелить себе в ногу.

Понятно, что Кремль решил воспользоваться параличом либеральных демократий, вызванным «пересменкой» американских президентов и дезориентацией истеблишмента. Путин решил подтолкнуть западных лидеров к обрыву и заставить их вместе взглянуть в бездну. И здесь Кремль совершил стратегическую ошибку. Дело даже не в том, что не будь его «ядерного ультиматума» Запад мог смягчить санкции в отношении России. Теперь санкции уж точно будут продлены. Но дело ещё и в том, что Кремль подрывает и так хлипкий миропорядок, разрушая табу и регуляторы, которые с таким трудом отстраивали мировые державы, в том числе и СССР. Между тем, в ситуации беспредела странам с ограниченным ресурсами придется тяжело. Особенно если загнанный в угол Запад остервенеет и возродит свой былой бойцовский дух.

Словом, Кремль загнал себя в ловушку: не примет Запад ультиматум ( а Запад его не примет!), нужно будет поднимать уровень конфронтации. Иначе потеря лица. А эскалировать дальше— значит крутить барабан револьвера у своего виска. Кремлёвские сидельцы не могут этого не понимать. Надежда создать на Западе своих «троянских коней» оказалась эфемерна. О чем говорит неудача с визитом Путина в Париж — даже Олланд вдруг принял воинственную позу!

Создаётся впечатление, что не эмоции толкнули Кремль на шаг, который будет вписан в учебники, как пример авантюрного шантажа. Видно, нет в Кремле уверенности в способности контролировать ситуацию в стране. Вот и приходится играть в «русскую рулетку» и пытаться сделать собственное выживание международной проблемой.

Оригинал

Вот уже несколько дней Америка вместо того, чтобы сосредоточиться на выборах, обсуждает скандал. Хакеры взломали серверы Национального Комитета Демократической партии и через небезызвестную WikiLeaks, которая, как полагают, работает на Кремль, выбросили переписку функционеров на всеобщее обозрение. Переписка свидетельствует, что аппарат Демпартии манипулировал выборами в интересах Хилари Клинтон. Это был действительно шокирующий подарок к съезду демократов, который должен был вызвать у команды Хилари бессонницу. Подозрение немедленно пало на Москву, которую обвинили в попытках вмешательства в ход американских выборов на стороне Трампа. Обама не исключает, что вмешательство России имело место. ФБР расследует дело. Независимые эксперты говорят, что нашли «русский след».

Уже не важно, кто пытался нагадить Хилари. Важно то, что репутация России, которую с упоением лепила наша власть, такова, что «русский след» отныне будут искать во всех темных делишках на мировой сцене – в политике, экономике, спорте…
Но если американцы действительно найдут подтверждение российского вмешательства в свой избирательный процесс, скандал будет трудно затушевать и Вашингтон должен будет ответить. И зачем это Кремлю, который пытается найти выход из изоляции и вовсе не готов конфронтировать с Америкой?!

В любом случае очевидно одно: будущий американский президент будет вынужден демонстрировать жёсткость в отношении России. Хилари будет доказывать, что женщина –президент может быть «твердым орешком». А случившееся только укрепит ее недоверие ( и враждебность?) в отношении Кремля. А Трамп уже сейчас пытается отмыться от имиджа «друга Путина» и доказывать, что он ведет кампанию не на деньги близких к Кремлю людей, в чем его обвиняет пресса и что может ему навредить в борьбе за Белый Дом. Даже при его сумасбродстве он вряд ли захочет быть обвинённым в мягкости в отношении России.

Словом, за свою репутацию нам придется платить. И не только подозрительностью и враждебностью окружающего мира. Но и его готовностью к ответным гадостям— как акту возмездия либо справедливости.

PS. С.Караганов в интервью «Spiegel» недавно заявил: « Мы умнее, сильнее и решительнее». Имеется в виду, чем Запад. Однако…

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире