serguei_parkhomenko

Сергей Пархоменко

19 сентября 2017

F

«Запад-2017», парад недоверия: слушать

Здравствуйте, я Сергей Пархоменко – но это не программа «Суть событий».

Это «МОЙ ГОЛОС» — теперь в дополнение к традиционной пятничной передаче на радио «Эхо Москвы», я буду регулярно отвечать на вопросы слушателей и читателей моего блога.
Тему каждого подкаста определите вы сами: вопросы и темы для обсуждения я буду собирать у себя в фейсбуке и на сайте «Эха».

В каждом подкасте – буду стараться, как мы привыкли в «Сути событий», не торопясь, подробно, въедливо обсуждать горячие темы сегодняшней политической и общественной жизни в России и в мире.

Слушайте когда вам удобно и где захочется: за рулем, на прогулке, на беговой дорожке. «МОЙ ГОЛОС» – по вашему персональному расписанию.

Вот вам еще одна сегодняшняя сцена на том самом месте, где два дня назад подонки срезали «болгаркой» памятную табличку с именем Немцова.

За десять минут до этого момента депутат Сергей Марков и адвокат Илья Новиков назначили друг другу встречу на этом месте. Новиков выходил из здания Замоскворецкого суда за пару кварталов отсюда и позвонил Маркову, что идет.

Когда они встретились возле дома — их уже ждали все те же Гоша Тарасевич и Игорь Брумель, вожди все того же СЕРБа, два дня назад хваставшиеся своими подвигами. Это их хвалила московская мэрия за оперативную работу. Это их горячо одобрил вице-мэр Печатников за организованный ими вандализм.

Как вы думаете, откуда они узнали, что Марков и Новиков встречаются именно на этом месте именно в это время? Ведь договоренность состоялась за десять минут до того — в телефонном разговоре…

Подумайте об этом в свободную минуту.

А еще подумайте о том, почему эти же двое, срезав со стены табличку два дня назад, понесли ее не в отделение полиции, расположенное буквально за углом, а потащили в УВД Центрального округа ЦАО, где и сдали в пресловутое Управление «Э» (по борьбе с «эстремизмом»). Тут уж я вам отвечу, почему, не стану вас интриговать: именно там и сидят их хозяева, те, под чьим прикрытием бандюганы СЕРБа и работают.

Ну так вот, вернемся к сегодняшнему инциденту.

Тарасевич и Брумель дождались Маркова и Новикова и на глазах у них демонстративно принялись куражиться — топтали цветы, выставленные у стены теми, кто до сих пор приходит сюда, сорвали портрет Бориса Немцова и самодельные плакаты, вывешенные здесь же. А когда те бросились их останавливать — один из двоих принялся снимать видео, а другой полез в драку с Новиковым.

Нравится вам жить в городе, где эти подонки чувствуют себя хозяевами, где они под защитой власти и «в своем праве»? А ведь вы именно в таком городе теперь живете.

Видео

Оригинал

2824968

Сергей Марков снова пишет о своем намерении — собрать там, где жил Борис Немцов, людей, возмущенных дикостью, агрессией, мракобесием и — в прямом смысле этого слова — экстремизмом тех, кто снова и снова пытается уничтожить память о нем.

Вчерашние выходки чиновников московской мэрии бессвовестны и отвратительны.

Вице-мэр Печатников договорился до того, что фактически поблагодарил бандюганов, срезавших табличку пилой.

Еще какой-то безымянный «представитель администрации» выступил с издевательскими, оскорбительными предложеними «разместить мемориальную доску внутри подъезда». Ну да: и хорошо бы еще лицом к стене.

На самом деле это признак чего-то гораздо более серьезного, чем просто их страх перед памятью о Борисе. Это не просто их брезгливое отвращение к любому признаку свободной инициативы людей, к проявлениям человеческой свободы как таковой.

Это ясный знак паники, растерянности, которая охватила московских «хозяев города» после завершившихся только что выборов. Они не понимают, что делать с покушением на их уютный кружок, где столько лет было так удобно сосать из огромного городского бюджета, делить город и все его надоевшее «население», как собственный дачный кооператив. Как защититься от такого количества «посторонних» людей, не готовых играть по их подлым правилам? Поэтому они ищут себе новую опору, новые инструменты давления, новое оружие. Чуть не сказал — новых союзников, но нет, на самом-то деле эти бандюганы из силовых «сообществ» давно уже их союзнники и надежные порученцы. Но никогда еще с ними не связывались такие смелые надежды, и никогда еще им не готовы были доверить такой важной и ответственной работы, как сейчас.

Вот эта смычка городской администрации с мракобесами и агрессорами — настолько тесная, откровенная и даже демонстративная, — это и есть важнейшее событие сегодняшнего дня. Это часть новой реальности, сложившейся в Москве в итоге последних месяцев: работы Навального и его команды, победы «Проекта Гудкова» и массового похода независимых и храбрых людей в муниципальные депутаты.

Мириться с этим нельзя. Дать этому порядку устояться — мы не можем. Это не их город: не город бандитов и сговорившихся с бандитами чинуш.

Следите за сообщениями Сергея Маркова и его коллег. Впереди серьезные и важные события.

Оригинал

По поводу памятного знака на Малой Ордынке, где жил Борис Немцов.

Сегодня ночью он исчез со своего места, и мэрия здесь совершенно ни при чем.

Сняли табличку люди из группировки СЕРБ, и главарем у них был Игорь Брумель, бывший муниципальный депутат района Замоскворечье. Этот Брумель жестоко продул на выборах в воскресенье, из депутатов его жители района в шею вытолкали. Вот он и бесится — хоть чем-то хочет отыграться. Отыгрались на памяти Немцова, скоты.

Наши дальнейшие действия теперь будут такие. Конечно, у нас есть дубликат, и можно было бы его повесить на место хоть сегодня. Но жильцами дома в полицию подано заявление о совершенном преступлении. Эта табличка имеет ценность — и  немалую. Является коллективной собственностью жильцов дома. Собственники будут требовать возвращения им их имущества и наказания тех, кто совершил кражу (а возможно и нанес имуществу ущерб). Будут требовать наказания виновных.

Поздравляю жителей Замоскворечья с тем, что они избавились от подлецов в своем муниципальном собрании. А теперь будем добиваться, чтобы они понесли законную ответственность. Тем более, что они сами хвастаются содеянным в разных фейсбуках и форумах (ссылок не будет — и следователь, и все, кому нужно, найдут). Вот и очень хорошо. Проще будет выявить всех причастных и наказать.

Оригинал

08 сентября 2017

Шансы есть

Читаю полный ужаса и скорби пост Александра Морозова о том, что на предстоящих муниципальных выборах в Москве все опять кончится ужасной катастрофой. Совершенно не исключено, что Морозов окажется прав, — просто потому, что избирательные комиссии в критической (для них) ситуации могут на полную мощность включить машину фальсификаций, и ничего им за это не будет. Ведь не будет же им ничего и за то, что они вообще отказались как бы то ни было проинформировать избирателей о предстоящих выборах: нет даже никакой — то есть совсем, вообще никакой — информации о том, где будут расположены участки для голосования.

Но в размышлениях Морозова имеется один очень странный прокол. Он пишет: «Даже если и агитация и дала какой-то результат, то кто-то из них [независимых кандидатов — С.П. ] будет с большим отрывом вторыми…»

Мне кажется, Александр почему-то остался не в курсе, относительно того, как устроены муниципальные выборы. А устроены они по МНОГОМАНДАТНЫМ округам: конкретно, в Москве будут округа ТРЕХМАНДАТНЫЕ, ЧЕТРЕХМАНДАТНЫЕ и ПЯТИМАНДАТНЫЕ. Соответственно, избирателю предлагается поставить в бюллетене сразу три, четыре или пять галочек (в зависимости от конкретного округа). И депутатские мандаты получат три, четыре или пять кандидатов, набравших большее число голосов.

Это означает, что если «официальные», то есть провластные, кандидаты займут первые места абсолютно во всех округах, это вовсе не гарантирует им победы. В пятимандатном округе можно отдать им даже и по два первых места — удовлетворившись третьим, четвертым и пятым. Это все равно не даст «промэрским» общей победы.

А дальше начинается общий подсчет победителей, вне зависимости от того, этот конкретный победитель занял первое место, второе или третье (или еще четвертое, пятое — в «длинных» округах).

Вот к примеру наш Тверской район разделен на четыре трехмандатных округа, а в мунициапльном совете, следовательно, 12 депутатов. Если кандидаты Единой России займут первые места во всех четырех округах, и еще в одном займут также и второе — у них будет 5 голосов из 12. Это меньшинство — то есть общее поражение.

Даже если во всех наших тверских 4-х округах независимые кандидаты получат только два или три ТРЕТЬИХ места — это уже кое-что. Можно будет дать подписи независимым кандидатам на выборах мэра. Кроме того, эта группа из 2-3 независимых окажется большой силой при «наблюдении» за бесчинствами городской администрации, при добыче всякой скрытой документации, пр выяснении, кто где какое решение принимал, кто на чем сколько украл и так далее, далее, далее…

Между прочим, тот же Максим Кац (Max Katz) в своем Щукине пять лет назад вовсе не выиграл выборы. Он прошел в муниципальный совет, заняв ЧЕТВЕРТОЕ место, и этого оказалось вполне достаточно для мандата.

Так что шансы провести разумных и независимых людей в муниципальные советы — есть. И очень многое зависит от того, сколько народу придет и проголосует. Чем меньше явка — тем проще будет фальсифицировать.

P.S. Алена, это, в частности, специально для тебя.

Оригинал

16 августа впервые будут судить — настоящим судом, по обвинению в нарушении статьи Административного Кодекса, — координатора движения «Последний адрес». Это Дмитрий Козлов, который создал инициативную группу в Архангельске, и месяц назад установил там первую табличку — на доме, где жил и был арестован в 1938 году слесарь канатной фабрики Иван Безсонов.

Судить Дмитрия Козлова будут по ст. 7.3 КоАП РФ о «Нарушении требований законодательства об охране объектов культурного наследия (памятников истории и культуры)»: она предусматривает наказание в виде штрафа в размере от 15 до 200 тысяч рублей.

«Памятник истории и культуры», который Дмитрий Козлов изуродовал путем привинчивания на 4-х шурупах диаметром 6 мм металлической пластины размером 11х19 сантиметров (это формат почтовой открытки) представляет собою полуразрушенный деревянный барак с частично провалившейся крышей, заколоченными фанерой окнами и сгнившим крыльцом. Вот он на фото внизу.
На множестве коммунальных сайтов Архангельска можно найти информацию, что этот дом признан аварийным, в настоящее время расселяется и определен под снос, который состоится до конца текущего года.

Мы еще перед установкой этой таблички долго спорили, я помню, о том, хотим ли мы устанавливать знак «Последнего адреса» на доме, который через пару месяцев все равно снесут. И решили, что да, хотим, несмотря ни на что, а перед сносом табличку снимем, сохраним и восстановим на доме, который будет построен на этом месте.

Разумеется, Дмитрий Козлов заранее, как всегда это делается в «Последнем адресе», получил согласие всех жильцов дома на установку знака. И в городское Управление по охране памятников отправил уведомление: но оказывается, забыл в нем указать, каким в точности инструментом будет произведено крепление таблички на деревянной стене.

Суд над Дмитрием Козловым назначен на среду, 16 августа, а защищать его будет один из адвокатов правозащитной группы «Команды 29», под руководством Ивана Павлова.

Обвинение против Козлова, конечно, чисто издевательское. Ну, посмотрим, как к этому издевательству отнесется суд.
Еще раз, для тех кто подумал, что это была опечатка: ДО ДВУХСОТ ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ ШТРАФА.

2802766

2802768

Вот тут подробности — про слесаря Безсонова и его дом

А тут репортаж с церемонии установки знака. Там и видео есть с места преступления: прямо можно посмотреть, как злодеи наносили ущерб памятнику истории и культуры

Оригинал

Проблема, которую поставил на наше обсуждение Навальный, публично заявив о том, что готов дебатировать с Гиркиным, — не такая плоская и не такая ясная, как кажется в первую минуту.

Есть очень большое искушение начать и тут же закончить обсуждение, просто сказав, что Гиркин — никакой не националист, а бандит и убийца. Он сам убивал, других звал убивать, радовался, когда убийцы под его водительством убивали легко и много, публично гордился результатами этого массового убийства.

Это, конечно, чистая, хотя и грубая, правда. Не всякий националист — бандит, не всякий бандит — националист, но в этих двух пересекающихся множествах один признак — точно доминантный. Если мы имеем дело с бандитом-националистом, то важно тут именно то, что он бандит, а не что-либо другое.

Точно также, если нам вдруг встретится грабитель, окончивший музыкальную школу по классу тромбона, правильно все же будет называть его грабителем, а не музыкантом. А если вдруг мы увидим насильника, которому в свободное от изнасилований время удалось вывести на даче новый сорт гладиолусов, следует все же говорить о нем как о насильнике, а не как о талантливом знатоке тычинок и пестиков.

Так и тут. Бандит есть бандит, убийца есть убийца, — и отвлекаться на какие-то сопровождающие убийство философские тонкости и мировоззренческие обстоятельства было бы странно.

Но задача для анализа усложняется тем, что у бандита в данном случае есть его банда. А в этой банде — очень разные люди, среди которых немало и таких, которые пока не успели совершить ничего ужасного. И все их участие в банде пока свелось только к сочувствию идеям и лозунгам, которыми бандит прикрывал свой бандитизм. Эти люди позволили бандиту себя обмануть, задурить, увлечь. Но пока их увлечение не выразилось ни в каких реальных поступках, свойственных бандитам. Ну вот, сказано ими сколько-то ужасных слов, прочитано и обсуждено сколько-то нелепых статеек, одобрено сколько-то фальшивых и лживых речей. Но ни до чего необратимого, по-настоящему страшного дело — в их персональном случае — не дошло.

Эти люди оказались под влиянием — а иногда под обаянием — бандита, потому что искали и нигде больше не нашли способа выразить и воплотить свое отвращение к несправедливости и подлости мира, который их окружает. Бандит обманул их. Бандиты ведь часто бывают еще и изощренными обманщиками: потому что хитрость, изворотливость, лживость — это естественная часть их бандитского ремесла.

До этого места — я понятно объясняю? Хорошо, дети, тогда слушайте дальше.

Ну так вот.

Этих людей надо от бандита увести. Надо вытащить их из банды, пока они там ходят в сочувствующих, а ничего по-настоящему бандитского наделать не успели.

Получается, что согласие Навального на эти дебаты — очень большой риск. Ему нельзя на этих дебатах оказаться слабее. И завершить их с невразумительным результатом — как-то «пополам напополам» — тоже нельзя.

Потому что тогда выйдет, что он просто поговорил с бандитом, и как будто бы самим этим своим разговором дал бандиту на время почувствовать себя не убийцей, а «нормальным человеком», с которым вообще возможен разговор о чем-то, кроме убийств, которые он уже совершил или собирается совершить. Таким результатом он фактически поможет бандиту строить свою банду и дальше.

Но если оказаться на этих дебатах гораздо сильнее, и увести от бандита хотя бы часть обманутых и прельщенных им людей, — это будет большое и важное дело. А уж на каких мотивах, на каких сюжетах для обсуждения произойдет лишение бандита этой «небезнадежной» части его банды, — не так важно. Просто надо попытаться оставить бандита одного. Лучше бы — вообще одного. Особенно раз он сам нарывается.

Но это опасная, жестокая игра. На грани допустимого риска, совсем на грани.

Оригинал

2779748

Неплохо Трамп зашел из Варшавы на предстоящую встречу с Путиным. Прям с трефового валета, не долго думая.

Работаем, говорит, над «ответом на российские действия и ее дестабилизирующее поведение».

А вот теперь представим себе, что встреча в Гамгбурге прошла в таком же тоне, что и этот трамповский спич в Варшаве. Выходит с нее Путин со своей фирменной постной физиономией, примерно как на недавней пресс-конференции с Макроном в Версале, и говорит…

А что, собственно, он такого уж особенного говорит?

Ну, например, говорит, примерно, так:

«Мы очень, очень удивлены этим разговором с уважаемым коллегой Трампом. Мы в недоумении: что все-таки случилось за эти месяцы? Откровенно говоря, мы не находим объяснения такому поведению нашего партнера.

Ведь мы сделали все от нас зависящее, чтобы господин Трамп, многоуважаемый, был избран президентом Соединенных Штатов Америки.

Мы рука об руку трудились вместе с ним и его сотрудниками над поиском, сбором и обнародованием важнейшей для американского народа информации, проливающей свет на неблаговидную деятельность соперников господина Трампа в ходе этих выборов, и в частности госпожи Клинтон и ее друзей.

Мы привлекли к этой работе наших лучших специалистов, в том числе временно проживающих в Великобритании, которые сумели быстро и эффективно получить эту информацию и передать ее сотрудникам господина Трампа.

Мы попросили наших наиболее социально-ответственных предпринимателей здесь, в России, встретиться с сотрудниками господина Трампа и поинтересоваться, чем еще мы можем помочь в ходе избирательной компании. И когда нас попросили перечислить некоторые денежные средства — мы их предоставили в необходимом количестве на практически безвозмездной основе.

Мы попросили нашего посла, господина Кисляка, поддерживать самые тесные и доверительные отношения с сотрудниками господина Трампа в наиболее трудный для них переходный период, и обсуждать с ними как можно более откровенно особенно чувствительные темы наших двусторонних отношений.

Наконец, мы направили одного из наших особо доверенных лиц — господина Флинна — на одну из наиболее ответственных и трудных позиций в администрации президента Трампа, чтобы он мог непосредственно оттуда оказывать все необходимое содействие развитию наших отношений и консультировать господина Трампа по наиболее тонким моментам мировой политики.

И ведь это еще не все. Мы оказывали господину Трампу нашу помощь и содействие множеством других способов, о которых, возможно, господин Трамп сам найдет возможность рассказать американскому Конгрессу и американскому народу в иное, более удобное для него время. Ведь господин Трамп, конечно, помнит об этой помощи и всегда выражал нам свою признательность за нее.

И что же мы теперь видим? Обыкновенную человеческую неблагодарность?

Сэд, вери сэд. Нот э фейр пипл. Дисхонест. Айм трули дизаппойнтэд…»

А почему бы и нет, собственно? Дипломатия — дело такое. Вежливое.

Оригинал

Вчерашние сенаторы, обсуждавшие «меры по защите суверенитета страны», совершенно, конечно, всех задурили.

Вот ТАСС уверенно выдает заголовок — «Россиян, получающих деньги от иностранных государств, могут приравнять к иноагентам». А вслед за ним и ссылаясь на него же, то же самое пишут еще десятки изданий — от «Комсомольской правды» до «Republic’а». Ну и моментально какие-то колумнисты рефлекторно и машинально бросаются анализировать вероятность наделения граждан «агентскими функциями».

Между тем в Совете Федерации прозвучало совершенно другое предложение. И точная цитата на этот счет есть и в ТАСС, и в большинстве других изданий, которые на него ссылаются. Только эта фраза такая путаная, такая безграмотная, такая корявая, что разобраться в ее смысле можно разве что с десятого прочтения, и при наличии очень большого желания.

В действительности на сей раз предлагается «Изучить вопрос о возможности внесения изменений в законодательство РФ в части дополнения перечня иностранных источников, получение финансирования из которых является условием признания некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, гражданами Российской Федерации, получающими денежные средства и иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц».

То есть иностранными агентами предлагается признавать не самих частных лиц «граждан Российской Федерации», а опять-таки организации, которые получают финансирование от частных лиц, если те, в свою очередь, получают деньги от иностранных государств и организаций. То есть речь идет как будто бы о случаях передачи финансирования из-за границы в российское НКО через физическое лицо, в качестве посредника.

Разумеется, рано или поздно Дума с Советом Федерации докатятся и до полного идиотизма, которого все от них обреченно ждут, — то есть до признания «иностранными агентами» живых людей. Да и вообще практика применения законодательства об «агентах» такова, что в ней давно уже нет никакой связи между решением о включении в Минюстовский реестр — и реальным получением какого-то финансирования. В официальном списке «иноагентов» полно организаций, которые ничего ни от кого ни из-за какой границы не получали. Или даже таких, у которых нет никакого финансирования вовсе, поскольку это чисто волонтерские организации (например, Екатеринбургский «Мемориал»).

Но тем не менее, аккуратности ради, скажем, что пока инициатива об «агентах-частниках» формально не была предъявлена.

И это не от того, конечно, что кому-то кажется неприличным предлагать такую дикость. А потому, что пока команды от начальства не было: там более решительного случая дожидаются. Вот как из Кремля свистнут — так сразу и.

Оригинал

есколько дней назад канал РЕН-ТВ выдал в эфир очередное свое лживое «расследование». Резонанса оно не имело совершенно никакого, однако оставить его совсем без ответа было бы все-таки неправильно, поскольку это кино представляет собой какой-то ком грязной клеветы и оскорблений в адрес Дмитрия Борисовича Зимина, Бориса Зимина и Сергея Petrovа, — в высшей степени достойных и смелых людей, которые собственными силами и деньгами уже много лет целеустремленно поддерживают в России многие замечательные начинания: правозащитные организации, благотворительные и активистские проекты, просветительские программы, научно-популярное книгоиздание, исследовательские группы, стипендии талантливым ученым и прочее.
Так вот, среди множества ворованных и перевранных документов, которыми воспользовались авторы очередной кино-помойки, обнаружилось несколько договоров о предоставлении разовых грантов хорошо известным и уважаемым журналистам — в том числе Илье Рождественскому , Илья Азар и другим. Демонстрация этих документов сопровождалась издевательскими и оскорбительными комментариями.
Между тем эти договоры — не что иное как легальные документы, подтверждающие выплату этим журналистам премии «Редколлегия», которую, я надеюсь, в российской журналистской среде теперь многие хорошо знают и ценят.
Премия «Редколлегия» была создана почти уже год назад по инициативе Бориса Зимина, и жюри ее еще в минувшем сентябре начало присуждать ежемесячные награды за лучшие журналистские работы профессионалам, пишущим по-русски.
Вот здесь, на сайте премии — www.redkollegia.org — можно видеть и «манифест», объясняющий цели этого проекта, и «Правила Редколлегии», согласно которым вручаются награды, всегда за уже опубликованные работы, созданные исключительно по инициативе самих авторов и их редакций. Все это делается открыто, публично, с полным соблюдением закона и налоговой дисциплины. В первой же строке «манифеста» прямо указано, что вся работа ведется именно при поддержке учрежденного семьей Зиминых фонда Sredа Foundation.
Сегодня «Редколлегия» — единственная независимая неправительственная премия в русской журналистике. Наша задача — «помочь тем, кто сохраняет в России высокие стандарты профессии в то время, когда свободная и качественная журналистика подвергается давлению со стороны государства, а права человека на свободное выражение своего мнения и на свободный доступ к информации систематически нарушаются». Жюри премии — сегодня в него входят Dmitry Butrin, Elizaveta Osetinskaya, Элла Панеях (Ella Paneyakh), Кирилл Рогов, Юрий Сапрыкин и я — работает полностью самостоятельно, принимая решения по своему собственному усмотрению и не испытывая никакого давления со стороны учредителя.
За минувшие 10 месяцев премию «Редколлегия» получили уже 35 российских журналистов из 17 различных российских изданий. Информация о каждом из них и обо всех награжденных работах выложена на том же сайте «Редколлегии».
Так это будет происходить и дальше, и работа наша — не остановится. Мы подтверждаем свою приверженность профессиональным ценностям и стандартам, лежащим в основе нашей работы в «Редколлегии» и будем продолжать поддерживать независимых журналистов в России. Очередная группа лауреатов (за публикации, вышедшие в мае) будет объявлена, как обычно, в ближайшие 2-3 дня.
Репутацию нашего проекта мы, конечно, будем отстаивать всеми доступными нам мерами, а если потребуется, то и в суде. Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире