scandalmax

Максим Александров, журналист

18 ноября 2012

F
18 ноября 2012

Фиаско воли

По поводу вчерашнего инцидента на матче Динамо-Зенит.

Понимаете ли в чем дело: футбольные фанаты в России — отвратительная и вредная штука. К сожалению, в нашей стране (за последние 20 лет) (стараниями немногочисленной но очень агрессивной группы гопников) сложился четкий стереотип: футбольные стадионы посещает неотесанное агрессивное стадо, а футбольное боление — развлечение для люмпенов или тренинг для «уличных бойцов».   

Это, разумеется, неправда. Футбол это очень умная (требующая для понимания немалого напряжения мозга),  очень драматичная (на уровне хороших романов и фильмов) и очень красивая (чтоб оценить эту красоту надо немного постараться, примерно как и с оперой, например) игра. Ее история в последние сто лет была важной страницей истории прогресса человечества. Футбол интересно смотреть, за футбол интересно болеть, про футбол интересно и полезно читать, думать и говорить. 

Никакого отношения ко всему мной сказанному не имеют те 40-60 тысяч  отморозков в России, которые на стадионах сжигают иконы и кораны, мочат друг друга и всех подряд дубинами и кулаками, хором матерят судей и игроков, наполняют комментарии на спортсайтах поспешноглупыми словами тотальной ненависти. Это прослойка населения, которая всегда присутствует в любом обществе и которая в России в 90-00е годы самоосознала себя под видом «футбольных фанатов».  Они могли бы стать хунвейбинами в Китае или штурмовиками в Германии, куклуксклановцами в США или террористами в Саудовской Аравии. В России они могли бы стать, наверное, какими-нибудь нашистами или комсомольцами, но в силу целого ряда причин они собрались в полувоенизированные группировки под видом «болельщиков».   

Именно из-за них в России не популярен футбол. Потому что — это надо понимать — популярность футбола определяется не количеством членов фан-клубов и даже не количеством людей способных рвануть на выезд в Польшу. Нет, популярность футбола определяется интересом к футболу людей далеких от него, «обычных людей» — даже не «кузьмичей» а мамаш и бабуль. Популярность футбола — это когда имена и внешность игроков сборной знает домохозяйка средних лет, когда портрет вратаря на пачке пельменей существенно увеличивает массовые продажи, когда в популярной игровой телепрограмме футболисты присутствуют в одном ряду с певцами, режиссерами, политиками, фотомоделями и прочими звездами.

В Англии, Италии, Бразилии или Голландии популярен футбол (а в Литве, например — баскетбол, так исторически сложилось). В России популярны другие виды спорта, совсем не олимпийские — типа «отжать и убежать» или «групповой избиение или изнасилование». Интересоваться футболом приличному человеку даже как-то неудобно — поэтому он обычно оправдывается (во-первых, воспоминаниями о детстве, а во-вторых, огульяным охаиванием всех футболистов подряд).  

На чемпионате Европы в этом году русские болельщики резко выделялись на фоне любых других. Унылые рожи, агрессия, готовность не к карнавалу а к войне, ругань в адрес всех и вся, включая «своих» же — это мы, русские (и я, как видите, такой же — по этому посту понятно). Кажется, такие же дикарские манеры среди европейских фанатов свойственны только сербам (может кого-то и забыл) — какое же счастье что они не доезжают до крупных турниров уже довольно давно. Но сербам это можно простить хотя бы потому что их фанатские группирвоки создавались на фоне межнациональной розни, закалялись во время войн, а потом сплачивались горем всенародного поражения. А наши с чего такими животными сделались?   

Не думаю, что эта ситуация безвыходна. Выгнать со стадионов и разослать по ссылкам агрессивную часть молодняка и подстрекателей, чтобы на стадионы снова могли ходить дедушки с внуками и молодые хлыщи с только что склеенными девицами — это не так уж трудно. Научить стадионы петь наши версии «You''ll never walk alone» вместо того что  орут сейчас — вполне возможно. Нужна только воля, воля нормальных разумных людей, ОБЫЧНЫХ ЛЮДЕЙ.  Однако в условиях дикой русской демократии воля «обычных» людей не котируется, ее вес принято считать ничтожным на фоне воли Радикалов. Нынешняя демократия в России — это демократия громкости глоток. Полсотни тысяч крикливых воспринимаются как бОльшая сила, чем десять миллионов спокойных. 

Да к тому же «рассудительные», вместо того чтобы пытаться указать тени ее место (а «фанаты» — это именно тень, жалкая тень настоящего культуры футбольного боления), занимаются тем что подсчитывают, какой процент гопоты одевается в синие, а какой в красные цвета (ага, квадратики на юзерпике). Да какая разница? Наверное, действительно, среди спартаковцев повыше процент гопников, динамовские гопники отметились более циничными и жестокими «акциями», зенитовские наносят больше ущерба, а махачкалинские гопники вообще «черножопые» и потому уже по умолчанию виновны во всех грехах. Но какая, ёлки палки, разница? Примерно 85% (+— 10%) людей болеющих за любой клуб — это добропорядочные бюргеры, веселые студенты, старички на лавочках и школьники-фантазеры. Им нет никакого смысла всячески отмазывать бритоголовых  в «розах» только потому что «это наши сукины дети» — но они это зачем-то делают!  Если сукины дети, по случайности одетые в цвета твоей любимой команды, стреляют по футболистам противника (а хоть бы и по своим), то в высшей степени глупо оправдывать их поступки тем что «а чо вот те, другого цвета, сукины дети на нас матом ругались и язык показывали? они сами начали…». Надо гнать сукиных детей вон, не различая цветов.  

Теперь пару слов о том, почему этого еще не сделано, почему мы сиди и ждем своего «Эйзеля». Да и одного слова хватило бы — СТРАХ. Как обычно, всему виной страх. Страх этот того же рода, что у молодых прилично одетых людей, проходящих мимо гопника, матерящегося на свою телку, и машущего на нее кулаками. «Неохота связываться», ага. «Вот счас встряну, а он мне фингал поставит, а мне на совещание», «а вдруг брюки порву», «а потмо менты обоих заметут за драку», «ну он ее пока не начал бить, может они так просто разговаривают» ну и так далее. И все это в общем-то вполне обоснованные рассуждения, да. Так и «футбольные начальники» — ну вот начнут они, скажем, выметать позорной метлой фанатье с трибун — а вдруг те какую-нибудь «манежку» устроят? Или акцию протеста замутят? Письмо премьер-министру напишут? «как бы чего не вышло», в России чиновникам лучше не привлекать к себе внимание, авось пронесет, а вот начнешь что-то делать-менять — привлечешь внимание и точно огребешь по полной. И не могу их винить — сам такой, стараюсь не высовываться, а то высунувшихся ведь по самую шляпку в пол забивают, обычно. Не одни так другие, не «государство» так «народ», не правые так левые. Вот только когда так начинают рассуждать все, то на улице никто не рискует подойти к гопнику избивающему женщину, а «Эйзели» становятся обыденностью.  

Хуже всего то, что сейчас, кажется, принято решение не выгонять фанатов с трибун — а наоборот, отдать им стадионы полностью. Планируется создавать организации «болельщиков», которые будут строиться по тому же военизированному образцу — то есть государство требует от захватчиков, в конце80х/начале90х узурпировавших образ «футбольного болелы», чтобы они просто навели внутри своих организаций дисциплину и ужесточили иерхархию и вертикаль власти — и все, ок, можете дальше «болеть». А «кузьмичи» вас теперь должны слушаться.

Чемпионат мира по футболу мы, может быть, и проведем. Но болеть за футбол мы, нормальные люди, и в дальнейшем будем предпочитать на стадионах европейских стран, а не дикой Азии.  дикая Азия — это, кстати, где-то начиная примерно с линии Таллин-Минск-Киев и дальше на восток.  В Европе я могу пойти на стадион с отцом, женой и детьми (а могу и один). В Азии — только с корешами.

Про Охлобыстина. Вернее, про обсуждения.

1. «Расскажите вкратце, чо там было-то?!»

Это было яркое, энергичное и зрелищное выступление популярного артиста. Просто формат неожиданный. Большинство людей воспринимают любое культурное явление с помощью готовых шаблонов. Ну знаете — если на афише фильма написано «комедия» то люди будут пытаться смеяться, даже если в  фильме нет ничего смешного. Еще интереснее — если на афише хорошей мелодрамы написать «фильм ужасов» то люди будут воспринимать его как плохой фильм ужасов а не как хорошую мелодраму.
Так вот, на афише «доктрины77» не было написано ничего.
А  если бы эти полтора часа можно было описать в 140знаках — то вот  честно, не стоило бы и огород городить. Мы живем во времена когда почти  все люди действительно уверены что если какую-то книгу нельзя пересказать коротко и ясно — значит и читать ее не стоит. А ведь на  самом деле все наоборот!


2. «Я начала слушать и ничего не поняла, по-моему у него шизофрения»
«Я заметил две цитаты — одну из Вуди Аллена и одну из Гитлера — и сразу все понял» (что это шутка. что это горячесный бред. что это предвыборная телега в стиле жирика и т.п.)


Практически весь текст, все жесты и вся подача выступления Охлобыстина были цитатами откуда-то. Я  узнал далеко не все, но чаще всего цитату можно узнать по форме, даже не  зная источника.
Правильный подход к «Доктрине77» — это восприятие ее как целой структуры а не списка тезисов. Отдельные тезисы могут быть спорными и даже неверными, но обращать внимание на это — все равно что возмущаться тем что в фильме «Догвилль» у Николь Кидман туфли с лаком на  ногтях не сочетаются. «Доктрина77» это не политическое высказывание а  произведение искусства, причем неотъемлемой его частью являются не  только слова, жесты и интонации Охлобыстина, но и зрители на стадионе (как сбегающие через 10 минут, так и аплодировавшие в финале), и даже  прелсовутый тариф Билайна. Повторяю: без знания о том что на стадионе сидит сорок тысяч человек и слушают этого трагикомика в белом плаще — невозможно рассуждать о содержании «Доктрины».
(И именно поэтому, кстати, не следует читать стенограммы. А то помнится моя мама почитала переводы песен Курта Кобейна и сказала что ничего не поняла, угу)

3. «Это рекламная акция — Охлобыстин рекламировал тариф Билайна»

Вы  уж простите заранее, но людей которые перепостили эту литвиновичевскую ерунду надо временно лишить права голоса на выборах. Это ж какую некритичность восприятия надо себе нарастить, чтоб такое принять всерьез?
Это тариф был создан (причем давно и открыто) для рекламы «Доктрины77», а не наоборот. Если людей можно убедить в том что все наоборот — значит их можно убедить в чем угодно: в том что Ходорковский взрывал дома в Москве, в том что Стаса Михайлова раскрутила Светлана Медведева, в том что в Иране едят жидов и в том что в США на каждом углу геи проводят парады.
На моей памяти «рекламой билайна» объявляли уже и георгиевские ленточки, и цвета «Правого дела», теперь вот  Охлобыстина ею тычут — и каждый раз как первый.


4. «Мне не нравится национализм, аристократизм, я не доверяю Охлобыстину как потенциальному президенту страны»
«Мне не понравилось шоу — оно было плохо снято, Охлобыстин то и дело сбивался, картавил сильнее обычного, было сильно затянуто вступление и  мало эффектных ходов»


Согласен с этими утверждениями. Да, неидеальное исполнение. И да — идеологически Охлобыстин мне не слишком близок.
И….?
Месяц назад я писал про это: http://maxalex.livejournal.com/741135.html? в 20 веке в мире (и в россии в частности и в особенности) только тем и  занимались что разочаровывались в идеях. мы последовательно разочаровались в религии, монархии, коммунизме, анархизме, фашизме, искусстве, науке, демократии, национализме, стабильности, революции, толерантности, гуманизме и мультикультурности. Человек начала 21 века = это человек предельно разочарованный, не верящий ни во что святое, не  уважающий никого и ничего и до предела циничный, но при этом с мешаниной обломков разбитых идей в голове. Брейвик — человек 21века, он вскормлен пеплом великих идей. Дети сходят с ума в мире в котором не во что верить.
Охлобыстин пытается дать людям веру и покой — ведь человек без веры не может быть спокоен. Это не та вера которую приму я или многие из вас. Но он открывает путь новым пророкам, которые помогут людям найти свой путь к покою.
Мы заслужили покой.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире