shenderovich

Виктор Шендерович

14 февраля 2017

F
14 февраля 2017

Будем точны

Захар Прилепин — это который сочинял романы, писал уклончивые мерзости про либеральное семя, звездил в телевизоре и концертировал помаленьку.

А в наемники по тяжелой статье УК РФ — я хочу помочь следственным органам — пошел некто Евгений Лавлинский, 1975 г.р. У наемников нет псевдонимов, у них кликухи и позывные, в лучшем случае. Моторола, Гиви, Политрук…

Важная разница между Политруком и Варварой Карауловой, сидящей в настоящее время в тюрьме, заключается в том, что Караулова — честная романтическая девушка, а в случае с Политруком мы имеем дело с расчетливым, хотя и обоюдоострым пиаром.

Абсолютно рыночная и очень успешная история, уверяю вас. Что не отменяет ее тяжелых реальных последствий.

Тут я хочу напомнить один старый сюжет.

Помните «распятого мальчика»? Его-то не было, а вот восемнадцатилетний Евгений Пушкарев из Кронштадта — был. Он насмотрелся останкинского вранья и отправился воевать с «укрофашистами» — и погиб на самом деле. И я очень надеюсь, кстати, что он является иногда Константину Львовичу Эрнсту, чтобы освежить его высокоинтеллектуальные сны.

Сегодня Останкино, обрадованное новой фенечкой отвязавшегося Политрука, снова собирает по стране батальоны добровольцев. Батальоны не батальоны, но кто-то, впечатленный новой волной военно-патриотического угара, непременно рванет на Донбасс…

Его кровь, как и кровь украинцев, которых он убьет, будет на руках этого уцененного байрона, вне зависимости от того, до какой степени он сам отдает себе отчет в собственной пошлости, а до какой сошел с ума на самом деле.

Оригинал

Европа. В телевизоре на всех каналах — Трамп. И оторопь оттого, что этот сон не проходит.

Мы его недооценили, кажется. Он не просто популист — он «настоящий буйный», по Высоцкому. Ему в дикий кайф все ломать и слышать хруст. И слушать проклятия по своему адресу — тоже в кайф. Он человек толпы и арены, и если вдруг отвернуть от него все телекамеры и оставить наедине с собой, он просто умрет.

Когда такой человек становится президентом такой страны, — это нечто. Ну и вообще — внезапная плотность отвязавшихся альфа-самцов не сулит нам скуки…

Если больное человечество переживет такую дозу прививки, оно выйдет из передряги поздоровеевшим, — но это надо еще выжить!

А еще — человечеству стоило бы, наконец, найти адекватный промежуток между правым скотством и левым идиотизмом. А то — либо депортация всех сирийцев, включая профессоров, либо поддержка ХАМАСа. Небогатое меню, а куда выйти из-за стола?

Нет ли у вас другого глобуса, как было сказано в том еврейском анекдоте.

Оригинал

Там, где есть еврейский вопрос, должен быть и еврейский ответ. Так вот: по моим скромным наблюдениям, евреям от Петра Толстого не убудет…

Они тут давно, на шарике, евреи эти. Успели сформулировать для человечества основные правила поведения, дать миру несчитанное число гениев и пророков (одного из которых никак не поделят несколько дочерних конфессий), пережили царей вавилонских, фараонов египетских, императоров римских, королей испанских, погромщиков русских, фашистов немецких, тиранов кавказских, упырей угандийских…

Переживут и вице-спикера путинской Государственной думы, фигня вопрос.

А вот судьба государства, которое вынимает из своих закромов антисемитизм, будет, уверяю вас, традиционно печальной.

Потому что антисемитизм — это ведь не про евреев. Это лакмусовая бумажка, показывающая уровень деградации системы. И еще не было случая, чтобы при торжествующем государственном антисемитизме не рушились бы нормы приличий, не стирались бы в пыль права человека.

Любого человека, подчеркнем это. Любого.

Как раз в ту пору, когда мать-природа произвела на свет Петра Толстого, в СССР случился очередной разгул антисемитизма. Советских евреев в конце семидесятых гнобили на полную катушку, но кончилось это плохо, заметим, не для будущего основателя «Гугла», которого родители вывезли мальчиком, от греха подальше, в свободные края… — плохо кончилось для СССР!

И не потому, что в МГУ начали поступать не лучшие, а расово полноценные, и не потому даже, что «инвалиды пятого пункта» — врачи, юристы, инженеры, музыканты, ученые… — начали валить за бугор при первой возможности.

Просто — очередной всплеск государственного антисемитизма означал, что дела в стране идут хреново. Что власть снова ищет виноватых и заигрывает с люмпенами. Что официальная идеология разложилась. Что качество управления — ниже плинтуса (тупицы и негодяи редко бывают эффективными). Что ужесточаются правила, и матереет полицейская власть…

А значит, плохо тут будет не только Гольдфарбу и Щаранскому, но и Сахарову, Марченко, Твардовскому, Тарковскому, Барышникову, Окуджаве… Плохо будет — всем свободным людям, без различия национальности. Ибо ставка на люмпена, популизм и соблазн простых решений — абсолютны. В стране, где возможно «дело врачей», — будьте уверены, доберутся и до Зощенко, и до Ахматовой…

Только однажды в такой стране кончится еда (в частности, потому что власти страны, на радость пиплу, заблаговременно уничтожили генетиков). Кончится — для всех, а для титульной нации, замечу, в особенности заметно. Просто потому что ехать некуда. А раззодоренный властью национальный вопрос начнет прилетать к ней бумерангом с окраин. И не обязательно из местечек, как в позапрошлый раз. Матушка-история любит парадоксы…

Один очень древний мудрец (чье имя я не назову, чтобы не огорчать депутатов российской Государственной думы) утверждал, что нет ничего нового под солнцем. В вольном переводе на русский это можно озвучить и как совет людям и царствам думать головой и не прыгать на старые грабли.

Антисемитизм — очевидная, проверенная тысячелетиями и очень поганая симптоматика. Когда эта дрянь начинает так густо капать с государственного конца, — пора лечиться.

Оригинал

Номенклатурно-патриотическая реакция на мой «русофобский» пост, с обращением «общественности» в Следственный комитет, и прочая, и прочая… — меня вполне позабавила. Cобственно, другой реакции с этого направления и быть не могло («Клим Чугункин, стаж!»).
Но потом я вчитался в комментарии «просвещенной публики» и огорчился: похоже, необходимость повторять азы распространяется уже и на нее.

Ну, делать нечего: вот вам немного азов, милые комментаторы.

Итак. «Вынимание» слова из поэтического образа, прозаизация, буквальный пересказ — нелегитимны: они уничтожают чудо языка, разбивают этот хрусталь в мелкую глупую крошку. И нет, разумеется, способа надежнее, чтобы превратить автора в идиота.
Пушкин не предлагал юным женщинам радоваться утреннему понижению температуры и являться по такому случаю звездами Севера, нет. Он не идиот — он поэт.

Он написал: «мороз и солнце…», а это совсем другое дело.

Сатирическая образная система ничем не отличается от образной системы поэтической. Только, в случае с сатирой, хрустальная крошка, в которую (сдуру или по злому умыслу) превращен образ, становится уже опасной. Она может порезать в кровь.

Не надо пересказывать сатиру своими словами! Это не только глупо, но и подло.

Грибоедов не считал жителей Москвы психически поголовно ненормальными, нет! Лермонтов не обзывал россиян грязными рабами, Лесков не считал свою нацию нацией людоедов, Чехов не утверждал про 99% соотечественников, что они безмозглые идиоты…

Классики, для выражения своих мыслей и чувств, пользовались метафорами и гиперболами, полагая по наивности, что читатели (по крайней мере, их не-жандармская часть) не будут фигачить по этому хрусталю арматурой и горячить себя напрасной ненавистью к авторам, обзываясь словом «русофобия». Они и слова-то такого не знали, авторы самых жестких и честных диагнозов, поставленных своему народу.

Теперь, уж простите, я вынужден вернуться от классиков к себе, многогрешному. Ибо размеры дарования индивидуальны, но правила-то общие…

Так вот, про «руки из жопы» в моем тексте — это было не про генетику, нет. Про генетику — это я пошутил, а предупредить, что шучу, забыл.

То есть, руки действительно из жопы, но не по генетическим причинам.

Это исторически детерминированные руки из жопы, а монах Мендель со своими бобовыми тут ни при чем.

Это же касается «ботвы в голове», упомянутой в моем тексте чуть ниже. Это была метафорическая ботва, сограждане. Типа образ. На самом же деле, я легко готов признать, что в голове у всех россиян находятся мозги. Серое такое и очень вязкое вещество. В среднем, по полтора кило на череп, и безо всяких метафор.

Это моя официальная позиция, и я буду шутить с вами теперь — только в присутствии моего адвоката.

Оригинал

Оригинал

Возле гейта — ларек с пивом, печатной продукцией и сувенирами: матрешка, Чебурашка, Сталин, Путин, балалайка. Глянцевый Басков сообщает с обложки, что раньше мог с тремя за ночь (как я жил без этого знания?); столичная комсомольская газета делится секретами певицы Юлии Савичевой: она топила воск, разглядела в воде восковое сердечко и обрела любимого…

От этих неотложных сообщений меня отвлекает стремительный успех полицейского патруля: в паре шагов от меня трое бойцов отловили молодого человека с бутылочкой пива в руке! Распитие спиртного в общественном месте!

Что интересно: молодой человек купил эту бутылку — в этом ларьке.

Вопрос на засыпку: зачем в Шереметьево, в ларьке у гейта, продают пиво? Чтобы человек с этой бутылкой улетел в Париж, где пива нет?

Еще версии?

Правильно: для того и продают, чтобы человек отглотнул из этой бутылки — и попался! Это просто засада у водопоя, хорошо организованная засада.

— Я не знал, что тут нельзя… — растерянно бурчит молодой человек.

— Незнание об ответственности не освобождает от ответственности, — привычно сообщает офицер полиции.

— Но тут нигде не написано, что пить нельзя!

(Ну еще бы. Это же могло бы сорвать засаду).

— Вы в общественном месте, — отвечает ему приверженный закону офицер с выражением отсутствия всякого выражения на лице. — Пройдемте.

И трое отъевшихся, хорошо экипированных хозяев саванны, представители правового государства, забрав у жертвы паспорт и билет, уводят его вдоль гейтов на оздоровительную процедуру.

Быстро поделится накоплениями — вернут на рейс. Начнет залупаться — будут оформлять его из педагогических соображений до морковкиного заговения, вместо Парижа — или куда он там намылился… Хозяева!

Интересно, кстати: ларек в доле? Впрочем, в любом случае: Сталин и Путин тут весьма к месту. Да и матрешка с балалайкой, кажется, тоже. Ибо бесправие обычного человека (с бутылкой или без) перед человеком в форме (с бутылкой или без) — с дистанции многих веков выглядит здесь, прошу прощения у Канта, имманентно присущим…

Так что не будем горевать о молодом человеке, ну его совсем, действительно! В стране, где мирного пикетчика можно безнаказанно запихнуть в каземат и подвесить там на дыбе, стране, парламент которой полон упырей, а главный по традиции обитает в Кремле, — в такой стране дежурное полицейское обдиралово вообще не заслуживает упоминания!

И чего я завелся, сам не знаю. Простите, что отвлек от Баскова и Савичевой.

Оригинал

В то время как американцы производят айфоны и айпады, немцы — автомобили, а итальянцы специализируются на одежде и обуви, россияне производят нравственность. Поскольку руки у россиян, по генетической традиции, растут из жопы, а голова, в результате отрицательной селекции, называемой «особый путь развития», набита по преимуществу ботвой, этот промысел остается в настоящее время почти единственным. Нравственность россияне производят ртом, особенно специализируясь на обсуждении т.н. «безнравственности». Шумное всенародное обсуждение чужой безнравственности помогает россиянам заглушить болевые ощущение от рабского ярма, натирающего им шею, и отвлечься от зрелища рук, продолжающих все это время расти из жопы…
(Из энциклопедии)

Оригинал

Ниже — рассказ очевидца, который записал по памяти в эти дни и переслал мне мой добрый знакомый, переводчик Леонид Степанович Сержан.

Этот рассказ вызывает сегодня такие сложные чувства…

Почитайте и вы, а потом — сравним ощущения.

ХОР КРАСНОЙ АРМИИ В БЕРЛИНЕ В МАЕ 1945-ГО
В эти дни, после гибели Ансамбля Российской армии, мне вспомнилась удивительная история о выступлении Хора Красной армии в Берлине в мае 1945 г.
Услышал я её в 1961 г., будучи в Ленинграде на курсах военных переводчиков-офицеров запаса со своим французским языком. Рассказал её мне мой «сокурсник» (за давностью лет ни имя, ни фамилию я, увы, не помню): ему было за сорок, он прошёл войну переводчиком (с немецким языком) и, конечно, был старше меня.
Ещё была так называемая хрущёвская «оттепель», к советской власти этот ленинградец относился, мягко говоря, скептически и о войне иногда рассказывал такое, о чём тогда не рисковали писать. Тем ценнее его объективное свидетельство об этом выступлении. Напишу то, что мне запомнилось с его слов…
Самое начало мая 1945 г.

Берлин в развалинах. Страшнее Сталинграда, говорили многие. (Впрочем, по мнению моего покойного тестя, Леонида Евсеевича Горбатова, который тоже прошёл войну переводчиком и мог сравнивать, всё-таки Сталинград был намного страшнее).

В городе – ужас: идут грабежи, массовые изнасилования женщин (Сталин ещё не подписал приказ о расстрелах за мародёрство и изнасилование). Голод (город брошен властями на произвол судьбы), несмотря на военно-полевые кухни, с помощью которых наши пытаются подкормить население…

И вдруг по Берлину пустили грузовики и в громкоговорители объявили, что у Бранденбургских ворот будет концерт Хора Красной армии… Думали, что из чистого любопытства (неужели эти русские медведи умеют ещё и петь? хотя на фронте немцы из своих окопов «заказывали»: Рус, рус, ишчо «Катьюшя»!) придёт хоть сколько-нибудь народа, собралась огромная толпа (хоть не работало метро, затопленное по приказу Гитлера, вместе с сотней тысяч берлинцев, а из наземного транспорта проехать могли только танки…), тем более, что наши тоже не забыли привезти и туда полевые кухни…

Когда наш хор грянул своё, народ оцепенел: такое они ещё не слышали (даже на развалинах Третьего рейха этот народ оставался народом великой музыки и понимал её!), а когда вдруг наши запели немецкие песни (их было две или три, не помню) толпа их подхватила, как один человек… Расходиться не хотели…
Конечно, после концерта (и даже во время оного) грабежи и прочее не прекратились, но хоть на какое-то время настроение в городе изменилось: зажглась какая-то звезда надежды…

……………………

Вот такое воспоминание, такое зеркальце от матушки-истории.

А теперь сравним ситуации, примерим былое к современности наводящими вопросами. Полагаю, они будут неприятными, эти вопросы, и желающие лишить меня гражданства или расстрелять как бешеную собаку могут дальше этого места просто не читать, чтобы потом не расстраиваться.
Итак.

Хор Александрова прилетел в Берлин после победы в освободительной войне. (Оставим за скобками вопрос об ответственности СССР за развязывание Второй мировой, — к маю сорок пятого эта война была воистину и великой, и отечественной…)

И каковы бы ни были жертвы среди мирного населения Берлина от советских бомбежек, — это были военные жертвы, ответственность за которые целиком (или почти целиком) лежала на Гитлере…

Хор Александрова в Берлине, в мае сорок пятого, был знаком Победы.

Что имели в виду устроители несостоявшегося праздника в Алеппо? Про что намечался этот праздник? Про то, что империя (наследница сталинской, но уже при последнем опасном издыхании) отбила и на некоторое время оставила за собой последнюю военную базу в регионе?

Отличный повод.

Империя сделала это, стерев с лица земли, своим новейшим оружием, тысячи мирных жителей; исполнив сей подвиг «тренировки» на пару со своим союзником, потомственным тираном, серийным убийцей собственного народа, империя оставила его у власти для новых убийств…

Это собирались праздновать в Министерстве обороны?

Или что-то другое?

Только не надо мне про ИГИЛ (почему-то запрещенный в РФ, в отличие от ХАМАСа) — эти рыдания о борьбе с мировым злом оставьте Антону Красовскому.

Идеологический (всегда гуманистический) флер, наброшенный поверх наших имперских интервенций, давно побит молью, — и надо крепко перейти с белого полусладкого на «Боярышник», чтобы верить этой ерунде. И быть очень двусмысленным человеком, чтобы на голубом глазу впаривать это несчастному населению.
«Хоть на какое-то время настроение в Берлине изменилось, — вспоминал очевидец май сорок пятого, — зажглась какая-то звезда надежды…»

Звездой какой надежды должен был стать для уцелевших сирийцев прилет парадного военного российского хора? Знаком чего должно было стать это пение с танцами для стертого с лица земли Алеппо? Много ли было приготовлено сирийских песен? Планировался ли свободный доступ на концерт для жителей города?
Что ни вопрос, то — разительная разница в ответах. И — наглядное свидетельство нашей национальной катастрофы за минувшие три четверти века.

Наши танки встречали цветами, но очень недолго, как вы помните. Мы были освободителями — до мая 1945-го. С тех пор мы — интервенты, и пальцев не хватит перечислять весь этот дежурный имперский позор, от Будапешта до Донбасса. И никак не хотим остановиться, все настаиваем на своем особом пути в ад…
Ничего особого, к слову, этом пути нет. Вполне типовой путь нераскаявшейся империи.

«В настоящей трагедии гибнет не герой – гибнет хор», – сказал в Нобелевской речи Иосиф Бродский. Ужасная буквализация метафоры случилась над Черным морем несколько дней назад.

Что не отменяет широкого смысла сказанного.

Что-то слабовато в нашей лавочке с ассортиментом, граждане.
Все время предлагают выбирать между сифилисом и гонореей. Определиться с позицией. Чтобы либо за Путина — либо чтобы сдохли все москали. И либо идти радоваться, что упал самолет Минобороны с доктором Лизой — либо поскорее расстрелять, как бешеную собаку, Аркадий Бабченко Аркадия Бабченко. (Который, к слову сказать, вовсе не радовался смертям, а только устало напомнил о взаимосвязях, — на что имеет право, как мало кто из нас… )
Так вот, об ассортименте.
А что, если нам, между сифилисом и гонореей, найти неожиданный просвет — и попрактиковать, в виде исключения, здоровый образ жизни? Ну, так, в виде эксперимента… Хуже-то точно не будет.
Давайте попробуем разжать кулаки, а напрячь, наоборот, мозги. Пораспутываем смысловые ниточки.
Попробуем отличить милосердие, даже цинично использованное стороной зла, от самого зла. Настаивая на моральной ответственности тех, кто обслуживает путинские авантюры, попытаемся удержаться от улюлюканья над погибшими.
Полемизируя с оппонентом, попробуем не заниматься травлей и подлогом (а вся сегодняшняя федеральная «полемика» с Бабченко — один сплошной подлог, и травля, и подлость).
Да! И как бы нам согласиться наконец, что кроме белого и черного, существуют еще некоторые цвета в спектре? И что несовпадение мнений — повод для диалога, а не взаимного уничтожения? Как бы нам перестать оскорблять собеседников?
Как бы завести немного гигиены, а, граждане?
Потому что воняет уже со всех сторон так, что без противогаза в фейсбук не зайти.

Оригинал

Сколько многозначительных глупостей было сказано и написано к пятой годовщине протеста… Сколько злорадства, какое повышенное внимание к деталям и мелким скользким персоналиям… И почти никто не вспомнил главного: воздуха тех дней — и разлитого в этом воздухе чувства возвращенного гражданского достоинства.
Не стыдно было смотреть друг другу в глаза в те дни, вот что.
А остальное — подробности.

Апропо: можно и Великую французскую революцию описывать как сплетение корыстных мотивов и мелкого политического интриганства, и это тоже будет правдой. Но ведь не всей же. Либертэ же, фратерните… ))

Давайте хоть сами себя не превращать в скотов — этим есть кому заняться.

Оригинал

Детский правозащитный проект «Патронус» — по сути, общественный уполномоченный по правам ребенка. Распил в смету не заложен

В числе проектов, которыми занимается фонд «Нужна помощь», есть детский правозащитный проект «Патронус». Фактически это — общественный уполномоченный по правам ребенка! Если сироте не дают жилье, больному не дают лекарство, инвалиду не дают коляску, не оформляют инвалидность — юристы «Патронуса» принимают обращения, пишут жалобы в прокуратуру, идут с родителями в суд, работают их адвокатами… Кстати, если ваши права нарушают, вы тоже можете обратиться в «Патронус»: patronus@nuzhnapomosh.ru

***

Юристов — двое, и за пять лет существования проекта этими двоими выиграно больше тысячи дел (для родителей — совершенно бесплатно, разумеется). «Патронус» — фантастически успешный проект в смысле эффективности, — и при этом он, как вы понимаете, все время балансирует на грани исчезновения, именно потому что нацелен на помощь родителям инвалидов, а не на обираловку…

В настоящее время расклад такой: зарплату одному юристу платит хороший человек Григорий Гусельников. На все остальное — зарплату второго юриста, координатора проекта (секретаря), на телефонные и транспортные расходы, на покупку компьютерного юридического справочника — нужны деньги.

Всего — 207 тысяч рублей в месяц.

В этом месте, с вашего позволения, небольшое лирическое отступление (байка)...

Бывший управделами Кремля Пал Палыч Бородин, — ныне, если кто не в курсе, возглавляющий государство, в котором мы живем (Союзное, с Белоруссией, гы-гы), — так вот, этот Пал Палыч любил в свое время рассказать, как показывал Шираку и Клинтону свежеотремонтированный Георгиевский зал Кремля.

Бородин утверждал, что высокие гости, озирая золоченые потолки, все время восклицали нечто вроде «анбеливебл»...

Остатки бюджета брошены на засирание мозгов, ОМОН, Нацгвардию и прочие вещи, необходимые для безопасного обитания в этом пейзаже слуг народа

Еще бы не «анбеливебл». Это они еще сметы не видели, где было все то же самое, но еще и с маржой на распил…

Картину этой экскурсии завершает реплика, брошенная в тот день Клинтоном. «И эти люди просят у нас денег», — напомнил французскому президенту американский..

С тех пор прошло двадцать лет, и приоритеты не то чтобы поменялись, но существенно уточнились. Один день бомбометания по Алеппо стоит в среднем два с половиной миллиона долларов. На выходное пособие дрессированным депутатам Государственной думы (проголосовавшим за это бомбометание) можно было бы два года содержать несколько районных больниц. Остатки бюджета брошены на засирание мозгов, ОМОН, Нацгвардию и прочие вещи, необходимые для безопасного обитания в этом пейзаже слуг народа (по совместительству —фигурантов списка «Форбс» ) ...

А проект «Патронус» — просит денег. Не у государства, разумеется, — у людей.
На работу, которую, заметьте, отказывается делать это самое государство…

Напоследок — коротко вернемся к сюжету (ибо, как учил Штирлиц, запоминается последнее).

Итак: проект «Патронус»; направление работы — юридическое сопровождение проблемных детей-инвалидов и отстаивание законных прав любого ребенка в ситуации конфликта с государством. Цена вопроса — 207 тысяч рублей в месяц.

Распил в смету не заложен.

Внимание: нужны не разовые взносы, а постоянные платежные поручения, пусть небольшие, но — ПОСТОЯННЫЕ. Это закроет проблему, а не отложит ее.

Внизу — форма для оформления ежемесячного пожертвования.

Спасибо.

Оригинал

СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире