samodurov

Юрий Самодуров

26 августа 2017

F

Милосердие к пострадавшим конечно необходимая добродетель.. Но необходимо и еще кое-что помимо этой добродетели, чтобы деятелей культуры не арестовывали и созданные ими институции не уничтожали под предлогом экономических нарушений. Когда власти «кошмарили» и закрывали негосударственный Музей Пермь-36, когда минкультуры убрало Марата Гельмана из директоров созданного им Музея PERMM за выставку Слонова, когда потом минкультуры закрыло ГЦСИ, затем уничтожило негосударственный музей имени Н.К.Рериха, затем стало «кошмарить» Гоголь-центр под предлогом разных экономических нарушений, а на самом деле из-за того, что деятельность всех названных культурных институций даже не критикует, а просто не направлена на пропаганду этими институциями государственного патриотизма, православия и обходится без сотрудничества с РПЦ, поскольу их интересуют другие вещи, — огромное число известных деятелей российской культуры, в т.ч. сам Серебренников никак не употребили свой авторитет чтобы эти институции защитить и сохранить. Потому, к сожалению, дело и дошло сегодня уже до ареста человека создавшего «Гоголь-центр». Я не знаю, что здесь можно сделать, но знаю , что только милосердия, чтобы защитить Серебренникова недостаточно.

Вот мой прогноз по делу Кирилла Серебренникова исполнения которого я не желаю.

Я думаю, что несмотря на высказанную вчера публично множеством известных деятелей культуры независимо — наконец-то! — от их политических взглядов — солидарность с Кириллом Серебрянниковым , несмотря на их громкий и искренний протест против его задержания и помещения под домашний арест, несмотря на огромный резонанс в СМИ, вызванный арестом Серебренникова (даже по Евроньюс TV об этом аресте вчера сообщали несколько раз) — прогноз исхода этого дела плохой.

Повторяю, что мне хотелось бы ошибиться, но я думаю, что скорее всего Серебренников будет признан судом виновным (приговор предугадывать не хочу и не могу) , после чего Минкультуры разорвет с ним контракт и уволит с поста руководителя Гоголь-центра , после чего Гоголь-центр в том виде, в котором он существует сегодня прекратит свое существование или вообще будет закрыт .

Т.е. с Гоголь-центром будет то же самое, что в последние два года Минкультуры проделало с Государственным центром современного искусства и с общественным Музеем имени Н.К.Рериха, а именно , под разными предлогами, но абсолютно по одному и тому же идеологическому мотиву их уничожило. 

Мотив этот прост «как огурец». Ни ГЦСИ, не общественный Музей имени Н.К.Рериха, ни Гоголь-центр — не будучи ни на йоту оппозиционными Путину структурами и никаким образом не критикуя его, тем не менее абсолютно не соответствуют генеральной идеологической линии , обязательной в РФ, по мнению министра Мединского, для всех сколько-нибудь заметных и серьезных учреждений культуры — как государственных, так и негосударственных музеев, театров и их руководителей. Эта идеологическая линия направлена на поддержку государственного патриотизма, православия , сотрудничества с РПЦ.

В деятельности ГЦСИ, общественного музея имени Рериха, Гоголь-центра этих составляющих не было не потому, что они против них возражали, а потому что их интересовали и они занимались совершенно другими вещами.

Поэтому, мой прогноз — что Гоголь-центр будет Минкультуры уничтожен, а очень вероятное осуждение Серебренникова — является очень простым, но эффективным инструментом для достижения этой цели..

P.S. Я думаю, что Серебренников безусловно говорит правду , когда заявляет , что все средства в хищении которых его обвиняют он потратил исключительно и только на осуществление различных проектов. Было ли при этом какие-то нарушения процедур ? — не столь важно. Важно, что он не присваивал полученные от государства деньги и не тратил их на себя , не покупал на эти деньги домов на Рублевке, не плавал на яхтах и т.д., а тратил эти деньги только на свою работу , т.е. на то, на что эти деньги и выделило ему государство…


Почти все известные деятели науки и культуры включая Серебренникова остались равнодушны и не выступили с протестом против уничтожения министром культуры РФ по идеологическим мотивам Государственного центра современного искусства, затем общественного музея имени Н.К.Рериха, а сегодня в «повестке дня» уничтожение Гоголь-центра по тем же самым идеологическим мотивам.

Я писал об этом 26 мая с.г. в статье «Почему уничтожили ГЦСИ, общественный музей имени Н.К.Рериха и «кошмарят» Гоголь-центр» http://echo.msk.ru/blog/samodurov/1988312-echo/
Арест Серебренникова и означает уничтожение созданного им Гоголь-центра.
Бороться только за освобождение Серебренникова и за сохранение Гоголь-центра, игнорируя закрытие ГЦСИ и уничтожение общественного Музея имени Н.К.Рериха, я не готов и не хочу.
Думаю, что бороться надо и за сохранение Гоголь-центра и освобождение Серебрянникова и за отмену распоряжений минкультуры об уничтожении ГЦСИ и общественного музея имени Рериха ОДНОВРЕМЕННО. 

Именно c мысли об отсутствии солидарности среди деятелей культуры, когда речь не идет о них самих или их друзьях я и начал этот пост, чтобы объяснить читателям почему Серебрянникова власти решились арестовать. И я полагаю, что это правильно — начать с этой мысли. Писать о сочувствии и возмущении арестом Серебренникова не сложно. Сложнее брать на себя ответственность за собственное молчание в тех возмутительных случаях, о которых я написал. И Серебренников и его защитники, к сожалению, молчали, когда уничтожали те институции культуры о которых я написал в своей статье на Эхо Москвы. 
Молчание и отсутствие солидарности среди деятелей науки и культуры, когда речь идет не о неприятностях для них самих или для их друзей объясняет почему власти решились Серебренникова арестовать.

Вчера вечером 13 августа 2017 г. в московском хосписе умерла от рака один из числа самых долголетних по стажу своей работы в Сахаровском центре сотрудников Татьяна Петровна Громова. Она пришла на работу в Музей и общественный центр имени Андрея Сахарова, когда я был его директором и много лет мы работали с ней вместе. Татьяна Петровна сразу стала первым главным хранителем художественных коллекций и фондов музея и была им много лет, все годы нашей совместной работы в Музее.

Татьяна Громова была чрезвычайно добросовестным, скромным, очень неконфликтным человеком и сотрудником на порядочность, честность и надежность которого полагались все, кто с ней работал. Ни разу не стремилась встать " на пенек", в этом сказался не только ее характер, но возможно и ее образование — она окончила Бауманский институт и много лет работала по специальности. С 17 июля 2017 года, т.е. меньше месяца назад она взяла очередной отпуск в Сахаровском центре, а через неделю легла в больницу. До последнего дня перед отпуском она ходила на работу в Сахаровский центр,хотя чувствовала себя плохо..

О своей болезни она узнала в декабре 2016 года и почти никому об этом не говорила. От ее и моих общих старых коллег по работе в Музее и общественном центре имени Сахарова я узнал о том, что Татьяна Петровна больна раком, меньше месяца назад. К счастью, в больнице и затем хосписе Таню не оставили в беде и постоянно навещали ее брат со своей женой. Трое-четверо ее и моих бывших коллег по работе в Музее, в их числе и те, кто много лет назад покинул Сахаровский центр, и другие ее подруги…

Мы с Татьяной Петровной были ровесниками. Сгорела она от страшной болезни всего за месяц…

В хосписе Таня прожила дней 10-12. Мне было очень страшно пойти к ней в хоспис, но я знал, что не прощу себе ни как бывший ее директор, ни как человек, ни как ее коллега, если не побываю у ней .И я был очень благодарен Тане за то, что в ответ на переданный ей мой вопрос — согласна ли и хочет ли она меня увидеть? — она передала, что хочет и готова. Все-же один я не осмелился к ней пойти и пошел вместе с моей женой , в прошлом коллегой Тани по работе в Музее (навещавшей ее много раз в в последний месяц жизни и дружившей с Татьяной Петровной еще с доинститутских времен).

Навестил я Татьяну Петровну в хосписе 6 дней назад.

Мы с женой долго сидели у ее постели сначала в палате, а потом и на улице, куда Таню вывезли подышать. Было совсем не страшно. Таня все понимала и просто слушала, что мы ей рассказываем. Но т.к. спина и руки у ней от долгого лежания затекали она просила мою жену их помассировать..

Совершенно не жалуясь, своим обычным тоном она один раз сказала , что очень тяжело уходить. А еще сказала мне, что просит на нее не сердиться, и что всегда ко мне — в те годы когда мы вместе работали — хорошо относилась. Последние два дня жизни она была уже без сознания. Татьяна Петровна была достойным и хорошим человеком, она была не борцом, а опорой. Так же достойно и очень мужественно она приняла свою болезнь и свой конец. Татьяна Петровна очень много делала и сделала для того, чтобы коллекции и фонды Музея и общественного центра имени Андрея Сахарова были в порядке и я благодарен ей за это.. Я рад, что трое ее подруг по многолетней работе в музее были с ней до самого конца и ее не оставили.. .

Говорить и писать сейчас только о политическом и законодательном равенстве людей, о  правах и свободах человека и их соблюдении применительно к будущему нашей страны — как сущности модернистского проекта в России, по-моему, уже просто невозможно.

То, что люди должны иметь равные права перед законом, а политические права и  свободы людей включают свободу политических союзов, свободу слова, свободу вероисповедования, политически неангажированный и беспристрастный суд, свободные и честные выборы всех уровней власти, гуманное отношение к людям в  местах заключения и т.д. и т.п., а также то, что у нас в государстве допустимо существование любых форм собственности на средства производства и государство обязано все эти требования граждан выполнять (хотя очень часто эти требования сегодня государством не соблюдаются, что остается огромной и нерешенной проблемой) уже с конца 1980-ых — начала 1990-х годов является общепризнанным в  российском социально-политическом дискурсе и давно решенным в теории модернистского проекта общим местом.

Поэтому сегодня модернистский проект стоит обсуждать прежде всего в плане вопроса, который не решен не только практически, как вышеупомянутые проблемы, но не решен и теоретически и даже не поставлен. Это вопрос — что именно  понимается в России в условиях рыночной экономики под социально справедливым и социально несправедливым обществом и  какие механизмы, обеспечивают обществу в условиях рынка социальную справедливость и минимизируют социальную несправедливость?

По  Конституции в соответствии с пунктом 1 статьи 7: «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Пункт 2 статьи 7 Конституции говорит, что  «В Российской Федерации охраняются труд и  здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии , пособия и иные гарантии социальной защиты». Есть и еще статьи в Конституции трактующие о социальной справедливости и механизмах ее обеспечения, в частности, статья 2,  которая  говорит: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства» (я бы обязательно добавил к этому, что защита своих прав и свобод это еще и обязанность и право граждан) и статья 8.1, в которой говорится: «В Российской Федерации признаются и  защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности» (я бы обязательно добавил к этому, что в РФ признается и  защищаются только легитимная собственность, т.е.  та и только та собственность которая являются юридически законной и вместе с тем происхождение (источник) которой признается большинством общества честным и морально допустимым). По-моему,  вышеприведенных конституционных положений недостаточно для ответа на вопрос, какие механизмы, обеспечивают  в условиях рынка социальную справедливость и  минимизируют социальную несправедливость и что именно понимается в России в  условиях рыночной экономики под социально справедливыми и несправедливым обществом?

Сразу скажу, по-моему, обеспечение норм социальной справедливости в условиях рыночной экономики означает точнее должно было бы означать поддержку в стране законодателями, правительством, политиками существующих и возникающих в российском обществе в  ходе его экономической, политической, культурной жизни справедливых социальных неравенств и минимизацию несправедливых социальных неравенств . Я считаю так потому, что многие мои знакомые, я сам и, как мне представляется, большинство граждан  в нашей стране в общем и целом хотят  видеть российское общество более справедливым.  Люди достаточно остро воспринимают и  переживают не только условия своей жизни, но и плохие условия жизни других людей и чувствуют несправедливость (когда встречаются с ней) не только в  отношении себя, но и в отношении других. При этом некоторые социальные неравенства в условиях жизни в стране люди  воспринимают и оценивают как в конечном счете социально справедливые и  правильные, потому они и не вызывают неприятия, а какие-то другие социальные неравенства считают несправедливыми и неправильными поэтому  недовольны ими, критикуют их, а иногда стараются изменить.

Справедливость и несправедливость социальных неравенств означает, по-моему, только то, что люди в массовом порядке и закономерно воспринимают и оценивают какие-то социальные неравенства — в зависимости от сферы их проявления, от тех или иных источников их происхождения и в зависимости от глубины (величины) неравенств — как нечто нормальное, естественное и справедливое или как нечто несправедливое и неприемлемое (хотя это определение и кажется тавтологией, но это не так).

Например, неравенство в доходах источник которого  — добросовестный, честный интеллектуальный и  физический труд разной квалификации, запатентованные  изобретения и открытия большинство людей в современном российском обществе воспринимает в целом как справедливое, правильное, необходимое. Большинство россиян, как я думаю, считают справедливым и нужным, чтобы зарплата у профессоров ВУЗов была, например,  в несколько раз больше, чем у менеджеров по  продажам в магазинах и больше,  чем у  машинистов метрополитена. То, что у нас, хотя бы и в рыночной системе, часто бывает наооборот большинство российских граждан расценивают, хотя и мирятся с  этим, как социальную несправедливость.  Заметим, что точно так же справедливость / несправедливость данного социального неравенства оценивалась людьми и в СССР в  условиях командно-административной системы.

Аналогичным образом неравенство в доходах источником которого  является разное должностное положение в  организации сотрудники этих организаций и большая часть  общества  сегодня воспринимают в целом как правильное и справедливое при условии, что разница в доходах в зависимости от должностного положения людей в бюджетной организации отличается не в 50 и не в 100 раз, а допустим в 5 раз у директора и  инженера  и в 10 раз у директора и  вахтера. Таким же в точности образом справедливость / несправедливость зависящего от служебного положения социального неравенства в доходах оценивалась людьми и  в СССР (иногда это тоже приводило к конфликтам, так когда мой знакомый очень высоквалифицированный блестящий токарь стал получать за свою работу «слишком много», т.е. больше чем директор завода, где он работал, токарю приказом  директора снизили расценки за выполняемую им  работу).

А  вот в честно созданном и честно ведущемся бизнесе в современной России абсолютный размер доходов и  разница в доходах у  владельцев фирмы и ее рядовых сотрудников  с точки зрения и  самих сотрудников и большинства российских граждан может  быть по справедливости больше, чем у сотрудников бюджетных организаций. Во сколько раз больше  — это вопрос для обсуждения и договоренностей сотрудников с владельцем бизнеса и вопрос о размере прогрессивного налога  для владельца этого бизнеса, но во всяком случае  не во много сотен или тысяч раз, как это сегодня бывает.  К нашим олигархам это неприменимо. Их на залоговых аукционах создал Кремль и, по-моему мнению, их бизнес вообще не должен существовать.

В  целом социальная справедливость / несправедливость социальных неравенств в  условиях рыночной экономики сегодня, как это ни парадоксально,  по-моему, определяется тем же фактором, что и  в СССР во времена плановой административно-командной системы, а именно  — поддержкой и одобрением людьми  справедливых социальных неравенств и  стремлением людей к минимизации несправедливых социальных неравенств. Но при этом сам «перечень» существующих сейчас в России в условиях рыночной экономики социальных неравенств и их оценка общественным сознанием частично (но только частично!) другие, чем это было в СССР.  Социальное неравенство в доходах у людей одной квалификации  живущих в крупных и  маленьких городах, социальное неравенство в доступности и возможности для людей  в больших и маленьких  городах получить  хорошую и интересную работу, хорошее  образование, необходимую медицинскую  помощь, социальное неравенство в возможностях людей в больших и маленьких городах увидеть новые спектакли,  выставки,  социальное неравенство возможностей у людей в больших и маленьких городах и селах для общения с новыми лицами и широте общения, так же как и желание людей живущих в больших и маленьких городах и селах эти социальные неравенства минимизировать и чем-то компенсировать существовало и в царской России и в СССР и в современной России в условиях рыночной экономики по историческим, географическим, экономическим, политическим, культурным причинам..

Важно, что люди вполне определенно и закономерно и, так сказать, массово и вполне обоснованно и объективно ощущают  и оценивают справедливость или  несправедливость  тех или иных социальных неравенств в условиях жизни в связи с происхождением (источниками) этих неравенств, их величиной и  сферой их действия. Конечно во время эпох общественного психоза, как например в  СССР во время коллективизации и большого террора или в нацистской Германии во  время действия антисемитских законов и т.д. социально нормальные и социально правильные оценки людьми справедливости и несправедливости социальных неравенств невероятно искажаются..

Но  в более менее обычных, не  экстраординарных политических условиях жизни большинство людей воспринимает различные социальные неравенства в условиях жизни людей и разных групп общества вполне объективно и оценивают их по обычным человеческим и гуманистическим критериям как справедливые и нормальные либо как несправедливые и неприемлемые.

Например, недоступность для большого числа больных в современной России необходимого им  по жизненным показаниям бесплатного и высокотехнологичного лечения в нашей стране и то, что для богатых людей такое лечение возможно и доступно за  границей большинство российских граждан воспринимает сегодня, я думаю, не как несправедливое социальное неравенство в доходах, а как критический недостаток в  организации медицины в нашей стране и как несправедливое социальное неравенство в условиях  реализации гражданами конституционно и общественной моралью признанного  права граждан страны на получение ими необходимой медицинской помощи.  Дело не только в том, что в СССР медицина была бесплатной и пожилые и малообеспеченные люди привыкли считать это положение социально справедливым. Важную роль в такой оценке играют и представления людей, в т.ч. молодых о государственных и общественных идеалах.

Еще пример из этой сферы жизни. Сегодня в российских бюджетных больницах  при операциях замены суставов пациенты и их родственники должны сами покупать  дорогостоящие отечественные или еще более дорогостоящие импортные протезы («железо»), стоимость которых часто превышает сто тысяч рублей, и далеко не все больные и их родственники могут их  купить, хотя многие могут. Мне кажется, что такое положение дел  в целом оценивается большинством людей не  как социально несправедливое неравенство в  доходах , а как невыполнение государством  гарантированный конституцией  обязательств по представлению людям необходимой им медицинской помощи.. А вот еще более вопиющий пример социально несправедливого и постыдного неравенства в  медицинской сфере. В Москве существуют хосписы для помощи  тяжело и неизлечимо больным раком людям и их семьям (хотя в московские хосписы больным видимо достаточно сложно попасть, даже если это необходимо и они этого хотят), а вот во  многих сравнительно крупных российских городах хосписов для помощи тяжело больных раком людям  до сих пор нет.  И это ведь тоже значимое для очень многих и  неприемлемое социальное неравенство в положении больных и членов их семей  и в праве на получение больными необходимой им медицинской помощи.

Важно учитывать, что в отличии от того, что было в СССР,  сегодня российское общество в целом  уже принимает и допускает существование и  платных клиник с более комфортными чем в бюджетных клиниках условиями пребывания пациентов для людей которые могут и  готовы за эти более комфортные условия платить, но при непременных условиях, что уровень необходимой медицинской помощи и бюджетных (бесплатных) и в платных клиниках должен быть с точки зрения медицины одинаково высоким и что при условии, что всем людям,  кто не могут или не хотят лечиться в платных клиниках, государство обязано обеспечить возможность получить необходимую им  медицинскую помощь в бесплатных клиниках.  При этом платные и бесплатные медуслуги должны быть, по-моему, обязательно разведены по разным учреждениям, потому что платная медицина в рыночных условиях может и должна строиться бизнесменами как бизнес (при  наблюдении государства за ее должным уровнем), а бесплатная медицина в бюджетных учреждениях и в рыночных условиях должна строится государством не как бизнес, а как общественно необходимая бесплатная социальная услуга.

В  общем плане очень разная степень доступности для людей в нашей стране необходимой им медицинской помощи, особенно когда значимым источником этой разницы является,  как это происходит сегодня, преобладающее развитие в стране платной медицины (притом не бизнесом, а государством!) и  меньшее чем в СССР внимание государства к  развитию бюджетной, бесплатной медицины и отставание ее роста и развития  в сегодняшних рыночных условиях от платной медицины большинство российского общества (в т.ч.материально хорошо обеспеченные люди), по-моему, воспринимают как новое, несправедливое и нежелательное социальное неравенство.

Еще одно новое и несправедливое в глазах общества социальное неравенство недавно возникло в нашей стране в связи с постоянно идущим сокращением бесплатных мест в ВУЗах. Меньшая чем прежде в СССР возможность для способных абитуриентов  хорошо сдавших экзамены попасть на бесплатное отделение для обучения в интересующем их ВУЗе, особенно если не попавшие на  бесплатное обучение способные абитуриенты не имеют средств для платы за  обучение ,  большинство общество сегодня воспринимает, по-моему,  как новое несправедливое социальное неравенство возможностей для одинаково способных людей получить высшее образование в условиях рыночной экономики.

 Социально несправедливым неравенством в  понимании почти всего общества является, меньший уровень зарплат учителей и  врачей в бюджетных школах и клиниках в сравнении, скажем, с зарплатами «неруководящих» категорий работников в министерствах  и областных администрациях.

Кажется приведенных примеров достаточно, чтобы сделать вывод,  к сожалению,  российское правительство, депутаты Госдумы и  российские политики не ставят своей задачей (ее нет даже  в общественно-политическом дискурсе)  минимизировать вышеназванные и многие другие существовавшие ранее  и вновь возникшие в условиях рыночной экономики несправедливые -  с  точки зрения большинства общества -  социальные неравенства. И депутаты и правительство вместо этого просто время от времени говорят о необходимости повысить зарплаты разным категориям бюджетных работников и даже повышают их время от времени сотрудникам силовых структур и органов власти.

Ради справедливости следует отметить, что предоставление московским правительством пенсионерам  — жителям Москвы  бесплатных проездных билетов на проезд в городском транспорте и подмосковных автобусах при том в  контексте постоянного  роста стоимости билетов на проезд в московском транспорте для всех других не имеющих льгот москвичей  воспринимается и московскими пенсионерами и  большинством жителей Москвы как социально справедливое неравенство между пенсионерами и людьми не имеющими права на бесплатный проезд  в силу небольшого размера пенсий и отсутствия других доходов у подавляющей части пенсионеров , и дороговизны билетов для проезда в городском транспорте (В СССР эта проблема решалась по-другому, проезд в московском транспорте стоил «пятачок» и целом был доступен для всех).  Но вот  отмена бесплатного проезда в московском транспорте для  пенсионеров -  жителей московской области,  ими и, как я думаю,  большинством жителей Москвы и Подмосковья  воспринимается как новая социально несправедливая мера и как социально несправедливое неравенство возможностей московских и подмосковных пенсионерами в вопросе пользования московским транспортом, тем более, что московские пенсионеры сохранили право на бесплатный проезд в  муниципальном транспорте .

Мне давно хотелось и хочется, чтобы предложения и дискуссии о  способах поддержки  справедливых и минимизации несправедливых социальных неравенств в условиях рыночной экономики в нашей стране  стали в глазах избирателей важной и  необходимой частью  дискурса и программ политических партий и кандидатов в президенты. Мониторинг и желание понять  — какие именно из социальных неравенств какие именно социальные группы и какая часть всего российского общества считают социально справедливыми и почему, а какие не справедливыми и почему, и задача поддержки справедливых и минимизации несправедливых социальных неравенств, уже давно должны были бы стать постоянным предметом исследований социологов и  политологов, общественных дискуссий, забот правительства, споров депутатов Госдумы, споров, договоренностей и компромиссов  думских фракций, политических партий, профсоюзов друг с другом и с государством. 

Но  ничего этого не происходит. Потому, по-моему, и провалились и стали не интересны и не нужны после 1991 года избирателям все демократы и все либералы, что отказались от важнейшей политической,  экономической, культурной и социальной цели и  задачи — поддержки в условиях рыночной экономики социальной справедливости и  уменьшения социальной несправедливости в российском обществе. Расчет Ельцина, Гайдара, а также большинства лидеров сегодняшней оппозиции (за исключением Явлинского) на то, что  идея и задача соблюдения государством прав и свобод человека и развитие рыночных отношений постепенно сами все в нашей стране поставят на правильные места и обеспечат создание не только  более свободного, но и более социально справедливого, чем в СССР общества,  думаю,  не оправдался.. Писал и говорил я об этом много раз и по разным поводам. В частности, в опубликованных в интернете статьях: «Почему народ не верит антисталинистам?», «Почему мы не там , где надо?», «Честно о Ходорковском и реформе конституции».

В  начале 2000-х годов я пытался и хотел сделать исследования и поддержку справедливых и минимизации несправедливых социальных неравенств в нашей стране одним из постоянных и значимых направлений в работе Сахаровского центра. Я хотел,  чтобы Музей и общественный центр «Мир, прогресс, права человека» имени Андрея Сахарова постепенно стал методическим и общественным центром этой деятельности. В 2003 году Музей и  общественный центр имени Андрея Сахарова выпустил объемный сборник статей «Справедливые и несправедливые социальные неравенства в современной России»  том I для подготовки и  издания которого нами был получен грант от Фонда Мак-Артуров для реализации этой идеи и приглашена в качестве научного руководителя и организатора авторского коллектива известный ученый, доктор наук.

К  сожалению, эта вымечтанная мной книга оказалась, на мой взгляд, крайне неудовлетворительной, о чем я и написал в ее предисловии.. Проблематику существования социальных неравенств в современной России и оценку их разными социальными группами как справедливых либо несправедливых почти все авторы вошедших в книгу статей не связали аналитически и фактологически с источниками происхождения и существования  ряда существующих в  стране и описанных ими социальных неравенств. Авторы книги также  не разделили аналитически две  принципиально разные с точки зрения их восприятия и оценки людьми «предметные» области существующих в России социальных неравенств. А именно,  социальные неравенства в бытовых ,  культурных и  материальных условиях жизни и работы граждане современной России при определенных условиях могут, я полагаю, воспринимать  как справедливые.  Например, большинство людей считают социально справедливой существующую, если она не слишком велика,  разницу бытовых условий жизни в городе и  деревне, существующую, если она  не слишком большая, разницу в зарплате у людей одной квалификации в городе и селе и т.д.. А вот сколько-нибудь заметные социальные неравенства в реализации прав на  беспристрастное правосудие, на получение необходимой медицинской помощи, на получение высшего образования, на реализацию политических прав и свобод  воспринимаются, по-моему, практически всеми находящимися в неравных условиях людьми, другими социальными группами и большинством нашего общества очень остро и  только как социально несправедливые, какими бы ни были источники неравенств в возможностях реализации этих прав .

В  результате авторами упомянутого сборника статей не была, к сожалению, разработана методика выявления, мониторинга справедливых и минимизации несправедливых социальных неравенств в современной России в рыночных условиях, без чего невозможна системная и разумная поддержка существующих справедливых и минимизации несправедливых социальных неравенств в нашей стране.

Эта основополагающая задача и проблема российского модернистского проекта, к моему удивлению, до сих пор не обсуждается и не вызывает интереса у политологов, социологов, политиков, профсоюзных и гражданских активистов, депутатов , а также руководства страны…

 

 8-9 августа 2017 года
05 августа 2017

Культурный шок

Я не понимаю одного, почему известные, авторитетные и статусные искусствоведы и музейщики Москвы , кого я знаю или хотя бы немного с ними знаком — Евгений Асс, Леонид Бажанов, Марат Гельман, Анатолий Голубовский, Екатерина Деготь, Андрей Ерофеев, Евгения Кикодзе, Андрей Ковалев, Алексей Лидов, Виталий Пацюков, Оксана Саркисян, Кирилл Светляков, Ольга Свиблова, Анна Толстова, Сергей Хачатуров, Василий Церетели , Кети Чухров — отстраненно или намеренно молчат, не бьют в набат и не протестуют из-за того того, что на их глазах Министерство культуры РФ и один хороший, но не слишком популярный государственный Музей уничтожает другой Музей — самый крупный общественный музей в России, присваивая себе при этом незаконно и цинично фонды и коллекции Международного центра Рериха?

Каждый из Вас считает, что общественный музей имени Н.К.Рериха созданный покойной Людмилой Шапошниковой и находящийся в бывшей усадьбе Лопухиных, которую восстановили из руин Людмила Шапошникова, Борис Булочник и Международный центр Рериха должен быть уничтожен?
Ведь своим молчанием Вы все косвенно берете на себя ответственность за это зло.

Я обращаюсь к Вам с этим вопросом потому, что в 1995-1996 году создавал , а в 1996-2008 был директором такого же негосударственного Музея и общественного центра «Мир, прогресс, права человека» имени Андрея Сахарова и знаю, какой это труд и удача суметь в нашей стране создать негосударственный музей и наладить его работу. Людмила Шапошникова и коллектив общественного музея имени Н.К.Рериха в свое время это чудо совершили. Теперь этот интересный всем, кто ценит творчество Николая Рериха и кому интересны его и его жены Елены Ивановны Рерих поиски совершенной этики, и непохожий на все другие музей для создания которого Святослав Рерих передал Международному центру Рериха художественное наследие семьи Рерихов уничтожает российское министерство культуры. Вы считаете, что это делается для блага российской культуры и для защиты и популяризации художественного, философского и этического наследия семьи Рерихов?


Культурный шок: в Москве продолжается уничтожение одного музея другим
Сегодня под руководством заместителя директора Государственного музея Востока Т.К.Мкртычева был демонтирован и увезен информационный щит общественного Музея имени Н.К.Рериха. MOS.NEWS

2 августа, когда зашел в Сахаровский центр попрощаться с Юрием Алексеевичем Рыжовым (знал его по работе, он был членом «Общественной комиссии по увековечению памяти и сохранению наследия академика Андрея Сахарова» и членом Попечительского совета Музея и общественного центра имени Андрея Сахарова) увидел, что с выставочного зала центра убрали баннер со словами выражавшими миссию центра. Этот баннер в 2008-2007 году или м.б. немного раньше сделала художник Наташа Магидова (текст был мой) и год или полтора тому назад он еще находился на своем месте.. Но и то сказать, провисел 10 лет. Срок немалый. Что-то более содержательное, новое и лучшее на месте снятого баннера пока не появилось.

Если бы я сегодня решил сменить этот баннер на «более современный» и более точно выражающий миссию Сахаровского центра ,то добавил бы в текст, что виден на фотографии всего два cлова (выделю одно из них разрядкой):
«САХАРОВСКИЙ ЦЕНТР СОЕДИНЯЕТ людей, реализующих свободу, права человека и с о ц и а л ь н у ю справедливость на разных языках: ПРАВО, ФИЛОСОФИЯ, ЭТИКА, ПОЭЗИЯ, ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО, ПОЛИТИКА, ПЕДАГОГИКА, НАУКА ТЕАТР, АРХИТЕКТУРА, МУЗЫКА, БИЗНЕС и многое другое.
САХАРОВСКИЙ ЦЕНТР ЯВЛЯЕТСЯ МЕСТОМ осуществления проектов и программ направленных на защиту и поддержку ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ, ТВОРЧЕСКОЙ, РЕЛИГИОЗНОЙ, ПОЛИТИЧЕСКОЙ, ГРАЖДАНСКОЙ, ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СВОБОД И ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И С О Ц И А Л Ь Н О Й СПРАВЕДЛИВОСТИ».

Фото Юрия Самодурова.Фото Юрия Самодурова.


Ничего подобного этой защите сотрудники и волонтеры российских музеев еще не совершали. Хотя в принципе эти круглосуточные вахты у ворот общественного Музея имени Н.К. Рериха можно сравнить с «Вахтой социальной защиты минералогического и геолого-палеонтологических музеев МГРИ» на пр.Маркса 11, которые в 1987 в августе-сентябре проходили у стены этого здания по часу в день в течение 30 или 40 дней подряд (за исключением воскресений) . Каждый день около 300 подписей неравнодушных прохожих собранных участниками вахты в защиту Музеев МГРИ отсылались с центрального телеграфа председателю правительства Н.И.Рыжккову и Б.Н.Ельцину в то время первому секретарю МГК. Ни тот ни другой на них не реагировали, дело решили СМИ и генсек Горбачев, до которого достучалась Светлана Бестужева, в то время автор популярной передачи «Прожектор перестройки».

Несмотря на равнодушие статусных и авторитетных московских искусствоведов и музейщиков к судьбе общественного Музея имени Н.К. Рериха его коллектив и друзья музея — волонтеры, в том числе приезжающие специально из других городов, продолжает бороться за самый большой негосударственный Музей России и провели уже 95-й ночной дозор у ворот общественного Музея имени Рериха, коллекции и здание которого цинично , с помощью прокуратуры по мародерски захвачено Минкультуры и Государственным Музеем Востока. Ничего подобного в российской культуре сотрудники музеев и волонтеры еще не делали! К сожалению, ночами невозможно собирать подписи неравнодушных прохожих в защиту общественного Музея имени Н.К.Рериха. Но кажется, подписи не собирают и днем. И это по-моему серьезный промах.

Фото Оливки Солнечной.

Минкультуры придумал новое определение современного искусства.

В Минкультуре появился новый Салтыков-Щедрин. Пишет и публикуется под псевдонимом «заместитель министра Аристархов».

Ответ на вопрос: «Это еще зачем?» по-видимому не очень сложен.

Минкультуры долго терпело современное и актуальное искусство в России, — то что в Европе и США известно в основном под именем Contemporary Art. В 1992 г. для поддержки и развития российского Contemporary Art министерство культуры решилось поддержать создание Государственного центра современного искусства (инициатором создания и первым директором, а затем художественным руководителем ГЦСИ был искусствовед Л.А.Бажанов). В 2017 г. настали другие времена , министр культуры Мединский «наехал» на ГЦСИ и присоединил его к РОСИЗО, созданному и задуманному для хранения и пропаганды советского искусства . И вот только что зам.министра культуры Владимир Аристархов придумал как без скандала (закрытие ГЦСИ все же было скандалом) еще больше «выпрямить линию» российского искусства и российских музеев..

Цель нынешнего министерства культуры — прижать и «зажать», а по возможности, свести на нет в бюджетных учреждениях культуры, в т.ч. художественных музеях все что не традиционно, непривычно, что не нравится и непонятно широкой публике, в чем нет духа православия и государственного патриотизма, в чем слишком много иронии и самоиронии, а иногда и оппозиционно-политических настроений. .

Распоряжение Аристархова (далее приводятся цитаты из этого документа) считать «современным искусством» — «искусство, создаваемое нашими современниками вне зависимости от того или иного художественного направления или формы выражения» (т.е. все, что делают все работающие и живущие сегодня в России художники, независимо от того, какие художественные средства , какие художественные формы они предпочитают и какие темы их интересуют — Ю.С.), и требование считать «актуальным искусством» — «искусство, содержащее в себе смыслы, в которых нуждается современное общество, имеющее существенное значение в современную эпоху, вне зависимости от времени создания» — великолепный административно-«щедринский» прием с большими целями!.

Смысл вклада Аристархова в искусствознание прозрачен. Деньги от министерства, которые продвинутые директора провинциальных музеев с огромным трудом выбивали и получали на закупку и устройство экспозиций и выставок современного и актуального искусства (contеmporary art) теперь по распоряжению министерства можно будет направить на закупку произведений и устройство выставок традиционного реалистического искусства переименованного Минкультуры в современное и актуальное! Это гениальное и простое как огурец решение — во-первых, теперь «за современное и актуальное» искусство в экспозициях и коллекциях, в выставочной работе музеям будет гораздо легче и проще отчитываться, во— вторых, министерству будет гораздо удобнее свести в деятельности музеев к минимуму все что министерству в современном и актуальном искусстве не нравится и не соответствует «линии партии», поскольку ссылки музеев на то, что они мол должны закупать и делать выставки современного и актуального искусства можно будет легко парировать — а почему же Вы не делаете выставки Шилова и Андрияки, допустим? Они ведь известные современные, актуальные и к тому же патриотичные художники..

Самые обычные и всем привычные реалистические пейзажи, натюрморты, ландшафты с церквями, реалистические станковые картины, портреты государственных деятелей и других знаменитостей, а также до сих пор не очень привычная зрителям абстрактная живопись, «реди-мейд» объекты, инсталляции, абстрактная скульптура, например, работы Игоря Шелковского, Андрея Красулина, Николая Наседкина, Дмитрия Гутова, Юрия Альберта, Никиты Алексеева и т.д. — все это официально должно теперь считаться и соответствующим образом учитываться музеями и рассматриваться ими «нераздельно и неслиянно» как современное и актуальное искусство. Например, в том что касается «актуальности» по Аристархову, работы Шилова и Андрияки безусловно следует предпочесть работам того же Красулина и Никиты Алексеева, поэтому работы первых закупать государственным музея будет можно, а работы вторых — нельзя.

Соответствующим образом теперь можно будет по требования местных художников изменить и состав закупочных комиссий для покупки их «современных и актуальных» работ и забыть о покупке contemporary art и упростить планы выставок и постоянных экспозиций и т.д и т.п. Думаю, что по мысли Министерства теперь многие местные художники — члены Союза художников смогут представлять в музейных экспозициях и на музейных выставках «современное и актуальное» искусство. То, что над этим будут смеяться даже «раки, едущие на хромой собаке» , Аристархова и Министерство культуры не волнует.

Я надеюсь , что литературно-щедринское решение проблемы современного и актуального искусства Министерством культуры, точнее желание Министерства избавиться от contemporary art (современного) и политического (актуального) искусства в российских музеях настоящие и умные директора и умные сотрудники российских музеев НАЙДУТ СПОСОБЫ САБОТИРОВАТЬ!

В подмосковном Красногорске уничтожают крупную художественную мозаику на здании созданную в советское время. Хорошую мозаику профессиональных художников (к сожалению не знаю их имен). На этой мозаике нет образов Ленина и Сталина. Зачем же ее уничтожать? Какие комментарии к происходящему нужны? Что варварство  всегда варварство? Что идиотизм  всегда идиотизм? Но это очевидно. Пожалуй, я бы предложил только один единственный комментарий. Неужели Красногорские власти способны это варварство допустить, а Московский союз художников, Академия Художеств и Союз архитекторов промолчат ? Фотографии идиотизма происходящего вчера и сегодня в Красногорске взяты мной в ленте фейсбука с ленты Евгения Соседова. Вот они:

Фото Евгения Соседова. 

Фото Евгения Соседова. 

Фото Евгения Соседова.Фото Евгения Соседова. 

Фото Евгения Соседова. 

Евгений Соседов добавил 5 новых фото — в городе Krasnogorsk, Moskovskaya Oblast', Russia

 Вчера в 14:24 · 

Такие теперь вкусы, была красивая, очень стильная мозаика, будет убогая плитка

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире