pravdzic

Иван Арцишевский, Представитель в России Объединения членов рода Романовых

10 июня 2010

F
Начну издалека.

В 1998 году в соборе Петропавловской крепости был перезахоронен Император Николай II, члены Его Семьи и слуги. Рабочая группа, ответственная за организацию и проведение перезахоронения (которой руководил Ваш покорный слуга), приняла решение, что во время всех мероприятий гимн Российской Империи «Боже, Царя храни» исполняться не будет. По существовавшей в России в начале двадцатого века традиции, исполнялся гимн «Коль славен наш Господь в Сионе».

Такое же решение было принято и Межведомственной рабочей группой по переносу праха Императрицы Марии Федоровны из королевства Дании в собор Петропавловской крепости в Санкт – Петербурге в 2006 году.

Решение было оправдано, потому что в дореволюционной России гимн-молитва «Коль славен наш Господь в Сионе» имел огромную известность и был очень популярен среди народа и, по сути, был равнозначен «Боже, Царя храни».

«Коль славен наш Господь в Сионе» впервые и прозвучал 29 ноября 1798 года в Зимнем дворце во время церемонии возложения на российского императора Павла I короны и других регалий Великого Магистра Ордена Святого Иоанна.

Дело в том, что в России на рубеже веков активно действовали многочисленные масонские общества. В масонских обрядах значительное место занимают застольные гимны. Молитва «Коль славен» по содержанию и по духу оказалась близка масонам. Это и понятно, ведь автор стихов М.М.Херасков был известным российским масоном. Предполагается, что и автор музыки Дмитрий Бортнянский мог быть членом одной из петербургских лож, хотя документального подтверждения этому обнаружено не было.

Молитва приобрела статус масонского ритуального гимна, и исполнялась вольными каменщиками на каждом собрании во время застольной ложи.

Не исключено, что гимн так и оставался бы  «священной песнью» тайных обществ, если бы ни война с Наполеоном. В 1812 году в русскую армию поступило большое количество дворян, многие из которых были членами масонских лож. Молитва получает широкое распространение и постепенно становится церемониальной молитвой-гимном российской армии.

Но широкую известность он получил гораздо позднее, напечатан гимн впервые он был только в 1815 г.

Долгие годы у Российской Империи не было своего национального гимна, и только в 1833 году император Николай I  предложил написать такой гимн близкому к императорской семье музыканту Алексею Федоровичу Львову.

Львов был настолько вдохновлен предложением императора, что сочинил музыку буквально в один присест, а В.А.Жуковский без особых усилий положил на эту мелодию стихи, начинавшиеся со слов «Боже, Царя храни».

Император остался доволен новым произведением и как официальный гимн России, он был исполнен 30 августа 1834 г. в годовщину победы над Наполеоном, во время торжественного открытия на Дворцовой площади Александровской колонны.

Так Россия обрела свой государственный гимн, а на семейном гербе Львовых появился девиз — «Боже, Царя храни».

Но А.Ф.Львов сыграл важную роль и в судьбе гимна «Коль славен». Будучи директором Придворной Певческой капеллы в 1842 году он разыскал партитуру «Коль славен наш Господь в Сионе» и обнаружил определенные разночтения в исполнении ее полковыми оркестрами. Флигель-адъютант, полковник Львов, желая сохранить сочинение в первоначальном виде, подал рапорт императору с предложением напечатать оригинальный вариант нот и разослать их в армию для полковых духовых оркестров. Император же прослушав молитву, нашел, что изменения не портят оригинал, и ноты были изданы в обновленном варианте.

С этого времени «Коль славен наш Господь в Сионе» окончательно утверждается как церемониальный армейский гимн, а позже и как национальный гимн русских, и становится, если так можно выразиться, тождественным официальному гимну «Боже, Царя храни».

О его популярности и значимости говорит тот факт, что от карманных часов до курантов на Спасской башне Кремля исполняли мелодию «Коль славен». Сегодня колокольная группа собора Петропавловской крепости тоже периодически исполняет эту мелодию.

Но за рубежом после 17-го года у гимна «Коль славен» началась новая история. Гимн продолжал звучать в исполнении многочисленных русских хоров и имел немаловажное значение для поддержания высокого национального духа среди русских эмигрантов.

В ноябре 1944 г. в Берлине перед полуторатысячным залом, наполненным русскими эмигрантами и военнопленными А. Власов, бывший командующий 2-ой Ударной Армии, перешедший на сторону врага и возглавивший Русскую Освободительную Армию обнародовал Манифест Комитета Освобождения Народов России. После чего хор и оркестр исполнили «Коль Славен», который впредь должен был исполняться как официальный гимн «небольшевистской» России.

И гимн эмигрантский стал еще и Власовским гимном.

Но и это еще не все. Автором музыки гимна «Коль славен» принято считать Д.С.Бортнянского. Однако этот напев на стихи немецкого поэта Герхарда Тэрстигена «Ich bete an die Macht der Liebe» еще с 50-х годов XVIII века входит в песенные сборники Немецкой Евангелической церкви, а русский текст Хераскова лишь вольный их пересказ.

Как «исконно немецкое» это произведение исполнялось в Германии, в том числе и  оркестрами Третьего Рейха.

В современной немецкой армии существует ритуал «Большой смотр» исполняемый по торжественным случаям, в кульминационный момент этого ритуала звучит гимн «Ich bete an die Macht der Liebe».

С годами и русские эмигранты стали петь гимн Бортнянского на немецком языке, а в наши дни и российские хоровые коллективы зачастую исполняют это произведение по-немецки.
Все это было бы просто очень интересно для любителей русской истории, если бы в конце 2007 года не произошло событие, которому трудно дать однозначную оценку.

Указом Президента РФ от 10.11.2007 был утвержден новый Устав гарнизонной и караульной служб Вооруженных сил Российской Федерации, в котором в разделе «Отдание воинских почестей при погребении» (ст. 392) говорится:

«…При опускании гроба Государственный флаг Российской Федерации склоняется, почетный эскорт отдает те же почести покойному, что и при выносе гроба. Назначенное из состава почетного эскорта подразделение производит салют тремя залпами холостыми патронами…

С первым залпом салюта военный оркестр (сигналист-барабанщик) начинает исполнять «Коль славен»…».

Таким образом, во время ритуала погребения, согласно Уставу Государственный гимн не исполняется.

По сути, получается, что мы отдаем сегодня воинские почести нашим военным не под государственный гимн, а под гимн не просто исторический, но под гимн, который во время воины использовался теми, кто перешел на сторону врага. Под этот гимн хоронят и солдат, чьи останки находят сегодня. Речь идет о захоронении останков военнослужащих, павших в борьбе с немецко-фашистскими оккупантами в годы Великой Отечественной войны. Может ли это устраивать родственников погибших или поисковиков, поднявших останки этих бойцов?

Может ли это устраивать нас, понимающих, о чем и, главное, о ком идет речь?

При захоронении Императора и Императрицы вполне логично было исполнять «Коль славен наш Господь в Сионе», потому что это был второй гимн Российской Империи. Да и православие было государственной религией, а Царь был помазанник Божий. Да и Рейха еще тогда не было. Но сегодня? В многоконфессиональном государстве?

Совершенно непонятно почему для исполнения на, например, Олимпийских играх наш Государственный гимн вполне хорош, а для отдания последних почестей павшим – не очень. Мне не хочется рассуждать о достоинствах и недостатках (в том числе и исторических) нашего Государственного гимна, речь идет о другом. Как и почему получилось так, что последние почести воинам Советской и Российской Армии мы отдаем под звуки ставшим власовским гимн немецкого происхождения, имеющий форму молитвы?
С понятием «этикет» связано много недоразумений, и одним из них является мнение, что этикет нужен где-то далеко и высоко – там, где общаются короли и президенты, а в нашей повседневной жизни без него прекрасно можно обойтись.

Победивший в свое время пролетариат объявил этикет мещанством и буржуазным пережитком, а его отсутствие – нормой жизни и признаком классовой чистоты.

Шариков, герой Булгакова в «Собачьем сердце», выразил это мнение емко и кратко:
«Вот все у нас, как на параде, салфетку – туда, галстух – сюда, да «извините», да «пожалуйста», «мерси», а так, чтобы по-настоящему, – это нет! Мучаете сами себя, как при царском режиме».

И до сих пор многие при слове «этикет» представляют себе церемонные поклоны, фраки, веера и фразу «Не соблаговолите ли Вы?», то есть нечто оторванное от реальной жизни, высокопарное и старомодное.

Однако сегодня этикет – это, прежде всего, умение грамотно общаться.
Ушли в прошлое книксены, реверансы и другие атрибуты аристократическо-дворянского бытия. Этикет – наиважнейший элемент эффективных коммуникаций, неотъемлемая часть профессионального навыка, общечеловеческая ценность.

К сожалению, большинство наших соотечественников не сильно утруждают себя в уважительным отношением друг к другу.
Особенно заметным это становится за границей – «нашего», как правило, легко отличить – особенно по манерам, вернее, по их отсутствию.

Мы не умеем извиняться, если кого-то случайно задели.
Мы не можем поблагодарить, за что угодно: за вкусный обед, за обслуживание, да просто за то, что человек остановился и объяснил, как пройти на соседнюю улицу. И часто дело даже не в словах, а в интонациях, в манере общения.

Современный этикет – это система межличностного общения, предполагающая, прежде всего, уважение к достоинству другого человека, даже если он нам не нравится, или мы с ним категорически не согласны.
Причем это уважение проявляется не отсутствием бранных или других неприемлемых слов, а определенными знаками, которые подчеркивают это уважительное отношение, независимо от социального положения общающихся.

Умение правильно общаться, уважительное отношение друг к другу в любой ситуации – непременные атрибуты цивилизованности.
Это необходимость, отличающая народ от населения.
Потомки семьи Романовых живут в разных странах – Швейцарии, Дании, США, Великобритании и даже в Уругвае.
Семья связана друг с другом через Объединение членов рода Романовых – общественную организацию, зарегистрированную в Швейцарии в 1979 году. Объединение было создано Князем Императорской Крови Романом Петровичем, Княжной Верой Константиновной (единственной дочерью поэта Константина Константиновича) и сыновьями Ксении Александровны (сестры императора Николая II). Первым председателем ассоциации был Князь Дмитрий Александрович – племянник Императора Николая II, а в настоящее время председателем является Князь Николай Романович – праправнук Императора Николая I.

Все члены семьи связаны родственными узами не только с семьями правителей Европы (с королевскими домами Дании, Италии, Греции, Болгарии, Великобритании), но и с русскими дворянскими родами – Шереметевыми, Нарышкиными, Воронцовыми-Дашковыми, Вяземскими, Шуваловыми и другими.
Николай Романович, Глава Объединения, рассказывает, что его родители покинули Россию в 1919 году и переехали во Францию. Там они купили маленькое имение, где и жили. Отец, Роман Петрович, внук Николая Николаевича «младшего», женился в 1921 году на дочери одного из старых друзей государя, Дмитрия Сергеевича Шереметева. Дмитрий Сергеевич был полковником Кавалергардского полка и флигель-адъютантом Николая II, но служил только по обязанности, так как настоящих черт военного человека в нем было очень мало. А государь каждый раз, когда приходило время производить Шереметева в генералы, говорил: «Дмитрий, на что тебе быть генералом? Ты оставайся флигель-адъютантом. Я тебе дам дополнительный отпуск или какой-нибудь орден, но я тебя оставлю полковником». Блестящей карьеры Дмитрий Сергеевич так и не сделал.

Когда пришло время давать Николаю Романовичу образование, его стали учить по русским книгам. Николай Романович помнит свою замечательную учительницу, которая жила в семье еще до революции, а затем каким-то чудом перебралась на Запад.
Она была воспитанницей Смольного института, а это само по себе уже являлось гарантией высокой культуры. Она учила русской истории, русской литературе, языкам: французскому, английскому, русскому. Но обучать немецкому отказалась наотрез, хотя хорошо его знала. И поныне в спальне Николая Романовича на стене висит маленький листок бумаги, на котором начертано крупными детскими буквами: «Бог – Россия», а рядом рукой его бабушки Милицы Николаевны, черногорской принцессы, написано, что это первые слова, выведенные рукой ее внука Николая.

«Нас воспитывали как русских людей, хотя мы отлично понимали, насколько все изменилось, и наше старшее поколение осознавало, что никогда они не вернутся в ту Россию, которую знали: ни с теми правами, ни с теми привилегиями, ни с тем богатством, но в том, что все равно вернемся, конечно, была полная уверенность» – вспоминает Димитрий Романович, младший брат Николая Романовича. (Именно «Димитрий» – так правильно произносится имя, так записано в документах).

Затем семья переезжает в Италию, потом в Египет и вновь в Италию.
В 1960 году Димитрий Романович обосновывается в Дании, а Николай Романович – в Италии.

На встрече, имевшей место в Париже в 1992 году, в которой принимали участие все старшие потомки по мужской линии, было принято соглашение, что, учитывая исторические особенности, никто из членов Семьи не будет выдвигать требований никакого рода и не будет рассчитывать ни на какую форму привилегий.
Без исключений.

Сегодня Объединение членов рода Романовых живет активной жизнью, принимает участие во многих международных мероприятиях.
Есть члены семьи, которые часто приезжают в Россию, занимаются благотворительностью, встречаются с общественностью, со школьниками, студентами.


Семья Романовых на перезахоронении Императрицы Марии Федоровны. Санкт-Петербург, сентябрь 2007 года.


Встреча Президента РФ с Президентом Фонда «Романовы для России» Князем Димитрием Романовичем и его супругой Доррит. Москва, ноябрь 2007 года.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире