sergei_mitrohin

Сергей Митрохин

08 июня 2017

F

Только что поисками шпионов отрабатывали свои мандаты сенаторы, а свои посты — генпрокурор и руководитель СВР.

Так уж совпало, что грозную речь Чайки я услышал по радио, возвращаясь из поездки в Мытищи. Что я там делал? Да работал «иностранным агентом», разумеется, показывая чешскому телевидению гигантскую стройплощадку в охранной зоне Лосиного острова, где сын Чайки вопреки природоохранному законодательству строит торговый центр

Юрий Чайка, видимо, думает, что все забыли о том, что его сын Артем уничтожает зеленые лёгкие Москвы, строя в охранной зоне Лосиного острова гигантский торговый центр. Но мы помним. И ждем ответа на наши обращения по этому поводу.

Пока генпрокурор борется с агентами Запада, его сын Артём убивает зеленые лёгкие Москвы, застраивая Торговым центром охранную зону Лосиного острова в районе Мытищ. 

Если сердобольный папаша думает, что об этом все забыли, то он ошибается. В начале апреля я направил ему обращение на эту тему. В ответ пока пришла сухая информация о том, что обращение отправлено в межрайонную природоохранную прокуратуру. Но ответ по существу должен был поступить мне в течение месяца, а уже прошло больше двух.

Зря Вы, Юрий Яковлевич, ищите врагов России среди отечественных НКО. Поищите их лучше в своей семье.

Удивил и руководитель СВР Сергей Нарышкин. Он тоже выступил с публичными заявлениями о шпионах в НКО. Тут что-то одно: либо он демонстрирует полный непрофессионализм и грубо нарушает кодекс служебного поведения, разглашая данные о шпионах ДО ТОГО, как их поймают, либо это – отвлекающий разведманевр. Типа, побуждает настоящих шпионов обрадоваться, что ищут совсем не там, где надо, а потом их прихлопнут, обрадовавшихся и расслабившихся. Правда, ни первое, ни второе  не тянет что-то на подвиг разведчика.

По всем канонам чекистского дела, вслед за идеологической «артподготовкой» сегодня последовали оргвыводы.

Добрались до «Руси сидящей» Ольги Романовой. Думаю, правоохранители получают ведомственные заявки от разных госструктур на травлю того или иного НКО. Сегодня — праздник на улице ФСИН, которому много хлопот доставили защитники зеков, особенно политических. Впрочем, и более крупному начальству организация под названием «Русь сидящая» — бельмо на глазу. Их больше бы устроила «Русь аплодирующая. Стоя. За Владимира Владимировича!».

Но, по-моему, наезд на «Русь сидящую» признак недальновидности. Владимирович Владимирович рано или поздно уйдёт, а сидящие люди останутся. И, вот, когда аплодировать будет уже некому, кто знает, не будут ли, находясь среди них, кусать себе локти те, кто сегодня столь азартно охотится на «Русь сидящую».

 

Кремлёвские и мэрские СМИ прямо из штанов выпрыгивают, стремясь доказать, что поправки о «реновации» ко 2 чтению стали чуть ли не идеальным. ЭТО ВРАНЬЁ. Сделано лишь несколько уступок тем, кого будут переселять. В законе остались:

1) наглое попрание прав собственности тех, кто не хочет переселяться;

2) лохотрон «активный гражданин»;

3) плевок очередникам — жителям НЕ пятиэтажек, а также жителям общежитий, НЕ попавших в «реновацию»;

4) принцип «строю, ГДЕ хочу», когда земельное зонирование и градостроительное планирование подгоняется под планы «реновации», что особенно опасно для зелёных зон и вообще зелёных насаждений;

5) принцип «строю, КАК хочу» — смягчение для Москвы норм технической, санитарно-эпидемиологической и пожарной безопасности.

Общим итогом принятия закона станет дальнейшее переуплотнение Москвы, снижение в нашем мегаполисе качества городской среды, рост дискомфорта, социальной нестабильности, экологического неблагополучия.

Правительство Москвы никак не решит, по какой процедуре жители будут определять, хотят ли они сноса своих домов. Правила голосования меняются уже в четвертый раз!

Предпоследнее изменение произошло месяц назад. В Постановлении от 2 мая с. г. № 245-ПП было сказано, что голоса НЕ участвовавших в голосовании, засчитываются ЗА. Через месяц в это же постановление внесена поправка, согласно которой, голоса «молчунов» учитываются пропорционально голосам квартир, которые проголосовали как «за», так и «против».

Для уяснения сути происходящего, сравним все это с выборами. Во-первых, как будут считать Ваш голос, Вам сообщают несколько раз в день голосования. Во-вторых, Вам говорят, что к Вашему голосу прикрепят еще и «нагрузку» в виде голосов тех, кто не пришел на выборы.

А теперь посмотрим, как все это происходит в реальности.

Я продолжаю помогать москвичам, попавшим в сноснОй список помимо их воли, из него выйти. Вчера побывал в управе Марьиной рощи. Со мной туда пришли жители трех домов, и выяснилось кое-что интересненькое.

Оказалось, что данные протоколов собраний собственников, мягко говоря, не соответствуют показаниям ресурса «Активный гражданин!»

Вот протокол собрания собственников дома по адресу 2-я ул. Марьиной рощи 14 Б.

ЗА «реновацию» — 10, 8 %, против — 57, 8 %. (Голосование в процентах — строго по ЖК, к тому же в доме нет соц. нанимателей, это кооператив). А теперь, внимание — голосование на «Активном гражданине», которое любезно представил нам на экране замов Главы управы:

Тут ЗА уже 48%, а против — 52%!

Теперь посмотрим данные по дому 14 В. По протоколу здесь ЗА реновацию 39, 73 %, а ПРОТИВ — 45, 84.

Гражданин выдает совершенно другие цифры. ЗА — 72%, ПРОТИВ — 28%.

Да, конечно, в одном случае проголосовало всего 28%, а в другом – 43% квартир. Но что если больше голосовать никто не придет? Тогда в доме 14 Б управа подгонит еще пару жильцов за реновацию и получит минимальный перевес. Во втором случае даже этого делать не надо, перевес и так весьма внушительный.

Таким образом, сегодня я получил полное эмпирическое подтверждение гипотезе о том, что «Активный гражданин» — субъект подозрительный, и заниматься им должна не управа, а полиция. Вот почему исключительно важно при выражении позиции по вопросу реновации проводить общее собрание, а протокол торжественно под камеру сдавать в управу, чтобы потом ваше волеизъявление куда-нибудь не «затерялось». Конечно и это — не страховка на 100 %. Но бороться потом с фальсификацией вашего волеизъявления будет гораздо легче, сделав это, нежели не сделав. А мы поможем вам в этой борьбе.

Чем больше я анализирую все эти процессы, тем назойливее вертятся в мозгу строки Г. Р. Державина:

Осел останется ослом,

Хотя осыпь его звездами;

Где должно действовать умом,

Он только хлопает ушами.

К чему это я?

Лохотрон останется лохотроном, хотя назови его «активным гражданином». Понимая это, самое главное, дорогие граждане, нам с вами не становиться ослами.

Не успели появиться поправки ко второму чтению пакета о «реновации», как сразу же прокремлевские и примэрские СМИ начали разносить благую весть: все проблемы москвичей решены!

Выгонять из квартир отказников будут не через 60, а через 90 дней после поступления уведомления о сносе. Решение об этом можно будет обжаловать. Расселять будут в том же районе. Ну и т. д. — полный перечень уступок и компромиссов вы сейчас найдете на любом информационном ресурсе. Москвичам внушают, что их митинг 14 мая не прошел впустую, их услышали и сделали все, как они хотели.

Уже по одному только восторженному тону этих публикаций искушенному знатоку властных уловок понятно, что гражданам пытаются навешать на уши очередную порцию лапши. Я потратил полдня на изучение этих поправок к поправкам и хочу изложить основные выводы о том, какие ухудшения продолжают из них вытекать для Москвы и ее обителей.

Надо сказать, что тяжелый поправочный труд депутаты разделили с правительством не по-братски. Они взяли на себя только самую лакомую его часть — правку статьи 2 закона «О статусе столицы», в рамках которой им была предоставлена возможность продемонстрировать заботу о переселенцах, закрепив в ФЗ уступки С. С. Собянина. Это нужно, чтобы все фракции ГД во 2-м чтении дружно поддержали проект, заявив, что добились в нем сногсшибательных улучшений.

Правительству досталось гораздо менее благодарное занятие – править не столь приятную для личного честолюбия статью 7, в которой содержится мутная непролазная процедура протаскивания «реновации» через рвы и частоколы, расставленные, к великой досаде реноваторов, действующем законодательстве.

Итак, что же осталось в проекте после поправок ко 2-му чтению?

На вчерашнем митинге я назвал весь данный процесс изнасилованием реноваторами федерального закона. Это на 100 % осталось. Читать проект поправок – так же «приятно», как полицейский протокол об изнасиловании в извращенной форме.

Читая, так и слышишь, как не только дух, но и все буквы закона «О статусе столицы», скрученного в противоестественной позе, пищат и в тот момент, когда сквозь них запихивают длинную кишку, набитую косноязычной псевдоюридической лабудой, необходимой для легитимизации нелигитимизируемого – собянинской «реновации».

Через этот писк очень трудно, но все-таки можно разобрать, что хочет в отчаянии прокричать им дух закона при помощи своих букв:

«я – об ОБЯЗАННОСТЯХ столицы, а не о ее ПРИВИЛЕГИЯХ по отношению к другим регионам!!! Да еще по вопросу жилищной халявы!!!»

Ко второму чтению этот крик, разумеется, услышан не был. Кишка разрослась раза в два. Квинтэссенция содержимого кишки после ее пополнения депутатами и правительством выглядит так:

  • Несмотря на значительные уступки переселенцам, счастье будет далеко не для всех. Если противники сноса остались в меньшинстве, то собственность у них будет изыматься и заменяться насильно. А таких будет очень много, так как поправки легализуют лохотрон под названием «Активный гражданин». На нем действует принцип «молчание – знак согласия», который с легкостью позволит в большинстве домов показателя «2/3 – за реновацию», даже если реально ее там хочет ничтожное меньшинство.
  • После поправок закон так и не решает проблем;
  • Жителей бывших общежитий-коммуналок, где тысячи москвичей живут в скотских условиях с удобствами на этаже. Их не расселяют, так как числят либо нежилыми либо вообще не существующими помещениями (это не шутка);
  • очередников, которым не посчастливилось жить в 5-этажках, вошедших в сноснЫе списки;
  • как ни странно – реально аварийных домов «доиндустриального» домостроения 30-х годов постройки (как, это объяснить, я не знаю);

Сотни аварийных домов, как правило бывших общаг, как этот на 7-й Парковой (19) не вошли в программу «реновации». А зачем она тогда вообще нужна?

Таким образом, «реновация» после поправок не перестала быть популисткой и не стала социальной. Популизм отличается от социальной политики тем, что она – помочь нуждающемуся меньшинству, а он – стремление понравиться не очень нуждающемуся большинству.

  • В проекте как был, так и остался фундаментальный принцип СТРОЮ ГДЕ ХОЧУ, при котором градостроительное зонирование, правила землепользования и застройки и т. д. подгоняются под планы «реновации». Другими словами, ждите под своими окнами стройку в любой момент. И не бегите проверять у застройщика документы, вспоминая, что по генплану вы живете в зоне стабилизации, а не развития. Все будет законно. Этот же принцип снимает ограничения с застройки зеленых (парков и скверов) и культурно-исторических зон.
  • Не только сохраняется, но даже усиливается принцип СТРОЮ КАК ХОЧУ. Для его продвижения в ряд федеральных законов вносятся изменения, снижающие требования к безопасности: технической, санитарно-эпидемиологической и пожарной. С одной стороны, вводится понятие СТЕСНЕННАЯ ГОРОДСКАЯ ЗАСТРОЙКА — новый термин в юриспруденции (проверял по поисковику системы «Гарант». С другой стороны, парадоксально, но именно она становится поводом для соблюдения не всех законодательно закрепленных требований к безопасности, а только МИНИМАЛЬНО НЕОБХОДИМЫХ!

На практике это будет означать, например, что дома в рамках «реновации» можно строить не соблюдая часть технических регламентов и предписаний, вблизи таких объектов (например, промышленных, железных дорог и т.п.), которые согласно СНИПам должны находиться на определенном расстоянии, и т. п.

Что касается пожарной безопасности, то несмотря на всю одиозность ослабления в этой сфере каких-либо нормативов, без этого «реноваторы», видимо, никак не могут обойтись. Речь, скорее всего, идет об отказе при разработке планировки территории от ПОЖАРНЫХ ПРОЕЗДОВ, наличие которых сдерживает уплотнение жилых массивов.

Подход тут такой: раз живете в стесненной застройке, тут уж ничего не поделаешь, и нормы просторной застройки писаны не для вас, так что уплотняйтесь дальше! И пожарные проезды вам – ни к чему.

Если понятие СТЕСНЕННОЙ ЗАСТРОЙКИ вводится в закон , значит, переуплотнять соответствующий город разрешается, пока он не треснет.

Так Москва выводится из правового поля РФ. Не всего, а только той его части, которая гарантирует гражданам страны элементарную безопасность повседневной жизни

В интервью изданию «Сноб» руководитель строительного комплекса города Марат Хуснуллин заявил, что за жизнь в таком крупном мегаполисе как Москва надо платить.

КОМУ мы все должны платить, становится ясно после ознакомления с публикациями о том, как «миньоны» Хуснулина становятся мультимиллионерами в 23 года. 

ЧЕМ мы должны платить? На этот вопрос есть несколько ответов.

В обязательном порядке заплатят:

ДЕНЬГАМИ – те переселенцы, у которых

а) стоимость новой квартиры окажется меньше из-за ухудшения ее местоположения по сравнению со старой, вопреки всем заклинаниям о «равноценности и равнозначности»,

б) увеличится расстояние от квартиры до метро, к которому придется ездить на общественном транспорте,

в) пенсионеры, получающие лужковскую надбавку и другие категориям получателей социальной поддержки, — так как денег на ее своевременную индексацию и тем более повышение вряд ли хватит в бюджете, перенапряженном программой «реновации»,

г) малый бизнес, который либо полностью потеряет нежилые помещения в снесенных домах либо получит новые в менее выгодных местах города.

ОБЩЕСТВЕННЫМИ УСЛУГАМИ – пациенты больниц и поликлиник, учащиеся детских садов и школ etc, так как средства, выделяемые на здравоохранение и образование явно выделяться не будут

ТОЧЕЧНЫМИ ЗАСТРОЙКАМИ, ВЫРУБКОЙ ДЕРЕВЬЕВ У СЕБЯ ПОД ОКНАМИ – те москвичи, которым «посчастливится» жить рядом со стартовыми площадками для новых домов в рамках «реновации».

КОМФОРТОМ УСЛОВИЙ ЖИЗНИ, КАЧЕСТВОМ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ, УРОВНЕМ ГАРАНТИЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРОЖИВАНИЯ В МЕГАПОЛИСЕ, ЭКОЛОГИЧЕСКИМ БЛАГОПОЛУЧИЕМ, т. е. ЗДОРОВЬЕМ И ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬЮ ЖИЗНИ – все без исключения москвичи, независимо от того, расселяют их в рамках «реновации» или нет.

Как видим, «реновация» оказывается для москвичей довольно дорогой, да к тому же несколько медвежьей услугой. Может, не будем ее покупать?

В селе Молоди под Чеховым прошёл сход граждан против застройки Молодинского поля, на котором в 1572 году русское войско разбило орды крымского хана Девлет Гирея. Благодаря этой победе была спасена Москва, которую Гирей сжёг за год до этого и был уверен, что на этот раз он ее завоюет и станет ханом всея Руси. Возрождение татарского ига было реально, как никогда.

Молодинское поле, вдали виден храм XVII века

И вот в год 445-летия этой великой победы, благодаря которой была спасена не только Москва, но и вся Россия, губернатор Московской области Воробьев дал разрешение на перевод Молодинского поля из с/х земель в промышленные с целью строительства на нем логистического центра.

Вместо экологически-чистой сельскохозяйственной зоны, в которой полностью сохраняется исторический пейзаж, здесь будет конгломерат железобетонных коробок, круглосуточный рёв и вонь грузового транспорта.

Москве, которую здесь войско воеводы Михаила Воротынского не дало превратить в такое же поле для ханских табунов, на это совершенно наплевать. В равнодушии к судьбе природно-исторического комплекса Кремль, Минкульт и Минобороны демонстрируют полное ЕДИНОдушие. О мэрии я даже не говорю: ее кроме реновации сейчас вообще ничего не интересует. Археологические раскопки на поле жители оплачивают из своего кармана.

Исторический ландшафт и экологически чистая сельскохозяйственная экономика — не единственное, что отняли у жителей Молоди.

Ещё «Единая Россия» также, как у многих сотен других поселков Подмосковья, отняла у них право самоуправления. Муниципальное образование распущено, Совет депутатов разогнан, собственный бюджет ликвидирован. Теперь тут всем управляют сверху — из городского округа, совпадающего с Чеховским районом. Да и район – единица условная. Генплан территории, вычеркнувший из географии Молодинское поле, утверждала Областная Дума. Т. е., поскольку она абсолютно карманная – губернатор Воробьев.

К тому же в районе отменены выборы его Главы и председателя Совета. Первого теперь назначает губернатор, а второй избирается депутатами из своего состава. Население Молоди на публичных слушаниях высказалось против всех этих преобразований, но Единая Россия покончила с самоуправлением не моргнув глазом, также как с сельским хозяйством поселения и его исторической святыней национального масштаба.

В чем не откажешь этой партии, так это в последовательности. Нелогично лишать право выбора, оставляя какую-ту там историческую память. Где безгласие, да будет там и беспамятство. А вместо зеленого поля – серый железобетонный «пейзаж».

Эту футболку жители сделали сами, поэтому получить ее в подарок особенно приятно

Жители Молоди спросили меня, как такое может быть: с утра до ночи по телеканалам и в Государственной Думе единороссы говорят о патриотизме. Рвут на груди рубахи, радея за Родину, окружённую кольцом хищных агрессоров. Жизнь готовы отдать в борьбе с ее врагами, особенно внутренними. А тут – такое скотство по отношению к природе и истории этой Родины, ее народа. К тем, кто на поле боя реально, а не в угаре депутатской риторики самого страшного на тот момент врага России.

На это я ответил, что сегодня в нашей стране существует два вида патриотизма. Первый — патриотизм как любовь к родине. О нем не кричат на каждом углу, как не кричат, например, о любви к родителям, детям и спутникам жизни. Носители этого патриотизма понимают, что такое историческая память и насколько ценны ее материальные атрибуты – старинные здания, исконные природные ландшафты.

О втором виде патриотизма когда-то хорошо сказал Самюэль Джонсон, назвав его «последним прибежищем негодяев». Идеология, которая включает в публике сильные эмоциональные комплексы, уводящие внимание от подлости, воровства и прочего негодяйства идеологизирующего. При этом исторические памятники являются не предметами искренних чувств, а жертвами самого негодяйства.

Объединить эти два вида совершенно невозможно. Те, кто искренне любят Родину, никогда не станут негодяями. А негодяи никогда не полюбят Родину искренне.

Сдается мне, что в ближайшее время эти два патриотизма схлестнутся в битве за Молодинское поле. У жителей села для этого уже заготовлен флаг.

Бандитская расправа боевиков— ЧОПовцев из ООО «Прогресс» с жителями-защитниками своего двора произошла сегодня по адресу Подмосковная-14. В 2.00 во двор с разгону въехал экскаватор и раздавил машины жителей, поставленные у ворот стройплощадки. Людей, выбежавших во двор спасать своё имущество, начали избивать примерно 30 ублюдков спортивного телосложения. Тяжелые ушибы получили 2 женщины и 2 мужчины.

Полиция из ОВД Покровсое-Стрешнево забрала всех подряд, но боевиков быстро отпустила, а на жителей долго оказывала псих давление, требуя прекратить сопротивление точечной застройке.

Днём на территории бывшего детсада начались работы по его сносу. Рёв бульдозеров разбудил детей в школе-детсаде Росток-830, который находится вплотную к стройплощадке.

Напомню, что во дворе на месте одного детского сада и вплотную к другому, а также жилым домам планируется построить элитную многоэтажку класса «Клубный дом». Такая вот «реновация» началась в отдельно взятом московском дворе.

Случившееся — мрачное предупреждение огромному количеству москвичей, в чьих дворах скоро начнут строить стартовые дома в рамках «реновации»  — теперь уже общегородской.

Всю полноту ответственности за случившееся я возлагаю на мэра Москвы Собянина, который проводит градостроительную политику, чреватую такого рода террором против ни в чем не повинных москвичей. Это главная причина халатного отношения полиции к выполнению своих обязанностей. Мэрия просто приказала ей в таких случаях не вмешиваться и в любой ситуации выгораживать застройщиков со всеми их подручными.

Вчера Мосгордума приняла закон «О дополнительных гарантиях жилищных и имущественных прав физических и юридических лиц при осуществлении реновации жилищного фонда в городе Москве».

Он уже преподносится мэрией как величайшая уступка и предоставление неких незыблемых гарантий жителям сносимых домов. На самом деле все это – блеф.

По этому закону, мнение людей в процессе «реновации» не значит ничего. 1) Речь идёт только о собственниках и нанимателях по соцнайму. Не учитываются интересы владельцев нежилых помещений, нанимателей и арендаторов, которые снимают помещения не по договорам соцнайма. (п. 1 ст. 1).

2) Но и собственники, которые в меньшинстве, остаются в пролете. Для них отменяется Конституция, Гражданский, Жилищный и Кодексы – в тех частях, где эти законы ГАРАНТИРУЮТ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ. Сегодня изъять у вас дом можно только по состоянию его аварийности, которая приравнивается к государственным нуждам. После принятия законостряпни от Собянина можно будет изъять решением 23 голосов ваших соседей. При этом везде к ним присоседится от имени города Департамент городского имущества, на чьем балансе находятся нежилые помещения и квартиры лиц, перечисленных в первом пункте.

3) Власти сами определяют, как будут считать голоса, и решают, согласны жители на снос или нет. Максимально облегчается задача изобразить, будто все согласны (тот же пункт). Эта норма направлена на легализацию мошеннических уловок, включая ресурс «Активный гражданин».

4) Не учитываются договоры служебного найма, по которым живут тысячи людей. Они окажутся на улице, если власти не решат найти им другое жильё (п. 1 ст. 4).

5) Жильё будет заведомо и априорно неравнозначным. Ведь дело не только в квадратных метрах и числе комнат. Новая квартира может оказаться где угодно в пределах района. Например, до метро будет уже не 5 минут, а все 30, под окнами окажется крупная авто— или ж/д— магистраль. Либо просто: раньше дом утопал в зелени, а теперь киснет в унылом пейзаже многоэтажек…

6) Все нормы про «те же условия» – условные во всех смыслах: при желании их легко обойти (п. 3 ст. 4).

7) Введена лазейка про отказ от улучшения жилищных условий (п. 2 ст. 6).Т.е. тех, кому такое улучшение положено, будут всячески подталкивать к отказу.

Чего в законе нет?

1) адекватного порядка голосования;

2) уведомления всех собственников о том, что их дом собираются снести;

3) информирования при опросе, куда собираются переселять; 4) внятной процедуры определения и выплаты компенсации. Равноценность определяется непонятно в какой момент: ДО публикации сноснОго списка или ПОСЛЕ? Во втором случае мэрские риэлторы вам такую «равноценность» впендюрят, что мало не покажется!

5) публичных слушаний о строительстве новых домов. У тех, под чьими окнами появится «стартовый дом», никаких прав вообще не имеется.

Закон введется в действие одновременно с пока ещё не принятым (!) федеральным законом – в уверенности, что ФЗ будет принят в том виде, какой нужен С. С. Собянину (п. 1 ст. 12 Закона Москвы). Так оно и произойдет, но хоть какие-то приличия должны соблюдаться! Юридический финт, неслыханный не только в мировой, но даже в бесшабашной отечественной практике. Он означает, что не только de facto, но и de jure у нас признается, что парламент – карманный.

Проект «реновации» сначала вконец испортил федеральное законотворчество, а теперь окончательно растлил московское. Сам этот термин уже — анахронизм. В средние века плохие правители занимались порчей монеты, а теперь практикуют порчу законов. Законотворчество в РФ постепенно трансформировалось в законопорчу.

Главная порча касается, конечно, прав собственности. Сама концепция их меняется. Если судьбой вашей квартиры распоряжаются соседи, то это уже не римское право, а первобытно-общинное.

Каково качество закона, таково же оное и гарантий, предоставляемых мэром переселенцам. Как порченая монета, — вроде блестит золотом, а поскребешь, оказывается, — гораздо менее благородный металл.

В общем, какие-то подпорченные получились гарантии от мэра, мягко говоря, с гнильцой.

Если в московском бюджете появились такие неслыханные деньги на реновацию, то предлагаю начать ее с Капотни. Что в Москве надо сносить в первую очередь, так это НПЗ, который на протяжении многих лет в буквальном смысле отравляет жизнь москвичей. Для того, чтобы в этом убедиться, необязательно смотреть на датчики. Достаточно побывать не только в Капотне, но и в соседних районах, когда ветер дует в их сторону от завода.

Неужели превышение ПДК сероводорода в 51 раз минувшей ночью опять не станет поводом для решительных мер?

Дорого будет стоить? Что ж, отложите снос вполне еще крепких домов, которые простоят еще лет 50, а то и 100. И направьте их на ликвидацию источника болезней и преждевременной смертности москвичей.

По-хорошему, вопрос о  реновации НПЗ необходимо поставить на общегородской референдум. Но этого московская власть никогда не сделает, потому что «реновация» вполне еще крепких домов по всей Москве выгодна строительным кланам, а отдельно взятого завода-отравителя в Капотне нефтяным – не  выгодна.

Услышав о том, что суд в Екатеринбурге назначил Руслану Соколовскому не реальный, а условный срок, многие, наверное, вздохнули с облегчением. Но это зря.

Во-первых, 8 месяцев в СИЗО он отсидел. Во-вторых, сама формулировка – «испытательный срок» — звучит весьма многозначительно: мы тебе еще покажем! Вот начнет он ловить покемонов – даже не в церкви! – и сразу его посадят.

«Со времен Киевской Руси осуждали колдовство и ведовство, назначая за них наказание от штрафов до сожжения». (Нэнси Коллман, Преступление и наказание в России раннего Нового времени, с.433).

Как видим, инквизиция могла выносить и «мягкие приговоры». А ловля покемонов в средневековые времена совершенно точно проходила бы по статье «колдовство».

Дело Соколовского – третье после Pussy Riot и репрессий против защитников Торфянки свидетельство возрождения православной инквизиции. Она ведь тоже наказывала «врагов веры» не сама, а отдавала их на расправу светским властям. Как и Пусси, Соколовский не дождался ни от Патриарха, ни от ебургских попов никаких ходатайств о снисхождении. Где же оно, христианское милосердие? Вместо него из лона церкви извергались одни доносы.

На торфянцев доносы строчил настоятель несостоявшегося храма Олег Шалимов, а на Соколовского – начальник юридического отдела Екатеринбургской епархии Владимир Сафонов.

Чем же сегодня РПЦ отличается от тоталитарной секты, где для охранения паствы используется насилие? Пожалуй, отличие есть. Влияние на государственную власть в данном случае наполняет слово «тоталитарная» особо зловещим смыслом. Маргинальная секта тоталитарна только для своих членов, а тоталитарная — для всего остального общества.

Наслаждаясь страданиями Pussy Riot, защитников Торфянки, Руслана Соколовского, лоббируя внесение в УК статью об оскорблении чувств верующих, иерархи РПЦ вряд ли понимают, какую услугу они оказывают своему вечному оппоненту – католицизму.

Ведь в учебниках истории христианства на Западе очень скоро начнут писать, что католическая церковь навсегда оставила инквизицию в средневековом прошлом, а православная в начале XXI века ее возродила.

Депутаты Южного Тушина своеобразно начали кампанию за свое переизбрание в сентябре.

Лучше всего «реновацию» можно описать словами из песни группы «Ленинград»:

«Из нее нет выхода, в нее нет входа». Это так на самом деле. Одни жители выходят на  митинги против принудительного выселения из своих домов, другие – за то, чтобы их включили в программу.

Жители верхних домов ул. Лодочная так и не дождались  вчера г-на Пашкова, которого они ждали в 19.00. Префект должен был объяснить, почему их дома не  включены в программу реновации, хотя они 1932 года постройки и расселить их  обещали ещё 15 лет назад. 

Информация о встрече с префектом была распространена Управой Южное Тушино вечером 3 мая. Жителям звонили и обнадеживали новостью: к вам едет САМ. Они сгорали от  нетерпения задать префекту вопрос; почему в программу реновации включили множество крепких домов 50-60х годов постройки, а их дома, которые строились в  1932 году и представляют реальную угрозу для жизни, расселять, оказывается, никто не собирается вопреки обещанию 15-летней давности.

Но  префект так и не приехал. Жители, естественно, на него сильно обиделись. Я  через твиттер призывал его вчера подумать о своей репутации и явиться все же к народу, хотя бы и с опозданием.

Вместо него на встрече с самого начала активничали две дамы: Борисова Нина Леонидовна  Руководитель ВМО Южное Тушино в городе Москве,  Избирательный округ № 1 (фото в анфас) и депутат того же  Совета Воловец Светлана Альбертовна, Центр медико-социальной реабилитации инвалидов Департамента социальной защиты населения города (фото за столом).

Обе, разумеется, члены Единой России. 

Борисова читала по бумажке некое обращение, в котором сначала долго и яростно клеймилась оппозиция, а в конце все-таки содержался призыв расселить два злополучных дома. Воловец набросилась на меня с обвинениями, что я мол приехал сюда пиариться. Особенно она разошласть после того как я сообщил, что по моей инициативе уже расселен соседний дом 11 http://www.mosyabloko.ru/events/21112016_2

Не  дождавшись префекта, наиболее бойкие жители все-таки сумели прижать обеих дам к  тёплой стенке и выяснили, что:

1.    никакой префект приезжать на встречу не собирался

2.    жителей управа собрала по их просьбе

3.    с целью максимальной явки жителей на встречу сотрудники Управы обещали явление префекта — по наущению дам или собственной дури, пока не ясно.

Самый главный вопрос — зачем? — сразу получил на себя ответ. Таким оригинальным способом дамы начали свои кампании по переизбранию в Совет депутатов Южного Тушина. 

Длинный текст, который зачитывала Борисова, оказался петицией, которую должны были подписать собравшиеся. Тонкое тактическое чутьё подсказало кандидаткам, что возмущённые выпадением из реновации жители — тот самый потенциальный электорат, который надо ковать, как железо, пока оно горячо.

А  я вот теперь думаю, как мне быть: извиняться ли перед префектом за то, что вчера весь вечер троллил его через твиттер?

Решил все-таки не извиняться. Обвинение в том, что он не пришёл на собственную встречу с народом полностью снимается. Зато появляется другое: он даже и не планировал никакой встречи с людьми, которых в очередной раз бортанула его префектура вместе с мэрией. 

И  мне почему-то кажется, что после вчерашнего трэша первыми будут приглашены к  нему на приём совсем не жители, отчаявшиеся дождаться сто раз обещанного расселения, а две вышеупомянутые дамы-депутаты. 

И  разговор между ними скорее всего  состоится не о ветхом жильё, а о тактике избирательной кампании.




2732764

2732766

2732768

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире