schlosberg_lev

Лев Шлосберг

07 июля 2017

F
07 июля 2017

Сталин сегодня

Тоска по палачу — это незнание исторической правды или месть современному государству?

Очередной опрос общественного мнения, проведённый «Левада-Центром», обострил общественную дискуссию о месте Сталина в сознании жителей нашей страны. «Левада-Центр» попросил граждан России назвать «десять самых выдающихся людей всех времён и народов». По существу не опубликовано ничего нового: вот уже второе десятилетие Сталин лидирует в этом «рейтинге великих». «Побеждал» Сталина только Пушкин, что символично во всех смыслах: именно поэт стал самой реальной альтернативой палачу, а если представить себе Пушкина в СССР во второй четверти ХХ века, то не приходится сомневаться, расстреляли бы. По уровню людоедства Сталин превзошёл всех российских правителей. И вот в начале XXI века жители России грозят российским чиновникам фразой «Сталина на вас нет!». И это означает, что Сталин есть.

Цифры на самом деле впечатляют. Ведь люди выбирали не из списка предложенных фамилий, а сами называли эти десять имён. И рядом с Пушкиным (34%), Гагариным (20%), Львом Толстым (12%), Лермонтовым (11%), Ломоносовым (10%), Менделеевым (10%) — Сталин (38%), Путин (34%), Ленин (32%), Пётр Первый (29%), Жуков (12%), Екатерина Вторая (11%), Суворов (10%).

Все цифры, конечно, относительны. Ном показательны. Чьё это зеркало? Это во многом зеркало телевизора — той картины мира, которую формирует у людей само государство. В этой картине мира никакой ясности о роли Сталина в истории нет, но есть популярный киногерой «Сталин» — вождь, тридцать лет руководивший государством.

Культа личности Сталина сейчас нет, но есть тень этого культа — миф о Сталине. Этот миф продолжает жить в сознании десятков миллионов людей. Власти ничего не делают для развенчания этого мифа. Наоборот, они его аккуратно поддерживают. Потому что миф о Сталине оказался политически выгоден Владимиру Путину.

По существу основным и практически единственным общенациональным публичным действием государства по развенчанию мифа о Сталине остаётся «Доклад Первого секретаря ЦК КПСС тов. Хрущева Н. С. XX съезду Коммунистической партии Советского Союза «О культе личности и его последствиях», прочитанный им ночью 25 февраля 1956 года.

Но в этом докладе не было и не могло быть самого важного политического вывода: культ личности и массовые репрессии стали возможны именно в большевистской системе правления, при «диктатуре пролетариата» и монопольной власти одной партии, в государстве, созданном в результате насильственного переворота в октябре 1917 года и братоубийственной гражданской войны.

Сталинские репрессии были в такой политической системе неизбежны. Эти репрессии вполне могли быть и ленинскими, проживи Ленин дольше: созданное через насилие государство не могло существовать без смертельной войны с внутренними врагами, оба классика российского большевизма — и Ленин, и Сталин — прямо об этом писали и учили этому свою партию.


Кадр из фильма «Утомлённые солнцем».

Поэтому десталинизация 1956 года остановилась и выдохлась перед главным и естественным выводом: сталинизм и его преступления — это неизбежное следствие самой коммунистической государственной системы.

Тысячи партийных и советских чиновников, в том числе высших, тысячи чекистов и энкавэдэшников испугались десталинизации — она прямо ставила вопрос об их участии в репрессиях, их личных преступлениях и ответственности за них.

Десталинизация требовала открытия полной правды о Второй мировой войне и Великой Отечественной войне: в том числе о прямом сговоре Сталина с Гитлером, о пакте Молотова-Риббентропа, об уничтожении в репрессиях командного состава армии, военных инженеров, учёных, организаторов производства, крестьян, о миллионах пленных, о миллионах погибших в результате бездарно проведенных военных операций, в том числе «славными маршалами».

До 1965 года власти СССР не признавали День Победы государственным праздником: воспоминания фронтовиков о войне казались властям опасными.

«Мы за ценой не постоим», — фраза из песни Окуджавы не о великой славе, а о великой скорби.

При Брежневе никакой речи о десталинизации не могло быть: КПСС взяла курс на оправдание всего, что являлось государственным мифом.

В начале 1990-х новые российские власти упустили исторический момент для десталинизации. Новой демократической России был жизненно необходим свой Нюрнбергский процесс по «делу Сталина»: с показаниями свидетелей, документами, государственными обвинителями и обвиняемыми, решением Верховного Суда.

Это публичное дело могло потрясти общество до основания, но именно оно могло стать началом осознания античеловеческой сути сталинщины. После этого должно было прийти покаяние, без которого никакое общество не может избавиться от чумы человеконенавистничества. Тенгиз Абуладзе в 1984 (!) году снял своё гениальное «Покаяние», но пророчество художника осталось в культуре, так и не придя в политику.

Десталинизация России не состоялась.

Миф Сталина пережил государственную реформу, вирус Сталина остался жить в Российском государстве и ждать своего часа.

Владимир Путин стал президентом России в том числе потому, что не состоялось десталинизации. Путин сам вырос на коктейле «Ленина-Сталина», им взращен и напоен. Куда ему без Сталина? Сталин в плоти и крови его.

Что такое оправдание Сталина по существу?

Это оправдание человеческих жертв ради удержания власти, оправдание человеческих жертв ради сокрытия военных преступлений, оправдание человеческих жертв ради «экономического прорыва», оправдание человеческих жертв государству в любой ситуации, когда государству (власти) это необходимо, отрицание прав и свобод человека, прав личности, прав гражданина перед государством. Оправдание Сталина — это обоснование абсолютного ничтожества человеческой жизни. Искушение Сталиным не минует ни одного властителя, мечтающего об абсолютной власти.

Российские чиновники не любят приходить на дни памяти жертв политических репрессий. Трусят. Не тот ветер над страной.

Миф Сталина выгоден любому авторитарному и тем более тоталитарному государству. Он всегда оправдывает государство в его жестокости по отношению к человеку. Оправдывает государственную несправедливость и государственную подлость.

Но естественными чувствами человека являются справедливость и сострадание, неприятие жестокости и несправедливости.

Протест против жестокости и несправедливости государства может принимать самые причудливые формы: и в России, пережившей в начале 1990-х по существу антиреформы, в умах и сознании людей, не знающих исторической правды, этот протест стал надевать маску Сталина.

Миф о Сталине — это прямое следствие несправедливости и беззакония государства в отношении человека.

«Сталина на вас нет!» — грозят оскорбленные люди сталинским мифом обнаглевшим до беспредела чиновникам. Сталкиваясь с озверевшим государством, каждые 4 рубля из 10 тратящим на войну, не видящие никакого просвета люди желают проворовавшимся и бесчеловечным начальникам сталинской кары. А чем им ещё грозить, что им ещё желать в отсутствие защиты в суде, прокуратуре, полиции?

Круг замкнулся. Униженные и оскорбленные государством люди не видят ни в истории, ни в современности другого способа восстановления справедливости, кроме как месть виновным через государственное насилие и беззаконие.

В «мечтах о Сталине» воплощается, материализуется варварский государственный миф о Сталине. Палач вызывает к жизни новые жертвы. Общество, выросшее в насилии, ищет идеалы в насильниках и продолжает традиции насилия.

Миф о Сталине оказался в равной степени необходим и государству политического насилия, и униженному этим государством человеку.

Десталинизация — это приведение государства в политическую чистоту, политическая дезинфекция.

Ни одна из ступеней этого пути не может быть пропущена. Суд. Покаяние. Освобождение. Пока этот путь не будет пройден, Сталин, уничтожавший все народы и укравший у них время жизни, останется для десятков миллионов людей, потомков погибших, «вождем всех времен и народов».

Оригинал

Прямая линия Владимира Путина снова показала: страна живёт в режиме плохого ручного управления

15 июня Владимир Путин в пятнадцатый раз провел «прямую линию» с народом. Один из главных «больших форматов» общения главы государства с гражданами происходит по одному и тому же сценарию: люди просят начальника обратить внимание на те или иные безобразия, творимые злыми боярами в надежде на то, что добрый и всесильный царь узнает правду, и  гнев его покарает виновных, а око государево прозреет. «Прямой линии» боятся чиновники, прокуроры и следователи ждут, как команду «фас», к ней готовятся журналисты и к ней же готовят граждан — тех, кто заранее внесен в сценарий вопросов народа Путину. Но вот уже не первый год отлаженный и надежный, как казалось ранее, сценарий дает сбои. Как никогда раньше в этом году стало заметно: вопросы Путину содержательнее ответов Путина. Путин не отвечает народу.

Я не могу представить себе такое шоу ни в какой политически развитом государстве: народ прорывается на прямую линию с президентом или премьер-министром в европейской или американской стране, чтобы прокричать ему в живом эфире свои беды. Госпожа Меркель, моя зарплата ниже прожиточного минимума, как мне жить? Господин Макрон, в регионе Нор — Па-де-Кале воспитателям детских садов не платят компенсацию за найм жилья, где наши деньги? Господин Трамп, в штате Юта от дорог остались одни направления, приезжайте к нам, посмотрите на этот кошмар, когда приедете?

В России Владимира Путина это не только возможно, но  и неизбежно: вот уже 17 лет страна живет в режиме ручного управления, когда государственные институты профанированы до основания и ржавые колеса чиновничьего аппарата начинают вращаться только тогда, когда нечаянный гражданин прорывается к президенту и спрашивает: доколе?! И  царевы холопы, еще вчера «не знавшие» о беде, бросаются к очередному несчастному, молча проклиная его про себя, как он, черт возьми, добрался до «прямой линии», чтобы на публику отрапортовать: Владимир Владимирович, очаг народного пожара найден и ликвидирован.

Печальное и постыдное многочасовое зрелище предстает перед публикой каждый год. Но ничего не меняется в Российском государстве. Потому что — по существу — этого государства нет. Есть президент, которому хочется быть императором и войти во всемирную историю. Есть морально изувеченный зомбоящиком народ. Есть вороватое и лживое чиновничество. Есть сервильная — что угодно царю, то и напишем — пресса. А государства, ответственного перед народом, — нет. Государственной машины, повсеместно — от Калининграда до Сахалина — работающей на человека и для человека — нет. Нет независимого суда. Нет беспристрастной прокуратуры. Нет свободы слова и свободы массовой информации. Нет честных выборов. Нет настоящего народного парламента. Собственно, и настоящей политики нет.

Есть Путин. Есть телевизор, в котором есть «картинка», но нет правды. И эту правду, в надежде на то, что «царь-то не знает», народ и пытается каждый год прокричать Владимиру Путину.

Семнадцать лет каждый год. И — никаких перемен. Почему?

Потому что Владимир Путин строил и построил именно такое государство, где не работают институты и механизмы, но слово первого лица является законом. Сегодня — одно слово. Завтра — другое. Путин управляет Россией как владелец бизнес-компании, как президент корпорации, но не государства, единственным источников власти в котором является народ, а  права и свободы народа охраняет и защищает закон.

Путин давно устал. Ему надоело всё, что происходит внутри страны. Люди, жалобы, воры, жулики, казнокрады, доносы, интриги. Все ждут его указания, его личного решения, его личной воли. Ему надоело.

Но государство не может так жить и работать. Потому что в правильном государстве работают правила (законы) — для всех, механизмы (аппарат управления, надзор и суд) — для всех, существует свобода (право сказать и право сделать) — для всех. И такая система сама регулирует себя. В том числе сменой власти на выборах.

Президент в правильном государстве занимается одним — политикой, поиском той магистральной дороги, по которой должно идти государство, служа народу. Правду он узнаёт не из «прямых линий» по телевизору, большинство вопросов которой написаны и отрепетированы заранее, а из свободной прессы и от независимых аналитиков. И когда идёт в народ, то  уже знает правду, а выходит для непосредственного общения, обсуждения, дискуссии, чтобы показать свою реакцию на события и свою позицию. Но не для того, чтобы узнать — как оно там, в реальной жизни, что там, за  оградой дворца, происходит.

Путину нечего ответить народу по существу. Поэтому честные вопросы не находят честных ответов. Откуда им взяться, если глава системы не  планирует менять систему? Эти вопросы ему будут задавать пожизненно. И  Путину неприятно на них отвечать. Притом что ответить честно он не может. Он ведь сам эту систему выстроил. Кого сделаешь виновным?

Россия Владимира Путина — это страна, в которой государство приватизировано действующей властью. В отсутствии честных выборов временные люди, власть которых должна быть строго ограничена сроком полномочий, почувствовали себя не просто постоянными, но иногда пожизненными хозяевами в чужом доме — «слуги народа» считают себя собственниками народа.

Президент России в такой системе — не глава государства, а глава правящего клана. Он создал этот клан для борьбы за личную власть и для удержания власти, а не для заботы о благополучии народа. Народ в такой системе — лишний. Он нужен, конечно, на выборах, но в таком состоянии, которое не угрожает власти, не может привести к её уходу. Поэтому выборы при Путине стали не способом смены власти народом, а способом её  насильственного продления теми, кто порабощает народ.

Поэтому зомбоящик стал одним из главных политических механизмов в  системе власти Путина. И явление в этом зомбоящике народу главного лица власти, оператора всей системы — неизбежное и обязательное действие, даже если сам Владимир Путин уже не хочет ни видеть, ни слышать народ. Он — раб построенной им самим галеры, власть над которой является не  народным благом, а народным ярмом. В том числе и для него самого. Он уже не может сорвать эти оковы и направить ветшающее на глазах судно по  другому пути.

«Прямая линия» Путина изжила себя, потому что система управления страной по Путину изжила себя, сам Путин изжил себя. Он немотивирован, скучен, раздражён. Он устал. Но он не хочет и не может уйти, потому что построенная им система ручного управления государством приспособлена только к одному конкретному человеку.

Путин понимает, что рано или поздно власть придется передавать, но  как? Он не приемлет свободных выборов, он не сторонник честной конкуренции, он по сути не готов к смене власти, потому что тот, кому он сам (лично!) будет передавать права на управление машиной власти, должен быть выбран именно им, но не народом. Путин никогда не отдаст власть народу.

Народ в такой системе ничем не управляет. Он — только пассажир, заложник в летящем к обрыву поезде. Владимир Путин сам выбрал направление движения этого поезда и не способен уже сменить колею.

Народ задавал Путину главные и правильные вопросы, они даже  появлялись на экране телевизора и шокировали верноподданную публику, но  ни один из них не был прочитан в эфире и ни на один из них не был дан ответ.

Ответов на эти вопросы у Владимира Путина нет и не будет.

Государство, держащееся на вершине пирамиды, может рухнуть в любой момент. Только государство, стоящее на основании пирамиды, надёжно.

Такое надёжное государство Владимир Путин не построит никогда. Он неспособен это сделать. Ему такое государство не нужно.

Это может сделать только другой — во всех смыслах слова другой — человек. Свободный человек. Тот, кому будут нужны не подданные, но  граждане. Не холопы, а обладающие правами люди.

А при нормальной системе управления государством сеансы политического гипноза по телевизору будут никому не нужны. Потому что и президент, и  народ будут знать одну и ту же правду.

Оригинал

Выступление на второй церемонии вручения премии Бориса Немцова

Уважаемая Раиса Ахметовна! Уважаемая Жанна!

Уважаемые друзья и коллеги! Дамы и господа!

Безусловно, в первую очередь необходимо сказать о том, что мы  солидарны с гражданами, которые задержаны сегодня в нашей стране на  акциях протеста, которые стали жертвами беззакония и насилия, задержаны и  арестованы, и пожелать им скорейшего освобождения.

Год назад в этом зале Фонд Бориса Немцова провел первую церемонию вручения премии его имени. С этого дня личная и общественная трагедия смерти одного человека стала двигателем борьбы общества за свободу в  России.

Премия Бориса Немцова отвечает на вопрос, какой может быть жизнь после смерти и показывает живой пример того, какой бывает деятельная память.

Стремление к свободе было для Бориса Немцова кислородом жизни. Это стремление объединяет сегодня всех, для кого нынешнее состояние России нетерпимо. Отсутствие свободы – это пытка несвободой.

* * *

С 12 июня до 12 июня прошел ровно год. Как прожила его наша страна? Как прожили его люди свободы в условиях несвободы? Что мы смогли сделать? Что у нас не получилось сделать? Что мы будем делать завтра, чтобы продолжить движение от несвободы к свободе?

Главный политический итог минувшего года – это растущее на глазах отчуждение людей и власти. Российское общество и российская власть живут в разных пространствах. И когда эти пространства сталкиваются, в  воздухе возникает тревожный запах войны миров, в каком-то смысле – войны цивилизаций. Этот запах заставляет нас думать о цене свободы. О цене, которую власти готовы заплатить за несвободу и о цене, которую общество готово заплатить за свободу.

Вопрос в том, кто принимает решения и кто в итоге платит. В том числе свободой. В том числе жизнью.

Столетие трагических и во многом варварских событий 1917 года напоминает нам, что политические варвары не могут принести свободу – ни себе, ни другим.

Век спустя российское общество расколото и дезориентировано. Это – идеальная питательная среда для революции и гражданской войны. Для всех, кто исповедует идеалы свободы и ценности человеческой жизни, обе угрозы неприемлемы.

Политика лжи и насилия, политика циничного манипулирования историческими мифами и личными страхами привела к тому, что половина российского общества сегодня видит спасение в реинкарнации Сталина. Нарастание политических репрессий происходит в том числе потому, что миллионы людей считают варварство вчерашнего дня лучшим образом для дня завтрашнего. Власть воспитала эту аудиторию, но что делать с ней, она не  знает.

Тень Сталина стала плащом Путина. Это – смертельный политический костюм, в котором невозможно сделать ни одного свободного движения.

Залитый кровью мундир офицера НКВД стал в современной России карнавальным костюмом, который рвутся примерить все, кто тоскует по  произволу государственного палача.

Россия стала страной, которая ищет смыслы своего существования в  образах эпох войн и насилия, в массовых жертвах и оправдании страданий народа высшими целями государства, для которого неприемлемы ценности свободы и которое презирает ценность человеческой жизни.

* * *

С 12 июня до 12 июня мы прожили ещё один год несвободы.

В этом году Россия продолжила вести две войны – на  Украине и в Сирии: одну необъявленную, вторую официальную. Обе эти войны объединяет желание российских властей вернуться в «высшую лигу» мировой политики с помощью насилия и угроз, с помощью воспроизводства страха и  внутри страны, и вокруг неё.

В такой атмосфере борьба за мирную Россию является абсолютным условием борьбы за свободу. Свобода и война несовместимы.

В этом году российские демократы потерпели поражение на выборах в Государственную Думу России. Мы проиграли не только  потому, что неудачно провели избирательную кампанию, мы проиграли в том числе потому, что российское демократическое общество перестало верить в  саму возможность сменить власть с помощью выборов. В стране, ведущей две войны на чужой земле, в стране, власти которой ведут войну против гражданского общества, людям трудно верить в мирную смену власти.

Искушение революцией висит над Россией. Быстрое насильственное действие кажется многим спасительным выходом из бесконечного, как кажется, политического застоя. Но свобода и насилие несовместимы.

В этом году в Московском окружном военном суде завершилось судебное следствие по делу об убийстве Бориса Немцова. Мы увидели суд, в котором запрещено говорить о главном, задавать вопросы о главном, обсуждать мотивы преступления. Суд расследует политическое убийство без вопросов о политике. Мы увидели суд, который сделал всё возможное, чтобы общество не получило ответы на главные вопросы – кто заказал и почему заказал. Такой суд показывает, что есть люди, которым известны ответы на эти вопросы. И они охраняют эти ответы – как военную тайну государства. Но свобода невозможна без правосудия.

Главным чувством в отношениях общества и власти в России стало недоверие. Недоверие властям, недоверие выборам, недоверие политикам. Россия сегодня – это страна, большинство граждан которой не доверяет государству. Люди и власти стали чужими друг другу.

Но отсутствие доверия исключает общественный диалог. Свобода и недоверие несовместимы.

В этом году многие люди в России приняли для себя личное решение о неучастии в общественных делах. Потому что не верят в  успех, не верят в свои личные силы, не верят в силы общества. Но также и  потому, что участвовать трудно, опасно, страшно. Действие свободного человека всегда нуждается в личном усилии. Чтобы полететь, нужно взмахнуть крыльями.

Действие несвободного человека не нуждается в усилиях. Для неучастия достаточно бездействовать.

Но свобода и неучастие несовместимы.

В этом году Ильдар Дадин, отчаянный гражданин, сломал жернова огромной государственной машины, рассчитанной на покорных и молчаливых. Дадин сознательно пошёл на личное лишение свободы, чтобы разрушить общее правило несвободы. Он пробил головой стену.

Высшие суды признали лишение Дадина свободы незаконным, а норму закона, на основании которой он был осужден – неконституционной. Это произошло не потому, что власти так было выгодно, а потому, что в расчёт гарнизона крепости несвободы не входил полностью свободный человек, расшатавший своим личным отчаянным усилием стены российской тюрьмы. На  Ильдаре Дадине система сломалась. Исключение разрушило правило.

Власти отступили не перед народом. Они отступили перед одним человеком, который показал, что готов сознательно пойти в личную несвободу ради общей свободы. За вашу и нашу свободу.

* * *

Год назад в этом зале я объявил о том, что средства премии Бориса Немцова будут пожертвованы Команде 29 – правозащитной гражданской группе молодых юристов во главе с Иваном Павловым.

Сегодня я отчитываюсь о том, что Команда-29 сделала за эти средства.

Большая часть средств (417 тыс. 958 руб.) была потрачена на защиту директора Библиотеки украинской литературы в Москве Натальи Шариной, уголовное дело против которой было, очевидно, сфабриковано по политическим мотивам.

Следствие возбудило дело по «экстремистской» 282-й статье Уголовного кодекса РФ. Якобы директор библиотеки распространяла книги украинского политика, ранее признанные экстремистскими. Спустя полгода после возбуждения первого уголовного дела, когда стала очевидна его бесперспективность, появилось второе – о якобы растрате.

Мещанский районный суд Москвы рассматривал дело с октября 2016 года. 5 июня 2017 года суд огласил приговор, согласно которому Шарина признана виновной с назначением ей в качестве наказания 4 лет лишения свободы условно – то есть без тюремного заключения. Такой ценой Наталья Шарина вышла на свободу. В реальностях российской судебной системы этот приговор можно считать оправдательным. Но возложение вины на невиновного человека – это бесправие. И адвокаты Команды-29 готовят апелляцию на  приговор.

88 тыс. 99 руб. было потрачено на защиту публичной позиции историка Бориса Соколова в деле о защите чести и достоинства и взыскании морального вреда в  связи с распространением им в эфире радио «Эхо Москвы» информации о  возможной фальсификации дневников председателя КГБ СССР Ивана Серова, иск подали его внучка Вера Серова и политик Александр Хинштейн. 23 декабря 2016 года Пресненский районный суд Москвы отказал в иске в  полном объеме, 2 мая 2017 года Московский городской суд оставил это решение в силе, то есть адвокаты Команды-29 одержали полную победу.

По итогам этого дела, во-первых, удалось отстоять право на свободу выражения мнения и на свободу исторической и научной дискуссии о  подлинности тех или иных исторических источников и, во-вторых, в рамках суда истцами были предъявлены в суд оригиналы опубликованных дневников Серова, благодаря чему был удовлетворен интерес учёных по вопросу о том, действительно ли эти дневники существуют.

35 тыс. 856 руб. было потрачено на дело об  обжаловании в Верховном Суде России формы адвокатского запроса, утвержденной 14 декабря 2016 года приказом Министерства юстиции России, появившимся вследствие принятия в июне 2016 года новой редакции статьи «Адвокатский запрос» Федерального закона «Об адвокатской деятельности и  адвокатуре в РФ».

Сведения о клиенте, которые должны были быть отражены в адвокатском запросе согласно новым требованиям Минюста, составляют адвокатскую тайну, а Федеральный закон запрещает адвокату разглашать эту тайну. При этом Закон устанавливает ответственность также и за подачу адвокатского запроса не по утвержденной форме. Эти требования поставили под удар фундаментальный институт адвокатской тайны, который предполагает, что адвокат не вправе разглашать никому сведения о своем клиенте и его деле без его согласия.

23 мая 2017 года Верховный Суд России полностью удовлетворил требования заявителя, которым был Иван Павлов, и признал пункты новой формы адвокатского запроса, обязывающие раскрывать адвокатскую тайну, недействующими. Это решение стало значительной победой для всего адвокатского сообщества России.

9 тыс. 90 руб. было потрачено на дело Сергея Прудовского и Максима Гальперина по доступу к материалам на осужденных сотрудников НКВД.

Родственники заявителей в своё время были репрессированы. Их  заинтересовали архивные уголовные дела в отношении сотрудников НКВД, которые в 1930-е годы участвовали в массовых репрессиях, а затем сами были осуждены за преступления против следствия и правосудия. Прудовский и  Гальперин запросили в Центральном архиве ФСБ архивные уголовные дела 1939-1940-х годов на сотрудников НКВД, которые участвовали в массовых репрессиях, в том числе в отношении родственников заявителей. ФСБ отказало в предоставлении материалов со ссылкой на то, что эти лица не  были реабилитированы (в реабилитации было отказано), а в законодательстве не прописано право нереабилитированных лиц и их родственников знакомиться с материалами архивных уголовных дел.

Юристы Команды-29 полагают, что такой отказ неправомерен, так как Федеральный закон «Об архивном деле в РФ» устанавливает общее право на  доступ к любым архивным документам, не содержащим тайны (ФСБ при этом подтвердило, что в этих материалах не содержится государственной, личной, семейной или иной тайны).

Это дело не было успешным для адвокатов. 30 июня 2016 года Пресненский районный суд Москвы отказал в требованиях. 10 ноября 2016 года Московский городской суд вынес определение об отказе в  удовлетворении апелляционной жалобы. 22 марта 2017 была подана кассационная жалоба в президиум Московского городского суда, однако в ее удовлетворении также было отказано. Суды полностью поддержали позицию ФСБ.

1200 руб. было потрачено на дело об оспаривании решения Уставного суда Санкт-Петербурга об отказе в опубликовании особого мнения судьи по одному из дел. Уставный Суд Санкт-Петербурга впервые в истории судебной системы России отказался приобщать к  материалам дела и публиковать особое мнение судьи. Суд решил, что особое мнение судьи Ольги Герасиной «таковым не является», поскольку содержит «суждения и оценки», не относящиеся к вопросу уставности спорных норм. Тем самым были нарушены гарантии независимости судей и права граждан на ознакомление с актами конституционного правосудия.

Студент юридического факультета Санкт-Петербургского университета Артем Кутловский решил оспорить действия Уставного Суда, связанные с неопубликованием особого мнения судьи, поскольку это нарушает право граждан на доступ к  информации о деятельности данного суда.

Административное исковое заявление было подано в Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга 26 апреля 2017 года. 5 мая 2017 года судом было вынесено определение об отказе в принятии иска: судья указала, что решения и действия судей и органов судебной власти не подлежат обжалованию в судебном порядке. 22 мая 2017 года подана частная жалоба в  Санкт-Петербургский городской суд на отказ в принятии иска, которая в  настоящее время ожидает своего рассмотрения.

Все пять дел, работа по которым велась Командой-29 с  использованием средств премии Фонда Бориса Немцова, объединяет главное: это борьба за свободу в условиях несвободы, это борьба за права в  условиях бесправия, это борьба за честь в условиях бесчестия.

Я верю, что Борис Немцов одобрил бы эту работу.

Такая работа рано или поздно приведет к тому, что Россия будет свободной.

Премия Бориса Немцова приближает этот день.

Большое спасибо.

Оригинал

Власти Псковской области решили учить школьников как Родину любить

В Международный день защиты детей, 1 июня, в Санкт-Петербурге, во время 21-го Петербургского международного экономического форума губернатор Псковской области Андрей Турчак встретился с членами «Изборского клуба». Председатель «Изборского клуба», писатель Александр Проханов предложил разработать и  ввести в учебных заведениях программу дополнительного образования по  патриотическому воспитанию молодёжи, которая в дальнейшем «будет внедрена в российские школы и университеты». Андрей Турчак охотно согласился «в качестве пилотных площадок выбрать школы региона». Так что, возможно, псковским школьникам предстоит первыми испытать на себе «уроки патриотизма».


Программа, по словам Проханова, уже готова, в неё «вошли исторические материалы о Великой Отечественной войне, Республике Крым, открытии Арктики»...

Когда в школах начинают вводиться уроки государственного патриотизма, это означает, что в государстве что-то идёт не так. Если детей надо учить любить Родину, это значит, что Родина не любит своих детей.

Патриотизм — это любовь к Родине, это личное чувство, личное переживание человека. Родина — это не государство и не власть. Родина — «тот уголок земли», с которым человека связывают истоки жизни.

А если людей начинают с детства учить любви к государству, любви к  власти, это не патриотизм, это воспитание лояльности и покорности. И в ключевые моменты жизни, когда решаются судьбы Отечества, так воспитанный человек, выбирая между любовью к Родине и лояльностью к государству, может изменить Родине. Потому что любовь к Родине иногда требует идти против государства, против власти.

Патриотизм часто перемешивают с военной историей, историей крови и  жертв. Живые властители прикрываются павшими, которые ничего не могут сказать.

Когда детям будут рассказывать о Гражданской войне, им скажут о том, что это не победа «красных» над «белыми» и «зелёными», а общенациональная трагедия?

Когда детям будут рассказывать о патриотизме на примере Великой Отечественной войны, им скажут о цене Победы? Об уничтоженных ещё до начала войны командирах и военных специалистах, о пакте Молотова-Риббентропа, о смертельных ошибках Сталина, о миллионах до сих пор не найденных и не погребённых солдат, о победителях, сосланных после Победы в концлагеря, об инвалидах, спрятанных в глуши, о детях войны, о многоэтажных домах на могильных рвах концлагерей?

Им расскажут о миллионах доносов, о «чёрных воронках», о «тройках», о ГУЛАГе, о  «законе трёх колосков», о смертной казни для детей с 12 лет? Это будет частью патриотизма, этим тоже нужно будет гордиться? Или просто помнить, чтобы — никогда больше?

«Можем повторить» — это патриотизм?

Детям расскажут о том, что для того, чтобы Гагарин полетел в космос, Королёв должен был чудом выжить в застенках?

Детям расскажут об изгнании и возвращении Александра Исаевича Солженицына? О «Колымских рассказах» Варлама Тихоновича Шаламова?

Детям расскажут об Андрее Дмитриевиче Сахарове, его ссылке, его восхождении, его смерти?

Когда детям будут рассказывать о гибели 6-й роты, им расскажут о причинах трагедии? О подлости и предательстве, о трусости и лжи? О тех, кто не понёс никакой ответственности?

Детям расскажут о «Курске», «Норд-Осте», Беслане? О том, что всем погибшим — взрослым и детям — было больно и страшно, но  государство не смогло их спасти? Патриотично ли говорить о героях и не сказать, что они жертвы?

Когда детям будут рассказывать об истории Республики Крым в ХХI веке, им расскажут о вооружённом захвате парламента, о крымских татарах, о Донбассе, о  засекреченных до сих пор списках погибших на необъявленной братоубийственной войне, про «их там нет», о несчастных пассажирах «Боинга»?

Горькая правда о страданиях народа войдёт в уроки государственного патриотизма?


Программа, по словам Проханова, уже готова, в неё «вошли исторические материалы о  Великой Отечественной войне, Республике Крым, открытие Арктики». Фото: pskov.ru

Почему патриотическое воспитание в нашей стране — в первую очередь военно-патриотическое? Почему не мирно-патриотическое?

Кого должен воспитать патриотизм, восхваляющий насилие и  кровопролитие? К чему должны быть готовы дети, получившие такие уроки? Они должны быть готовы убивать лично?

Мы хотим подготовить детей к войне или к миру? Мы хотим научить их ненавидеть и враждовать или сострадать и любить?

Нашей стране нужен патриотизм ненависти или патриотизм любви?

Мы хотим научить детей ценить человеческую жизнь?

«И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я свободу

И милость к падшим призывал…»

Кто из российских правителей сегодня готов повторить эти слова за Александром Сергеевичем Пушкиным? Кто из них, столпов государственного патриотизма, готов положить жизнь за то, чтобы прекратить войны, установить свободы и мир?

Придание прижизненного величия действующему правителю — это патриотизм или чинопочитание и лесть?

Любовь к Родине не предполагает почитания государственных мифов и  легенд. Если патриотизму учить по истории правящей — в любой момент — партии, то личная история человека и официальная история государства не  совпадут. И с этого момента человек отстраняется от государственной фальши и парадного лицемерия, с этого момента государство становится чужим.

Принудительное воспитание патриотизма — это предвестие государственного политического банкротства. В любую эпоху, в любой стране.

Если народу не за что любить государство, то нужно думать о  понуждении народа к любви или о перемене политики государства по  отношению к людям? Любовь через насилие может сделать человека добрым и  гуманным?

Любовь к Родине — это исключительно личное чувство, оно не  тиражируется учебниками, решениями президентов, парламентов и  правительств, съездов партий.

Патриотизм вырастает из свободы, из прав и свобод человека, из  достатка и благосостояния, из любви к ближнему и дальнему. Патриотизм не  вырастает из бедности и нищеты, из унижений и оскорблений, из  пренебрежения человеком, из неправды и лжи.

Государство может дать человеку урок патриотизма: перестать врать и  начать служить людям. Тогда уроки государственного патриотизма в школах никому не придут в голову, потому что дети будут просто знать, что Родина их любит.

Оригинал

После запрета на Украине российских интернет-сервисов и социальных сетей Россия стала советовать украинцам, как им «обойти Укркомнадзор»

Удивительные вещи происходят во  время информационных войн. Движимые ненавистью стороны часто принимают решения, полностью противоположные своей официальной позиции и практике. Такие действия часто описывают пословицей «Назло маме отморожу уши». С  реакцией России на запрет в Украине российских интернет-сервисов и  социальных сетей случились именно такие «уши»: официальные российские медиа стали повсеместно советовать украинцам, как им обойти блокировки. По иронии судьбы, эти рекомендации нужны в первую очередь самим гражданам России, на территории которой запрещены сайты многих СМИ, информация в которых является критичной по отношению к российским властям.


16 мая президент Украины Петр Порошенко подписал указ о новых санкциях против России, которые предполагают, в частности, блокировку на три года доступа к соцсетям «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также ко всем сервисам «Яндекса». Доступ к соцсетям заблокирован в  рамках ограничений, наложенных украинскими властями на Mail.Ru Group. Провайдеры должны будут заблокировать доступ и к самому сайту mail.ru. Блокированы также будут сайты антивирусных компаний «Лаборатория Касперского» и DrWeb. Помимо этого, под запрет попал разработчик решений для бизнеса по распознаванию текстов и обработке документов ABBYY и  крупнейший поставщик софта для делопроизводства «1С».

При этом «Яндекс», «ВКонтакте» и «Одноклассники» — лидирующие по  посещаемости сайты украинского сегмента интернета. Для «ВКонтакте» Украина является вторым по размеру рынком после российского. То есть удар пришёлся и по миллионам пользователей (по некоторым данным, он  коснулся до 25 млн чел. из 42 млн жителей Украины), и по российскому бизнесу.

К слову, в украинском законодательстве не предусмотрено ограничение доступа к сайтам без решения суда, в отличие от российского, не  исключены судебные процессы.

Экономические санкции (блокирование активов, запрет транзакции и  вещания) также введены против крупнейших российских телекомпаний: против РБК, НТВ, «Первого канала», Общественного телевидения России, «России 24», «ТВ Центра», ВГТРК, «Звезды», ТНТ, «Москвы 24», РЕН и  государственного информагентства «Россия сегодня» — за ложь о событиях на Украине и пропаганду российского вмешательства в дела Украины.

Новый указ Петра Порошенко подготовлен как итоговый документ, он  включает в себя предыдущие санкционные списки. По состоянию на конец 2016 года в санкционных списках Украины находилось почти 700 человек и  более 200 компаний. После нового указа перечень увеличился почти вдвое: всего в обновлённом перечне 1 228 человек и 468 юридических лиц. Лично Порошенко объяснил, в том числе на своих страницах в социальных сетях, что мера направлена против российской пропаганды и киберугроз.

Аналогичные комментарии прозвучали и от других официальных лиц: решение о блокировке «ВКонтакте», «Одноклассников» и «Яндекса» на  Украине связано с тем, что персональные данные пользователей сервисов «хранятся в России, находятся в полном распоряжении и под контролем российской стороны» (заявил 19 мая глава службы по вопросам информационной безопасности аппарата Совета национальной безопасности и  обороны (СНБО) Украины Валентин Петров). По словам Петрова, к персональным данным пользователей российских сервисов «имеет полный доступ Федеральная служба безопасности». «Мы не можем с этим мириться, особенно пребывая в состоянии гибридной войны», — заявил Петров.

Одним словом, все вводимые ограничения предприняты в интересах национальной безопасности Украины и направлены как против «российской пропаганды», так и против сбора информации об украинских гражданах российскими спецслужбами.

Принимать такие решения — суверенное право Украины, только сами украинские власти могут и должны соотносить достижения политики в сфере государственной безопасности с массовым возмущением миллионов граждан, избирателей.

У граждан, к слову, оказался большой запас юмора, сети заполнились призывами «Порошенко, верни стену!», «Продам флешки и дискеты со свежими мемасами из ВК. Доставка новой почтой по всей Украине. Цена в ДМ» и  даже юмористическими предложениями о создании новых оппозиционных сил: «Оппозиционный блок. Вернём «ВКонтакте».

Украинские граждане с украинскими политиками разберутся сами, нам же  весьма интересна реакция российской стороны. Уж жители России-то могут только догадываться, сколько интернет-ресурсов заблокировано в нашей стране: Роскомнадзор каждую неделю блокирует десятки сайтов — как совсем неизвестных, так и тех, которые посещают миллионы людей.

Казалось бы, российские официальные лица вспомнят о «подвигах» российского государства в сфере ограничения доступа к интернет-ресурсам и  скромно промолчат. Как говорится, чья бы корова мычала. Но нет. Рефлекс ненависти к Украине оказался сильнее «картинки в зеркале».

И вот уже заместитель министра связи и массовых коммуникаций России, идеолог рабства и несвободы в российской журналистике Алексей Волин 16 мая заявляет «Интерфаксу»: «Если вы занимаетесь блокировкой массового популярного ресурса, то вы дискредитируете власть, потому что показываете, что решение власти нереалистично, оно обходится. Вы  воспитываете в гражданах правовой нигилизм и увеличиваете их  компьютерную грамотность <…> Это решение приведёт к небывалому росту компьютерной грамотности украинского населения и к тому, что жители Украины моментально освоят анонимайзеры, VPN-сервисы и  колоссальное количество программ, позволяющих обходить блокировки».

Депутат Государственной Думы от «Единой России», заместитель секретаря генерального совета «Единой России», бывший тележурналист Евгений Ревенко говорит агентству «ИТАР ТАСС»: «Граждане Украины найдут способы обойти введённые запреты на российские социальные сети, поисковики и  интернет-сервисы. Эти действия направлены именно… на разрыв связей между простыми людьми, которые в том числе лежат в плоскости общения через социальные сети, а также такой мощный поисковик, как «Яндекс». В  интернете действовать запретами глупо и нерационально, люди так или иначе найдут способы их обойти. Вся эта шаткая конструкция по запретам и  санкциям рухнет в скором будущем».

Дальше — больше. Российские телеканалы, включая заблокированный на  Украине «Россия 24» ВГТРК, начинают выпускать в свет подробные сюжеты о  том, как обходить блокировки, чтобы по-прежнему пользоваться запрещёнными социальными сетями и другими интернет-ресурсами.

Думаю, что и без этих советов украинские пользователи адекватно отреагировали на ограничения: за первую неделю действия указа Петра Порошенко на Украине добавилось более 250 000 новых пользователей Tor relay — программы, позволяющей скрывать IP-адреса пользователей и  получать доступ к запрещённым ресурсам.

Но именно эти рекомендации актуальны и полезны для российских пользователей интернета, которых лишили доступа ко многим интернет-ресурсам! То есть, советуя пользователям интернета на Украине, как им обойти блокировки «Укртелекома», российское государственное телевидение в первую очередь сообщает об этих возможностях гражданам России.

Эту же информацию разослали миллионам своих пользователей и  заблокированные сети: соцсеть «ВКонтакте» после того, как стало известно о включении её в санкционный список, разослала пользователям на Украине личные сообщения cо ссылкой на «инструкцию, как не потерять свои контакты и важную информацию». Ссылка ведёт к описанию обхода блокировок. Инструкцию по обходу блокировок разместила и соцсеть «Одноклассники», попавшая под действие санкций. Компания Mail.Ru разослала письма украинским пользователям своей почты, в которых также рассказала о возможностях обхода блокировок. Какая удивительная образцовая солидарность с клиентами!

Но давайте отвлечёмся от того, события в какой конкретной стране комментирует депутат от «Единой России» Евгений Ревенко, и просто прочитаем ещё раз его заявление: «Вся эта шаткая конструкция по запретам и санкциям рухнет в скором будущем».

Очень оптимистично звучит, и нельзя не согласиться.

Ведь невозможно сказать, что для России и Украины действуют разные общественные законы и то, что там плохо, здесь хорошо. Где бы ни ограничивалось вещание СМИ, доступ к интернету, аудитория социальных сетей — это плохо, неразумно, неэффективно, наконец. Свобода — это ведь  как воздух, как вода: человек найдёт к ней доступ, а она — к людям.

Но если вы уничижительно критикуете власти другого государства за  ограничения свободы слова и свободы интернета, не забудьте перечитать перед этим методички своего государства. Можно, конечно, и на украинское зеркало пенять, коли рожа крива, но тогда носить фанерную корону свободы слова становится совсем неудобно, потому как и король, и свита — в неглиже.

Оригинал

Владимир Путин утвердил Стратегию экономической безопасности России на период до 2030 года – на бумаге
13 мая Владимир Путин подписал Указ «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года». Предшествующий такого рода документ («О Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации») подписывал 29 апреля 1996 года Борис Ельцин, и он не имел горизонта действия. Новый 20-листовый Указ показывает: направление работы государству предписано одно, но движется оно в совершенно другую сторону.

Авторы документа, конечно неизвестны, но невозможно не обратить внимание на «ключевые вводные слова». Вот, например: «На современном этапе мирового развития отчетливо проявляются объективные признаки разрушения однополярного мира…». Так буднично начинается раздел Стратегии «Вызовы и угрозы экономической безопасности». То есть документ вроде как про Россию, но почему-то начинается он с фразы о долгожданном разрушении мироустройства, экономическим и военным флагманом которого являются США.

Основными вызовами и угрозами экономической безопасности Стратегия справедливо и объективно называет: «изменение структуры мирового спроса на энергоресурсы и структуры их потребления, развитие энергосберегающих технологий и снижение материалоемкости, развитие «зеленых технологий»», «исчерпание экспортно-сырьевой модели экономического развития, резкое снижение роли традиционных факторов обеспечения экономического роста, связанное с научно-технологическими изменениями», «отсутствие российских несырьевых компаний среди глобальных лидеров мировой экономики», «недостаточный объем инвестиций в реальный сектор экономики, обусловленный неблагоприятным инвестиционным климатом, высокими издержками бизнеса, избыточными административными барьерами, неэффективной защитой права собственности», «слабая инновационная активность, отставание в области разработки и внедрения новых и  перспективных технологий (в том числе технологий цифровой экономики), недостаточный уровень квалификации и ключевых компетенций отечественных специалистов»…

Но картина ясна, осталось сделать выводы и начать нормально жить.

Стратегия правильно предлагает: «улучшение инвестиционного климата, повышение привлекательности российской юрисдикции для осуществления предпринимательской деятельности», «принятие комплекса дополнительных мер, направленных на деофшоризацию национальной экономики», «борьба с  нецелевым использованием и хищением государственных средств, коррупцией, теневой и криминальной экономикой», «создание и устойчивое развитие перспективных высокотехнологичных секторов экономики, поддержка высокотехнологичного малого и среднего бизнеса», «создание современных транспортно-логистических комплексов, разработка и внедрение современных транспортных средств», «интеграция образования, науки и  производственной деятельности»…

Остановлю себя в цитировании, потому что от числа правильно сказанных слов никак не зависит, к сожалению, число правильных действий.

Вернемся в российскую жизнь.

Чистый отток капитала из России в первом квартале 2017 года вырос в  1,8 раза по сравнению с аналогичным периодом 2016 года до 15,4 миллиарда долларов (доклад Центробанка). При этом в 2014 году из России «ушли» 152,9 млрд долларов, в 2015 – ещё 56,9 млрд. 2016 год казался переломным («всего» 15,4 млрд – за счет форсированного привлечения валютных спекулянтов со всего мира под краткосрочные вложения в рубль), но теперь снова вектор финансового потока направлен из России: быстрая прибыль получена, и спекулянты бегут с неустойчивого рынка.

2745516

После 2012 года (строго после избрания Путина президентом) «девяностые» вернулись: в 2012 году Россию покинули 120 тыс. чел., в  2013 — почти 200 тыс., в 2014 – почти 300 тыс., в 2015 – более 300 тыс., в 2016 – снова более 300 тысяч.

Минэкономразвития «оптимистично» прогнозирует, что приток капитала в Россию восстановится не ранее 2023 года. На что рассчитывает экономическое министерство, не указывается.

Криминальное корпоративное государство не может и не будет бороться с  оффшорами, коррупцией, воровством – оно само на этих «китах» стоит и на этих «стульях» сидит. Такому государству не нужны активные самостоятельные граждане, они – противники такого государства. И такие граждане уезжают.

В 2012-2016 гг. темпы миграции трудоспособного и высокообразованного населения из России вернулись к показателям первой половины 1990-х годов, когда в год из России уезжали сотни тысяч людей: в 1992 свыше 700 тыс. чел, в 1993 – почти 500 тыс., в 1994 – более 350 тыс., в 1995 – более 350 тыс., в 1996 – почти 300 тыс., и до конца века ежегодно – от  200 до 250 тыс. человек.

Затем отток сократился (отчасти потому, что «уехавшие уехали»), но, тем не менее, в 2000-х годах из России ежегодно уезжали от 40 до 100 тыс. человек. Тоже много, но меньше, чем в 1990-е.

И вот после 2012 года (строго после избрания Путина президентом) «девяностые» вернулись: в 2012 году Россию покинули 120 тыс. чел., в 2013 — почти 200 тыс., в 2014 – почти 300 тыс., в 2015 – более 300 тыс., в 2016 – снова более 300 тысяч.

Основные направления отъезда: США, Германия, Канада, Израиль, Великобритания, Финляндия, Австралия, Испания, Чехия, Швейцария, Норвегия, Новая Зеландия. Едут в страны с демократической политической системой, защищенными правами человека, развитой стабильной экономикой, богатым рынком труда, возможностями для профессиональной самореализации и  семейного благополучия.

Уезжают наиболее образованные, мобильные, трудоспособные.

Кто в России будет реализовывать «Стратегию экономической безопасности России на период до 2030 года»? Кто будет строить современные высокотехнологичные производства, развивать инновационный сектор?

Эти люди уезжают из полицейского государства, они не доверяют ему, они не видят себя в нем.

Эти люди уезжают из воюющего государства, которое тратит более трети национального бюджета на две войны: необъявленную в Украине и  объявленную в Сирии, обе из которых – преступны, но вторая – еще и  бессмысленна.

Уезжающие семьями не хотят, чтобы их дети погибли на этих войнах.

Эти люди уезжают от коррумпированных властей, чиновничьего беспредела, всевластия спецслужб, зависимых и напрямую продажных судов, фальсифицированных выборов, уничтожения права частной собственности, убитого здравоохранения, одним словом говоря – от безнадеги.

И никакими указами президента вернуть как людей, так и деньги, невозможно.

Вернуть и тех, и то, может только другая политика. Политика строительства демократического государства с защищенными правами человека, работающими государственными институтами, подконтрольными обществу властями. Такое государство Владимир Путин никогда не строил и  никогда строить не будет.

Поэтому все благие намерения в Стратегии экономической безопасности России на период до 2030 года, подписанной Путиным, Путин не сможет реализовать никогда. Он этого не хочет, ему это не нужно, это противоречит его реальной политике.

За эти годы, пока наша страна стоит на месте и катится назад, в  прошлое, другие страны уходят вперед, и дистанция между нами становится угрожающей, а может оказаться в итоге – непреодолимой.

Невозможно совместить ад в жизни с раем на бумаге.

России нужна Стратегия политической безопасности, заключающаяся в трех пунктах: свобода, демократия, права человека.

Только после этого тяжело с страдающая от недостатка мозгов и денег российская экономика почувствует себя лучше.

И это должно произойти существенно раньше 2030 года.

Иначе опоздаем навсегда.

Источник


Больше тридцати лет назад жизнь столкнула меня с трудными подростками. Не с единичными случаями, а с самой системой государственной работы с такими детьми. Понадобилось совсем немного времени, чтобы убедиться: система не помогает подросткам, а в большинстве случаев губит их

В 1984 году, еще студентом исторического факультета Псковского пединститута, я начал свою трудовую биографию в Эстонии, в Тапасской спецшколе для русскоязычных трудных подростков. Директор школы Ричард Кротович приехал во Псков, чтобы найти студентов на время летних отпусков сотрудников. Предложение показалось мне интересным, и на два месяца я стал жителем маленького эстонского городка.

Меньше года спустя, весной 1985-го, накануне выпуска, администрация факультета предложила мне подумать над возможным местом работы в одном из прекраснейших городов южной Псковщины — Себеже, где располагалось специальное профтехучилище для трудных подростков. Когда-то, до 1965 года, оно было детской колонией, а потом было передано из системы МВД в ведение министерства образования.

В 1984-85 годах в училище произошло восстание детей, доведенных до отчаяния животным садизмом взрослых. Детей, правда, в результате посадили больше — 20 человек, а взрослых — всего нескольких, хотя по справедливости пропорция должна была бы быть обратной.
Псковскому пединституту предложили направить в училище по одному выпускнику от каждого факультета «для усиления педколлектива».


Лев Шлосберг, выпускник Псковского пединститута, 1985 год/em>
Фото: из личного архива

Я согласился и оказался в новом для себя мире — мире, где взрослые часто вели себя как надзиратели в концлагере, дети — как заключенные, а традиции уголовного мира морально уничтожали и тех и других.

Я оказался в мире, где взрослые вели себя как надзиратели в концлагере, дети — как заключенные

Работа началась летом 1985 года, прервалась на службу в армии на полтора года, и во время службы, получая десятки писем от своих первых воспитанников, я понял, что после армии вернусь в Себеж.

И вернулся. Три года ежедневных усилий, несколько выпусков моего отделения привели меня к очевидной, как ни странно, мысли: детей нельзя лишать свободы, иначе они вырастают разрушителями и не могут жить в условиях свободы.

Школа ежедневного ограничения прав и свобод, школа принуждения и часто насилия — не только морального, но и физического — формировала из оступившихся подростков озлобленных преступников.

Годы и годы (до сих пор!) я переписываюсь с моими выпускниками тех лет, теперь уже — в социальных сетях. Почти у всех судьба сложилась очень трудно, многие отсидели не по разу и с большим трудом вытащили себя из мрачного мира криминальной несвободы.
Я боролся с этой системой, как мог. Помочь отдельным детям — получалось. Изменить систему — нет. Она оказалась нереформируема.

И тогда я решил создать во Пскове подростковый восстановительный центр «Возрождение» — для таких трудных детей, которые получали бы поддержку без лишения свободы, без отрыва от семьи, без направления в криминальную среду.

Мне помогали очень достойные люди, понимавшие глубину и масштаб проблемы — начальник областного УВД, Ассоциация социальных программ «Богатыри» Фонда социальных изобретений СССР, обком комсомола тоже ухватился за проект. Но Советский Союз закончился именно тогда, и воплотить идею в полном виде не удалось.

С помощью добровольных пожертвований псковских предприятий мы смогли несколько лет поддерживать первую ступень созданной организации — психологическую службу — и очную, и Телефон Доверия, производственную мастерскую деревообработки и народных промыслов для мальчиков — и швейную для девочек, службу трудоустройства подростков.

Но дворец помощи подросткам в трудной ситуации построить мы не могли.

И вот уже другие люди с энтузиазмом берутся за такое же дело. Центр социальной адаптации cвятого Василия Великого напоминает мне наш проект 1990 года — и целями, и масштабом. Он необходим сотням детей, которым сейчас трудно, и чья судьба решается буквально каждый день.

Пожертвуйте на этот центр столько, сколько вам по силам. Денег нужно много, но и цель — жизненно важная. Все дети — наши дети. Помогая создавать центр для тех, кому трудно, мы позволяем профессионалам сделать свою работу вовремя. А в данном случае время невероятно важно.

Ведь многих ошибок эти дети еще не совершили.

Многие жизни еще не сломаны.

Поспешите!

Оригинал

СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ

История с митингом против реновации хорошо начиналась, успешно развивалась, но очень спорно, если не скверно, завершилась, к сожалению.

Это известная история: попытки решать политические задачи без политиков. Мотивы могут быть разными: угрозы властей организаторам (почти наверняка что-то подобное было), непубличные договоренности с властями «типа без политики» (не исключаю этого, к сожалению), надежды на «деловые отношения» с властями (это иллюзии, но они существуют у политически неграмотных людей), просто непонимание самой сути политической деятельности (что в данном случае очевидно). Это не  только печально само по себе, но – в первую очередь – непрофессионально и  неэффективно.

Собралось не менее 20 тысяч человек, скорее всего, больше. Эти люди – настоящее гражданское общество, их объединил подлинный гражданский протест.

Они протестуют против проекта федерального закона, который придумали политики, внесли политики, приняли в первом чтении политики и защищают политики. Проект насквозь коррумпированный, антиконституционный, отрицающий права человека. Этот проект невозможно исправить, его можно только отозвать. Мэр Собянин заработал отставку, и это – минимум. Оба основных требования митинга – сугубо политические.

Ответ на это политическое варварство может быть только политическим и никаким другим.

У  меня много вопросов к организаторам по фильтру выступающих. Депутат Мосгордумы – не политик (дали выступить)? Муниципальные депутаты – не политики (дали выступить)?

На  митинг пришли два кандидата в президенты, Навальный и Явлинский, это подтверждает общественную и политическую значимость протеста, но им не дают слово. Более того, по указанию организаторов, заранее (!) согласованному с ГУВД Москвы, Навального с женой и сыном выводят с митинга вообще. Черт, организаторы, вы в разуме? Навальный и его семья не граждане России? Не жители Москвы? Вы  продолжаете утверждать, что защищаете права человека?

Приветствую и поддерживаю Дмитрия Гудкова, отказавшегося от выступления в знак солидарности с политиками, которым не дали слово.

Господа, вам не нужны политики и не нужна политика?

Так вот же она, в своём самом отвратительном виде занимается вами лично и конкретно, отнимает вашу собственность, топчет ваши права.

Тысячи людей, которые пришли на митинг, убедились, что значит, когда во власти нет их  представителей. А их там нет – ни одного. Из 450 покемонов на Охотном Ряду ни  один не представляет интересы и права этих граждан. Вы хотите, чтобы так было и  дальше?

Вот так раскалывается и девальвируется протест, если хотите (не люблю это слово), но – сливается.

Разрыв общества и политиков приводит к очень плохим последствиям.

После этого – неучастие в выборах, добровольный отказ от активного избирательного права, результат – антинародная – в полном смысле этого слова – власть.

Изменить власть можно только через политику. Других способов не существует в принципе. Печально, что организаторы массового искреннего митинга, сделавшие огромную работу, не понимают базовых вещей в отношениях общества и политиков.

Если эти отношения разрушаются и даже отрицаются, то выхода нет вообще, это дорога в  тупик.

Призываю организаторов признать ошибки и публично принести извинения тем, кому не дали выступить. Это уже ничего не изменит в произошедшем, к сожалению, но сохранит перспективы на будущее взаимодействие. 

Большое спасибо гражданам, вышедшим на улицу в защиту своих прав.


Оригинал
Начинающий войну сталкивает с горы камень, который не останавливается уже никогда

Война, как никакое другое событие, показывает непоправимость произошедшего. Жили люди. Пришла война. Люди пошли на войну. Погибли на войне. Оборвались линии жизни: не  родились дети, внуки, правнуки. Веточки огромного дерева жизни не  зародились, не выросли, не увидели солнца. Начинающий войну сталкивает с  горы камень, который не останавливается уже никогда. Они так и катятся по миру и по истории, смертоносные камни войны.


Человек, начинающий войну, часто чувствует себя богом. Он  действительно повелитель судеб. Но он дьявол, а не бог. Война — это любимое развлечение дьявола.

На войне людям предлагается самое страшное искушение — продать дьяволу душу: отказаться от человеческого, потерять человеческий облик, озвереть.

Война — это история борьбы за жизнь и сохранение человеческого в человеке.

С чего начинается война?

С желания земли. С жажды всевластия. С искушения тщеславием.

Все человеческие грехи собирает война.  

Война не может сделать человека лучше. На войне можно только устоять перед варварством, не стать зверем, сохранить свою душу живой.

Начинающий войну совершает первое и главное преступление — мыслепреступление войны: он убивает до убийств, он предрешает смерти до  смерти.

Начинающий войну всегда пытается оправдать себя: величием государства, виновностью будущего врага, экономическими потребностями.

Начинающий войну всегда надеется, что история его оправдает.

Человек, начавший войну, не может быть оправдан, прощён, понят. Никогда.

Война сама по себе — это преступление против человечества и против человечности. Война противоестественна, она уничтожает живое и жизнь.

Каждая война хочет превратиться в новую войну. Война жаждет войны.

Страшно видеть, когда из камней одной войны подбирают камни для новых войн.

Нужно глубоко презирать людей и понесённые ими личные жертвы, нужно до противоположности извратить суть памяти о павших, чтобы после Второй мировой войны сказать: «Можем повторить».

Стоя у бездны каждой войны, я думаю о людях, чьи жизни она прервала. Единственное, ради чего можно было бы повернуть историю — ради спасения человеческих жизней. Для того невероятного — может быть, единственного из многих тысяч — шага, который мог остановить войну.

Рядом с начинающим войну всегда есть люди, способные остановить войну. Иногда (очень редко) они используют эту возможность. Но чаще всего силы неравны, и начинающий войну обладает всем необходимым, чтобы её начать.

Я хочу надеяться, что в мире появится памятник людям, не допустившим войну. Устоявшим перед искушением всесилия. Перетерпевшим великодержавную чесотку. Пожалевшим ещё живых людей. Просто остановившим войну.

Но неначатые войны чаще всего остаются неизвестными. Они не начались, беда не случилась, и о войне никто не узнал. Потому что не было войны. Люди, остановившие войны, не остаются в истории — они подобны неизвестным солдатам. Но — живым и сохранившим жизни.

Памятник неизвестному человеку, который не допустил войну, может быть очень простым: человек голыми руками держит огромный катящийся с горы камень.

Этот памятник должен быть таким, чтобы захотелось подойти и встать рядом.

Мир и сейчас полон войнами, которые могут начаться завтра.

И погибшие этих войн сегодня ещё живы.

Их жизнь зависит от того, сможет ли кто-то остановить камень войны.

Оригинал

Череда нападений на оппозиционно настроенных граждан показывает: лицо российской власти не изменилось

Весна 2017 года окрашена в России в ядовито-зелёный цвет. Одно за другим происходят публичные нападения на гражданских активистов и  оппозиционных политиков с применением банально известной зелёнки — спиртового антисептического раствора «Бриллиантовый зелёный», используемого в России для лечения заболеваний кожи. Символика мазания зелёнкой уходит корнями в уголовную среду ХХ века, о чём наверняка знают авторы безобразной идеи.

В советской и российской уголовной субкультуре существует выражение «намазать [кому-либо] лоб зелёнкой», первоначально означавшее расстрел (смертную казнь), а впоследствии и просто убийство (при помощи огнестрельного оружия).

Это выражение возникло во времена сталинских репрессий, когда расстрелянным или умершим заключённым ГУЛАГа писали зелёнкой на бедре их  арестантский номер. Поэтому первоначально бытовало выражение: «намазать ногу зелёнкой», про лоб стали говорить позднее.

Поэтому к «зелёным меткам» надо относиться абсолютно серьёзно: организаторы этих преступлений понимают, какими знаками пользуются. Безусловно, им эта стилистика и эта смертельная образность нравятся, они применяют ее сознательно.

«Титушки» с зелёнкой

Напомним события февраля-апреля 2017 года. 26 февраля в Москве на марше памяти Бориса Немцова зелёнкой обливают председателя партии «ПАРНАС» Михаила Касьянова (нападавший кричал при этом: «Россия с Путиным!»), 20 марта в Барнауле — политика Алексея Навального, 26 марта — организатора митинга «Он нам не Димон» в Чите Николая Макарова, 30 марта — памятник Пушкину (!) в Самаре, 26 апреля (дважды!) — блогера Илью Варламова в Ставрополе, 27 апреля в Йошкар-Оле — сотрудницу «Школы журналистских расследований» Галину Сидорову, 27 апреля в Москве — снова Алексея Навального, 28 апреля — активистку «Яблока» из Москвы Наталью Фёдорову, 29 апреля в Екатеринбурге — блогера из Первоуральска Артёма Изгагина.

У Алексея Навального и Натальи Фёдоровой химический ожог глаз, наступила временная утрата зрения: к зелёнке были примешаны какие-то особо ядовитые добавки.

Только в случае с Ильёй Варламовым полицией были предприняты меры по  задержанию нападавших, при этом в момент нападения в аэропорту Ставрополя полиция присутствовала рядом и абсолютно ничего не  предпринимала. Но Варламов опубликовал фото и видео нападения на себя с  лицами нападавших, и они были установлены. Сейчас нападавшим из местного бизнес-клана, покрываемого властями края, инкриминируется «мелкое хулиганство».

Криминальные атаки «титушек» при отсутствии публичных осуждений со стороны администрации президента выглядят как атаки в интересах президента.

Блогеры вместо полиции установили личности и нападавшего 27 апреля на  Алексея Навального, и снимавшего это нападение: ими оказались активисты радикального движения SERB Александр Петрунько и Алексей Кулаков.

Движение SERB (South East Radical Block — «Юго-восточный радикальный блок») было основано в Днепропетровске весной 2014 года после смены власти на Украине и в политическом плане выступало за предоставление автономии юго-восточным регионам страны. Неоднократно высказывались предположения, что реальными инициаторами создания и финансовыми донорами движения были российские власти: оно предназначалось для проведения спецопераций на украинской территории по подрыву государственного строя. В частности, активисты SERB принимали участие в  силовом захвате зданий государственных администраций украинских регионов.

Это натуральные «титушки», бандиты и провокаторы, внёсшие свой кровавый вклад в украинские события последних лет.

После возбуждения на Украине уголовного дела против лидера движения Игоря Бекетова (известен под кличкой Гоша Тарасевич) движение в сентябре 2014 года совершенно предсказуемо сбежало в Россию, незаметно сменив в своём названии слово «радикальный» на «российский».

Активисты движения публично заявляют, что хотят «быть полезными России, Новороссии, украинским братьям, которые не хотят быть под укрофашистами». Участники SERB регулярно атакуют гражданских активистов: в мае 2015-го они облили зелёнкой участников антивоенного пикета движения «Солидарность», в августе того же года напали на активистов «Солидарности» с кулаками, в октябре — на стоявшего в одиночном пикете активиста Владимира Ионова.

Трудно предположить, что эта криминальная группа действует независимо от российских властей: биография и «траектория» как политического, так и  географического перемещения SERB выдает его политических заказчиков «с хвостом и ушами».

Ликующая гопота Кремля

Алексей Навальный сказал о предполагаемых заказчиках и публикаторах кадров нападения на себя прямо: «Главная работа «Рен-ТВ» (как и его головной конторы — «Лайфньюз») — просто легализация оперативной съёмки спецслужб и прочих нелегально добытых материалов. Выкладывают видео нападения. Заботливо замазывают лица нападавшего и его сообщника. Как вы  думаете, придут ли завтра на «Рен-ТВ» с выемкой записи и выяснением того, откуда она взялась и почему рентэвэшники замазали лица нападавших? Конечно, нет. Всё это координируется администрацией президента, а  конкретно организовывается с помощью спецслужб, предоставляющих сервисное обслуживание вплоть до предоставления видеоматериалов».

Опровержения от властей не последовало, зато в тот же день в  «Газете.Ru» появилась обширная заметка с «утечкой информации» о том, что федеральный центр якобы поручит региональным властям «жёстко пресекать противоправные действия против оппозиционеров». «Прессовать» активистов перестанут, потому что это лишь повышает их узнаваемость. «Фактически такие нападения приводят только к их раскрутке», — ретранслировал известный подленький постулат властей собеседник «Газеты.Ru». Обществу намекают, что оппозиционеры сами организовали нападения на себя — в  целях повышения публичности. Правоохранительным органам якобы будет рекомендовано пресекать преступления и даже привлекать виновных к  ответственности. Кроме Ставрополя, пока известий такого рода нет.

Самым мягким словом для оценки этих «ценных указаний федерального центра» является лукавство. Другой собеседник «Газеты.Ru» справедливо считает, что «рулевые внутренней политики» лукавят: «Это что, у нас губернаторы такие плохие и не любят Навального с Касьяновым? Все понимают, что губернаторский корпус не любит проявлять самостоятельность в сфере атак на политических оппонентов и предпочитает согласовывать свои действия с центром».

Стилистика состоявшихся за короткий период нападений такова, что их общая координация из некоего центра очевидна.

Даже если не знать о криминальной подоплёке меток зелёнкой, что означает облить человека зеленью? Это значит сказать ему и показать обществу, что этот человек — урод, надругаться над человеком. Посмотрите, как он отвратительно выглядит, как он смешон, как он жалок. Эти метания зелёной гадостью — сознательное издевательство и глумление над политическими оппонентами, их моральное унижение и уничижение.

Обществу хотят показать и ничтожество, и полную беззащитность противников власти. Эти отвратительные картинки должны возбуждать в  людях страх — и за себя, и за других. Все эти чувства возбуждаются сознательно. Это террор, психологический и физический. Организаторы и  исполнители этих акций — террористы.

Не в 2017 году это началось, конечно.

Нельзя забыть движение «нашистов» — «ликующую гопоту Кремля», воспитанную Владиславом Сурковым для Владимира Путина, и местные клоны этого движения. Нельзя забыть манекены голов оппозиционеров и общественных лидеров, надетые на палки, словно отрубленные, в приснопамятном месте сборища «нашистов» у озера Селигер.

Нельзя забыть крышуемые и подкармливаемые властями всех уровней «кухни интернет-троллей», забросавшие интернет грязью, оскорблениями и  бандитскими призывами.

Нельзя забыть, как 16 марта 2016 года главу «Комитета по  предотвращению пыток», члена Президентского (!) совета по правам человека Игоря Каляпина выселили из гостиницы в  Грозном, а на выходе из здания избили, забросали яйцами, тортами, мукой и  облили зелёнкой. И что после этого? В течение года вынесено восемь (!) постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Кто может на  таком уровне постоянно блокировать следствие?

28 апреля 2016 года активисты «Национально-освободительного движения» (НОД) напали на участников и организаторов ежегодного школьного исторического конкурса, организованного правозащитным обществом «Мемориал». Председателя жюри конкурса, всемирно известного писателя Людмилу Улицкую нодовцы облили зелёнкой и закидали яйцами.

3 сентября 2016 года во время траурной церемонии на территории школы № 1 в Беслане люди в футболках с надписью «Антитеррор» напали на  журналистов «Новой газеты» Елену Костюченко и Диану Хачатрян. Костюченко вывели из школы и облили зелёнкой.

Зелёнка стала особым маркером пропутинских боевиков.

Расследовать эти преступления российские силовые структуры не хотят.

Этот повар любит острые блюда

Помните, с чего начиналась эта уничижительная стилистика? Напомню: «печень по асфальту», «замочим в сортире», «чтобы ничего не выросло».

Российские хунвейбины начала ХХI века — плоть от плоти, кровь от  крови — плоды кремлёвской кухни, и у этой кухни всё тот же генеральный заказчик и главный потребитель. Все «повара» на этой грязной кухне — одной и той же политической школы.

Сознательно воспроизводя культ ненависти, эти «повара» возбуждают и  посылают на улицу не только любителей зелёнки. Пули, попавшие в Бориса Немцова, изготовлены на этой же кухне. Просто возможности у  организаторов убийства были существенно большие, чем у криминальных гопников из SERB и НОДа. И результат — наиболее чудовищный из всех возможных.

Эти криминальные гопники — штурмовики власти, их modus operandi (образ действия) полностью сформирован властями. Власть (прямо, косвенно, через посредников) заказывает, штурмовики исполняют.

Но реакция общества на происходящие преступления отличается от  запланированной властями, и это сейчас единственный повод если не для оптимизма, то для уверенности в своих силах.

В этой реакции два основных нерва: растущая самоорганизация, в том числе для защиты и самозащиты, и тоже ненависть, но другого рода. Подлость не привлекательна, она отвратительна и презираема. Подлые атаки  на противников власти приводят не к росту числа сторонников власти, а к росту числа решительных сторонников оппозиции.

Эти подлые акции усиливают решимость людей бороться против Путина и  его группировки. Владимир Путин не получит ни одного голоса нового сторонника после этих нападений, наоборот, он теряет в поддержке. Потому что криминальные атаки «титушек» при отсутствии публичных осуждений со  стороны администрации президента выглядят как атаки в интересах президента. В данном случае его личное молчание — это род признания.

Уголовно-правовая квалификация произошедшего зависит от тяжести физических последствий. Зрение Фёдоровой упало с –6 до –9. Пострадавший от нападения глаз Навального видит примерно на 15%, перспективы восстановления зрения неясны.

Открыв Уголовный кодекс РФ, читаем: часть 3 статьи 111 — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, если они совершены группой лиц, группой лиц по  предварительному сговору или организованной группой, наказываются лишением свободы на срок до двенадцати лет с ограничением свободы на  срок до двух лет либо без такового.

Согласитесь, одного такого уголовного дела, доведённого до суда и посадки, будет достаточно, чтобы нападения прекратились.

Ведь крышуемые властями моральные уроды идут на эти преступления не  только из-за материального вознаграждения, но и в полной уверенности в  своей безнаказанности: если власть заказала, то власть и защитит.

Риторический вопрос: чья тогда это власть, кого она представляет?

* * *

Атмосфера психологического и физического террора против общественных активистов и политической оппозиции — это сознательно нагнетаемая атмосфера путинской России. Это атмосфера, в которой, по замыслу организаторов террора, не должен выжить ни один свободный человек. Свободные граждане должны, по замыслу организаторов нападений, или сдаться, или уехать, сбежать из страны.

Если по этим нападениям не возбуждаются уголовные дела по статьям соответствующей тяжести, то следы этой зелёнки на руках всех политических руководителей России, начиная с Владимира Путина.

Хотят отмыться — пусть официально требуют возбуждения уголовных дел, поиска виновных и справедливого наказания.

Молчат — значит, причастны и заинтересованы, помечены этой кровавой по существу зелёнкой.

Есть вещи, которые не забывают и не прощают.

Зелёные пятна на руках и лице российской власти можно смыть только её  полной сменой. Этого кобеля невозможно отмыть, не та порода. Какая «оттепель», какой компромисс власти с обществом? Зелёнкой по глазам — вот реальный ответ властей гражданам.

Поэтому — никаких иллюзий. Показать обществу чистые ладони специалисты по «внутренней политике» времён Владимира Путина не смогут никогда за отсутствием таковых.

Единственное естественное положение для этих жульнических ладошек — за спиной, когда их обладатели сменят дорогие костюмы на казённые. Только тогда можно будет сказать, что власть в России сменила цвет.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире