rubenm

Рубен Маркарьян

26 мая 2017

F

   Арбитражный суд Москвы удовлетворил требования Правительства Москвы о сносе здания Южного речного порта.

 Здание было построено в 1985 году, в 2006 году «Столичная судоходная компания» его купила. Конечно и ремонт делали, не без этого. 

    Претензий у правительства не было десятилетие. А тут, раз и сносите, битте! В этот раз повезло, не сразу экскаватором, а через суд. Другая технология.

     Вообще в последнее время мало смысла ходить по судам против власти.

Экс-Председатель Высшего арбитражного суда РФ Антон Иванов сказал во время Питерского Юридического форума:

«Государственные органы так построены, что мастерство юриста в общении с ними не играет роли. Вы можете быть отличным специалистом и оратором, но, если есть установка решить дело не по закону, её не преодолеешь.»

    Суд города Москвы отказал в привлечении МЧС к делу о сносе, хотя объект находится в режиме  особого регулирования для целей гражданской обороны, и его снос без участия компетентного органа является нарушением федерального , а не московского законодательства. 

    Суд отказал в привлечении третьим лицом ФГУП «Канал имени Москвы», речные суда этого федерального предприятия обслуживаются Южным речным портом.

     Не принял во внимание суд также и абсурдность ситуации :  технически здание можно привести в первоначальное состояние (то есть убрать новую пристройку снаружи и частичные улучшения внутри), но юридически это зависит от согласования документации с правительственными органами Москвы, а значит невозможно! Надо снести именно то здание, которое построено 32 года назад, ещё когда Правительства города Москвы не существовало, как органа. Тогда Мосгорисполком вроде правил и партия коммунистов, которые порт и строили.

    Исходя из того, что город Москва и новый инвестор строительства в Нагатинской пойме — ГК «Регионы» уже активно рекламируют освоение земельного участка для «Парка Мечты» и сообщили в СМИ о реконструкции Южного речного порта и увеличении его площади втрое, Правительство Москвы, заявив требование о сносе ныне существующего речного вокзала, выходит просто помогает «своим» в реализации коммерческого проекта?

     «Ладно, давайте уберём мы последствия ремонта, сломаем стеклянный павильон у входа, вынесем новые трубы и вернём ржавые старые. То есть приведем здание в первоначальное состояние (ломать — не строить)» — предложили в суде представители собственника здания. 

     В ответ только качание правительственными головами, мол, нам не надо. У нас другие планы на эту поляну.

    Вспоминая слова авторитетного главного хозяйственного судьи России Антона Иванова:

    «Если есть установка решить дело не по закону, то…»


      Правительству Москвы понравилась тема сноса. Сначала были палатки, потом торговые павильоны в ночи «длинных ковшей». Сейчас актуальна тема сноса пятиэтажек. На фоне этих экспериментов, добивающих цивилизованное уважение к институту права собственности, появился новый креативный подход к сносу объектов недвижимости, но уже не в интересах москвичей, а в интересах, скажем так, «отдельных» москвичей. 


      04 мая состоится суд о сносе здания Южного речного вокзала в арбитраже Москвы. 


      В чем особенность? В том, что это здание речного вокзала около 5 тысяч кв. метров построено в 1985 году, более 30-ти лет назад. Пытаются снести его, как самовольную постройку. Как такое возможно? Внимание! Во время реконструкции здания к нему пристроили «стекляшку» метров 300 квадратных. Изначально, чиновники к этому и придрались, мол, снесите 300 новых метров. Но потом передумали, и просят снести все здание, так как снос 300 самовольно пристроенных метров технически возможен, но юридически на это нужно разрешение властей. А власти решили такого разрешения не давать. 

     Почему? 

     Потому что всю Нагатинскую пойму будет застраивать другой, понравившийся властям инвестор – группа компаний «Регионы». Они же собрались строить и новый речной вокзал, целых 15 тысяч кв. метров. Но чтобы построить новый вокзал, надо снести старый. Чтобы снести старый, надо его купить у собственника. А зачем покупать, когда руками власти его можно просто бесплатно снести? 


       Казалось бы, что такого, рядовой хозяйственный спор и, как обычно, тот, кто близок к власти, умело пользуется ее длинными руками, пардон, экскаватором. Все ж для народа опять же, на его благо.


       Но! Во-первых, все забыли, что порт – стратегический объект, и сносить его без получения разрешения федералов – вроде как неэтично. Вдруг завтра не только санкции прилетят.


       Во-вторых, представьте себе, вы – жильцы-собственники многоквартирного дома. Кто-то на крыше вашего дома построил самовольно оранжерею. Или сауну. Или мансардочку пристроил. Да мало ли что там разрешала предыдущая власть. Завтра к вам всем приедет экскаватор. Почему? Потому что снести самовольную постройку на крыше без разрешения властей нельзя, а власти очень понадобился ваш дом. Весь. Как пятно под  застройку для «своего инвестора».


       И весь ваш дом становится самовольной постройкой, которую зачистят под это пятно. А вы…? 

       

       Вы будете мечтать о ЕСПЧ, который примет решение в вашу пользу. Через лет десять. Если доживете.

Что я думаю о новом законе, что одобрила Дума во 2-м и 3-и чтениях, борясь со спортивным допингом?

1. Мы признаем, что допинг — архиважная проблема для большого спорта России. Реверанс Западу, нас поймали, примем меры, извините.

2. Расследовать склонение к допингу и прочие связанные с этим деяния будут дознаватели, то есть те полицейские, что ещё и квартирные кражи расследовать не научились. Профанация, получается?

3. Неужели в России нет иных проблем, кроме борьбы со спортивными врачами? У нас нет статьи в УК за врачебную ошибку, у нас врач может получить уголовное наказание, если только лично пациента зарежет; врач может перепутать грипп с послеродовой депрессией и не послать родившую мать на флюорографию, прописав ей антидепрессант вместо антибактериального препарата, тем самым убив ее, а мы озабочены врачами профессиональных спортсменов? 

4. Большой спорт — тема больших денег, товарищи Депутаты, займитесь лучше законами о массовом спорте и здравоохранении.

5. Лучший допинг от волнения при пулевой стрельбе, например, — рюмка коньяка. Будем сажать за склонение к выпивке?

6. Почему, когда нужен комплексный подход к проблеме, народные избранники предлагают только «посадки»? Самый действенный способ чтоль? В понимании кого?

7. И последнее.  Большой спорт ориентирован на мировые рекорды. Человеческие возможности ограничены организмом.  Без допинга не будет новых мировых рекордов, это очевидно. Получается противоречие: нужны рекорды, нужен допинг, за допинг посадим — у страны не будет рекордов. Почему бы не сосредоточиться на запрете фиксации рекордов? Пусть на олимпиаде будут чемпионы, но рекордсменов не будет. Проще запретить упоминать о мировых рекордах, оставив просто награждение лидеров в конкретном виде спорта в конкретное историческое  время. Стометровку за секунду все-равно человек не пробежит, сколько его допингом не корми.

      Вообще сложный вопрос — запрет абортов.      Я же не женщина, а даже среди вас, милые, нет единодушия. У нас сейчас — можно. Собираются сделать — «нельзя». 
      Вроде, это право женщины — решать, что делать с тем, что внутри неё.
      С другой стороны, то что внутри, вроде как и не её, а Его. ОН же (Бог) дает жизнь. Ему и забирать. Но в Бога верить никто не обязан по закону.
     По идее, можно запретить убийство будущего человека, запретив аборты, но он же ещё не человек?! Ведь с точки зрения закона, прав у будущего человека ещё нет. Значит, и нет права на жизнь.
     С другой стороны, можно женщине запретить и самоубийство. От безысходности, что не сможет вырастить ребёнка. Остановит это женщину? Врядли…
     Вот, у немцев запрещены аборты. Пытаются увеличить количество бюргеров не только за счёт мигрантов. Но 100 тысяч официальных абортов все-равно ежегодно делается. По «противопоказаниям к деторождению». То есть, там тоже можно, но «только если»...  В России «можно, но если» — кормушка для коррупции. 
     Тогда уж , может, лучше потратить деньги на пропаганду против абортов, чем родить новую статью доходов для коррупции? 
     То есть, если мы хотим сделать аборт еще не рождённой коррупции, не нужно запрещать аборты?
  Арбитражный суд Москвы установил, что в Москве снесен не «самострой», но сравнил это с предпринимательским риском.
      ООО «Созидание» ознакомилось с мотивировочной частью решения Арбитражного суда города Москвы, отказавшего 15 сентября сего года в возмещении убытков, нанесенных собственнику снесенного в «ночь длинных ковшей» имущества.
      «Оценка наличия/отсутствия у спорного объекта признаков самовольной постройки выходит за пределы заявленных исковых требований, кроме того, указанные обстоятельства исследовались судами в рамках дела А40-64821/2013» указала судья Анциферова.
     Напомню, что по тому делу в 2015-м году Префектуре ЮАО города Москвы, Департаменту городского имущества города Москвы было отказано в признании Объекта самовольной постройкой и о сносе Объекта.                 При этом суд указал: «Согласно выводам судебной экспертизы, проведенной… по настоящему делу, Объект не создает угрозу жизни и здоровью граждан, эксплуатация Объекта производится над выходом станции метро «Южная», безопасная эксплуатация здания возможна без нанесения вреда жизни и здоровью граждан, а также окружающей среде, Объект соответствует требованиям СП 120.13330.2012 «Метрополитен»».        Как и предполагалась, фактически в своем решении судья Анциферова подтвердила установленный ранее факт, что снесенный объект не являлся самовольной постройкой!!!
      Суд в основание отказа в иске указал лишь, что включение объекта в перечень под снос, регулируется принятым постановлением правительства Москвы №829 от 08 декабря 2015 года, которое незаконным не признано.
    Напомню, что ООО «Созидание» было отказано в самой возможности обращения в суд для оспаривания Постановления Правительства Москвы №829, то есть в данном случае предприниматель был лишен права на судебную защиту.
     Вероятно, замкнутый круг должны разорвать вышестоящие инстанции, иначе судами порожден правовой нонсенс: объект не является самовольной постройкой, не подлежал сносу, но так как он включен в перечень под снос Постановлением Правительства Москвы, которое собственник объекта не имеет права оспорить, следовательно собственник имущества лишается права на судебную защиту в силу стечения неблагоприятных обстоятельств.
            И вот что интересно, суд в решении указал:
          «В силу пункта 1 статьи 2 Гражданского кодекса РФ истец является лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность на свой риск, должен прогнозировать последствия, в том числе и негативные, связанные с ее осуществлением».
         Таким образом, фактически суд сравнил действия государственных органов со стихийным бедствием, которое предприниматель должен принять, как негативные последствия своей рискованной предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации.
          Вот тут трудно с судом не согласиться .

Находясь в судебном процессе из-за незаконности сноса в «ночь длинных ковшей» Правительство Москвы, само собой,  в обоснование своих возражений сослалось на свое же Постановление №829-ПП от 08.12.2015. 

Мол, мы решили, мы снесли «самострой», платить за это не намерены!

Однако, если вчитаться в 829-е постановление, очевидно, что оно-таки предусматривает выплату компенсации в соответствии с некой методикой (пункты 11 и 12 постановления).

Департамент экономической политики и развития города Москвы утвердил Методику расчета размера компенсации за снос самовольной постройки (Приказ от 17.08.2016 №99-ПР и он даже размещен на сайте Департамента.

Представитель Правительства Москвы в суде в конце августа в присутствии журналистов сообщила, что Приказ – это нормативный правовой акт, который распространяется на всех субъектов, а не выборочно. 

В этой связи, пришлось направить в Департамент адвокатский запрос и спросить вот что:

— Предусмотрена ли выплата компенсации в соответствии с названной Методикой собственникам зданий, снесенных городскими властями в так называемую «первую волну» сноса (ночью 09.02.2016)? 

— Чем вызвано избирательное применение выплаты компенсации за снос в соответствии с названной Методикой: 55500 руб. за кв.м. и 51000 руб. за кв.м.? 

— Является ли отсутствие в названной Методике расчета размера компенсации собственникам, не признавшим правоту города и не пожелавшим ломать свое имущество, своего рода «санкцией» за несогласие собственника с административным (внесудебным) сносом? 

Интересно, что ответят? Думаю, по-чиновничьи, чтобы не отвечать просто перечислят факты: принято Постановление, утверждена Приказом методика, платить обещаем, как там написано.

То есть все-таки деньги они обещают за «лояльность и послушание», но не по закону?

 

      Не успев снести чужое добро во второй раз, Москва пообещала, что грядёт и третья волна. А я говорил, кстати. 
     Конечно, это ошибка. Глобальная, масштабная, катастрофическая. Со всех точек зрения: доверие к силе суда и в его независимость уничтожено, конституционный институт права собственности убит, инвестиционный климат для иностранцев измеряется теперь только по шкале ниже нуля.
     Для признания властью ошибки нужна сила воли. Пока что воля власти направлена на показ силы. Да, круто конечно без суда уничтожать чужое. Это вам не в суд пойти и выиграть. Это всего лишь — экскаватор и автобус ОМОНа за углом. Простые москвичи — нейтральны, провинция вообще рукоплещет. «Меня это не коснется» — расхожее заблуждение обывателя. Вот, увидите, коснется. Некоторые жилые дома тоже построены на коммуникациях и по новым нормам попадают под снос. А уж дачные участки и строения на них — вообще Клондайк. Ждите. «Чужие» приедут и к вам.
     P.S. Насчёт обещанной компенсации в 55 тыс.р. за кв.метр я бы на месте «согласившихся» не обольщался.      Первый же честный прокурор запретит Москве платить обещанное. Ибо за сам процесс сноса — это очень дорого. А в качестве компенсации за самовольно возведённое имущество — с чего бы? За «самострой» положено наказание, а не компенсация. Почему тому, кто признает свою недвижимость самостроем, положены деньги, а тому,  кто не признает — нет? За что же тогда платят? За послушание? За лояльность? За «язык за зубами»?  «Это какой-то...позор?!»
Собственник планируемых на конец августа к сносу объектов недвижимости прислал мне два документа, полученных от города Москвы. Говорит, что его объекты будут сносить аккурат перед днём города, а чтобы меньше он орал о незаконности, ему предложили компенсацию, 55 тысяч рублей за метр, если снесёт сам. Но сначала он должен подписать «вот это», а потом будет компенсация (правда, ниже кадастровой вдвое). Спрашивает — это что за документы, как их оценить?
Один называется «заявление о согласии на снос самовольной постройки», другой — «уведомление о сносе». На сайте правительства Москвы сказано, что Департамент экономической политики и развития Москвы утвердил методику компенсации. И эти «заявление с уведомлением» там как раз присутствуют. Как ответить юридическим языком? Иначе, чем «Чё-то» эти документы назвать нельзя, истинно говорю вам.
Это некое подобие предсмертной записки, мол, в смерти моего имущества прошу никого не винить. Насчёт компенсации, которую чиновники обещают после сноса? Верить ли обещаниям?
Отвечаю: чиновники города уничтожили 9 февраля сего года зарегистрированное (!!!) имущество, наплевав на самые настоящие решения судов, отпечатанные на бумаге именем Российской Федерации.
О каком доверии простому «слову» чиновника, даже размещённому на сайте, может идти речь?

«Господа алиментщики, мы дарим вам индульгенцию!».  Государство озаботилось охраной ваших прав и решило наставить вас на путь истинный  отменой уголовного преследования за уклонение от выплат на содержания ваших собственных детей. Заключенных в тюрьмах слишком много, суды перегружены, да и статистика Федеральной службы судебных приставов России невеселая:  из 3-х миллионов несовершеннолетних, на содержание которых должны выплачиваться алименты, выплаты получают порядка 1-го миллиона. Порядка 70% судебных решений не исполнялись. А теперь и исполнять не надо.

 

Нерадивый папаша Иван из Ховрино задолжал на содержание маленького сына  200 тысяч рублей. Судья долго надеялась увидеть в заседании этого мастера по уклонению. Встреча состоялась, Ваня было сменил домашюю майку-алкоголичку на тюремную робу, но тут – Уп-с! Законодатель решил очистить тюрьмы для коррупционеров, ибо эти опаснее тунеядца Вани. Пришлось Ваню выпустить и он снова сменил робу на майку, купил водочки и закрылся в квартире, куда из мести более не пускает ни ребенка, ни свою бывшую. Индульгенция!

 

А что мог сделать суд? Ванин пофигизм в отношении брошенного ребенка больше не опасен.  Потому что вступил в силу федеральный  закон от 3 июля 2016 года, которым внесены поправки в УК и УПК РФ  о декриминализации некоторых составов преступлений. Мать сейчас пытвается объяснить Ваниному сыну-школяру, что закон имеет обратную силу, то есть касается тех, кто нарушил закон до вступления в силу поправок. Уголовное преследование теперь возможно только после назначения административного наказания. А ховринский папаша  административному воздействию (штрафу 20 тыс. руб.,  аресту на 10-15 суток или обязательным работам) ранее подвергнуться не успел, и потому сегодня  под применение к нему уголовной  статьи не подпадает… Выходит, он от выплаты алиментов родному ребенку не уклонялся. Пей и спи спокойно, Ваня, не заморачивайся: в колониях и без тебя тесно, а настали времена торжества  здравого  смысла и гуманизации.

 

Когда буквально четыре года назад в 2012 году  ответственность за неуплату алиментов ужесточалась и в качестве санкции предусматривалось реальное лишение свободы сроком до 1 года, возбуждение уголовного дела дало надежду детям, оставленным без содержания одним из родителей, получить пару рублей на пропитание. Судебные приставы вытаскивали из стенных шкафов, погребов и даже из собачьих будок злостных «уклонистов», и заямачившая судимость зачастую еще оставалась единственным мотивом, побуждающим хотя бы треть великовозрастных игроков в прятки к погашению  задолженности. 

Теперь, после переименования статьи 157 УК «Злостное уклонение..»  в «Неуплату средств…»  отрезвляющий  должника и побуждающий к уплате алиментов инструмент сломался. Введение административной преюдиции удлиняет и без того нескорый путь денег алиментщика к ребенку. Неужели «уклонист» побежит платить штраф? Комитет Госдумы по вопросам семьи был против декриминализации статьи, а что толку?

 

Своевременно ли говорить о гуманизации, когда преступность растет? Закрепить бы в законодательстве норму,  по которой неуплата даже незначительной части задолженности не влечет освобождение должника от уголовной ответственности. Но это не «облегчит судам работу». К тому же надо «пойти навстречу человеку», говорит глава Верховного Суда Вячеслав Лебедев, тем более в нашей «сложной экономической ситуации». Это,  конечно, в первый раз.. ну а уж если «человек не понял», тогда… 



 

Нет сомнений, папаши-призраки уже оценили эту заботу и используют «данный им шанс». Растворятся лет этак на восемнадцать. Их могут за границу не выпустить, а они в Крым поедут. Могут банковский счет заблокировать, а они зарплату получают на карту приятеля. Арест недвижимости? Ее еще отыскать надо. Короче, полное отсутствие «физических возможностей заплатить»…

Чтобы не платить алименты на содержание ребенка мужичок репродуктивного возраста из Ленинградской области сменил пол. Сегодня бывший папа по имени Алена живет в Подмосковье, а местной службе приставов больше не нужно разгадывать квест исполнительного листа: должница Алена к административному воздействию за уклонение от алиментов, естественно, никогда не привлекалась, и по вступившему в силу ФЗ от 3 июля 2016 года к ней с требованием выплаты родительской задолженности на кривой козе не подъедешь.

 

А если государство задействовать? Скажем, оно-родимое по исполнительному листу в обязательном порядке дает поддержку ребенку и его семье в размере не меньше прожиточного минимума, если с папаши взыскать не может. Это стало  бы действенным стимулом к активным поискам приставами должника и его имущества. Но ведь некогда.  Борьба с терроризмом, миграционные трафики из Средней Азии, снос самостроя и новая тротуарная плитка. Эрдоган и Трамп опять же. Да еще эти  штрафы с 1 сентября за отсутствие лицензии на дачную скважину. Много дел у Государства и мало денег. Так что и «вы держитесь», маленькие голодные детки. Надо было вашим мамашам выбирать вам нормальных пап, а не Вань из Ховрино в майке-алкоголичке. 


      Люблю историю, читать исторические книги, да и сам, грешным делом, пишу кое-что историческое. Самое интересное в истории, как понятно, это загадки.

В силу ряда обстоятельств изучал историю рождения поправок к статье 222 Гражданского Кодекса РФ. Ну тех поправок, которые, якобы, дали московским властям право без суда расправляться с чужой собственностью. Для меня очевидно, что «ночь длинных ковшей» в отношении тех объектов право на которых зарегистрировано и подтверждено судом, была нарушением Конституции. Но, как в фильме Данелия – «Дэвушка! Вы тут самая умная? Вам это кто-то сказал?», так и я, ищу, может кто еще согласен с мои мнением, чтобы не прослыть «самым умным».

Нашел с десятка два известных ученых, да и Уполномоченный по правам предпринимателей господин Титов тоже вроде понимает, что Москва погорячилась с ковшами-то…

Стал смотреть, а что там с историей этих поправок о сносе самостроя? Ведь законотворцы, люди авторитетные, это же они приняли такой закон. Среди них немало известных артистов, спортсменов, общественных деятелей, строителей и ученых. Юристы тоже конечно есть, и весьма авторитетные. Но, все-таки, в Думе есть еще правовое управление, именно оно дает заключение по законопроектам. Что оно говорило, задал я себе вопрос?

Итак, вот с официального сайта Госдумы кусочек истории в деталях.

30 июня 2015 года в 16.50 Соловьева Татьяна Геннадьевна из отдела законодательной техники и систематизации законодательства  разместила заключение за подписью начальника правового управления господина Деменкова М.В., где сказано:

«…решение о сносе постройки, принятое в административном порядке, противоречит статье 35 Конституции Российской Федерации, а также общим началам гражданского законодательства (пункт 1 статьи 1 ГК РФ). Принудительный снос самовольной постройки может быть осуществлен только на основании решения суда… Замечания юридико-технического характера и лингвостилистического характера переданы в Комитет в рабочем порядке»

Через два дня, то есть 02 июля 2015 года в 8.57 утра на сайте Госдумы размещено заключение от той же Соловьевой за подписью того же Деменкова, где опять есть крик вопиющего юриста о нарушении ст.35 Конститутции РФ о неконституционности сноса зарегистрированной собственности. Но дополнительно господин Деменков опасается сноса без суда «самовольных построек (объектов), относящихся к федеральной собственности». Если такое бывает, то не дай Бог!!! Опять же  «Замечания юридико-технического характера и лингвостилистического характера переданы в Комитет в рабочем порядке»

На следующее утро – 03 июля 2015 года в 9.30 утра на сайте Госдумы размещено краткое, как выстрел в висок Конституции, заключение г-на Деменкова для третьего чтения законопроекта:

«Юридико-технических и лингвостилистических замечаний по проекту федерального закона не имеется.»

С 30 июня по 03 июля – прошло всего три дня. Законопроект не изменился. «Убедилось» мнение господина Деменкова?

Закон был принят. Через нескоколько месяцев институт права собственности был физически уничтожен ковшами экскаваторов. 

Кто он, этот «трехдневный» законотворец?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире