shenderovich

Виктор Шендерович

27 сентября 2016

F

История про путинского одноклассника Петю Колбина, ставшего спонсором бабушки Кабаевой, поразительна главным образом тем, что до нее (истории) никому вообще нет никакого дела, как и до миллиардов полковника полиции.

Удивлялку отшибло у россиян еще до панамских виолончелей, до Чайки с цапками… Удивляться тут давно нечему: это пейзаж, родной пейзаж.

Россияне знают, что живут в воровском государстве, и это государство их в принципе устраивает — не устраивает лишь распределение наворованного.
Россияне хотели бы участвовать в этом в иных долях.

О чем, видимо, и пойдет у них разговор с государством в ближайшие годы

Оригинал

Рекордно низкая явка отменно фиксирует суть происходящего.
Все это, надо признать, довольно стильно. Типа «невесты», случайно встречающие Путина, типа «народ» на бесконечных «прямых линиях», как бы суды, типа социология, вроде как свободные СМИ…

Суть путинской России — фальшак, и «типа выборы» 2016 года (в «типа парламент») дали нам случай насладиться полной гармонией: государство забило болт на народ — и народ, встречным образом, забил болт на государство. В частности, не захотел тратить время на заведомый балаган.

Феодальная, накачанная, кадыровско-тулеевская явка обеспечит, конечно, некую видимость участия народа в этом процессе, но песок неважная замена овсу.

Перемены придут не с выборами, а с какой-нибудь катастрофой.
Интеллектуалам это было ясно с «болотных» репрессий, а народ-богоносец, пожав плечами, просто тупо ждет, куда вывезет кривая. Сотни тысяч уехали, миллионы отчаялись…

Считать все это всенародной поддержкой Путина и «Единой России» может только ВЦИОМ и Останкино; остальным понятно, что это задница.

Все это, разумеется, не отменяет моего уважения к нескольким сотням людей, которые снова попытались тут что-то изменить.

Оригинал

16 сентября 2016

Деньги на ящик

В армейской учебке нас, недоделанных сержантов, учили искусству ставить задачи. Задача должна быть поставлена ясно, а ее суть, сроки и способ исполнения — не должны вызывать разночтений у рядового состава.

Хорошим сержантом, однако, я не стал. В частности, может быть, потому, что сам не видел большого смысла в задачах, которые должен был ставить…

Сегодня — совсем другое дело.

Десятки тысяч людей в России ежегодно умирают от рака. И многие из них — не от рака собственно (трансплантация костного мозга практикуется давно, и сама по себе очень эффективна); люди умирают после этого, увы, от осложнений, от любой, самой пустяковой болезни, на фоне практически уничтоженного иммунитета.

Самое грозное осложнение называется «реакция трансплантант против хозяина» (РТПХ): донорские и родные клетки, не распознав шанса на спасение, отторгают друг друга!

В случаях родственной трансплантации РТПХ возникает в половине случаев, при неродственной трансплантации — в 80%…

Можно ли избежать этого?

Можно.

Спасительная процедура называется фотоферез. У пациента берут кровь, облучают ее в специальном металлическом ящике — и снова переливают больному.
Лейкоциты, подвергшиеся облучению, теряют способность уничтожать здоровые клетки! И это уже совершенно другие шансы на жизнь.

Кровь очень плохо поддается перевозке, и процедура фотофереза должна производиться в клинике, где проходит лечение пациент; в нашем случае — в Гематологическом научном центре в Москве, где делается большинство трансплантаций костного мозга взрослым…

Но в этом самом месте медицинская теория сталкивается с социальной российской практикой: дело в том, что денег на этот металлический ящик, необходимый для спасения СОТЕН БОЛЬНЫХ, у Российской Федерации в настоящий момент — нет.

Ну, вот нет, и все: Сирия, знаете ли, финансирование казачьих дружин, общественная нравственность, подмена мочи, поддержка донбасской моторолы… Очень много первоочередных задач; не до того ей, болезной. Не до людей, собственно.

Поэтому, как завещал наш чудесный игрушечный премьер, держаться мы должны самостоятельно.

В частности — перехожу к постановке задачи — в самое короткое время надо собрать СЕМЬ С ПОЛОВИНОЙ МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ. Один раз, но очень быстро! И тогда в Гематологическом научном центре в Москве появится ящик для фотофереза.

Сумма серьезная, но для складчины вполне посильная. А уж если разделить эти рубли на количество спасенных жизней, сальдо явно получится в человеческую пользу.

В армии нас учили, что требуется повторить задачу, но вы ж не тупые, правда? Внизу — форма для пожертвования.

Только это надо быстро. Пожалуйста.





СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ

















Оригинал

06 сентября 2016

Дилемма выборов

Иногда перед человеком встает выбор, в котором заведомо нет идеального решения.

Это я снова — про 18 сентября и дилемму о походе/непоходе в этот день на избирательный участок.

Должен признать, что продолжаю думать на сей счет — и что доводы Михаил Гельфанд и Борис Вишневский заставили меня изменить позицию по этому вопросу.

Как минимум, я вынужден присмотреться к мысли Гельфанда о том, что я переоцениваю значение темы легитимности для самого Путина и его режима. Может быть, этот поезд для них (и главное, для большинства избирателей) уже ушел, а значит, на первый план выходят вопросы тактики. И что десяток приличных людей на Охотном ряду сегодня — важнее оценки этого охотнорядского уродства в целом.

И что бойкотировать выборы сил у нас сегодня нет, а провести в думу Гудкова и Зубова — можно попробовать.

Действительно, «Диссернет» — и нескольких других (питерских, например) сюжетов последнего времени — демонстрирует небесполезность даже одного приличного человека (как точки опоры) во власти. И действительно (я и сам говорил об этом не так давно в «Особом мнении») — иногда история использует для реальных перемен декоративные и малолегитимные инструменты; так было и на Девятнадцатой партконференции, и на советских съездах народных депутатов…

Еще раз: тут нет «чистого» — правильного или неправильного — решения; голосование и за «Яблоко», и за Парнас (по разным причинам) — занятие, разумеется, абсолютно неромантическое. И надо очень многое выкинуть из головы, чтобы сделать это. Но не исключено, что сделать стоит.

Оригинал

30 августа 2016

И где скорбь?

Ну вот, собственно: один из пожизненных постсоветских крокодилов, похоже, помер наконец.

И где скорбь?

Ощутимое напряжение из Ташкента доносится, тревогу наблюдаем, подковерную войну видим, с выползом наружу новой страшноватой рептилии, аресты пошли помаленьку…

А где скорбь-то? Ась?

Отец народа был вроде. Солнце Ферганы, радость детей и женщин. С тех пор, как покрошил в Андижане из бронетехники протестующую толпу — твердые сто процентов народной поддержки имел, как с куста!

И что?

Где все эти осиротевшие узбеки? Отчего забились по щелям? Какой команды ждут?

…А вы смотрите, смотрите, дорогие россияне. Это то, что ждет нас, если наше солнце еще сто раз всех победит и благополучно дохромает до своего инсульта.

К тому времени на просторах Родины, как в после-каримовском Узбекистане сегодня, уже не останется совсем ничего, кроме деклассированного нищающего народа, конфликтующих кланов, опирающихся на распухшие спецслужбы, и экстремистов (частично религиозных). Ну, и провокаторов набежит со всех сторон, разумеется: в мутные времена эта профессия особенно востребована.

Никаких демократических разносолов — общественного диалога, честных выборов — не предвидится: неоткуда им взяться. Альтернативой тюрьме будет только хаос. И, напуганная хаосом, страна снова выберет тюрьму, к которой давно привыкла.

В промежутке, впрочем, будет признано целесообразным выпустить пар, и с крыльца на вилы оголодавшим выбросят парочку коррупционеров, и те же Киселев с Соловьевым, шерочка с машерочкой, с выражением расскажут россиянам о злоупотреблениях.

Потом на крыльцо выйдет некто строгий с честными глазами и сообщит пиплу, что пришло время навести порядок на Родине, а это нам только дай, и уж в процессе наведения порядка станет совсем не до правовых норм…

Но вы сильно не пугайтесь, дорогие щедринские «господа ташкентцы»: все это у нас еще впереди!

А у ташкентцев натуральных — вот оно, кажется, началось.

Оригинал

Решил выйти в парк, подышать, начать день с позитива.

Нежное солнце, не жарко, приятный ветерок, птички чирикают, азиаты долбят асфальт. Короче: утро.

На аллее, под открытым небом, книжные полки — чудесно! Затейливо изогнутая парковая лавочка рядом: садись и читай. Ну, я и прочитал. Прямо на лавочке, на медной табличке.

«Объект: Бесконечность. Спонсор — ТРАНСНЕФТЬ».

Это была лавочка во всех смыслах слова — над парковой композицией развивался флаг «Единой России».

Бесконечность, сказано же вам! Сложенная, как в анекдоте про Кая, из четырех букв. Ибо нефть наша плоховата, зато транс — высшего качества! Как впали, так и сидим со стеклянными глазами.

В пандан этой метафизике — содержимое книжной полки. Если кому позарез нужно узнать биографию венгерского революционера Белы Куна — милости просим к нам в Сокольники!

Впрочем, тут же, вдруг — списанный из парковой библиотеки сборник пьес Ибсена.

«Враг народа», ага. Шлепнуть бы его у первой стенки, Генриха этого.

Пойдем-ка отсюда восвояси по соседней аллее, остановимся у рекламы выставки «Билет в СССР» — телевизор КВН, патефон, портрет Гагарина… Про голодомор и Устьвымлаг — ни слова: они в рекламе не нуждаются.

Пустой паровозик на площадке аттракционов исправно ездит по кругу.

Девять утра в Москве.

2016 год.

Оригинал

В связи с нападением на Юлию Латынину.

Как человек, проведший зиму 198081 года в штрафных нарядах, том числе в ротном сортире в/ч 12651 в Забайкальском ордена Ленина военном Округе, свидетельствую: отмыться от запаха дерьма довольно просто.

Достаточно горячей воды и куска мыла.

Отмыться от запаха, который издает твоя биография, гораздо сложнее. Практически невозможно.

Это я про руководство правоохранительных органов, прокуратуры — и администрацию РФ, уже не первое десятилетие вскармливающую подонков.

Оригинал

Я думаю, что этот новый министр образования — это очень хорошо. Больше ада, как любит говорить молодежь.

Должно же вырвать когда-нибудь всю эту чистую публику, которая пытается совмещать существование внутри путинской системы с интеллигентным самоощущением! Ведь вырвет же ее когда-нибудь, правда? Ну, может, не сейчас, а на Ямпольской, не знаю… Или когда он постельничьего своего над Академией наук присобачит.

То есть, скорее всего, съедят и это, терпилы, но все-таки, каждое кадровое назначение такого рода — своего рода шанс.
Так что я — за.

10 августа 2016

Азы для отстающих

Освистанная в олимпийском бассейне россиянка Ефимова — жертва пропаганды. Американские спортсмены, отказавшиеся поздравлять ее с медалью, повели себя как форменные скоты.

Эти немудреные останкинские постулаты из текста Алексея Осина, похоже, абсолютно разделяются большинством россиян, — и это возвращает нас к необходимости вернуться за парту в начальный класс: надо повторять азы. 

Ну, давайте с самого начала, мои маленькие.

Итак. Обманывать нехорошо (родители должны были говорить вам это). Попавшийся на обмане, да еще попавшийся не один раз, приобретает плохую репутацию, и другие дети, встретившись с таким бякой в общей песочнице, вправе отвернуться от него и не захотеть с ним играть. 

Они не скоты. Скот тот, кто оскорбляет людей за их нежелание иметь общие игры с обманщиками. 

Тем более, если обманщиков хренова туча, и все они, попавшись, как ни в чем не бывало, делают теперь вид, что они в шоколаде, а кругом враги, мечтающие унизить их великую страну, чьи спецслужбы научились подменять мочу. 

Свист с трибун — это ответ нормальных людей на запах этой мочи. На присутствие в их доме того, кого они не хотели бы видеть. Вот и все. 

Дети! Если мы хотим, чтобы с нами хотели играть, чтобы при нашем появлении с трибун не свистели, и наша протянутая рука не повисала в воздухе, — для достижения этой цели есть два пути. 

Первый — оккупировать их всех, и рядом с каждым любителем спорта посадить по мочегонному агенту российских спецслужб, и велеть радоваться триколору. Этот путь представляется пока недостижимым. 

Альтернативный путь вполне достижим, но требует серьезных усилий, — по большей части ментальных.

Надо попробовать вернуться из уютного морока в реальный мир, дети. Заглянуть правде в глаза — и испытать по поводу увиденного персональный стыд. Договориться друг с другом, что обманывать нехорошо. Не подмигивать при этом. Разорвать круговую поруку. Самим наказать обманщиков. Громко и недвусмысленно извиниться. Подтвердить перемену вектора не раз, и не два. И вот тогда…

Что-то я размечтался. 

Простите, дети, что отвлек вас от патриотической картины мира. Я больше так не буду. Вот я сейчас закрою дверь с той стороны и начну, как шизофреник, разговаривать сам с собой. 

Так оно и безопаснее, кстати.

........................................................

Свист им не нравится, а? Вы подумайте. 

Граждане страны, полтора десятка лет (при общем восторге и согласии) руководимой группой доверенных лиц Тамбовской ОПГ, страны, которая развязала несколько войн, аннексирует чужие территории и практикует безнаказные политические убийства… — эти граждане, видите ли, фрустрированы свистом с олимпийских трибун! Они оскорблены плохим отношением к этой своей стране! Ну, надо же. 

Что интересно, я ведь тоже оскорблен. Презирая Отечество мое с ног до головы, я, вслед за классиком, испытываю досаду, когда иностранец разделяет со мной это чувство... 

Но в той досаде и в той типовой федеральной агрессии, которую так ясно транслирует в своем тексте Алексей Осин, нет ничего пушкинского. Ноль рефлексий. Ни тени парадокса, ни грана душевных усилий. Только угрюмое и простое как мычание «наших бьют».

Бьют. И правильно делают. 

Оригинал
03 августа 2016

День утопленника

Ну, слава те господи: День ВДВ миновал.
Столичный ущерб ограничился самоутоплением в фонтане и тяжелым мордобоем в кафе.

То есть, можно сказать, все прошло штатно.

…Все-таки у нас очень сильно запущено с дефинициями, очень!
Много лишнего накручиваем на простые вещи. Все проще, и первые впечатления, как правило, не обманывают.

Громкий пьяный агрессивный урод не перестает быть громким пьяным агрессивным уродом, если перед тем, как нахерачиться, он надел голубой берет и взял в руки знамя с самолетиками.

Я бы даже сказал: он даже гораздо опаснее с этим знаменем и в этом берете, ибо они легитимизируют его агрессивное уродство!

Когда народ-богоносец, помолясь на это знамя, выделяет в календаре специальный день, в который этим людям официально разрешается быть агрессивными уродами, — он не ведает что творит.
Но все это продолжается из года в год, и главная задача штатских в этот праздничный день — не попасть под раздачу.

Задача, в принципе, выполнимая — сиди дома, смотри Петросяна, — но, может быть, зайти к проблеме с другой стороны?
Может быть, доблестному ОМОНу наконец как-то подступиться к этому всероссийскому мочегонному?

Потому что пока что ОМОН, по моим наблюдениям, тренируется, по большей части, на людях с высшим образованием.

Может быть, бойцы Колокольцева просто еще не очень уверены в своих силах?
Подогнать психологов — или справимся сами? Ась?

Но вернемся к дефинициям.

У меня есть друг, Дмитрий Муратов, — тот самый, редактор «Новой Газеты».
Так вот, вы будете смеяться: он тоже бывший десантник!

При этом я не припомню, чтобы он мочился в фонтан.

Может быть, конечно, я что-то пропустил, но вот — не помню.
Каким-то другим образом проявляет Дмитрий Андреевич свою преданность небу.

И покойный отец другого моего друга, поэта Игоря Иртеньева, тоже был десантником, и воевал уж поболее этих качков, будучи при этом Рабиновичем.
На Великой Отечественной практиковался.

Игорь Моисеевич не припомнит его мочащимся в фонтаны.

И знаете, по совокупности впечатлений, я думаю: надо завязывать с этим днем ВДВ.
Ну, как минимум, не тревожить славного имени десантуры по случаю массового отморожения слабых мозгов.

Уточнить дефиниции — и ясно развести наше отношение к ним!

Бывшим защитникам Родины оказать всяческий почет и уважение, выраженный в социальных и медицинских гарантиях.

А пьяным агрессивным уродам, в беретах они или без, — немедленно найти статьи и сроки, соответствующие составу их правонарушений, начиная с появления в нетрезвом виде в общественных местах и кончая погромами.

И россиянам настанет облегчение, и проспиртованных утопленников будет поменьше.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире