roizmangbn

Евгений Ройзман

17 апреля 2017

F
17 апреля 2017

Картина Репина

Вчера дальнобойщики приходили, человек 60. Ситуация тяжелая, и она не рассосется. Отступать им некуда, сдаваться не собираются. Решили, что пока отправим достаточно жесткую петицию во все инстанции и подумаем, что делать. А сегодня сутра пришли на прием и один говорит: «Женя, а ничего, что ты там нашу бумагу Медведеву перенаправил?». Я говорю: «А что?». Он говорит: «Да мы там требуем его отставки». «Ну, что теперь, из песни слова не выкинешь» — говорю. Вдруг вспомнил, что ко мне иногда тоже приходят гневные письма с требованием меня посадить.

А потом мужик хороший пришел. Он производственник. И заточил цех под инвалидов. Сборка светодиодных светильников. Пошел в банк за кредитом. Никаких проблем: от 27, до 32 процентов годовых. Пошел в другой банк. Ему говорят: «Нет проблем, покажите 8 миллионов оборота». Он говорит: «Какие 8 миллионов оборота? Я у вас всего 3 прошу, тем более у меня завод есть». Не дали. Расстроился, пришел ко мне. А идея хорошая, реально рабочие места для колясочников. Я позвонил в ВТБ. Они говорят: «Пусть приходит, поможем».

Потом пришла женщина. Родители ветераны. Матери 89, отцу 92. Живут на Калиновке в пятиэтажке. На пятом этаже. Родитель второй год из-за этого из дома не выходят. А сама она живет в другом городе. Созвонились с Ириной Маркиной, надежный и удачливый риелтор, она оценила ситуацию и говорит: «Давай я им найду первый этаж, может даже с Калиновки удастся переехать». А потом девчонка пришла молодая и с ней дочка маленькая. А у дочери подмышкой заяц такой лопоухий, весь замызганный, видно, что любимый. И пока мы с мамой решали проблемы, дочка сидела, одной рукой прижимала к себе зайца, а другой закрывала себе рот. Я уже пошел их провожать и говорю: «Алиса, а ты чего рот-то себе закрывала?». Она говорит: «Так мама молчать велела». О, говорю, я теперь понял, почему у тебя глаза выпучивались.

Потом девчонка зашла. У матери болезнь Паркинсона, и с 92 года они вдвоем с отцом за ней ухаживали. И вот отец умер, она осталась одна, а мать еще и слегла. И она откровенно уже не справляется. Поможем.

А потом пришла красивая загорелая блондинка и говорит: «У меня проблема, у меня с детства диабет. Я когда прихожу устраиваться на работу, то попадаю в очень сложную ситуацию. Если я говорю о диабете, то меня не берут, кому нужен работник с диабетом, а если я не говорю, то я наношу удар своему здоровью, потому что мне надо ставить уколы, 8 раз в день питаться и еще ряд ограничений». Я говорю: «А где вы работали?». Она говорит: «Нигде, я устроиться не могу». Специальность у девчонки «Туризм и гостиничный бизнес», выглядит замечательно, держится хорошо.

Потом зашел парень, мой выпускник. Просил поддержать по бизнесу. Месяц назад дочка родилась, Дианой назвали. Я и так-то рад был его увидеть, а так еще больше радовался.

Потом пришла Эдит Феликсовна. Врач, ее многие знают. Ей 76 лет. Я, говорит, уже 2 года на пенсии, что-то мне наскучило, я работать хочу. Гвозди бы делать.

Еще женщина зашла, четверо детей у нее. Младший – наркоман. Сожительствовал с молодой девчонкой, родили дочку. Сожительницу лишили родительских прав за систематическую пьянку, а этот постоянно укуренный. И женщина оформила опеку. А сын шнобит постоянно и у него каждый раз по обкурке навязчивая идея дочку самому воспитывать. Ладно, здесь решим как-то.

И еще пришла женщина, а с ней иссохший мужик на костылях. У них дочка 6 лет. Долг за квартиру 100 тысяч и 80 пени. У него онкология в последней стадии, а у нее нет работы 3 месяца. И видно, что когда-то была красивая, а сейчас лицо в шрамах и руки красные натруженные. 45 лет всего. Подрабатывают, говорит, где могу, никакой работы не боюсь. Договорились по реструктуризации и рассрочке. Но там хоть какая-то работа нужна, иначе не выживет.

Мужик УПИ заканчивал. Заложил квартиру в Райффайзен банк за 4 миллиона. Платил, платил, осталось 600 тысяч. Ударил кризис, платить не может. Пришел к ним, говорит: «Квартиру оценивают в 4.600 миллиона, должен я вам 600 тысяч. Давайте я ее продам, с вами рассчитаюсь, а себе куплю двушку, да еще на первое время денег останется. Только вы в момент продажи снимите обременение». Они легко согласились, он бегал, договаривался, решал. Тем временем банк квартиру стал продавать самостоятельно. В результате его выселяют, а денег он не получил ни одной копейки. На голом месте сделали человека бомжем. Я позвонил в прокуратуру и говорю: «Помогите, надо заступиться за человека, я такого еще не видел, вроде солидный банк». Они говорят: «Таких дел сейчас очень много, причем закономерность: чем сильнее банк, тем он более безжалостный». Там есть зацепки, посмотрим.

Пришел парень, здоровый, интересный, 30 лет. Некроз верхней челюсти, разрушается, ничем остановить не могут. Я посмотрел на его руки, говорю: «Ты кололся?». Он говорит: «Да». «ВИЧ?» — спрашиваю. Он говорит: «Да». Я говорю: «Чем тебе помочь?». Он говорит: «Не знаю, я заживо гнию, и никто ничего не может сделать».

Потом пришли несколько парней-работяг, электромонтажники. Их подрядил Региональный фонд капремонта, они сделали 5 домов. Деньги им заплатили только за 2. Парни говорят, что таких ситуаций много, также фонд капремонта швырнул сантехников. Говорят, что нанимают зачастую приехавших издалека и после выполнения работ не платят, а тем жить не на что и уезжают. Вообще фонд капремонта у нас мутная и непонятная для меня организация с момента своего создания. Позанимаюсь.

Девчонка пришла, ребенок у них с ДЦП, неходячий и слепой, 16 лет ему. Всю жизнь пытаются что-то сделать. Бесплатно уже на реабилитацию не берут никуда. Шансов у него никаких, но реабилитация ему необходима, потому что снимает на какое-то время судорожность и контрактуру. Я не знаю, что делать.

Много еще такого было, а в конце зашел огненно рыжий подросток.
 — Что, говорю, у тебя случилось?
 — На работу, говорит, надо устроиться.
 — Сколько тебе лет?
 — Семнадцать.
 — А восемнадцать когда?
 — Через год с небольшим.
 — Понял. А что ты умеешь делать?
 — Всё!
 — Угу, то есть ничего.
 — Где у тебя родители?
 — Со мной живут.
 — Зачем тебе нужна работа?
 — У меня ребенок родился, 11 дней уже, Настя зовут.
 — Ого, а жене-то твоей сколько?
 — 16 будет, я с ней у друга познакомился, когда ему микроволновку принес, она дома живет, еёшные родители не разрешают ей со мной встречаться. Так-то я их понимаю, хотя сейчас-то уже что переживать?
И вот сижу, смотрю на него добрыми глазами и вспоминаю народную мудрость: «Увидел рыжего – убей».
 — Ты хоть что-то делал своими руками? Отцу помогал?
 — Да.
 — Гайки крутить умеешь?
 — Да, я даже машину покупал, только я ее потом в металлолом сдал.

Позвонил я брату, а у него серьезный автосервис в сторону Эльмаша, говорю: «Слушай, у меня вот такая ситуация». А брат мой сам с 13 лет работал и все в этой жизни понимает. Он говорит: «Пусть в понедельник приходит ко мне, поставлю на мойку, посмотрю, на что способен, потом учиться заставлю. Глядишь, и толк выйдет какой-нибудь». На том и порешили. Я проводил парня, подсказал несколько простых вещей, рассказал, что купить с первой зарплаты и как нормально познакомиться с родителями. Буду контролировать. Вот так и закончился наш день.

Оригинал

15 апреля 2017

Подсказка

«…Страшно далеки они от народа»
В.И. Ленин

Отвечая на вопросы, руководитель штаба Навального Леонид Волков сделал странное заявление, что необходимо декриминализировать марихуану и пустился в рассуждения, где совершенно некстати еще и прозвучало слово «подростки». На мой взгляд, это серьезная ошибка. Среди голосующих людей заинтересованных в декриминализации марихуаны не так много, при этом очень высокий процент жителей России считает проблему алкоголизации и наркотизации населения одной из основных. Полагаю, что тезисы о здоровом образе жизни и жесткой антинаркотической политике нашли бы гораздо больше откликов. Думаю, что это заявление – серьезный подарок оппонентам. Представляю заголовки: «Леонид Волков объяснил для чего Навальный идет в политику» и т.д. А рассуждения руководителя штаба о том, что так устроено в других странах, в России тоже не аргумент. Тут же кто-нибудь скажет тебе: «Мало ли что там разрешено, там вон мужики друг за друга замуж выходят!». Можно, конечно, с этой фишкой попробовать пойти на выборы Президента России, но, думаю, что за это новшество проголосует приблизительно столько же, сколько за свободное употребление марихуаны. Ладно хоть это не озвучил сам Навальный, у которого хорошая семья, замечательные дети, и сам он тренируется и не имеет вредных привычек. Думаю, что крепкая семья, хорошие дети и здоровый образ жизни кандидата в Президенты – одно из обязательных условий.

Из всей этой истории у меня есть один хороший вывод: в штабе Навального никто марихуану не курит, иначе бы они знали, что, по сути, употребление давно декриминализировано, а уголовная ответственность за хранение и культивирование наступает с достаточно серьезных объемов, которые подразумевают уже распространение.

Оригинал

06 апреля 2017

Заигрывают

Познер признался, что он употреблял марихуану, даже выращивал и что её надо легализовать. Ну, старость не всегда приходит вместе с мудростью и первая мысль была: " Внукам своим легализуй, добрый дедушка, заодно ещё научи их пальцы в розетку засовывать." А потом подумал, что старый лис ничего просто так не пролает. Думаю, что власть озадачена последними событиями, и через него вбросили тему и пытаются нащупать контакт с молодыми. Даже через это. Но, молодые, в большинстве своём, здравые растут. Кроме того, все больше молодых начинают понимать, что здоровый образ жизни — основной залог успеха.
Надеюсь, что во власти тоже достаточно трезвых людей.

Сейчас набегут, поэтому сразу определимся с терминами: «Травка» — это то, что кушают лошади, а то, что курят, называется «говно», а которые это говно курят, тех зовут " говнокуры". Без обид.

Оригинал

Классическая история. Люди с детьми. Продали жилье на периферии или комнату в городе, взяли ипотеку, жили, платили, ситуация поменялась, лишились работы. Ипотеку платить не могут. Через некоторое время банк продает квартиру, и люди с детьми оказываются на улице. Денег нет, в очереди не стояли. Чтобы не жить на вокзале, надо снимать жилье. Снимать денег нет, потому что работы нет. Причем самые тяжелые, безжалостные ситуация с АИЖК. Если с банками можно как-то разговаривать, то здесь разговаривать не с кем.

Пришла женщина молодая, 44 года. Была квартира в ипотеке, был бизнес – мини пекарня. Двое детей 8 и 14 лет. Пошел спад по бизнесу, не смогла выплачивать ипотеку. Квартиру забрали. Стали бомжами. На старшего не может получить паспорт, потому что нет прописки. На муниципальное жилье шансов нет. Работает в такси, т.к. в очереди не стояла.

И еще сегодня одна пришла. Там четверо детей, трое малолетних. Жили в ипотечной однушке. Муж лишился работы. Агентство квартиру продало. Новый собственник пытается заехать. Нанял каких-то людей, которые помогают ему выселить семью. А те и рады уйти, да идти им некуда. А муж строитель и уже год без работы, потому что ломал позвоночник. И в ближайшие дни их выселят, и все по закону. Представьте себе: трое маленьких детей и их вещи выносят на лестничную площадку, и им даже некуда их перевезти, и что-то надо детям объяснять. Совершенно нормальные люди. Есть мысли?

Еще Людмила Ивановна зашла, ей 78 лет. Говорит: «Женя, почему нам, пенсионерам, дают такие маленькие пенсии? Дочь-то своя у меня погибла, а мы живем с племянницей. А у нее две дочки, одна в пятом классе, другая во втором, а муж у нее в Туркмении остался. У меня пенсия 13 тысяч, а у племянницы 7, всего 20. За квартиру платим 6.700, квартиру-то мне давали, когда еще на Уралобуви работала, тысячу мне на проездной, 200 рублей за антенну. И вот нам остается по 3 тысячи на человека на питание. А девчонки смышленые, все равно хочется и на музыку, и в секцию, и в кружок. Голодно живем. Летом, конечно, полегче – сад кормит». Я говорю: «Людмила Ивановна, я пенсии не назначаю, просто, если уж совсем край будет, сразу же звоните или бегите ко мне, все равно что-нибудь придумаем». Дал каких-то гостинцев. Она вроде чуть успокоилась, пошла и вдруг от порога вернулась. «Женя, у меня ведь отец на фронте погиб, говорят, на День победы за погибших по 500 рублей давать будут, может дали б хоть по тысяче, а?..».

И еще мужики пришли, строители. Полный интернационал, 32 человека. Нанимала их компания «Озон». Строили дом мкр. Светлый, 4. Дом сдан. Остались должны 1340000 руб. По 40 с небольшим тысяч на человека. И не могут рассчитаться. Бригадир говорит: «Мужики злые. Деньги-то вроде не бог весть какие, и в семью надо что-то принести». Вот, рулюсь.

Женщина пришла пожилая. С мужем взяли ребенка в детском доме. Ребенок оказался инвалид, одна почка у него. Через 5 лет муж умер, а ребенка она выходила. Стоит на очереди, живут в съемном. Пенсия у нее 7700 рублей, пособие на ребенка 10500 руб. Учится парень очень хорошо, отличник, ездит на разные олимпиады, перспективный. И вот она пришла. Получила деньги, и у нее в маршрутке украли кошелек. Нечем заплатить за жилье, нет денег на еду. Кто захочет помочь, у Лейлы все контакты.

Несколько человек приходили с долгами по коммуналке. Сейчас управляющее компании не церемонятся, сразу отключают все что можно. Каждый раз стараюсь на личном уровне договориться о рассрочке. Сейчас по городу долгов под 5 миллиардов.

Ну и под конец новости импортозамещения. Пришла интеллигентная женщина с Комсомольской, 13. У нас, говорит, на первом этаже была нелегальная сыроварня. Нас, говорит, конечно, запахи тревожили, и мы чувствовали, что что-то сильно испортилось. А потом мы все поняли, когда у них прорвало трубу. Это, говорит, ужасно. Запах такой, что глаза режет. Мы, говорит, когда зашли туда, просто ужаснулись. Мы тут же связались с управляющей, они подтвердили. Посмотрим что делать.

А потом парни пришли. Они возле облсуда построили цивильную мойку с автосервисом и шиномонтажкой. Несколько лет уже существует этот бизнес, и работает у них 50 человек. Земля у них в собственности. А эту территорию сейчас отдали Бруснике под застройку. И парни пришли и говорят: «Что они собираются делать? Если они у нас собираются выкупать помещение, то это не помещение, а готовый серьезный бизнес. Подавать мы его не собирались, людей мы на улицу не выгоним». Серьезная история.

И еще одна женщина пришла. У нее изымают дом на Рощинской и 6 соток земли за 3.5 миллиона рублей. Я считаю, что предложение унизительное, и соглашаться нельзя. Но ее никто не спрашивает. Будем помогать.

Вообще для людей это как стихийное бедствие. Если честно я не понимаю, как собираются расселять хрущевки в Москве. Справедливо и честно этого не сделать.

А потом пришел один известный человек, Валентин Валентинович Бойцов. Сорок лет назад, когда разрушили Ипатьевский особняк, они с другом умудрились украсть две мраморные ступеньки из той самой лестницы, ведущей в подвал (помните знаменитую книгу Касвинов «Двадцать три ступени вниз»). И вот одна мраморная ступенька лежит у него в гараже. От всего этого особняка, где расстреляли последнего императора, осталась только эта ступенька. Может сумею договориться.

А потом привезли гостинец из Магадана от мэра Ю.Ф. Гришана. Красивый альбом и письмо с добрыми пожеланиями. Я, конечно, тоже отдарился. А гонец говорит: «Приезжайте, вам надо побывать у нас в Магадане, Юрий Федорович приглашает». Я говорю: «Я пока не планировал, но всяко может получиться». Посмеялись.

Оригинал

2694906

У меня в музее Невьянская икона есть уникальный экспонат — сундук сколоченный из икон. Купил я его у знаменитого вологодского собирателя Миши Сурова. А потом привёз из экспедиции ещё один, из больших икон, но хуже сделанный. Это в 1929-30 году, в годы коллективизации массово закрывали церкви, а иконы выдавали на колхозные нужды. Я видел сцены клубов, сколоченные из икон, двери сараев, поилки для скота, столешницы, разделочные доски и даже не скажу, что ещё. Иконы массово сжигали, выбрасывали, на них, вместо дров ходили паровозы, так что тем, из которых сколотили сундуки, ещё повезло. А ещё у меня в музее есть створки шкафа, выпиленые из огромной иконы Сошествия Святого Духа на Апостолов. Витя Махотин нашёл его на помойке и я выпросил эти створки у него, а ещё две были у знаменитого кузнеца Александра Лысякова, это он, кстати, сковал мне подставку под сундук. Ещё у меня есть иконы, порубленные топором, расстрелянные, с выцарапанными глазами и я их храню и берегу из уважения к мастерам и в назидание потомкам. Я считаю это важным.


2694908

2694910

2694912

И вот несколько дней назад, в музей пришла активная и неопрятная женщина, которая, распаляя себя, пыталась показать возмущение этими экспонатами, грозилась привести журналистов, священников и прокуратуру и привлечь меня к уголовной ответственности за оскорбление и надругательство. Ну, разных сумасшедших и экзальтированных неофитов, которые святее патриарха, я наблюдал достаточно, поэтому не удивился. А тётку вспомнил, её привозили в тонированной десятке в Быньги, и она там бегала по храму, голосила и пыталась организовать скандал. На следующий день, в самом подлом местном агентстве, по сравнению с которым Лайф образец невинности и добродетели, вышел материалец о том, что в музее стоит сундук из украденных икон, чем возмущены верующие, а в понедельник эти же пакостники напомнили прокуратуре, что есть заявление и пора бы придти с проверкой.


2694912

2694914

2694916

Думаю, что все это связано с губернаторскими выборами, которые пройдут в сентябре. Они меня боятся. Так происходит уже пятнадцать лет, перед каждыми выборами и каждый раз, музей первым попадает под удар. При этом, все выборы, в которых мне пришлось участвовать, я выигрывал.

Ладно, никто и не обещал, что будет легко. Справимся.

Оригинал

24 февраля 2017

Блаженны нищие

Как-то вышел из Госдумы и иду по Камергерскому, думаю о своем. И вдруг меня аккуратно кто-то за локоть трогает. Повернулся. Седой старик, чисто одетый, лет восьмидесяти. Смотрит прямо в глаза и говорит спокойно тихим голосом: «Молодой человек, я совсем без денег, можете меня немножко поддержать». Я сунул руку в карман, у меня оказалось сто рублей, я ему отдал. И пошел себе в сторону Кузнецкого. И забыл о нем. Возвращаюсь. Вдруг кто-то снова трогает меня за рукав. Тот же самый старик. Запыхался, видимо бежал за мной. И говорит: «Молодой человек, вот вы мне дали сто рублей, так пусть у вас сто миллиардов будет». Я улыбнулся.

В Перми на улице мужик в инвалидной коляске — ног нету, укрыт полосатым пледом. Ни кепки, ни кружки, но видно, что денег просит. Причем, как-то с достоинством и молча.
Я наскреб каких-то денег, подошел к нему, и говорю:
— Держи, поделюсь!
Он взял деньги, посмотрел на меня, и спрашивает озабоченно:
— У самого-то остались?

За Павелецким у церкви Флора и Лавра на поребрике сидит мужик, милостыню просит. И ему подают. Потому что как-то очень убедительно у него выходит. Говорит: «Мужики, ну помогите, в натуре хлеба не на что купить». А тут мимо идет какой-то прилично одетый. Нищий к нему. Тот аж взвыл: «Какой там на хлеб?! Я может тут завтра рядом с тобой сяду!». А нищий встрепенулся: «А что, брат! Ты если что приходи. Места всем хватит».

Оригинал

22 февраля 2017

Статистика 2016 года

2687698

С документами работал. Посмотрел статистику 2016г. По официальной переписке 1608 обращений. Через личный приём 2623. Кроме очень много обращений через личку ФБ и твиттера и ВК (соцсети Степан Чиганцев отслеживает), но они здесь не учитываются. БОльшая часть вопросов решается, что-то уходит в долгий процесс, над кем-то просто приходится брать шефство (порядка 300 семей на контроле, ради этого и создали Фонд Ройзмана https://roizmanfond.ru/). Ресурса не хватает, но мы уже приспособились и часть проблем решается за счет личных контактов и добрых отношений. Все получается.

Оригинал

20 февраля 2017

Все хорошо

Жил в Екатеринбурге один бандит. Дерзкий и отмороженный. Фамилия на слуху. Убили, конечно. И вот передо мной сидят бабушка с внуком, и я смотрю в карточке фамилия. Иди, говорю, Миша, погуляй, я с бабушкой поговорю. Что, говорю, его сын? Она говорит: «Ну да, 12 лет уж ему». Я говорю: «Видно, что он хороший парень». Она говорит: «Пока да, но я с ужасом жду, что те гены проснутся». Переговорили с парнем. Совершенно искренний, интерес вызывают мотоциклы. Мало того что уже умеет ездить, понимает что как устроено. Вот за это и попробуем зацепиться.

А потом еще девчонка зашла и говорит: «У меня с сыном проблемы». Потом оказалось, что сыну 16 лет, он ее запугивает и бьет. И самые ласковые слова для матери: «Сдохни, тварь». А живут вдвоем. Она пыталась его выгнать из дома, в результате он ее выгнал, и она жила у чужих людей несколько дней. Причем оба социализированные: она работает, он в школу ходит. Решали, как помочь, Саша Шумилов предложил очень остроумный способ. Когда сделаем, расскажу. Если все получится, он больше никогда не будет маму обижать.

Потом подряд две делегации. Банкротство ЗАО «Тяжпромэлектромед», год зарплату получить не могут. И большое банкротство «Гипродор НИИ», там 80 человек и тоже долги за год. И там, и там есть решение суда, но никто не платит, потому что денег нет. А вообще Гипродор обанкротился в нескольких городах: Хабаровске, Барнауле, Екатеринбурге, Питере и других. Везде остались недоделанные объекты.

Потом женщина пришла, ситуация хоть вой. Живут вдвоем с сыном. Хочет приватизировать двушку. Но я, говорит, не могу приватизировать, потому что как только приватизирую, сын свою долю продаст, кому ни попадя и меня выгонит. Я говорю: «Не приватизируйте, живите так». Она говорит: «Но если я умру, сыну ничего не достанется». Я говорю: «Тогда приватизируйте». Она говорит: «Но если приватизирую, сын меня выгонит». Вот так и живем.

А потом пришли женщина. Бедно одетая, работает кондуктором. У нее месяц назад опека изъяла двух сыновей. Одному 6, другому 11. Она ходит к ним, общается, пытается забрать. Ей не отдают. Готовится суд по лишению. Она говорит: «Да, я бедная, но дети в школу ходили, накормлены, чистые, все зашито-заштопано. Я ушел, чтобы она не слышала, и позвонил директору детдома. Она говорит: «Ребята нормальные, старший за младшего заступается. Она ходит каждый день и просит их отдать, а мы не можем и ждем суда». Я говорю: «Почему забрали?». А он помялся немножко: «На нее родственники написали заявление, что она психически ненормальная, и должна быть экспертиза». «Охр.неть» — говорю. Вернулся в кабинет, расспросил. Оказывается, живут в трехкомнатной квартире она, мать и старший брат. И она со своими двумя мальчишками родне докучает. Насколько я понял — мать написала. За жилплощадь борются.

И еще женщина пришла. Нашла мужика пожилого после инсульта, который живет на лестничной площадке. Оказывается, что он когда-то заработал трешку. Дети, которые в своей жизни еще ничего не заработали, настояли разделиться. Продали. Один купил комнату, другой машину, а отцу купили далее не комнату, а долю в трехкомнатной квартире. Там его естественно никто не ждал, и жить ему там не дали. Случился инсульт. Он выписался из больницы, попытался вернуться. Не пустили. Эта женщина помогла ему сделать все документы и выиграть суд по вселению. Снова не пустили. И она пришла к нам. И ведь ни дети его, ни другие родственники, а совершенно чужая женщина. Постараемся помочь. Лейла на контакте.

И сразу вслед за ним седой невысокий мужик. Тоже трешка, которую заработал на стройке. Две комнаты смежные, а одна отдельная, самая большая. И вот он в ней живет. А дочь с двумя внучками живет в этой же квартире, и начинают его щемить. А он когда приватизировал, он сделал по-честному: на себя 1\4, а на дочь 3\4. И комната, в которой он живет, больше его доли. И реально по суду его могут выселить из этой комнаты. Конечно самые неприятные и тяжелые дела — трения между родственниками.

Меня удивляет то огромное количество людей, которые тратят всю энергию не на то, чтобы заработать и купить, а думают как бы ловчее оттягать у собственных родственников.

Последнее время очень много народу идет с жировками. Еще одна системная проблема. С нового года за тепло стали выставлять вообще другие суммы. Связанно это с изменением расчетов. И у женщины за однушку насчитали 8900 рублей. А пенсия у нее 8400. И таких много. Просто спрашивают: «А как жить?». А я знаю? Ну, будет совсем край, всегда найдите меня, что-нибудь придумаем.

Потом пришла женщина и давай меня стыдить: «Транспорт дорогой, билеты по 28 рублей». Я говорю: «Ну уж по 28, в среднем по Екарте с учетом всех льготников получается в районе 20, а по вашему льготному гораздо дешевле». Она говорит: «Да? Почему в Крыму все пенсионеры, ветераны и другие льготники ездят бесплатно, а мы платим? Почему?». Я говорю: «Именно потому».

А потом пришел человек. Притащил хорошие новые книжки для детской библиотеки в ОДКБ № 1. Приходили люди с разными идеями. По деткам-аутистам, по разным мероприятиям.

А уже вечером приехал Андрей Агафонов председатель федерации мотоспорта и сказал, что заберет Мишу к себе, приставит к делу и поможет подготовить тренировочный мотоцикл. Вот так и закончился этот день.

Оригинал

Вчера в Москве Инна Ройзман затащила в лекторий Прямая речь. Две лекции. Белковский: «Роль секса в мировой истории» и Колмановский: Наука Святого Валентина (романтическая любовь — уникальная биологическая особенность человека). Белковский, к сожалению, был не в форме и с темой не справился, а Колмановский, учёный-биолог с очень широким кругозором, оказался очень крут и прочитал блестящую научную лекцию. У Прямой речи вообще широкий охват и сильные лекторы: Дима Быков, Татьяна Черниговская, Наталья Басовская, Дмитрий Петров, Леонид Парфенов и многие другие. Я хочу, чтобы они приезжали к нам. А в Екатеринбурге с утра некоторые СМИ блеснули заголовками типа: «Ройзман уехал в Москву учиться сексу!» Ну, учиться — всегда пригодится, но я хочу сказать другое. Я стараюсь отслеживать все происходящее в культуре. Я бываю на лекциях, на выставках, на концертах, встречаюсь с известными поэтами, писателями, художниками, музыкантами, продвигаю свой город и лучших приглашаю к нам. Я стараюсь знать обо всем новом и интересном и считаю это частью своей работы. И с Прямой речью тоже буду сотрудничать.
А что касается заголовков и обсуждений — пусть говорят. Зато я знаю, что никогда жители Екатеринбурга не услышат, что меня видели пьяным или я пришёл на работу с похмелья, что я на вертолете летал на рыбалку в заповедник, что охотился на краснокнижных животных или заказывал проституток в сауну.

Оригинал

09 февраля 2017

Первые ласточки

Закон о декриминализации побоев дал первые результаты. До внесения и вступления в силу этого закона, полиция Екатеринбурга выезжала на бытовые конфликты и семейное насилие 120-130 раз в сутки, сразу после принятия закона количество вызовов увеличилось до 300-350 в сутки.

То есть, декриминализацию по статьям 116 и 117 УК РФ (побои и истязания) восприняли так: Было нельзя, а стало можно! Те кто работает с этим «на земле», прогнозируют увеличение количества случаев и утяжеление последствий.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире