schlosberg_lev

Лев Шлосберг

25 мая 2017

F
После запрета на Украине российских интернет-сервисов и социальных сетей Россия стала советовать украинцам, как им «обойти Укркомнадзор»

Удивительные вещи происходят во  время информационных войн. Движимые ненавистью стороны часто принимают решения, полностью противоположные своей официальной позиции и практике. Такие действия часто описывают пословицей «Назло маме отморожу уши». С  реакцией России на запрет в Украине российских интернет-сервисов и  социальных сетей случились именно такие «уши»: официальные российские медиа стали повсеместно советовать украинцам, как им обойти блокировки. По иронии судьбы, эти рекомендации нужны в первую очередь самим гражданам России, на территории которой запрещены сайты многих СМИ, информация в которых является критичной по отношению к российским властям.


16 мая президент Украины Петр Порошенко подписал указ о новых санкциях против России, которые предполагают, в частности, блокировку на три года доступа к соцсетям «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также ко всем сервисам «Яндекса». Доступ к соцсетям заблокирован в  рамках ограничений, наложенных украинскими властями на Mail.Ru Group. Провайдеры должны будут заблокировать доступ и к самому сайту mail.ru. Блокированы также будут сайты антивирусных компаний «Лаборатория Касперского» и DrWeb. Помимо этого, под запрет попал разработчик решений для бизнеса по распознаванию текстов и обработке документов ABBYY и  крупнейший поставщик софта для делопроизводства «1С».

При этом «Яндекс», «ВКонтакте» и «Одноклассники» — лидирующие по  посещаемости сайты украинского сегмента интернета. Для «ВКонтакте» Украина является вторым по размеру рынком после российского. То есть удар пришёлся и по миллионам пользователей (по некоторым данным, он  коснулся до 25 млн чел. из 42 млн жителей Украины), и по российскому бизнесу.

К слову, в украинском законодательстве не предусмотрено ограничение доступа к сайтам без решения суда, в отличие от российского, не  исключены судебные процессы.

Экономические санкции (блокирование активов, запрет транзакции и  вещания) также введены против крупнейших российских телекомпаний: против РБК, НТВ, «Первого канала», Общественного телевидения России, «России 24», «ТВ Центра», ВГТРК, «Звезды», ТНТ, «Москвы 24», РЕН и  государственного информагентства «Россия сегодня» — за ложь о событиях на Украине и пропаганду российского вмешательства в дела Украины.

Новый указ Петра Порошенко подготовлен как итоговый документ, он  включает в себя предыдущие санкционные списки. По состоянию на конец 2016 года в санкционных списках Украины находилось почти 700 человек и  более 200 компаний. После нового указа перечень увеличился почти вдвое: всего в обновлённом перечне 1 228 человек и 468 юридических лиц. Лично Порошенко объяснил, в том числе на своих страницах в социальных сетях, что мера направлена против российской пропаганды и киберугроз.

Аналогичные комментарии прозвучали и от других официальных лиц: решение о блокировке «ВКонтакте», «Одноклассников» и «Яндекса» на  Украине связано с тем, что персональные данные пользователей сервисов «хранятся в России, находятся в полном распоряжении и под контролем российской стороны» (заявил 19 мая глава службы по вопросам информационной безопасности аппарата Совета национальной безопасности и  обороны (СНБО) Украины Валентин Петров). По словам Петрова, к персональным данным пользователей российских сервисов «имеет полный доступ Федеральная служба безопасности». «Мы не можем с этим мириться, особенно пребывая в состоянии гибридной войны», — заявил Петров.

Одним словом, все вводимые ограничения предприняты в интересах национальной безопасности Украины и направлены как против «российской пропаганды», так и против сбора информации об украинских гражданах российскими спецслужбами.

Принимать такие решения — суверенное право Украины, только сами украинские власти могут и должны соотносить достижения политики в сфере государственной безопасности с массовым возмущением миллионов граждан, избирателей.

У граждан, к слову, оказался большой запас юмора, сети заполнились призывами «Порошенко, верни стену!», «Продам флешки и дискеты со свежими мемасами из ВК. Доставка новой почтой по всей Украине. Цена в ДМ» и  даже юмористическими предложениями о создании новых оппозиционных сил: «Оппозиционный блок. Вернём «ВКонтакте».

Украинские граждане с украинскими политиками разберутся сами, нам же  весьма интересна реакция российской стороны. Уж жители России-то могут только догадываться, сколько интернет-ресурсов заблокировано в нашей стране: Роскомнадзор каждую неделю блокирует десятки сайтов — как совсем неизвестных, так и тех, которые посещают миллионы людей.

Казалось бы, российские официальные лица вспомнят о «подвигах» российского государства в сфере ограничения доступа к интернет-ресурсам и  скромно промолчат. Как говорится, чья бы корова мычала. Но нет. Рефлекс ненависти к Украине оказался сильнее «картинки в зеркале».

И вот уже заместитель министра связи и массовых коммуникаций России, идеолог рабства и несвободы в российской журналистике Алексей Волин 16 мая заявляет «Интерфаксу»: «Если вы занимаетесь блокировкой массового популярного ресурса, то вы дискредитируете власть, потому что показываете, что решение власти нереалистично, оно обходится. Вы  воспитываете в гражданах правовой нигилизм и увеличиваете их  компьютерную грамотность <…> Это решение приведёт к небывалому росту компьютерной грамотности украинского населения и к тому, что жители Украины моментально освоят анонимайзеры, VPN-сервисы и  колоссальное количество программ, позволяющих обходить блокировки».

Депутат Государственной Думы от «Единой России», заместитель секретаря генерального совета «Единой России», бывший тележурналист Евгений Ревенко говорит агентству «ИТАР ТАСС»: «Граждане Украины найдут способы обойти введённые запреты на российские социальные сети, поисковики и  интернет-сервисы. Эти действия направлены именно… на разрыв связей между простыми людьми, которые в том числе лежат в плоскости общения через социальные сети, а также такой мощный поисковик, как «Яндекс». В  интернете действовать запретами глупо и нерационально, люди так или иначе найдут способы их обойти. Вся эта шаткая конструкция по запретам и  санкциям рухнет в скором будущем».

Дальше — больше. Российские телеканалы, включая заблокированный на  Украине «Россия 24» ВГТРК, начинают выпускать в свет подробные сюжеты о  том, как обходить блокировки, чтобы по-прежнему пользоваться запрещёнными социальными сетями и другими интернет-ресурсами.

Думаю, что и без этих советов украинские пользователи адекватно отреагировали на ограничения: за первую неделю действия указа Петра Порошенко на Украине добавилось более 250 000 новых пользователей Tor relay — программы, позволяющей скрывать IP-адреса пользователей и  получать доступ к запрещённым ресурсам.

Но именно эти рекомендации актуальны и полезны для российских пользователей интернета, которых лишили доступа ко многим интернет-ресурсам! То есть, советуя пользователям интернета на Украине, как им обойти блокировки «Укртелекома», российское государственное телевидение в первую очередь сообщает об этих возможностях гражданам России.

Эту же информацию разослали миллионам своих пользователей и  заблокированные сети: соцсеть «ВКонтакте» после того, как стало известно о включении её в санкционный список, разослала пользователям на Украине личные сообщения cо ссылкой на «инструкцию, как не потерять свои контакты и важную информацию». Ссылка ведёт к описанию обхода блокировок. Инструкцию по обходу блокировок разместила и соцсеть «Одноклассники», попавшая под действие санкций. Компания Mail.Ru разослала письма украинским пользователям своей почты, в которых также рассказала о возможностях обхода блокировок. Какая удивительная образцовая солидарность с клиентами!

Но давайте отвлечёмся от того, события в какой конкретной стране комментирует депутат от «Единой России» Евгений Ревенко, и просто прочитаем ещё раз его заявление: «Вся эта шаткая конструкция по запретам и санкциям рухнет в скором будущем».

Очень оптимистично звучит, и нельзя не согласиться.

Ведь невозможно сказать, что для России и Украины действуют разные общественные законы и то, что там плохо, здесь хорошо. Где бы ни ограничивалось вещание СМИ, доступ к интернету, аудитория социальных сетей — это плохо, неразумно, неэффективно, наконец. Свобода — это ведь  как воздух, как вода: человек найдёт к ней доступ, а она — к людям.

Но если вы уничижительно критикуете власти другого государства за  ограничения свободы слова и свободы интернета, не забудьте перечитать перед этим методички своего государства. Можно, конечно, и на украинское зеркало пенять, коли рожа крива, но тогда носить фанерную корону свободы слова становится совсем неудобно, потому как и король, и свита — в неглиже.

Оригинал

Владимир Путин утвердил Стратегию экономической безопасности России на период до 2030 года – на бумаге
13 мая Владимир Путин подписал Указ «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года». Предшествующий такого рода документ («О Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации») подписывал 29 апреля 1996 года Борис Ельцин, и он не имел горизонта действия. Новый 20-листовый Указ показывает: направление работы государству предписано одно, но движется оно в совершенно другую сторону.

Авторы документа, конечно неизвестны, но невозможно не обратить внимание на «ключевые вводные слова». Вот, например: «На современном этапе мирового развития отчетливо проявляются объективные признаки разрушения однополярного мира…». Так буднично начинается раздел Стратегии «Вызовы и угрозы экономической безопасности». То есть документ вроде как про Россию, но почему-то начинается он с фразы о долгожданном разрушении мироустройства, экономическим и военным флагманом которого являются США.

Основными вызовами и угрозами экономической безопасности Стратегия справедливо и объективно называет: «изменение структуры мирового спроса на энергоресурсы и структуры их потребления, развитие энергосберегающих технологий и снижение материалоемкости, развитие «зеленых технологий»», «исчерпание экспортно-сырьевой модели экономического развития, резкое снижение роли традиционных факторов обеспечения экономического роста, связанное с научно-технологическими изменениями», «отсутствие российских несырьевых компаний среди глобальных лидеров мировой экономики», «недостаточный объем инвестиций в реальный сектор экономики, обусловленный неблагоприятным инвестиционным климатом, высокими издержками бизнеса, избыточными административными барьерами, неэффективной защитой права собственности», «слабая инновационная активность, отставание в области разработки и внедрения новых и  перспективных технологий (в том числе технологий цифровой экономики), недостаточный уровень квалификации и ключевых компетенций отечественных специалистов»…

Но картина ясна, осталось сделать выводы и начать нормально жить.

Стратегия правильно предлагает: «улучшение инвестиционного климата, повышение привлекательности российской юрисдикции для осуществления предпринимательской деятельности», «принятие комплекса дополнительных мер, направленных на деофшоризацию национальной экономики», «борьба с  нецелевым использованием и хищением государственных средств, коррупцией, теневой и криминальной экономикой», «создание и устойчивое развитие перспективных высокотехнологичных секторов экономики, поддержка высокотехнологичного малого и среднего бизнеса», «создание современных транспортно-логистических комплексов, разработка и внедрение современных транспортных средств», «интеграция образования, науки и  производственной деятельности»…

Остановлю себя в цитировании, потому что от числа правильно сказанных слов никак не зависит, к сожалению, число правильных действий.

Вернемся в российскую жизнь.

Чистый отток капитала из России в первом квартале 2017 года вырос в  1,8 раза по сравнению с аналогичным периодом 2016 года до 15,4 миллиарда долларов (доклад Центробанка). При этом в 2014 году из России «ушли» 152,9 млрд долларов, в 2015 – ещё 56,9 млрд. 2016 год казался переломным («всего» 15,4 млрд – за счет форсированного привлечения валютных спекулянтов со всего мира под краткосрочные вложения в рубль), но теперь снова вектор финансового потока направлен из России: быстрая прибыль получена, и спекулянты бегут с неустойчивого рынка.

2745516

После 2012 года (строго после избрания Путина президентом) «девяностые» вернулись: в 2012 году Россию покинули 120 тыс. чел., в  2013 — почти 200 тыс., в 2014 – почти 300 тыс., в 2015 – более 300 тыс., в 2016 – снова более 300 тысяч.

Минэкономразвития «оптимистично» прогнозирует, что приток капитала в Россию восстановится не ранее 2023 года. На что рассчитывает экономическое министерство, не указывается.

Криминальное корпоративное государство не может и не будет бороться с  оффшорами, коррупцией, воровством – оно само на этих «китах» стоит и на этих «стульях» сидит. Такому государству не нужны активные самостоятельные граждане, они – противники такого государства. И такие граждане уезжают.

В 2012-2016 гг. темпы миграции трудоспособного и высокообразованного населения из России вернулись к показателям первой половины 1990-х годов, когда в год из России уезжали сотни тысяч людей: в 1992 свыше 700 тыс. чел, в 1993 – почти 500 тыс., в 1994 – более 350 тыс., в 1995 – более 350 тыс., в 1996 – почти 300 тыс., и до конца века ежегодно – от  200 до 250 тыс. человек.

Затем отток сократился (отчасти потому, что «уехавшие уехали»), но, тем не менее, в 2000-х годах из России ежегодно уезжали от 40 до 100 тыс. человек. Тоже много, но меньше, чем в 1990-е.

И вот после 2012 года (строго после избрания Путина президентом) «девяностые» вернулись: в 2012 году Россию покинули 120 тыс. чел., в 2013 — почти 200 тыс., в 2014 – почти 300 тыс., в 2015 – более 300 тыс., в 2016 – снова более 300 тысяч.

Основные направления отъезда: США, Германия, Канада, Израиль, Великобритания, Финляндия, Австралия, Испания, Чехия, Швейцария, Норвегия, Новая Зеландия. Едут в страны с демократической политической системой, защищенными правами человека, развитой стабильной экономикой, богатым рынком труда, возможностями для профессиональной самореализации и  семейного благополучия.

Уезжают наиболее образованные, мобильные, трудоспособные.

Кто в России будет реализовывать «Стратегию экономической безопасности России на период до 2030 года»? Кто будет строить современные высокотехнологичные производства, развивать инновационный сектор?

Эти люди уезжают из полицейского государства, они не доверяют ему, они не видят себя в нем.

Эти люди уезжают из воюющего государства, которое тратит более трети национального бюджета на две войны: необъявленную в Украине и  объявленную в Сирии, обе из которых – преступны, но вторая – еще и  бессмысленна.

Уезжающие семьями не хотят, чтобы их дети погибли на этих войнах.

Эти люди уезжают от коррумпированных властей, чиновничьего беспредела, всевластия спецслужб, зависимых и напрямую продажных судов, фальсифицированных выборов, уничтожения права частной собственности, убитого здравоохранения, одним словом говоря – от безнадеги.

И никакими указами президента вернуть как людей, так и деньги, невозможно.

Вернуть и тех, и то, может только другая политика. Политика строительства демократического государства с защищенными правами человека, работающими государственными институтами, подконтрольными обществу властями. Такое государство Владимир Путин никогда не строил и  никогда строить не будет.

Поэтому все благие намерения в Стратегии экономической безопасности России на период до 2030 года, подписанной Путиным, Путин не сможет реализовать никогда. Он этого не хочет, ему это не нужно, это противоречит его реальной политике.

За эти годы, пока наша страна стоит на месте и катится назад, в  прошлое, другие страны уходят вперед, и дистанция между нами становится угрожающей, а может оказаться в итоге – непреодолимой.

Невозможно совместить ад в жизни с раем на бумаге.

России нужна Стратегия политической безопасности, заключающаяся в трех пунктах: свобода, демократия, права человека.

Только после этого тяжело с страдающая от недостатка мозгов и денег российская экономика почувствует себя лучше.

И это должно произойти существенно раньше 2030 года.

Иначе опоздаем навсегда.

Источник


Больше тридцати лет назад жизнь столкнула меня с трудными подростками. Не с единичными случаями, а с самой системой государственной работы с такими детьми. Понадобилось совсем немного времени, чтобы убедиться: система не помогает подросткам, а в большинстве случаев губит их

В 1984 году, еще студентом исторического факультета Псковского пединститута, я начал свою трудовую биографию в Эстонии, в Тапасской спецшколе для русскоязычных трудных подростков. Директор школы Ричард Кротович приехал во Псков, чтобы найти студентов на время летних отпусков сотрудников. Предложение показалось мне интересным, и на два месяца я стал жителем маленького эстонского городка.

Меньше года спустя, весной 1985-го, накануне выпуска, администрация факультета предложила мне подумать над возможным местом работы в одном из прекраснейших городов южной Псковщины — Себеже, где располагалось специальное профтехучилище для трудных подростков. Когда-то, до 1965 года, оно было детской колонией, а потом было передано из системы МВД в ведение министерства образования.

В 1984-85 годах в училище произошло восстание детей, доведенных до отчаяния животным садизмом взрослых. Детей, правда, в результате посадили больше — 20 человек, а взрослых — всего нескольких, хотя по справедливости пропорция должна была бы быть обратной.
Псковскому пединституту предложили направить в училище по одному выпускнику от каждого факультета «для усиления педколлектива».


Лев Шлосберг, выпускник Псковского пединститута, 1985 год/em>
Фото: из личного архива

Я согласился и оказался в новом для себя мире — мире, где взрослые часто вели себя как надзиратели в концлагере, дети — как заключенные, а традиции уголовного мира морально уничтожали и тех и других.

Я оказался в мире, где взрослые вели себя как надзиратели в концлагере, дети — как заключенные

Работа началась летом 1985 года, прервалась на службу в армии на полтора года, и во время службы, получая десятки писем от своих первых воспитанников, я понял, что после армии вернусь в Себеж.

И вернулся. Три года ежедневных усилий, несколько выпусков моего отделения привели меня к очевидной, как ни странно, мысли: детей нельзя лишать свободы, иначе они вырастают разрушителями и не могут жить в условиях свободы.

Школа ежедневного ограничения прав и свобод, школа принуждения и часто насилия — не только морального, но и физического — формировала из оступившихся подростков озлобленных преступников.

Годы и годы (до сих пор!) я переписываюсь с моими выпускниками тех лет, теперь уже — в социальных сетях. Почти у всех судьба сложилась очень трудно, многие отсидели не по разу и с большим трудом вытащили себя из мрачного мира криминальной несвободы.
Я боролся с этой системой, как мог. Помочь отдельным детям — получалось. Изменить систему — нет. Она оказалась нереформируема.

И тогда я решил создать во Пскове подростковый восстановительный центр «Возрождение» — для таких трудных детей, которые получали бы поддержку без лишения свободы, без отрыва от семьи, без направления в криминальную среду.

Мне помогали очень достойные люди, понимавшие глубину и масштаб проблемы — начальник областного УВД, Ассоциация социальных программ «Богатыри» Фонда социальных изобретений СССР, обком комсомола тоже ухватился за проект. Но Советский Союз закончился именно тогда, и воплотить идею в полном виде не удалось.

С помощью добровольных пожертвований псковских предприятий мы смогли несколько лет поддерживать первую ступень созданной организации — психологическую службу — и очную, и Телефон Доверия, производственную мастерскую деревообработки и народных промыслов для мальчиков — и швейную для девочек, службу трудоустройства подростков.

Но дворец помощи подросткам в трудной ситуации построить мы не могли.

И вот уже другие люди с энтузиазмом берутся за такое же дело. Центр социальной адаптации cвятого Василия Великого напоминает мне наш проект 1990 года — и целями, и масштабом. Он необходим сотням детей, которым сейчас трудно, и чья судьба решается буквально каждый день.

Пожертвуйте на этот центр столько, сколько вам по силам. Денег нужно много, но и цель — жизненно важная. Все дети — наши дети. Помогая создавать центр для тех, кому трудно, мы позволяем профессионалам сделать свою работу вовремя. А в данном случае время невероятно важно.

Ведь многих ошибок эти дети еще не совершили.

Многие жизни еще не сломаны.

Поспешите!

Оригинал

СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ

История с митингом против реновации хорошо начиналась, успешно развивалась, но очень спорно, если не скверно, завершилась, к сожалению.

Это известная история: попытки решать политические задачи без политиков. Мотивы могут быть разными: угрозы властей организаторам (почти наверняка что-то подобное было), непубличные договоренности с властями «типа без политики» (не исключаю этого, к сожалению), надежды на «деловые отношения» с властями (это иллюзии, но они существуют у политически неграмотных людей), просто непонимание самой сути политической деятельности (что в данном случае очевидно). Это не  только печально само по себе, но – в первую очередь – непрофессионально и  неэффективно.

Собралось не менее 20 тысяч человек, скорее всего, больше. Эти люди – настоящее гражданское общество, их объединил подлинный гражданский протест.

Они протестуют против проекта федерального закона, который придумали политики, внесли политики, приняли в первом чтении политики и защищают политики. Проект насквозь коррумпированный, антиконституционный, отрицающий права человека. Этот проект невозможно исправить, его можно только отозвать. Мэр Собянин заработал отставку, и это – минимум. Оба основных требования митинга – сугубо политические.

Ответ на это политическое варварство может быть только политическим и никаким другим.

У  меня много вопросов к организаторам по фильтру выступающих. Депутат Мосгордумы – не политик (дали выступить)? Муниципальные депутаты – не политики (дали выступить)?

На  митинг пришли два кандидата в президенты, Навальный и Явлинский, это подтверждает общественную и политическую значимость протеста, но им не дают слово. Более того, по указанию организаторов, заранее (!) согласованному с ГУВД Москвы, Навального с женой и сыном выводят с митинга вообще. Черт, организаторы, вы в разуме? Навальный и его семья не граждане России? Не жители Москвы? Вы  продолжаете утверждать, что защищаете права человека?

Приветствую и поддерживаю Дмитрия Гудкова, отказавшегося от выступления в знак солидарности с политиками, которым не дали слово.

Господа, вам не нужны политики и не нужна политика?

Так вот же она, в своём самом отвратительном виде занимается вами лично и конкретно, отнимает вашу собственность, топчет ваши права.

Тысячи людей, которые пришли на митинг, убедились, что значит, когда во власти нет их  представителей. А их там нет – ни одного. Из 450 покемонов на Охотном Ряду ни  один не представляет интересы и права этих граждан. Вы хотите, чтобы так было и  дальше?

Вот так раскалывается и девальвируется протест, если хотите (не люблю это слово), но – сливается.

Разрыв общества и политиков приводит к очень плохим последствиям.

После этого – неучастие в выборах, добровольный отказ от активного избирательного права, результат – антинародная – в полном смысле этого слова – власть.

Изменить власть можно только через политику. Других способов не существует в принципе. Печально, что организаторы массового искреннего митинга, сделавшие огромную работу, не понимают базовых вещей в отношениях общества и политиков.

Если эти отношения разрушаются и даже отрицаются, то выхода нет вообще, это дорога в  тупик.

Призываю организаторов признать ошибки и публично принести извинения тем, кому не дали выступить. Это уже ничего не изменит в произошедшем, к сожалению, но сохранит перспективы на будущее взаимодействие. 

Большое спасибо гражданам, вышедшим на улицу в защиту своих прав.


Оригинал
Начинающий войну сталкивает с горы камень, который не останавливается уже никогда

Война, как никакое другое событие, показывает непоправимость произошедшего. Жили люди. Пришла война. Люди пошли на войну. Погибли на войне. Оборвались линии жизни: не  родились дети, внуки, правнуки. Веточки огромного дерева жизни не  зародились, не выросли, не увидели солнца. Начинающий войну сталкивает с  горы камень, который не останавливается уже никогда. Они так и катятся по миру и по истории, смертоносные камни войны.


Человек, начинающий войну, часто чувствует себя богом. Он  действительно повелитель судеб. Но он дьявол, а не бог. Война — это любимое развлечение дьявола.

На войне людям предлагается самое страшное искушение — продать дьяволу душу: отказаться от человеческого, потерять человеческий облик, озвереть.

Война — это история борьбы за жизнь и сохранение человеческого в человеке.

С чего начинается война?

С желания земли. С жажды всевластия. С искушения тщеславием.

Все человеческие грехи собирает война.  

Война не может сделать человека лучше. На войне можно только устоять перед варварством, не стать зверем, сохранить свою душу живой.

Начинающий войну совершает первое и главное преступление — мыслепреступление войны: он убивает до убийств, он предрешает смерти до  смерти.

Начинающий войну всегда пытается оправдать себя: величием государства, виновностью будущего врага, экономическими потребностями.

Начинающий войну всегда надеется, что история его оправдает.

Человек, начавший войну, не может быть оправдан, прощён, понят. Никогда.

Война сама по себе — это преступление против человечества и против человечности. Война противоестественна, она уничтожает живое и жизнь.

Каждая война хочет превратиться в новую войну. Война жаждет войны.

Страшно видеть, когда из камней одной войны подбирают камни для новых войн.

Нужно глубоко презирать людей и понесённые ими личные жертвы, нужно до противоположности извратить суть памяти о павших, чтобы после Второй мировой войны сказать: «Можем повторить».

Стоя у бездны каждой войны, я думаю о людях, чьи жизни она прервала. Единственное, ради чего можно было бы повернуть историю — ради спасения человеческих жизней. Для того невероятного — может быть, единственного из многих тысяч — шага, который мог остановить войну.

Рядом с начинающим войну всегда есть люди, способные остановить войну. Иногда (очень редко) они используют эту возможность. Но чаще всего силы неравны, и начинающий войну обладает всем необходимым, чтобы её начать.

Я хочу надеяться, что в мире появится памятник людям, не допустившим войну. Устоявшим перед искушением всесилия. Перетерпевшим великодержавную чесотку. Пожалевшим ещё живых людей. Просто остановившим войну.

Но неначатые войны чаще всего остаются неизвестными. Они не начались, беда не случилась, и о войне никто не узнал. Потому что не было войны. Люди, остановившие войны, не остаются в истории — они подобны неизвестным солдатам. Но — живым и сохранившим жизни.

Памятник неизвестному человеку, который не допустил войну, может быть очень простым: человек голыми руками держит огромный катящийся с горы камень.

Этот памятник должен быть таким, чтобы захотелось подойти и встать рядом.

Мир и сейчас полон войнами, которые могут начаться завтра.

И погибшие этих войн сегодня ещё живы.

Их жизнь зависит от того, сможет ли кто-то остановить камень войны.

Оригинал

Череда нападений на оппозиционно настроенных граждан показывает: лицо российской власти не изменилось

Весна 2017 года окрашена в России в ядовито-зелёный цвет. Одно за другим происходят публичные нападения на гражданских активистов и  оппозиционных политиков с применением банально известной зелёнки — спиртового антисептического раствора «Бриллиантовый зелёный», используемого в России для лечения заболеваний кожи. Символика мазания зелёнкой уходит корнями в уголовную среду ХХ века, о чём наверняка знают авторы безобразной идеи.

В советской и российской уголовной субкультуре существует выражение «намазать [кому-либо] лоб зелёнкой», первоначально означавшее расстрел (смертную казнь), а впоследствии и просто убийство (при помощи огнестрельного оружия).

Это выражение возникло во времена сталинских репрессий, когда расстрелянным или умершим заключённым ГУЛАГа писали зелёнкой на бедре их  арестантский номер. Поэтому первоначально бытовало выражение: «намазать ногу зелёнкой», про лоб стали говорить позднее.

Поэтому к «зелёным меткам» надо относиться абсолютно серьёзно: организаторы этих преступлений понимают, какими знаками пользуются. Безусловно, им эта стилистика и эта смертельная образность нравятся, они применяют ее сознательно.

«Титушки» с зелёнкой

Напомним события февраля-апреля 2017 года. 26 февраля в Москве на марше памяти Бориса Немцова зелёнкой обливают председателя партии «ПАРНАС» Михаила Касьянова (нападавший кричал при этом: «Россия с Путиным!»), 20 марта в Барнауле — политика Алексея Навального, 26 марта — организатора митинга «Он нам не Димон» в Чите Николая Макарова, 30 марта — памятник Пушкину (!) в Самаре, 26 апреля (дважды!) — блогера Илью Варламова в Ставрополе, 27 апреля в Йошкар-Оле — сотрудницу «Школы журналистских расследований» Галину Сидорову, 27 апреля в Москве — снова Алексея Навального, 28 апреля — активистку «Яблока» из Москвы Наталью Фёдорову, 29 апреля в Екатеринбурге — блогера из Первоуральска Артёма Изгагина.

У Алексея Навального и Натальи Фёдоровой химический ожог глаз, наступила временная утрата зрения: к зелёнке были примешаны какие-то особо ядовитые добавки.

Только в случае с Ильёй Варламовым полицией были предприняты меры по  задержанию нападавших, при этом в момент нападения в аэропорту Ставрополя полиция присутствовала рядом и абсолютно ничего не  предпринимала. Но Варламов опубликовал фото и видео нападения на себя с  лицами нападавших, и они были установлены. Сейчас нападавшим из местного бизнес-клана, покрываемого властями края, инкриминируется «мелкое хулиганство».

Криминальные атаки «титушек» при отсутствии публичных осуждений со стороны администрации президента выглядят как атаки в интересах президента.

Блогеры вместо полиции установили личности и нападавшего 27 апреля на  Алексея Навального, и снимавшего это нападение: ими оказались активисты радикального движения SERB Александр Петрунько и Алексей Кулаков.

Движение SERB (South East Radical Block — «Юго-восточный радикальный блок») было основано в Днепропетровске весной 2014 года после смены власти на Украине и в политическом плане выступало за предоставление автономии юго-восточным регионам страны. Неоднократно высказывались предположения, что реальными инициаторами создания и финансовыми донорами движения были российские власти: оно предназначалось для проведения спецопераций на украинской территории по подрыву государственного строя. В частности, активисты SERB принимали участие в  силовом захвате зданий государственных администраций украинских регионов.

Это натуральные «титушки», бандиты и провокаторы, внёсшие свой кровавый вклад в украинские события последних лет.

После возбуждения на Украине уголовного дела против лидера движения Игоря Бекетова (известен под кличкой Гоша Тарасевич) движение в сентябре 2014 года совершенно предсказуемо сбежало в Россию, незаметно сменив в своём названии слово «радикальный» на «российский».

Активисты движения публично заявляют, что хотят «быть полезными России, Новороссии, украинским братьям, которые не хотят быть под укрофашистами». Участники SERB регулярно атакуют гражданских активистов: в мае 2015-го они облили зелёнкой участников антивоенного пикета движения «Солидарность», в августе того же года напали на активистов «Солидарности» с кулаками, в октябре — на стоявшего в одиночном пикете активиста Владимира Ионова.

Трудно предположить, что эта криминальная группа действует независимо от российских властей: биография и «траектория» как политического, так и  географического перемещения SERB выдает его политических заказчиков «с хвостом и ушами».

Ликующая гопота Кремля

Алексей Навальный сказал о предполагаемых заказчиках и публикаторах кадров нападения на себя прямо: «Главная работа «Рен-ТВ» (как и его головной конторы — «Лайфньюз») — просто легализация оперативной съёмки спецслужб и прочих нелегально добытых материалов. Выкладывают видео нападения. Заботливо замазывают лица нападавшего и его сообщника. Как вы  думаете, придут ли завтра на «Рен-ТВ» с выемкой записи и выяснением того, откуда она взялась и почему рентэвэшники замазали лица нападавших? Конечно, нет. Всё это координируется администрацией президента, а  конкретно организовывается с помощью спецслужб, предоставляющих сервисное обслуживание вплоть до предоставления видеоматериалов».

Опровержения от властей не последовало, зато в тот же день в  «Газете.Ru» появилась обширная заметка с «утечкой информации» о том, что федеральный центр якобы поручит региональным властям «жёстко пресекать противоправные действия против оппозиционеров». «Прессовать» активистов перестанут, потому что это лишь повышает их узнаваемость. «Фактически такие нападения приводят только к их раскрутке», — ретранслировал известный подленький постулат властей собеседник «Газеты.Ru». Обществу намекают, что оппозиционеры сами организовали нападения на себя — в  целях повышения публичности. Правоохранительным органам якобы будет рекомендовано пресекать преступления и даже привлекать виновных к  ответственности. Кроме Ставрополя, пока известий такого рода нет.

Самым мягким словом для оценки этих «ценных указаний федерального центра» является лукавство. Другой собеседник «Газеты.Ru» справедливо считает, что «рулевые внутренней политики» лукавят: «Это что, у нас губернаторы такие плохие и не любят Навального с Касьяновым? Все понимают, что губернаторский корпус не любит проявлять самостоятельность в сфере атак на политических оппонентов и предпочитает согласовывать свои действия с центром».

Стилистика состоявшихся за короткий период нападений такова, что их общая координация из некоего центра очевидна.

Даже если не знать о криминальной подоплёке меток зелёнкой, что означает облить человека зеленью? Это значит сказать ему и показать обществу, что этот человек — урод, надругаться над человеком. Посмотрите, как он отвратительно выглядит, как он смешон, как он жалок. Эти метания зелёной гадостью — сознательное издевательство и глумление над политическими оппонентами, их моральное унижение и уничижение.

Обществу хотят показать и ничтожество, и полную беззащитность противников власти. Эти отвратительные картинки должны возбуждать в  людях страх — и за себя, и за других. Все эти чувства возбуждаются сознательно. Это террор, психологический и физический. Организаторы и  исполнители этих акций — террористы.

Не в 2017 году это началось, конечно.

Нельзя забыть движение «нашистов» — «ликующую гопоту Кремля», воспитанную Владиславом Сурковым для Владимира Путина, и местные клоны этого движения. Нельзя забыть манекены голов оппозиционеров и общественных лидеров, надетые на палки, словно отрубленные, в приснопамятном месте сборища «нашистов» у озера Селигер.

Нельзя забыть крышуемые и подкармливаемые властями всех уровней «кухни интернет-троллей», забросавшие интернет грязью, оскорблениями и  бандитскими призывами.

Нельзя забыть, как 16 марта 2016 года главу «Комитета по  предотвращению пыток», члена Президентского (!) совета по правам человека Игоря Каляпина выселили из гостиницы в  Грозном, а на выходе из здания избили, забросали яйцами, тортами, мукой и  облили зелёнкой. И что после этого? В течение года вынесено восемь (!) постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Кто может на  таком уровне постоянно блокировать следствие?

28 апреля 2016 года активисты «Национально-освободительного движения» (НОД) напали на участников и организаторов ежегодного школьного исторического конкурса, организованного правозащитным обществом «Мемориал». Председателя жюри конкурса, всемирно известного писателя Людмилу Улицкую нодовцы облили зелёнкой и закидали яйцами.

3 сентября 2016 года во время траурной церемонии на территории школы № 1 в Беслане люди в футболках с надписью «Антитеррор» напали на  журналистов «Новой газеты» Елену Костюченко и Диану Хачатрян. Костюченко вывели из школы и облили зелёнкой.

Зелёнка стала особым маркером пропутинских боевиков.

Расследовать эти преступления российские силовые структуры не хотят.

Этот повар любит острые блюда

Помните, с чего начиналась эта уничижительная стилистика? Напомню: «печень по асфальту», «замочим в сортире», «чтобы ничего не выросло».

Российские хунвейбины начала ХХI века — плоть от плоти, кровь от  крови — плоды кремлёвской кухни, и у этой кухни всё тот же генеральный заказчик и главный потребитель. Все «повара» на этой грязной кухне — одной и той же политической школы.

Сознательно воспроизводя культ ненависти, эти «повара» возбуждают и  посылают на улицу не только любителей зелёнки. Пули, попавшие в Бориса Немцова, изготовлены на этой же кухне. Просто возможности у  организаторов убийства были существенно большие, чем у криминальных гопников из SERB и НОДа. И результат — наиболее чудовищный из всех возможных.

Эти криминальные гопники — штурмовики власти, их modus operandi (образ действия) полностью сформирован властями. Власть (прямо, косвенно, через посредников) заказывает, штурмовики исполняют.

Но реакция общества на происходящие преступления отличается от  запланированной властями, и это сейчас единственный повод если не для оптимизма, то для уверенности в своих силах.

В этой реакции два основных нерва: растущая самоорганизация, в том числе для защиты и самозащиты, и тоже ненависть, но другого рода. Подлость не привлекательна, она отвратительна и презираема. Подлые атаки  на противников власти приводят не к росту числа сторонников власти, а к росту числа решительных сторонников оппозиции.

Эти подлые акции усиливают решимость людей бороться против Путина и  его группировки. Владимир Путин не получит ни одного голоса нового сторонника после этих нападений, наоборот, он теряет в поддержке. Потому что криминальные атаки «титушек» при отсутствии публичных осуждений со  стороны администрации президента выглядят как атаки в интересах президента. В данном случае его личное молчание — это род признания.

Уголовно-правовая квалификация произошедшего зависит от тяжести физических последствий. Зрение Фёдоровой упало с –6 до –9. Пострадавший от нападения глаз Навального видит примерно на 15%, перспективы восстановления зрения неясны.

Открыв Уголовный кодекс РФ, читаем: часть 3 статьи 111 — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, если они совершены группой лиц, группой лиц по  предварительному сговору или организованной группой, наказываются лишением свободы на срок до двенадцати лет с ограничением свободы на  срок до двух лет либо без такового.

Согласитесь, одного такого уголовного дела, доведённого до суда и посадки, будет достаточно, чтобы нападения прекратились.

Ведь крышуемые властями моральные уроды идут на эти преступления не  только из-за материального вознаграждения, но и в полной уверенности в  своей безнаказанности: если власть заказала, то власть и защитит.

Риторический вопрос: чья тогда это власть, кого она представляет?

* * *

Атмосфера психологического и физического террора против общественных активистов и политической оппозиции — это сознательно нагнетаемая атмосфера путинской России. Это атмосфера, в которой, по замыслу организаторов террора, не должен выжить ни один свободный человек. Свободные граждане должны, по замыслу организаторов нападений, или сдаться, или уехать, сбежать из страны.

Если по этим нападениям не возбуждаются уголовные дела по статьям соответствующей тяжести, то следы этой зелёнки на руках всех политических руководителей России, начиная с Владимира Путина.

Хотят отмыться — пусть официально требуют возбуждения уголовных дел, поиска виновных и справедливого наказания.

Молчат — значит, причастны и заинтересованы, помечены этой кровавой по существу зелёнкой.

Есть вещи, которые не забывают и не прощают.

Зелёные пятна на руках и лице российской власти можно смыть только её  полной сменой. Этого кобеля невозможно отмыть, не та порода. Какая «оттепель», какой компромисс власти с обществом? Зелёнкой по глазам — вот реальный ответ властей гражданам.

Поэтому — никаких иллюзий. Показать обществу чистые ладони специалисты по «внутренней политике» времён Владимира Путина не смогут никогда за отсутствием таковых.

Единственное естественное положение для этих жульнических ладошек — за спиной, когда их обладатели сменят дорогие костюмы на казённые. Только тогда можно будет сказать, что власть в России сменила цвет.

Оригинал

Жители Москвы начинают осознавать масштабы и возможные последствия «реновации жилищного фонда»

20 апреля Государственная Дума приняла в первом чтении проект федерального закона с многословным названием «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О статусе столицы Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления особенностей реновации жилищного фонда в столице Российской Федерации — городе федерального значения Москве»*. Одним законом вносятся изменения сразу в восемь федеральных законов, и только по странному недоразумению не упоминается сущая мелочь — Конституция Российской Федерации, так как новой законодательной дубиной в России уничтожается право частной собственности гражданина — как минимум на жильё. Но, предположу, к  животным из этого стада аппетит приходит и существенно возрастает во  время еды.

Прошло немногим больше месяца с момента внесения проекта федерального закона в Госдуму (10 марта), как граждане стали понимать: это не шутка, это не плод белой горячки или весеннего обострения маниакально-депрессивного психоза, это тщательно продуманный план лишения права собственности на жильё минимум 1 миллиона 600 тысяч москвичей — зарегистрированных на территории столицы граждан России, имеющих в личной или долевой собственности жильё в многоквартирных домах определённых годов постройки и относительно низкой (для Москвы) этажности.

Предложенную схему «реновации» трудно с чем-то сравнить, она не имеет прямых аналогов.

Суть идеи проста. Целые кварталы домов, по перечню не только  определённых типов проектов, но и просто годов постройки, жильцы которых неким специфическим способом (с помощью опросов на контролируемом мэрией Москвы сайте «Активный гражданин», многократно прославившемся варварскими накрутками голосов и в электронной системе оказания государственных услуг) дают согласие на переезд, будут приговорены к  сносу, при этом голоса граждан, не принявших участие в опросах, будут засчитываться как согласившиеся. Представляете картину?

Если задуматься, то ничего удивительного: чиновники и депутаты, год за годом приходящие в служебные кабинеты через масштабные фальсификации на выборах, фактически узурпировавшие право власти и намеренные сохранить его пожизненно, совершенно логично основывают своё право отнимать чужую частную собственность по результатам таких же масштабных фальсификаций. Чем по существу украденный на выборах голос отличается от  отнятой «по решению большинства» квартиры? И то, и другое — личная и  неприкосновенная собственность гражданина. И то, и другое давно с  презрением отрицается властями.

«Народ, ты холоп, у тебя нет политических прав, кроме права поклонения нам», — говорит власть народу на выборах и фальсифицирует голоса миллионов. «Народ, ты холоп, у тебя нет имущественных прав даже  на то, на что мы сами дали тебе документ о праве собственности», — говорит власть народу на выборах и отнимает жильё у миллионов людей. Для начала — в Москве. Ну так лиха беда начало. Московские политические ветра заразны.

Народ приравняли к строительному мусору, с которым ковшом экскаватора можно сделать что угодно.

Людям обещают квартиры такого же размера в тех же или «соседних» районах Москвы, а для согласившихся на иной вариант переезда — фактически в каких угодно районах. Улучшения жилищных условий не будет: вместо однокомнатных квартир будут давать однокомнатные, вместо двухкомнатных — двухкомнатные и т. д. На месте 5-9-этажных домов построят 16-36-этажные и выше бетонные колонны-муравейники, куда «ссыплют» ныне живущих и добавят к ним «радостных новосёлов» откуда угодно. Сказать, что это будет более комфортное жильё, невозможно. Это классическая депрессивная жилищная застройка, фабрика стрессов и  самоубийств.

В положения законопроекта было бы невозможно поверить, если бы он не  был официально опубликован. Согласно ему право собственности гражданина на жильё и, соответственно, регистрационные документы на право частной (!) собственности утрачиваются на основании решений органов исполнительной власти. Если граждане, оставшиеся «в меньшинстве», в  течение 60 дней не освобождают жильё и не дают согласия на новую квартиру, то они будут выселены по суду — на улицу, в никуда.

На пятнадцати листах российские законодатели (представители народа!) подробно и тщательно вытирают ноги о священное для любой цивилизованной страны право частной собственности гражданина. Переписываются Земельный, Жилищный и Градостроительный кодексы. А по умолчанию — Конституция.

Напомню: по предварительным данным, речь идёт о правах 1 млн 600 тыс. человек, и это пока очень неточные оценки.

Кому это выгодно? Ответ лежит на поверхности. Одним из крупнейших лоббистов в России является строительная индустрия. Строительство высотного многоквартирного жилья — один из самых доходных видов бизнеса. Вложения окупаются многократно. Кризис сильно ударил и по этой отрасти экономики также: покупательский спрос упал.

Как мало какая другая, строительная отрасль связана с властями: градостроительные и земельные вопросы, разрешения на строительство, ввод в эксплуатацию. Уровень коррупции — запредельный. Лоббирование интересов крупнейших застройщиков и девелоперов в Москве — это не просто откаты квартирами и взятки в дипломатах, это многомиллиардные (не в  российской валюте) инвестиции в офшорные компании и теневой бизнес. Участники этой аферы века не просто озолотятся, они разбухнут от денег, они будут трескаться от денег. Оборот только коррупционных средств может составить сотни миллиардов, возможно, несколько триллионов рублей.

Конечно же, создаётся специальный региональный оператор — фонд содействия реновации жилищного фонда в Москве. Масштабы злоупотреблений этой организации невозможно просчитать. Фонды капитального ремонта, большинство директоров которых сядут в обозримой исторической перспективе, покажутся игрой детей в песочнице.

Щедро пересыпанные многими нолями суммы, как слюни, уже стекают со многих щёк. Они не нажрутся никогда, пока их не остановят.

Фото: Наталья Гарнелис / ТАСС

Квартира, свой угол, свой очаг — то, на чём держится мечта практически всех людей. Это место успокоения, утешения, место личного мира, в котором на немногих квадратных метрах помещается целая вселенная.

И одним законом это всё отменяется. «У вас ничего нет, забудьте. Это было всё не ваше, вы ошиблись. А если у вас что-то будет, то мы сами решим, что это будет и где это будет. И насколько».

Это не просто хамство и не просто презрение — это полное отрицание ценности человеческой личности, отрицание человека как субъекта права. Это мегабомба под сами основы государства, если признавать его по  замыслу народным.

Люди будут защищать свои дома, свой личный семейный угол — такой, какой он есть сейчас. Те, кто никогда раньше не выходил на улицу, кроме как по простым потребностям, теперь ощущают совсем другую потребность: потребности выразить свой гнев, своё возмущение, потребность защитить свой личный угол на земле — там, где он находится ныне волею судьбы.

И никто не знает сегодня, не будет ли через несколько лет в тёплых от  типографской краски учебниках новейшей истории написано: «Совершенно неожиданно всё началось с реновации жилых домов в Москве. Благими намерениями оказалась устлана дорога в ад».

…С дикой злостью смотрят на происходящее в Москве жители российской провинции, где сотни тысяч людей до сих пор живут в аварийном и ветхом жилье — в домах-бараках послевоенной поры, где нет удобств, круглосуточная пожарная опасность, холод зимой и жара летом. На  расселение этих домов, часто на спасение жизни живущих там граждан, денег не нашли. А их нужно намного меньше, но очень срочно. Правда, на  этом так много не заработаешь и не украдёшь.

На поглощение многих сотен миллиардов бюджетных денег (в том числе тех самых налогоплательщиков, которых лишают жилья) в одни и те же  безразмерные брюха есть всё — власть, беспредельные законы, пропитанная ложью и ненавистью к людям пропаганда. Этот воздух плохо пахнет ветром вековой давности. Но у беспредельной жадности отсутствует обоняние.

На фоне закипающей от изумления и гнева Москвы в провинциальном и почти тихом Пскове — свои неприятности.

В декабре 2016 года депутаты Псковского областного Собрания отменили решение регионального парламента «О мерах по сохранению культурного наследия города Пскова» от 29 июня 1995 года, в котором был утверждён проект объединённой охранной зоны памятников истории и культуры города Пскова. Это развязало руки застройщикам, которые могут теперь возводить многоэтажки там, где ранее были ограничения высотности застройки (как раз до 5 этажей).

Я предупреждал, что визуальные защитные коридоры для объектов культурного наследия защищают не только памятники культуры — они защищают жителей города от уплотнительной высотной застройки, и это сознательно замалчивалось властями, потому что власти являются лоббистами крупного строительного бизнеса и напрямую действуют в его интересах, которые не отделяют от своих личных.

Действующий бесконтрольно, крышуемый властями бизнес не думает о  соседях, дворах, парковках, землях общего пользования, игровых и  спортивных площадках, скверах, о людях вообще — он заинтересован выкачать из бюджета и людей максимум денег. Других целей просто нет.

Власти Пскова и области точно так же, как и власти Москвы, сдали жителей на съедение крупным застройщикам. Это, в их понимании, нормальный пищевой цикл для современной России. Это полностью соответствует приоритетам нынешнего Российского государства, у которого нет на самом деле нормального рефлекса государственности, который должен держаться на уважении к людям.

У нынешних застройщиков России в ходу совершенно другой строительный материал, другой породы камень и другой по составу раствор. Они строят власть и собственность с помощью лжи, презрения к людям и дикой, феодальной жажды наживы.

Недолго простоит дом на таком фундаменте.

И не будет в таком доме гражданского мира.


*Авторами законодательной инициативы стали депутаты Государственной Думы РФ Н. Н. Гончар, И. В. Белых, Г. Г. Онищенко, Е. В. Панина, В. И. Ресин, А. В. Жарков, В. В. Селиверстов, А. Б. Выборный, Д. А. Морозов, Н. Т. Антошкин, В. А. Крупенников, М. В. Дегтярев, П. О. Толстой, Л. Н. Духанина, И. М. Тетерин, Д. В. Саблин; а также члены Совета Федерации З. Ф. Драгункина, В. И. Долгих. Проектом федерального закона изменения вносятся в Закон Российской Федерации «О статусе столицы Российской Федерации», федеральные законы «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации», Земельный кодекс Российской Федерации, «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», «О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации», «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и  иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», «О контрактной системе в  сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и  муниципальных нужд», «О государственной регистрации недвижимости».

Оригинал

100 лет назад Владимир Ульянов (Ленин) представил обществу план уничтожения Российского государства, который в дальнейшем воплотил в  жизнь

В ночь с 3 на 4 (16 на 17 по новому стилю) апреля 1917 года в  Россию въехал Владимир Ульянов (Ленин), руководитель Российской социал-демократической рабочей партии большевиков, будущий глава октябрьского переворота. Получив в Швейцарии известие о февральской революции и прекращении монархического строя в России, Ленин вступил в  переговоры с правительством и генеральным штабом Германии о проезде в  Россию через территорию воюющей с ней страны. Власти Германии сочли, что возвращение Ленина и его группы в Россию является наилучшим способом разрушения Российского государства и создали все условия (включая экстерриториальный статус вагонов, отсутствие паспортного контроля и  военное сопровождение) для проезда политических экстремистов по  территории Германии.
 


По Балтийскому морю группа добралась до Стокгольма, и оттуда через Финляндию на поезде достигла цели путешествия – Петрограда.

В первую же ночь в России Ленин выступил с т. н. «Апрельскими тезисами», основа которых была написана, скорее всего, в  запломбированном поезде. Будущий триумфатор Октября публично предложил уничтожение государства, армии, демократических свобод и переход к  диктатуре пролетариата. Сама партия в первый момент в ужасе отшатнулась от предложенного ей, но в итоге развитие истории пошло именно по  сформулированному Лениным пути.

«Апрельские тезисы» или (официально) доклад «О задачах пролетариата в  данной революции» были озвучены Лениным на двух собраниях 4 (17) апреля: сначала на совещании большевиков — членов Всероссийской конференции Советов рабочих и солдатских депутатов в Таврическом дворце и  почти сразу после первого выступления – там же, но уже в большом зале, на общем собрании делегатов конференции от социал-демократов (и большевиков, и меньшевиков), затем в Центральном Комитете РСДРП(б) и в редакции «Правды».

«Правда», большинство редакции которой было категорически не согласно с позицией Ленина, опубликовала тезисы 7 (20) апреля 1917 года за  авторской подписью «Н. Ленин», но уже на следующий день, 21 апреля, в  той же «Правде» против ленинских тезисов выступил Лев Каменев в короткой заметке «Наши разногласия»: «Что касается общей схемы т. Ленина, то она представляется нам неприемлемой, поскольку она исходит от  признания буржуазно-демократической революции законченной и  рассчитывает на немедленное перерождение этой революции в революцию социалистическую».

Каменев написал, что будет и в дальнейшем «отстаивать [партию] как от  разлагающего влияния «революционного оборончества», так и от критики т. Ленина.», а РСДРП(б) должна «остаться партией революционных масс пролетариата, а не превратиться в группу пропагандистов-коммунистов».

Выступление Ленина в Таврическом дворце на общем собрании делегатов Всероссийской конференции Советов рабочих и солдатских депутатов 4 (17) апреля 1917 года.

В тот же день, 21 апреля, один из руководителей немецкой разведки в  Стокгольме телеграфировал в МИД Германии в Берлин: «Приезд Ленина в  Россию успешен. Он работает совершенно так, как мы этого хотели бы». Позже генерал Эрих Фридрих фон Людендорф написал в  своих мемуарах: «Посылая Ленина в Россию, наше правительство принимало на себя особую ответственность. С военной точки зрения это предприятие было оправдано, Россию нужно было повалить».

Позиция Ленина вызвала шок у большинства его товарищей по партии. Они прямо называли тезисы «бредом сумасшедшего» (Александр Богданов-Малиновский), утратившего за время эмиграции адекватность и понимание ситуации в  России. Критики его позиции внутри партии писали, что «Лениным […] водружено знамя гражданской войны в среде революционной демократии» (Иосиф Гольденберг (Мешковский). Мало кто тогда понимал или предчувствовал, что до начала настоящей гражданской войны оставалось меньше года и большевики прямо призовут к  переходу от мировой войны к внутренней – гражданской.

Что предложил и что потребовал от Российской социал-демократической рабочей партии Ленин?

1) соединить антивоенные настроения с ненавистью к правительству («кончить войну истинно демократическим, не насильническим, миром нельзя без свержения капитала. Организация самой широкой пропаганды этого взгляда в действующей армии. Братанье»;

2) воспользовавшись политически свободами («Россия сейчас самая свободная страна в мире из всех воюющих стран»), перейти «от первого этапа революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата» ко второму, «который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства»;

3) полностью отказаться от поддержки Временного правительства и даже  сотрудничества с ним («никакой поддержки Временному правительству, разъяснение полной лживости всех его обещаний»);

4) объявить советы рабочих депутатов единственной легитимной властью в  России («необходимость перехода всей государственной власти к Советам рабочих депутатов, чтобы массы опытом избавились от своих ошибок»); объявление представителей всех других партий в советах рабочих депутатов (на тот момент они были в большинстве) агентами властей («блоком всех мелкобуржуазных оппортунистических, поддавшихся влиянию буржуазии и  проводящих ее влияние на пролетариат, элементов»);

5) отказаться от государственного устройства России как парламентской республики и организовать повсеместный переход к системе советов – собственно советской власти, разгон полиции, армии и государственного аппарата («не парламентарная республика, […] а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху. Устранение полиции, армии, чиновничества»); прямая раздача оружия народу («замена постоянной армии всеобщим вооружением народа»);

6) полностью отказаться от частной собственности на землю, сделать ставку на беднейшее крестьянство, ориентация аграрной реформы на будущие коллективные хозяйства («конфискация всех помещичьих земель. Национализация всех земель в стране, распоряжение землею местными Советами батрацких и крестьянских депутатов. Выделение Советов депутатов от беднейших крестьян. Создание из каждого крупного имения […] образцового хозяйства под контролем батрацких депутатов и на общественный счет»);

7) провести национализацию банковской системы («слияние немедленное всех банков страны в один общенациональный банк и введение контроля над ним со стороны С[оветов].Р[абочих].Д[епутатов]»);

8) ввести полный контроль со стороны советов рабочих депутатов за  производством и рынком («переход тотчас […] к контролю со стороны С.Р.Д. за общественным производством и распределением продуктов»);

9) провести реформу социал-демократической рабочей партии, включая «требование «государства-коммуны»» («государства, прообраз которого дала Парижская Коммуна») и «перемена названия партии»: «надо назваться Коммунистической партией»;

10) начать подготовку к экспорту революции («Обновление Интернационала»).

Антибольшевистская демонстрация в  Петрограде. Надпись на транспаранте: «Отечество въ опасности Пролитая нами кровь требует войны до побѣды Товарищи-солдаты немедленно въ окопы Вернуть Ленина Вильгельму». Апрель 1917 года.

Один из свидетелей выступления Ленина в Таврическом дворце, участник российского революционного движения Николай Суханов, в своих воспоминаниях «Записки о революции» написал: «Я утверждаю, что никто не ожидал ничего подобного. Казалось, из своих логовищ поднялись все стихии, и дух всесокрушения, не ведая ни преград, ни сомнений, ни  людских трудностей, ни людских расчётов, носится по зале Кшесинской над головами зачарованных учеников… После Ленина, кажется, уже никто не  выступал. Во всяком случае, никто не возражал, не оспаривал, и никаких прений по докладу не возникло… Я вышел на улицу. Ощущение было такое, будто бы в эту ночь меня колотили по голове цепами…».

Продвижение своих тезисов Ленин провел в технологии агрессивного блиц-крига, показав себя блестящим, подавляющим публику, демагогом-пропагандистом, способным оказывать на слушателей гипнотическое воздействие.

Ленин атаковал своих оппонентов и противников непрерывно, фактически ежедневно, если не сказать круглосуточно, публично глумился над ними в  дискуссии, унижал и оскорблял, и на глазах у всех искушение быстрой насильственной победой овладело умами большинства партийцев.

С 6 (19) по 11 (24) апреля 1917 года Ленин организовал обсуждения тезисов в целом ряде петроградских районных организаций РСДРП(б), причем во всех обсуждениях добился поддержки, а уже 14 (27) апреля тезисы одобрила Петербургская общегородская конференция большевиков.

На VII Всероссийской конференции РСДРП(б) (24-29 апреля), при участии 133 делегатов с решающим и 18 с совещательным голосом, «Апрельские тезисы» Ленина получили поддержку большинства делегатов и по существу легли в основу политики всей партии. Можно сказать, что «Апрельские тезисы» стали основой политической теории, позднее названной «ленинизмом».

Это была теория политического насилия, большевистской диктатуры и  развращения народа, теория уничтожения частной собственности и  государственного грабежа, теория раскола общества и будущей гражданской войны, уничтожения крестьянства и принудительной коллективизации, теория нарастания борьбы с «врагами народа» и массовых репрессий.

«Апрельские тезисы» оказались не просто планом форсирования пролетарской революции, а планом уничтожения государства, успешно претворенным в жизнь фанатиками, которые смогли манипулировать десятками миллионов людей, погрузив страну сначала в кровавый хаос революции и  гражданской войны, а затем в застенки «диктатуры пролетариата» на более чем 70 лет.

Почти все члены «ленинской гвардии» 1917 года были потом репрессированы или выдавлены из страны, убиты и ошельмованы. Ленинская революция заживо сожрала своих детей.

«Апрельские тезисы» были планом варвара, попытавшегося предстать модернизатором политического процесса. Ленину не смогли противостоять ни  оппоненты внутри партии, ни другие партии и политики, ни  государственные власти. Общество оказалось беззащитно перед зверским натиском революционера, призвавшего страну к счастью через насилие.

Но невозможно построить счастье на крови.

Главный урок апреля 1917 года состоит в том, что защитниками демократических институтов должны выступать все, кто в них жизненно заинтересован. Чтобы сохранить свободу, необходимо строить государственную машину демократии: честные выборы (большевики не смогли на них победить ни разу), независимый суд, свобода слова, защита собственности, отказ от милитаризма, защита прав и свобод граждан.

Путь к этой демократической России в 1917 году преградила группа политических экстремистов, решивших проложить себе дорогу к власти через кровь. Иммунитета против революции у российского общества не было, а иллюзии чудодейственной силы революционных преобразований – были.

Россия, которую мы потеряли, стала Россией, кровью умытой.

Сто лет спустя перечитайте «Апрельские тезисы» – план уничтожения государства и общества, успешно претворенный в жизнь.

Источник

Власти пытаются обесценить гражданское возмущение через уничижение его участников

Публичные акции протеста, прошедшие в России 26 марта, продолжают обсуждаться в обществе. Многие пытаются разобраться в причинах, вызвавших возмущение граждан, и понять мотивы протестующих. Для понимания происходящего в стране и мирного разрешения общественного конфликта важно именно это. Но власти практически повсеместно выбрали другой путь: они с настойчивостью, близкой к остервенению, приступили к  персональной дискредитации участников протестных акций, в первую очередь организаторов. И этим показали, что тяжёлое советское прошлое является в  их воспалённом мозгу образом общего будущего. 


Массовость протестов и повсеместное бесстрашие участников, молодость и  решительность значительной части протестующих сильно испугали представителей власти. Молчание и мычание длились несколько дней. Власть с трудом подбирала слова. Но, подобрав, выдавила наружу.

Стало ясно, что анализом реальных причин массовых протестов ни  федеральные, ни региональные власти заниматься не намерены, своей ответственности за происходящее в стране признавать не хотят, но решили представить протестующих граждан недостойными общественного внимания людьми и, следовательно, их протест — не заслуживающим уважения и  признания, не отражающим общественное мнение.

Давно знакомый приём с устойчивым запахом советской пропаганды. Именно этот запах витал над всеми процессами «врагов народа», именно  этим запахом были пропитаны советские кампании шельмования несогласных в  разного сорта «правдах». Прошли десятки лет, но никаких других способов диалога с противниками не видят для себя политические чиновники эпохи Путина и нанятая ими за бюджетные деньги обслуга.

«Любители протестов за деньги опального олигарха», «широко не  известные псковским избирателям», «люди, компетентность и успехи которых в сфере управления, производства, науки широким массам неизвестна, а  моральная чистота и неподкупность, мягко скажем, сомнительна», «основную идею митинга в виде получения 10 тыс. евро от ЕСПЧ», «новоявленные борцы с коррупцией», «исполняли поставленные штабом Навального задачи сугубо за меркантильный интерес», «сомневаюсь, что такие «носители моральных ценностей», придя к власти правильным путем, поведут наш народ…» (фраза обрывается, очевидно, от волнения за судьбы власти).

Массовость протестов и повсеместное бесстрашие участников, молодость и решительность значительной части протестующих сильно испугали представителей власти. Фото: Тимур Галимов / «ПГ»

Полный букет. Нюхайте, граждане. И после этого, вполне ожидаемо и последовательно, шкодливый голосок рядом: «Традиционно в российском обществе к представителям оппозиции предъявляются повышенные требования. Эти люди должны быть без изъяна и без греха».

Для полноты художественного образа осталось злобно выкрикнуть: «Акелла промахнулся!» Впрочем, всё равно трудно перепутать. Запах выдаёт.

Я по наивности своей считаю, что именно к представителям власти обществом предъявляются повышенные требования: они официально представляют интересы граждан, принимают правила государственной и  общественной жизни, формируют и расходуют бюджет с деньгами налогоплательщиков. Но что-то важное сломалось (или, скорее всего, специально настроено) в современной российской машине власти, и  стандарты добропорядочной жизни временные обитатели государственных кабинетов примеряют к себе в последнюю очередь, если вообще примеряют.

Что случилось с ними после очередной волны протестов? Зачем все эти плохим языком и дурным стилем написанные фельетоны? К чему такой уровень высокомерия и презрения, все эти плевки в спину из-за угла?

Власти хотят оторвать участников народного протеста от народа. Хотят представить тех, кто вышел на улицы и площади, ненормальными, недостойными уважения и внимания общества людьми, «отщепенцами».

Все эти гадости и глупости пишутся совсем не для участников протестных митингов, они пишутся (и публикуются) для широкого общества. Задача этих текстов проста, печальна и примитивна: дискредитировать участников, в первую очередь лидеров, гражданского протеста перед обществом. И, главное, через эту персональную дискредитацию дискредитировать сам протест, его подлинные причины. Народ, посмотри, кто вышел на улицу, ужас какой, о чём тут можно говорить? Какие дворцы, яхты, доходные дома? Если такие нехорошие, неправильные люди возмущаются властями, как можно верить в подлинность возмущения?

Между тем всё это лексические упражнения в бессилии и ненависти.

Представители властей (за исключением совсем незрячих) имеют достаточное представление о масштабах воровства и жульничества, дикости и  беспредела, царящих в российской «вертикали». Они хорошо знают, что протесты обоснованны, что сращивание власти и бизнеса в путинской России достигло максимальных масштабов за всю историю страны и пресловутый, прости господи, «Димон», недоразумение всея Руси, — только посыпанная блёстками шишка на ветвистой сосне российской власти.

Все эти люди являются частью этой власти, её шестерёнками, её  приводными ремнями. Зарплаты, теневые доходы с наворованного, квартирки, машинки, общий уровень материального благосостояния высшего чиновничества и его обслуги отличается от среднего народного на порядки. И протест народа в отношении развесистых «виноградников» — в понимании официальной российской элиты это покушение как на устои приватизированного ими государства, так и на истоки вполне конкретного личного благосостояния.

Власти хотят оторвать участников народного протеста от народа. Фото: Тимур Галимов / «ПГ»

Эти люди абсолютно довольны властью и собой. Их полностью устраивает нынешний российский самодержавный феодализм, потому что в нём истоки их  (как им кажется) всевластия над обществом и доступа к личной ренте от  государства, право которого на варварство они защищают.

На земле нет святых. У абсолютного большинства людей есть свои скелеты в шкафу — поступки, за которые стыдно, слова, которые хочется вернуть назад, люди, у которых хочется попросить прощения. Мы живые и, значит, грешные. Других людей на земле нет.

Но это обычное и нормальное жизненное обстоятельство не лишает никого из нас права на протест, права на несогласие с кем бы то ни было, в том числе с властями по поводу украденной у нас страны.

Для цивилизованных властей важно не столько, кто протестует, важно, о  чём и почему случился протест. Но при таком подходе необходимо проводить расследования, находить ответственных и виновных, снимать с  должности, вести судебные процессы, чтобы, как говорится, «никогда больше».

Эта работа для представителей современной российской власти органически неприемлема, потому что это борьба против самих себя. Работу над ошибками власти эти люди провести неспособны в принципе и не проведут её никогда. Эта работа им не нужна.

В восприятии официальной российской элиты вышедшие с протестом граждане — это плебс, вырвавшийся из загона государственной пропаганды. Соответственно, главная задача «соловьёв пропаганды» после состоявшихся протестов — вернуть плебс в загоны, а незагнанных — покрыть позором в  глазах общества. Чтобы замолчали и затихли.

Ничего нового в методичках. Всё тот же затхлый советский запах.

И он является верным признаком того, чем эти люди закончат.

Оригинал

Главным действующим лицом уличного протеста 26 марта стала молодежь

Минувшее воскресенье стало большим сюрпризом для всей официальной политической системы России – властей, правоохранителей, партий, СМИ. Для всех, кто привык действовать по правилам: разрешено то, что разрешено, а то, что не разрешено – не разрешено. И, соответственно, не может произойти. В этой системе координат неожиданности невозможны. А в системе координат свободного человека неожиданное для других действие – это норма. Человек захотел, решил и  совершил поступок. Система от таких действий впадает в ступор, начинает совершать ошибки и если в дальнейшем не сможет скорректировать свои реакции, то будет разрушена как несовременная. 26 марта система реагировала на протест привычно, но бессмысленно: ни одно действие властей и правоохранителей не давало ответ на вопрос: что дальше?

Владимир Путин как глубоко советский человек все годы своего правления реставрировал «Советский Союз, который мы  потеряли»: вернул советский гимн, возвращает и даже превосходит советское репрессивное законодательство, сколотил советскую по сути правящую партию, продавил государственную монополию в экономику и  средства массовой информации, рассчитывает на по-советски долгое (возможно, пожизненное) правление.

Человек, внутренней движущей силой которого является реакция компенсации на образ погибшей великой державы, стремится к возврату в  комфортное, но навсегда утраченное прошлое, и вместе с ним туда перемещается власть и подконтрольное власти общество.

С каждым шагом разрыв между этим движением в прошлое и потребностями современного человека становится все более значительным. Для всей страны это – дорога в исторический тупик. Для современного человека с  естественными потребностями – это веская причина для протеста.

Протесты 26 марта стали по существу протестами не против карикатурного премьер-министра и по совместительству председателя официально правящей как бы партии, это были протесты против власти Путина и созданной им несвободной, де-факто советской политической системы.


Власть и партии разучились разговаривать с нормальными свободными людьми на человеческом языке. Фото: Тимур Галимов / ПГ

Этот протест носит природный позитивный характер. Именно этот живой протест сейчас обеспечивает небольшой, но шанс для нашей страны в  обозримой перспективе вернуться к естественному государственному и  общественному устройству – демократии и свободам.

Абсолютно логично, что движущей силой этого протеста стала молодежь, в  том числе приближающиеся к возрасту приятия политических решений школьники и уже вошедшие в этот возраст студенты. Они намерены обустроить страну не для кого-то, а для себя.

Вся их сознательная жизнь проходит при Путине. Один и тот же «генсек» смотрит на них с экрана зомбоящика, плакатов, газетных полос и влезает в  их жизнь через интернет. Они родились, прошли детский сад и школу, пришли в возраст чувств, поступили в вузы, начали работать – и это всё при Путине. Их внутренний мир энергично меняется буквально каждый день, а  за пределами этого мира не меняется ничего, кроме цен и войн. Это – классический застой.

Протестующие и власть, против наглости и воровства которой люди вышли на улицы 26 марта, живут в разных пространствах – парадном, циничном и  лживом пространстве развитого путинизма и живом, естественном и  самостоятельном пространстве свободного человека.

У первого пространства – вся власть, а у второго – будущее, которое молодые люди категорически не хотят видеть таким, как сегодняшний день.

У всех на глазах в России вырастает и набирает силу сословие несогласных – свободных людей, которые не только готовы не подчиняться сегодняшним правилам несвободы, но готовы создавать свои правила, то  есть – строить другое, по своему образу и подобию, государство.

Государство не заметило появления этих людей, потому что все средства государственного манипулирования людьми оказались в отношении этих людей бессильны. Эти люди и российское государство мыслят разными категориями и говорят на разных языках.

Эти люди не смотрят путинский телевизор, а если и видят его, то у них есть внутренний естественный иммунитет против чумы государственной пропаганды. Они живут онлайн, в режиме реального времени. Они очень быстро реагируют на события, для принятия решения им нужны минуты, для координации действий – часы. Огромная государственная машина проигрывает этим людям во всем – полноте картины мира, точности решений, скорости действий.

Государственный монстр, производящий ложь и насилие, ещё жив и нервно размахивает щупальцами, но он уже проиграл будущее этим людям.

У этих молодых людей есть прививка от путинизма. Они не вляпались в  нашизм, молодогвардейство, патриотическое байкерство, фальшивую позолоту официальной церкви. Они не продавали душу за карьеру, не предавали друзей за должности и зарплату, не врали публично, не разучились краснеть, они знают смысл слова «стыдно».

Эти люди равнодушны к требованиям властей: «Мы это не разрешаем, значит, вы не имеете на это право». Они изначально знают, что имеют право.

В них нет страха – цемента всей советской и постсоветской (в том числе путинской) политической системы.

Такие люди и стали той самой долгожданной альтернативой продажной и  трусливой политической элите, сформированной Путиным за понюшку ворованного табака.

Их протест – это протест против лицемерия, ханжества, подлости. Их  марши и митинги – это движение живых людей против манекенов, историческая судьба которых предрешена.

Остается самый важный вопрос – куда и как двинется эта позитивная мощная энергия новой жизни.

Протест 2017 года существенно отличается от протеста 2011 года тем, что в 2011 году протестовали в основном избиратели – люди, голос которых был украден на выборах. Этот протест не привел ни к каким политическим результатам и был подавлен. Власти жестоко переиграли протестующих избирателей. Полугодовой протест был затоптан 6 мая 2012 года на  Болотной.

В 2017 году главной действующей силой протеста стали люди, которые не  голосовали ни в 2016 году на провалившихся по явке парламентских выборах, ни ранее – большинство из них либо не пришли на выборы, так как не увидели среди участников кампании своих представителей, либо не  могли этого сделать в любом случае – им только сейчас исполнилось либо завтра исполнится 18 лет.

Власть и партии разучились разговаривать с нормальными свободными людьми на человеческом языке, они привыкли общаться с зомби, когда обратная связь в принципе не требуется, так как действующей политической системой предусмотрена только одноканальная коммуникация – сверху вниз.

А коммуникация властей и партий со свободными людьми – это коммуникация по горизонтали, на равных. Такой коммуникации в современной политической системе России сегодня нет, такое общение системой не  предусмотрено.

В нынешней политической системе свободные граждане не видят представителей своих интересов. Эта система подачек и поклонов основана на соглашательстве, в том числе постоянном моральном компромиссе оппозиции и власти, когда действия политиков коренным образом отличаются от мнений и намерений избирателей и мотивированы только инстинктом политического самосохранения.

Политическая система России коррумпирована в первую очередь морально, и на этой моральной коррупции держится машина экономической коррупции, машина всепроникающего воровства и казнокрадства, фильм о которой стал детонатором уличного протеста 2017 года.

Именно поэтому политические партии не почувствовали протест 26 марта, не ожидали его и оказались в этот день неадекватны новой повестке дня.

Такие политические силы представителем новых граждан не могут быть по определению. А кто-то – должен стать.

У власти есть мощный инстинкт подавления, и 26 марта он сработал во  многих городах. Показательная жестокость, тысячи без разбору задержанных, сфабрикованные дела, лжесвидетельства «виновности» – это естественная реакция полицейского государства на гражданский протест.

Но такая реакция – путь в государственный и общественный тупик. Она работает против тех, кто боится. А против тех, кто не боится, она не  работает. Словосочетание «несогласованное публичное мероприятие» 26 марта утратило свой сакральный запретительный смысл. «Вы нам запрещаете? Вы не хотите с нами разговаривать, не хотите слышать нас? Значит, мы  сделаем именно так, как хотим».

Общество, вышедшее на улицы, чувствует и понимает свою силу. Перед ним всегда возникает искушение – не только протестовать на улице, но и сменить власть на улице. Это кажется многим намного легче и проще, чем сменить власть на выборах, которых давно нет.

И вот здесь – принципиальная развилка.

Стране нужны честные выборы. Нужны, как кислород. Нужны больше, чем деньги. Иначе вектор позитивной энергии улицы может заработать в другую сторону. В том числе против самих людей, вышедших на протест 26 марта.

Самый важный вопрос сейчас – придут ли эти люди на выборы, будет ли им за кого голосовать и будут ли выборы честными.

Кто сможет стать представителем их интересов?

Кто сможет привести их на избирательные участки?

Кто сможет получить большинство голосов этих свободных граждан?

Эти вопросы стоят сейчас в равной степени перед всеми – ошарашенными властями, провалившимися политиками, проституирующей прессой, самими гражданами, которые, возможно, только 26 марта задумались о том, что живая политика существует и вышла в свет. И это уже – их личная ответственность, о мере которой они, возможно, сами задумались впервые.

Вопросы поставлены не властью, а жизнью, вышедшей на улицы.

26 марта стало ясно, что жизнь претендует на власть.

Теперь нужно найти такую дорогу к власти, которая не обрушила бы саму жизнь.

Источник

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире