safanasev

Сергей Афанасьев

09 июня 2017

F

Реновация. Какая еще программа в Москве вызывала столь ожесточенные споры и дискуссии? У этой программы есть и сторонники, и непримиримые оппоненты. Неужели все так диаметрально? Натыкаясь раз за разом на гневные «отповеди» новой московской реновации в социальных сетях от ряда лиц, не могу не высказать свое мнение по данному поводу. Особенное внимание привлек пост профессора Нины Брагинской, которая, похоже, решила, пользуясь и без того сложной ситуацией вокруг реновации, обвинить во всех смертных грехах власть и спикера Госдумы, в частности, а заодно и забить голову простым гражданам.

Но, обо всем по порядку. Необходима ясность, в том числе и правовая. Под «реновацией» в текущем случае понимают снос пятиэтажек (как правило возведенных во времена Хрущева — так называемых «хрущевок»).

Вот уже и Мосгордума 17 мая 2017 года приняла закон «О дополнительных гарантиях жилищных и имущественных прав физических и юридических лиц при осуществлении реновации жилищного фонда в городе Москве», который вступит в силу после принятия соответствующего законопроекта о реновации Госдумой РФ, одобрения Советом Федерации и подписания Президентом РФ.

По закону города Москвы для реновации есть самое главное необходимое условие — общее собрание жильцов дома должно решением не менее 23 голосов утвердить участие дома в программе. Этим же составом можно и отменить такое решение.

Кто хочет получить компенсацию, получит деньги, причем по рыночной оценке, о чем прямо указано в законе (это делает аргументы оппонентов программы об искусственном изменении кадастровой стоимости лишенными всякого смысла), кто хочет жилье — получит жилье в том же районе Москвы (кроме Новой Москвы), большее по метражу. Владельцы нежилых помещений тоже вправе рассчитывать на равнозначную замену.

Казалось бы, вот они коренные традиции русской демократии, начиная от «новгородского вече», «сельских сходов», когда вопросы решаются, так сказать, «на земле», да и процент большинства вполне себе швейцарский — 2/3.

Это если без прикрас. Какие же аргументы ставят во главу угла противники проекта, в том числе и госпожа Брагинская? В ход идет все, что угодно, начиная от прав меньшинства в доме, возражающего против реновации, которое поименовано как «жизнь и благополучие» отдельных семей, заканчивая проблемами вырубки деревьев.

Я, как практикующий адвокат, к которому обращаются простые люди, могу сказать, чего боятся жители домов, которые могут быть включены в процесс реновации. Они боятся, что их, как у нас в народе говорят, «кинут» на новое жилье или дадут в другом районе, удаленном от их привычного места обитания. Люди не боятся больше ничего. И в этом плане вышеприведенный закон города Москвы дает людям гарантии.

Посему, мне откровенно непонятны активно распространяющиеся посты в интернете, взывающие юристов помочь накинуться на власть юридически. Якобы, спикер Госдумы Володин задел честь и достоинство «добропорядочных» организаторов митингов. Их, по мнению госпожи Брагинской, в частности, необоснованно обвиняют в подкупе участников таких мероприятий. Я с уверенностью могу сказать, что вряд ли кто-то из моих компетентных коллег нашел бы в этом какой-то состав. Ведь никакой конкретики в этих заявлениях попросту нет. А значение для дела как раз имеют факты. А именно, распространения ответчиком сведений об истце, порочащих характер этих сведений и несоответствие их действительности и т.д. При отсутствии таких обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Могу также отметить, что обращавшиеся ко мне граждане рассказывали и о попытках подкупа их для участия в митингах против реновации. Это к слову о «клевете».

Зачем эти митинги? Догадаться нетрудно. Реновация затрагивает такую важную и, если не сказать интимную, часть жизни человека, как его жилище. А тем более жилище в Москве, которое стоит баснословных денежных средств. На таких опасениях граждан можно легко сыграть и набрать себе относительно дешевых политических очков.

Вот и госпожа Брагинская, которая в своей биографии гордо указывает на сотрудничество с Фондом Сороса, своей отповедью реновации рассчитывает всколыхнуть умы тех, кто сомневается в законе. А тут уж ответ на вопрос «Qui prodest?» очевиден — мастер цветных революций мистер Сорос не тратит деньги своего фонда без политических целей.

Пресса (в основном зарубежная и либеральная) пестрит также и негативными статьями о примерах реновации в Париже и Сиэтле, в которых вновь построенные кварталы в отсутствие инфраструктуры населялись криминальными элементами и нелегальными мигрантами и превращались в «гетто».

Однако в городе-герое Москве инфраструктурная ниша занимается уже на стадии котлована, в связи с чем подобные примеры неактуальны.

Всем же тем, кто сомневается в гарантиях и объеме своих прав по новому Закону о реновации, я советую не вестись на дешевые провокации, а обратиться к юристу.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире