rukhakasia

Михаил Афанасьев, журналист, Абакан

22 марта 2017

F

«Трамп помоги» Строители из Хакасии обратились к президенту США

Органы государственной власти окончательно вышли из доверия строителей жилья для погорельцев в райцентре Шира Хакасии. Более того, рабочие направили в местное правительство официальную бумагу, где попросили считать своими главными «убийцами» главу региона Виктора Зимина и его работодателя – президента России Владимира Путина. Строителей понять можно, несколько месяцев они, в поте лица возводили новые дома на «президентской стройке» для пострадавших после природных пожаров в Хакасии весной 2014 года сельчан, а как пришло время заплатить за труд, местное правительство затеяло с ними свои привычные ролевые игры.

Вместо того чтобы отдать рабочим их заработанные деньги, выделенные из федерального бюджета, чиновники организовывали и проводили со строителями «совещания», «совместные заседания», «встречи с министрами», «приемы у прокурора», «рабочие группы по урегулированию конфликтов» и прочие оборонительные мероприятия государственных воров, отвлекающих внимание своих жертв внешними обстоятельствами. Проще говоря, пустить пыль в глаза и выиграть время. На пустых мероприятиях чиновники делали понимающие глубокомысленные лица, сочувствующе кивали, по дружески разводили руками, заверяли, что они тоже из народа. Но денег отдавать не хотели. Вот мол, их украла пара клерков из местного Минстроя, и когда независимый суд осудит их за коррупцию (а пока еще следствие), так откроется возможность для взыскания этих средств. Там уже правоохранительные органы поработают и как только деньги найдут…арестуют…взыщут…суд примет решение…распределят. Словом, давайте обсудим это на следующем «совместном заседании рабочей группы по урегулированию конфликтов».

Суды, кстати, уже давным-давно вынесли решения о взыскании средств в пользу строителей. Не помогает. Плевали тут на законы и решения судов.

Когда терпение рабочих кончалось, и они готовились переходить к радикальным мерам, например, устроить голодовку напротив здания правительства Хакасии, так у настроение чиновников, ведущих «диалоги в рамках рабочей группы», вмиг менялось на противоположное. Они начинали угрожать неприятностями, мол, силовики разгонят акцию протеста, наложат огромный штраф, всех посадят, а толку не будет. Тут же возникали всякие мутные личности, призывающие к продолжению «диалога с властью», а независимые СМИ кляли позором местное правительство и приглашали жаловаться еще. Пишите письма…

И так два года.

В итоге, строителям надоели эти пустые дискуссии, они уведомили власти Хакасии о том, что проводят предупредительную голодовку. А если им не вернуть их деньги, то разбивают палаточный лагерь у здания правительства и стоят до последнего – не отдадут деньги, заработанные два года назад честным и тяжким трудом. А еще строители обратились к президенту США Дональду Трампу с просьбой повлиять на российские власти и вернуть их заработанные деньги. Местное правительство и правоохранительные органы отреагировали мгновенно. Строителей предупредили о «недопустимости» злоупотреблением права на публичные акции.

То есть, у простых работяг нет права публично высказать свое недовольство тем, что их обворовали. А вот воровать у них и их детей можно

Видеообращение


Слева — Мария Давыденко. Мать убитого в армии солдата Вадима Давыденко. Справа — Василий Шушеначев. Его сын — Валерий осужден за убийство Вадима. Оба родителя знают, что реальный убийца остался безнаказанным, а преступление повесили на невиновного. Мать убитого и осужденного за это убийство уже год обивают пороги всяких надзорно-следственных-судебных органов, доказывая, что за совершенное преступление осудили невиновного. 

Мария Давыденко бьется за то, чтобы был наказан реальный убийца. Василий, чтобы его невиновный в убийстве сын был освобожден, а наказание понес настоящий преступник. У них общая цель. Судьба определила им бороться за справедливость вместе…

Фото автора.

17 августа 2009 года. Катастрофа на СШГЭС. Люди выезжают из Абакана, опасаясь падения плотины. Мы остаемся. Трое. Гриша Назаренко (инженер в прошлом), Эрик Чернышов и я. Эрик с Гришей окольными путями прокрадываются к станции. Ситуацию на СШГЭС передают по телефону, я тут же пишу, ставлю на «Новый Фокус» и в свой ЖЖ. Чрезвычайная информация: в «воздушных карманах» еще остаются живые люди. Под водой слышатся стуки. Несколько человек вышли, подтвердили. Родные пропавших без вести взмолились: помогите, может наши еще живы!

Гриша Назаренко сам производит расчеты: перекрыть водосбросы, вода сама уйдет из затопленных помещений через нижний бъеф. Советуется с бывшими инженерами СШГЭС. Подтверждают. Да, это реально. Если плотину перекрыть, хотя бы на 5-6 часов, те, кто выжил, выйдут сами (позже, представители «Русгидро» нам под запись скажут, что перекрытой плотина могла стоять месяц). Травмированных выведут спасатели.

Объясняют мне. Задача проста: ударить во все колокола о том, что в затопленных помещения на станции остаются живые люди. Может быть, кого-то спасем…Понимаю, даром нам это не пройдет.

Обращаюсь к блогосфере с просьбой перепостить текст о том, что в «воздушных карманах» остаются живые люди и есть шанс их спасти. Обращаюсь ко всем, друзьям, врагам, незнакомым: мы можем помочь их спасти. Перепостите…

Те, кого сегодня называют «иностранными агентами», «наймитами Госдепа» и прочей ахинеей – поддерживают сигнал наш SOS. На помощь приходят «оранжевые СМИ».

«Прогосударственники», местные «демократы» вопят о провокации, о «пиаре на крови», «заказе Запада» и т.д.

На меня возбуждают уголовное дело. Проводят обыск. Изымают технику. Более того, обвинят, что в тексте есть некие вставки, психически негативно влияющие на граждан. Составят протокол (отменят). Чую, катится каток, от меня останется лепешка. Шойгу требует покарать.

Вовсю расследуется уголовное дело. Вопросы одни и те же. Грише Назаренко на очной ставке со мной следователь задает вопрос: «Хотели ли вы предоставлением Афанасьеву информацией о живых людях на СШГЭС скомпрометировать президента России Дмитрия Медведева» и в таком духе.

Общественность кипит. «Наймиты Госдепа», «оранжевые СМИ», «иностранные агенты» и их связные – зарубежные правозащитные организации встают за нас стеной.

«Прогосударственники», местные «демократы» и отдельные СМИ требуют самой жестокой кары. Наш аргумент, что мы только хотели помочь спасти на них не действует. Зомби. Плевать им на людей…

Вибрирует даже воздух.

Чую разрядку. Наступил перелом. В нашу сторону. Шойгу требует лишь извинений (отказываемся). Уголовное дело прекращается задним числом. Но чуть позже пробивают голову. Попадаю в больницу. В блоге радуется Вассерман и надеется, что это сделали родственники погибших.

С тех пор, чтобы очередной раз выставить меня в негативном свете, «прогосударственники» разных уровней и мастей постоянно говорили: кому вы верите? Это тот самый Афанасьев, который делал себе пиар на крови, когда произошла катастрофа на СШГЭС. Для местных правительственных троллей, «прогосударственников» и «демократов» это вовсе становится главным козырем. Надо облить грязью – он же «делал пиар на крови» 17 августа 2009 года.

И вдруг, телевизионщики (спасибо!) присылают мне вырезанный кусок протокольной съемки с совещания Владимира Путина по проблемам энергетики в августе 2013 года. Президент коснулся аварии на СШГЭС.

 

4 года прошло…

Их можно было спасти. Это все, что мы хотели…

Вчера я мог стать первым в России. Но мне такая честь была совсем не по нутру – оказаться первым осужденным журналистом по статье «Клевета». И, к счастью, меня стороной обошел сей «почетный статус». 6 сентября мировой суд г. Абакана оправдал автора этих строк за отсутствием состава преступления по статьям УК РФ «Клевета» и «Оскорбление представителя власти при исполнении им служебных обязанностей». Дело было возбуждено абаканским отделом СУ СКР по Хакасии по заявлению заместителя начальника полиции Абакана, полковника полиции Александра Злотникова. Он дал в суде показания, что мы (выразился витиевато: «люди») организованно и спланировано учинили провокацию и даже «толкали беременных женщин под колеса служебного автомобиля». Суд это утверждение отверг, установив, что подобного факта не было. После вступления решения в законную силу, я написал статью «Вы — Лжец, полковник Злотников» (он, как и все, давал подписку о даче заведомо ложных показаний).

После статьи, Злотников пришел в абаканский СУ СКР по Хакасии и заявил, что про беременных женщин он ничего подобного не говорил (и это несмотря на то, что его утверждение записано в решении, как и оценка суда, что никто беременных не толкал). Следствие ответило: Без проблем! И возбудили против меня уже уголовное дело по двум статьям УК РФ. И понеслось: обыски, допросы…О расследовании этого уголовного дела (со сканами-выдержками из решения суда), можно почитать здесь.

На помощь пришел Центр Защиты Прав СМИ. Они и сыграли «первую скрипку» в моей защите. Приговор судья Евгения Горских вчера зачитывала порядка 2,5 часов. Прокурор уже к середине насторожился, а спустя 30 минут ей уже все было ясно. Славный представитель российской полиции Александр Злотников, на мой взгляд, до конца верил, что написавший про него статью «щелкопер», получит сполна. А когда услышал «Оправдать за отсутствием состава преступления», выкатил от удивления глаза и быстренько удалился из зала судебного заседания.

Что я думаю спустя ночь после оправдательного приговора? Правосудие в Хакасии есть. Возможность работать честно есть, пусть через уголовные дела и суды. Исполнительная власть Хакасии не давит на независимых журналистов и не препятствует их деятельности. На меня точно никто не давит. Кто хочет работать честно, будет работать. Надо только для себя выбрать: стоишь ты на страже общества и получаешь иногда от взбешенных полицейских с прокурорами уголовные дела или (извините) готов лечь под любого, кто чиновника и заклеймить позором на кого укажут (как клеймили меня), но будешь сыт и спать спокойно.

А еще, главное. Полковник полиции обвинил нас в самом омерзительном поступке какой можно только придумать – толкали под колеса беременных женщин. Честное слово, я по сей день не могу понять: как полковник российской полиции мог в глубинах своего сознания найти и вытащить подобное обвинение? 9 месяцев шло следствие и суд. Но я так и не понял, насколько надо быть морально «подготовленным», чтобы придумывать подобное. И что, же это за полковник российской полиции, если он позволяет себе бездоказательно обвинить журналиста в подобном деянии? А если бы на моем месте был простой человек? Полковник Злотников – новый облик Российской полиции, которую мы хотим уважать и чувствовать себя под их защитой?

28 апреля закончился визит в Хакасию президента России, Владимира Путина. Глава государства даже и не заметил, что 25 августа в столице республики — Абакане вышли защищать российский закон от беспредела местных силовиков.

Митинг прошел под лозунгом «Мы требуем жить по российскому закону, а не по «уголовному кодексу Хакасии». Последнее, было бы вернее написать «а не по понятиям силовых ведомств», но организаторы оказались более корректны. За последние три месяца Хакасия воочию увидела, во что превратили российский закон силовики Хакасии. Убийство Артема Карлышева 26 мая нынешнего года оголили всю суть шулеров от закона. Вскрыта вся система увода особо опасных преступников от уголовной ответственности.

Дабы увести преступников от уголовной ответственности за убийство Артема (у меня в этом нет никаких сомнений) следствие Хакасии публично продемонстрировало искусство утраты доказательств, лжи и обмана общественности. Более того, вытащила на свет Божий и показала практику увода убийц от уголовной ответственности.

У хакасского следствия, как уже публично заявляют бывшие эксперты Бюро СМЭ Хакасии, всегда под рукой есть «ручной» эксперт Тимур Яушев, который напишет какую угодно причину смерти. Убит человек. Яушев «установит» алкогольную интоксикацию или сердечный приступ. Следствие прикроется заключением «компетентного» эксперта и откажет (закроет) в возбуждении уголовного дела. Не забыв при этом, облить грязью убитого. Мол, много пил, с компанией не той дружбу водил и т.д.

Кстати говоря, бывшие эксперты, публично заявляющие сегодня о практике «нужных» экспертных заключений, в свое время были уволены за свою принципиальную позицию – отказывались подписывать ложные заключения. Не брали деньги, жаловались. За что и были вышвырнуты с работы начальником Бюро СМЭ Хакасии Сергеем Афанасьевым. Оно и понятно. Зачем столь налаженному «взаимодействию» между СМЭ и хакасским следствием честные и принципиальные профессионалы? Послушные «Яушевы» есть.

Не могу найти ответа только на один вопрос: кто привез в Хакасию эту удобную «схему», благодаря которой можно и «нужных» убийц от тюрьмы спасти да и статистику по раскрытию особо тяжких преступлений на высокий уровень подтянуть? Думается, ответ на этот вопрос должен знать руководитель Следственного Комитета РФ по Хакасии, Владимир Коневских. Очень надеемся на его открытость, принципиальность и честность.

Пока же принципиальность проявляет общественность. Дошло до невообразимого. Люди вышли защищать российский закон от действий Следственного Комитета РФ по Хакасии, местного МВД и Наркоконтроля.

После минуты памяти невинноубиенных, председатель движения «Доколе?!» Игорь Покусин взял вступительное слово:

 — Государственные органы республики Хакасия полностью исчерпали доверие граждан республики. Тот цинизм, словоблудие и непрофессионализм людей в погонах и мантиях дошли до критической отметки.Правоохранители озабочены лишь собственным благосостоянием и положительной статистикой. А в это время в Хакасии убивают людей. С устрашающей регулярностью. При полной безнаказанности убийц. Преступления ширятся и ужесточаются… Чуть ли не 100% задержанных отправляются в тюрьмы и лагеря. И все это есть заслуга наших славных правоохранительных органов! Не покладая рук и не смыкая глаз сутками трудятся наши следователи над раскрытием убийств, прокуроры над изобличением преступников, судьи над осуждением виновных и невиновных. А граждане Хакасии все чаще выходят на пикеты и шествия, на митинги и дни памяти невинно убиенных. Мы чувствуем и знаем, что справедливости в Хакасии нет!

Законы России в нашей республике не работают. Законы России приватизированы кучкой высокопоставленных руководителей – «наперсточников». Народ не верит ни единому их слову. Каждое сообщение в СМИ о раскрытии преступления подвергается сомнению – а настоящие ли преступники наказаны, а нет ли среди оправданных — родственников чиновников или их друзей? «Правосудие» согласно толковому словарю русского языка есть непреклонное следование Закону. Так давайте выясним, имеет ли Закон Российской федерации отношение к тем событиям, что произошли у нас за несколько последних лет – заключил Покусин.

До чего же мы дожили? Люди защищают законодательство собственной страны от высокопоставленного жулья в погонах, идущих вверх по карьерной лестнице по  трупам.

По итогам митинга принята резолюция:

 — Сформировать оперативно-следственную группу, состоящую из следователей по особо важным делам СК РФ, оперативных работников высоко класса МВД РФ, экспертов –криминалистов высоко класса СМЭ РФ, для проведения всесторонней проверки фактов, высказанных участниками митинга и изложенными в данной резолюции с приложенной видеозаписью митинга.

 — Провести расследование деятельности бывшего руководителя МСО СУ СК подполковника Чистанова В.С., его родственников на должностях следователей и сотрудников УФСИН Хакасии.

 — Провести расследование по факту соотвтетствия занимаемой должности руководителя СК РФ по РХ Коневских В.Л. и министра внутренних дел РХ Ольховских И.И.

 — Провести расследование на предмет соответствия деятельности следователей МСО СУ СК по республике Хакасия законам России, а именно:

 — следователя Спириной М.К., Рачкова М.Ю., Кандаурова А.В., следователя военной прокуратуры Казакова М.С.

 — заместителя руководителя МСО СУ СК по РХ — Сабитова Р.А

5. Провести проверку деятельности руководителя Бюро СМЭ Хакасии. А именно, Афанасьева С.А., эксперта Яушева Т.Р.

В случае игнорирования требований митинга граждане Хакасии готовы защищать свои попранные права всеми законными способами, включая личное обращение к гаранту Конституции – Президенту Российской федерации и в Парламентскую ассамблею совета Европы.

Фото автора.

Видео любезно предоставлено телекомпанией «ТВ-Абакан»

 

Продолжение о нашей борьбе следует…

25 августа в 19 часов вечера в Абакане пройдет митинг «Мы хотим жить по российскому закону, а не «уголовному кодексу Хакасии». Трудно ориентировочно оценить, сколько людей придет. Но о предстоящем мероприятии говорит весь город. Листовка с призывом прийти на митинг увешан весь город. В социальных сетях буря негодования. Чудо, но исполнительная власть Хакасии не препятствует проведению митинга. Несмотря на то, что 8 сентября состоятся выборы Главы республики. Казалось бы, протестные акции им сейчас совсем ни к чему.

Что же выводит людей на улицу, да еще с таким требованием?

Все началось с убийства молодого жителя Абакана Артема Карлышева 26 мая у киноцентра. Четверо отморозков ради развлечения избили Артема и его приятеля — Сергея Морозова. Бессознательного Сергея вытащили на проезжую часть, а Артема добили прыгая ногами по голове. Когда попытались вынести на дорогу и Карлышева, нападавшие были застигнуты проезжавшим мимо патрулем ДПС. Полицейские задержали всех четверых. 13 минут пытались реанимировать Артема (еще 20 минут бились за жизнь парня «Скорая помощь»). Безуспешно.

Доставленные в городскую полицию нападавшие на молодых людей, были освобождены следователем СКР по Хакасии в тот же день. До официального заключения эксперта. Загадочно исчезло главное доказательство — видеозапись нападения с камер наружного наблюдения. А следом и биологический материал с трупа, которого позже не хватило красноярским экспертам для установлении причины смерти. Куда делся биологический материал — важнейшее доказательство — загадка. Об этом я писал подробно в посте «Тайны следствия Следственного Комитета РФ по Хакасии». Они и по сей день на свободе.

Дальше — больше. На следующий день после убийства Следственный Комитет РФ по Хакасии объявляет, что Артем Карлышев был не убит, а умер от сердечного приступа. Якобы следов побоев на его теле не обнаружено (кровь вытекала из глаз). Местный СКР оказался прозорлив. Спустя месяц диагноз следствия подтвердили и местные судебно-медицинские эксперты. Умер, мол, от сердечной недостаточности, вызванной концентрацией 6,16 промилле алкоголя в крови (5 промилле — смертельная доза).

Неприкрытая ложь вызвала бурю негодования среди абаканцев. У нас была копия видеозаписи с камер наружного наблюдения и регистратора одного из такси. Все эти материалы легли в ряд журналистских расследований. После публикаций люди вышли на улицу, на место гибели Артема Карлышева. А сама история явилась детонатором взрыва народного негодования. К нам в редакцию Интернет-журнала «Новый Фокус» десятками потянулись люди. У одних убили, а убийц никто не ищет, у других незаконно посадили, а суды и видеть доказательства в упор не желают. У третьих отнимают жилье, потому что квартиры дважды перепродали застройщики— мошенники и т.д. Пришли бывшие сотрудники правоохранительных ведомств, бывшие судебно-медицинские эксперты. Они то и поведали об интересной схеме увода от ответственности преступников.

Убит человек. Душегуба надо спасти от уголовной ответственности. Послушные судмедэксперты, которые лишь на бумагах независимы от правоохранительных органов, «определяют» причину смерти. Как правило их две — сердечный приступ и острое отравление алкоголем. Дошло до маразма. Молодого человека забили до смерти молотком. Нанесли множество ударов ножом по всем жизненоважным органам. Судебно-медицинский эксперт Тимур Яушев (фигурирует во всех подобных делах) выносит заключение, что мужчина умер от острого отравления алкоголем. Или убийство Екатерины Богатыревой. Девушку нашли голой у городского зоопарка. Изувеченная, об руки тушили окурки. Эксперт Яушев выносит заключение, что Екатерина умерла от алкогольной интоксикации. Якобы в крови обнаружена концентрация 3,06 промилле (порядка 0,7 литра водки). Еще пример. 6 апреля нынешнего года рано утром обнаружен труп Олега Благодатских. На другом конце города от дома. На одной ноге кроссовок, на второй — сапог. Сломана кость между носом и верхней челюстью. Заключение эксперта — умер от переохлаждения. Алкоголя в крови не обнаружено. Зато обнаружена кровь на его кровати. Трое приятелей, проживавшие с Олегом в квартире, как один заверяют следователя, что парня не убивали. Как он оказался на другом конце города, не ведают. Следователь верит им на слово и отпускает на все четыре стороны. Примеры можно приводить дальше.

Один случай неприкрытого попрания закона Следственным Комитетом РФ по Хакасии произошел фактически в режиме онлайн. В поселке Белый Яр сотрудник ОПБ МВД по Хакасии («наружное наблюдение») заколол ножом бывшую супругу. Вывел из больницы, где работала женщина и четырежды всадил в сердце нож. Задержан местными операми. Арестован судом. Спустя неделю появляется в селе, звонит матери и грозит: Ты следующая. В райцентре народный бунт. Как могли освободить подозреваемого в убийстве? На месте приезжает начальник абаканского отдела СКР по Хакасии Владислав Чистанов и рассказывает сельчанам увлекательную сказку. Якобы, арестованный судом пытался повеситься и врачи рекомендовали ему домашний покой. Следователь пошел на встречу хорошему человеку и отпустил его на свободу. Врачи, однако, заявили, что никаких заключений или рекомендаций не давали. Подозреваемого, понятное дело, задержали и вернули в камеру. Своевременно. Иначе сельчане его бы разорвали на месте.

Череда откровенного произвола со стороны следствия сплотила людей и они решили действовать. Создан Оргкомитет по проведению акций протеста с требованиями не только расследования безнаказанных убийств и осуждения невиновных, но возбуждения уголовных дел против тех должностных лиц, которые спасают преступников от наказания. Как того и требует российский закон. Вопрос только в одном: кто их лишил права жить по законам своей страны, установив какие-то понятия? Что со страной, если люди выходят на митинг защищать законы России

Следственный Комитет РФ по Хакасии с упорством достойного лучшего применения провоцирует протестные настроения и без того нестабильном в этом отношении регионе. Я уже писал о  том, что широкий общественный резонанс вызвало безнаказанное убийство 26 мая нынешнего года абаканца Артема Карлышева. Парня убили просто так. Ради развлечения. Рано утром у кинотеатра. Видео нападения четверых отморозков на Артема и его приятеля Сергея Морозова зафиксировано камерой наружного наблюдения, сами нападавшие были задержаны на месте совершения преступления сотрудниками ГИБДД УМВД России по Абакану, случайно проезжавшими мимо. На одного из нападавших, пинавшего по голове и прыгавшее на лицо Артему Карлышеву, что и стало причиной смерти, уверенно указывают трое очевидцев. Просмотр видеозаписи в замедленном режиме, подтверждает слова свидетелей. «Добивает» лежащего Артема некто Юрий Дударев 

Нападавших и чудом выжившего (благодаря полицейским) потерпевшего Сергея Морозова доставляют в УМВД России по Абакану. А Артема – в морг. Абаканские полицейские работают оперативно: изымают видеозапись с камеры наружного наблюдения, устанавливают личности нападавших. Материалы передаются дежурному следователю абаканского межрайонного следственного отдела СУ СКР по Хакасии, Михаилу Рачкову. Для работы с подозреваемыми и потерпевшим в городской полиции ему выделяется кабинет. И тут начинаются чудеса в решете. Не дожидаясь даже предварительных данных о причинах смерти Артема Карлышева (дело было в воскресенье), Рачков освобождает потенциальных подозреваемых на все четыре стороны. Причем, на несколько часов раньше, чем был отпущен потерпевший Сергей Морозов, просидевший в здании городской полиции весь день.

Спуся сутки выясняется, что исчезла видеозапись, а сам Рачков уходит вдруг служить в армию.

Несмотря на всю очевидность причастности четверых отморозков к нападению на Артема Карлышева и Сергея Морозова, следователь СКР по Хакасии целый месяц проводит доследственную проверку и, в итоге, отказывает в возбуждении уголовного дела по факту убийства Артема. Следователь абаканского отдела Алексей Попов, опираясь на заключение судебно-медицинского исследования, приходит к выводу, что отсутствует причинно-следственная связь между прыганием на голове Артема и его смертью. Якобы молодой человек умер из-за острой сердечной недостаточности, спровоцированной (в том числе) ни много ни мало 6,16 промилле алкоголя в крови. Для сведения. Гарантированная смертельная доза алкоголя – 5 промилле.

Решение следователя вызвало бурное негодование в Хакасии. Люди самоорганизовывают в социальных сетях и решают на 40 день со дня убийства Артема – 4 июля выйти на место его гибели и почтить память молодого парня. Не останавливает даже решение руководителя СКР по Хакасии, Владимира Коневских об отмене отказа в возбуждении уголовного дела и указания возбудить дело, но «по факту» убийства Артема Карлышева. То есть, без подозреваемых.

4 июля люди выходят на «День памяти» к месту гибели Артема. Приходит около 150 человек. В рабочий день, в 12 часов, для Абакана это весьма много. Незамедлительно следует реакция высших властей Хакасии. ВриО Главы Хакасии Виктор Зимин, приглашает на встречу маму погибшего Артема – Любовь Федоровну и в ее присутствие устраивает разнос местным силовикам. Не стесняясь в выражениях, Зимин требует от руководителя СКР по Хакасии Владимира Коневских, на следующий же день предъявить виновным в убийстве Артема Карлышева обвинение и взять под стражу. Силовики берут под козырек.

На следующий день Виктор Зимин уезжает в командировку и все возвращается на круги своя. СКР по Хакасии заявляет, что оснований для задержания предполагаемых преступников у них нет. Прикрывшись экспертизой (той самой, что с 6,16 промилле), следователи пытаются успокоить общественность тем, что ими назначена дополнительная гистологическая экспертиза «не в Хакасии». Однако люди не сомневаются, что следствие опять пытается водить общественность за нос. Первое — повторная гистологическая экспертиза никак не может показать повреждения костей Артема Карлышева. Артему пробили череп и серьезно поврежден мозг, от чего случилось обширное кровоизлияние (кровь выходила даже через глаза) и, как следствие, наступила смерть. Однако эта повторная экспертиза даст следствию карт-бланш: мы провели независимое исследование, результат тот же. Уголовное дело закрыть.

Второе. Закон прямо предусматривает основания для задержания и последующего ареста подозреваемых в совершении особо тяжкого преступления. Статья 91 УПК РФ гласит:

Статья 91 «Основания для задержания подозреваемого». 1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; 2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление; 3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

Как были пойманы лиходеи, я подробно описал выше. Однако следствие упорно не видит требования УПК РФ, а прикрывшись сомнительной экспертизой, утверждает, что «законных оснований для задержания подозреваемых нет». А сомнительна экспертиза уже тем, что следователи сами в ней усомнились, назначив повторную…

Широкий общественный резонанс вывалил поток аналогичных историй. Следствие (я не могу подыскать другого слова) попросту покрывает убийства и те, кто причастен к их совершению. Некоторые примеры.

29 июля 2012 года недалеко от входа в городской зоопарк Абакана был обнаружен труп 26-летней жительницы Абакана Б. Девушка была задушена. Несмотря на следы удушения и побои, экспертиза пришла к выводу, что женщина умерла от острого отравления алкоголем (выпила бутылку водки одни махом). В возбуждении уголовного дела отказано.

24 января 2013 года в селе Белый Яр насмерть забит молотком местный житель К. Кроме того, мужчине нанесены множественные побои и удары ножом. Хоронили в закрытом гробу. Местными оперативниками отдела уголовного розыска на месте преступления задержан, а спустя двое суток арестован судом, некто Б. На руках, одежде подозреваемого обнаружена кровь погибшего. Она же обнаружена на орудии преступления – молотке. Однако по заключению судмедэкспертизы, смерть мужчины наступила не от нанесенных смертельных ударов молотком. А от острого алкогольного отравления. Уголовное дело направлено в суд по «мягкой» статье. Подсудимый получил минимальный срок.

10 марта прошлого года в собственной квартире убит абаканец Денис Пахтаев. У молодого человека обнаружены многочисленные следы побоев и черепно-мозговые травмы. Выколоты глаза. Судмедэкспертиза пришла к выводу, что Пахтаев сам несколько раз бился о подоконник и чугунную батарею. В возбуждении уголовного дела отказано (сейчас оно возобновлено, благодаря настойчивости отца погибшего).

Все дела расследовались абаканским МСО СУ СКР по Хакасии. А экспертизы проводил один и тот же судебно-медицинский эксперт отделения экспертизы трупов Государственного казенного учреждение здравоохранения Республики Хакасия «Бюро СМЭ» Тимур Яушев…

Однако СКР по Хакасии уже нашел того, кто мешает им довести расследование убийства Артема Карлышева до логического завершения. Накануне меня вызвали в качестве свидетеля по этому уголовному делу. Не мудрствуя лукаво, следователь предложил мне сдать свои источники информации. На что, разумеется, получил отказ. Не успел я закрыть за собой дверь, как СКР РФ по Хакасии намекнул на чинимые мной препятствия следствию. И пригрозил допросам другим журналистам. В тот же день мной были опубликованы снимки предполагаемых подозреваемых. Журналисты попросили прокомментировать СКР по Хакасии мое заявление. Отказались. Сославшись на «тайну следствия»…

Так, что же движет следствием? За два месяца расследования, я могу уверено сказать, что причины разные. От обычного нежелания напрягаться и расследовать «темные» убийства до увода от наказания за содеянное, родственников высокопоставленных лиц.

Чем это закончится, предсказать не сложно. Следствие будет защищать свою порочную практику и упорно твердить о том, что виновных в убийстве Артема Карлышева нет. Это и спасение причастных к преступлению и попытка сокрыть практику укрывательства совершения особо тяжких преступлений. Но выбросившее наружу эту практику убийство Артема Карлышева вызовет еще больше негодования среди населения и прибавить сторонников. Потому что никто не хочет, чтобы он сам или его близкие были убиты бандой отморозков. Люди потребуют наказания всех виновных (от негодяев, лишивших жизни Артема до следователей с экспертами). Это инстинкт самосохранения. Отступать некуда…

Я уже писал о том, что власть получит реальный протест, когда поднимутся регионы. И власть, и оппозиция, живущие в своих координатах ценностей, понятия не имеют, как живет страна. А страна уже изнывает от груза проблем: от невозможности устроить ребенка в детский сад до непомерных тарифов ЖКХ. Но главным генератором протестных настроений стал произвол местных силовиков, считающих закон своей собственностью и распоряжающиеся государственными полномочиями на собственное усмотрение.

4 июля в Абакане прошел День памяти убитого Артема Карлышева. Это был не митинг, не акция протеста. Люди шли на место убийства молодого абаканца, клали цветы к фотографии и стояли молча. В рабочий день, в 12 часов дня, пришло более 150 человек. Если сравнивать население Абакана и столицы, то у нас была своя «Болотная». Так, что же вывело людей на улицу?

Артем Карлышев был цинично забит до смерти 26 мая у местного киноцентра «Наутилус» рано утром. Приехал с другом — именинником – Сергеем Морозовым посмотреть утренний сеанс. На кино опоздали. На выходе из киноцентра, к ним привязалась группа пьяных мерзавцев, искавших себе жертв, дабы унять удаль богатырскую. Напали, Артем с Сергеем начали убегать, но их быстро настигли и стали избивать. Впрочем, избивать, это мягко сказано. В какой-то бесовской радости они просто убивали парней. Сбив с ног Артема Карлышева, один из подонков несколько раз прыгнул ему на голову. Парню проломили голову. На посмертном фото (осторожно!) видно, что от обширного кровоизлияния у Артема кровь шла из глаз. Бессознательного его таскали то на проезжую часть, то оттаскивали на обочину. Все это происходило на глазах братьев-славян. Таксистов, поджидавших клиентов. Зевак, выходивших из киноцентра. Одни снимали циничное убийство на телефоны, другие разбегались. Единственным, кто ринулся на помощь парням, оказался чеченец-таксист Халид Мурадов. Он знал, что разделит участь парней, но не отступил.

Осатаневшие подонки убили бы и Сергея и, бросившегося на помощь Халида. К счастью, мимо проезжал патруль ДПС. Полицейские не только задержали всю гоп-компанию, инспектор ГИБДД Абакана Евгений Дерюгин 13 минут пытался спасти Артема Карлышева. Еще 20 минут Артема реанимировала бригада «Скорой помощи». Но травмы оказались несовместимые с жизнью. Артем умер. Все задержанные были доставлены в полицию Абакана, но спустя несколько часов отпущены дежурным следователем абаканского отдела Следственного Комитета РФ по Хакасии. Их отпустили раньше, чем пострадавшего Сергея Морозова.

И это вопреки видеозаписи, запечатлевшей нападение, показаниям полицейских, очевидцев и потерпевшего Морозова. Следственный Комитет РФ по Хакасии заявил, что на теле Артема Карлышева нет следов телесных повреждений, а умер он от внезапного сердечного приступа. Это разошлось даже с заключением патологоанатома, написавшего в свидетельстве о смерти, что причина смерти не установлена.

Все материалы попали мне в руки. В двух частях расследования убийства Артема Карлышева (тут и тут) я, не напрягаясь, уличил СКР по Хакасии во вранье и доказал: Артем был убит. К тому же узнал реальную причину освобождения душегубов. Среди напавших был сын руководителя одного из республиканских министерств. Публикации получили большой общественный резонанс. В социальных сетях произошел взрыв негодования. Масла в огонь подлило решение следователя об отказе в возбуждении уголовного дела по факту убийства Артема Карлышева. Отбросив все доказательства, следователь Алексей Попов, ссылаясь на данные судебно-медицинского исследования, пришел к выводу, что молодой человек умер от сердечного приступа, спровоцированного бегом, бессонной ночью и 6,16 промилле алкоголя в крови.

Попова не смутило, что концентрация 6,16 промилле это гарантированная смертельная доза алкоголя. Не принял он во внимание то, что Артем был кандидатом в мастера спорта по хоккею с мячом. То, что 7 месяцев назад он прошел комплексное медицинское обследование и, никаких намеков на заболевание сердца, у него не было. На следующий день руководитель СКР по Хакасии, Владимир Коневских отменил постановление следователя и распорядился возбудить уголовное дело «по факту» убийства Артема. То есть, без подозреваемых.

Забегая немного вперед скажу, что возбуждение дела напоминает скорее смену тактики по спасению душегубов от тюрьмы. Следствие отбирает у свидетелей незаконные подписки о неразглашении данных предварительного расследования, категорически не желает рассматривать вопрос об эксгумации тела Артема и исследования повреждений красноярскими экспертами. Мол, будет проведена дополнительная экспертиза из биологического материала, взятого с трупа, местными экспертами…

Возбуждение уголовного дела уже не могло погасить вспыхнувшее негодование людей. Каждый понимает, что на месте Артема может оказаться каждый из нас. Наши дети, близкие, друзья. Как понимают, что возбужденное дело это пыль в глаза.

Я предложил на 40 дней со дня убийства Артема провести День памяти. Это не акция протеста, а потому испрашивать высокого разрешения на собрание мы не будем (одна активистка все-таки подала уведомление, о чем мы узнали за день до мероприятия). Мы почтим память невинно убиенного Артема Карлышева и разойдемся. Люди живо откликнулись. Я никогда не видел таких мероприятий. Чужое горе и порыв заставить силовиков наказать подонков, лишивших жизни Артема, объединило людей. Женщины плакали,

мужчины хмуро меняли друг друга у плаката со стихами «Другу».

Говорили только об одном: уж лучше их бы посадили, а если не посадят…К слову, некая группа в Абакане предлагает миллион рублей за информацию о нападавших на Артема Карлышева и Сергея Морозова. Мол, остальное уже наши заботы…

После Дня памяти, как по приказу, в нашем Интернет-журнале «Новый Фокус» и в социальных сетях массово начали появляться комментаторы заявляющие, что следствие абсолютно право, а автор расследования делает себе пиар на материнском горе. Что только еще больше обозлило людей.

Сегодня я точно знаю, что люди не отступят, а ряды будут только пополняться. Однако и тем, кто спасает душегубов от уголовной ответственности, отступать некуда. Иначе придется признать, что лгали и спасали виновников от тюрьмы. Ни одна из сторон отступать, не намерена. Чем это может закончиться, каждый может решить сам. 

Из чего только не научились извлекать собственную выгоду наши чиновники. Даже законы, казалось бы, направленные в помощь людям, умудряются поставить себе на службу.

Есть такой приказ Министра обороны № 400 от 2007 года. В соответствии с ним, призывников, имеющих детей, «по возможности» должны оставлять проходить срочную службу в регионе проживания. Очень правильный приказ, потому что, например, в сельской местности, молодой матери с маленьким ребенком на руках, очень нужна помощь супруга. Угля принести, дров наколоть, дом подлатать, огород вскопать. Да мало на селе работы. Муж-военнослужащий, уходя в увольнительные домой, может сделать массу домашней работы и помочь своей семье.

Именно этот приказ стал для военкоматовских чиновников Хакасии эдакой курицей, несущей золотые яйца. Приказ до призывников, имеющих детей, не доводят и направляют их служить за тысячи верст от родного дома. Когда все-таки поднялся шум, военкоматовские начальники объяснили, мол, на всех молодых пап мест не хватает (в Абакане расквартирована 5-я отдельная железнодорожная бригада). Но стоило немного копнуть, как посыпалась красивая версия словно труха из гнилого пня. Места есть. Да только не для отцов-призывников. А для отпрысков местной элиты да и просто толстосумов. Они, даже не имеющие детей, остаются служить в Хакасии (в Абакане). Да на каких должностях!

Например, у сына судьи Верховного суда Хакасии Ольги Рябовой, Константина, нет ни семьи, ни детей. Служит в военной прокуратуре Абаканского гарнизона.

Не успел обзавестись семьей и детьми абаканец Азер Ильгар Оглы Абдуллаев. Все той же осенью 2012 года он направлен проходить срочную службу в ту же 5-у отдельную железнодорожную бригаду (Абакан). Отец Азера – Ильгар – состоятельный человек.

А жены увезенных на службу в разные концы страны, ходят и ссылаясь на 400-ый приказ, строчат заявления с просьбой перевести мужа ближе к дому. Безуспешно. Военные чиновники не находят оснований для перевода супруга ближе к дому.

Колю Трофимова из поселка Шира забрали в армию сразу после рождения дочери. Служить направили в Приморский край. Домой Николай вернулся в цинковом гробу

 

 

 

15 апреля, в Стокгольме, старейшая организация Швеции «Клуб публицистов» наградила  меня премией имени Анны Политковской (профессиональная премия Клуба названа в честь Анны Степановны после ее убийства). Впервые с 1874 года, шведы отошли от правил и наградили своей премией иностранца  — журналиста из Сибири.  Разумеется, это не могло не вызвать гвалт местных «троллей» о том, что якобы это и не награждение журналиста за его работу, а завуалированная оплата антироссийской деятельности. Праведный гнев и ненависть (а может, все-таки зависть?) хакасских «единороссов» настолько сильна, что они в фотошопе сваяли такую вот картинку. 

А вот оригинал.

Обратите внимание, как называли «водку» на столе. Казалось бы, не стоит обращать внимания на убогих. Пусть хоть прыгают на моей фотографии, что хотят, делают. Но эти, позвольте сказать, «нищие» топчут память подло убитой женщины, матери, блестящей журналистки Анны Политковской, с которой я был знаком лично…

Покажи, кого поддерживает власть и я скажу, что это за власть.

Мерзко…

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире