shevtsova

Лилия Шевцова, политолог

27 июля 2016

F

Вот уже несколько дней Америка вместо того, чтобы сосредоточиться на выборах, обсуждает скандал. Хакеры взломали серверы Национального Комитета Демократической партии и через небезызвестную WikiLeaks, которая, как полагают, работает на Кремль, выбросили переписку функционеров на всеобщее обозрение. Переписка свидетельствует, что аппарат Демпартии манипулировал выборами в интересах Хилари Клинтон. Это был действительно шокирующий подарок к съезду демократов, который должен был вызвать у команды Хилари бессонницу. Подозрение немедленно пало на Москву, которую обвинили в попытках вмешательства в ход американских выборов на стороне Трампа. Обама не исключает, что вмешательство России имело место. ФБР расследует дело. Независимые эксперты говорят, что нашли «русский след».

Уже не важно, кто пытался нагадить Хилари. Важно то, что репутация России, которую с упоением лепила наша власть, такова, что «русский след» отныне будут искать во всех темных делишках на мировой сцене – в политике, экономике, спорте…
Но если американцы действительно найдут подтверждение российского вмешательства в свой избирательный процесс, скандал будет трудно затушевать и Вашингтон должен будет ответить. И зачем это Кремлю, который пытается найти выход из изоляции и вовсе не готов конфронтировать с Америкой?!

В любом случае очевидно одно: будущий американский президент будет вынужден демонстрировать жёсткость в отношении России. Хилари будет доказывать, что женщина –президент может быть «твердым орешком». А случившееся только укрепит ее недоверие ( и враждебность?) в отношении Кремля. А Трамп уже сейчас пытается отмыться от имиджа «друга Путина» и доказывать, что он ведет кампанию не на деньги близких к Кремлю людей, в чем его обвиняет пресса и что может ему навредить в борьбе за Белый Дом. Даже при его сумасбродстве он вряд ли захочет быть обвинённым в мягкости в отношении России.

Словом, за свою репутацию нам придется платить. И не только подозрительностью и враждебностью окружающего мира. Но и его готовностью к ответным гадостям— как акту возмездия либо справедливости.

PS. С.Караганов в интервью «Spiegel» недавно заявил: « Мы умнее, сильнее и решительнее». Имеется в виду, чем Запад. Однако…

Оригинал

Мир вокруг нас рассыпается. Волна нестабильности, порождённая социальными, религиозными, расовыми конфликтами, смывает границы, сотрясая как демократии, так и авторитарные режимы. Как будто мир охватила эпидемия антивластного вируса, подрывающая любые порядки. Массовые убийства полицейских и взрыв расовой ненависти в США (при первом афроамериканском президенте!); террористические акты в Америке, Бельгии и Франции; путч в Турции; вооружённые столкновения в Армении и Казахстане – это лишь часть политического пейзажа. Да, некоторые события, в первую очередь в Турции, выглядят, как попытка повторить модель поджога Рейхстага в 1933 г, когда поджог стал для нацистов средством прихода к власти. Но вне зависимости от причин и поводов обрушение стабильности ведет к усилению полицейско-репрессивной функции государства как в демократиях, так и в странах с персоналистскими режимами. В одних странах (Франция) – усиление разболтанной правоохранительной системы оправданно. В других— оно может стать средством перехода лидеров, не могущих справиться с проблемами, к диктатуре. Более того, Запад будет вынужден идти на сделки с авторитарными лидерами во имя восстановления стабильности.

Сегодня турецкий президент Эрдоган выполняет роль «спецназа» авторитарного Интерционала, выясняя готовность Запада закрыть глаза на нарушения свобод в его стране и дружить несмотря ни на что. Недавно наличие «красной линии» в отношениях с Западом опробовал Владимир Путин, который должен был увидеть, что эта «красная линия» расплывчата. Ныне ее ищет Эрдоган, откровенно и грубо. Он понимает, что Запад от него зависит и не может дать сдачи. Америке нужны базы НАТО в Турции и ее членство в Альянсе. Европа еще более зависима — ибо именно Эрдоган создал стену, которая спасает европейцев от миллионов беженцев. Захочет и откроет границу — и что будет делать Европа? Да, он – Эрдоган — способен обвалить не одно европейское правительство!

Эрдоган может позволить себе куражиться и унижать самых могущественных. Он может сказать самой Меркель: «Я не пущу ваших парламентариев навестить ваши войска на натовских базах». И Меркель будет вынуждена проглотить. Эрдоган (какая наглость!) хочет устанавливать правила для европейцев. И американцев тоже! Он их шантажирует; а те пока не знают, как ответить.

Тем временем, за шантажистом наблюдают остальные члены авторитарного Интернационала. Зачем сегодня Путину идти на сделку, предложенную Обамой по Сирии, если Эрдоган может получить от Запада гораздо больше?

То, что делает турецкий лидер, станет учебником для других лидеров, мечтающих о всевластии. Не обязательно они должны будут повторить турецкий сценарий — возможны вариации. Если, конечно, Запад смирится с эрдогановским шантажом. Запад пока думает, чем он может ответить… Медленно думает…

Оригинал

Конечно, я не о России. Я о том, что Запад с собой творит! Во главе двух ведущих европейских стран — Германии и Великобритании — теперь будут стоять женщины – Ангела Меркель и Тереза Мэй. Этот тандем скорее всего превратится в трио с Хилари Клинтон после американских президентских выборов (просто не верится, что Америка допустит в Белый Дом шута — эксцентрика). Короче, женщины будут управлять самыми влиятельными и могущественными …государствами западного сообщества. И неважно, что они могут вступать в напряженные отношения друг с другом. Важно то, что они создают новую реальность. Это всем еще предстоит осмыслить…

Причем, женщины оказываются во власти в самый тяжёлый за последние десятилетия период жизни либерального общества — в период его кризиса и дезориентации. Сам их приход означает отсутствие лидеров – мужчин, которые могут и готовы взять на себя ответственность в момент встряски. Женское трио многое объединяет. Все они — Меркель, Мэй и Клинтон были выброшены наверх стечением обстоятельств. Все они представляют тип «серых мышек», далёких от гламура, тяжело и упорно пробивавших себе путь наверх в жестком и жестоком мужском мире. Две их них похожи даже своими корнями: Меркель и Мэй происходят из семей протестантских священнослужителей. Все они своим кредо считают прагматизм и деловитость. Они стали в своих странах меньшими злом в ситуации политической деморализации. Они олицетворяют стремление значительной части своих обществ к стабильности, порядку и надежности. Да, они воспринимаются, как временный сценарий. Но ведь смотрите — канцлер Меркель удалось из ситуативной фигуры стать стержнем германской политической сцены.

Впрочем, признаем, что Клинтон отличается от остальных членов трио своей готовностью играть в рискованные игры на грани самоистребления и вряд ли в ней можно обнаружить принципы протестантской морали. Но этот факт не меняет самого прорывного значения ее возможного возвышения.

Дамское трио и даже дуэт (если Клинтон не удастся обыграть Трампа) — случайность. Но эта случайность рождена объективной реальностью — неспособностью традиционного политического класса найти выход.

Это дамы будут твердым орешком для Кремля. Это вам не аргентинка Киршнер с ее гармонью, с которой можно было пофлиртовать… Они будут жестче и упорнее мужчин хотя бы потому, чтобы должны будут доказывать свою силу. Ох, и намучается же с ними Кремль! Так, до сих пор приходилось терпеть одну Ангелу. А теперь есть вероятность, что мучения утроятся! Готовьтесь, господа, к испытаниям.

Оригинал

Что нам ожидать от саммита НАТО в Варшаве 8-9 июля? Перелома? Новой истории? Нет — это не логика мероприятий, в которых участвует 28 стран. Саммит НАТО должен продемонстрировать общее понимание угроз, на котором сошлись его члены в момент кризиса, в котором оказалось западное сообщество. Сегодня альянс, который должен подставить плечо обмякшему ЕС, не может позволить себя расшатать разногласиями. Саммит должен показать, во-первых, что для членов альянса важнее — угрозы с Юга или Востока, и во-вторых, каков в новой стратегии НАТО будет баланс между сдерживанием России и диалогом с ней. Между тем, Россия сделала все, чтобы вторая тема в натовских дебатах стала доминировать.

Возможно, многие натовцы сегодня вспоминают недавнее прошлое с ностальгией. После ухода СССР отпала угроза, которая держала альянс в боевой готовности. Для НАТО началась безмятежная жизнь. Правда, порой нужно было демонстрировать силовой ресурс ( в Югославии и Афганистане) и заниматься мелкотемьем ( наркотрафиком, миграцией и терроризмом). Но основное времяпровождение для НАТО было приятным— приучать армии новых членов к гражданскому контролю, словом, внедрять антимилитаристское сознание. Натовские мероприятия походили на  тусовки бюрократов, зачем-то надевших мундиры; а натовские маневры выглядели, как обучение товариществу, а не отпору врагу.

Одной из задач НАТО – было стремление заключить Россию в свои объятия. Когда стало ясно, что обнять Россию не получается и Россия постоянно взбрыкивает, альянсовая тусовка решила делать все, чтобы Россию не раздражать и не спровоцировать. Вы думаете, что НАТО стремилось к экспансии? Да  ни в коем случае — зачем им была эта головная боль! Непонятно как Гавел, Валенса и Мери сумели заставить Запад открыть двери НАТО для Восточной Европы. А когда в эти двери постучали Украина и Грузия, то Германия ( к облегчению остальных) сказала твердое «нет». Поэтому говорить о Севастополе, как будущей базе НАТО, — это уже признак воспаленного воображения!

Россия, сбросив шахматную доску, нарушила сладкую безмятежность. Понятно, что теперь НАТО вынуждено встать с шезлонга (хотя так не хочется!) и стряхнуть пыль с доспехов. Но так — чтобы не спровоцировать Москву. Поэтому, конечно, НАТО отправит четыре международные батальона в Польшу и Балтию, которые нервничают больше всех, в качестве предупреждения Москве: пожалуйста, не бейте стекла. Все понимают, что это шутейная военная сила. Никаких постоянных военных баз вблизи российских границ, ни отказа от Основополагающего Акта «Россия— НАТО», ни военного Шенгена, который бы позволил перебрасывать НАТО войска без бюрократических согласований, не произойдёт. НАТО останется на позиции предупреждения и увещевания, надеясь на здравый смысл Кремля. Это тот знаменатель, на котором сейчас сошлись члены НАТО — те, кто чувствует угрозу со стороны России, и те, кто хочет умиротворения Россия( Германия прежде всего).

Но логика сдерживания России запущена. В 2017 г США увеличит свой взнос в бюджет НАТО до 3,4 млрд долл. Усиливается присутствие альянса в Балтийском, Чёрном и Средиземном морях. Натовские силы переходят к иному типу обучения— подготовке к военным действиям и танковым атакам. Натовская Response Force уваливается в три раза до 40 000 человек – пока. Дошло до невероятного— Швеция и Финляндия ( финны, которые всегда хотели дружить с Россией!) задумались о том, чтобы присоединиться к НАТО. «Нас разбудили»,  — говорят натовские генералы, видимо, с сожалением. НАТО действительно разбудили и вогнать альянс обратно в спячку вряд ли получится— слишком многие вокруг нас начали нервничать.

Спрашивается: зачем было будить это создание и дергать его за хвост? Чтобы понять, может ли оно еще двигаться? Или получить ответ на наш национальный вопрос: «Ты меня уважаешь?» Или захотелось поиграть в «Кто моргнет первым?» Или попытаться заполнить вакуум на мировой сцене, пока Запад вошел в кризис? А ведь можно еще их пощекотать «Искандерами» в Калининграде-вот удовольствие то будет!

В любом случае Москва сделала стратегическую ошибку, которая толкает Россию к повторению советского обвала. Пытаться дразнить махину, у которой в кармане 940 млрд долл на военные игрушки, самоубийственно.
Впрочем, Путин на встрече с президентом Финляндии Ниинисте сказал: «Попробуем начать диалог с НАТО на саммите в Брюсселе». По инициативе российской стороны состоялся разговор Путина с Обамой. Кстати, перед саммитом НАТО в Варшаве. Значит, в Кремле все же  понимают, что пришла пора разговаривать…

24 июня 2016

Бунт

Свершилось! Британцы решили покинуть Европейский Союз. Драма неопределенности продолжалась до последней минуты. Сторонников выхода оказалось на 1.1 млн больше — 51,9% за выход против 48,1% сторонников остаться в ЕС при явке 72.2% ( данные BBC).

Борьба по поводу «Выйти» или «Остаться» стала ключевым событием не только современной истории Великобритании, но и Запада в целом. Дело не в экономике и миграции, которые выплыли на первый план в столкновении британских евроскептиков и сторонников ЕС. Флегматичные британцы, которые последний раз делали революцию в 1688 г, подняли бунт против истэблишмента — своего, и заодно брюссельского. Этот бунт отражает кризис западного порядка, возникшего после ухода со сцены его альтернативы — мирового Коммунизма. Волна право-левого популизма на европейском континенте и в США — еще одно проявление этого системного кризиса. Либеральное сообщество оказалось перед выбором: либо искать новые формы глобализации и расширения свобод и открытости либо возвращаться к традиционным формам политики — укреплению суверенитета, протекционизму, регулирующей роли государства, подозрительности к чужому. Увы, западная элита не сумела сделать глобализацию достоянием всего общества, что вновь поставило на повестку дня вопрос равенства и справедливости. И не найдя их решения те, кто почувствовал себя обделенным, стали требовать возврата к старому.

Да, начинается новая история европейского проекта интеграции. В течение последующих двух лет Лондон и Брюссель будут пересматривать 80 000 страниц договоров, которые они заключили друг с другом. Одним из важнейших вопросов, который им предстоит решить — останется ли лондонское Сити ключевым финансовым хабом Европы.

Но британское землетрясение – только начало. В Германии, Франции, Нидерландах, Испании предстоят вскоре выборы и референдумы. Выход Великобритании стал адреналином для тамошних евроскептиков и популистов, которые вполне могут поставить вопрос о своем разводе с Брюсселем.

Брюсселю, получившему пощёчину от британцев, нужно думать о серьезных реформах, которые бы сохранили единство Европы. Возникает вопрос: где те европейские лидеры, которым это по плечу? При отсутствии в ЕС Великобритании, которая была мускулом прагматизма и либерализма, внутри ЕС неизбежно возникнет новый баланс сил и пока неясно, каким он станет. Скорее всего, усилится значение франко-германской оси. Но Франция, если дать ей волю, сделает Европу более дирижистской и окончательно ее забюрократизирует. А это означает новые бунты. Спасение в том, что французские президенты слабы даже для того, чтобы управлять Францией. Но сможет ли Германии удержать Европу на своих плечах? Особенно когда Европа вновь начала подозревать Германию в чрезмерных амбициях. Вот уже новая власть в Польше говорит о необходимости сдерживания как России, так и Германии. А в самой Великобритании неясно сможет ли Лондон удержать Шотландию и успокоить Северную Ирландию?

Между тем, европейский проект теряет доверие европейцев. Так, только 44 % британцев, 39% французов и 47% испанцев относятся к ЕС положительно. Но есть и основания для оптимизма — 74% европейцев считают, что ЕС должен играть более активную роль. Молодые европейцы хотят жить в единой Европе и они уже не хотят возвращаться в национальные квартиры.

Да, BREXIT — землетрясение для Запада. Но эта встряска Западу была ох как нужна! Она его разбудила и заставила зажиревшие элиты начать думать и бояться! Заставила их размышлять и искать пути возвращения доверия общества.

Европа станет карточным домиком? Бросьте! Не станет. Европа будет искать новые соединительные ткани — медленно, методично и упорно. Хотя европейцам придется соскрести много ржавчины. И сменить не только своих политических регуляторов, но и прочистить сосуды своей конструкции.

И что вся эта встряска означает для Россия? Мы со своей периферии видим, как самая мощная в мире цивилизация начала поиск новых форм жизнеспособности. Именно эта цивилизация, несмотря на свою лихорадку, продолжает устанавливать правила игры и прогресса. Поэтому для России так важно, в каком направлении двинет Запад.

Есть иллюзия, что разброд в Европе увеличивает российское шансы половить рыбку в мутной воде. Что же: это всегда занятие слабых. И оно может дать дивиденды. Тем более, что европейский популизм так хочет использовать Россию в своих играх. Но дивиденды от этой игры для нас могут быть временными. Поддержка право-левого популизма, проповедующего протекционизм и подозрительность в отношении окружающего мира, вряд ли создаст для России благоприятную внешнюю среду.

Западные популисты нас будут подозревать так же, как и остальных чужих. А непредсказуемость и конвульсии Запада не дадут России возможность продолжать свою политику непредсказуемости, которая основывается на вере в прочность западных правил игры!

Запад начинает поиск своей новой истины. Они в конце концов разберутся. Это уже не первый кризис либеральной цивилизации. И каждый раз кризис позволял ей подниматься на новый уровень прогресса. И сейчас они выживут: сменят машиниста, поставят новый локомотив и начнут движение. И нам их будет не догнать. Если не сумеем вскочить в последний вагон.

Понятно с кем. С Западом, конечно. Это основной мессидж «Русского Давоса» в Питере. В разных вариациях и в разном исполнении Кремль убеждает либеральный мир: Мы не хотим конфронтации, готовы быть вашим партнёром и вообще «зла не держим». Стремление Кремля вырваться из изоляции и санкционного режима понятно. Разве можно быть Державой, находясь в политическом гетто? Разве можно оставаться бензоколонкой Запада, кусая его за ноги? Но возникает проблема: как представить отступление и геополитический провал, как победу? И как обеспечить взаимность либерального мира? Мы готовы снять контрсанкции, говорит Путин. А если Европа обманет и не пойдет навстречу?

Еще более серьезной проблемой для Кремля является невозможность отказаться от антизападничества, как мобилизационного механизма и легитимации власти— ведь других у него нет! А одновременно дружить с Западом и воевать с ним в общественном сознании требует особо изощренной эквилибристики. Тем более, когда конфронтация с Западом и для политического класса, и для части общества стала образом жизни. Доказательством чему явился марсельский фанатский шабаш. А облет американских авианосцев является привычным для нас способом принуждения к любви. Других-то тоже нет!

А что же Запад? В лице приехавших на Петербургский экономический форум председателя Еврокомиссии Юнкера и итальянского премьера Ренци (прохиндей Саркози никого, кроме себя, не представлял) Запад подтвердил, что торг неуместен и санкции снимет в обмен на выполнение Минских договоренностей по Донбассу. Вот незадача. Эти договоренности должны были стать западней для Украины, а стали ловушкой для России.

Но даже если в конце года западные санкции в отношении России будут сняты, новая реальность вряд ли будет для нас благоприятной. Ирония в том, что Кремлю реально удалось изменить Запад, заставив его отказаться от идеи, которая определяла его отношение к России в течение последних 25 лет— стремления к ее интеграции. Сегодня такой идеей стало недоверие, которое приобретает очертания сдерживания и сотрудничества по необходимости. Запад с подозрением относится к российской поддержке антисистемных правых и левых сил в своих странах. Запад сумел оправиться от российских контрсанкций и переориентироваться на другие рынки, тем самым снизив свою зависимость от России. Политические силы, которые в западном обществе лоббируют интересы Москвы, являются маргиналами.

Но самое главное — западное общественное мнение враждебно относится к России. Вот пример: сегодня только 14% немцев считают Россию страной, которой можно доверять, и 58% говорят, что санкции в отношении России нужно сохранить. Скандалы с российскими футбольными фанатами только закрепляют в западном сознании образ русского, который запечатлен на карикатуре «Charlie Hebdo»: пьяного неандертальца, от которого нужно наглухо задраить двери своего дома. Так, что общественное мнение не позволит западной элите переориентироваться на объятия с Москвой. Это мир, который Россия сама создала вокруг себя.

Так, что попытка вернуться в старую песочницу, увы, не получится. И непонятно, как бензоколонка сохранит державность, когда Запад перестанет играть в поддавки.

Оригинал

Джо Най, автор известной концепции «soft power», с тревогой пишет о том, что авторитаризм покоряет мир. И наиболее успешными и агрессивными мачо, на его взгляд, являются Путин, Си Цзинпин и Эрдоган. К которым, говорит Най, вполне может присоединиться «американский Муссолини»— Трамп.
Действительно, вместо ожидаемой новой волны демократизации на сцену вышел Анти-Либеральный Интернационал, во второй шеренге которого шагают (вот ведь ирония!) и некоторые европейские лидеры. Венгерский премьер Орбан давно — и успешно— сдал экзамен по авторитаризму.

Причём, российский президент играет роль спецназа в этой коалиции, пытаясь определить, где «красная черта», за которую Запад не позволит перейти. И часто оказывается, что эта черта двусмысленна либо размыта. За Путиным с оглядкой следует более осмотрительный Китайский лидер, который пока напрягает мускулы в Южно-Китайском море; но он явно готов к более рискованной игре. А вот Эрдоган совсем охамел, рискнув шантажировать Меркель и требовать от неё голову высмеявшего его германского журналиста.

Выход когорты мачо на авансцену вполне ожидаем — в политике не бывает пустоты. Ослабление Запада стало приглашением для нелиберальных лидеров рискнуть проверить, насколько прочны нервы и мускулы у враждебного им сообщества.

И опять ирония в том, что Запад начал терять драйв после победы над своим врагом и оппонентом— СССР и коммунизмом. Эпоха безмятежности и отказа от идеологии, вера в прагматизм и автоматизм прогресса деморализовали западную элиту и породили поколение лидеров -операторов, способных нажимать кнопки и играть в ситуативную политику. Но не готовых к новым вызовам, а тем более к управлению в период кризиса. Эпоха Аденауэра и де Голля, Тэтчер, Миттерана и Рейгана сменилась эпохой серых мышей. И если кто и вспомнит Камерона, Саркози и Олланда, то как пример анти-лидерства. А кто вспомнит лидеров ЕС, которые подбираются по принципу отсутствия лидерских качеств? На поле осталась одна Меркель, которая на своих плечах держит Европу и ещё подменяет Обаму, у которого нет желания заниматься большой политикой.

Конечно, мачо не могли избежать искушения заполнить паузу. И вот здесь произошёл облом. Они— то надеялись на упадок Запада. Вместо этого они разбудили Запад, впрыснув адреналин в обленившееся тело либеральной системы.

Западное общество начало поиск своей формулы сильного лидерства. Как предупреждал старик Тойнби, каждый вызов порождает ответ. Цивилизации, которые не могут ответить, умирают. Запад не готов умереть. А потому мачо допустили стратегическую ошибку. Они запустили Закон непреднамеренных последствий.

Правда, пока либеральный мир готовит пересменку, можно покуражиться. Но за кураж придётся платить. Россия уже платит.

Оригинал

Да, я о Хилари Клинтон. Она стала первой в истории Америки женщиной, которая гарантировала себе выдвижение кандидатом в президенты от Демократической партии. Хотя борьба не закончена и её соперник Берни Сандерс ещё может ей подпортить праздник.

Америка разрушает стереотипы. Только что американцы отдали Белый дом и самую мощную в мире власть чернокожему с непривычным для американского уха именем. А сегодня эту власть вполне может получить женщина.

Её путь к вершине мировой политики и к устрашающей ответственности был долог и драматичен. Как больно она падала и какую враждебность она встречала! Но каждый раз поднималась и продолжала свой путь наверх. Сегодня кажется, что её харизматический муж Билл всего лишь играл у неё на разогреве.

Да, она не вписывается в аскетический тип женского лидерства, который олицетворяют Тэтчер и Меркель. Хилари — продукт постмодернизма со смазанными границами между принципами и моральным релятивизмом. У неё столько скелетов в шкафу и в любой момент может обнаружиться новый!

Но ей повезло — судьба ей приготовила подарок. Этим подарком стал Трамп — полуфашистский выскочка. Именно он заставил американцев объединиться вокруг Хилари. Да, можно сказать, что Трамп обеспечил Хилари выдвижение. Но подарок может оказаться ядовитым. Ибо сделав ставку на борьбу с трампизмом, Хилари не смогла пока дать ответ на вызовы, с которым столкнулась Америка и весь мир. И непонятно,есть ли у неё эти идеи?

И почему нас все это должно волновать? Да потому, что Кремль, сделав Америку фактором внутренней политики и своей легитимации, сделал Россию зависимой от того, как и когда чихнёт обладатель Белого Дома.

Оригинал

01 июня 2016

Кулак и пряник

Это отныне принципы западной политики в отношении России. С одной стороны, НАТО усиливает своё присутствие в Балтии и Восточной Европе, в том числе и за счёт возвращения американских сил. С другой, Германия готова обсуждать вопрос об ослаблении санкций в отношении России. Сенсация в том, что к этому, видимо, готова сама Меркель. Причины понятны:

 — нужно сохранить единство Запада (и прежде всего ЕС) в ситуации неимоверного стресса;
 — опасения, что Россия в изоляции станет более агрессивной;
 — санкции бьют по интересам стран, ориентированных на экономическое сотрудничество с Москвой (среди них Франция, Австрия, Чехия, Венгрия, Австрия).

Но (!) речь сейчас идёт лишь о ма-аленькой морковке — отказе ЕС от запрета на посещение стран — членов ЕС представителями российской элиты, оказавшимися в санкционном списке. И в обмен на реальное сотрудничество Москвы в проведении выборов в ДНР и ЛНР на западных условиях.

Видимо, одновременно внутри самого Запада будет оформлена ещё одна сделка— усиление безопасности (за счёт НАТО, конечно!) тех стран, которые не согласны с санкционными послаблениями в отношении России.

Словом, Москве будет предоставлена возможность пошагового выхода из изоляции. Но на условиях Запада. И это вовсе не будет означать возврат к прежней «нормальности».

Словом, ожидайте мяч на российском поле.

Step-by-Step Rapprochement: Germany Considers Easing of Russia Sanctions

German foreign minister: Ease Russia sanctions ‘step-by-step’

Оригинал

25 мая 2016

Иллюзионисты

Свершилось! Миру предъявлена «Стратегия для России. Российская внешняя политика: конец 2010-х— начало 2020-х годов». Создателем «Стратегии» стал Совет по внешней и оборонной политике. Авторы пообещали нам «новый интеллектуальный импульс» и поставили задачу объяснить обществу окружающий мир. Звучит амбициозно. Коль скоро среди авторов немало достойных людей, отдадим должное их усилиям. Скажу сразу: с рядом наблюдений членов СВОП трудно не согласиться. Но ведь главное — какой мессидж эти наблюдения обрамляют. И вот когда приступаешь к усвоению обещанного «импульса», трудно удержаться от ощущения, что тебе подкладывают не то, что обещали. Причем, наши иллюзионисты даже не заботятся об убедительности создаваемой ими реальности. Смотрите сами.

1. Так, свою энергию создатели Стратегии направили на то, чтобы доказать, что Западом покончено. «Старый Запад не останется «лидером развития»; ЕС переживает «структурный кризис»; сегодня главное— «управление спадом старых». Но что здесь нового, если похоронами Запада российская пропаганда занимается уже столько лет? Возникает и более каверзный вопрос: если Запад кончился, то откуда у него энергия для «экспансии» и «давления, нацеленного на смену режима» в России, в чем его обвиняют авторы? И против кого нацелена милитаризация России, если Запад можно сбросить в мусорную корзину?

2. Когда читаешь о «глубоком стратегическом партнерстве» России с Китаем, сомнения о способности авторов реалистически смотреть на мир усиливаются. Авторы почему-то верят в возможность «тандема» Китая с Россией, в то время, как больше признаков того, что китайцы думают о своем тандеме с США. И почему -то авторы надеются, что Китай, как самая могущественная держава будущего, будет относиться к России деликатно. А с какой стати? Впрочем, поговорив о российском «повороте» на Восток, авторы вдруг признают, что он «недостаточно обеспечивается». Тогда к чему весь этот трезвон?

3. В поисках доказательств упадка Запада коллеги завели песню о «поднимающемся Не –Западе». Но кто там поднимается в «Не-Западе»? Китай, который не знает, как приспособить свою систему к новым вызовам? Или Бразилия с развалившейся системой управления? А может быть, Индия, которая хочет быть с Запалом, а не с «Не –Западом»? Или поднимается Россия?

4. Иногда при чтении возникает ощущение «кривого зеркала». Так, оказывается, что одна из главных причин «противостояния» России и Запада, это «желание самоорганизовываться против внешнего врага». Это, коллеги, не о России. Это о Европе.

5. Постоянный рефрен о необходимости сберечь суверенитет России начинает вызывать беспокойство. Видно, авторы очень сомневаются в том, что Россия суверенна. Но кто может России угрожать кроме ее правящего класса, который все, что мог, перетащил на Запад ( а не в поднимающийся «Не-Запад»)?

6. Когда же авторы убеждают нас, что российская внешняя политика « в целом удачна», а дипломатия является «мастерской», начинаешь спрашивать себя, каковы их критерии успеха? Может быть авторы — любители черного юмора и потому изоляцию России, недоверие к ней окружающего мира воспринимают, как успех?
7. Авторы утверждают, что Россия начала предлагать миру «жизнеспособный набор ценностей» и среди них политический плюрализм и невмешательство во внутренние дела других стран. Вот здесь подумалось: а может, «рабочая группа» СВОПа просто троллит читателя?

8. Одна из «ценностей» России— это «ценность великодержавия». И за эту ценность, говорят иллюзионисты-юмористы придётся «дорого платить». От себя отмечу: население уже платит; и не только население России. Но как тогда соединить желанную для СВОП «ценность» с призывом к «подъёму человеческого капитала»? Ведь мировая история доказывает: или великодержавие или человеческий капитал!

Соглашусь, однако, с выводом авторов о том, что «большинство элиты не готово» к повороту к человеческому капиталу. «Стратегия» не оставляет сомнений в том, к кому принадлежат ее авторы.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире