politoboz

Андрей Суздальцев

20 марта 2017

F

Месяц протестов

Акции протеста,  уже месяц волнами перекатывающиеся через Беларусь,  не прекращаются, но и не нарастают.  Людей на митинги и шествия выходит меньше, чем в середине февраля, словно протестующие и им сочувствующие копят силы для решительного натиска 25 марта. Но с другой стороны, манифестации превращаются в новую белорусскую традицию. Люди привыкают выходить по выходным в центр своих городов и протестовать.    

В то же время, несмотря на относительную немногочисленность, протесты производят неизгладимое впечатление из-за просто фантастической озлобленности и неуступчивости их участников. Попытки представителей властей втянуть протестующих в диалог, как правило, проваливаются – чиновники освистываются, попытки завести участников акций в «залы» воспринимались участниками акций  в качестве провокаций, представители властей, маскирующиеся под «безработных», разоблачались.

Любопытно то, что про декрет № 3 выступающие вспоминают все реже, фокусируя свои требования на заработной плате, безработице, повышении пенсионного возраста и требуя отставки президента А. Лукашенко, как главного виновника «развала» страны.  

Белорусские власти за февраль и начало марта так и не смогли не только остановить акции протеста, но и что-то противопоставить им.  Как очень верно отметил один из деятелей белорусской оппозиции, ни одного митинга в защиту А. Лукашенко или, на худой конец, в поддержку Декрета № 3, за истекший месяц в Беларуси не отмечено.

Сейчас власти заговорили о «диалоге»…

 

Диалог

Между тем, тема диалога в современных условиях  выглядит несколько забавно. Дело в том, что автор этих строк, являясь один из организаторов «БелоРусского диалога» в январе 2016 года отмечал, что белорусские власти ведут себя по отношению к гражданскому обществу и оппонентам, причем не только в Беларуси, исключительно надменно. Как отметил, один из участников прошлогодней январской конференции «БелоРусского диалога»: «Власти никогда не сядут за один стол со своими политическими противниками».

Как, однако, все изменилось! В январе в белорусское медиа-пространство была вброшена идея-зондаж о «круглом столе», а февральские выступление в белорусских городах заставили А. Лукашенко 9 марта потребовать от местных властей «выходить» и вступать с протестующими в диалог.

За последний месяц «диалог» властей с протестующими получился  только в Слониме и то благодаря активности местного руководителя, который, видимо, действительно пользуется уважением своих земляков, но в целом внимательное наблюдение за протестами позволяет утверждать, что между населением и властями пролегла пропасть. Властям не доверяют, не верят и протестующим диалог не нужен. Можно сказать, что власти опоздали.  

Между тем,  официальные СМИ не признали  полный провал попыток властей втянуть протестующих в «плодотворный диалог», а, наоборот, устами некоторых амбициозных депутатов белорусского парламента, стали утверждать, что  «диалог» возможен и даже вроде как состоялся, что, безусловно, большое преувеличение. Ведь есть видеозаписи…  

    Кроме «диалога» у властей остался только агитпроп.


Вакханалия страха

Наиболее болезненно на прошлой неделе белорусские власти отреагировали на «Марш нетунеядцев», состоявшийся 15 марта в Минске. В эфире Белорусского телевидения марш сравнили с шествием нацистов, что вызвало волну общественного негодования.  Стоит отметить, что такие оскорбительные ярлыки в отношении многодневного гражданского протеста, в котором принимают участие пенсионеры, матери-одиночки, инвалиды и т.д. и который так и не приобрел оппозиционный и, тем более, националистический характер, способны только стимулировать протесты. 

В целом, впечатление от информационной кампании, на скорую руку организованной официальными СМИ  и которая, словно лавина,  покатилась на прошедшей неделе по белорусскому телеэкрану, может быть только брезгливое, так как продемонстрировала, что реального опыта спланированной информационной войны её авторы не имеют. Вот «подубаситься» кольями из плетня, как колхозные парубки за околицей, эти «редакторы» в силах… 

 В общем, БТ «заливало» народные протесты всем подряд: украинскими боевиками с майдана, террористами всех мастей, намеками на «деструктивные силы» с Востока и Запада, параллелью с 1917 годом, гражданской войной, Хатынью, местными националистами и фашистами, а также анархистами и т.д. и т.п.  Остались не охвачены только сторонники нетрадиционной сексуальной ориентации…

Со стороны это информационное сумасшествие властей напоминало ситуацию со схваченным с поличным  хулиганом-насильником, который буквально верещит от страха, катается по полу, хватает за ноги стражей порядка и свидетелей-понятых, и неумолчно вопит: «Да вы что, да это не я, да я же не крал, не подкарауливал и не бил, не насиловал, это все они, это соседи, это соседи во всем виноваты, они на хлеб и водку не давали, а только мне завидовали, как я дворцы клепаю и «Майбахи» меняю,  а я хороший и добрый, бабульке воду и дрова наносил, да как же вы без меня, такого красивого и болтливого, да не губите и из хаты  не тащите!..».  И это только начало, так как  «крысы» пока с «корабля» не побежали, а только засуетились, хотя  многие уже пакуются и здесь в Москве успели засветиться.

    Апофеозом ужаса, охватившего власти, стала передача «Клуб редакторов» от 18 марта 2017 г. Формат данной передачи абсолютно советский и, естественно, исключает различие во мнениях или дискуссию среди участников, что привело к парадоксальному итогу: участники передачи в течение получаса перешли от мажорных успокаивающих призывов к солидарности журналистов, которых до этого два десятка лет безнаказанно топили в грязи и лжи, так как, мол,  «у нас родина/страна одна», к фактическим угрозам в адрес участников выступлений: «вы что, с милицией воевать собрались?». Естественно, ничего конструктивного предложено не было, кроме униженной мольбы «всем успокоиться»… Поздновато…

Между прочим, поздновато власти заметались и по поводу «исправления» или «корректировки» пресловутого Декрета № 3. Проехали…

Последним шедевром белорусского агитпропа стала «увязка» народных протестов с угрозой  независимости и суверенитету республики. Более того, некоторые представители власти договорились до того, что обвинили протестующих в том, что  они «раскалывают страну».

Стоит отметить, что эти «шуточки» исключительно опасны, так как протестующие люди властями позиционируются в качестве «пятой колонны» или «агентурой» внешних сил. Есть и примеры таких откровенных провокаций: « Я слышал в толпе украинскую речь, очень правильную русскую речь, так белорусы не говорят, видел массу «засланных казачков». Стоит напомнить, что именно с таких провокаций начинался  украинский кризис…

Во-первых, в создавшихся условиях любые репрессии со стороны властей действительно могут  расколоть страну (обстановка Крыма), а во-вторых, «перевод стрелок» на соседние страны и нежелание властей отвечать перед  своим народом за полный социально-экономический провал  собственной многолетней политики будут только  стимулировать дестабилизацию и любые формы расколов.

25 марта

По слухам, в следующую субботу на акцию протеста в Минске должно выйти более 50 тыс. человек. Прогнозировать последствия столь массовой для белорусской столицы манифестации практически невозможно, так как ряд вопросов до сих пор остаются без ответа. В частности:

— кто в реальности возглавит шествие? Николай Статкевич берет данную миссию на себя, но вряд ли он один руководит сбором людей. Протест до настоящего времени, несмотря на все усилия оппонентов властей,  остается гражданским, а не оппозиционным, так что и не исключено, что часть участников направится на площадь Банголор, а другая — в центр города;

— какой политический характер приобретет манифестация? Власти явно рассчитывают, что в Минске появится «бродячий майдан» со всеми атрибутами киевского предшественника, но опыт всех уже состоявшихся выступлений протеста в различных городах Беларуси продемонстрировал, что его участники не принимают формат майдана, учитывая последствия произошедшие на Украине, и считая его формой борьбы националистов-бандеровцев, в которых подавляющая часть белорусов видит «фашистских прихвостней»;

-  как  намериваются отреагировать власти?  Данный вопрос остается самым «темным».  Прежде всего, запланированный протест остается пассивной формой противостояния с властями. Очень сомнительно, что кто-то из организаторов шествия, повторяя Киев 2014 года, планирует захват государственных учреждений или прорыв к резиденции президента, если только не прибудут «украинские сябры» здешних «нацистов».

 

Сценарий властей

В создавшейся ситуации у властей есть три варианта действий. Первый вариант: жестоко разогнать шествие, чем вернуть себя в стадию 19 декабря 2010 г. Но не факт, что в этом случае Москва вдруг поверит, что А. Лукашенко ликвидировал угрозу «белорусского майдана», зато о контактах с Западом А. Лукашенко может забыть навсегда. Исходя именно из этого сценария, оппозиция уже оплакивает судьбу В. Макея, который, по их мнению, окажется наиболее проигравшей стороной. Прозападная группа в руководстве республики исчезнет, как мартовский снег на огороде.

Кроме того, в Москве уже сталкивались с попытками перевести ответственность за разгон демонстрации 19 декабря 2010 г. на Россию. Так что нет сомнений, что и в этом случае белорусские власти попытаются откреститься от «разгона», демонстративно слив «секретную информацию», что это были не собственные спецподразделения, а присланный российский спецназ. 

    Теоретически власти могут попытаться изобразить массовый протест 25 марта в качестве давления на суверенитет Беларуси со стороны России. Говорят же некоторые депутаты о «засланных казачках» с хорошим русским языком (спасибо, что не китайским).    К тому же ведь когда то надо пустить в ход весь набор инициированных белорусским МИДом  «аналитических» докладов, в которых второй год подряд приводится целый спектр сценариев переворотов, мятежей и военных экспансий в Беларуси и против Беларуси, организованных и проводимых Россией.  

    Но для того, чтобы Запад принял данное антироссийское «обоснование»,  необходимо, чтобы оппоненты режима не приняли участия в шествии, что,  даже используя все возможности белорусского КГБ, достигнуть невозможно. На худой конец, власти должны добиться того, чтобы колонны белорусской оппозиции маршировали 25 марта,  украсившись российскими флагами и портретами В. Путина под аккомпанемент «кричалок» «Беларусьнаш!» и «Путин – наш президент». Безусловно, что это тоже невозможно и не менее абсурдно, как и вышеупомянутые «доклады». Так что в силовом формате у властей остается только перспектива ремейка декабря 2010 г.

Второй вариант: проигнорировать выступление. Власти могут показать сюжет по Белорусскому телевидению, посетовать на «осатаненность» оппонентов власти и  двигаться «дальше». В принципе, «игнор» — это вариант для сильной авторитетной власти, что не относится к режиму А. Лукашенко. Кроме того, вряд ли такой сценарий реалистичен, так как необходимо учитывать темперамент и поразительную мстительность А. Лукашенко.

Третий вариант: возглавить протест, что подразумевает развитый диалог, который открывает возможность к участию представителей власти в акции протеста, доступ к трибуне и т.д. К сожалению, данный вариант не для белорусских властей, которые, во-первых, не обладают опытом политических сценариев и не владеют политическими технологиями. Во-вторых, белорусские власти вступают в дискуссию только с позиции силы и не готовы к равноправному диалогу. В-третьих, белорусские  власти трусливы и её представители не рискнут оказаться в центре многотысячного шествия. В-четвертых, как уже отмечалось выше, диалога властей с народом уже не будет. Власти опоздали и видимо навсегда.

Тогда что ждать 25 марта?

 

Большие числа

На самом деле, 25 марта от белорусских властей зависеть будет очень мало. Главную роль в успехе марша будет играть численность его участников и способность собравшихся мгновенно нейтрализовать провокаторов, которых будет заслано в  толпу протестующих несчетное количество. Власти обязательно используют опыт 2010 года. В частности:

— если придет 10 тысяч участников, то власти будут метаться между первым и вторым вариантами, но скорее всего, бросятся участников разгонять;

— если соберется более  20 тысяч участников, то первый вариант «зависнет», так как не исключено, что «разгон» может не получиться, а спецназ столкнется с жестким противостоянием;

— если придет более 50 тысяч, то «разгон» исключен, а силовики будут заниматься только «перехватами», «захватами» и прочими «хватами» отбившихся от колон демонстрантов. Кроме того, такой масштаб манифестации уже не спрячешь. Демонстрация станет мировой новостью № 1, что поставит крест на западном векторе во внешней политике  А. Лукашенко, как впрочем, и на кредите МВФ.    

Больше  100 тысяч человек на площадях и проспектах Минска означают рождение новой Беларуси. Это должны понимать и белорусские власти и организаторы шествия.

Впрочем, учитывая, что День Воли, то есть 99 годовщина образования БНР (Белорусская народная республика), акция за многие годы довольно затасканная, число участников демонстрации вряд ли превысит пять-семь тысяч человек. Причем, большая часть из них, милицейские кордоны прорывать не рискнет, а Николай Статкевич поведет народ не в центр Минска, а на разрешенную «собачью площадку» площади Банголор.

Но тем не менее, ситуация после 25 марта уже будет другой. Властям и оппозиции еще только предстоит понять, что можно ждать от  реальной Белорусской весны…

Полная версия

Утром 10 марта телеканал «Euronews»  наконец-то обратил внимание на Республику Беларусь, а  скорее на события, которые, с одной стороны,  уже больше месяца потрясают  белорусские города, а с другой -— не подтверждают столь старательно создаваемый белорусскими властями образ республики, как самой «стабильной» на постсоветском пространстве.

Судя по сюжету официального медиа Евросоюза, «стабильность» на фоне уличных маршей и митингов на площадях Минска и областных центров оказалась сродни украинской. К тому же  Александр  Лукашенко в контексте введенного им накануне моратория на применение Декрета № 3 (т.н. «декрет о тунеядцах»), на «евроэкране» оказался поразительно похож на Виктора Януковича.  Как говорится, от судьбы не уйдешь, тем более,  если по собственному желанию оказываешься в идентичной политической «колее»…

Итак, А. Лукашенко отступил, причем  на главных фронтах – внутреннем и «российском». Прежде всего, белорусский президент приостановил применение закона о «тунеядцах», что оказалось еще большей ошибкой, чем его подписание. Население и так находится в осатаневшем состоянии, а метания властей только разожгли страсти. Видимо ситуация настолько обострилась, что 10 марта А. Лукашенко бросился за защитой к МВД…

 Белорусские власти на прошлой неделе наконец-то почувствовали, что основные векторы, в целом негативные для официального Минска, вошли в разрушительный резонанс. Упомянем три основных: Россия, США и народные выступления (автор этих строк считает, что народные протесты в Беларуси подпадают под определение гражданского Сопротивления).

   Прежде всего, стоит напомнить, что на прошлой неделе Госдепартамент США издал очередной ежегодный  доклад по правам человека в мире, где  скрупулезно и как-то по-бухгалтерски перечислил все этапы формирования в Беларуси полноценного и классического авторитарного режима. Это знаковое событие для белорусско-американских отношений, так как, понятно, что в Вашингтоне обнародовали 56-страничный доклад, который лег на стол президента Дональда Трампа.  Нет сомнений, что  данный документ составит основу политики 45-го президента США в отношении А. Лукашенко.

Конфликт с Москвой

    В марте заочный диалог между белорусским и российским руководством приобрел публичный характер. До этого, в феврале 2017 г. обмен мнениями  носил в большей степени односторонний характер. Со стороны А. Лукашенко формат диалога  был скандально-оскорбительным, что было продемонстрировано на пресс-конференции в Минске 3 февраля 2017 г., тогда как тон  российского руководства оставался равнодушно-примирительным.

...

Любопытно, что после 9 марта в белорусской риторике произошел резкий поворот и в Минске заговорили  о том, что негоже в белорусско-российские отношения связывать с «бухгалтерией». Получается, до того, как Минск получил отпор от Д. Медведева, заниматься подсчетом чужого бюджета белорусской стороне было можно, т.е. «бухгалтерия» как раз приветствовалась, но об этом ниже…

Д. Медведев впервые использовал прием, который произвел ошеломляющий эффект на белорусское руководство. Российский премьер напомнил, что участие в интеграционных проектах является делом  «добровольным» и «здесь насильно никто никого не держит».

На этом моменте сразу вспомнился информационный вброс перед пресс-конференцией А. Лукашенко от 3 февраля о готовности Минска выйти из ЕАЭС, Союзного государства и ОДКБ. Тогда А. Лукашенко клялся, что даже в мыслях подобного у него нет, но через месяц Москва сама показала ему на дверь. Минску словно сказали: «Не нравится, то поищите, где нефть, газ и кредиты подешевле, а ваши молоко и колбасу заждались в Германии и Франции…». Игра в интеграцию закончилась, и Минск вполне может приступить к собственному BELEXIT’у… 

Паника

Реакция в Минске на слова Д. Медведева была исключительно болезненной, если не панической. Для примера, два дня  белорусские государственные СМИ замалчивали ответ  российского премьера, словно ничего не произошло. Только вечером 9 марта в «Панораме» БТ показали видеосюжет с выступлением Д. Медведева.

 9 марта на совещании А. Лукашенко начал с оскорблений в адрес главы российского правительства и тут же приступил к угрозам: «…если мы будем платить как в Европе, то кое за что ему тоже придется заплатить. И цена будет неимоверно выше, нежели цена на природный газ» . В данном случае А. Лукашенко повторяет сам себя. Дело в том, что еще с начала XXI века белорусский президент периодически обещает  выставить России счет» и даже требует от правительства «подготовить документ», но потом как-то «забывает» о своем поручении.

Видимо, выставлять Минску Москве нечего, а с другой стороны в РБ понимают, что в случае появления «счета» белорусское руководство может  тут же получить аналогичный документ из Москвы, что уже политически опасно. Московский счет может оказаться столь ошеломляющим, что  у белорусского народа тут же появятся вопросы к А. Лукашенко по поводу растраты многолетней и огромной финансово-ресурсной поддержки РБ со стороны России. Между прочим, на 1 января 2016 г. финансово-ресурсная поддержка белорусской экономики во всех видах и формах за последние 20 лет превысила 100 млрд. долларов США.

В Москву, в Москву!

9 марта А. Лукашенко, вспомнив, что он формально и без ротации возглавляет Союзное государство, самолично назначил заседание Высшего Госсовета СГ в Москве (!). Иными словами, белорусский президент решил собрать совет в российской столице, вызвав туда президента России.

А если В. Путин не придет? Интрига в российско-белорусских отношениях становится совсем неприличной, если вспомнить, что всего месяц назад А. Лукашенко категорически отверг приглашение В. Путина прибыть в российскую столицу для участия во все том же Высшем ГосСовете СГ. Что же случилось за месяц, если белорусский президент вдруг сам рвется в Москву? Москва не уступила…

Домашняя заготовка

Видимо, белорусский президент понимает, что его могут и не пустить в Москву. Поэтому ему как воздух нужен «ключик» от российской столицы. И такой «ключ найден» – готовящиеся на 25 марта 2017 года протестные выступления в Минске, которые усилиями А. Лукашенко и белорусского телевидения старательно «увязываются» с «майданом». Расчет тут простой – Москва, естественно, клюнет на угрозу «майдана» и все А. Лукашенко «простит». Минск получит и газ по «равнодоходной цене», и дешевую нефть, и бесконечное кредитование, так как России совсем не нужен в Беларуси клон Украины.

Именно поэтому А. Лукашенко как воздух нужен «майдан» в белорусской столице. Но тут белорусского президента просто обязана выручить белорусская оппозиция. Именно на неё у белорусского руководства вся надежда, а также  кураторов оппозиции из КГБ РБ. Для того, чтобы  А. Лукашенко оказался в роли победителя «майдана», весь митинг и шествие 25 марта должны быть обвешаны антироссийскими лозунгами, портретами Бандеры, все присутствующие должны скакать и посылать «москалей»… Только такой формат может спасти белорусского президента. 

Представляется, что белорусская оппозиция в данном случае не подкачает и постарается не только взять под контроль народные протесты, участники которых до настоящего времени с большим подозрением относились к представителям оппозиции, но придаст митингам и шествиям исключительно антироссийский контекст. Так что сейчас в недрах политической жизни Беларуси происходит тонкий процесс «перевода стрелок» от Лукашенко на Москву.

Правда, А. Лукашенко может заиграться с «огнем» и кто-то из оппонентов режима вдруг решит, что он участвует не в спектакле, рассчитанном на то, что шокированная Москва бросится спасать А. Лукашенко, а в реальной революции…

Стоит напомнить, как в середине декабря 2013 года в Сочи на встречу с В. Путиным после визита в Пекин прилетел В. Янукович с воплем: «У меня на руках майдан. Дайте денег!».  Тогда российское руководство пообещало президенту Украины 15 млрд. долларов. Успели выдать три. Не помогло…

Полная версия

Политическим последствием российско-белорусского конфликта стало то, что в  начале марта политический пейзаж Беларуси кардинально изменился. Потеряв доверие и поддержку Москвы, А. Лукашенко почти синхронно буквально на глазах начинает терять власть в республике. Прежде всего, прекрасно ощущается, что единой системы власти, управляемой в Беларуси из единого центра, уже не существует. Возможно, что А. Лукашенко инстинктивно ощущает, что идет  не то, что саботаж, а скорее умелое «уклонение». Однако ответить ему нечем.

А. Лукашенко  пусть и очень неуклюже, но пытается маневрировать. Власть, буквально, как вода, вытекает из его рук. Александр Григорьевич  пока еще кричит, угрожает, обещает, увольняет и даже кому-то выражает доверие, но  если белорусский президент  немедленно не остановит деградацию своей властной системы, то нет сомнений, что очень «элегантно» и для себя на первом этапе почти незаметно А. Лукашенко окажется на обочине политической жизни республики.

 В это же время параллельно новая структура власти почти естественным путем, как кристалл в рассоле, начнет собираться вокруг совсем других претендентов. И они уже появились… Перед нами типичные песочные номенклатурные весы. Конфликт с Москвой эти «часики» перевернул, и власть-песочек стала активно перетекать.

По традиции, через некоторое время, если кризис не будет купирован,  как видные сановники режима, так и простые исполнители президентской воли, начнут буквально растворяться в пространстве – уходить в отпуска без содержания и по семейным обстоятельствам, ложиться в больницы, исчезать в «плановые» командировки и т.д.

 

Номенклатурный раскол 

Совсем недавно мы говорили о наличии внутри структуры власти двух основных группировок, одну из которых возглавляет В. Макей, что характерно для авторитарных режимов в период полураспада. Сейчас весь правительственный блок стал похож на рассыпавшуюся мозаику, где каждый «пазл», в свою очередь начинает искать собственный путь к спасению. Голововращение неимоверное, так как никакая очередная пресс-конференция А. Лукашенко уже не вдохновляет.

«Трещинами» покрылся и силовой блок, где прекрасно помнят, как три года назад в Киеве силовиков, подставив под удар майдана, сдали, как расходный материал. Видимо эту озабоченность людей в погонах  понимает и  А. Лукашенко, который на прошлой неделе не упустил возможность ободрить республиканскую милицию, которую, видимо, все-таки придется бросать против маршей «тунеядцев». Вот белорусский президент и заискивает перед МВД, организовывает для них парады, выдает премии, вешает ордена и медали и т.д. Но об этом ниже…

Однако,  всех не задобришь. Денег не хватит… Власть в Беларуси без денег – не власть.  Номенклатура, директорат, те же силовики начинают понимать, что в случае сохранения «тупика» с Россией, денег у А. Лукашенко не будет уже никогда. Между тем, белорусский президент завяз в кризисе с Москвой очень прочно, как в болоте без дна, которую по-белорусски зовут очень симптоматично «дрыгва»…

 

Причины

Начавшийся распад белорусского правящего режима, безусловно, является следствием целого ряда вполне определивших трендов, которые косвенно связаны друг с другом, но сейчас на первый план вышли два крайне негативных для  белорусских властей процесса: постепенное и пока неумолимое переформатирование  российско-белорусского кризиса в  конфликт с Россией и быстрое расширение и структурирование  в Беларуси полноценного гражданского Сопротивления.

Все остальное: аресты бизнесменов-взяточников, проблема Россельсхознадзора, увольнение большого друга китайцев В. Цепкало, статус российско-белорусской границы, обострение ситуации в Донбассе и белорусские выгоды от этой трагедии, неуклонное ухудшение социально-экономического положения населения и потеря им каких-либо надежд на лучшее, контрабанда, как важнейший промысел властей республики и так далее -— носит уже или второстепенный характер или тоже является следствием целого ряда процессов.

 Но главная проблема, финансово-ресурсная, непосредственно связанная с Россией завершившейся  зимой -— так и не была решена. В данном случае необходимо отметить, что А. Лукашенко и не пытался ничего решать. Скорее можно говорить, что белорусский президент провоцировал Москву.

Отсюда и «мартовские вопросы»:   чем и как в создавшихся, как любит говорить А. Лукашенко, «непростых условиях» выживать Беларуси? И есть ли  у А. Лукашенко время для того, чтобы как-то спасти ситуацию?

 Сопротивление

Автор этих строк последние пятнадцать лет не раз обращался к теме белорусского гражданского Сопротивления, отмечая еще в первые годы текущего столетия нарастание в среде белорусского народа неприятия режима А. Лукашенко. Как только в отношении белорусского президента схлынула волна анекдотов (важный момент в имидже любого главы государства) начался процесс стихийного Сопротивления.

Определенным пиком Сопротивления можно считать 19 декабря 2010 года, когда минчане вышли на Площадь, естественно, не в поддержку лидеров оппозиции, а против А. Лукашенко.

К тем же стихийным протестам в формате Сопротивления можно считать молчаливые акции, хлопанье на улицах и т.д. в 2011-2013 годах. Периодически Сопротивление откатывалось, чтобы снова усилиться, но в начале 2017 года российско-белорусский кризис и волна народного негодования в отношении  Декрета № 3 вошли в резонанс.

Чем характерен нынешний этап гражданского Сопротивления? Во-первых, несмотря на относительно небольшое количество людей, выходящих на митинги и шествия, значение их огромно, так как, несомненно то, что протесты находятся в фокусе общественного внимания.

Во-вторых, помимо уличных акций в стране  наблюдается  общий рост недовольства властями, который проявляется буквально повсюду – в рабочих коллективах, в студенческих аудиториях, в общественном транспорте, на рынках, в электричках и поездах и т.д. Немыслимо кому-то на людях сказать что-то вслух нечто ободряющее  в отношении властей. У людей исчез страх – это нечто новое для Беларуси. Видимо, произошла смена поколений.

В-третьих, поразительно, но до настоящего момента Сопротивление остается гражданским и, в общем, оно до сих пор не смешалось с оппозицией. Активно внедряемые в среду Сопротивления «программы» и «списки требований» на митингах не оглашаются, зато сохраняется призыв к отставке А. Лукашенко. В принципе, на личности белорусского президента все политические требования Сопротивления заканчивается.

В-четвертых, А. Лукашенко пока не может бросить против протестующих силовые структуры, хотя можно только представить его желание расправиться с этими бесстрашными людьми, но разгон и аресты «нетунеядцев» гарантирует белорусскому руководству  полный провал всех надежд на получение кредита МВФ в 3 млрд. долларов. 

Вот и смотрят власти на митинги, но сделать ничего не могут. Деньги, опять деньги… Но стоит обратить внимание на то, что А. Лукашенко, руки которого пока связаны, пытается увязать протесты с Россией, намекая на внешние силы, которые оказывают «давление» на Беларусь и используют марши и митинги: «Иллюзий сегодня быть не должно:расколоть наше общество и дестабилизировать обстановку, а тем более, оказать на нас какое бы то ни было давление, ни у кого не получится. Но каждый день, каждый год желающих это сделать будет не меньше. Вы видите, что происходит вокруг. Мир сошел с ума. И если не зависть, то непонимание того, что происходит в нашей стране, толкает многих к тому, чтобы и мы были такие, как они. И вот тут мы не должны пасть на колени. Мы должны удержать свою страну и защитить свой народ. И я уверен: мы это сделаем. На любые авантюры у нас всегда будет адекватный ответ» А. Лукашенко, 03.02.2017).

В принципе, А. Лукашенко говорит о заговоре лично против него, по традиции прикрываясь страной, народом, суверенитетом. Однако на митингах никто не призывает расколоть Беларусь, а призывают Лукашенко уйти со своего поста. Белорусский президент по традиции переводит стрелки и прячется от ответственности, выталкивая вперед Россию, которая, естественно, исходит на нет от «зависти» к Беларуси. Только трудно понять, чему  должна завидовать Россия?  

 

Что впереди?

В принципе, режим А. Лукашенко неуклонно разлагается. Реального  противостояния с Кремлем белорусский президент не выдержит, хотя ведет себя так, словно его завтра позовут возглавить Россию. Более того, внимательное наблюдение за белорусским президентом позволяет утверждать, что А. Лукашенко крайне озабочен и возбужден. Он прекрасно понимает, что объяснения с Москвой откладывать бесконечно невозможно.

Конечно, можно еще поиграть с грузинами и украинцами, можно и дальше снабжать Киев дизельным топливом. Ведь ни для кого не является тайной, что без белорусской солярки на Донбассе ни один украинский танк, БТР, артиллерийский тягач, да и грузовик, который, как правило, оказывается МАЗом, не тронется с места, но одновременно  понятно, что уже к июню долг за газ дорастет почти до миллиарда долларов.

Кроме того, в 2017 году перед Минском стоит задача погасить по внешнему долгу 3 млрд. долларов.    В 2016 году долги погашались с помощью ЕСФР и Китая. С учетом того, что кредит МВФ в Минске ждут третий год, то невольно возникает вопрос: кто поможет республике в 2017 году?

Формально, в текущем году белорусские власти рассчитывают вытянуть не менее 700 млн. долларов из России за счет Евразийского фонда, а также выпустить еврооблигации и внутренние облигации (в целом на один миллиард долларов). Однако в условиях конфликта с Москвой надежды на кредит ЕСФР не выглядят  оптимистичными, а интерес к облигациям напрямую связан с поддержкой экономики Беларуси со стороны России.

Очень трудно представить, чтобы А. Лукашенко, оказавшийся в изоляции от России и потерявший доверие Кремля, справился с данными проблемами.  Белорусский президент тянет страну в пропасть.

 

Задание на весну 2017

А. Лукашенко должен определиться. Традиционный для белорусской элиты миф о многовекторности потерял даже намеки на реалистичность. Можно и дальше рассуждать с экрана белорусского ТВ о том, что «самой географией» Беларуси предназначено «дружить» со всеми подряд, умалчивая при этом, кем оплачена такая дружелюбность? И как из одного единственного реального вектора выросла мифическая многовекторность?

А. Лукашенко должен к апрелю как-то решить для себя и, видимо, за всю страну, с кем он? Если с Россией, то это будут уже явно другие отношения, причем очень непростые, учитывая настороженность к А. Лукашенко со стороны российского истеблишмента.

Если А. Лукашенко решит, что ему ближе Украина, Польша, Грузия и прочие «демократические» государства, то, в конце концов, Белорусская АЭС еще не достроена, а население страны уже вполне  готово пересмотреть «договор» с властью, причем, не с националистических позиций, которыми традиционно пугали Кремль, и не с антироссийским лозунгами, а с вполне простым требованием: «Лукашенко уходи!» 

С другой стороны, можно говорить, что страна вошла в стадию «украинского синдрома» , так что поворот на Запад возможен, хотя последствия могут оказаться  удивительными. Но в любом случае пришло время браться за «руль», а не плакаться по любому поводу…

Полная версия


Чем живет современная Беларусь? Многим. И хорошим и плохим. Что-то, если это не газонефтяные проблемы с Россией, где-то радует, особенно если в оценке происшедшего невольно приходит на ум формулировка «не смотря/вопреки на сложности/проблемы нашего времени…». В частности, на прошлой неделе Беларусь приступила к закупкам иранской нефти, что, конечно, вызывает одобрение, так как с одной стороны, Беларусь когда-то все-таки должна стать реально суверенной и независимой, а независимость означает, в том числе, мировые цены на импорт.

Так что Минску давно пора привыкать к взрослой жизни. Республике уже перевалило за четверть века. С другой стороны, у России освобождаются солидные объемы экспортной нефти, ранее распределённые для поставки в Беларусь и которые она с наибольшей выгодой для себя продавала в Европу. В итоге можно только пожелать Минску удачи на мировых рынках энергоносителей.

Торгуем людьми?

Но что-то удивляет и удручает… К примеру, выдача Минском в Азербайджан блогера Александра Лапшина, имеющего российское и израильское гражданство. Стоит напомнить, что, во-первых, Минск пока не вышел из Союзного государства и Москва в аналогичной ситуации белорусского гражданина, безусловно, никому бы не отдала, как, естественно, и своего. «С Дона выдачи нет», как говорили в России в XVII веке. С тем же успехом, Минск может арестовать любого гражданина России и выдать его Украине, если он посетил Крым, минуя территорию южной соседки Беларуси.

А. Лукашенко выдал гражданина России на расправу, чем лишний раз подтвердил своё истинное отношение к РФ и заинтересованность в поддержке со стороны Азербайджана. В общем, Мисник поменял Москву на Баку. Безусловно, в данном случае мы имеем продуманное решение А. Лукашенко в рамках выработанной тактики в отношении России в условиях полномасштабного кризиса между двумя странами.

Тактика против России

Тем не менее, рейтинговое агентство Moody’s на минувшей неделе улучшило кредитный рейтинг России с «негативного» до «стабильного», что имеет прямое отношение к выработке белорусским руководством тактических решений в отношении России.

Необходимо напомнить, что одним из факторов, подтолкнувших А. Лукашенко к решению проигнорировать приглашение посетить Санкт-Петербург 26 декабря 2016 года, наряду с уверенностью в фантастической геополитической востребованностью Беларуси, была убеждённость белорусского президента в том, что экономическая ситуация в России близка к катастрофе.

Однако вместо того, чтобы наряду с «экспертами» из Киева предаваться мечтам о скором «развале» России и рассказывать белорусом сказки о своей «популярности» среди россиян, А, Лукашенко как-то упустил тот факт, что о нем, а следом и о Беларуси, в России, к сожалению, сложилось весьма негативное мнение. Итоги, проведенного в конце завершившейся недели опроса граждан РФ, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), оказались для официального Минска «громом среди ясного неба». В частности, 56% опрошенных респондентов высказались против скидок на цены за газ и нефть для Беларуси, а 78% заявили, что необходимо ввести с Беларусью визовой режим. Фактически, можно говорить, что это ответ россиян на пресс-конференцию А. Лукашенко «Большой разговор» от 3 февраля 2017 г. Белорусские официальные СМИ итоги опроса ВЦИОМ, по понятным причинам, проигнорировали…

Но на самом деле, негативных последствий от крайне несдержанных заявлений белорусского президента на порядок больше.

Второй год газового «тупика»...

Основа современного российско-белорусского кризиса 2015-2017 годов — нефть и газ. На прошлой неделе живой символ «газового тупика» — вице-премьер белорусского правительства Владимир Семашко вернулся с очередного раунда переговоров по нефтегазовой тематике в Москве с проектом очередного протокола.

Стоит напомнить, что две недели назад прогнозировалось другое: «Своеобразным символом семичасовой пресс-конференции А. Лукашенко от 3 февраля 2017 стало буквально почерневшее от страха лицо вице-премьера белорусского правительства Владимира Семашко. Видимо, главный белорусский переговорщик с Россией по нефтегазовой проблематике к концу бесконечного монолога главы белорусского государства все-таки осознал, что делать ему в Москве больше нечего. Можно считать, что переговоры закончились».

Формально, появление протокола говорит об определенном успехе на переговорах в Москве. Более того, по традиции, появление протокола позволило белорусским властям тут же «спустить» в СМИ информацию о том, что Россия «уступила». Хотя, надо отдать должное белорусскому президенту, который все-таки учел свой опыт фальстартов осени 2016 года, когда глава белорусского государства неоднократно публично оповещал республику об очередной победе над Россией.

А. Лукашенко, конечно, «распирало», но все-таки он не решился на заявления с телеэкрана… Однако, российская сторона, как всегда, ничего не подтвердила. Более того, уже после того, как В. Семашко оказался в Минске, вице-премьер российского правительства А. Дворкович объявил, что «переговоры продолжаются». 11 февраля министр энергетики России А. Новак напомнил, что долг за газ остается главной проблемой для переговоров с Минском. Про протокол ни слова.

Что впереди?

Все когда-нибудь заканчивается. Закончится и нынешний российско-белорусский кризис. К примеру, возможно ли решение вопроса о газовой задолженности Минска? Вполне. Для этого необходимо принять график погашения долга и подписать его. Хотя… учитывая, с какой легкостью белорусское руководство отказалось от выполнения контракта по поставке российского газа, то возникает законное сомнение в том, что А. Лукашенко выполнит и возможный план по долгам. Тем более, что белорусский президент не признает само существование газового долга, что он и подтвердил 3 февраля 2017 года на своём «Большом разговоре».

Лукашенко ждет от Москвы безусловных уступок, так как твердо уверен в своем праве требовать от России нефть, газ, кредиты, рынки и т.д. Он и пошел на обострение отношений с Россией, выбрав для своей скандальной пресс-конференции очень выгодный, как ему кажется, момент, когда только формируется скелет взаимоотношений между Москвой и Вашингтоном. Минску, как и Киеву, очень выгодно в данное «смутное» время оказаться в роли «жертвы» агрессивного давления Кремля.

Словно наощупь, в темной комнате мировой политики, А. Лукашенко судорожно ищет ту руку, на которую он смог бы опереться и которая могла бы буквально вырвать Минск из «лабиринта» в его взаимоотношениях с Москвой, куда он сам себя загнал. Минску до зарезу нужна поддержка Вашингтона…

Полная версия


06 февраля 2017

Слон и Моська

Ждем арестов?

Своеобразным символом семичасовой пресс-конференции А. Лукашенко от 3 февраля 2017 стало буквально почерневшее от страха лицо вице-премьера белорусского правительства Владимира Семашко. Видимо, главный белорусский переговорщик с Россией по нефтегазовой проблематике к концу бесконечного монолога главы белорусского государства все-таки осознал, что делать ему в Москве больше нечего. Можно считать, что переговоры закончились. Но об этом ниже…

Вторым символом президентского спектакля можно считать «судьбу» главы Россельхознадзора Сергея Данкверта, в отношении которого А. Лукашенко прямо на пресс-конференции распорядился возбудить уголовное дело и тут же пообещал посадить российского чиновника за решетку («Чтобы посидел в нашем СИЗО и подумал»).

Однако, как выяснилось сразу после пресс-конференции белорусского президента, Сергей Данкверт не впал в тюремную тоску и не использовал время до момента пока на пороге его московского офиса появится белорусская группа захвата, чтобы потом написать в Минск «покаянное письмо», а буквально одним росчерком пера «обрубил» поставку говядины на российский рынок со всех мясокомбинатов Минской области РБ  (03.02.2017, 19.30).

В данном случае и речи нет об «ответе» Данкверта на угрозы из белорусской столицы. Действительно, последнее время под «крышей» главного санитарного врача Минской области минские мясокомбинаты ударно «трудятся» на «мясной ниве»: туши из Украины разрезают пополам (полутуши), срезают украинскую маркировку и с белорусскими государственными документами отгружают в Россию. На все возмущенные письма из Москвы минские санитарные власти отвечают в стиле белорусского президента, то есть просто посылают россиян, скажем так, в тайгу и тундру. Россельхознадзор ответил решительно, хотя знает, что буквально завтра из Минска начнется стон, плач и возгласы «За что? Мы же вас кормим…». Так что напугать С. Данкверта у А. Лукашенко не получилось, скорее его угрозы только рассмешили Москву. Необходимо напомнить, что в России у белорусского президента статус весьма колоритный, но точно невысокий… Но А. Лукашенко пока этого не осознал.

Мала Беларусь, развернуться негде…

Стоит напомнить, что это далеко не первый случай, когда белорусские власти пытаются не только руководить Россией, но и распространять на Российскую федерацию белорусскую юрисдикцию. Осенью 2013 года, когда был арестован прибывший в Минск по приглашению белорусского премьера М. Мясниковича глава российской компании «Уралкалий» В. Баумгертнер, белорусские спецслужбы стали носиться по Москве в поисках «подельников» российского топ-менеджера.

Захваченных в российской столице граждан России в те дни удалось буквально отбить, но и сегодня, через три с лишним года после рейда белорусских групп захвата в Москву, в российских элите и политическом классе сохранилось возмущение наглостью белорусского руководства демонстративно игнорирующего суверенитет России.

Необходимо подчеркнуть, что А. Лукашенко не оговорился, угрожая арестом федеральному чиновнику соседней страны. На самом деле белорусский президент демонстрировал белорусскому политическому классу свой политический «потенциал», позволяющий, как он считает, вмешиваться в дела России, «ставить на место» «зарвавшихся» российских чиновников, намекая, что ему приходится и Россией руководить, тем более, что до последнего времени А. Лукашенко возглавляет Высший ГосСовет Союзного Государства. Видимо угрозы представителям российской элиты, по идее, должны было произвести особое впечатление на белорусского чиновника и обывателя.

Однако, с тем же успехом белорусский президент мог бы отдать приказ об аресте В. Путина, которого он на своей пресс-конференции обвинил в  коррупционных связях с Газпромом, а заодно сообщил, что президент России фактически давно не управляет ядерной державой, а лавирует между различными политическими силами.

Завершая данный сюжет, хотелось бы отметить, что можно было бы только представить масштаб истерики, которая накрыла бы белорусские истеблишмент и политический класс, включая, естественно, «оппозицию», если бы, к примеру, В. Путин пригрозил арестом В. Семашко или В. Макею, а также вызвал бы в Москву губернатора Минской или Могилевской областей. В принципе, наверное, пришло время…



Желаемая провокация?

Как всегда, все, что связано с А. Лукашенко, мгновенно обрастает интригами. Не обошли интриги и сам факт проведения февральской пресс-конференции белорусского президента. В данном случае не стоит отвлекаться на то, что среди зарубежных гостей мероприятия, в частности из Польши, присутствовали хорошо известные в России сотрудники (вернее, сотрудницы) польских спецслужб. Это, конечно, выбор Минска, с кем ему дружить…

Но за сутки до информационного спектакля в Минске в Интернете появилась «утечка» о готовности А. Лукашенко объявить выход Республики Беларусь из всех интеграционных проектов – Союзного государства, ЕАЭС и ОДКБ. Только вот, как ни странно, видимо по причине того, что кризис в отношениях между Россией и Белоруссией дошел до «точки невозврата», информационный «вброс» оказался полезным, как для Минска, так и для Москвы.

С одной стороны, Кремль не мог не отреагировать на «новость» о выходе РБ из СГ, ОДКБ и ЕАЭС и  был вынужден обратить пристальное внимание на монолог А. Лукашенко, а именно этого и добивался белорусский президент, видя в пресс-конференции едва ли не единственный, и, что немаловажно, относительно безопасный способ обратиться напрямую к российскому руководству с однозначно сформулированной претензией. Известно, что А. Лукашенко любит монологи и старательно уклоняется от равноправной полемики.

В ответ, Кремль сразу после окончания пресс-конференции тут же  в острой форме отреагировал на выступление А. Лукашенко, фактически подтвердив, что «глаз не спускали…».

Между прочим, обычно Москва игнорировала выпады со стороны Минска. Правда, белорусские СМИ утаили большую часть ответа из Москвы, выбрав только ту часть, где говорится о готовности России развивать интеграционное сотрудничество между двумя странами.

С другой стороны, если считать, что информационный «вброс» пришел из Москвы, то он оказался своеобразным предупреждением белорусскому президенту, своего рода «красной линией», за которую А. Лукашенко «рекомендовали» не заходить. Видимо, «намек» был понят и А. Лукашенко, объявив все слухи о выходе Беларуси из интеграционных проектов инсинуациями, тем не менее, предъявил российскому руководству настоящий ультиматум.

Ультиматум

Прежде всего, исходя из слов белорусского президента о бессмысленности встреч с руководством России, на которых «ничего не решается», можно осторожно утверждать, что А. Лукашенко отказался от предложения Москвы провести 9 февраля 2017 года Высший ГосСовет СГ в российской столице

Это ключевое политическое решение и оно является главной целью А. Лукашенко. В принципе, пресс-конференция и была собрана для того, чтобы найти форму для отказа от встречи с В. Путиным. В общем, А. Лукашенко обиделся…

Возможный отказ белорусской стороны от российско-белорусского саммита был подкреплен целого ряда условиями, от выполнения которых Россией и зависит возможность проведения российско-белорусской встречи на высшем уровне. Сразу стоит сказать, что все это выглядит довольно забавно и капризно, в формате «назло маме уши отморожу», но что поделать, если вот такие у России «союзнички»…

Прежде всего, А. Лукашенко, ссылаясь на нарушение Россией неких договоров, требует от Москвы немедленного возобновления поставки 24 млн. тонн сырой и, что самое главное, дешевой российской нефти. Попутно А. Лукашенко, «скромно умолчав», что 1 января 2016 г. именно белорусская сторона нарушила контракт о поставке российского газа в РБ, потребовала перехода на «равнодоходные» цены в поставках газа. Иными словами, Минск настаивает на немедленном переходе к единому рынку энергоносителей в рамках ЕАЭС.

Кроме того, А. Лукашенко фактически отказался от газового долга в 550 млн. долларов США. Кредитование республики должно быть продолжено, но при этом было высказано недовольство условиями предоставления финансовых ресурсов.

Белорусский президент жестко опроверг обвинения в поставках контрабанды на российский рынок и фактически потребовал снять все ограничения на поставки белорусских продуктов в РФ.

Особое недовольство у А. Лукашенко вызвало появление на российско-белорусской границе с российской стороны пограничных зон, которые он потребовал убрать. Правда, справедливости ради, необходимо отметить, что в конце своей пресс-конференции белорусский президент все-таки признал за Россией её суверенное право укреплять собственную границу, что было логично, так как Россия не ставила под вопрос право Минска решать вопросы о допуске на свою, белорусскую территорию граждан иных государств.

Набор требований, выставленных А. Лукашенко Москве, отражает насущные потребности белорусских властей, не способных что-то менять в политико-экономической структуре Беларуси и лихорадочно ищущих ресурсы для сохранения своей власти. Но проблема в том, что если Москва начнет эти требования выполнять, то созданная новая схема взаимоотношений потребует сведения России до уровня сырьевой колонии, за что очень ратуют белорусские мыслители Кирилл Коктыш и Юрий Шевцов.

Полная версия

Президент Республики Беларусь А. Лукашенко вступил в 2016 год  довольно бодро и даже задорно, решительно  ломая договорную систему с Россией по поставкам в РБ российского природного газа, но вот заканчивает его глава белорусского государства как-то грустно,  имея на руках реальный кризис с Москвой…  

    26 декабря А. Лукашенко отсиделся дома, уклонившись от диалога с В. Путиным. Что с ним случилось? Обиделся или просто струсил?  Между тем, белорусские официальные  СМИ о причинах отказа главы государства от участия в декабрьском саммите ЕАЭС и ОДКБ в Санкт-Петербурге старательно умалчивают.

Провалившийся «корпоратив»

        Для А. Лукашенко президенты России, Казахстана, Киргизии и Армении, судя по всему,  давно  уже не «свои» и белорусский президент сделал все, чтобы  евразийский  «корпоратив» в  Санкт-Петербурге был сорван.  Зачем он это сделал?

    Между тем, стоит напомнить, что за последние полгода у  Лукашенко было несколько возможностей в рамках проходящих саммитов войти в диалог с  Путиным, но каждый раз он от двусторонних встреч уклонялся. Единственная долгая беседа состоялась только 22 ноября. В итоге, в конце 2016 года А. Лукашенко вообще  отказался приехать на согласованную встречу. Между прочим, данный отказ -— важнейший итог завершающего года.

    Учитывая огромную экономическую и частично политическую зависимость Беларуси от России, поддержание постоянного контакта президента РБ с президентом РФ является важнейшей, если не главной функцией главы белорусского государства. Если А. Лукашенко не решает проблемы Беларуси в Москве, то зачем он вообще нужен? Накопают картошку и соберут трактор белорусы и без него… 

    Можно попытаться сформулировать несколько причин отказа белорусского президента от визита в северную столицу России:

— отсутствие неопровержимой аргументной базы для перспективного для белорусской стороны разговора с президентом России. В принципе, раскладка белорусско-российской проблематики уже представлена в статье «Доживем до понедельника» и был сделан вывод, что при любом раскладе возвращение А. Лукашенко в Минск с декабрьского саммита с очередной «победкой» не просматривалась; 

— уверенность А. Лукашенко в том, что его отсутствие на евразийском саммите сделает все его решения нелигитимными и  в итоге он получит возможность диктовать свои условия Москве, т.е. навяжет российскому руководству торг с позиции «силы» или «обиженного союзника», так как до настоящего времени российская сторона фактически устранилась от переговоров, требуя возврата газового долга;

    Есть причины эмоционального характера. Спровоцировать главу белорусского государства могло мелькание на экране В. Путина и Н. Назарбаева, которые в воскресенье 25 декабря, не расставаясь   друг с другом ни на минуту, колесили по Санкт-Петербургу, посещая  инновационные центры. Учитывая завистливость белорусского президента,  можно только представить его реакцию на эти видеосюжеты с этой президентской парой.

    Еще больший удар по самолюбию А.Лукашенко могла нанести планируемая в Астане при посредничестве президента Казахстана встреча президентов России, Ирана и Турции. Понятно, что при таком раскладе говорить о белорусском «донорстве» региональной безопасности (в данном случае речь идет о Ближнем Востоке!) не приходится.

    Кроме того,  есть вероятность того, что  А. Лукашенко мог не справиться с собственным характером и на фоне традиционной для него переоценки своей международной «значимости» и вере в свою «популярность» в России — любимая тема в ближайшем окружении белорусского президента. Эти эмоции и амбиции могли подвигнуть А. Лукашенко на разжигание международного скандала с целью показать свою «независимость» от России. 

    Забегая вперед, отметим, что очередная выходка А. Лукашенко не произвела какого-либо заметного впечатления на российское медиа-пространство. Во-первых, в России давно привыкли к тому, что  белорусский президент «вечно обижается, когда ему денег не дают» (разговор в ГосДуме) и постоянно что-то «отжигает».

Преемник

    Появившиеся в сентябре – октябре целый букет версий передачи власти сопровождался с выносом на белорусский политический ринг целого ряда давно известных имен: В. Макей. С. Сидорский,  А.     Косинец и даже М. Мясникович.  Естественно, ни одна из вышеназванных персон в принципе не может претендовать на пост президента республике по одной причине: А. Лукашенко ни кому из них не доверяет в той степени, чтобы вручить им свою судьбу и судьбу своего  клана («семьи»).

    Любопытно то, что реально осенью оживился только один персонаж из «президентской линейки» — Михаил Мясникович, который, видимо, надеясь на свои связи в Москве, вдруг решил, что он может упустить последний «шанс».  Остальные, включая В. Макея, в ближайшем окружении А. Лукашенко реальными кандидатами не рассматриваются и их даже на пушечный выстрел не допустят к власти.  Но то, что «линейка» вдруг появилась в белорусском видео-пространстве сразу «засветила» то, что действительно, в Дроздах, учитывая полное отсутствие доверия Москвы к А. Лукашенко, вопрос о преемнике  обсуждается.

    Так что все эти Косинцы-Сидорские и т.д. являются не чем иным, как спланированными и осуществленными КГБ при помощи доверенных лиц из  оппозиции  информационными вбросами в белорусское информационное пространство,  призванными в свою очередь замаскировать реальную операцию «преемник».

    Причина, по которой  оппозиция столь радостно клюнула на эту провокацию, понятна. Ведь гораздо проще, чем вести реальную борьбу с политическим  режимом, заниматься номенклатурными сплетнями, что позволяет имитировать политическую активность не только на внутреннем политическом поле, но и на внешнем.

Отставка и/или мятеж

    Появление «преемника» вполне вписывается в слухи о требованиях Москвы к А. Лукашенко оставить пост главы белорусского государства (данный разговор приписывается встрече от 22 ноября 2016 г.). В принципе, в случае необходимости, А. Лукашенко может публично сослаться на Москву, которая, между прочим, может быть в полном неведении, что за её спиной используют её имя для создания фактической монархии (давняя и романтичная мечта А. Лукашенко). Так что «вброс»  об отставке весьма опасен, так как с одной стороны ставит Москву в положение оправдывающейся стороны, а с другой стороны,  консолидирует власть с оппозицией.

    На этом фоне этом весьма забавно выглядят рассуждения части белорусского политического класса, обрадовавшегося «перспективе» удаления А. Лукашенко от власти руками России и, как следствие,  передаче власти белорусским националистам.  Одна проблема: как быстро избавиться от «рашки – оккупанта», когда она сделает за белорусов всю «грязную работу». Сами, конечно, брезгуют воевать с правящим режимом…  Все эти мечты соразмерны с фантазиями, как если бы Москва сама провела в Киеве майдан, свергла бы вполне легитимного В. Януковича и  подобострастно вручила бы Киев Турчинову и Ярошу.

    Информационные провокации с «косинцами», отставками и переворотами на самом деле с одной стороны призваны привлечь внимание Запада к стране, «страдающей» от «давления России», которая «имперски» поставляет в республику миллионы тонн самой дешевой на континенте нефти и миллиарды такого же по цене природного газа.  С другой стороны, информационные «вбросы» ставит в дурацкое положение Москву, которая, по идее, должна оправдываться перед «обиженным» А. Лукашенко, уверять белорусского президента, что она его в отставку не выдавливает, не свергает и перевороты против него не организовывает. По идее, для поддержки такого рода «оправданий», необходимо что-то «подкинуть» – кредиты, дешевый газ, нефти побольше…  На самом деле вся эта кампания по обвинению Москвы имеет некий вполне реальный  финансово-ресурсный смысл, но все это смотрится со стороны как некие провинциальные интриги, на которые   Москва  не обращает никакого внимания.     

А. Лукашенко входит в 2017 год в контексте сложного системного кризиса отношений с Москвой. Не решено ровным счетом ничего: нефть и газ, Таможенный кодекс, продовольственный экспорт в Россию, кредитная поддержка и т.д.

Полная версия

В Минск прилетел министр иностранных дел России. Его там ждут. Белорусская сторона готовит для С. Лаврова беспрецедентную программу встреч. А на завершившейся неделе Беларусь посетил российский премьер-министр Д. Медведев. Стоит отметить, что главе правительства РФ на белорусской земле был оказан исключительно теплый, можно сказать, «домашний», прием, что впрочем, с одной стороны должно было продемонстрировать публике, что никаких противоречий между Москвой и Минском нет и быть не может, а с другой стороны, показать стремление белорусского руководства свести контакты с российскими Кремлем и Белым домом к «личному» или «домашнему» формату. Видимо, ситуация в российско-белорусских отношениях требует от Минска уже и таких несколько нетривиальных методов «продавливания» своих интересов…

По традиции в белорусской номенклатуре принято считать, что «домашний метод» является самым действенным, так как, мол, противостоять белорусскому хлебосольству невозможно. Но судя по всему, Дмитрий Медведев хотя и слушал А. Лукашенко очень внимательно, но березовый сок его не переубедил и он остался при своем мнении. Цена на поставляемый в республику в 2016 году российский природный газ так и не снижена, росийско-белорусский спор переведен в судебный формат. Стоит напомнить, что сумма долга за уже поставленный газ по версии «Газпрома» небольшая — всего 125 млн. долларов, хотя понятно, что белорусам не просто трудно сейчас платить, но еще и политически невозможно — страна находится в процессе геополитического поворота.

Все начинается с газа

Газовые проблемы — это вечная «горячая точка» в российско-белорусских отношениях. Не стоит забывать, что само понятие о масштабной белорусско-российской интеграции родилось в Минске в 1995 году из-за огромного по тем временам долга за газ (более 1 млрд. долларов). Просто Беларусь с момента получения независимости в 1991 г. вообще перестала платить за российское «голубое топливо», считая для себя что-то платить России унизительным. За советское время привыкли все получать просто так…

В 1996 году газовый долг Минск и Москва урегулировали, вогнав в его стоимость массу разного рода «компенсаций», включая и оплату двух российских баз на белорусской территории на 25 лет (скоро срок, между прочим, закончится). Так что когда А. Лукашенко в очередной раз заявляет о бесплатном нахождении в Беларуси двух объектов МО РФ, а он это делает регулярно, то он, видимо, упорно забывает, что они оплачены российским газом.

Именно газ и нефть являются экономическим основанием для Союзного государства, так как только в рамках российско-белорусской интеграции А. Лукашенко удавалось периодически создавать на территории Беларуси нефтяной офшор, который обычно существовал до очередного кризиса между Москвой и Минском, чтобы снова возродиться через пару лет.

Вот и сейчас, когда в рамках ЕАЭС белорусские импортеры имеют возможность не только покупать российскую нефть по внутрироссийским ценам, но и оставлять себе экспортную пошлину, все идет к тому, что очередной белорусский нефтяной офшор рано или поздно закроется. Слишком накладно для России в современных условиях терпеть белорусский нефтяной «шланг». Так что жесткая позиция «Газпрома» по поводу поставок газа в 2016 г. воспринимается белорусским руководством в качестве предвестника еще более тяжелых, теперь уже нефтяных проблем с Москвой, что, видимо, правильно.

...


Национальные интересы Беларуси и интересы НАТО совпадают?

Любопытно то, что «донорство» в региональную безопасность в Минске позиционируется в ряду национальных интересов Беларуси. Вот только непонятно, что понимать под белорусским «донорством» и в чью оно пользу? Отказ от размещения в Беларуси российской авиабазы можно ли считать белорусским вкладом в региональную безопасность? Но ведь Польша не пошла в ответ этот жест Беларуси на отказ от размещения на польской территории базы ПРО США. Так что белорусское «донорство безопасности» оказывается исключительно в пользу НАТО, а не России… Беларусь сознательно ослабляет позиции Москвы на западном направлении? Зарабатывает очки у НАТО?

Дрейф

Если бы не было конфликта между Россией и Западом, то никакого «окна возможностей» для А. Лукашенко в Евросоюзе не возникло бы в принципе.

Позиция белорусских властей и обслуживающих их экспертов в данном случае понятна: Минск крайне не заинтересован в том, чтобы его дрейф на Запад был бы увязан с формулой «Европа за счет России», но ресурсов для маскировки своей основной внешнеполитической тенденции, кроме лицемерных публичных клятв А. Лукашенко и В. Макея, у Беларуси нет. В итоге, диалог с Западом и диалог с Москвой различаются кардинально, а белорусский президент и его свита буквально кидаются на малейшие проявления сомнений со российской стороны в отношении союзнического статуса Беларуси. С белорусской стороны развязана настоящая информационная кампания, призванная обелить официальный Минск и защитить его от критики.

Понятно, что белорусское руководство вступило в сложную и опасную геополитическую игру, где республика не может быть субъектом, а скорее разменной монетой. Но на кону оказалось экономическое выживание страны и белорусские власти вынуждены искать любые аргументы, чтобы прикрыть перед Москвой свой прозападный крен. Однако найти такие аргументы, чтобы Москва реально поверила, Минску крайне сложно. Во первых, стоит помнить, что Минск находится под буквально микроскопом. Можно сказать, что с него глаз не спускают. Во-вторых, очень бахвалится западное экспертное сообщество, которому не терпится объявить о том, что сфера влияния Москвы уже отошло к Смоленску.

Москва насторожилась

В позиции Москвы постепенно проявляется все больше факторов, которые вызывают беспокойство у белорусского руководства. В частности, давно нет никакого доверительного обмена информации между формальными «союзниками», так как Москва не без оснований полагает, что любой вопрос, по которому она проконсультируется с Минском, будет мгновенно передан в Вашингтон и Киев. Иными словами, Россия давно не видит в Беларуси союзника.

Твердая позиция России в газовом споре находится в том же ряду и буквально обескураживает Минск. К примеру, А. Лукашенко вообще не высказывается по этому поводу, что символично. Но необходимо напомнить, что осенью прошлого года В. Семашко излучал оптимизм и уверял, как это он всегда обычно делает, что Москва, естественно, пойдет на уступки по цене на импортируемый республикой природный газ. Исходя из логики внешнеполитического балансирования и учитывая твердое мнение в Минске, что в условиях санкций и противостояния с Западом Москва не пойдет на конфликт с Беларусью и непременно уступит, белорусские власти до последнего момента ждали, что «Газпром» смирится, а Минск, в свою очередь и в дальнейшем будет платить за российские энергоносители (газ) столько, сколько посчитает нужным.

Успех в переговорах по газу с «Газпромом» белорусскому руководству необходим именно сейчас, так как он имеет политическое значение и на фоне всемерного развития коммуникаций с Западом должен продемонстрировать Брюсселю и Вашингтону, что «большая рыба» остается «на крючке» и её можно и дальше водить за нос. Иными словами, Беларусь готова войти в политическое поле Запада, оставаясь в формате ресурсной поддержки России. Для Запада это была бы идеальная политическая комбинация, которая не получилась на Украине, но учитывая опыт А. Лукашенко, должна получиться в Беларуси. Так что А. Лукашенко нужен и даже очень нужен Западу. Он сейчас является проводником по дороге к Москве и отвечает головой за успех.

Но Москва, как уже неоднократно отмечал автор, уступать «союзнику» не собирается. Да и зачем? Вот где и «выплывает» российская авиабаза. Или кто-то в Минске думает, что в Москве что-то забыли? Российская база выбила из рук Минска когда-то самый «бронебойный» аргумент — союзнический.

Очередной «охмуреж»?

Понятно, что Минск в очередной раз попытается обмануть Москву или уговорить. Именно на это рассчитана программа посещения С. Лавровым белорусской столицы. С использованием «домашних методов», а российского министра, естественно, будут буквально душить гостеприимством и хлебосольством, С. Лаврову будут объяснять, что связи А. Лукашенко с украинским руководством и тем же М. Саакашвили исключительно полезны именно Москве, как и братская дружба А. Лукашенко с покровителем ИГИЛ и убийцей российских пилотов Р. Эрдоганом. Белорусские «эксперты» будут твердить, что контакты с США, включая диалог о судьбе правящей в Беларуси династии, являются лишь встречами любителей итальянской оперы, а белорусское «сидение на двух стульях» является старинной белорусской традицией и не имеет ничего общего с политической проституцией и т.д. Только вот вряд ли полет белорусской экспертной мысли вернет столь необходимое сейчас А. Лукашенко доверие со стороны России. Точка невозврата пройдена еще в 2015 году. Вернуться назад невозможно, сколько не «охмуряй» насторожившегося партнер.

Москва, 15.05.2016

Полная версия

Прошло почти три недели после завершения первой в 2016 г. международной конференции «БелоРусский диалог».  Основные мнения о прошедшем в Москве знаковом мероприятии уже высказаны в СМИ  России, Беларуси и других стран, но уже новые события в мире, да и в самой Беларуси  сейчас занимают внимание белорусского политического класса и  экспертного сообщества, что, в свою очередь,  создает возможности для  взвешенного анализа положительных и критических отзывов о состоявшемся Диалоге.

 ...

 Суверенитет или «аншлюс»?

Именно в таком формате  часть представителей белорусского экспертного сообщества рассматривали не только итоги, но и сам факт проведения конференции. Более того, в белорусском сегменте Интернета, естественно в анонимном формате, появились «предсказания», что Диалог завершится принятием некой резолюции о вхождении Беларуси в состав России (!). Это уже была даже не провокация, а интрига…

Реплика

 Дело в том, что в дни проведения конференции в НИУ ВШЭ, в Москве группа  широко известных своими радикальными советскими взглядами граждан России создала некий комитет «25 января», призванный координировать процесс объединения России, Беларуси и Украины в одно государство в формате Советского союза… Между прочим, такого рода «союзы», «комитеты» и прочие «структуры»  создаются в Москве постоянно, чтобы тихо умереть через пару недель после учредительного банкета. 

 Конференция «БелоРусский  диалог» состоялась 26 января и во время её работы никто даже не обмолвился о возникшем реваншистском «комитете», к которому организаторы Диалога в принципе не могли иметь какое-то отношение. Но не все так просто…

 С реваншизмом, как радикальным форматом исторической политики и не только…   бороться трудно.  С фанатиками вообще трудно сосуществовать. С тем же успехом можно активно «тыкать пальцем» в разного рода, мечущиеся по Интервенту Беларуси и Украины, анонимные  предложения по возрождению Великого княжества Литовского, отторжения от России её приграничных областей и т.д.
 

 Интересно другое. Во-первых, аноним, прячущийся под «ником» в белорусском Интернете, явно знал или был очень хорошо проинформирован, что в Москве некие люди с «тяжелой головой»  готовят просоветское мероприятие и тут же вполне осознано увязал это публичное советское камлание с нашей конференцией «БелоРусский диалог».

Интересно, кто этого интернет-тролля  снабдил информацией и сориентировал против Диалога… Но в любом случае, на этого «товарища», который продемонстрировал  неплохой профессионализм в плане  политических провокаций,  стоит обратить особое внимание.

Во-вторых, уже после завершения конференции, ряд белорусских «аналитиков» попытался все-таки приклеить  вышеназванный «комитет» к Диалогу, используя его в качестве «кирпича» на шее, чтобы, уж как говориться, «не выплыть»…  Однако, какого-либо резонанса эта клевета не получила …

...

Реплика

  ...

 В белорусском политическом  пространстве есть и  активно разрабатывается  тема русификации, которой придается важное политическое значение, но  вот о последствиях полонизации для Беларуси  найти крайне сложно, а уж  политических заявлений со стороны белорусских националистов на эту тему и вовсе нет.

 Существует  «карта поляка», которую продолжают активно распространять среди белорусских граждан, но никакой четкой и обоснованной реакции белорусских властей по этому поводу нет. Более того, «белорусская» оппозиция, которая упорно себя называет «демократической» (как националисты, тем более этнические,  могут быть демократами – загадка, не имеющая решения), весьма одобрительно  относятся к «карте поляка». 

 Можно представить реакцию белорусского руководства и белорусской оппозиции, если бы в Беларуси вдруг появилась «карта россиянина»?  А ведь российская  община в республике значительно больше польской, если кто не забыл… Представляется, что в Минске мгновенно было бы заявлено, что Москва готовит «аншлюс» Беларуси по крымскому образцу…  Но ведь у Польши есть собственный опыт освоения «восточного пространства».

 Напомним, что после ухода немецких оккупационных войск, польские войска вступили 1 января 1919 г. в Вильнюс,  9 февраля поляки заняли  Брест. Затем был взят Белосток, Пинск, Барановичи, Гродно.

 4 июля 1919 г.  польские войска заняли Молодечно.  В итоге 9 августа был захвачен Минск.  Но на этом Варшава не остановилась – 7 мая уже 1920 г. польские войска вошли в Киев.  Что они там забыли? Восстанавливали Речь посполитую?  Кому то в Минске очень не хочется все это вспоминать…

 Но в том же  Минске очень болезненно восприняли появление очередного («бесподобного» — А.С.) комитета по воссозданию Советского союза («25 января»), хотя  в той же Польше уже не одно десятилетие существует «Всемирный конгресс кресовян»,  в документах которого возвращение «восточных кресов»  рассматривается как вполне ожидаемое политическое событие. Хотя понятно, что организация маргинальная…

Любопытно то, что тема Kresy Wschodnie  остается в современной политической жизни Варшавы примерно в той же стадии, как и советская в Москве, хотя громкие заявления иногда слышны,   но  в Минске никакой реакции на это нет.  В лучшем случае некие анонимные оппозиционеры в Интернете припомнят Сталину, что он отдал Польше Белосток. И тишина…

Безусловно,  есть и дай Бог будет всегда  страна Польша, и есть её интересы в Беларуси, а также польская политика в Беларуси, направленная на обеспечение этих интересов, что совсем не плохо. Было бы странно, если бы соседняя держава не проявляла какого-либо интереса к стране, где живет община её соотечественников.  Но вот только не стоит маскировать некие политические силы, оперирующие на белорусском политическом поле, а также особо крикливые информационные ресурсы в белорусском Интернете утверждениями, что они «белорусские».       

 Россия – спонсор белорусской независимости

Любопытно то, что данный тезис, высказанный автором этих строк на конференции, который является вполне укоренившимся в российском экспертном сообществе, вызвал яростное неприятие в белорусском медиа-пространстве.  Но при этом, каких-либо  аргументированных опровержений он так и не получил, что в принципе, понятно… Действительно, а кто еще так долго и в таких объемах оказывает поддержку Беларуси? Китай? Польша? Литва? Венесуэла?

Но возникшее неприятие тезиса вполне понятно,  так как  не очень приятно, когда спонсор намекает… Гораздо веселее постоянно говорить и постепенно приучать население к тому, что, к примеру, Белорусскую АЭС не российский Росатом строит, а сами белорусы… 

Но с другой стороны, как быть тогда с «аншлюсом», если Россия третье десятилетие по первой просьбе бросается помогать Беларуси?  Как вариант, вроде подойдет версия, что Москва, мол,  не Беларуси помогает, а способствует Лукашенко удерживать власть.  Но даже в этом формате тот же Лукашенко, если не хочет серьезных неприятностей,  должен как-то делиться с населением.  В общем, он действительно делится, но как-то без энтузиазма, жадновато, в общем…

Но тут опять выплывает некая «неувязочка». Ведь если Москва третье десятилетие помогает режиму А. Лукашенко, как утверждает белорусская оппозиция, тогда зачем эта же оппозиция последние недели так эмоционально накидывается на Москву,  где политику А. Лукашенко стали критиковать в отдельных изданиях и отдельных Интернет-порталах? Причем, не на федеральных каналах, между прочим…   И накинулись, как по команде… 

Ведь баланс  взаимной критики далеко не в пользу Москвы, если в этом деле вообще можно говорить о балансе.

...

Продолжение следует

А. Суздальцев, Москва, 14.02.2016

Полная версия

Интрига

 Итоги прошедшей в Москве 25-26 января 2016 года международной конференции «БелоРусский диалог» продемонстрировали, что судьба российского кредита для РБ остается в зоне политических решений В. Путина. Даже в выступлении принявшего участие в конференции заместителя министра финансов России С.А. Сторчака при желании можно было найти элементы как позитивного, так и негативного финансового сценария для белорусских властей. Но есть один индикатор, отмеченный высокопоставленным российским чиновником, который проблему финансовой поддержки Беларуси делает почти неразрешимой даже для президента России  – резкое сокращение финансовых ресурсов, зарезервированных для кредитования Россией соседей по постсоветскому пространству. Видимо, данная финансовая реальность никак не вписывается в планы официального Минска, испытывающего в настоящее время буквально волчий валютный голод. Так что белорусскому руководству ничего не оставалось, как приступить к увлекательной и одновременно отчаянной охоте за кредитом.

Телефонный звонок

Через день после завершения российско-белорусской конференции в Москве, А. Лукашенко позвонил В. Путину. В ходе разговора двух президентов, глава белорусского государства, естественно, отпустив пару колкостей в адрес организаторов конференции «БелоРусский диалог», настойчиво приглашал президента России в Минск.  Однако,  как выяснилось, В. Путин, прекрасно понимая финансовую  основу  приглашения белорусского президента,  от визита  в  Беларусь отказался, перенеся Высший ГосСовет Союзного государства в Сочи (3 марта 2016 года). Иными словами, «место охоты» оказалось перенесенным  с «прикормленной» «поляны» на другие «берега», где вообще можно остаться без финансового «трофея». Понятно, что Высший Госсовет в Сочи оказался полной неожиданностью для белорусского руководства. 

Однако, как говорится,  выбирать не приходилось, тем более, что  на отсутствие ясности с внешним финансированием негативно реагирует курс белорусского рубля.

К концу прошлой недели девальвация белорусской валюты стала опережать аналогичное падение  российского рубля в два раза.

 Получилось, что хотя курсы обоих валют партнеров по Союзному государству  находятся в статусе «плавающих», белорусская валютная «лодка» «протекает» гораздо интенсивнее, что понятно – финансовая «дыра» в белорусской экономике продолжает «разрастаться» и курс белорусского рубля демонстрирует не только влияние  низких цен на нефть на белорусскую экономику, но и на полный развал белорусской экономической модели, основанной на чужих ресурсах, рынках и деньгах.

Мартовские иды

 Понятно, что официальный Минск ждать решения  о кредите до 3 марта не может.  За ближайшие четыре недели экономика страны  вполне может войти в полномасштабный кризис по азербайджанскому образцу, что в итоге может оказать негативное воздействие и на получение первого транша кредита МВФ.  В этом плане март для белорусского руководства начинает приобретать сакральное значение.

 Итак, получается, что в марте должна быть решена судьба замороженных западных  санкций и в случае их снятия исчезнут последние препятствия для получения кредита МВФ. Однако в том же марте должен состояться Высший ГосСовет, который в свою очередь должен подвести очередные итоги российско-белорусских отношений, включая выполнение союзнических отношений (авиационная база) и участие РБ в евразийской интеграции.

Понятно, что будут подняты и другие «острые» темы, которых между Москвой и Минском все больше… Итогом данного обсуждения должно, по идее, стать решение о выделении Минску очередного российского кредита (2 млрд. долларов). Так что, возможно, что март 2016 года может стать месяцем своеобразной победы белорусского президента, который в очередной раз «выкрутился» и смог запустить руку одновременно в два кармана. Но с другой стороны, может быть и провал, когда А. Лукашенко вообще останется без кредитов. Необходимо отметить, что и данный вариант не исключен.

 Остаются два вопроса:

— будет ли А. Лукашенко тянуть до 3 марта, нервно поглядывая на белорусский экономический «барометр»?

— есть ли у А. Лукашенко уверенность в том, что при любом политическом раскладе во взаимоотношениях с Москвой, Минск гарантированно получит  российский кредит?

Гонка за деньгами

 Судя по оперативной реакции белорусского руководства, которое, не мешкая, тут же воспользовалось возможностью пойти на перехват и отправило в Санкт-Петербург на встречу с Д. Медведевым премьер-министра А. Кобякова, ждать до марта А. Лукашенко не намерен.

Но мы должны понимать, что поездка к российскому премьеру вовсе не была инициативой А. Лукашенко. К Д. Медведеву его направил В, Путин, который, в силу своего характера, не отказал себе в удовольствии «погонять» союзника по  российским «инстанциям». Тем более, что всем понятно, в чьих руках находится судьба кредита.

 В общем, А. Лукашенко вновь обрекли  «на хождение по мукам». Дело в том, что с лета 2010 года, вошедшего в историю Беларуси знаменитым ночным подмосковным блужданием А. Лукашенко между резиденциями Д. Медведева и В. Путина, вряд ли у кого  повернется язык считать российского премьера «другом» белорусского президента.

В декабре 2010 г. А. Лукашенко и Д. Медведев, в общем-то, официально помирились, но вряд ли можно считать, что оба политических деятеля забыли претензии друг к другу. Так что появление белорусского премьер-министра перед премьером России не очень вписывалось в традиционную канву  вытягивания денег из Россию.

Тем более, что премьерская встреча, несмотря на симпатию, которые главы правительств демонстрировали друг другу, оставило ощущение легкого, но значимого унижения.  А. Кобяков пытался буквально всучить Д. Медведеву пакет документов и проектов, претендующих на планпо оздоровлению белорусской финансовой системы и решению проблем в промышленности республики: много текста, цветных графиков и картинок. 

Д. Медведев благодарил, кивал и ничего не обещал. Ведь ему предлагали поменять этот пакет макулатуры на 2 млрд. долларов.

Наверное, Остап Бендер от зависти утонул бы в Черном море… Однако российский премьер как бы не отказал в выделении кредита, что видимо входило в сценарий Кремля.  Но, дорога унижений для А. Лукашенко не закончилась в Санкт-Петербурге…

 Дело в том, что финансовая пропасть, разверзшаяся  под ногами несменяемого президента РБ, оказалась столь глубока, что отсутствие жесткого отказа тут же было истолковано в позитивном ключе. Белорусское руководство решило «ковать железо…» незамедлительно. Здесь уже не до сохранения лица. Послали к Медведеву, так послали…

Альпийское нищенство

Встречи на высшем уровне на снежной поляне в горах над Сочи давно стало одним из символов российско-белорусских отношений.  Знаменитый «рояль в кустах», когда А. Лукашенко с широкой улыбкой появляется на лыжне российского президента, можно считать классикой («Альпийское нищенство, сказал Остап Бендер, — святое дело»).     31 января 2016 г. белорусский президент оказывается на одной лыжне с . Д. Медведевым, что является лучшим индикатором крайнего нетерпения официального Минска и готовности А. Лукашенко ходить под ручку с кем угодно… Как говорится, уже не до обид, амбиций и унижений, когда экономика республики летит под откос.

В итоге, встреча ничего не решила, но условия для неформального саммита с В. Путиным белорусский президент выполнил. Более того, А. Лукашенко даже вырвал у Д. Медведева небольшую опцию… Иными словами, как реальный политик белорусский президент не растерялся и попытался даже в этих условиях поменять «минус» на «плюс».

...

 

Переиграть всех?

Формула мартовского счастья замысловата и автор этих строк не раз её описывал.  Другое дело, что время уходит. Ясность в отношении кредита  наступит не ранее 3 марта. Но стоит еще раз пройтись по политической алгебре:

 — «есть российская база – есть российский кредит, зато нет кредита МВФ и есть возрожденные санкции». Перспектива: кредит не то что «проели», а «проглотили», а дальше чем жить?  Предложить России давать по два миллиарда долларов ежемесячно?

 Можно пройтись в обратном порядке:

— «нет российской базы – нет российского кредита, но есть кредит МВФ и нет западных санкций». Следом можно добавить: нет российских дешевых газа и нефти, доступа на российский рынок и т.д.

Понятно, что белорусскую сторону устроит вариант:

— «нет российской базы – есть российский кредит и кредит МВФ, а западных санкций нет», но на этот вариант надо очень и очень поработать и не переиграть, а то может получится еще более «пикантный» вариант:

— «нет российской базы – нет никаких кредитов и есть западные санкции». 

Так что основная охота еще впереди.

 А. Суздальцев, Москва, 08.02.2016

Полная версия

Международная конференция «БелоРусский диалог» является первой попыткой использования Москвы и экспертной площадки Высшей школы экономики для обеспечения с одной стороны начала реального политического диалога между основными политическими силами Республики Беларусь и, с другой стороны, привлечения к обсуждению проблем российско-белорусских отношений представителей максимально широкого спектра  общественных и политических движений и партий, включая власть и её оппонентов в  современной Беларуси. По  ряду политических причин проведение подобных форумов в Беларуси невозможно.

В работе конференции приняли участие:

— представители российской исполнительной власти (Министерство финансов РФ, Минэкономразвития и др.);

— представители российского экспертного сообщества (НИУ ВШЭ, РАН, МГУ, МГИМО, РИСИ, Институт стран СНГ и т.д.);

— политические и общественные деятели, а также эксперты и политические аналитики  широкого политического спектра из Республики Беларусь;

— представители международных организаций (Всемирный банк, МВФ, ОБСЕ) и зарубежных посольств (Польша, Латвия, Швеция);

На конференции были аккредитованы представители 38 российских и международных СМИ.

Учитывая открытый характер конференции и готовность организаторов и гостей выслушать любые заявления и мнения, на мероприятие были приглашены представители практически всех политических направлений в современной Беларуси.



Организаторы конференции исходили из следующих положений:

Российская Федерация выступает за сохранение суверенитета и территориальной целостности Республики Беларусь;

— учитывая, что Российская Федерация, заинтересованная в сохранении и упрочнении белорусской государственности, неизменно выступает в качестве финансово-ресурсного спонсора белорусского  суверенитета и независимости, сохранение монополии белорусских властей на всю систему российско-белорусских  отношений подвергает контакты между Москвой и Минском серьезным угрозам, так как они оказываются под влиянием субъективных мнений руководства РБ и используются в качестве инструмента внешнеполитического шантажа;

— отсутствие продуктивного внутрибелорусского диалога и внутрибелорусской диалоговой площадки угрожает политической стабильности в Республике Беларусь, объективно способствует фрагментации белорусского политического класса и подталкивает его к поиску внешних покровителей и спонсоров, что, в итоге ведет к его геополитическому расколу;    

— влияние Российской Федерации на политические и экономические процессы в РБ остается первостепенным. Попытки определенных политических сил в Беларуси и за рубежом оттолкнуть или оградить Россию от  политических процессов, происходящих как на внутреннем политическом поле, так и во внешней политике страны, являются нереалистичными и несут серьезные угрозы социально-экономической и политической стабильности в Беларуси;

— в Беларуси выросло «суверенное поколение», для которого свое государство — не свалившаяся на голову независимость, а данность. За этот же период сформировалась белорусская политическая элита, привыкшая не просто к власти, но к власти суверенной, когда любые решения принимаются самостоятельно;

— в белорусском обществе целенаправленно и активно распространяют самые невероятные мифы о России и о планах российского руководства включить республику в состав России, лишить ее суверенитета и независимости;

В результате обмена мнениями участников конференции в рамках  четырех секций вышеназванные положения полностью подтвердились.

Несмотря на то, что в работе конференции не приняли участие представители белорусских властей, ряд деятелей оппозиции вполне заменили своих оппонентов, озвучив концептуальные заявления, оказавшиеся или полностью совпадавшими, или частично повторяющими основные установки руководства Республики Беларусь. Это подтвердило вполне устоявшееся в российском экспертном сообществе мнение о том, что белорусские власти и белорусская оппозиция объективно сформировали в отношении России единую позицию.

В результате анализа выступлений участников конференции, а также мнений, высказанных в результате дискуссий, оказалось возможным сделать следующие выводы:

— внешнеполитический курс Республики Беларусь  в условиях жесткого противостояния между Россией и Западом подвергся серьезной и уже необратимой коррекции: вполне четко обозначился  отход страны от союза с Российской Федерацией,  в белорусских СМИ нарастает антироссийская пропаганда,  уклонению от выполнения союзнических обязательств придаётся идеологическая обоснование. Результатом такой политики официального Минска стал глубокий и неразрешимый при нынешнем белорусском руководстве кризис доверия между двумя партнерами по Союзному государству и ЕАЭС;

-  в части белорусского общества нарастают антироссийские настроения; широкое распространение получает негласный запрет на работу в органах государственной власти для граждан, получивших образование в России, либо имеющих определенные симпатии в адрес России;

— белорусское руководство, находясь в идеологическом конфликте с российским руководством, возлагает особые надежды на кризис российской исполнительной власти в условиях санкционной политики Запада против России, падения мировых цен на нефть и российского экономического кризиса, рассчитывая на коренное изменение российской экономической политики по рецептам левоцентристского лобби российского истэблишмента; 

— белорусское руководство, использовав обострение отношений между РФ и странами НАТО, вошло в режим внешнеполитического балансирования между   Евросоюзом и  Россией,  пытаясь с одной стороны, легитимизировать  на Западе  свои претензии на бессрочную монополию на власть в Республике, а с другой -— сохранить  финансово-ресурсную поддержку со стороны Москвы;

— возможности России поддерживать экономики стран – партнеров по интеграции в условиях экономического кризиса и падения мировых цен на энергоносители исчерпаны. Между тем, именно на основе внешней поддержки и помощи была сформирована в своё время белорусская национальная модель, подвергающаяся в настоящее время быстрому распаду. Глубокие структурные экономические реформы в Беларуси неотвратимы и попытки их отложить обрекают страну на политико-экономические потрясения;  

— белорусские власти, войдя в режим расширения контактов с Евросоюзом, объективно начинают терять контроль над внутренним политическим полем, что подталкивает их к самоизоляции и отказу от диалога с политическими оппонентами.  В свою очередь, данные процессы начинают создавать совершенно новую политическую обстановку в преддверии парламентских выборов, что порождает у оппонентов режима определенные надежды на прорыв  электоральной блокады в сентябре 2016 г.;

— Россия не может быть противником разблокирования отношений Беларуси с  Евросоюзом, считая, что данный процесс с одной стороны, объективно способствует снижению напряженности между Востоком и Западом, а с другой -— открывает перед РБ  новые возможности для кредитования и привлечения зарубежных инвестиций, что частично снимает с России ответственность за социально-экономическую стабильность  в Беларуси;

— растущее в белорусском руководстве и политическом классе недовольство условиями участия Беларуси в ЕАЭС отражает накопившиеся в белорусской экономике фундаментальные проблемы, которые, как выяснилось,  невозможно решить за счет партнеров по евразийской интеграции, а также   демонстрирует традиции иждивенческого подхода к интеграционным инициативам России;

— критика белорусской стороной существующей модели евразийской интеграции, которая «ведет к деиндустриализации Беларуси» отражает различия в экономических системах РФ и РБ и неготовность Беларуси к полноценной интеграции в рамках евразийского проекта, включая свободу перемещения товаров, услуг, труда и капитала;   

— экономическое выживание Республики Беларусь напрямую связано с возможностями, открывающими перед республикой на общем рынке ЕАЭС, что, однако, не стимулирует белорусское руководство к выполнению ранее заключенных интеграционных  соглашений. Политика имитации интеграции, которую проводит белорусское руководство, связано с желанием Минска с одной стороны сохранить и увеличить экономические преимущества от формального участия в евразийском интеграционном проекте, а с другой стороны  одновременно минимизировать  обязательства РБ в рамках ЕАЭС;   

— получение Беларусью статуса нейтрального статуса не вызвало какого-либо неприятия  у российской стороны, но при условии полного переформатирования российско-белорусских отношений, включая изменение торгового режима между странами и исключением любых форм российской финансово-ресурсной поддержки белорусской экономики;  

Организаторы конференции поддерживают выраженное белорусской стороной пожелание продолжить обсуждение проблем Беларуси и белорусско-российских отношений в формате «БелоРусского диалога» с привлечением  представителей государственных, оппозиционных и экспертных кругов, а также должностных лиц из международных организаций.  

 Выводы итогового коммюнике, подготовленного коллективом организаторов конференции на основе анализа выступлений докладчиков мероприятия,  могут частично не совпадать с мнениями участников конференции.

Оргкомитет  Международной конференции «Белорусский диалог».

Материалы конференции, список участников и выступления доступны по странице мероприятия

 P.S. Интересная неделя получилась

1) 26 января — Международная конференция «БелоРусский диалог» в Москве 2) 27 января — звонок А. Лукашенко В. Путину с просьбой встретиться
3) 29 января — встреча премьер-министра Беларуси А. Кобякова с Д. Медведевым в Санкт-Петербурге
4) 31 января — встреча А. Лукашенко с Д. Медведевым в Сочи

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире