shenderovich

Виктор Шендерович

05 сентября 2017

F

А помните, дорогие россияне, был такой — Джохар Дудаев?

Он хотел независимости Чечни. Всего лишь. Он был фанатиком свободной Ичкерии (всего лишь). Не личной власти хотел, не бабла из российской казны, не зверинцев в столице своего тейпа, не казней своих противников – независимости для родины! Чтобы она вышла, наконец, на свободу из-под генерала Ермолова и дивизий НКВД…

Мы его убили.

Помните, был такой – Аслан Масхадов? Он хотел независимости Чечни. Ее постепенного, легитимного выхода на свободу; цивилизованного развода. Он не был бандитом. Он выиграл выборы в Чечне именно на взвешенности своей политической позиции, вдесятеро опередив Шамиля Басаева…

Мы убили и Масхадова (Басаев подорвался сам).

Ради этого последнего политического достижения – чтобы не дать полковнику вернуться в легитимное поле (из которого Россия вышвырнула разом и себя, и его, разорвав Хасавюртские соглашения), нам пришлось убивать собственных детей в Беслане. Иначе там, не дай бог, появился бы в качестве посредника Масхадов, и с ним пришлось бы снова вести переговоры… С годовщиной вас, кстати.

В общем, мы их всех убили, и посадили на чеченский трон клан управляемых чеченцев. Путин тогда опять всех переиграл, помните? Помните, как после гибели главы тейпа он позвал в Кремль наследника, юношу-сына в трениках?

Мальчик вырос, вы заметили?

Миллиарды, выкачанные из российской казны (большей частью непосредственно в Центорой), абсолютное средневековье внутри республики, границу которой без отмашки главы халифата не могут теперь пересечь и офицеры Следственного комитета РФ), пепел Эстемировой и Политковской, отнюдь не стучащий в наши сердца, чеченские убийцы в звании Героев России в российском парламенте, физическое уничтожение личных врагов, в том числе на улицах Москвы…

И вот прекрасная виньетка на торте российской победы над Чечней – крик «аллаху акбар» на парализованной Большой Никитской, на несогласованном тысячном митинге, и обоссавшаяся московская ментура судорожно звонит наверх с вопросом, что с этим делать, но там, наверху, при слове «Кадыров» тоже (и уже давно) не остается ни одного человека в сухих штанах.

Это вам не очкариков винтить, рэмбы вы наши дефективные…

Буддисты — и страдания о гибели мусульман в далекой Мьянме – для Кадырова, разумеется, только очередной повод показать, кто в доме хозяин; под командованием Путина, в многочисленных самашках и ачхой-мартанах, мусульман было убито столько, что никаким буддистам не снилось, и никаких претензий по этому поводу от Кадырова пока не слышно. Впрочем, когда Путин сгинет, и финансирование прикроется, этот счет будет выставлен нам всем в процессе стремительного развода, можете даже не сомневаться.

Без Путина Кадырову все равно не жить (в Российской Федерации); на этот исторический поворот у Рамзана припасено зеленое знамя ислама и одна из самых боеспособных армий в регионе. Братья по вере не дадут в обиду, да и России, после всех путинских побед, будет в ту пору уже совсем не до Чечни…

Но это – прогнозы, а по факту — всесильный Рамзан еще раз, и вполне демонстративно, нагнул Россию, и в каком-то смысле – правильно сделал, что нагнул. Если до кого-то еще не дошло, может, хоть сейчас дойдет, и то хлеб.

С победой вас в чеченской войне, дорогие россияне. Ну, и главнокомандующему вашему привет передавайте, который опять всех переиграл.

Оригинал

Щелкнул, на ночь глядя, пультом не в ту сторону и попал на канал «Россия», а там режиссер Шахназаров сетует на идею «Русского мира»: узковата, говорит.

Вот зачем, говорит, например, китайцу русский мир? То ли дело евразийство, Гумилев! Вот бы нам в этом направлении помозговать. Советский проект, говорит, тоже был хорош в смысле объединения народов…

Если перевести этот поток сознания на язык смысла, режиссер Шахназаров сказал вот что. Он сказал: хорошо бы нам всех вокруг себя объединить! Неважно, по какому поводу, но чтобы непременно вокруг нас! «Русский мир» азиаты не берут, давайте втюхаем что-нибудь другое.

Отличная мысль.

Не от спроса плясать, а от нужд продавца.

Ходит такой обиженный коробейник по мировому базару и канючит: возьмите хоть что-нибудь, а? У меня много чего есть, оно поврозь лежит, но можно и оптом: Дугин с серпом и молотом, суверенная демократия, семь на восемь, Гиркин с Христом, до кучи, чтобы вам узко не показалось…

Не берут. Носы воротят. Зачем нам это, спрашивают.

Как зачем? Чтобы я был в центре процесса!

Какого процесса?

Да хоть какого, лишь бы в центре. Вы что, не понимаете? Я ж Россия!

Погоди, говорят, друг ситный, с какой стати ты ощущаешь себя таким уж центровым? Откуда это самоощущение? Чем ты, в настоящее время, готов удивить мир, кроме памятника Калашникову? Что можешь предложить, кроме коррупции? Что в тебе уникального, помимо размеров, с которыми ты не знаешь что делать? Отчего бы тебе не перестать учить жизни народы и континенты, не охолонуть немного, не подлечиться; руки, наконец, попробовать пересадить из жопы в плечевой пояс…

Обиделся, пошел за ядерной бомбой.

Хорошо, хорошо! Ты в центре, в центре! Расскажи еще, какие есть идеи для объединения!

Оригинал

05 августа 2017

Все тут шито косо

Кажется, почти нигде, кроме «Новой газеты» и запрещенных «Граней», нет ни слова о крымском фермере Владимире Балухе, получившем только что 3 года и 7 месяцев колонии общего режима за то, что вывесил над домом украинский флаг. Ему тут же подкинули патроны и арестовали.

Все тут шито не только белыми нитками, но и косо. Партизан, тайно хранящий патроны, не вешает над домом, на оккупированной территории, флаг своей страны. Не говоря уже о том, что если бы патроны были его, он получил бы лет двадцать, разумеется.

Оригинал

Пристальное внимание главы Общественного совета при Минкультуры РФ Павла Пожигайло привлекла голая грудь Матильды. Он обратился по этому поводу к режиссеру Алексею Учителю и дал тому несколько бесценных советов про то, как снимать кино…

«Среди эскимосов, — писал Лец, — всегда найдется кто-нибудь, кто объяснит жителям Конго, как им себя вести в случае страшной жары».

Голую женскую грудь советский народ впервые увидел своими изумленными глазами в фильме «Романс о влюбленных». Это было полвека назад. Не помню, как мы это пережили, но как–то пережили. С тех пор произошло столько всего! — и ничего не произошло. Страна противостоит блоку НАТО и воюет снаружи; у власти бессменный лидер; номенклатурные эскимосы снова рассказывают, как себя вести в случае жары, безымянные платяные вши учат нас нравственности. А памятники убийцам как торчали по стране, так и торчат. Еще новых добавили.

Одно хорошо: от всего этого сегодня можно уехать. Что и делают миллионы россиян, — по преимуществу как раз те, которые могли бы сделать тут что-то человеческое…

Оригинал

Помните, что РФ устроила по поводу Виктора Бута, торговца оружием? Вокруг Смоленской площади земля дрожала. Защита российского гражданина!

А сегодня в Баку суд приговорил к трем годам лишения свободы блоггера Александра Лапшина, за незаконный переход азербайджанской границы, а если точнее — за посещение Нагорного Карабаха.

И что? А вот что: «Экстрадиция блоггера Лапшина — не тема Кремля» (Песков).

Ну да. В отличие от торговца оружием, насмерть сросшегося с Рособоронэкспортом и начиненного именами и явками, блогер Лапшин, действительно, не скребет Кремль ни разу.

И Песков иногда говорит правду!

Попробуем еще разок примерить ситуацию к аналогу.

Попробуем представить, что Украина отловила российского гражданина, незаконно посетившего украинскую территорию (скажем, Донбасс) — блоггера или писателя какого-нибудь, не будем показывать пальцем… — и посадила его на три года в колонию.

Наши действия? Наша риторика?

Да земля разверзнется!

А тут — полная индифферентность. Посадили российского гражданина — да и фиг с ним. Причем выдали Лапшина — из Минска. Союзное государство там, видимо, с Азербайджаном.

Оригинал

Пара слов про частный менталитет на фоне национальных традиций.

Только что 36-летний Роджер Федерер выиграл свой очередной Уимблдон. А я вдруг вспомнил, как он появился на теннисном небосклоне 18 лет назад.
В тот сезон — почти одновременно — взошли две юные звезды: Федерер и Марат Сафин. Причем комментаторы отдавали теннисное будущее Сафину как более одаренному физически (а технически оснащенному не хуже)…

Играл Сафин гениально, но недолго. Последний турнир Большого шлема выиграл 13 лет назад. А дальше — все как у людей (наших): светская жизнь, глянец, «близкие отношения со звездами кино и шоу-бизнеса» (Википедия), поход в номенклатуру, членство в «Единой России», депутатство в Госдуме…

Свой мандат Марат Мубинович только что сдал, умница. Успел соскочить до поворота «все вдруг»… Ну, игру-то он всегда читал хорошо.

А Федерер, бедолага, все играет в теннис.
А швейцарские депутаты (в отличие от Сафина и Ко, легитимные и не очень богатые) — принимают швейцарские законы.

Оригинал

Новость на Яндексе: в Госдуме предложили ужесточить наказание за коррупцию.

Мне бы, конечно, хотелось одним глазком глянуть: как это у них там происходит? Подмигивают ли они друг другу, когда требуют бороться с коррупцией, ухмыляются в открытую или хранят скотский серьез? Отдают ли себе отчет в том, что они и есть коррупция, — или все запущено так сильно, что они уже и не понимают этого сами? Кстати, не исключено. Человек же не чувствует собственного запаха, по крайней мере, чувствует его гораздо слабее окружающих… А в казарме и камере запах быстро становится общим, что резко улучшает самоощущение, ибо общий позор уже не позор, а обстоятельства существования…

Оригинал

22 июня 2017

Дайте дышать

Людям нужен приют, чтобы ждать легкие

Я не про политику сейчас. Я про муковисцидоз — болезнь мучительную и смертельную.

Муковисцидоз — это когда сохнут и твердеют слизистые ткани в человеке. Все слизистые ткани — в горле, в кишечнике, в легких. Легкие буквально окаменевают, и человек не может дышать.
Болеют муковисцидозом — дети. Не потому что это детская болезнь, а потому что с этим диагнозом мало кто доживает до двадцати лет. Совсем молодые люди задыхаются от того, что окаменевшие легкие перестают впитывать кислород.

Но с недавних пор спасение есть — непростое, но уже вполне реальное: пересадка легких.

Отсюда начинается отдельный драматический сюжет с обратным отсчетом времени. Для того, чтобы операция стала возможной, человек должен лечь на операционный стол не позже, чем через четыре часа после появления донорских легких. А значит — должен все время находиться неподалеку от специализированной клиники, в которой его ждет спасение. Он должен жить по соседству.

Именно это узкое место в логистике раз за разом оказывается смертельным

И вот на это, на крышу над головой, на приют, пока ждешь донорский орган — уже никакой сметы нигде не предусмотрено.

Смета эта, как вы понимаете — совершенно копеечная рядом с ценой человеческой жизни, но именно это узкое место в логистике раз за разом оказывается смертельным.

Вот на это — на аренду квартир, где десятки людей могли бы дождаться своего шанса на спасение — и собирает деньги Фонд «Кислород». В три щелчка компьютерной мыши прямо сейчас и здесь вы можете отодвинуть смерть на положенные ей горизонты.

Сделайте это, пожалуйста.

Оригинал

СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ

Этот текст просился наружу давно.
Не раз и не два в последее время я оказывался, по разным поводам, «чужим среди своих». Случалось это, как правило, в те дни, когда что-то мешало мне присоединиться к поношению политических противников — или ничто не мешало сказать некоторым из них, по юбилейному случаю, слова благодарности…
Ибо Крым разделил нас три года назад, Путин — только в двухтысячном. А душа живет дольше и помнит больше. И легкость, с которой мы готовы начисто ампутировать собственную благодарность, — поражает.

Последней каплей стали ядовитые констатации-напоминания, появившиеся в фейсбуке вслед за сообщениями о смерти Алексея Баталова: «крымнашист» он был, оказывается, вот кто!
Ну, был. Досадно? Да. Есть что возразить против его ностальгических мотивов? Да полно возражений, разумеется, — и все они были высказаны тогда же, в 2014 году, и много раз потом…
Но что же теперь? Выбросить на помойку физика Гусева и канатаходца Тибула? С презрением вынести за идеологическую черту — грандиозного человека? Нет, братцы. Он мал не так, как вы.
Алексей Владимирович Баталов, поддержавший аннексию Крыма, — он и Гоша, и Гога, и даже Жора, но ни разу не «Гиви». И Доктор Лиза — не «Моторола», и погибшая вместе с ней над Черным морем юная балерина Ансамбля им.Александрова — не Шойгу, хотя, может быть, и носила погоны оккупационной российской армии…

Общим видом овладели, как писал Жванецкий, — давайте не пропускать подробности! А если мы отказываемся видеть эти подробности (в которых самая что ни на есть суть дела), — мы попросту слепы.
Юнну Мориц, сколько бы она не написала теперь чудовищной вредоносной дряни, невозможно равнять с Прилепиным. Поддержка войны на Донбассе не может быть единственной линейкой для замера души: это важный, но не универсальный показатель! Есть другие, куда более универсальные, — и по ним немедленно обнаружатся базовые расхождения! Ибо небесную Юнну Петровну, говоря простым русским языком, обуял бес, а ушлый Захар просто посчитал риски и поменял либеральную целевую аудиторию на «патриотическую», гораздо более широкую, и теперь успешно сучит лапками в этом направлении. Она — грандиозный поэт, а он сам себе пиар-менеджер (тоже вполне грандиозный, впрочем). А Донбасс тут сбоку.

Целеполагание, понимаете? Именно целеполагание, — то, на что человек решил потратить свою единственную жизнь, — и отличает людей друг от друга прежде всего остального!
Поэтому — да отсохнут языки у людей, порочащих имя Чулпан Хаматовой! Она поддержала Путина? Да, поддержала, и не хуже вас знает цену этого компромисса. (Полагаю, что она знает эту цену гораздо лучше всех нас, ибо платила своей репутацией).

Надо ли публично настаивать на двусмысленности такого компромисса?
Надо. Непременно надо, чтобы не дать съехать вбок системе координат.
Но делая это, следует каждую секунду помнить о том, что «стиль полемики важнее предмета полемики» (не устаю цитировать великого Григория Померанца). А как раз массовый помойный стиль (спасибо фейсбуку, снявшему последние цензурные рамки) — совершенно невыносим уже, увы, с обеих сторон.
Вам кажется, дорогие некоторые товарищи по антипутинскому лагерю, что, улюлюкая в адрес выдающейся актрисы, вы способствуете укреплению либеральных ценностей? Нет, вы легитимизируете стиль «Комсомольской правды» и участвуете в общественной деградации! И сатана потирает руки в этот момент. Ибо с Сунгоркина и Ко спрос небольшой, а когда грязь начинают лить люди, по внешним признакам, приличные, — это уже чистая победа ада.

...Мне кажется, мы теряем способность видеть мир в объеме. Да, военные времена — плохое время для полутонов, и мои упреки меньше всего обращены к гражданам Украины. Для них мы, прежде всего, представители страны-оккупанта. Страны, приносящей кровь и страдания их стране. Коллективная репутация — вещь суровая, и быть немцем в сороковых неуютно, даже если ты не работал на гестапо и верил своему фюреру совершенно бескорыстно. И даже если ты, ценою поддержки фюрера, пытался спасти жизни больных немецких детей — все равно: очень плохо быть немцем в сороковых!
Это надо понимать тоже.

Интеллигентность подразумевает и твердость внутренних установок, и — непременно и одновременно! — способность увидеть ситуацию с другой стороны. Иначе это не интеллигентность, а «твердокаменность» — в убийственном коммунистическом смысле слова.
Военные времена — плохое время для полутонов. Мне бы, конечно, хотелось, чтобы и в противоположном лагере нашлись люди, застеснявшиеся федерального стиля, давшие зарок не употреблять слова «либерасты» и мантру о печеньках Госдепа. Сообразившие, что Людмила Улицкая и Олег Басилашвили заслуживают уважительного тона вне зависимости от своей политической позиции. Гонорис каузе, как говорится. Заодно с Алексеем Баталовым и Юнной Мориц…
Но чужой стыд ранит меньше своего. Поэтому обращаюсь я сейчас, прежде всего, к условным «своим». Которые перестают быть своими в ту секунду, когда забывают о том, что — (см. выше цитату из Григория Померанца).

Оригинал

Пару дней назад Евгений Миронов поинтересовался мнением Владимира Путина о тех, кто инициировал обыски в «Гоголь-центре» и у Кирилла Серебренникова, — и Владимир Путин аттестовал их дураками.

Это прекрасно (потому что, как говорится, мог бы и бритвой по глазам), но никак не отменяет других, неизбежно возникающих, вопросов, которые вышеозначенному Владимиру Путину, однако, до сих пор никто так и не задал. Например:

— Почему вы назначаете на руководящие должности дураков, которые раз за разом совершают противоправные действия и наносят тяжелый ущерб репутации России?

— Почему эти начальственные дураки остаются на своих руководящих постах и после совершения этих действий? Почему вы не уволили их?

— Считаете ли вы, что опасные дураки и дальше должны руководить силовыми структурами РФ? Какова мотивация этого кадрового решения? В чем, для вас, президента РФ, состоят достоинства этих дураков, перевешивающие их дурость и тяжелые последствия их действий для граждан РФ и репутации страны?

— Не кажется ли вам, что, совершая свои противоправные действия, вышеупомянутые дураки ориентировались именно на ваши неоднократные публичные оценки своих либеральных оппонентов как людей, враждебных России? Не кажется ли вам, что именно в связи с этим «дураки» из Следственного комитета были убеждены, что злоупотребление властью в отношении Кирилла Серебренникова и «Гоголь-центра» никак не грозит их номенклатурному благополучию?

— Не кажется ли вам, что их предположения о своей безнаказанности блестяще подтвердились (ибо все они до сих пор находятся на своих постах)?

— Уверены ли вы, в связи с этим, что ваше собственное целеполагание находится в рамках закона и ваших обязанностей как гаранта прав граждан РФ?

......

Безвозмездно (то есть даром) отдаю все эти вопросы журналистам, желающим задать их дорогому Владимиру Владимировичу на ближайшем сеансе прямой гипнотической связи с народом…

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире