shevtsova

Лилия Шевцова

01 декабря 2016

F

Можно гадать, означает ли последнее Послание президента Путина Федеральному Собранию примирение с Западом, а вернее с Америкой (остальной Запад не в счет!), станут ли Путин и Трамп друзьями либо вскоре они не будут друг друга выносить. Важнее другое: на наших глазах разрушается либеральный мировой порядок, возникший после падения Берлинской стены в 1989 г, который основывается на американской гегемонии. Причем, хоронят этот порядок сами американские лидеры. Первым терминатором стал Обама, который начал сокращать глобальные обязательства США; Трамп грозит лишь завершить идущий процесс. Казалось бы, российская элита, долгие годы шантажирующая мир своим версальским комплексом и скулящая о «несправедливости» международных отношений, должна откупорить шампанское — ведь PAX AMERICANA наконец-то закатывается!

Но ирония в том, что мы вступаем в эпоху, которая станет тяжелым испытанием для России. Российский правящий класс еще не раз вспомнит, насколько комфортным для него был порядок, гарантом которого выступала Америка. Ведь столько лет Запад пытался ублажать Россию, вместе с Кремлем строил «потёмкинское» партнерство и делал вид, что верит в либерализацию России, когда Россия вернулась к самодержавию. Российская элита получила возможность лично интегрироваться в презираемый ею Запад и сдерживать его внутри России. Кремль будет скучать по Обаме, который оказался самым удобным для Москвы американским лидером, ибо пытался не раздражать Кремль.

Но наступают новые времена. На смену глобализации с ее свободой торговли, открытыми границами и компромиссами приходит любимая Кремлем геополитика с ее защитой суверенитета, балансом сил и опорой на военную мощь. То, к чему стремилась российская власть, становится явью. Но насколько наша правящая команда осознает, что это за время? Ведь это время хищников и гиен: сильные государства, которые могут демонстрировать мощь, будут устанавливать правила и защищать свое право их нарушать; слабым будет оставлена роль гиен, которые будут питаться остатками пиршества сильных. Именно это время олицетворяет Трамп, который возглавил волну мирового национал-популизма. Кстати, Эрдоган может оказаться весьма интеллигентным представителем этой волны — то ли еще будет!

Да, национал-популисты обожают Путина, особенно, когда у них есть возможность получить финансовую компенсацию своего обожания. Но не будем обольщаться по поводу той роли, которую они отводят России — противовеса Америке и одновременно тарана, который должен подрывать ненавистную им глобализацию. Да, западные сторонники возврата к геополитике ( кстати, любимой доктрине германского нацизма) строят планы по созданию альянса с Россией. Но для чего? Для того, чтобы обеспечить России статус великой державы? Не смешите! Они мечтают превратить Россию в бастион защиты от Китая, чтобы с наслаждением наблюдать за их столкновением. Да, они готовы отдать Сирию русским. Но для чего? Для того, чтобы Россия безнадежно увязла в кровавом конфликте на Ближнем Востоке. Вот, что пишет почитаемый в российском мейнстриме американский профессор John Mearsheimer: США «нуждаются в России, чтобы сдерживать Китай»; Вашингтон должен отдать России возможность разрешить конфликт в Сирии, а «если гражданская война там будет продолжаться ( кто бы сомневался-ЛШ), то это будет уже российская проблема». Вот так-то!

Остается надежда на то, что Трамп напугает потерявших волю западных сторонников либерального мира и они смогут поднять голову. Надежда на Меркель, что она устоит среди обломков — правда, Германия вряд ли захочет компенсировать уходящее американское лидерство. Пока же мировая антилиберальная волна поднимается. А это для России означает не только усиление подозрительности окружающего мира, не только подрыв мировых институтов, не только борьбу всех сильных игроков за сферы влияния(в том числе и с Россией), не только милитаризацию международных отношений, но и попытку Китая заполнить вакуум, который оставляет уползающая в свою раковину Америка. А Китай, а отличие от Запада, не имеет склонности к политесу, объятиям и чувству вины!

Есть ли у России ресурсы для того, чтобы выжить в  нынешнем Парке Юрского периода? И какова будет для нас цена этого выживания?

PS. Между тем, только что утвержденная президентом новая Концепция внешней политики создает впечатление, что ее создатели, заявляя о стремлении России упрочить свои позиции в качестве «одного из влиятельных центров современного мира», все же не понимают, в каком мире они оказались….

Великая нация только что завершила политический процесс, который шокировал не только самих американцев, но и окружающий мир. Все ожидали результатов, как ждут выстрела в висок. Выстрел прозвучал, и теперь мир будет разбираться, куда попала пуля. Так, что же означают эти американские выборы, которые затмили мировые проблемы, разрушив так много ожиданий и прогнозов? Вот некоторые итоги процесса, который заставил мировое сообщество напрячься.

1. Тот факт, что в течение года американские президентские выборы были основной мировой новостью, говорит о том, что Америка остается единственной сверхдержавой. И все, в том числе оппоненты США, понимают, что любой чих Америки может вызвать глобальный насморк: эта страна одним выдохом может обваливать рынки и менять вектор мирового развития.

2. Выборы стали бунтом американского общества против истеблишмента и приватизации системы финансово-олигархическими кланами. В Америке – таки сработала демократия; но ее результаты были запрограммированы политикой правящего класса.

3. Ирония в том, что новый президент Доналд Трамп, воплощающий изумительную беспринципность, стал инструментом общественного возмездия против лжи и лицемерия государственных институтов и тех, кто их обслуживает. Но теперь парализованный политический класс должен консолидироваться на основе принципов, чтобы не дать Трампу демонтировать механизм сдержек и противовесов. Ведь республиканцы получают монополию в исполнительной и представительной власти, и  возникает угроза, что Трамп может эту монополию узурпировать.

4. Трамп — терминатор и манипулятор, но не реформатор. Новый президент просто в силу своей натуры не сможет возглавить американское примирение. Скорее всего, его пребывание в Белом Доме вызовет углубление социального и политического противостояния в Америке. Так, что будем готовы к  продолжению турбулентности.

5. Правда, Трамп явно будет президентом одного срока. А значит, подготовка к новым выборам начнется в момент его прихода в Овальный кабинет. Элиты будут искать новых лидеров и работать над новым видением Америки, если они хотят избежать нового бунта.

6. Внешняя политика стала одной из основных тем американских выборов. И здесь есть парадокс: американцы требуют от своего президента сосредоточиться на  внутренних проблемах. Но они хотят и величия Америки, которое не может быть обеспечено изоляционизмом.

7. Приход Трампа в Белый Дом грозит обвалить и так потерявший устойчивость миропорядок. Но дело даже не в том, что порядок, построенный вокруг Америки, как стержня, грозит рассыпаться. Дело в том, что президент с нарциссическими наклонностями и без политического опыта может привести мир в состояние конвульсий. Мало не покажется не только американским союзникам, но и Антилиберальному Интернационалу! Все зависит от того, насколько устойчива в Америке система сдержек и противовесов и смогут ли они корректировать поведение нового хозяина Белого Дома.

8. Впервые в американских выборах возник «российский фактор» и оба кандидата его активно использовали, не только создавая прецедент (и не только для США), но и искушение для Кремля потренироваться на новых площадках. Но  смешно, если кто-либо в России ожидает от Трампа компенсации за поддержку: Трамп известен тем, что долгов не отдает!

9. Можно ли ожидать сближения России с трамповским Белым Домом? Даже если Трамп будет и дальше выражать симпатии в отношении Владимира Путина, новая «перезагрузка» отношений России и Америки сомнительна. И потому, что сам Трамп является националистом, жаждущим величия и не способным к последовательности своих симпатий. И потому, что в Америке оформились силы, испытывавшие вполне понятную подозрительность в отношении намерений Кремля. Но  самым большим препятствием на пути нормализации отношений между Россией и США станет готовность Трампа нарушать правила игры: когда это делают лидеры обеих стран, жди проблем! Тем более, если от обоих лидеров их электораты требуют демонстрации силы.

10. Трампизм стал отражением размягчения американских норм и табу. Но  злорадствующей по поводу американских выборов российской аудитории стоит напомнить, что России важно иметь предсказуемую Америку. Иначе Кремль, который готов сбрасывать шахматные доски и который при этом ожидает от американцев следования нормам, может встретить ответ, основанный на асимметрии ресурсов, чего до сих пор Вашингтон не допускал.

11. Вызовы, которые вышли наружу в ходе американских выборов, в той или иной мере характерны для других западных демократий. Выборы в Германии и Франции в 2017 г должны показать, насколько Европа учла американский опыт и готова предотвратить повторение его у себя.

12. Стремление Москвы использовать завершение политических циклов в ведущих западных странах для шантажа и ультиматумов грозит привести к более жесткому антироссийскому курсу со стороны государств, которые не могут позволить себе выглядеть уязвимыми.

13. И последнее: новый американской президент с его противоречивой повесткой — одновременно сделать Америку великой и отказаться от американских обязательств в отношении мира — открывает новую эпоху. Она будет сложной, в том числе и для России. Не забудем, что Трамп своей биографией доказал, что не питает уважения к партнерам с меньшим ресурсом (да и вообще, это чувство ему явно чуждо!). Надежда на то, что традиции американской демократии живы и  сама Америка, и окружающий мир не будут вынуждены платить за обучение нового президента искусству политики слишком большую цену.

Речь идет о ситуации, когда хочется одного, а дело оборачивается совсем другим. Именно это и происходит с российской властью. Вот далеко не полный набор ее «самострелов».

1. Новое единство России выглядит, как признание претензий Кремля на всевластие в обмен на фактический сепаратизм и иждивенчество.

2. Сдача властью внутреннего насилия в аренду (казакам, православным патриотам и пр.) лишает государство важнейшего системообразующего элемента.

3. Аксиома истории: чем больше всевластие, тем меньше оно контролирует – бессилие всесилия!

4. Кадровое обновление повышает плату за лояльность новых кадров, но не гарантирует ее; тем более, что в период упадка приходится менять кадры все чаще, делая их ответственными за провалы.

5. Борьба с коррупцией, как способ перераспределения ресурсов, в ситуации их исчерпания порождает искушение освободить от ресурсов их основного держателя.

6. Поиск врага, ставший средством мобилизаций населения, по мере того, как традиционные враги перестают быть источником военного патриотизма, оставляет одного кандидата на эту роль.

7. Стремление пугать окружающий мир ведет к его консолидации для сдерживания нарушителя спокойствия.

8. Изоляция страны подрывает существование класса рантье, который выживает за счет интеграции в окружающий мир, что делает его сомнительной опорой для лидера.

9. Надежда опереться на силовиков оказывается мифом, если последние становятся собственниками и теряют вкус к своей функции.

10. Создание теле-картинки фальшивой реальности заканчивается тем, что создатели начинают верить в свою «обманку» и, подойдя к обрыву, делают шаг вперед, потеряв всякое понимание происходящего.

11. Точечные репрессии для того, чтобы сохранить власть, создают репрессивную волну, которая накрывает тех, кто ее поднял.

12. Политическая «Сахара», созданная Кремлем, заставит общество, не имеющее официальных каналов артикуляции своих интересов, пытаться осуществить их через выход на «улицу».

13. Лидер, который начал стрелять себя в ногу, обычно теряет власть, когда думает, что ее укрепляет.

Закон непреднамеренных последствий, однако. И Россия уже не может выпрыгнуть из его логики.

Оригинал

12 октября 2016

Русская рулетка

Мир до сих пор не может очнуться, переваривая путинский ультиматум Америке. Российский президент предложил сыграть в русскую игру, потребовав не только признать за Россией право трактовать мировые правила по своему усмотрению, но и выплатить репарации за ущерб, понесенный Россией в результате западных санкций. «Если не примете наш ультиматум, вас ожидают неприятные времена», — вот кремлевский мессидж Вашингтону. Принятие ультиматума для Америки равноценно выстрелить себе в ногу.

Понятно, что Кремль решил воспользоваться параличом либеральных демократий, вызванным «пересменкой» американских президентов и дезориентацией истеблишмента. Путин решил подтолкнуть западных лидеров к обрыву и заставить их вместе взглянуть в бездну. И здесь Кремль совершил стратегическую ошибку. Дело даже не в том, что не будь его «ядерного ультиматума» Запад мог смягчить санкции в отношении России. Теперь санкции уж точно будут продлены. Но дело ещё и в том, что Кремль подрывает и так хлипкий миропорядок, разрушая табу и регуляторы, которые с таким трудом отстраивали мировые державы, в том числе и СССР. Между тем, в ситуации беспредела странам с ограниченным ресурсами придется тяжело. Особенно если загнанный в угол Запад остервенеет и возродит свой былой бойцовский дух.

Словом, Кремль загнал себя в ловушку: не примет Запад ультиматум ( а Запад его не примет!), нужно будет поднимать уровень конфронтации. Иначе потеря лица. А эскалировать дальше— значит крутить барабан револьвера у своего виска. Кремлёвские сидельцы не могут этого не понимать. Надежда создать на Западе своих «троянских коней» оказалась эфемерна. О чем говорит неудача с визитом Путина в Париж — даже Олланд вдруг принял воинственную позу!

Создаётся впечатление, что не эмоции толкнули Кремль на шаг, который будет вписан в учебники, как пример авантюрного шантажа. Видно, нет в Кремле уверенности в способности контролировать ситуацию в стране. Вот и приходится играть в «русскую рулетку» и пытаться сделать собственное выживание международной проблемой.

Оригинал

Вот уже несколько дней Америка вместо того, чтобы сосредоточиться на выборах, обсуждает скандал. Хакеры взломали серверы Национального Комитета Демократической партии и через небезызвестную WikiLeaks, которая, как полагают, работает на Кремль, выбросили переписку функционеров на всеобщее обозрение. Переписка свидетельствует, что аппарат Демпартии манипулировал выборами в интересах Хилари Клинтон. Это был действительно шокирующий подарок к съезду демократов, который должен был вызвать у команды Хилари бессонницу. Подозрение немедленно пало на Москву, которую обвинили в попытках вмешательства в ход американских выборов на стороне Трампа. Обама не исключает, что вмешательство России имело место. ФБР расследует дело. Независимые эксперты говорят, что нашли «русский след».

Уже не важно, кто пытался нагадить Хилари. Важно то, что репутация России, которую с упоением лепила наша власть, такова, что «русский след» отныне будут искать во всех темных делишках на мировой сцене – в политике, экономике, спорте…
Но если американцы действительно найдут подтверждение российского вмешательства в свой избирательный процесс, скандал будет трудно затушевать и Вашингтон должен будет ответить. И зачем это Кремлю, который пытается найти выход из изоляции и вовсе не готов конфронтировать с Америкой?!

В любом случае очевидно одно: будущий американский президент будет вынужден демонстрировать жёсткость в отношении России. Хилари будет доказывать, что женщина –президент может быть «твердым орешком». А случившееся только укрепит ее недоверие ( и враждебность?) в отношении Кремля. А Трамп уже сейчас пытается отмыться от имиджа «друга Путина» и доказывать, что он ведет кампанию не на деньги близких к Кремлю людей, в чем его обвиняет пресса и что может ему навредить в борьбе за Белый Дом. Даже при его сумасбродстве он вряд ли захочет быть обвинённым в мягкости в отношении России.

Словом, за свою репутацию нам придется платить. И не только подозрительностью и враждебностью окружающего мира. Но и его готовностью к ответным гадостям— как акту возмездия либо справедливости.

PS. С.Караганов в интервью «Spiegel» недавно заявил: « Мы умнее, сильнее и решительнее». Имеется в виду, чем Запад. Однако…

Оригинал

Мир вокруг нас рассыпается. Волна нестабильности, порождённая социальными, религиозными, расовыми конфликтами, смывает границы, сотрясая как демократии, так и авторитарные режимы. Как будто мир охватила эпидемия антивластного вируса, подрывающая любые порядки. Массовые убийства полицейских и взрыв расовой ненависти в США (при первом афроамериканском президенте!); террористические акты в Америке, Бельгии и Франции; путч в Турции; вооружённые столкновения в Армении и Казахстане – это лишь часть политического пейзажа. Да, некоторые события, в первую очередь в Турции, выглядят, как попытка повторить модель поджога Рейхстага в 1933 г, когда поджог стал для нацистов средством прихода к власти. Но вне зависимости от причин и поводов обрушение стабильности ведет к усилению полицейско-репрессивной функции государства как в демократиях, так и в странах с персоналистскими режимами. В одних странах (Франция) – усиление разболтанной правоохранительной системы оправданно. В других— оно может стать средством перехода лидеров, не могущих справиться с проблемами, к диктатуре. Более того, Запад будет вынужден идти на сделки с авторитарными лидерами во имя восстановления стабильности.

Сегодня турецкий президент Эрдоган выполняет роль «спецназа» авторитарного Интерционала, выясняя готовность Запада закрыть глаза на нарушения свобод в его стране и дружить несмотря ни на что. Недавно наличие «красной линии» в отношениях с Западом опробовал Владимир Путин, который должен был увидеть, что эта «красная линия» расплывчата. Ныне ее ищет Эрдоган, откровенно и грубо. Он понимает, что Запад от него зависит и не может дать сдачи. Америке нужны базы НАТО в Турции и ее членство в Альянсе. Европа еще более зависима — ибо именно Эрдоган создал стену, которая спасает европейцев от миллионов беженцев. Захочет и откроет границу — и что будет делать Европа? Да, он – Эрдоган — способен обвалить не одно европейское правительство!

Эрдоган может позволить себе куражиться и унижать самых могущественных. Он может сказать самой Меркель: «Я не пущу ваших парламентариев навестить ваши войска на натовских базах». И Меркель будет вынуждена проглотить. Эрдоган (какая наглость!) хочет устанавливать правила для европейцев. И американцев тоже! Он их шантажирует; а те пока не знают, как ответить.

Тем временем, за шантажистом наблюдают остальные члены авторитарного Интернационала. Зачем сегодня Путину идти на сделку, предложенную Обамой по Сирии, если Эрдоган может получить от Запада гораздо больше?

То, что делает турецкий лидер, станет учебником для других лидеров, мечтающих о всевластии. Не обязательно они должны будут повторить турецкий сценарий — возможны вариации. Если, конечно, Запад смирится с эрдогановским шантажом. Запад пока думает, чем он может ответить… Медленно думает…

Оригинал

Конечно, я не о России. Я о том, что Запад с собой творит! Во главе двух ведущих европейских стран — Германии и Великобритании — теперь будут стоять женщины – Ангела Меркель и Тереза Мэй. Этот тандем скорее всего превратится в трио с Хилари Клинтон после американских президентских выборов (просто не верится, что Америка допустит в Белый Дом шута — эксцентрика). Короче, женщины будут управлять самыми влиятельными и могущественными …государствами западного сообщества. И неважно, что они могут вступать в напряженные отношения друг с другом. Важно то, что они создают новую реальность. Это всем еще предстоит осмыслить…

Причем, женщины оказываются во власти в самый тяжёлый за последние десятилетия период жизни либерального общества — в период его кризиса и дезориентации. Сам их приход означает отсутствие лидеров – мужчин, которые могут и готовы взять на себя ответственность в момент встряски. Женское трио многое объединяет. Все они — Меркель, Мэй и Клинтон были выброшены наверх стечением обстоятельств. Все они представляют тип «серых мышек», далёких от гламура, тяжело и упорно пробивавших себе путь наверх в жестком и жестоком мужском мире. Две их них похожи даже своими корнями: Меркель и Мэй происходят из семей протестантских священнослужителей. Все они своим кредо считают прагматизм и деловитость. Они стали в своих странах меньшими злом в ситуации политической деморализации. Они олицетворяют стремление значительной части своих обществ к стабильности, порядку и надежности. Да, они воспринимаются, как временный сценарий. Но ведь смотрите — канцлер Меркель удалось из ситуативной фигуры стать стержнем германской политической сцены.

Впрочем, признаем, что Клинтон отличается от остальных членов трио своей готовностью играть в рискованные игры на грани самоистребления и вряд ли в ней можно обнаружить принципы протестантской морали. Но этот факт не меняет самого прорывного значения ее возможного возвышения.

Дамское трио и даже дуэт (если Клинтон не удастся обыграть Трампа) — случайность. Но эта случайность рождена объективной реальностью — неспособностью традиционного политического класса найти выход.

Это дамы будут твердым орешком для Кремля. Это вам не аргентинка Киршнер с ее гармонью, с которой можно было пофлиртовать… Они будут жестче и упорнее мужчин хотя бы потому, чтобы должны будут доказывать свою силу. Ох, и намучается же с ними Кремль! Так, до сих пор приходилось терпеть одну Ангелу. А теперь есть вероятность, что мучения утроятся! Готовьтесь, господа, к испытаниям.

Оригинал

Что нам ожидать от саммита НАТО в Варшаве 8-9 июля? Перелома? Новой истории? Нет — это не логика мероприятий, в которых участвует 28 стран. Саммит НАТО должен продемонстрировать общее понимание угроз, на котором сошлись его члены в момент кризиса, в котором оказалось западное сообщество. Сегодня альянс, который должен подставить плечо обмякшему ЕС, не может позволить себя расшатать разногласиями. Саммит должен показать, во-первых, что для членов альянса важнее — угрозы с Юга или Востока, и во-вторых, каков в новой стратегии НАТО будет баланс между сдерживанием России и диалогом с ней. Между тем, Россия сделала все, чтобы вторая тема в натовских дебатах стала доминировать.

Возможно, многие натовцы сегодня вспоминают недавнее прошлое с ностальгией. После ухода СССР отпала угроза, которая держала альянс в боевой готовности. Для НАТО началась безмятежная жизнь. Правда, порой нужно было демонстрировать силовой ресурс ( в Югославии и Афганистане) и заниматься мелкотемьем ( наркотрафиком, миграцией и терроризмом). Но основное времяпровождение для НАТО было приятным— приучать армии новых членов к гражданскому контролю, словом, внедрять антимилитаристское сознание. Натовские мероприятия походили на  тусовки бюрократов, зачем-то надевших мундиры; а натовские маневры выглядели, как обучение товариществу, а не отпору врагу.

Одной из задач НАТО – было стремление заключить Россию в свои объятия. Когда стало ясно, что обнять Россию не получается и Россия постоянно взбрыкивает, альянсовая тусовка решила делать все, чтобы Россию не раздражать и не спровоцировать. Вы думаете, что НАТО стремилось к экспансии? Да  ни в коем случае — зачем им была эта головная боль! Непонятно как Гавел, Валенса и Мери сумели заставить Запад открыть двери НАТО для Восточной Европы. А когда в эти двери постучали Украина и Грузия, то Германия ( к облегчению остальных) сказала твердое «нет». Поэтому говорить о Севастополе, как будущей базе НАТО, — это уже признак воспаленного воображения!

Россия, сбросив шахматную доску, нарушила сладкую безмятежность. Понятно, что теперь НАТО вынуждено встать с шезлонга (хотя так не хочется!) и стряхнуть пыль с доспехов. Но так — чтобы не спровоцировать Москву. Поэтому, конечно, НАТО отправит четыре международные батальона в Польшу и Балтию, которые нервничают больше всех, в качестве предупреждения Москве: пожалуйста, не бейте стекла. Все понимают, что это шутейная военная сила. Никаких постоянных военных баз вблизи российских границ, ни отказа от Основополагающего Акта «Россия— НАТО», ни военного Шенгена, который бы позволил перебрасывать НАТО войска без бюрократических согласований, не произойдёт. НАТО останется на позиции предупреждения и увещевания, надеясь на здравый смысл Кремля. Это тот знаменатель, на котором сейчас сошлись члены НАТО — те, кто чувствует угрозу со стороны России, и те, кто хочет умиротворения Россия( Германия прежде всего).

Но логика сдерживания России запущена. В 2017 г США увеличит свой взнос в бюджет НАТО до 3,4 млрд долл. Усиливается присутствие альянса в Балтийском, Чёрном и Средиземном морях. Натовские силы переходят к иному типу обучения— подготовке к военным действиям и танковым атакам. Натовская Response Force уваливается в три раза до 40 000 человек – пока. Дошло до невероятного— Швеция и Финляндия ( финны, которые всегда хотели дружить с Россией!) задумались о том, чтобы присоединиться к НАТО. «Нас разбудили»,  — говорят натовские генералы, видимо, с сожалением. НАТО действительно разбудили и вогнать альянс обратно в спячку вряд ли получится— слишком многие вокруг нас начали нервничать.

Спрашивается: зачем было будить это создание и дергать его за хвост? Чтобы понять, может ли оно еще двигаться? Или получить ответ на наш национальный вопрос: «Ты меня уважаешь?» Или захотелось поиграть в «Кто моргнет первым?» Или попытаться заполнить вакуум на мировой сцене, пока Запад вошел в кризис? А ведь можно еще их пощекотать «Искандерами» в Калининграде-вот удовольствие то будет!

В любом случае Москва сделала стратегическую ошибку, которая толкает Россию к повторению советского обвала. Пытаться дразнить махину, у которой в кармане 940 млрд долл на военные игрушки, самоубийственно.
Впрочем, Путин на встрече с президентом Финляндии Ниинисте сказал: «Попробуем начать диалог с НАТО на саммите в Брюсселе». По инициативе российской стороны состоялся разговор Путина с Обамой. Кстати, перед саммитом НАТО в Варшаве. Значит, в Кремле все же  понимают, что пришла пора разговаривать…

24 июня 2016

Бунт

Свершилось! Британцы решили покинуть Европейский Союз. Драма неопределенности продолжалась до последней минуты. Сторонников выхода оказалось на 1.1 млн больше — 51,9% за выход против 48,1% сторонников остаться в ЕС при явке 72.2% ( данные BBC).

Борьба по поводу «Выйти» или «Остаться» стала ключевым событием не только современной истории Великобритании, но и Запада в целом. Дело не в экономике и миграции, которые выплыли на первый план в столкновении британских евроскептиков и сторонников ЕС. Флегматичные британцы, которые последний раз делали революцию в 1688 г, подняли бунт против истэблишмента — своего, и заодно брюссельского. Этот бунт отражает кризис западного порядка, возникшего после ухода со сцены его альтернативы — мирового Коммунизма. Волна право-левого популизма на европейском континенте и в США — еще одно проявление этого системного кризиса. Либеральное сообщество оказалось перед выбором: либо искать новые формы глобализации и расширения свобод и открытости либо возвращаться к традиционным формам политики — укреплению суверенитета, протекционизму, регулирующей роли государства, подозрительности к чужому. Увы, западная элита не сумела сделать глобализацию достоянием всего общества, что вновь поставило на повестку дня вопрос равенства и справедливости. И не найдя их решения те, кто почувствовал себя обделенным, стали требовать возврата к старому.

Да, начинается новая история европейского проекта интеграции. В течение последующих двух лет Лондон и Брюссель будут пересматривать 80 000 страниц договоров, которые они заключили друг с другом. Одним из важнейших вопросов, который им предстоит решить — останется ли лондонское Сити ключевым финансовым хабом Европы.

Но британское землетрясение – только начало. В Германии, Франции, Нидерландах, Испании предстоят вскоре выборы и референдумы. Выход Великобритании стал адреналином для тамошних евроскептиков и популистов, которые вполне могут поставить вопрос о своем разводе с Брюсселем.

Брюсселю, получившему пощёчину от британцев, нужно думать о серьезных реформах, которые бы сохранили единство Европы. Возникает вопрос: где те европейские лидеры, которым это по плечу? При отсутствии в ЕС Великобритании, которая была мускулом прагматизма и либерализма, внутри ЕС неизбежно возникнет новый баланс сил и пока неясно, каким он станет. Скорее всего, усилится значение франко-германской оси. Но Франция, если дать ей волю, сделает Европу более дирижистской и окончательно ее забюрократизирует. А это означает новые бунты. Спасение в том, что французские президенты слабы даже для того, чтобы управлять Францией. Но сможет ли Германии удержать Европу на своих плечах? Особенно когда Европа вновь начала подозревать Германию в чрезмерных амбициях. Вот уже новая власть в Польше говорит о необходимости сдерживания как России, так и Германии. А в самой Великобритании неясно сможет ли Лондон удержать Шотландию и успокоить Северную Ирландию?

Между тем, европейский проект теряет доверие европейцев. Так, только 44 % британцев, 39% французов и 47% испанцев относятся к ЕС положительно. Но есть и основания для оптимизма — 74% европейцев считают, что ЕС должен играть более активную роль. Молодые европейцы хотят жить в единой Европе и они уже не хотят возвращаться в национальные квартиры.

Да, BREXIT — землетрясение для Запада. Но эта встряска Западу была ох как нужна! Она его разбудила и заставила зажиревшие элиты начать думать и бояться! Заставила их размышлять и искать пути возвращения доверия общества.

Европа станет карточным домиком? Бросьте! Не станет. Европа будет искать новые соединительные ткани — медленно, методично и упорно. Хотя европейцам придется соскрести много ржавчины. И сменить не только своих политических регуляторов, но и прочистить сосуды своей конструкции.

И что вся эта встряска означает для Россия? Мы со своей периферии видим, как самая мощная в мире цивилизация начала поиск новых форм жизнеспособности. Именно эта цивилизация, несмотря на свою лихорадку, продолжает устанавливать правила игры и прогресса. Поэтому для России так важно, в каком направлении двинет Запад.

Есть иллюзия, что разброд в Европе увеличивает российское шансы половить рыбку в мутной воде. Что же: это всегда занятие слабых. И оно может дать дивиденды. Тем более, что европейский популизм так хочет использовать Россию в своих играх. Но дивиденды от этой игры для нас могут быть временными. Поддержка право-левого популизма, проповедующего протекционизм и подозрительность в отношении окружающего мира, вряд ли создаст для России благоприятную внешнюю среду.

Западные популисты нас будут подозревать так же, как и остальных чужих. А непредсказуемость и конвульсии Запада не дадут России возможность продолжать свою политику непредсказуемости, которая основывается на вере в прочность западных правил игры!

Запад начинает поиск своей новой истины. Они в конце концов разберутся. Это уже не первый кризис либеральной цивилизации. И каждый раз кризис позволял ей подниматься на новый уровень прогресса. И сейчас они выживут: сменят машиниста, поставят новый локомотив и начнут движение. И нам их будет не догнать. Если не сумеем вскочить в последний вагон.

Понятно с кем. С Западом, конечно. Это основной мессидж «Русского Давоса» в Питере. В разных вариациях и в разном исполнении Кремль убеждает либеральный мир: Мы не хотим конфронтации, готовы быть вашим партнёром и вообще «зла не держим». Стремление Кремля вырваться из изоляции и санкционного режима понятно. Разве можно быть Державой, находясь в политическом гетто? Разве можно оставаться бензоколонкой Запада, кусая его за ноги? Но возникает проблема: как представить отступление и геополитический провал, как победу? И как обеспечить взаимность либерального мира? Мы готовы снять контрсанкции, говорит Путин. А если Европа обманет и не пойдет навстречу?

Еще более серьезной проблемой для Кремля является невозможность отказаться от антизападничества, как мобилизационного механизма и легитимации власти— ведь других у него нет! А одновременно дружить с Западом и воевать с ним в общественном сознании требует особо изощренной эквилибристики. Тем более, когда конфронтация с Западом и для политического класса, и для части общества стала образом жизни. Доказательством чему явился марсельский фанатский шабаш. А облет американских авианосцев является привычным для нас способом принуждения к любви. Других-то тоже нет!

А что же Запад? В лице приехавших на Петербургский экономический форум председателя Еврокомиссии Юнкера и итальянского премьера Ренци (прохиндей Саркози никого, кроме себя, не представлял) Запад подтвердил, что торг неуместен и санкции снимет в обмен на выполнение Минских договоренностей по Донбассу. Вот незадача. Эти договоренности должны были стать западней для Украины, а стали ловушкой для России.

Но даже если в конце года западные санкции в отношении России будут сняты, новая реальность вряд ли будет для нас благоприятной. Ирония в том, что Кремлю реально удалось изменить Запад, заставив его отказаться от идеи, которая определяла его отношение к России в течение последних 25 лет— стремления к ее интеграции. Сегодня такой идеей стало недоверие, которое приобретает очертания сдерживания и сотрудничества по необходимости. Запад с подозрением относится к российской поддержке антисистемных правых и левых сил в своих странах. Запад сумел оправиться от российских контрсанкций и переориентироваться на другие рынки, тем самым снизив свою зависимость от России. Политические силы, которые в западном обществе лоббируют интересы Москвы, являются маргиналами.

Но самое главное — западное общественное мнение враждебно относится к России. Вот пример: сегодня только 14% немцев считают Россию страной, которой можно доверять, и 58% говорят, что санкции в отношении России нужно сохранить. Скандалы с российскими футбольными фанатами только закрепляют в западном сознании образ русского, который запечатлен на карикатуре «Charlie Hebdo»: пьяного неандертальца, от которого нужно наглухо задраить двери своего дома. Так, что общественное мнение не позволит западной элите переориентироваться на объятия с Москвой. Это мир, который Россия сама создала вокруг себя.

Так, что попытка вернуться в старую песочницу, увы, не получится. И непонятно, как бензоколонка сохранит державность, когда Запад перестанет играть в поддавки.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире