shenderovich

Виктор Шендерович

20 августа 2016

F

В связи с нападением на Юлию Латынину.

Как человек, проведший зиму 198081 года в штрафных нарядах, том числе в ротном сортире в/ч 12651 в Забайкальском ордена Ленина военном Округе, свидетельствую: отмыться от запаха дерьма довольно просто.

Достаточно горячей воды и куска мыла.

Отмыться от запаха, который издает твоя биография, гораздо сложнее. Практически невозможно.

Это я про руководство правоохранительных органов, прокуратуры — и администрацию РФ, уже не первое десятилетие вскармливающую подонков.

Оригинал

Я думаю, что этот новый министр образования — это очень хорошо. Больше ада, как любит говорить молодежь.

Должно же вырвать когда-нибудь всю эту чистую публику, которая пытается совмещать существование внутри путинской системы с интеллигентным самоощущением! Ведь вырвет же ее когда-нибудь, правда? Ну, может, не сейчас, а на Ямпольской, не знаю… Или когда он постельничьего своего над Академией наук присобачит.

То есть, скорее всего, съедят и это, терпилы, но все-таки, каждое кадровое назначение такого рода — своего рода шанс.
Так что я — за.

10 августа 2016

Азы для отстающих

Освистанная в олимпийском бассейне россиянка Ефимова — жертва пропаганды. Американские спортсмены, отказавшиеся поздравлять ее с медалью, повели себя как форменные скоты.

Эти немудреные останкинские постулаты из текста Алексея Осина, похоже, абсолютно разделяются большинством россиян, — и это возвращает нас к необходимости вернуться за парту в начальный класс: надо повторять азы. 

Ну, давайте с самого начала, мои маленькие.

Итак. Обманывать нехорошо (родители должны были говорить вам это). Попавшийся на обмане, да еще попавшийся не один раз, приобретает плохую репутацию, и другие дети, встретившись с таким бякой в общей песочнице, вправе отвернуться от него и не захотеть с ним играть. 

Они не скоты. Скот тот, кто оскорбляет людей за их нежелание иметь общие игры с обманщиками. 

Тем более, если обманщиков хренова туча, и все они, попавшись, как ни в чем не бывало, делают теперь вид, что они в шоколаде, а кругом враги, мечтающие унизить их великую страну, чьи спецслужбы научились подменять мочу. 

Свист с трибун — это ответ нормальных людей на запах этой мочи. На присутствие в их доме того, кого они не хотели бы видеть. Вот и все. 

Дети! Если мы хотим, чтобы с нами хотели играть, чтобы при нашем появлении с трибун не свистели, и наша протянутая рука не повисала в воздухе, — для достижения этой цели есть два пути. 

Первый — оккупировать их всех, и рядом с каждым любителем спорта посадить по мочегонному агенту российских спецслужб, и велеть радоваться триколору. Этот путь представляется пока недостижимым. 

Альтернативный путь вполне достижим, но требует серьезных усилий, — по большей части ментальных.

Надо попробовать вернуться из уютного морока в реальный мир, дети. Заглянуть правде в глаза — и испытать по поводу увиденного персональный стыд. Договориться друг с другом, что обманывать нехорошо. Не подмигивать при этом. Разорвать круговую поруку. Самим наказать обманщиков. Громко и недвусмысленно извиниться. Подтвердить перемену вектора не раз, и не два. И вот тогда…

Что-то я размечтался. 

Простите, дети, что отвлек вас от патриотической картины мира. Я больше так не буду. Вот я сейчас закрою дверь с той стороны и начну, как шизофреник, разговаривать сам с собой. 

Так оно и безопаснее, кстати.

........................................................

Свист им не нравится, а? Вы подумайте. 

Граждане страны, полтора десятка лет (при общем восторге и согласии) руководимой группой доверенных лиц Тамбовской ОПГ, страны, которая развязала несколько войн, аннексирует чужие территории и практикует безнаказные политические убийства… — эти граждане, видите ли, фрустрированы свистом с олимпийских трибун! Они оскорблены плохим отношением к этой своей стране! Ну, надо же. 

Что интересно, я ведь тоже оскорблен. Презирая Отечество мое с ног до головы, я, вслед за классиком, испытываю досаду, когда иностранец разделяет со мной это чувство... 

Но в той досаде и в той типовой федеральной агрессии, которую так ясно транслирует в своем тексте Алексей Осин, нет ничего пушкинского. Ноль рефлексий. Ни тени парадокса, ни грана душевных усилий. Только угрюмое и простое как мычание «наших бьют».

Бьют. И правильно делают. 

Оригинал
03 августа 2016

День утопленника

Ну, слава те господи: День ВДВ миновал.
Столичный ущерб ограничился самоутоплением в фонтане и тяжелым мордобоем в кафе.

То есть, можно сказать, все прошло штатно.

…Все-таки у нас очень сильно запущено с дефинициями, очень!
Много лишнего накручиваем на простые вещи. Все проще, и первые впечатления, как правило, не обманывают.

Громкий пьяный агрессивный урод не перестает быть громким пьяным агрессивным уродом, если перед тем, как нахерачиться, он надел голубой берет и взял в руки знамя с самолетиками.

Я бы даже сказал: он даже гораздо опаснее с этим знаменем и в этом берете, ибо они легитимизируют его агрессивное уродство!

Когда народ-богоносец, помолясь на это знамя, выделяет в календаре специальный день, в который этим людям официально разрешается быть агрессивными уродами, — он не ведает что творит.
Но все это продолжается из года в год, и главная задача штатских в этот праздничный день — не попасть под раздачу.

Задача, в принципе, выполнимая — сиди дома, смотри Петросяна, — но, может быть, зайти к проблеме с другой стороны?
Может быть, доблестному ОМОНу наконец как-то подступиться к этому всероссийскому мочегонному?

Потому что пока что ОМОН, по моим наблюдениям, тренируется, по большей части, на людях с высшим образованием.

Может быть, бойцы Колокольцева просто еще не очень уверены в своих силах?
Подогнать психологов — или справимся сами? Ась?

Но вернемся к дефинициям.

У меня есть друг, Дмитрий Муратов, — тот самый, редактор «Новой Газеты».
Так вот, вы будете смеяться: он тоже бывший десантник!

При этом я не припомню, чтобы он мочился в фонтан.

Может быть, конечно, я что-то пропустил, но вот — не помню.
Каким-то другим образом проявляет Дмитрий Андреевич свою преданность небу.

И покойный отец другого моего друга, поэта Игоря Иртеньева, тоже был десантником, и воевал уж поболее этих качков, будучи при этом Рабиновичем.
На Великой Отечественной практиковался.

Игорь Моисеевич не припомнит его мочащимся в фонтаны.

И знаете, по совокупности впечатлений, я думаю: надо завязывать с этим днем ВДВ.
Ну, как минимум, не тревожить славного имени десантуры по случаю массового отморожения слабых мозгов.

Уточнить дефиниции — и ясно развести наше отношение к ним!

Бывшим защитникам Родины оказать всяческий почет и уважение, выраженный в социальных и медицинских гарантиях.

А пьяным агрессивным уродам, в беретах они или без, — немедленно найти статьи и сроки, соответствующие составу их правонарушений, начиная с появления в нетрезвом виде в общественных местах и кончая погромами.

И россиянам настанет облегчение, и проспиртованных утопленников будет поменьше.

Оригинал

— До Сокольников, триста.
— Давай.
Сажусь.
— Даргинскую музыку — надо?
— Никакой не надо, — отвечаю.
— Нет вопроса.
Выключил.
— А вы кто по нации?
— Еврей.
Он так обрадовался! Вот, ей-богу, давно так никто не радовался, что я еврей.
— У меня дядя был — председатель колхоза, икра, шашлык-машлык… — он мне сказал: встретишь в Москве еврея — позвони!
Настала пауза.
— Зачем? — уточнил я наконец.
— Евреи умные. Их деньги любят.
Помолчал. Потом спросил:
— У тебя Медведева телефон есть? Председателя правительства?
— Нет, — сказал я.
И, через новую паузу, решил проверить догадку.
— А почему у меня должен быть телефон Медведева?
Я не ошибался.
— Он же еврей?
— Ну, допустим, — говорю.
— А Путин еврей? — для надежности уточнил водила.
— Вроде нет, — отвечаю.
— Тогда Медведев, — твердо решил водила. — Позвони ему, скажи: тут Магомед, полтора года в Москве, как собака, работа нужна.
И вдруг улыбнулся:
— Шучу.
А в Дербенте, сказал, хорошо, только нечего делать совсем.

Оригинал

Мы вырастали во времена, когда имени было, как правило, достаточно: Булат, Белла, Фазиль…

Еще имелся, правда, в старой булатовой «Песенке о кабинетах моих друзей» — Юра, Юрий Левитанский…
Эта песенка была гимном не только их дружбе, но и — прежде всего! — их правилам жизни.
Скромности, достоинству, иронии. Ясному интеллигентскому кодексу: не врать, не давать себя заморочить, избегать пафоса, сторониться кормушки…

Эти люди были точкой коллективного отсчета и опоры, очень важной для многих миллионов, как ни странно, советских людей.

Сегодня ушел, кажется, последний из корифеев.
Точка отсчета — осталась.

Оригинал

Граждане, а вот давно хотел спросить: что, собственно, нового нам открылось в этом большом уголовном сюжете, который начался в декабре 2015 года перестрелкой в супер-пупер элитном московском ресторане, а закончился перекрестными посадками элитных силовиков?

По моему — так почти ничего.

Мы не знали, что наша бизнес-элита может «решать вопросы» мордобоем и перестрелкой? Знали.

Мы изумлены, что в одном уголовном сюжете, в завязке по интересам, могут оказаться солнцевский бандит, давно и разнообразно работающий на Кремль, вор в законе Шакро молодой и заместители Бастрыкина?

Да как-то, в общем, нет, не изумлены.

(Бастрыкин, заметим в скобках, сам-то на свободе по доверенности от Путина, после истории с вывозом в лес заместителя редактора «Новой газеты». И не будем делать голубые глаза: все действующие лица этой истории — конченные бандиты; просто один был «вор в законе», а другие коронованы официально и еще на свободе.)

Что еще удивительного открылось нам в этой истории? Размер взятки в миллион евро? Такие расценки на услуги в Следственном комитете — рынок, знаете ли. Продажность высшего офицерского состава? Ну так, чай, не в Израиле живем, нормальное дело.

Что у путинского товарища по Лубянке, его старого друга и крупного силовика, который много лет учил нас в своих интервью патриотизму, духовности и нравственным принципам, при обыске в доме обнаруживаются залежи бабла?

Так это мы еще Путина не обыскивали.

(Замечу, опять-таки, в скобках: вот если бы при обыске у Бельянинова этого было обнаружено собрание сочинений Бродского и записи Глена Гульда — вот это был бы разрыв шаблона! А так — не о чем и говорить. Быт.)

В общем, все нормально.

Но что-то же есть нового в этом сюжете?

Есть.

Неприкрытость номенклатурного дарвинизма.

«Всякое безобразие должно свое приличие иметь», сказано у Островского.

Нынешние — окончательно отряхнули прах оного с ног своих.

Они «решают свои вопросы» по баблу и властному ресурсу (что примерно одно и то же в наших условиях) по преимуществу уголовными методами — и уже совершенно не стесняясь нас!

Ощущения ста сорока миллионов россиян совершенно не беспокоят Путина и Ко, и их можно понять: Останкинский морозильник работает бесперебойно, пипл, схававший распятых мальчиков, схавает и «борьбу с коррупцией»; независимого суда нет, оппозиции, в политическом смысле, нет.

Для сотни-другой уличных активистов имеется миллион-другой ОМОНА.

Спросить с рулящих некому и нечем. Вот они и банкуют напоследок.

И вор в законе, заносящий миллион евро в Следственный комитет, — это такая же норма сегодня, как горы денег в доме главного таможенника страны. А дальше — уж кому как повезло. Кто-то же и в этой саванне должен замкнуть пищевую цепочку…

А еще из новенького (и любопытненького) — что Путин отдал на съедение своего старого лубянского дружка. Стало быть, силы у дедушки уже не те и он вынужден их экономить. И внутрикремлевское бурление говн, надо полагать, выходит помаленьку из-под высочайшего контроля…

Нам от этого сильно легче не будет — просто будет немножко интереснее дожидаться белого северного зверька, песца, который в таких случаях приходит не анонсированным.

Оригинал

18 июля 2016

Отражение

Зачем, граждане, был послан нам неудавшийся турецкий переворот?
Неудавшийся турецкий переворот был послан нам в назидание, из нашего будущего.

Такое вот восточное зеркальце, впрок.

Чтобы имели представление о вариантах.

Вариантов, как мы видим, немного, и все в виде антрекота.

Либо с кровью, либо такой прожарки, что от общественного договора остаются одни угли. И никакого либерального «медиума», никаких демократических разносолов. Азиатская авторитарная кухня.

Некоторая разница между поварами — турецким и нашим — состоит в том, что один из них с религиозными прибамбасами давно (и даже успел посидеть за это в тюрьме), а другого накрыло недавно, но сильно.

Но это подробности; общего между шефами гораздо больше.

Главное из них заключается в том, что крови они не боятся совсем, ибо настоящая вера не тормозит о мелкие гуманистические предрассудки типа бесценности человеческой жизни. И светский Ататюрк на наших глазах идет тем же лесом, которым давно пошла Конституция Российской Федерации.

Тиранчикам страшно, и обратной дороги у них нет. Аллах ли акбар, Византия ли эта с ОМОНом и танками — скучно не будет. У кого нет попкорна — запасайтесь.

Вон, министр обороны Шойгу уже ползает по путинской резиденции и отжимается под присмотром генерала Золотова… А сам гарант сплелся в объятиях с недавним врагом на почве общей паранойи.

Оригинал

Сегодня фейсбук заблокировал меня на 7 дней за публикацию двухлетней давности.

Вот она:
«Получил из прокуратуры бумажку с окончательном отказом в возбуждении уголовного дела. Таким образом, опытным путем выяснено, что фраза «разберемся с чурками — возьмемся за жидов, хотя начинать надо с вас, мразот» — не содержит состава преступления. Продолжаем бороться с фашизмом на Украине, не отвлекаемся…»

Неземной красоты композиция получается, товарищи.
Сначала подразделение мелких кремлевских кровососов заваливает мой телефон антисемитскими эсэмэсками и угрозами.
Потом подразделение кровососов покрупнее (в миру Генеральная прокуратура) официально сообщает мне о том, что намерено и впредь крышевать тех, первых, и ни о каком законе я могу даже не мечтать.
Единственное что мне остается в этой ситуации — возможность предать все это огласке — и угрозы в свой адрес, и демонстративное бездействие прокуратуры.
И я пишу пост в фейсбуке.

И тут в действие вступает засадный полк служивых кровососов (уже ольгинских) — и заваливает Фейсбук жалобами на этот пост.
И тут вместо подлости на сцену выходит Госпожа Тупость — и администрация Фейсбука блокирует мне доступ к ресурсу!
Как будто мой пост призывал бить чурок и жидов, а не криком кричал об опасности фашизма в России.

Я не знаю, как там у них устроено, в этом заокеанском менеджменте. И кто придумал устраивать блокировку за слова, а не за смыслы. Так оно, конечно, легче, но гораздо глупее, гораздо. И, полагаю, г-н Цукерберг сильно бы удивился, узнав, что его менеджмент работает мелкой шестеренкой в кремлевском механизме подавления свободы слова в России.

Не сомневаюсь также, что отдельную радость ему доставит выступление его высокооплачиваемой команды на стороне тех, кто призывает поскорее «взяться за жидов».

В общем, мои поздравления всему Пало-Альто.

Каждый из нас может облегчить страдания детей, умирающих от рака

Прошу вашего концентрированного внимания. От вас потребуются десять минут времени и несколько щелчков компьютерной мышкой.

Итак. В Москве по инициативе фондов «Вера» и «Подари жизнь» и при активном содействии московского правительства начато строительство Московского Детского Хосписа — «Дома с Маяком»...

Но дети умирают от онкологии, без обезболивания, в ужасных мучениях, каждый день.

Ниже — подробности, которые хочется пропустить и не пускать в сознание. Дай вам бог, чтобы эти подробности никогда не имели отношения к вашей жизни. И тем не менее…

Когда ребенка выписывают из больницы со словами «помочь больше ничем нельзя», в семью выезжают врач и психолог от Детского хосписа. Составляется план медицинской помощи: как сделать, чтобы ребенка не мучили неприятные симптомы, чтобы не болело, не тошнило, не было судорог и удушья. Врач подбирает терапию и медицинское оборудование, которые могут облегчить страдания.

Психолог помогает семье адаптироваться в сложившейся ситуации, решить, что и как говорить ребенку, где взять силы, чтобы продержаться весь этот сложный период.

Приезжает медсестра из хосписа, чтобы помочь родителям в уходе за ребенком: как помыть, как удобнее усадить, какое выбрать инвалидное кресло, как не допустить пролежней. Приходит няня, чтобы дать родителям хотя бы небольшую передышку и отпустить их поспать.

Игровой терапевт от хосписа играет с ребенком, потому что в каком бы состоянии ребенок ни находился, он все равно хочет играть. Социальный работник хосписа помогает семье пройти все бюрократические круги ада: встать на учет в поликлинику, получить рецепт на морфин, сделать так, чтобы в аптеке выдали лекарство в нужной дозировке…

Когда ребенок умирает от рака, существует множество вещей, которые могут облегчить его страдания. Но государство, увы нам, сторонится паллиативной помощи, и закупать оборудование приходится на благотворительные средства. Нужна функциональная кровать, на которой за ребенком будет легче ухаживать, нужен противопролежневый матрас и крем для профилактики пролежней, ванна для мытья головы в кровати и шезлонг для ванной, стульчак. Часто бывают нужны кислородный концентратор, отсос, аспирационные катетеры, зонды, зондовое питание.

Когда ребенок умирает от рака, существует множество вещей, которые могут облегчить его страдания

Нужен перфузор или подкожная помпа, чтобы вводить морфин, средства для обработки полости рта, противорвотные, противосудорожные и прочие лекарства. Нужно инвалидное кресло, прикроватный столик, тонны пеленок и памперсов. Детский хоспис старается закупать необходимое на благотворительные средства и привозить к ребенку домой.

На все это нужно 30 миллионов рублей в год. Обязательство по сбору этих денег и взял на себя фонд «Нужна помощь».

Важная и страшная подробность: эти 30 миллионов будут, увы, нужны каждый год. Любая одноразовая финансовая поддержка только отложит проблему, но не решит ее. Дети будут умирать всегда. А значит, обезболивание, медицинский уход, психологическая поддержка и забота — тоже будут нужны всегда.

Поэтому я прошу вас об оформлении пускай небольшого, но регулярного пожертвования. Арифметика тут простая: если 10 тысяч человек оформят ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ пожертвование в размере 250 рублей, финансовый вопрос будет закрыт.

250 рублей сегодня в Москве — это чашка чая. Ее легко представить, в отличие от онкологии без обезболивания и детских глаз в этом случае…

Оформите это пожертвование прямо сейчас, ладно? Деньги будут автоматически списываться с любой банковской карты раз в месяц. Не поленитесь, пожалуйста. Вы можете быть совершенно уверены, что все собранные средства пойдут по назначению. Регулярный отчет будет приходить вам на почту и публиковаться на сайте фонда «Нужна помощь».

Форма пожертвования прямо перед вами. Спасибо.

Оригинал

СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире