sergey_kostyaev

Сергей Костяев

29 апреля 2017

F

Американская политическая система преподнесла жесткий урок Дональду Трампу – будучи аутсайдером в Вашингтоне, опираясь на маленькую группу дилетантов, нельзя реализовать  свою предвыборную программу

Дональд Трамп имеет самый низкий рейтинг в первые 100 дней среди всех президентов за всю историю социологических измерений. 25 апреля он составил лишь 39%, http://www.gallup.com/poll/201617/gallup-daily-trump-job-approval.aspx самым популярным в апреле 1961 года был Джон Кеннеди (81%), предшественник Трампа – Обама имел в апреле 2009 года 63%, вторым по «непопулярности» Уильям Клинтон в  апреле 1993 (55%) http://www.gallup.com/poll/203198/presidential-approval-ratings-donald-trump.aspx

В ходе предвыборной кампании тогда еще кандидат в  президенты предложил «стодневный контракт с Американским избирателем»  https://assets.donaldjtrump.com/_landings/contract/O-TRU-102316-Contractv02.pdf по аналогии с «контрактом с Америкой» 1994 года Ньюта Гинргрича https://en.wikipedia.org/wiki/Contract_with_America  Оба контракта схожи по содержанию и в одинаковой степени не были реализованы.

В ходе первых ста дней Трамп обещал добиваться принятия в конгрессе следующих законопроектов: закон об упрощении налогообложения среднего класса, закон «О запрете офшоринга», вводящий тарифы на торговые операции компаний, перемещающих рабочие места за рубеж; закон об  инфраструктуре и американской энергетике; закон об образовательных возможностях и выборе школ; закон «Об отмене и замене Obamacare»; закон о доступном уходе за  детьми и пенсионерами;  закон о запрете нелегальной иммиграции; закон о восстановлении безопасности местных сообществ; закон о восстановлении национальной безопасности; закон о вычищении коррупции в  Вашингтоне.

Из всего этого списка Трамп действительно пытается реализовать лишь «отмену и замену Obamacare».

Неотменяемая реформа

Первая попытка аннулировать главное достижение Барака Обамы с треском провалилась в конце прошлого месяца https://republic.ru/posts/80618 Проблема была в коалиции крайне правых и центристских республиканцев с одной стороны и демократов с другой. Кокус свободы Палаты представителей (House Freedom Caucus) считал законопроект слишком щедрым, они выступали за отмену «ключевых выгод» (essential benefits) требуемых от страховых компаний законом 2010 года «О защите пациентов и доступном здравоохранении»: госпитализация, уход по беременности, психиатрическая помощь, лечение наркомании и др. Умеренные, напротив, считали законопроект слишком радикальным, не обеспечивающим достаточное количество американцев медицинскими услугами. Напомню, что, по оценке Бюджетного управления Конгресса США, 24 млн. американцев лишились бы доступа к здравоохранению, в случае принятия плана. Демократы вообще в штыки восприняли республиканский план «отмены и замены»  Obamacare.

На этой неделе https://www.nytimes.com/2017/04/26/us/politics/affordable-care-act-health-republicans.html?hp&action=click&pgtype=Homepage&clickSource=story-heading&module=first-column-region&region=top-news&WT.nav=top-news&_r=0 администрации Трампа под руководством Рейнса Прибуса, главы аппарата Белого дома, удалось достичь компромисса с крайне правыми в Палате представителей. Идея заключается в том, что штаты могут запросить министерство здравоохранения и  социальной защиты США дать им право не предоставлять на своей территории набор основных медицинских услуг, о котором речь шла выше. Также штаты могут получить право для страховых компаний на своей территории взимать большую плату с  больных людей. Речь идет об отмене одного из ключевых положений реформы Обамы, которое гласит, что страховая компания не имеет права отказать клиенту в  продаже полиса или взимать с него более высокую плату на основе имеющихся хронических заболеваний.

Для подачи соответствующего обращения, штаты должны будут обосновать как их запрос поможет реализовать одну из следующих пяти целей: снижение средних ежемесячных платежей по медицинским страховкам для потребителей, увеличение числа застрахованных, стабилизация страхового рынка, увеличение набора предлагаемых полисов, стабилизация ежемесячных платежей для лиц с хроническими заболеваниями.

Дело в том, что уступки крайне правым, может и  увеличивают шансы прохождения билля в Палате представителей, но делают его «мертвым по прибытии» в Сенате, где несколько умеренных республиканцев, например, сенатор от Огайо Роб Портман, заявляли, что не допустят снижения количества людей с медицинской страховкой в своих штатах. По последнему опросу  ABC News/Washington Post poll 62% респондентов поддерживают идею федерального базового набора медицинских услуг, лишь 33% готовы отдать это решение на откуп штатам.

Заскочить в уходящий поезд

Пытаясь к стодневному рубежу создать видимость бурной деятельности, администрация Трампа на этой неделе объявила о своем плане налоговой реформы, представляющим собой одну страничку текста  https://www.nytimes.com/2017/04/26/us/politics/trump-tax-cut-plan.html?hp&action=click&pgtype=Homepage&clickSource=story-heading&module=a-lede-package-region&region=top-news&WT.nav=top-news Естественно, в конгресс не внесен законопроект. Корпоративный налог предлагается сократить до 15%, что близко к эффективной ставке, учитывая все налоговые премудрости, применяемые бизнесом. Индивидуальную налоговую ставку ныне разбитую на семь категорий от 10% до 39,6%, предлагается заменить тремя ставками в 10%, 25% и 35% в зависимости от уровня дохода. Планируется ликвидировать налог на крупное имущество, который в основном платят богатые люди. Его введение в свое время было одним из стимулов для благотворительности. Если нельзя без потерь завещать значительное имущество детям, то можно учредить университет, картинную галерею или публичную библиотеку. Понижение ставок планируется компенсировать отменой большинства налоговых льгот за исключением льгот по платежам за ипотеку, благотворительные пожертвования, пенсионные накопления.

Идея реформы в том, что понижение налогов стимулирует экономический рост, таким образом, не отразится на дефиците. Аналогичные по замыслу реформы Рональда Рейгана и Джордж Буша мл. неизменно увеличивали дефицит федерального бюджета и, как результат, госдолг США. Фискальный консерватизм республиканцев носит сугубо лицемерный характер. Когда демократы предлагают повысить социальные расходы для бедных, республиканцы вопят о росте дефицита и госдолга, когда же они вводят налоговые послабления для богатых, они, как по мановению волшебной палочки, забывают о расходящемся по швам бюджете.

Пустые коридоры власти

Низкая продуктивность администрации Трампа во-многом связана, среди прочего, с тем обстоятельством, что до сих пор из примерно 500 ключевых сотрудников администрации, требующих утверждения сената (всего таковых около тысячи) лишь 24 утверждены, 36 заявлены https://www.washingtonpost.com/graphics/politics/trump-administration-appointee-tracker/database/ Для сравнения Барак Обама в первые сто дней имел 69 утвержденных сенатом чиновников, 118 заявленных.

Множество министров выражают свое недовольство, так Том Прайс, министр здравоохранения и социальной защиты США, в ходе завтрака с законодателями выразил раздражение черепашьей скоростью, с которой его босс заполняет ключевые посты в администрации, затрудняя повседневное управление https://www.washingtonpost.com/politics/slow-pace-of-trump-nominations-leaves-cabinet-agencies-stuck-in-staffing-limbo/2017/04/25/0a150aba-252c-11e7-b503-9d616bd5a305_story.html?utm_term=.8d52de93bffb Это вызвано тем, что в середине работы переходной комиссии Джаред Кушнер добился отставки ее председателя Криса Кристи, поскольку он, в бытность прокурором, посадил в тюрьму отца зятя президента. Майк Пенс, приняв бразды правления, спустил в мусорную корзину все наработки предшественника. Кроме того, наличие нескольких групп внутри Белого дома – глобалисты Джаред Кушнер, Гари Кон, традиционные республиканцы – Рейнс Прибус, националисты – Стив Бэннон – приводит к необходимости добиваться одобрения каждой кандидатуры среди всех центров влияния.

Трамп не сможет реализовать свой «контракт с американскими избирателями» вследствие низкой степени управляемости самой администрации, вызванной наличием различных жестко-конфликтующих групп, неумения налаживать отношения с вашингтонским истеблишментом, низкой популярности. Не за горами промежуточные выборы 2018 года, демократы активно по всей стране мобилизуют свежих кандидатов, чтобы вернуть себе контроль если не над всем конгрессом, то  над Палатой представителей. Это означает, что оставшуюся половину своего срока Трамп, вероятно, будет вынужден заниматься исключительно внешней политикой. 

Представляется, что во-многом авиаудары Трампа вызваны внутриполитическими  проблемами. Расследование «российского вмешательства» в выборы в США пока не выявило координации  между предвыборным штабом Трампа и Москвой, но уже фактически парализовало работу администрации нового президента. Несмотря на постоянные, но беспомощные попытки Дональда Трампа и его непрофессиональной команды напустить туману и отвлечь внимание СМИ и американского общества от  расследования роли России в президентских выборах в США в прошлом году, расследование  продолжается как в  исполнительных, так и в законодательных органах власти.

Во-первых, Майкл Флинн, бывший советник Трампа по  национальной безопасности, просит иммунитета от властей в обмен на показания о  связях команды босса с Москвой. Впрочем, ни ФБР ни конгресс США пока не готовы пойти на встречу опальному генералу, рассчитывая получить необходимую информацию из других источников. МакМастер, советник Трампа по национальной безопасности, совместно с Джаредом Кушнером, зятем Трампа, смогли выдавить Стива Бэннона из совета, последний даже угрожал Трампу уходом из администрации. Это освободило путь «глобалистам» и устранило «изоляционистов».

Во-вторых, в ФБР в следующем месяце будет создан специальный отдел по расследованию «российского следа», что свидетельствует о  серьезности намерений Джеймса Коми со всей тщательностью разобраться во всех деталях, не жалея ресурсов.

В парламенте также кипит работа, например, в ходе недавних слушаний https://www.intelligence.senate.gov/hearings/open-hearing-disinformation-primer-russian-active-measures-and-influence-campaigns в сенатском комитете по разведке, под председательством Ричарда Бурра, выступили несколько свидетелей-экспертов.

В-третьих, в сенате был дан обзор состояния аппаратов «активных мер» (active measures) https://en.wikipedia.org/wiki/Active_measures в США и СССР/РФ за последние десятилетия. Отмечалось, например, что в 1960-70-е США «саморазоружились» в этом аспекте, однако взяли реванш в 1980-е, примечательно, что американские эксперты отмечают поддержку по всему миру людей, разделяющих ценности демократии, в контексте «активных мер» спецслужб США. Эксперты сетовали на прискорбное невнимание американских властей к аппарату «активных мер» после конца холодной войны, в то время как Россия наращивала свой потенциал последние 17 лет, создавая сеть государственных СМИ и используя социальные сети.  Впрочем, в декабре прошлого года в бюджете Пентагона были предусмотрены средства на создание специального межведомственного комитета, который должен противостоять «активным мерам» Кремля.

В-четвертых, Марко Рубио вследствие жесткой анти-путинской позиции был одной из мишенью «активным мер» российских спецслужб, что стало одной из причин его поражения на предварительных выборах республиканской партии в  прошлом году.

В-пятых, были приведены примеры использования предвыборным штабом Трампа «фейковых новостей» из российских государственных СМИ в ходе президентской гонки. Например, «новость» о критическом состоянии здоровья Клинтон была продуктом дезинформации российских спецслужб. Впрочем, один из экспертов на слушаниях Клинт Уоттс, бывший специальный агент ФБР, полагает, что речь, скорее всего, идет об оппортунизме, а не предательстве. Иными словами штаб Трампа хотел нанести ущерб Клинтон и просто знал, где лучше всего брать подходящие для этого «фейковые новости».

В-шестых, по сообщениям СМИ https://twitter.com/KeithOlbermann/status/849329391385686017 становится ясной цель хакерской атаки на списки избирателей в ряде «колеблющихся штатов». Данные, судя по всему, были переданы фирме Cambridge Analytica https://cambridgeanalytica.org/about , связанной со Стивом Бэнноном, для таргетирования конкретных избирателей в  социальных сетях с целью влияния на их поведение: демократы должны остаться дома, республиканцы пойти и проголосовать за Трампа. Ранее на других слушаниях, Джеймс Коми заявлял, что данная фирма находится в фокусе расследования ФБР по  делу о «российском следе».

Дилетантские пиар-ходы Трампа и его команды приводят к параличу администрации. Они  крайне неуклюже пытаются протащить верблюда через угольное ушко, пытаясь отвлечь внимание общественности от расследования «российского следа» путем выдвижения обвинений, не подтвержденных фактами. Ввиду низкого профессионализма, отсутствия политического опыта они раз за разом садятся в лужу.

Последней ложью Трампа стало обвинение в том, что Сюзан Райс, советник по национальной безопасности Барака Обамы сообщила СМИ сведения о том, что Майкл Флинн общался с Сергеем Кисляком, послом РФ в США, по поводу санкций.

Но самая фантастическая история https://www.wired.com/2017/03/devin-nunes-white-house-trump-surveillance/ в ходе которой команда Трампа феерично шлепнулась лицом в грязь случилась после того как 4 марта в своем твиттере https://twitter.com/realDonaldTrump/status/837996746236182529 Трамп обвинил своего предшественника Барака Обаму в прослушивании. https://www.theatlantic.com/politics/archive/2017/03/why-trump-is-accusing-obama-of-wiretapping/518793/  Также команда Трампа заявила, что прослушку проводили британские спецслужбы по просьбе Обамы, врочем, они немедленно это опровергли 17 марта https://www.theguardian.com/us-news/2017/mar/16/gchq-denies-wiretap-claim-trump-obama 17 марта на итоговой пресс-конференции с Ангелой Меркель Трамп заметил, что они оба стали жертвами прослушек Обамы, (АНБ, действительно, прослушивало Меркель, однако не делало это в отношении Трампа) после чего был удостоен удивленного взгляда со стороны канцлера. 20 марта на слушания, Джеймс Коми, директор ФБР, и  Майк Роджерс, глава АНБ, заявили, что у них нет информации подтверждающей твиты Трампа. https://www.usatoday.com/story/news/politics/2017/03/20/james-comey-trump-wiretapping-house-intelligence-committee/99382304/ Более того, президент США вследствие «Уотергейтского скандала» давно лишен возможности дать указание о прослушке кого-бы то ни было. Но «профессионалы» из  Белого дома на этом не успокоились,  28 марта Эзра Коэн-Уотник, старший директор по разведке Национального совета безопасности, и Майкл Эллис, юрист по вопросам разведки Белого дома, пригласили одного из главных расследователей «российского следа» наряду с Бурром— Девина Нунеса, главу комитета Палаты представителей по разведке, к себе, где предоставили ему информацию о том, что Трампа прослушивали. На следующий день Нунес провел пресс-конференцию в конгрессе, на которой заявил, что в ходе прослушки иностранных граждан случайно были записаны и разговоры некоторых сотрудников Трампа. В этом нет ничего незаконного, следует отметить. После чего Нунес снова поехал в Белый дом, и на этот раз уже официально «проинформировал» об этом Трампа. Трамп тут же делает заявление о том, что чувствует некое удовлетворение о том, что оказался прав, что, впрочем, не так. Разгорается скандал, поскольку Нунес по правилам парламентской этики сначала должен был бы  проинформировать Адама Шиффа, старшего демократа в комитете по разведке, а не объекта своего расследования (Трампа). 30 марта The New York Times https://www.nytimes.com/2017/03/30/us/politics/devin-nunes-intelligence-reports.html?_r=0 раскрыла имена «стратегов» из Белого дома, которые провели брифинг с Нунесом 28 марта. 6 апреля комитет Палаты представителей по этике объявил о расследовании деятельности Нунеса на предмет нарушения правил конгресса, в худшем случае ему грозит лишение мандата (expulsion). После чего Нунес, как и генпрокурор-министр юстиции Сешнс, заявил о самоустранении от расследования «российского следа».

Умопомрачительные пиар-провалы Трампа не могли не  сказаться на его рейтинге одобрения, всю вторую половину марта они были ниже 40% исторически худшие показатели для новоиспеченных президентов за всю историю опросов http://www.gallup.com/poll/201617/gallup-daily-trump-job-approval.aspx Дело в том, что власть президента США, особенно в отношении законодательства, во многом зиждется на его популярности, ее снижение резко ослабляет возможности исполнительной власти реализовывать свои инициативы.

Все это сказалось на способность Трампа продвигать свои приоритеты в конгрессе, так 25 марта почил в бозе республиканский план «отмены и замены» реформы здравоохранения Обамы https://republic.ru/posts/80618 низкая популярность Трампа не позволила ему убедить/напугать (ведь кто боится картонного тигра?) крайне правых из «Кокуса свободы» (Freedom Caucus) поддержать инициативу своей администрации. Наблюдатели отмечают, что при продвижении реформ в конгрессе крайне важна их последовательность. Провал в  сфере здравоохранения означает, что республиканцам будет крайне трудно заняться налоговой реформой, поскольку эти вопросы сильно взаимосвязаны. 

Решение о продлении программы «Глобальное образование» до 2025 года я считаю
верным http://educationglobal.ru/news_view/vazhnaja_informacija_uvazhaemye_kandidaty_na_uchastie_v_pr/
 (Прямой личной заинтересованности у меня
нет, поскольку как победителю конкурса мне уже было гарантировано финансирование
даже в случае не продления программы).

Россия должна интегрироваться в мировое образовательное
пространство, отправляя своих граждан на учебу за рубежом. После окончания
обучения, грантополучатели должны отработать три года в России или вернуть
сумму гранта в троекратном размере. Позитивным шагом является и увеличение
квоты по трудоустройству на Москву и Санкт-Петербург на 25%. Я понимаю логику
квотирования «столиц», федеральный центр хочет развивать регионы, но это
требование снижает количество желающих участвовать в конкурсе на получение гранта.

Решение оставить неизменным ежегодный размер гранта (2,7
млн. руб.) я считаю ошибочным. Поясню на своем примере, общие расходы (обучение
+проживание) по Университету Ратгерса составляют около 70 тыс. долл. «Глобальное
образование» дает 38 тыс. долл. Благо я буду учиться в аспирантуре, и 
университет предоставляет мне финансовую помощь в размере 32 тыс. долл. 

2703906

В обмен
я должен буду проводить занятия со студентами. Однако американские университеты
довольно редко предоставляют финансовую помощь тем, кто обучается в 
магистратуре т.к. для них это один из основных источников дохода, да и магистрантов
нельзя использовать в образовательном процессе. На мой взгляд, размер гранта
следует увеличить, чтобы привести его в соответствие с ценами на обучение за 
рубежом.

Ещё одной особенностью программы является необходимость трудоустройства в строго ограниченном списке работодателей, что существенно ограничивает свободу выпускника, и, опять-таки, снижает количество желающих участвовать. Грантополучатель может ходатайствовать о включении какой то конкретной организации в список, однако, далеко не всегда такие просьбы удовлетворяются.

Кроме того, довольно неприятной особенностью является то,
что грантополучатель несет на себе все валютные риски. Грант номинирован в 
рублях и при значительном росте курса доллара, участник программы рискует
оказаться в крайне сложной ситуации. Опять же за себя я спокоен т.к. в таком
случае Университет Ратгерса, скорее всего, увеличит размер финансовой
помощи,  поскольку заинтересован в 
относительно дешевой рабочей силе. Но люди, обучающиеся по программам
магистратуры, сильно рискуют. Все это опять же снижает количество желающих
принимать участие в конкурсе по программе.

И последнее, вес критериев конкурсного отбора мне
представляется неверным. Сейчас больше всего «весит» место в очереди при
регистрации (чем раньше ты зарегистрировался, тем лучше), затем идет
трудовой стаж, и лишь в самом конце публикации в зарубежных научных журналах. На 
мой взгляд, наибольшим «весом» должен обладать как раз критерий «публикации в 
зарубежных научных журналах», а уже затем «трудовой стаж». Опять же, я уже
являюсь победителем конкурса, и для меня это не имеет личного значения. 



Впрочем, нежелание российского правительства повышать привлекательность программы понятна, ведь на 2017-2025 гг пока не выделяется дополнительного финансирования, соответственно, речь идет о том, чтобы, по-сути, доучить имеющихся грантополучателей. Возможности привлечения внебюджетного финансирования представляются сомнительными.

В конце года Вашингтон сотрясает очередной виток русского хакерского скандала, началось все еще летом.  В пятницу, 9 декабря, The Washington Post сообщила о том, что ЦРУ изменило оценку цели России в президентской кампании и теперь считает, что Россия добивалась победы Дональда Трампа. Тогда же The New York Times опубликовала материал, где сообщалось, что русские хакеры, связанные с ГРУ, также проникли на сервер Республиканского национального комитета, но в отличие от Демократического национального комитета, не  публиковали полученные материалы. В четверг, 14 декабря, телеканал NBC News, со ссылкой на источники в  спецслужбах, сообщил, что лично Владимир Путин руководил операцией помощи Трампу, 16 декабря, Барак Обама заявил, что «немногое происходит в России без Владимира Путина… у них там весьма иерархичная организация… не думаю, что правительственные чиновники там самовольно начали операцию по вмешательству в  президентские выборы в США». Также он сказал, что в сентябре во время встречи с  Путиным предупредил его, что если будет вмешательство в процедуру подсчета голосов со стороны России, то последует ответная реакция. Кроме того, он  отметил, что «Рональд Рейган перевернулся бы в гробу, если бы узнал, что республиканцы поддерживают Путина». Наконец, Обама заверил, что специальные службы не выявили хакерских атак, непосредственно повлиявших на подсчет голосов. 27 декабря, The Washington Post сообщила, что на этой неделе администрация Обамы объявит о введении санкций в  отношении России в ответ на хакерские атаки.

Барак Обама дал указание спецслужбам до конца срока полномочий, 20 января, предоставит полный доклад о роли России, Митч Макконнелл, лидер республиканского сенатского большинства, наряду с Чарльзом Шумером, лидером сенатского демократического меньшинства, выступил за парламентское расследование произошедшего. Правда, республиканцы, контролирующие обе палаты конгресса, не захотели создавать специальную комиссию по расследованию роли России в президентских выборах по  аналогии с комиссией по теракту 9 сентября, к чему, в частности, призывал Майкл Макфол, бывший посол США в РФ. По опросу Politico/Morning Consult, 44% американцев не  считают, что Россия повлияла на результаты выборов 8 ноября. Любопытно, что по  опросу, проведенному Чикагским советом по международным отношениям, 51% республиканцев выступают  против парламентского расследования, тогда как 85% демократов и 64% «независимых» американцев – «за». Иными словами, рядовые республиканцы настолько рады вернуть себе контроль над Белым домом, что готовы закрыть глаза на возможную помощь России в  этом вопросе.

Сейчас в конгрессе идет борьба по поводу формы расследования. Макконнелл поручил его проведение сенатскому комитету по разведке, тогда как Джон Маккейн,  председатель сенатского комитета по  вооруженным силам,  и Линдси Грэм, председатель подкомитета по государственному департаменту, иностранным операциям сенатского комитета по ассигнованиям, выступают за создание специального комитета по расследованию роли России в выборах 2016 года. Демократы разделены по данной проблеме. Нэнси Пелоси, лидер демократического меньшинства в палате представителей, также выступает за создание специального комитета, тогда как Чак Шумер – за проведение расследований различными комитетами конгресса. С одной стороны, отдельный комитет  придаст расследованию более высокий статус, с  другой стороны – проведение расследований разными комитетами в рамках своих юрисдикций позволит затормозить реализацию повестки администрации Трампа, ввиду смещения фокуса внимания.

Предположим, что события будут развиваться по самому «благоприятному» сценарию. А именно: и в новом докладе спецслужб, в ближайший месяц, и по результатам парламентского расследования, в течение года, не будет установлено, что сотрудники штаба Трампа и 
/или лично Трамп координировали свою кампанию с Москвой. Уже установлено, что в  одном из штатов российскими хакерами был получен доступ к спискам избирателей, правда, не были проведены манипуляции. Удаление оттуда части афро-американцев и испаноязычных, традиционного электората демократов, могло бы помочь Трампу, учитывая, что суммарная разница между Клинтон и Трампом в этих штатах составляет около 100 тыс. голосов. В США в большинстве штатов избиратели должны регистрироваться заранее, внесение в  списки избирателей в день голосования в большинстве случаев невозможно. Если расследования покажут лишь пропагандистскую роль Москвы, то администрация Трампа столкнется с трудностями при попытках нормализовать отношения с Россией без поддержки конгресса.

Отмена Трампом части санкций, введенных указами Обамы, может привести к тому, что конгресс может принять их в качестве закона двумя третями голосов и более, в результате Дональд Трамп не  сможет наложить вето. Практика введения санкций законами весьма распространена, так в 2012 году был принят «Закон о верховенстве права имени Сергея Магнитского», наложившем санкции на лиц, которые, по мнению американских законодателей, принимали участие в хищении средств из федерального бюджета РФ, а впоследствии убили Магнитского в СИЗО путем неоказания медицинской помощи.  Недавно была принята новая версия этого закона, которая распространила его на весь мир.

Также может представлять проблему и прохождение через сенат, части внешнеполитической команды Трампа. Если Майк Флинн, которого считают сторонником сотрудничества с  Москвой, будет занимать пост советника президента по национальной безопасности, не требующий утверждения в парламенте, то Рекс Тиллерсон, который был выдвинут на позицию государственного секретаря, столкнется с противодействием. Будучи главой Exxon Mobil он наладил близкие отношения с Владимиром Путиным и Игорем Сечиным, руководителем Роснефти, выступал за снятие санкций, и даже был награжден орденом дружбы. Марко Рубио, член сенатского комитета по  международным делам, который будет проводить слушания по Тиллерсону, заявил, что «хорошие отношения с Путиным – это не та характеристика, которую я ожидаю увидеть в кандидате на пост государственного секретаря США». Расклад сил в  комитете таков, что для блокировки этой кандидатуры достаточно, чтобы наряду с  демократами лишь два республиканца проголосовали против. Также на слушаниях будет поднят вопрос о том, что Тиллерсон руководил американо-российской оффшорной компанией, которая недавно была обнаружена благодаря  «панамскому досье». Без утверждения в  комитете по международным делам сенат не может поставить на голосование вопрос об утверждении Рекса Тиллерсона на посту государственного секретаря. Впрочем республиканский внешнеполитический истеблишмент — Роберт Гейтс, бывший министр обороны при Дж. Буше мл. и Бараке Обаме, Кондолиза Райс, бывший госсекретарь, и  Ричард Чейни, бывший вице-президент США, уже выступили в поддержку кандидатуры Тиллерсона, поэтому, скорее всего, не без проблем, но он будет утвержден сенатом.

Майкл Макфол, бывший посол США в РФ, приемы которого я посещал в Спасо-Хаусе, предложил признать Russia Today и Sputnik иностранными агентами

Закон 1938 года «О регистрации иностранных агентов» не позволяет этого сделать. В отличие от нашего министерство юстиции, которое самостоятельно включает в список иностранных агентов то Мемориал, то  Левада-центр, отдел регистрации иностранных агентов министерства юстиции США лишь получает отчеты иностранных агентов и не может сам кого-либо регистрировать в таком качестве.

По  закону 1938 года понятие иностранное юридическое лицо обозначает: правительство иностранного государства или политическую партию. Агентом иностранного юридического лица является любое лицо, которое: а) действует как его представитель; б) вовлечено в пределах США в политическую деятельность в интересах такого иностранного юридического лица; в) действует как советник по связям с общественностью, рекламный агент, сотрудник информационной службы или как политический консультант; г) собирает или распределяет денежные средства; д) представляет интересы такого иностранного юридического лица перед федеральным ведомством или правительственным чиновником.

Основное требование этого закона состоит в том, что каждое лицо, ставшее агентом иностранного юридического лица, должно в течение 10 дней заполнить у Министра юстиции регистрационную форму, содержащую следующие данные: 1) имя регистрируемого, адрес иностранного юридического лица; 2) статус регистрируемого: для индивида — гражданство, для партнерства — название, адрес каждого партнера и копию договора об учреждении партнерства, для ассоциации, корпорации, организации и любой другой комбинации индивидов — имя/название, адрес и гражданство каждого директора и служащего и лица, исполняющего их обязанности, а также достоверную и полную копию устава и свидетельства о регистрации корпорации и ее структуру собственности; 3) подробное разъяснение существа деятельности регистрируемого, полный список его сотрудников, и их должностных обязанностей, название и адрес каждого иностранного юридического лица, для которого регистрируемый работает, характер деятельности каждого такого иностранного юридического лица, копии каждого письменного соглашения, а  также сроки и условия каждого устного соглашения, или в случае отсутствия контракта, полное изложение всех обстоятельств, в связи с которыми, регистрируемый стал агентом иностранного юридического лица; 5) детальное изложение существа и методов реализации такого контракта, а также — текущей или планируемой деятельности, в которую вовлечен агент иностранного юридического лица, включая детальный отчет о его политической деятельности; 6) размер денежных средств, которые регистрируемый получил в предыдущие 60 дней от каждого такого иностранного юридического лица, а также форму, время и адресанта каждого такого платежа; 7) подробный отчет о любой деятельности регистрируемого, которую он осуществляет для себя, или любого другого лица, не  относящегося к иностранному юридическому лицу, включая сведения о политической деятельности; 8) имя, род занятий, адрес, гражданство — для индивида, и любого другого лица, в интересах которого регистрируемый действует; 9) степень, в  которой каждое такое лицо контролируется любым правительством иностранного государства или иностранной политической партией; 10) размер денежных средств, полученных регистрируемым в течение 60 предыдущих дней от каждого такого лица; 11) детальный отчет о средствах, потраченных регистрируемым в течение 60 предыдущих дней в связи со своей деятельностью; 12) подробный отчет обо всех денежных взносах, сделанных им в течение предыдущих 60 дней в связи с выборами любого должностного лица, или первичными выборами, партийным съездом или собранием, созванным для отбора кандидатов на любую политическую должность.

Далее, каждый агент иностранного юридического лица, должен не позднее 48 часов после начала пропагандистской акции в любом ее виде представить две ее копии Министру юстиции. В любом информационном материале, распространяемом агентом иностранного юридического лица, должно быть указано, что данный материал распространяется им от имени иностранного юридического лица, а также то, что данное указание заверено Министерством юстиции.

И  последнее. Каждый агент иностранного юридического лица должен вести бухгалтерскую отчетность и другие записи, раскрывающие существо его деятельности. Эти материалы в любое время должны быть открыты для проверки Министерством юстиции. Считаются незаконными попытки любого лица скрыть или фальсифицировать эти бухгалтерские книги и записи.

За нарушение требований предусмотрена суровая ответственность — штраф до $10 000 и/или тюремное заключение до пяти лет. Отмечу, что Анне Чапман, получившей широкую известность во время российско-американского шпионского скандала 2010 года, помимо прочего, вменялось в вину именно нарушение данного закона.


На мой личный взгляд, сейчас руководство этих СМИ можно лишь  сделать невыездными, начав производство по делу о нарушении требований закона 1938 года. Объявление же этих СМИ иностранными агентами возможно лишь в том случае, если будет принята поправка к закону, дающая такие полномочия министерству юстиции США, что вряд-ли будет сделано.


Позже Майкл Макфол ответил на мое сообщение в твиттере, уточнив свою позицию, а именно: он предлагает государственным СМИ САМОСТОЯТЕЛЬНО зарегистрироваться по закону 1938 года

2645238

Новая Доктрина информационной безопасности РФ продолжает курс на изоляцию нашей страны. Избрание нового президента США могло бы дать толчок сотрудничеству США и РФ в борьбе с терроризмом, но, учитывая коренные различия в политике наших стран, реалистично можно говорить лишь о краткосрочном военном сотрудничестве.

К числу надуманных, на мой взгляд, угроз информационной безопасности относится деятельность некоторых религиозных, этнических и правозащитных организаций, которые при участии спецслужб зарубежных государств подрывают суверенитет и территориальную целостностью; дискриминация российских СМИ за рубежом; воздействие на молодежь с целью подрыва традиционных ценностей.

Реальные угрозы, впрочем, тоже отмечаются: информационное воздействие террористических организаций, рост кибер-преступности в финансовой сфере.

Во время командировки в США в прошлом месяце мне удалось по приглашению организаторов посетить презентацию доклада о стратегии борьбы с насилием и экстремизмом, подготовленного под руководством Тони Блэра, бывшего премьер-министра Соединенного Королевства, и Леона Панетты, бывшего министра обороны США, в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований.

На мой вопрос сможет ли администрация Трампа сотрудничать с Россией по вопросу борьбы с терроризмом, учитывая настороженное отношение к нашей стране со стороны Пентагона и разведывательного сообщества США (последнее, например, обвинило Кремль во  вмешательстве в предвыборную кампанию), Тони Блэр ответил, что «Россия, очевидно, заинтересована в победе над терроризмом… наиболее трудным вызовом будет сотрудничество с Россией в борьбе с терроризмом, например, в Сирии это сотрудничество и его результаты должны быть приемлемы для людей там. Если кто-то сможет найти способ сотрудничать с Россией – давайте делать это. Те из нас кто имеют подобный опыт в течение длительного времени могут сказать, что это сложно. Постепенно ты приходишь к моменту, когда речь идет о конфликте даже не интересов, а ценностей» (см с 1.52.19 мин).

Авторы доклада предлагают набор следующих мер. Во-первых, создать международную коалицию в образовательной сфере, нацеленную на предотвращение радикальной исламистской пропаганды в учебных заведениях. Российские власти проводят разнонаправленную политику в образовательной системе по вопросу международного сотрудничества, с одной стороны, идет активная кампания противодействия зарубежным фондам, с другой, работает государственная программа «Глобальное образование», интегрирующая нас с миром. Возможно, избрание Дональда Трампа президентом США снизит ксенофобские элементы политики Кремля.

Во-вторых, финансовая поддержка государством НКО, ведущих анти-исламистскую работу. У нас запущена система президентских грантов для общественных организаций, правда, наибольшее финансирование получают ура-патриоты вроде Залдостанова и др. Если мы хотим участвовать в совместной с Западом работе, необходимо вносить корректировки в эту программу.

В-третьих, создание площадок для выработки контр-пропагандистского «месседжа», в которых бы участвовали технологические компании, индустрия развлечений, религиозные лидеры. Компании Facebook, Twitter, YouTube, Microsoft уже начинают работу по борьбе с распространением контента, продвигаемого террористами Россия проводит реакционную политику по отношению к IT сектору, выбрана «китайская» модель контроля над интернетом, которая не предполагает возможности для равноправного взаимодействия. Возможности российской индустрии развлечений талантливо участвовать в выработке анти-террористического «месседжа» видны на провале в прокате большинства фильмов, финансируемых Министерством культуры РФ. У нас делается акцент не на самоорганизацию, а на попытки государственного управления в этой сфере.

В-четвертых, США должны согласовать цели внешней политики и ценности. Предлагается отказ от предоставления финансовой и военно-технической помощи странам, где нарушаются права человека. Следует заметить, что большое количество заинтересованных групп сконцентрированных вокруг этой помощи (ВПК финансирующий избирательные кампании членов комитетов конгресса по вооружениям и «мозговые центры», обосновывающие необходимость высоких военных расходов) делает реализацию этой меры проблематичной.

В-пятых, создание коллективных вооруженных сил, направленных на оперативное реагирование на террористические угрозы. Здесь следует отметить, что выдвижение Дональдом Трампом генерала Джеймса Маттиса на пост министра обороны США говорит о возможном акценте на силовом решении в администрации будущего президента. Правда, демократы в сенате уже заявили, что будут выступать против данной кандидатуры, поскольку принцип гражданского контроля над вооруженными силами является одним из столпов американской демократии. Генерал оставил военную службу в 2013 году, а по закону, такой пост он может занять лишь через семь лет. Демократы могут применить тактику «флибустьерства».

В-шестых, авторы доклада предлагают создать специальный пост советника президента по борьбе с насилием и экстремизмом. Наличие высокого должностного лица позволит координировать работу огромной бюрократической машины из десятка министерств и ведомств.

В целом, предлагается выделять $1 млрд ежегодно на реализацию данной программы. 2 декабря Палата представителей приняла очередной бюджет Пентагона $611 млрд. Учитывая размер расходов на национальную оборону США, при наличии политической воли, ассигновать 1 миллиард именно на борьбу с терроризмом не сложно.

Комплексная борьба с терроризмом предполагает, прежде всего, борьбу за умы, предотвращение радикализации, в основном, молодежи. «Конфликт ценностей» препятствует полноценному сотрудничеству. Можно ожидать разве что узкого взаимодействия в реализации военных целей. Новая Доктрина информационной безопасности не расширяет поле для возможного сотрудничества.

Наиболее болезненным для Кремля мог бы стать удар по газовым поставкам в Европу. Казалось бы нужно срочно ускорить процесс выдачи лицензий на экспорт сжиженного газа, дать сигнал Москве, что ее господство на энергетическом рынке Восточной и Центральной Европы будет ликвидировано. Правда, по оценкам специалистов, наладить масштабный экспорт сжиженного газа в ЕС можно будет лишь к 2020 г. При условии, конечно, что будут выданы соответствующие экспортные лицензии и построены заводы по «сжижению» газа. 

Выдачей таких лицензий занимается Минэнерго США. Сейчас на рассмотрении находится более 20 заявок, одна из которых застряла в дебрях министерства на 800 дней.  В поддержку выступают 34 сенатора и 110 конгрессменов. Недавно демократ Марк Юдал и республиканец Рэнд Пол внесли соответствующие законопроекты, облегчающие процедуру выдачи лицензий на экспорт сжиженного газа. Редакционные колонки ведущих изданий The New York Times , The Washington Post, The Wall Street Journal , которые нечасто выступают с единой  позицией, вопиют о необходимости расширить возможности для экспорта сжиженного газа в Европу. 

И что же Обама? На днях Джей Кэрни, американский песков, флегматично пробубнил: «Министерство энергетики США определяет кому выдавать лицензии исходя из инетересов общества, при этом каждый случай выдачи лицензий рассматривается индивидуально». 

Марго Торнинг, старший вице-президент Американского совета по формированию капитала, подозревает, что определенную роль в этом играет лоббистская кампания фирмы Dow Chemical. Эта корпорация, использующая газ в качестве сырья, опасается, что увеличение экспорта сжиженного газа приведет к повышению внутренних цен на газ. По данным Центра за ответственную политику, в прошлом году эта фирма потратила более 10,6  млн. долл. на лоббистов и 433 тыс. долл. за первые 2.5 месяца этого года на взносы в предвыборные фонды кандидатов.

Как видим, для администрации Обамы интересы собственных корпораций пока оказываются важнее судеб Крыма. 

Мировые рынки нефти и газа реко подскочили на новостях о вхождении российских войск в Крым. Трейдеры опасаются, что Запад введет торговое эмбарго в отношении России по примеру того, что было введено против Ирака, после того как он вторгся в Кувейт в 1990 г. 

В 2012 г. Россия занимала второе место по общей добыче нефти в мире — 12,6%. Масштабы подобных санкций будут иметь последствия глобального масштаба. США не зависит от российских поставок природных ресурсов, для эффективного применения таких санкций необходимо убедить своих союзников по ЕС. В прошлом году поставки Газпрома составили 30% рынка ЕС, причем наибольший прирост доли нашего газа наблюдался в Соединенном Королевстве, ФРГ и Италии. Одномоментно ввести такое эмбарго будет крайне сложно. Дело в том, что в отличие от ряда других регионов, поставки газа в ЕС осуществляются прежде всего через систему газопроводов. Цена на газ, перекачиваемый по трубам, значительно ниже, чем на сжиженный газ, перевозимый танкерами. Специалисты Брукингского института утверждают, что «доля российского природного газа будет увеличиваться в Европе в ближайшие годы, вне зависимости от того, нравится нам это или нет».

Смогут ли США заставить своих европейских союзников по НАТО фактически оплатить территориальную целостность Украины масштабным энергетическим кризисом? Ответ, думаю, известен. 

Вчерашнее Решение пленума ВАК , среди прочего, поддержать пилотный проект, предоставляющий право отдельным вузам и нии самостоятельно присуждать ученые степени — шаг в правильном направлении. Как показывают расследования диссернета ВАК не являетя сколько-нибудь существенной преградой на пути к халтуре, но зато портит немало крови тем, кто пытается заниматься наукой. С содроганием вспоминаю свою защиту в 2009 г. то немыслимое количество всякой макулатуры, которую пришлось писать: стенограммы всяческих заседаний, отзывы на автореферат и пр. и пр. Это немыслимое ожидание диплома из какой-то бюрократической конторы, которое сказывается на оплате труда (тогда я устроился почасовиком в МГУ и вместо 400 р. в час, положенных кандидату, получал 200 р. т.к. диплом из ВАК дескать еще не пришел). 

В США, ведущей научной державе мира, степени присуждаются вузами самостоятельно, на основе собственных правил. Существует, конечно, некий общепрофессиональный стандарт для получения степени PhD — освоение основных методов научного исследования в течение первых двух лет, и подготовка диссертации в последующие три года.

Требование о наличии публикаций, между прочим, не является обязательным для присуждения степени. Вследствие этого, в США отсутствует рынок липовых научных журналов, публикующих халтуру за оплату от автора. Однин знакомый аспирант СПбГУ поведал мне, что редакция ВАКовского журнала «Вестник СПбГУ» требовала от него довольно крупную по меркам аспиранта сумму за публикацию его статьи.

Надеюсь эксперимент впоследствие будет распространен на все вузы и нии, а за ВАКом останется лишь право регулирования деятельности диссоветов на местах (на ликвидацию этой структуры, видимо, надеяться пока не приходится). В конечном итоге, в научной среде именно место защиты, а не факт наличия корочки из ВАК, определяет отношение к молодому ученому в начале его карьеры, затем — основное значение для репутации исследователя имеет качество публикаций и индекс их цитирования. 
 

Очередной приказ минобрнауки, вследствие которого ряд вузов поменяли перечень предметов, которые нужно сдавать по ЕГЭ выглядит странно. С одной стороны, вузам дается большая свобода в определении перечня дисциплин, но, с другой, на мой взгляд ,министерство должно регулировать сам процесс сдачи ЕГЭ, но оно не должно иметь никакого отношения к определению перечня дисциплин. Весь перечень должен быть прерогативой самого вуза. В конечном итоге, именно вуз несет ответственность за качество набранных студентов и в конечном итоге — выпускников. В случае подготовки невостребованных специалистов вуз должен признаваться неэффективным в рамкаж ежегодного мониторинга и подвергаться реорганизации или ликвидации. Но сама идея о том, что министерство имеет хоть какое-то отношение к определению списка дисциплин — абсурдна. 

Правда, могу отметить, что замена предмета за 3 месяца до экзамена не является катастрофой. Достаточно хорошо учиться в течение всего учебного года. Например, в 1999 г. я пытался поступить в НГУ. В приемной комиссии мне сказали, что сдается российская  история и сочинение, каково же было мое удивление, когда приехав в Академгородок и подав документы, я обнаружил, что нужно сдавать еще и всеобщую истории. Забавно, что я получил «отлично» именно по всеобщей истории, к которой целенаправленно готовился лишь неделю, а вот «российскую историю» сдал на «хорошо», хотя последние 2 года обучения в школе только и занимался этим предметом.

Сейчас я пытаюсь поступить в аспирантуру по политологии в США (PhD program in political science). Перечень экзаменов неизменен последние десятилетия. TOEFL для иностранных студентов и GRE для всех. Компонентами последнего экзамена являются словарная секция, математическая и письменная. Экзамен проводит ETS, некоммерческая организация с центрами тестирования по всему миру. Государство не имеет никакого  отношения к высшей школе как таковой, за исключением выделения грантов на исследования через Национальный научный фонд США. Кстати, позитивным фактом следует признать создание Российского научного фонда, начавшего программу грантов по 5 млн. руб. для отдельных научных групп. 

Очевидно, что одномоментно дебюрократизировать российскую высшую школу невозможно, но идти в этом направлении следует. Если Россия, как США, хочет получить графу «образование» в структуре своего экспорта (через привлечение иностранных студентов). 

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире