piontkovsky_a

Андрей Пионтковский

18 февраля 2017

F
18 февраля 2017

Февральские твиты

Трагикомическая битва администрации Дональда Трампа с американским истеблишментом, американской судебной системой, американскими журналистами только разворачивается. Исход ее, на мой взгляд, будет достаточно печален для американской политической системы – эта система не сможет найти точку равновесия. Доминирование леволиберального дискурса, дошедшее до предела в годы президенства Барака Обамы, нуждалось в серьезном противовесе. К сожалению, та карикатурная форма консервативной обратной реакции, которую демонстрирует ближний круг Трампа, талантливо спускающий себя в беспощадный эфир Saturday Night Live, надолго дискредитирует такой противовес и работает на закрепление леволиберального нарратива.

Но это их американские проблемы, пусть они с ними и разбираются. Для нас же важен уже определившийся сухой остаток на российском внешнеполитическом направлении. Ни перезагрузки, ни разрядки, ни сделки, ни раздела сфер влияния, ни смягчения санкций, ни антигитлеровской коалиции – никаких этих хотелок Кремля не будет. Трамп уже настолько скомпрометировал себя путинофильской болтовней (до 17 января) и путинозависимым ближним кругом («путингейт» в Вашингтоне еще только начинается), что любой шаг в подобном направлении будет означать для него политическую смерть. Сыграло свою роль и головокружение от успехов, царившее в Кремле. Путин еще раз подтвердил, что не случайно свою карьеру разведчика он закончил в звании майора (хотя был уволен подполковником в отставке: такова была стандартная советская практика — давать перед прощанием со службой дополнительную звездочку). Асимметричная реакция на высылку российских дипломатов через полчаса после резкого заявления Сергея Лаврова заложила с потрохами ценнейшего агента Флинна. А глумливый десятиминутный стендап Путина о Трампе и о самых лучших в мире русских проститутках навсегда похоронил зарождавшуюся было крепкую мужскую дружбу двух брутальных альфа-самцов. После 17 января Трампа как отрезало, он перестал радостно восклицать: «Путин опять меня похвалил!»

Cпасая себя политически, Трамп вынужден будет бежать теперь впереди антипутинского паровоза. Он уже обогнал обамовский паровоз требованием возвращения Крыма Украине. Трамповская карта Путина оказалась битой, так же как до нее оказались битыми карты «Русского мира», Новороссии и карта защиты Отечества от исламских экстремистов на наших дальних рубежах.

С этим знанием, в котором столько печали, проснулись поутру 14 февраля в Кремле: три серьезных внешнеполитических поражения и две войны, с которыми непонятно, что дальше делать, на руках. Очень неприятная ситуация для любого авторитарного режима. Подрывающая позиции лидера и неизбежно порождающая в его окружении две конкурирующие партии: партию гибридной капитуляции и партию третьей войны. И обе партии недовольны первым лицом. За базар крымской ( судетской) речи 18 марта 2014 года Путину придётся так или иначе отвечать. Нельзя открывать могилы таких мертвецов: романтическая перезагрузка системообразующего мифа была хороша для Кремля, потому что автоматически подразумевала наличие внешних врагов и национал-предателей, а значит, легко и навсегда объясняла и наступающую обвальную деградацию экономики, и необходимость суровой зачистки несогласных. Собственно, никакой другой повестки дня, скрепляющей его власть, Путин уже давно не в состоянии сформулировать.

Но в этом же, как теперь очевидно, таилась серьезная опасность: такая концепция требует динамики, картины непрерывно расширяющейся вселенной «Русского мира». Статика, любой намек на отступление перед внешним врагом смертельны для нее, порождают даже среди самых горячих сторонников страшное подозрение: «Царь – не настоящий!»

По своей ментальности преуспевшего дельца президент России гораздо ближе партии гибридной капитуляции, и от Хиллари Клинтон ему удалось бы получить сравнительно приличный ее вариант с де-факто сохранением «крымнаш» и отменой наиболее болезненных санкций. Но логика 18 марта требовала большего, а соблазн захвата Белого дома был так велик! А теперь обложенный флиннами и манафортами Трамп наверняка займет, подчиняясь воле Конгресса и спасая свое президентство, гораздо более жесткую позицию. Решая аналогичную задачу, Путин вынужден будет считаться, в отличие от Трампа, не с отсутствующим парламентом, а с потенциально более опасной для него группой недовольных. Таковой является партия войны, каждый вечер набухающая безумием на всех федеральных каналах. Этот развертывающийся на наших глазах феномен – первый в истории авторитарных режимов не военный, а телевизионный государственный переворот. Не Кремль уже определяет повестку дня телевидения, а телевидение – повестку дня Кремля. Единственный способ для Путина удержать на некоторое время власть – самому возглавить этот медийный переворот.
Майору Путину придется стать майором Прилепиным.

Оригинал

9 февраля 2017 года. В программе 60 минут «замечательный философ, мыслитель, публицист» Прилепин вещает с «линии огня», укутанный в нелепый камуфляжный хиджаб:

Здесь люди гораздо более мотивированы. Это абсолютно точно. Там, на Украине, колоссальное количество людей не хотят воевать. Когда было наступление под Авдеевкой, огромное количество заболело и не пошло в атаку. Потому что не хотят воевать. Здесь же жесточайшая мотивация.

А вот, что говорил не так давно талантливый писатель Прилепин:

Украинцы чувствуют себя древними греками, они часто ведут себя почти так же, как вели себя россияне в страшные моменты их истории.

Ставки их не просто высоки – они абсолютны: Украина либо должна родиться, либо роды не состоятся.

Патриотический подъем на Украине по отношению к нашему (и даже к новоросскому) на десять баллов, на тысячу децибел и на две тысячи ватт мощней.

На каждого Остапа – свой Андрий, а батька Тарас вообще не просматривается.

Сколько угодно можно кричать про то, что скоро вся Украина будет сидеть на шестке подо Львовом, а Порошенко повесят свои же, – Украину это только смешит: боли она не чувствует, страха не имеет, бедности не пугается.

И это будут, да, необстрелянные юнцы – но это, признаем, той же самой породы юнцы, что и русские призывники на любой нашей войне. Собственно, они русские и есть. Были.

Поэтому украинский солдат, как мы видели в аэропорту и видим под Дебальцево, воюет даже тогда, когда перебита четверть его подразделения, а потом и половина, а потом и две трети. Он воюет, когда у него нет питания, нет связи и когда все офицеры оказались дураками, а иные еще и разбежались.

То, что украинцы были в Отечественную вторыми среди всех народов России по количеству Героев Советского Союза на душу населения, – надо помнить, надо забить себе в память молотком. Это дети и внуки тех же героев и бесстрашных солдат – прямые их потомки. Мало того, и среди бандеровцев героев было не меньше, иначе, чем объяснишь, что самая сильная армия в мире – Советская, послевоенная, армию японскую просто смела, а бандеровцев ловила в лесах западенщины года два еще как минимум – и так и не переловила до конца.

Постарайтесь отвлечься даже от содержания текстов. Попробуйте просто по слогу, по эмоциональной насыщенности, по степени таланта определить, какой из двух Прилепиных говорит правду.

Я был на стороне Прилепина и его героя в его знаменитом споре с моим старым знакомым Петром Авеном.

Если писатель Прилепин так верно все понимает, зачем позволяет пропагандону имперского величия Прилепину вместе с его другом и соратником Шаргуновым отправлять грузовичками своих Санек на место ритуального жертвоприношения ненасытным богам Русского Мира.

Откуда пассионарные Саньки один за другим возвращаются к своим матерям в Россию в рефрижераторах.

Оригинал

03 февраля 2017

1941-й и 2017-й

Заявление ТАСС от 13 июня 1941 года вошло во все учебники по истории Второй мировой войны. Поразительно напоминающее его по стилистике заявление Пескова от 24 января 2017-го обратило на себя внимание нескольких блогеров, включая вашего покорного слугу.

Сопоставление двух текстов весьма поучительно, потому что при всей внешней схожести означенных документов мотивы, намерения их авторов (Иосифа Сталина и Владимира Путина) и военно-стратегическая ситуация, в которой СССР и Российская Федерация находились в момент обнародования этих заявлений, разительно отличаются. Применительно к заявлению от 13 июня 1941 года чаще всего вспоминают следующий абзац:

«ТАСС заявляет, что, по данным СССР, Германия также неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении, как и Советский Союз, ввиду чего, по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы, а происходящая в последнее время переброска германских войск, освободившихся от операций на Балканах, в восточные и северо-восточные районы Германии связана, надо полагать, с другими мотивами, не имеющими касательства к советско-германским отношениям».

До научной революции историков Виктора Суворова и Марка Солонина эти слова бесконечно цитировались – как доказательство глупости, наивности, самообмана, неподготовленности к войне и трусливого заискивания перед превосходящим противником. В официальной трактовке истории Великой Отечественной войны столь замечательные качества Сталина русофобски распространялись на весь командный состав Красной Армии. Однако в реальном тексте заявления ТАСС от 13 июня 1941 года содержались еще два пункта:

«3) СССР, как это вытекает из его мирной политики, соблюдал и намерен соблюдать условия советско-германского пакта о ненападении, ввиду чего слухи о том, что СССР готовится к войне с Германией, являются лживыми и провокационными;

4) проводимые сейчас летние сборы запасных Красной Армии и предстоящие маневры имеют своей целью не что иное, как обучение запасных и проверку работы железнодорожного аппарата».

13 июня 1941 года мирная политика СССР подошла к тому рубежу, который на военном языке называется «стратегическое развертывание Вооруженных сил». Тысячи эшелонов с войсками двигались к западной границе страны. Скрыть это было невозможно в принципе, но была надежда на то, что удастся хоть на несколько дней усыпить бдительность противника. Оба диктатора неудержимо шли к войне, стараясь опередить друг друга. Заявление 13 июня было всего лишь одним из фейковых вбросов в уже развернувшейся, говоря современным языком, информационной войне.

Выступление Сталина 5 мая 1941 года на приеме выпускников военных академий звучало как речь торжествующего триумфатора, в значительно большей степени, чем его же речь 24 июня 1945 года после Парада Победы. В тот же день в предвкушении предстоящего исторического триумфа вождь впервые вышел из партийного зазеркалья и облачился в официальную государственную мантию Председателя СНК.

СССР был основательно подготовлен к войне с Германией, имел большую армию, обладал превосходством в основных категориях вооружений. И, что очень важно, расклад сил на мировой арене был чрезвычайно для Кремля благоприятен. Сталинский замысел мировой войны «Ледокол» фактически сработал. После впечатляющего разгрома Франции Гитлер все-таки увяз в войне на Западе. После поражения в «Битве за Англию» и вынужденного отказа от вторжения на Британские острова Германия стратегически была обречена.

Сознавая свое отчаянное положение, Гитлер видел в нападении на СССР и попытке блицкрига единственный шанс на спасение. Опередить Сталина Гитлеру удалось, и ему почти удалось осуществить свой авантюрный план, но это уже другая трагическая история, не являющаяся предметом данной статьи. Поэтому от анализа военно-политической ситуации на западных границах СССР в 1941 году обратимся теперь к положению на восточных границах России в 2017-м.

Текст заявления от 24 января 2017 года: «В Кремле не рассматривают размещение китайских баллистических межконтинентальных ракет Дунфэн (Восточный ветер) 41 у границ с Россией в качестве угрозы. Какие-либо действия в плане развития вооруженных сил Китая, если эта информация соответствует действительности, не воспринимается как угроза для нашей страны. Китай является стратегическим союзником и партнером России как в политическом, так и в торгово-экономическом плане, и в Москве дорожат этими отношениями».

Прежде чем обсуждать этот замечательный текст в целом, хотелось бы уточнить один важный аспект при сравнении военных потенциалов России и Китая. Достаточно распространенным является убеждение в том, что ядерный потенциал РФ полностью нивелирует очевидное превосходство КНР в обычных вооружениях. Собственно, оно было отражено в пункте 8 военной доктрины Российской Федерации еще 2000 года (который почти дословно был повторен и в утвержденной в 2014 году новой версии доктрины): «Российская Федерация оставляет за собой право на применение ядерного оружия в ответ на использование против нее ядерного и других видов оружия массового уничтожения, а также в ответ на крупномасштабную агрессию с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства».

Это недвусмысленная декларация готовности России первой применить ядерное оружие в случае нападения противника, превосходящего ее на конвенциональном уровне. Именно так следует понимать слова «когда под угрозу поставлено само существование государства».

Уместно, однако, повторить то, что еще более 15 лет назад мы отмечали в совместной статье с полковником В. Н. Цыгичко, обсуждая новоиспеченную военную доктрину на страницах журнала Министерства обороны «Военная мысль» (№ 2, 2001). «Безусловно, наше ядерное превосходство будет учитываться Китаем при принятии ответственных решений, но оно, к сожалению, не является радикальным средством сдерживания. Реальность такова, что сегодня порог «неприемлемого ущерба» для Китая несравненно выше, чем для развитых постиндустриальных стран и России. Этот трудно формализуемый параметр является производным не от характеристик систем оружия, а от цивилизационного типа общества, от ценности человеческой жизни в той или иной культуре. Китай может пойти на громадные человеческие потери ради достижения важных для него политических целей. Пример тому – китайско-вьетнамский конфликт 1979 года, когда отрабатывалась тактика «живой волны» и потери наступающих измерялись тысячами солдат каждый день.

А так как ядерная стратегия – это больше чем наполовину психология, то преимущество в этом психологическом поединке может оказаться не у той стороны, которая обладает более совершенным ядерным арсеналом, а у той, чья культура более терпима к масштабным человеческим потерям. Если в этом ракурсе взглянуть на потенциальный российско-китайский конфликт, то придется отказаться от иллюзорного представления о том, что угроза использования тактического ядерного оружия всегда способна сдерживать превосходящие конвенциональные силы противника. Большая готовность к жертвам позволит китайской стороне повысить ставки в этом ядерном покере».

За прошедшие 15 лет ядерный потенциал КНР заметно укрепился, и говорить о российском превосходстве в этой сфере уже нет никаких оснований. Как стало на днях известно широкой российской общественности, есть у китайцев и межконтинентальные баллистические ракеты, способные поражать любую точку на территорию России. «Эксперты» немедленно бросились радостно убеждать общественность, что ракеты эти нацелены на проклятых «пиндосов». Можно было подумать, что «эксперты» сами нацеливают китайские ракеты. Какая вообще разница, на кого МБР нацелены сегодня вечером? Важно, что они есть и об их возможностях прекрасно осведомлены в российском Генеральном штабе. Надо ясно представлять себе: если Китай окажется нашим военным противником, то это будет противник, впервые в нашей военной истории превосходящий нас на всех уровнях эскалации потенциального конфликта.

Итак, на наших восточных рубежах мы имеем следующую диспозицию. С одной стороны – депрессивный регион с убывающим населением и деградирующей экономикой, все более зависимый в своем жизнеобеспечении от южного соседа. С другой стороны – демографический гигант с бурно растущей второй экономикой мира, самая большая в мире сухопутная армия, регулярно проводящая учения, демонстративно имитирующие боевые действия на территории России. В ядерной сфере – даже не классическая патовая концепция взаимно гарантированного уничтожения, как в случае СССР и США в годы холодной войны, а ситуация, в которой возможное обращение к сценарию «радиоактивного пепла» не сулит ничего хорошего прежде всего российской стороне.

Внешний контекст: глубокая экономическая взаимосвязь Китая и США, растущий в американской элите синдром имперской усталости и готовность значительной ее части принять модель китайско-американского кондоминиума – большой двойки, что означает автоматическое признание Сибири и Дальнего Востока зоной привилегированных интересов Китая. В российско-китайских отношениях не было и не будет ни 22 июня, ни 9 мая. Это тягучий процесс, в котором российская клептократия давно уже прошла точку невозврата в своих отношениях с Китаем. Эти люди, по их собственному меткому определению, «продажные чиновники и ничего не предпринимающие предприниматели» – второй и третий эшелоны бывших партийной и гэбистской номенклатур. Ради своего личного обогащения они уже «слили» одно государство, которому присягали – Советский Союз, и создали уродливую, ничего не имеющую общего с рыночной мутант-экономику, позволяющую им непрерывно обогащаться. Для того чтобы собирать и в угаре тратить свои сокровища на том же Западе, который они всегда ненавидели и который они ненавидят сегодня еще больше – за свое историческое поражение, за уязвимость своих авуаров, за свое ничтожество.

Слив теперь Сибирь и Дальний Восток через «Программу сотрудничества на 2009–2018 годы» в зону жизненного пространства Китая, они отстранились от ответственности за судьбу региона, чтобы продолжать безмятежно вставать с колен и воевать на потребу своим фантомным имперским комплексам то с Грузией, то с Украиной. По этой программе Россия отдала в совместную разработку природные месторождения полезных ископаемых, из которых в Китае будет налажено производства железа, меди, молибдена, золота, сурьмы, титана, ванадия, серебра, германия, олова и т. п. Китай строит перерабатывающие производства и на российской территории, если на них будут заняты китайские рабочие. Примерно по такой же схеме Китай заключил в последние годы целый ряд соглашений с африканскими диктаторами. Та же программа предполагает расширение пограничных пропускных пунктов и «укрепление российско-китайского сотрудничества в сфере трудовой деятельности». Сразу же после ее подписания в Китае была создана госкомпания для инвестиций в сельскохозяйственное производство, предполагающих аренду/скупку земли в России.

Собственно, Китай получил все, что ему сегодня необходимо: лицензию на переваривание в течение продолжительного времени стратегического района, который находится за пределами его географических границ, плюс стабильные поставки энергоресурсов из страны, которую он будет переваривать. За повторной лицензией Китай уже не придет. Как справедливо подчеркивают пекинские военные теоретики, «эффективный контроль в течение длительного времени в конечном итоге приведет к переносу географических границ». Отныне игра будет вестись исключительно по китайским правилам.

Как справедливо отмечал томский автор Александр Лукьянов в 2009 году, «одной из причин эпохальных решений, принятых в Кремле, могло быть желание нынешнего российского руководства получить дополнительные гарантии устойчивости своей власти. Китайские лидеры должны понимать, что в случае смены власти в России любое правительство, которое придет на смену нынешнему – будь оно либеральным, коммунистическим, националистическим, красным, белым, зеленым или серо-буро-малиновым в крапинку – немедленно поставит вопрос о пересмотре условий «сотрудничества», столь выгодного для Китая, но прямо противоречащего национальным интересам России. Таким образом, Китай становится субъектом, непосредственно заинтересованным в том, чтобы власть в России и далее оставалась в руках группы физических лиц, столь великодушно уступивших ему ресурсы».

Поставить вопрос новое правительство, если оно когда-либо появится, конечно, попытается. Но сможет ли оно при уже сложившихся экономических и военно-политических реалиях что-либо изменить? Россия пока сохраняет формальный административный контроль над огромной территорией Зауралья только потому, что на данном этапе ее поглощения наследникам империи Юань так технологически удобнее. 24 января 2017 года заявлением Пескова правители Московии публично подтвердили, что они это геополитическое обстоятельство с мудрым смирением принимают.

Оригинал

Наш Трампушка что-то вякнул , как хорошо бы было вместе с путинской Россией противостоять растущей мощи Китая. В МИДовских архивах нашлась заготовочка.

14 июня 1941 года

ТАСС заявляет, что: по данным СССР, Германия также неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении, как и Советский Союз, ввиду чего, по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы, а происходящая в последнее время переброска германских войск, освободившихся от операций на Балканах, в восточные и северо-восточные районы Германии связана, надо полагать, с другими мотивами, не имеющими касательства к советско-германским отношениям.

24 января 2017 года

В Кремле не рассматривают размещение китайских баллистических межконтинентальных ракет Дунфен 41 у границ с Россией в качестве угрозы. Какие-либо действия в плане развития вооруженных сил Китая, если эта информация соответствует действительности, то, по крайней мере, военное строительство в Китае не воспринимается как угроза для нашей страны.
Китай является стратегическим союзником и партнером России как в политическом, так и в торгово-экономическом плане, и в Москве дорожат этими отношениями.

Сирийскую катастрофу 2013 года я комментировал по ходу событий. Как и в предыдущем (иракском) тексте приведу сначала некоторые свои суждения того времени, а затем попытаемся оценить их в сегодняшней ретроспективе:

Открытое внешнее вмешательство в сирийскую войну террористов ливанской «Хезболлы» и иранского Корпуса стражей исламской революции заметно изменило баланс сил и позволило Асаду достичь ряда военных успехов и продолжить массовые убийства суннитов.
Что, в свою очередь, активизировало призывы оказать помощь повстанцам. Египет порвал дипломатические отношения с Сирией и потребовал введения no fly zone. Резко обострилась дискуссия внутри США. Обаме пришлось ещё раз пробормотать что-то о красной черте – применении Асадом химического оружии (в твердой уверенности, что тот эту черту никогда не переступит) – и о возможных поставках вооружений умеренным повстанцам.

И вот здесь Асад и Путин делают тот «блистательный ход» и реализуют ту «виртуозную интеллектуальную комбинацию», что привели в такой одинаковый восторг сливки русской интеллигенции Евгению Марковну Абальц и Александра Андреевича Проханова и вместе с ними все прогрессивное человечество.
«Путин сделал блистательный ход… Абсолютно блистательный ход… То, что Путин предложил быть миротворцем в условиях, когда никому не хочется влезать в этот кошмар, да, это блистательный шаг» — счастливо вскрикивала одна.
«А главное, Путин обошел его в сирийском вопросе. Вот это поразительная виртуозность Путина, который, не обладая авианосцами, обладая достаточно слабой экономикой, не обладая такой мощной разведкой, он сумел. Он и его окружение (мидовцы), они сумели вырваться вперед и навязать миру русскую концепцию. А Обама в данном случае остался в тени, он проиграл вот в этой схватке интеллектов и вот этих виртуозных конструкций» — орал маралом на пике наслаждения другой.

21 августа Асад нанес ракетный химический удар по предместьям Дамаска, удерживаемым оппозицией. Погибают более тысячи мирных жителей. Мелкое рутинное злодеяние для диктатора, который до этого убил уже сотню тысяч своих сограждан, не дающее ему никаких военных или даже чисто садистских дивидендов. Стратегическое и политическое значение этой акции заключается исключительно в том, что Асад демонстративно и вызывающе пересек красную черту, неосторожно проведенную американским президентом.

Разумеется, Асад и Путин немедленно заявили, что это оппозиция сама себя атаковала ракетами с химическими боеголовками. Эта версия немедленно подтвердило интервью благочестивой настоятельницы православного монастыря матушки Агнесс Мариам Ас-Салиб известному своей безупречной репутацией каналу «Russia Todaу», но, к сожалению, она была опровергнута данными химической и баллистической экспертиз двух комиссий OOН.

В России все кремлевские пропагандоны и пропагандоншы повторяли по спущенному темничку один и тот же «убедительный» аргумент специально для прогрессивной общественности — да, возможно, Асад злодей, но он же неглупый человек, он не мог не понимать, к каким последствиям приведет его химический удар.

Совершенно верно! Асад и Путин, может быть, и не спинозы, но оба они прекрасно понимали, что химический удар Асада 21 августа приведет именно к тем последствиям, к которым он и привел на самом деле. Они вычислили Обаму. Он был ими взвешен, и найден очень легким. Они вычислили, что Обама вынужден будет как то реагировать на пренебрежительное отношение к своей красной черте, на шокирующие сцены гибели детей на экранах всех мировых телеканалов, что он произнесет какие то громкие осуждающие слова, но в то же время отчаянно будет искать возможности этими словами и ограничиться. Вот тут-то Путин и Асад и предложат ему спасающий ему лицо рояль в кустах под названием план химического разоружения.
Буквально в течение нескольких дней циничная пиар-конструкция Путина-Асада позволила им полностью подменить в мировом восприятии содержание сирийской повестки дня и одним махом реализовать целый комплекс важнейших для себя целей:

— свести сирийскую трагедию исключительно к вопросам «химического разоружения»;
— оградить Асада от любой перспективы даже минимального (поставки оружия) вмешательства Запада на стороне оппозиции;
— позволить ему тем самым оставаться у власти и продолжать с помощью «Хезболлы», Ирана и России уничтожать суннитское население;
— более того, превратить этого суперсерийного убийцу и изгоя в уважаемого государственного деятеля мирового масштаба, с которым ООН будет вести тягучие переговоры по практической реализации пакта Керри-Лаврова о химическом разоружении;
— закрепить в общественном сознании кремлевскую интерпретацию международного права как священного права любого людоеда делать все, что ему вздумается, с вверенными ему в управление людишками, если только его крышует в Совете Безопасности сам Путин;
— поднять мировой и внутрибригадный авторитет Михал Иванычакак эффективного решалы и одновременно поборника международного права и борца за мир во всем мире.

Как эта новая внешняя ситуация повлияет на внутреннюю динамику сирийской катастрофы? Прежде всего резко возрастет роль и влияние радикальных исламистов. Два года назад сопротивление cуннитского большинства, вообще начинавшееся с мирных демонстраций, было преобладающе светским. Полная дипломатическая изоляция Асада заставила бы его или его окружение искать пути мирной трансформации режима. Cекта, составляющая 10 % населения, в любом случае не может править вечно.

Однако возобладал лукавый тезис российской пропаганды, который с удовольствием заглотило и западное общественное мнение и западные лидеры: нельзя помогать оппозиции, мы приведем к власти джихадистов. Он оказался верен с точностью наоборот. Именно невмешательство мирового сообщества в систематическое унитожение алавитской сектой Асада, вооруженной советским и российским оружием, суннитской общины привело к радикализации суннитов и к росту влияния исламистов-интернационалистов, которые предстали в роли их единственных защитников.

Между тем, такое развитие вовсе не было фатальным. При минимальной поддержке извне светской оппозиции, объединенной в «Армии свободной Сирии», сами сунниты выгнали бы из Сирии ментально чуждых им средневековых фанатиков как иракские суннитские племена изгнали в 2007 году пришедших им помогать воинов-интернационалистов Аль-Кайды. (Сейчас джихадисты туда снова возвращаются, но это уже другая история, следствие глупости американцев и сектантского шиитского правительства Аль-Малики.) Летом этого года участились вооруженные столкновения суннитов с джихадистами, пытавшимися навязывать населению свои варварские шариатские порядки.

Реализация пакта Керри-Лаврова, закрывающего глаза на все преступления режима ради химеры «химического разоружения», приведет к самому негативному сценарию. Асад убьет еще десятки или сотни тысяч людей, будут разрушены все социальные структуры суннитской общины. Но даже с политическим прикрытием Путина и примкнувшего к нему Обамы Асаду просто физически не удастся уничтожить все суннитское население (14 млн. человек). У значительной части суннитской молодежи не останется другого выхода, как пополнить ряды джихадистов , чьи эмиссары устремились в Сирию. Этот сценарий уже осуществляется. Лишенные всякой поддержки извне, деморализованные реакцией Запада на «блистательный ход» Асада-Путина многие бойцы «Армии свободной Сирии» присоединяются к джихадистам из «Исламского государства Сирии и Ирака», с которыми они ещё недавно враждовали.

Страна, расположенная в центре Ближнего Востока и не так уж далеко от российских границ грозит превратиться в худший вариант Афганистана при талибах — в резервуар исламистского террора, готовый выплеснуться наружу. Как могло «прогрессивное человечество» дойти до такой степени интеллектуального и нравственного маразма, чтобы называть ЭТО миротворчеством и урегулированием сирийского конфликта и требовать присуждения Путину (почему не совместно с Асадом?) нобелевской премии мира?

Прошло три года. Можно подвести некоторые итоги. Огромный резервуар исламистского террора, как и предсказывалось, создан. В Сирии взлет ИГИЛа произошел после сделки Путина-Обамы, положившей конец надеждам умеренной суннитской оппозиции на поддержку Запада.

В ИГИЛе, ставшем центром притяжения и источником вдохновения для исламистских фанатиков всех стран, сражаются уже тысячи русскоговоряших бойцов — с Кавказа, Средней Азии, Поволжья. «Новая газета» опубликовало сенсационный материал о том, как ФСБ снабжает иностранными паспортами, а, по-существу, сознательно направляет в Сирию кавказских воинов джихада.
Количество беженцев из Сирии, уже к 13-му году исчислявшееся миллионами, резко возросло. Большинство из них хлынуло в Европу. Бегут они от войны. От бомбардировок Асада и от зверств ИГИЛ’а, выросшего как на дрожжах после химической сделки Путина-Обамы.

Кстати, о химическом разоружении. Его не произошло. Нет, конечно, какие-то канистры неизвестного назначения публично уничтожались перед камерами или даже вывозились из Сирии на кораблях. Но сегодня снова регулярно приходят сообщения об использовании Асадом химического оружия. И на прошлой неделе Москва в который раз крышевала его в Совете безопасности, когда комиссия ООН доказала, что сирийское правительство использует ОМУ.

Если все вышеперечисленное — крупный внешнеполитический успех встающей с колен России и ее национального лидера, то пусть наши мидовские «дебилы, б…» так прямо и скажут, что именно этих целей они с самого начала и добивались.

Серию этих достижений Путин решил год назад увенчать резким усилением военного присутствия РФ в Сирии вплоть до прямого участия в боевых действиях на стороне Асада для начала силами авиации и морской пехоты совместно с подразделениями «Хезболлы» и иранских Стражей Исламской революции.

Безумие этой идеи — ввязаться в конфликт, переросший в дикую средневековую религиозную войну, бросить в ее топку жизни российских военнослужащих для защиты обреченного диктатора-палача — настолько очевидно, что его не прикрыть никаким лицемерным блеянием о национальных интересах России на Ближнем Востоке, сохранении военного плацдарма в стратегически важном регионе, противостоянии однополярному миру. Да и почти не слышно этого блеяния даже от самых отъявленных пропагандистов, на которых печатей давно негде ставить. Потому что Это хуже чем Афганистан кремлевских старцев.

Загадка привязанности Путина к Асаду не объясняется никакими мудреными геополитическими соображениями. Спасение Асада, удержание его власти хотя бы над каким-то клочком сирийской территории — для Путина глубоко личностная иррациональная сверхценная идея. Это уже не об Асаде. Это прежде всего о его собственной личной безопасности. В его геополитической картине мира демонические силы зла одержимы целью последовательно сокрушить всех титанов сопротивления однополярному миру — Кадаффи, Асада, Путина. Ужасный конец Кадаффи произвел на него глубокое впечатление и укоренил его в этом убеждении.
С тех пор прикрытие задницы Асада стало всепоглощающей идеей российской внешней политики. А сама эта задница была возведена в ранг сакральной ценности «Русского Мира» и будет в таковом качестве находиться, пока оба государственных деятеля остаются во власти.

Осень 16-го патриарх российской клептократии встречает в гораздо худшей позиции, чем триумфальной осенью 13-го, вскружившей голову без пяти минут Председателю Земного шара.
Объявленная им безбожному Западу гибридная мировая война обернулась серьезными поражениями.
Провозглашенная им лучезарная Новороссия — первый шаг на пути к великому Русскому Миру — скукожилась до бандитской Лугандонии, которую он сам же отчаянно пытается втолкнуть обратно как раковую опухоль в политическое тело Украины.
Не сработала и попытка ядерного шантажа Запада. В ответ на радиоактивный пепел Киселева, трясущиеся Искандеры Семенович, мудрые предостережения «независимого военного аналитика» эксперта Тренина НАТО разместила свои подразделения в прибалтийских странах, не оставив никаких сомнений в том, что окажет им военную поддержку в случае нашествия зеленых человечков.

У оказавшегося в результате своей авантюры в украинском капкане Путина нет хороших ходов. Но и бездействие, топтание на месте для него опасны. У зомбированного его же пропагандой обывателя возникает страшное подозрение: «Царь не настоящий?!».

Поднимая ставки, отправляя ограниченный контингент зеленых человечков на бессмысленную бойню в далекую Сирию, Путин надеется еще раз перезагрузить свою телевизионную легитимность. Но он ошибается. В цейтноте и в цугцванге он забывает тяжелое слово «Афган», ставшее архетипом российского коллективного подсознания. Эта тяжесть четверть века назад уже раздавила гораздо более сильную державу. Никакой телевизор не заставит мнение народное поддержать новый Афган. Военная повестка дня уже не увлекает телепузиков.

У него есть и другая целевая аудитория. Запад, с которым он ведет гибридную войну и с которым, осознав, что он ее проигрывает, с апреля 2015 года добивается «нового мирного сосуществования» на своих условиях. Это здесь в России он будет рассказывать нам, что, спасая Асада, он продолжает священную войну с заклятыми пиндосами.
А самим пиндосам он пытается продать свою операцию по спасению Асада как конструктивный российский вклад в общее дело прозападной коалиции против ИГИЛа. И срубить с них за этот вклад отмену или хотя бы смягчение санкций и молчаливое согласие на крымнаш.

Ну и для укрепления духовных скреп получить ещё один дополнительный бонус. Второй раз подряд развести гарвардского лоха по Сирии это же для бывшего дрезденского опера почти как дважды пострелять из маузера Дзержинского и оба раза метко попасть в цель.

Подполковник Путин повторяется, полагаясь на дурную бесконечность своего режима. И кое-что, надо признать, у него получается. И это уже третья подряд катастрофа ближневосточной политики уходящей американской администрации.

Символом беспредельного цинизма и наглости одной стороны и жалкой беспомощности другой стал бесконечный сериал Керри и Лаврова в которой наш матерый дипломатище безусловно играет роль доминантного самца, демонстративно опускающего своего партнера самыми извращенными способами.

Вот уже год Москва занимается в Сирии именно тем, зачем она туда пришла. Деловито уничтожает физически не-ИГИЛовскую, ориентировавшуюся на Запад суннитскую оппозицию секте «легитимного» диктатора Асада. Для того, чтобы в Сирии осталось только два субъекта: кремлевский клиент Асад и кремлевский Ледокол-2 ИГИЛ, используемый Москвой как инструмент давления на ненавистный Запад.

Параллельно в качестве сопутствующего ущерба уничтожаются и мирные граждане – жители Алеппо и прочие всякие туркоманы, о существовании которых наш национальный вождь и слухом не слыхивал. Он же с отеческой гордостью за новый облик российских ВКС справедливо заметил, что они приобретают в сирийской кампании уникальный опыт намного эффективнее и дешевле, чем в ходе военных учений.

И при этом в ногах у наших «миротворцев» путается госсекретарь США, бегая по всему миру за своим доминантным партнером и после каждой новой встречи восторженно восклицая: «О, Сэергэй, Сэергэй! Как конструктивно мы поговорили с Сэергэем!»

Чем объяснить это удивительное угодничество американцев перед кремлевскими в Сирии? Ведь они не могут не видеть очевидных фактов и не понимать, who is Mr. Putin и чем он занимается в Сирии. И они же продемонстрировали способность достаточно адекватно реагировать на путинскую гибридную агрессию в Украине и в Прибалтике.

Но на Ближнем Востоке США оказались жертвами и заложниками своих катастрофических ошибок, неспособность и упрямое нежелание признать которые ведет их к новым капитуляциям. На исходе своей администрации Обама отчаянно стремиться прикрыть все свои провалы липовым пактом Лаврова-Керри о якобы мирном урегулировании в Сирии и о якобы совместной борьбе России и США против ИГИЛ’а.

Что касается «совместной борьбы», то эта уступка Белого Дома достаточно успешно внедренной в американское политическое сознание мантре, которую в наиболее законченной форме безостановочно повторяет окруженный кремлевскими агентами болван Трамп: «Наш основной враг — ИГИЛ, Путин борется с ИГИЛ, поэтому мы должны отбросить все наши мелкие разногласия и объединиться с Путиным. Для победы над ИГИЛ’ом нам нужны русские.»

Впервые темничек «Сотрудничайте с Кремлем, иначе вас будут взрывать» был полномасштабно отработан путинской пропагандой и ее вашингтонской идеологической резидентурой (грэмы, саймсы, киссенджеры, роджанские) после теракта братьев Царнаевых на бостонском марафоне.
С тех пор все более откровенный и циничный шантаж кремлевской пропагандой населения и руководства Европы и США нарастал после каждого масштабного теракта исламистов: снимайте санкции и начинайте сотрудничать с нами, иначе вас будут продолжать взрывать.

Не «русские», засевшие в Кремле, нужны США для победы над ИГИЛ’ом, этим в понимании Кремля полезным для него Ледоколом-2, разрушающим Запад. США для победы над джихадистами нужны были иракские сунниты, спасшие их в 2006-2007 годах от позорного финала иракской войны, изгнавшие Аль-Кайду и нуждавшиеся в минимальной поддержке.

Им нужны были сирийские сунниты, восставшие против диктатуры палача Асада, которым Обама лично торжественно обещал защиту по крайней мере от химического нападения «легитимных» властей.

И те, и другие были преданы американской администрацией. Готовящаяся новая сделка Керри-Лаврова призвана монументально завершить триптих предательства всех тех на Ближнем Востоке, кто связывал свои надежды с Западом.

Москва прекрасно понимает желание Обамы прикрыть свой ближневосточный срам на несколько месяцев какой-то бумажонкой, предоставив разбираться с последствиями своему преемнику. Поэтому она ужесточает свои требования и Лавров с удовольствием нагибает несчастного Керри в различных точках земного шара.

Москва объявляет всех противников Асада террористами, выдав себе лицензию на их уничтожение вместе с гражданским населением, чем она открыто и демонстративно занимается, превращая вместе с Асадом в руины осажденный Алеппо. Но и этого мало. Вишенкой на торте унижения Обамы является настойчивое путинское предложение американцам поучаствовать в совместных бомбардировках «террористов». Кремль хочет повязать американцев с собой кровью, совместными военными преступлениями. Тем самым и обезопасить себя от будущего Гаагского трибунала: «Ну как же! Мы ведь вместе с американцами бомбили! На виселицу? Только после тебя, дорогой Джон!»

Совместную российско-американскую бомбардировку Алеппо, если она состоится, можно будет поставить рядом с первым Парадом Победы 2-ой мировой войны – генерала Гудериана и комбрига Кривошеева в Бресте в сентябре 1939-го года. Новая антигитлеровская коалиция, о необходимости которой так много говорилось кремлевскими пропагандистами год назад, приобретет зримые черты новой гитлеровской.

P.S. В ночь с 9 на 10 сентября в лучших традициях Молотова-Риббентропа Лавров и Керри подписали в Женеве пять секретных протоколов к своему пакту. Настолько чувствительных, что ознакомить с их содержанием кого-либо, кроме «легитимного» Асада, они категорически отказались. Но ключевую информацию можно извлечь из их совместной пресс-конференции: брошенных на ней характерных фраз и традиционной интонации партнеров – заискивающей у Керри и по барски повелительно-снисходительной у Лаврова.

Главный итог – воздушный Парад Победы госсекретаря Керри и мининдела Лаврова состоится! Совместным российско-американским бомбардировкам быть!

Вот ключевая фраза Лаврова, наполненная просто оргаистическим торжеством: «Я очень рад, что Джон произнёс важную вещь. Он сказал, что США твёрдо намерены бороться с «Ан-Нусрой» и что те, кто считает, что борьба с «Ан-Нусрой» — это уступка России, глубоко заблуждаются. Это важная констатация, потому что очень многие подозревали, что США на самом деле не очень-то горят желанием с «Ан-Нусрой» бороться, а берегут её на случай, если придётся использовать так называемый план Б для свержения режима. И сегодняшнее заявление Джона я горячо приветствую.»

Eще бы! Он только что окончательно дожал безвольного Керри, вырвав у него, наконец, за пустые обещания хорошего поведения легитимного Асада согласие на совместный парад.
В Алеппо нет боевиков ИГИЛ. Среди повстанцев есть боевики Ан-Нусры, воюющие и против Асада и против ИГИЛ’а. Ан-Нусра, может быть, и не очень приятная идеологически организация, но она никогда не предпринимала враждебных действий против России. Что же мы так зациклились на этой Ан-Нусре?
Двухходовка Лаврова заключалась в том, что сначала он заставил Керри включить Ан-Нусру в список террористических организаций, подлежащих уничтожению. А потом представил ему «данные» о том, что в каждом районе Алеппо есть какое-то количество боевиков «Ан-Нусры», а потому необходимо продолжать бомбить весь город и уничтожать всех противников социально близкого Кремлю мясника Асада, даже тех, кто только в будущем сможет вырасти в его противника. И он великодушно пригласил США поучаствовать в казни Алеппо — этом триумфе воли «Русского мира».
А вот и ответная ария американского партнера:
«And by all accounts, the Assad air attacks have been the main driver of civilian casualties and migration flows and the most frequent violations of the hostilities. Our agreement should put an end to the barrel bombs, an end to the indiscriminate bombing of the civilian neighborhoods, and it has the potential to change the nature of the conflict…We would then work together to develop military strikes against Nusra. We must go after these terrorists – not indiscriminately, but in a strategic, precise, and judicious manner.»

Раньше вас, суннитов, бомбил ваш легитимный президент Асад. Бомбил, надо прямо сказать, безобразно, жестоко, использовал бочковые бомбы, проводил ковровые бомбардировки, что вело к многочисленным жертвам среди гражданского населения. Отныне с этим решительно будет покончено. Природа конфликта принципиально изменится. Сэргэей уже договорился с господином президентом, что теперь бомбить вас будем исключительно мы с Сэргэем.

И мы вам обещаем, что делать мы будем ЭТО исключительно точечно, избирательно, ответственно и благоразумно (!) (judiciously). Вы там держитесь.

Оригинал

24 августа 2016

Банальность зла

Руслан Николаевич Пухов, директор центра анализа стратегий и технологий, член Общественного совета Министерства Обороны РФ – заметная фигура в кремлевском военно-пропагандистском аппарате. Но, пожалуй, впервые ему было доверено проведение активного мероприятия столь серьезного масштаба.

За прошедшие два года Кремль проиграл две войны, развязанные им под знаменем бредового «Русского мира». Первая – с независимой Украиной – была проиграна прежде всего в сердцах и умах русского населения Украина, в подавляющем своем большинстве оставшегося верным украинскому государству и его европейскому выбору. Завезенными со всей России дегенератами-садистами моторылами, гиви, бабаями, снабженными «Градами» и «Буками» выиграть войну оказалось невозможным. Лучезарная Новороссия скукожилась до бандитской Лугандонии.

Два года велась гибридная война против прибалтийских стран, сопровождаемая разнузданным ядерным шантажом. Июльский саммит НАТО в Варшаве дал недвусмысленный ответ на назойливый гитлеровский вопрос Путина «Вы готовы умереть за Нарву?»:

«Мы, 28 стран, будем в случае российской агрессии защищать Эстонию, Литву, Латвию, как и любую другую страну-члена НАТО, а вы лично, г-н Путин, готовы умереть за Нарву?»

После внешнеполитических поражений диктаторские режимы обычно теряют власть. Некоторое время иллюзию продолжающихся побед можно еще поддерживать в телевизоре бессмысленными и беспощадными бомбардировками далекого Алеппо. Но наиболее хитрозадые кремлевские «мыслители» (включая влиятельного Федора Луи) уже более года подталкивают национального вождя к мысли о необходимости «нового мирного сосуществования» или «новой большой сделки» с Западом.

Сразу же после исторического саммита НАТО, значительно прояснившего стратегическую ситуацию в Европе, в Вашингтон был отправлен парламентер с  докладом «Russia’s Military Response to the NATO Warsaw Summit». Представленным, разумеется, на дружественной площадке Center for the National Interest, руководимого легендарным советским «диссидентом» Дмитрием Цимесом.

Предварительно параметры «большой сделки» были анонсированы Пуховым 15 июля в опубликованной в газете «Ведомости» статье «Наша карта Африки».

Пуховское urbi et orbi состоит из двух частей. Первая вводная и банальная:

«Москва демонстративно игнорирует всю натовскую истерию вокруг Прибалтики, давая понять, что она не намерена угрожать прибалтийским и скандинавским странам и Польше и не ищет здесь конфликта.»

Ну, естественно, как страна, обладающая такой охренительной духовностью, вообще может кому-либо угрожать или искать где-то конфликта?! Но вряд ли стоило приезжать в Вашингтон, чтобы торжественно сообщить столь благую весть, в которую на слово никто не поверит, кроме разве одного Цимеса. Да и тот исключительно по долгу службы.

Приехал Пухов ради презентации второй части своего «Марлезонского балета». Она сенсационна ошеломляющей откровенностью и заслуживает быть воспроизведенной в том числе и для будущего международного трибунала во всей своей преступной полноте:

«В то время как западные СМИ и аналитики терзаются судьбой «Сувалкинского коридора» в Литве, Россия в последние полтора года последовательно монтирует внушительную военную группировку на всей протяженности границы с Украиной.

На севере этой границы в 2015 г. воссоздана 1-я гвардейская танковая армия, в состав которой помимо «элитных» подмосковных 2-й гвардейской Таманской мотострелковой и 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизий включена также 6-я танковая бригада в Нижнем Новгороде, а самое главное – новая 144-я мотострелковая дивизия, формирование которой начато в 2016 г. в районе Смоленска и Ельни.

Южнее – из Нижнего Новгорода в Воронеж было передвинуто управление создаваемой практически заново 20-й общевойсковой армии. Ее ядром теперь становится возрождаемая (после расформирования в 2009 г.) 10-я гвардейская танковая дивизия со штабом в Богучаре. Весь регион Курской, Белгородской и Воронежской областей активно насыщается войсками, включая переброску сюда двух мотострелковых бригад, а в дальнейшем, видимо, здесь возможно формирование еще одной дивизии.

Наконец, в Ростовской области, с 1989 г. практически лишенной общевойсковых частей, начато создание 150-й мотострелковой дивизии в Новочеркасске. Распространяются сведения о возможности создания здесь еще одной армии в подчинении Южного военного округа с соответствующим дальнейшим наращиванием ее состава.

Смысл всех этих мероприятий очевиден – на границе с Украиной (где еще три года назад вовсе не было войск) российской стороной создаются три серьезные группировки, способные в случае необходимости на севере нанести стремительный удар в направлении Киева (до которого от российской границы через Чернигов 270 км), а южнее – создать две мощные «клешни» для охвата и стратегического окружения основной группировки украинской армии на Левобережье Украины, и без того скованной на линии фронта с самопровозглашенными республиками в Донбассе. У Украины попросту отсутствуют (и в обозримом будущем не могут быть созданы в силу ресурсных ограничений) военные силы, способные парировать удар этих группировок и в целом противостоять возможной крупномасштабной «глубокой» операции российской стороны. И это при том, что у России имеются еще значительные резервы в Южном военном округе (в виде двух армий – 49-й и 58-й) и в Центральном и Восточном военном округах (в которых, по имеющимся данным, планируется сформировать еще три дивизии). Активно идет и перевооружение ВВС, ПВО и армейской авиации в регионах «южнее Москвы».

Таким образом, нынешнее российское военное планирование и строительство подчинено главному и фундаментальному сегодня для Москвы вопросу в области безопасности – украинскому. Утратив с 2014 г. практически все значимые рычаги влияния на Украину, кроме силовых, российское руководство вынуждено сделать ставку именно на них. Создание мощной группировки на украинском направлении позволит Кремлю расширить спектр силовых возможностей реагирования на украинскую ситуацию».

Шоковая терапия второй части призвана вызвать по контрасту доверие у адресата. Да, скифы мы, азиаты мы с раскосыми и жадными глазами. Мы готовимся растерзать государство самого близкого нам этнически и исторически народа, убив при этом в ходе сокрушительных ударов и «клешней» сотни тысяч его граждан, государство, отказавшееся от своего ядерного оружия под наши торжественные гарантии его безопасности и территориальной целостности. И каков же casus belli ? Да очень просто, объясняет Пухов – мы должны реагировать на украинскую ситуацию.

Действительно, бегство Украины из цепи постсоветских паханатов представляет смертельную угрозу для правящей в России клептократии. Успех Украины стал бы заразительным примером для российского общества.

Западу предлагается набросок «большой сделки» – вы закрываете глаза на нашу расправу с Украиной, а мы избавляем вас от экзистенциального выбора – столкновения в Прибалтике с ядерной державой с неадекватным лидером. Так и быть, мы признаем ее принадлежащей к вашей сфере влияния. Ну, а уж Украина соответственно принадлежит к нашей.

Пухов и его кураторы в своих расчетах безусловно вдохновлялись знаменитым пассажем Обамы в его интервью «Atlantic» о том, что русские хотят изнасиловать Украину больше чем мы, американцы, хотим ее защитить и с этим придется считаться.

Но нельзя же при всей слабости, безволии и беспринципности американской администрации держать их за последних лохов. Даже если госсекретарь Керри в ходе своих многочисленных визитов в Москву делает все возможное, чтобы оставить именно такое впечатление.

Во-первых, НАТО не нуждается ни в каких унизительных гарантиях безопасности Прибалтики, выписанных путинской Дзюдохерией. Во-вторых, кто бы Украину не сдал, она никогда не сдаст себя, украинский народ будет сражаться с наследниками Орды, его так или иначе будет поддерживать весь мир и пуховские «клешни» очень быстро обернутся удавкой на шее путинского режима и его вождей.

Так что, Пухов приехал в Вашингтон как мошенник, торгующий воздухом. И был там до неприличия назойлив, что лишний раз подтверждает, в каком отчаянном положении находятся лица, пославшие его.

Он даже слил с потрохами наших китайских братушек (те запомнят и никогда не простят северным варварам), обещая что в случае компромисса за счет Украины РФ могла бы встать на сторону США в стратегическом треугольнике Вашингтон-Москва-Пекин.

Но во всей этой пуховской истории потрясает прежде всего даже не глупость и бесперспективность затеянной Кремлем торговли, сколько чудовищность необратимой трансформации за последние 2-3 года коллективного сознания российского «истеблишмента». Процитированный выше текст, который еще несколько лет назад воспринимался бы как патологический бред, сегодня проходит в российской политической тусовке по линии банального мейнстрима.

Пухов вовсе не производит впечатление демонического злодея. Средний российский чиновник-буржуа он старается выглядеть в американской аудитории раскованно добродушным, шутит по поводу своей тещи, упоминает детишек и внучат.

Но занимается он в Вашингтоне как раз тем, за что лет 70 назад была повешена дюжина главарей германского рейха, включая министра иностранных дел – подготовка агрессивной войны и создание для этой агрессии благоприятного международного контекста.

Вряд ли наш маленький Пу удостоится чести оказаться на одной скамеечке на главном процессе с большим Пу. Но на свои два пожизненных срока он уже заработал. Проверяя ссылки, я натолкнулся на еще одну его замечательную публикацию «Полигон будущего: российская военная кампания в Сирии».

С восторгом счастливого половозрелого идиота Верный Руслан упивается замечательными возможностями новой увлекательной игрушки-стрелялки:

«Российская воздушная операция в Сирии остается наиболее ярким военно-политическим событием современности.

Для ВКС России действия в Сирии стали беспрецедентно важной операцией, позволившей впервые получить опыт обширной наступательной кампании во взаимодействии различных видов авиации, при координации с сухопутными войсками и с иностранными партнерами (Сирия, Иран, Ирак).

Сирия стала отличным полигоном для масштабной отработки новой тактики и нового вооружения ВКС. Впервые задействованы самые современные самолеты Су-30СМ и Су-34 (а теперь и Су-35С), используются крылатые ракеты.

Сирийская кампания – самое крупномасштабное задействование отечественных военно-воздушных сил со времен войны в Афганистане (!), а по сложности и интенсивности боевого применения, удаленности района действия вообще не имеет аналогов для российской и советской авиации, что воочию демонстрирует современный облик Воздушно-космических сил России.»

Конечно, для создания этого замечательного облика приходится для убедительности в качестве сопутствующего эффекта убивать людей, бомбить племена каких-то никому неведомых туркоманов, как выразился старший Пу, безнаказанно уничтожать с воздуха осажденный Асадом Алеппо.

Пу младший в этом отношении достаточно откровенен. В отличие от старшего он не гонит пургу о страшных террористах, которых надо встречать на дальних рубежах, чтобы они не пришли к нам в Подмосковье:

Официальной целью кампании заявлено противодействие «Исламскому государству» (ИГ, запрещено в России). С другой стороны, достаточно очевидно, что едва ли не главной задачей российской интервенции в Сирии является поддержка сирийского президента Башара Асада.

Абсолютно согласен с Пу без всяких «едва ли не». Но почему все же мы решили побомбометать именно здесь, чтобы поддержать президента Башара Асада, уже «легитимно» убившего сотни тысяч своих сограждан, и позволить ему с нашей активной помощью уничтожить еще пару другую сотен тысяч суннитов. В чем сакральная цель кремлевских? Где в Сирии их заветный Херсонес?

На этот вопрос еще в самом начале сирийской кампании авторитетно ответил наш суперкрот, регулярно бухающий с самим Риббентропом:

Наша цель – сохранение единственного сейчас режима на Ближнем и, скажем, Среднем Востоке, который открыто в нас нуждается. А режим Асада, руководство Сирии критически абсолютно нуждается в поддержке Российской Федерации и Путина.

Прочтите это еще раз внимательно, по буковкам. Во-первых, кремлевские клептократы никому не нужны на Ближнем Востоке – как, собственно, и в любом другом регионе мира, включая, разумеется, и постсоветское пространство. Это они понимают, но в силу внутриполитических обстоятельств им жизненно необходимо постоянно торчать в телевизоре в качестве брутальных решал, азартно поднимающих ставки в геополитическом казино.

К счастью для них, нашелся на Ближнем Востоке диктаторский режим, развязавший гражданскую войну, в которой погибли уже сотни тысяч людей, ненавидимый суннитским большинством, поддерживаемый в регионе только двумя террористическими шиитскими организациями – «Хезболлой» и «Корпусом стражей исламской революции».

И последнее.

Я категорически не согласен с популярным в либерально-гламурной среде мемом – 15 процентов продвинутых «сливок нации» противостоят 85 процентам «имперских ватников». Посмотрите на уродов, беснующихся в поганых телешоу или публикующих «аналитические» статьи в журнале «Россия в глобальной политике «. Нет там мифических рабочих Уралвагонзавода. Среди порождающих безумные смыслы «экспертов» все поголовно как раз из той социальной среды, которая мнит себя «сливками нации» или «мозгом нации». Наш маленький Пу один из них. Именно на этой среде и лежит в первую очередь ответственность за русскую катастрофу начала ХХI века.

Оригинал

16 августа 2016

Игра в слепоту

Пятнадцать лет назад простоватый Джордж Буш, растроганный буквально до слез путинской заготовочкой о спасенном на пожаре крестике, глубоко заглянул ему в глаза и увидел там какие-то замечательные вещи. Мне даже пришлось ответить на эту его реплику целой книгой — Another Look into Putin’s Soul. Растущая репутация Дональда Трампа как «пуделя Путина» способствует сегодня стремительному самообразованию американского истеблишмента относительно тех сторон путинского режима, на которые он, этот истеблишмент, до последнего времени не отваживался взглянуть.

Прежде всего это растущий объем данных, свидетельствующих о стратегическом сотрудничестве Кремля и запрещенного в России «Исламского государства», об использовании Москвой террористов как своего рода «Ледокола-2», инструмента ослабления и разрушения Запада:

  • Положенный ранее под сукно доклад финансовой разведки США о торговле нефтью (бочками с русской кровью, по выражению Путина) Башара Асада и «Исламского государства», патронируемой Кремлем;
  • Наличие в рядах «Исламского государства» тысяч граждан России и бывших советских республик, сотни из которых были снабжены ФСБ российскими загранпаспортами и направлены на Ближний Восток в качестве своего рода воинов-интернационалистов;
  • Характер боевых действий российской авиации в Сирии, уничтожающей (при попустительстве и даже молчаливом содействии Обамы и Керри) суннитских повстанцев, сражающихся с Асадом и с «Исламским государством», и поддерживающее их гражданское население;
  • Все более откровенный и циничный шантаж кремлевской пропагандой населения и руководства Европы и США после каждого масштабного теракта исламистов: снимайте санкции и начинайте сотрудничать с нами, иначе вас будут продолжать взрывать.

Сталинский ледокол «Адольф Гитлер» использовался исключительно для внешнеполитических целей. Все свои внутриполитические задачи к началу большой геополитической игры кремлевский горец уже решил, став абсолютным диктатором. Путинский же ледокол «Радикальный ислам» – через развязывание второй Чеченской – изначально был заточен в основном на внутреннюю повестку дня, на захват власти. Но Путин понимал, что его режим, совсем иной, нежели сталинский, тем не менее также не может быть долговечен без профилактического переформатирования окружающего его пространства.

Во-первых, постсоветское пространство должно оставаться под жестким контролем Кремля, чтобы ни одна из его стран не смогла вырваться из цепи воровских посткоммунистических режимов и тем самым стать крайне нежелательным примером для граждан России.

Во-вторых, Запад должен быть до такой степени запуган, соблазнен, развращен, чтобы не только не поддерживал беглянок (Грузию, Украину), но под конвоем возвращал их обратно в «зону привилегированных интересов» российской клептократии.

Вот характерные чисто конкретные рекомендации «доброго следователя» Сергея Маркова: нужно срочно прекращать конфликт России и Запада из-за Украины. «Хунту» заменить техническим правительством, изменить Конституцию, убрать неонацистов, провести новые свободные выборы. «Киевская хунта» – это одно из главных препятствий для совместной борьбы США, ЕС и России против террористов". В роли «злого следователя» выступал некий скептически настроенный парламентарий на «Вечере с Соловьевым», который «не уверен, что одного теракта в Париже хватит, чтоб начали разговаривать с Путиным». А премьер-министр Медведев прямо заявил на своей пресс-конференции: теракты в ЕС и остальном мире происходят по той причине, что страны Запада держат курс на изоляцию РФ.

Кремлевская мафия почти открытым текстом предлагает Западу крышу от дальнейших терактов, но, разумеется, на своих жестких условиях. То, что Москва имеет агентуру и обладает определенным влиянием в джихадистских структурах, давно не секрет. Это и люди, завербованные еще КГБ по линии «национально-освободительных движений», и саддамовские офицеры, обучавшиеся в СССР и составляющие сегодня кадровый костяк отрядов «Исламского государства», и молодая поросль кавказских воинов Аллаха, заботливо опекаемых ФСБ.

Впервые темничек «Сотрудничайте с Кремлем, иначе вас будут взрывать» был полномасштабно отработан путинской пропагандой и ее зарубежной агентурой после теракта братьев Царнаевых на Бостонском марафоне. Но любой американский прокурор, журналист, политик, пожелавший узнать правду о теракте Царнаевых, мог бы убедиться, что «Бостонский взрыватель был давно заряжен» («Новая газета», 27 апреля 2013 года). Старший Царнаев, до того как совершить теракт, восемь месяцев провел в России под контролем ФСБ. Он, не скрываясь, отправился из США в Россию через аэропорт Шереметьево, зная, что Москва официально предупреждала американцев: Царнаевы связаны с исламистами, и его по этому поводу дважды в США допрашивали.

Царнаев никогда не решился бы это сделать, если бы не был абсолютно уверен, что в России он будет в полной безопасноcти. И действительно, под наблюдением ФСБ он путешествовал по Кавказу, встречался с активистами подполья (несколько человек демонстративно ликвидировали после этих встреч). Сам же Царнаев остался жив и невредим, спокойно вернулся в Москву и благополучно отправился в США навстречу своей судьбе.

Когда же уже после теракта в Москву прибыла делегация сенаторов США посотрудничать с российскими коллегами в деле расследования, коллеги послали сенаторов лесом, заявив им: никакого Царнаева в России в 2012 году не было. А один из американских дипломатов, сопровождавших делегацию, стал жертвой провокации спецслужб: ему предложили передать секретные сведения и затем картинно задержали под телевизионные камеры.

Американское руководство и руководители американских правоохранительных органов наверняка знают правду об организаторах бостонского теракта. Однако они не решаются взглянуть этой правде в глаза – слишком чудовищна она и слишком серьезных потребовала бы выводов и действий. Но продолжающаяся игра в слепоту может привести к новым трагедиям.

Дональд Трамп – это ценнейший агент Путина в Америке, такой, какого у советской системы и у КГБ не было за всю историю СССР. Самая большая ценность Трампа в том, что его никто не вербовал, ему никто не платил и никаких подписок он не давал. Поэтому формально разоблачить Трампа в этом качестве невозможно. Просто, как исключительно полезный безграмотный буржуазный идиот, он собирается на президентском посту добиваться именно тех целей, о которых мечтает Путин: фактический уход США с мировой арены, развал НАТО, сдача Украины на полный произвол Кремля.

Трамп – самовлюбленный персонаж, искренне считающий себя патриотом Америки. А вот кто настоящие давние фактически платные агенты Кремля – так это его ближайшие сотрудники: руководитель избирательной компании Пол Манафорт и советник по России Картер Пейдж. Оба они годами работали за громадные деньги у российских олигархов и у Виктора Януковича. Манафорт был советником бывшего украинского президента долгие годы, руководил в 2008 году его избирательной кампанией, продолжал работать на «Оппозиционный блок» и после бегства Януковича. Манафорт и Пейдж прекрасно знают, за что и на кого они работают, они всячески подогревают и закрепляют пропутинские тренды своего клиента. «Наш основной враг – «Исламское государство», Путин борется с терроризмом, поэтому мы должны отбросить все наши мелкие разногласия и объединиться с Путиным» – вот нехитрый штамп, внушаемый в сознание Трампа Манафортом и Пейджем.

Готовность Трампа к сдаче Путину Восточной и Центральной Европы – в какой-то степени продолжение схожих тенденций политики Барака Обамы. Все же помнят интервью президента США журналу «Атлантик», в котором едва ли не буквально сказано: русским хочется изнасиловать Украину намного сильнее, чем нам хочется ее защищать, так будет всегда, и нам придется с этим считаться. Это откровение показывает, что подобные настроения усталости от глобальной ответственности характерны для американского политического класса. Поэтому кандидатура Трампа является идеальной точкой сборки для носителей такого рода взглядов. Но Обама по крайней мере не отказывается от обязанностей США как члена НАТО, и подпись американского президента под жесткой декларацией недавнего саммита НАТО лишний раз это подтверждает. А Трамп максимально эксплуатирует всегда существовавшие в США изоляционистские настроения.

Такие настроения (объективно прогитлеровские) были сильны в США накануне Второй мировой войны. Президенту Франклину Рузвельту стоило больших трудов убедить американский народ в необходимости сопротивления фашизму в Европе. Характерно, что Трамп позаимствовал для своей кампании лозунг изоляционистов 30-х годов – America First.

Иногда приходится сталкиваться с мнением, что, став президентом, Дональд Трамп не сможет реализовать свои разрушительные внешнеполитические установки, столкнувшись с системой сдержек и противовесов в американской политической системе. Но дело в том, что изоляционистов, сторонников отказа от североатлантических обязательств (убежденных или щедро проплачиваемых Кремлем) достаточно много во всех эшелонах американского истеблишмента, включая экспертное сообщество. Все они будут активно использовать Трампа с его огромными возможностями главы исполнительной власти для претворения своих установок в жизнь.

Характерно, что ни одного слова даже по поводу самых нелепых утверждений Трампа не проронили до сих пор такие гуру американской внешней политики, как Генри Киссинджер и Збигнев Бжезинский. Ну, с первым все ясно. Киссинджер и его ближайший советник по России Том Грем уже более десяти лет обслуживают интересы Кремля. Прочтите любую их публикацию, чтобы в этом убедиться. А вот до «железного Збига» длинные руки Лубянки дотянулись сравнительно недавно, после начала украинского кризиса – со щедрым пожертвованием одного из придворных олигархов в пользу возглавляемого ветераном-антисоветчиком Центра стратегических и международных исследований СSIS. После чего старик Бжезинский неожиданно увлеченно заговорил о финляндизации Украины.

Сегодня, судя по опросам общественного мнения, Хиллари Клинтон опережает Трампа. Но представьте себе, что где-то в середине октября в Америке произойдет мегатеракт с явным участием исламистов, большим количеством жертв, а президент Обама, как всегда, будет говорить: ислам тут ни при чем, ислам – это прекрасная религия мира. Это, конечно, вызовет раздражение американских избирателей и привлечет на сторону Трампа новых сторонников.

У Трампа есть возможность прийти к власти, и такой исход грядущих выборов окажется колоссальной победой Путина. Будущий госсекретарь в кабинете Трампа, спикер палаты представителей в 90-х, не маргинал в большой политике (в отличие от самого Трампа), а напротив, cream of the creams американского истеблишмента Ньют Гингрич заявил недавно, что Эстония – это пригород Санкт-Петербурга, и он не собирается ради нее идти на риск ядерной войны с Россией. Подобная сентенция – сама по себе громадная победа двухлетнего откровенного ядерного шантажа Запада Кремлем. По существу, это прямое приглашение «вежливым зеленым человечкам» отправиться в очередной отпуск сначала в страны Балтии. Интересно, знает ли Гингрич, что он дословно повторяет аргументацию Сталина, объявившего войну Финляндии, якобы самой своей географией угрожавшей безопасности Ленинграда. Какой музыкой сфер звучали в Кремле слова Гингрича, объявившего капитуляцию США от имени будущего президента Трампа!

Отказ США от военной защиты страны-члена НАТО, от принципа ядерного сдерживания будет означать конец НАТО, конец США как мировой державы, уход Запада из мировой истории. Это громадный соблазн для идеологов и практиков «Русского мира», и Путин, несомненно, серьезно размышляет над тем, как таким шансом воспользоваться и, главное, как этот шанс максимально увеличить.

Сегодня Путин в шаге от, казалось бы, немыслимой геополитической победы и не остановится ни перед чем, чтобы не упустить уникальную возможность выиграть Третью мировую войну «малой кровью на чужой территории». Взлом серверов избирательного штаба демократов может оказаться лишь маленькой невинной шалостью.

Оригинал

«Говорят в контору пришел какой то мужик, его
боится сам Бортников. Кто такой, не знаю…»
Из Твиттера.

Масштабы чистки нового дворянства впечатляют. Губернаторы, генералы спецслужб сначала как нашкодившиеся щенки подвергаются ритуальному телевизионному опусканию в мультимиллионное валютное дерьмо, нажитое ими непосильным трудом на благо Русского Мира, а затем отправляются в узилище.

Арестовываются вернейшие из вернейших, те самые, которые, клялись есть меньше, но защитить Путина. Вот в тюрьме и будут есть меньше. Пацан сказал, пацан сделал.

С каждым новым номенклатурно-уголовным скандалом все громче заявляет о себе яркая звезда, стремительно восходящая на нашем карательном небосводе.

Генерал Сергей Королев, целительный меч, беспощадно отсекающий гниющие члены переродившегося окружения национального лидера. Включая даже  ближайших соратников по мюнхенским, простите, дрезденским пивным.
В одной из прежних жизней его звали полковник Михаил Рюмин и от прежнего вождя он получил письменную инструкцию «Бить, бить, бить!» Тоже сверкнул ярким, но недолгим взлетом на закате диктаторского режима.

Закончил он по всем законам жанра расстрельной стенкой, у которой даже не смог отчаянно воскликнуть «Позвоните, пожалуйста, товарищу Сталину, он обещал сохранить мне жизнь!» Товарищ Сталин к тому времени уже более года как не отвечал на телефонные звонки, сраженный дыханием Чейна-Стокса.
К кому следующему пришлют доктора Королева или вызовут докторов покруче к  самому Королеву, предсказать сегодня в деталях невозможно. Но сдавать друг друга все эти рыцари кимоно и кинжала будут еще долго и с легкостью необыкновенной.

Как Бастрыкин немедленно сдал своих замов и как Путин сдал самого Бастрыкина Бортникову.
А ведь верный Бастрыкин, назначив организатором и заказчиком убийства Немцова некоего шофера Мухудинова, приостановил опаснейшую аппаратную атаку Бортникова на Кадырова, Золотова и самого Путина.
Удовлетворит ли бортниковских жертвоприношение «старосты» или же они с удвоенной энергией потребуют допросов Геремеева, Делимханова, Кадырова, у которого, кстати, всенародные выборы на носу ?
А если у них самих спросят, кто обеспечивал убийцам прикрытие на Москворецком мосту ?
И все же на чьей стороне играет загадочный и демонический Рюмин-Королев, резко усиливающий свои позиции внутри ФСБ ?
Заказывает ли Путин новых жертв или сдает их Королеву или Бортникову, не в силах их защитить ? Сдает и плачет.
Тоже, ведь, она по своему несчастная вся эта лубянская братва. Путин не собирался становиться ни Сталиным, ни Андроповым. Ему по душе всегда был ближе образ не палача, а романтического бандита. В юности он мечтал стать Леней-самбистом, а в зрелые годы Борисом Абрамовичем Березовским. Очень переживал его трагическую гибель.

Вы уж там не перестреляйте все друг друга из табельного оружия, пацаны. Оставьте кого-нибудь для Гааги. Для чистосердечного. И по «Боингу», и по Немцову, и по Беслану, и по взрывам домов. Лучше самого главного.

Проблемы у режима не с пиплом.
Проблемы у режима с самим собой. И не персональные, а методологические и экзистенциальные, неизбежные для такого рода режимов. Центральная из них – проблема метапрограммирования, проблема дурной бесконечности, которую пытались решить Рассел и Уайтхед в Principia Mathematica, к которой обращались Эшер в изобразительном искусстве и Бах в музыке.

Проблема, в размышлении над которой надорвался и окончательно соскользнул в безумие мозг выдающегося архитектора административной вертикали Ульянова-Ленина.
Последней дошедшей до нас строчкой рукописи пролетарского вождя, работавшего над нетленной статейкой «Как нам реорганизовать Рабкрин?», стал его растерянный вопрос: «А кто же будет контролировать контролеров?..».
Когда все вокруг зачищено, кто же будет зачищать чистильщиков?

В откровенно тоталитарной системе проблема решается или, по крайней мере, сдвигается во времени пожизненной несменяемостью альфа-самца.
В квазитоталитарной системе, по тем или иным причинам вынужденной играть в управляемую (суверенную, народную, подлинную) демократию, попытка решить проблему самозачистки приводит к сшибке в сознании, чреватой гибелью мозга.

«Я не могу выйти, потому что мои рога не пролезут в дверь», – остается воскликнуть в отчаянии несчастному альфа-самцу.
Рога действительно отросли большие.

Эволюция любой авторитарной иерархической структуры, будь то подвешенное на чекистский крюк государство, мафиозный клан, первобытное племя или прайд хищников в африканской саванне, подчиняется ряду общих закономерностей, диктуемых функциональной природой подобных систем.

Эти структуры могут быть весьма устойчивыми и успешными при решении определенных локальных задач, но для всех них чрезвычайно болезненной становится неизбежно встающая перед ними рано или поздно проблема смены вожака стаи.
Особенно в случае очевидной и фатальной для племени изношенности вождя.

В полном соответствии с законами жанра и заветами дедушки Фрейда спустившемуся с Карпатских гор арийскому племени c дополнительной хромосомой духовности очень долго демонстрировался обнаженный торс могучего альфа-самца производителя, посаженного на лошадь.
В коллективное подсознание встающего с колен женственного племени до самого не могу загружалась мобилизующая матрица сакрального покрытия мифологическим кентавром.

Альфа-самец в прайде не может теперь, войдя вдруг в философическое настроение, объявить себя «духовным лидером» стаи и устраниться от повседневной общественной и физиологической жизни прайда.
Молодые самцы немедленно перетрахают всех его самок и разорвут «духовного лидера» в клочья. И племя долго еще будет сотрясать «политическая нестабильность».

Вся эта клоака « суверенной демократии «, заточенной под одну единственную особь, рухнет с ее (особи) уходом, погребая под уже хлынувшими олимпийскими нечистотами конкурирующие шайки кшатриев-торгашей, пронзающих друг друга своими чекистскими крючьями.

Уходить нельзя.

А остаться – значит навсегда закупорить страну в мертвой системе, лишить ее последнего ресурса исторического времени, оказаться в положении пожизненного заложника, а в перспективе – мычащего Ленина в Горках или лежащего в луже собственной мочи Сталина на полу ближней дачи в Кунцево.

Уходить нельзя остаться.

Но с 27 февраля 2015 года стало ясно, что этот острейший персональный вопрос будет решать уже не сам альфа-самец, а его осмелевшее окружение.

Так же как с 14 октября 1952 года, когда на пленуме только что избранного XIX съездом ВКП(б) Центрального Комитета КПСС товарищ Сталин самонадеянно анонсировал очередную зачистку своих тонкошеих вождей.

И так же как с 27 октября 1962 года, когда товарищ Хрущев вынужден был пойти на капитуляцию в кубинской ядерной авантюре.

Зачистке Сталина (14.10.52 – 5.03.53) посвящены десятки документальных и художественных произведений.
Одно из самых сильных из них, на мой взгляд, – роман братьев Вайнеров «Евангелие от палача». Чрезвычайно актуальное чтение.

Параллели поразительны.
Прежде всего ожесточенная грызня спецслужб у трона и у двери в опочивальню слабеющего диктатора.

Берия, в качестве первого шага заговора убирающий Власика, многолетнего вернейшего охранника Сталина.

Бортников, устами Муратова и Яшина разоблачающий роль Золотова как заказчика убийства Немцова, и тем самым замахивающийся сразу на двух путинских власиков – Кадырова и Золотова.

Новый завет от палачей пишется сегодня на наших глазах наследниками славных чекистских традиций.
Сакральное убийство Немцова, в котором были повязаны все спецслужбы страны, а не просто горстка отмороженных чеченцев – не причина, а удобный повод для дерзкого вызова силовиков альфа-самцу. Не пепел убиенного Бориса Ефимовича стучится в их горячие сердца, а холодный расчет диктует им использовать расследование этого убийства для атаки на своего давнего противника. Они всегда ненавидели путинский проект «Кадыров», лишивший их, как они полагают, «победы» в Чечне, но до недавнего времени не решались перечить «начальнику».

Провал безумных мифологем «Русского мира» и «Новороссии» подточил духовные скрепы воровского режима.
И подорвал его экономические устои, серьезно обострив отношения с западными партнерами по разграблению России. Объем утилизируемого бабла резко сократился, что неизбежно провоцирует войну всех вооруженных структур друг против друга. Кипит их разум возмущенный и в смертный бой за сохранение своих опричных паев вести готов. Это для режима уже дыхание Чейна-Стокса. И никакая национальная гвардия в 400000 штыков не защитит потерявшего свою мистическую удачу вождя племени от гнева фрустрированных подельников.

Есть, конечно, и особенности, неизбежные приметы нового времени.
Под кремлевским ковром появились принципиально иные бульдоги, о которых и не слыхивали в далеком 53-м. Шакро-молодой на равных соперничает за сферы экономического влияния с новыми дворянами Бортниковым и Бастрыкиным. А как же могло быть иначе, если одним из духовных отцов-основателей путинской Дзюдохерии был Леня-самбист.

«Либерал-рыночник» Шувалов, любитель бездомных элитных сучек, защищающих честь России, возводит для них Царь-квартиру, из которой чистильщики увезут его прямиком в Царь-камеру.
А как же могло быть иначе, если среди других отцов-основателей были Санька-облигация, Рома Абрамович и дедушка наших «либеральных экономических реформ», бросивший пиплу от лица всех шуваловых и латыниных Дзюдохерии бессмертную фразу в стиле Марии-Антуанетты: «У вас ничего не украли. У вас ничего не было!».

Но какие бы мерзавцы (а других там просто и не может быть в принципе) ни пришли к власти в результате дворцового переворота, отстранившего Михал Иваныча, переворот этот станет позитивным событием, резко ослабляющим режим в целом.
Во-первых, хунте не удастся создать мобилизующий миф о новом спасителе отечества – для этого потребуется слишком много времени. Во-вторых, зачистив Путина, они будут вынуждены обосновывать переворот и легитимизировать собственную власть обличением его преступлений, а это обличение неизбежно коснется и их самих.

Так что власть постпутинской хунты будет неустойчивой и не очень продолжительной.
И подданные улуса Джучи, надорвавшегося в своей жалкой попытке братского изнасилования Киевской Руси, получат еще один, скорее всего, последний шанс стать свободными людьми. Другой вопрос, пожелает ли генетически модифицированная восемью столетиями рабства популяция этим шансом воспользоваться.

Оригинал

Оригинал — Радио «Свобода»

Завтра в Варшаве открывается саммит НАТО, на котором альянс попытается робко и застенчиво под окрики немецкого (шредеровского) министра иностранных дел – прекратите бряцание оружием – противостоять четырьмя символическими батальонами-заложниками гибридной войне, развернутой Кремлем против трех балтийских государств. Войне, одним из ключевых инструментов которой, является откровенный ядерный шантаж.

Уместно вспомнить накануне этой встречи об альтернативной внешнеполитической реальности как об упушенной возможности.
« Эпоха, когда Россия и США рассматривали друг друга как врага или стратегическую угрозу, закончилась. Россия и США уже действуют как партнеры и друзья, давая ответ на новые вызовы XXI века. Наши страны являются союзниками в глобальной борьбе против международного терроризма… Доверительное партнерство России и США является одним из важнейших приоритетов российской внешней политики. Между Россией и США существует общее видение угроз международной безопасности… Угроза России — это не глобальная ядерная катастрофа или агрессия со стороны США и НАТО. Угроза для России таится на Кавказе и азиатской границе «.

Перу каких жидомасонов, атлантистов или интернет-власовцев принадлежат эти строки?! Какая опасность может таиться на азиатской границе, когда мы  обнимаемся на Урале в ходе совместных военных маневров с китайскими братушками, впервые со времен Чингисхана дошедшими туда от берегов Янцзы? Си и Пу слушают нас, слушают нас. Вместе идут народы. Какие международные террористы имеются в виду? Может быть, такие выдающиеся деятели современного национально-освободительного движения как Машаль, Насралла, Асад?

Не буду томить тебя более, «патриотический» читатель. Справедливо возмутившие вас кощунственные слова принадлежат Владимиру Владимировичу Путину. Цитата из подписанной им вместе с Джорджем Бушем декларации московского саммита в мае 2002 года плавно перетекает в цитату из его выступления на встрече с сотрудниками МИДа в июне того же года.

В. В. Путин был совершенно прав. Он знал, что говорил. За полгода до этого, пойдя наперекор большей части своего окружения и практически всего российского политического истеблишмента, он впервые в русской военной истории, не потеряв ни одного солдата, чужими (американскими) руками решил важнейшую задачу обеспечения безопасности страны на Юге. Россия на практике обнаружила, что США как союзник могут стать эффективным инструментом решения задач ее национальной безопасности.

Это новое знание могло кардинальным образом изменить геополитическое мышление российского политического класса. Президент как «самая выдающаяся посредственность российского политического класса» раньше и лучше многих оценил новые реальности и новые возможности. Сказался здоровый прагматизм и, если хотите, цинизм чекистского опера средней руки и отсутствие в голове идеологической каши, характерной для самодовольной мидовской тусовки. Но тьмы лавровых, примаковых, карагановых, третьяковых, пушковых, мигранянов, никоновых и иже с ними постепенно опустили его до своего уровня ритуальной борьбы против расширения НАТО и за сохранение договора ПРО как краеугольного камня стратегической стабильности.

Забавно было наблюдать в тот короткий период российско-американского сближения за дискурсом нашего внешнеполитического мейнстрима. Глухое сопротивление прагматическому курсу на стратегическое партнерство с США в сочетании с ордынской холопской покорностью вертикали власти порождали у «элиты» тяжелую форму когнитивного диссонанса. Контент-анализ корпуса публикаций сводился к характерной результирующей выжимке : «Антинародный предательский внешнеполитический курс президента В.В. Путина всецело поддерживаем и одобряем».

Перспектива доверительного партнерства России и США серьезна напрягла не только российскую политическую «эдиту». Интересная беседа произошла у меня где-то в середине 2002 года с французским послом Claude-Marie Blanchemaison. Он пригласил к себе на обед без всякого протокольного повода (юбилейная дата, приезд начальства из Парижа), а значит по очень серьезному для него поводу меня и Дмитрия Тренина. Так что у меня есть свидетель. До сих пор с удивлением вспоминаю ту прямоту , с которой господин посол решительно взял быка за рога после первого же бокала прекрасного французского вина :

«Мы во Франции чрезвычайно обеспокоены вашим растушим сближением с США. Мы привыкли видеть Россию как естественного союзника Европы, более того как органичную часть Большой Европы. А что касается Франции, то история нашего с вами теснейшего культурного, цивилизационного взаимопроникновения началась еше задолго до появления США на политический карте мира».

Дмитрий Витальевич как профессиональный военный разведчик-дипломат произнес в ответ что-то обтекаемо политкорректное. Я же принял предложенный послом формат откровенности и, согласившись с ним во многом и напомнив о замечательных стихах Пушкина, авторских переводах с французского, и о целых страницах «Войны и мира», написанных по-французски, плавно перешел к вопросам текущей военной политики –

« После убийства Масуда продвижение Талибана в бывшие среднеазиатские советские республики стало реальной опасностью, что создавало серьезную проблему для России в момент, когда практически все наши боеспособные подразделения были скованны на Кавказе. Американские союзники своей операцией в Афганистане выполнили за нас основную часть грязной работы и сняли непосредственную угрозу нашей безопасности с Юга. Они сделали это не из благотворительности по отношению к России, а по гораздо более серьезным мотивам : наши военно-политические интересы в конкретный момент в конкретном регионе совпали. Такая же ситуация может повториться и в других регионах мира, на Дальнем Востоке, например. Пренебрегать единственной в мире сверхдержавой как потенциальным военным союзником было бы крайне нерасчетливо».

C тех пор прошло 14 лет и  меня ни разу больше (даже в день 14 июля) не приглашали во французское посольство.
Посол Blanchemaison доходчиво изложил нам суть французской внешней политики. Тшеславному французскому политическому классу необходимо любыми средствами поддерживать прежде всего для своего собственного самочувствия сладкую иллюзию «Grandeur du France». Для этого желательна атмосфера соперничества, а еще лучше конфронтации России и США, в которой Франция еще со времен Де Голля привыкла демонстрировать свою особую роль мудрой европейской державы. Доверительное партнерство, а тем более реальный военно-политический союз России и США лишили бы французов прелестей этой увдекательной игры в геополитической песочнице.
Со временем и немцы приобрели вкус к такому же внешнеполитическому балету. Недаром же Штермейер заговорил недавно о Германии как об «indispensable nation». В чем-то он, безусловно, прав. Сам он и его патрон Шредер absolutely indispensible сегодня в качестве холуев на путинской бензоколонке.

Но вернемся в далекий 2002 год. Когда к упрямому сопротивлению российского политического класса присоединились такие европейские коллеги как Ширак и Шредер, выдерживать свой прагматический курс на сближение с США оперу-президенту стало еще сложнее. Охмурили в конце концов мидовские ксендзы нашего Козлевича. Затянули его в свою тоталитарную внешнеполитическую секту.

Сначала внушили понравившуюся ему идейку, что да, может, неплохо бы было пойти на партнерство с США, но давайте поставим им одно обязательное условие – признание ими всей территории стран СНГ зоной привилегированных интересов и доминирования России. Как я подробно разъяснил и даже, позволю себе сказать, разжевал в своей предыдущей колонке, эта навязчивая идея доминирования стала крупнейшей психиатрической катастрофой XXI-го века, разрушившей российскую внешнюю политику.

Неспособность политического класса России внутренне психологически воспринимать всерьез независимость стран СНГ, его поразительная глухота к возможной реакции партнеров, духовная лень, не позволяющая попытаться взглянуть на себя их глазами, – все это порождает саморазвертывающийся цикл отчуждения и вражды на всем постсоветском пространстве.

И Запад здесь совершенно не при чем. При всем своем желании он не смог бы предоставить России вожделенное доминирование. Его никогда не будет по очень простой причине – мы ни по каким параметрам не являемся центром притяжения и мы никому из наших соседей на хрен не нужны с нашими амбициями и претензиями. Четверть века не могут понять эту элементарную вещь наша правящая клептократия и ее идеологическая обслуга. И каждое свое новое поражение в отношениях со странами СНГ вызывает у них новый взрыв обиды на проклятый Запад (который-де гадит нам как англичанка в XIX веке ) и стойкой враждебности к нему.

А уж если народы этих стран пытаются освободиться от собственных клептократий – клонов путинской -, то это панически воспринимается кремлевской мафией как посягательство на ее священное право грабить добрый свой народ и объявляется 4-ой мировой войной, развязанной декадентским англо-саксонским миром против православного Русского Мира.

И из глубин больного подсознания российской «элиты», включая ее самую выдающуюся посредственность, вырываются наружу и гуляют в телехороводе такие бесы ! Сколько их? Куда их гонят? Что так жалобно поют? Домового ли хоронят?

арийское племя , спустившееся с гор и распространившееся на пол-мира до форта Росс, дополнительная хромосома духовности, отрежем так, что не вырастет, в радиоактивный пепел превратим, сакральный Херсонес наш, война до последнего финна, встанем за спинами женщин и детей и будем мочить в сортире, помидорами не отделаетесь.

Можно только представить себе, какой бесовский шабаш об агрессивном НАТО, готовом обрушиться на Святую Русь, поднимется на пропагандистских телешоу 10 июля по итогам варшавского саммита, визгом жалобным и воем надрывая сердце мне.

Истерики не будет только в тихих кабинетах российского Генштаба. Прекрасные профессионалы, работающие там, внимательно наблюдали за ходом подготовки к саммиту и лишний раз утвердились в своем убеждении, что НАТО несмотря на всю свою внешнюю мощь является крайне неэффективной военной организацией в силу двух фундаментальных причин.

Во-первых, это союз 28-ти суверенных демократических государств, руководство каждого из которых чувствительно к колебаниям собственного общественного мнения, что чрезвычайно затрудняет коллективное принятие решений в предвоенной и военной обстановке.
Во-вторых, современное постиндустриальное общество совершенно не готово нести военные потери, во всяком случае в войне, не угрожающей непосредственно его существованию. Неприемлемый ущерб для него меньше чем потери в ДТП.

Агрессивная наступательная операция НАТО против РФ просто невозможна в принципе. Это азбучная истина для любого военного аналитика. Более того серьезные сомнения вызывает способность НАТО эффективно защитить Прибалтику в  случае резкой эскалации российской гибридной агрессии. Москва играет не в шахматы, а в покер. В чисто военной сфере решающее преимущество Дзюдохерии заключается в ее готовности повышать как угодно ставки вплоть до применения ядерного оружия, в  абсодютном презрении к ценности человеческой жизни — чужих и тем более собственных граждан.

Вот вам базовый сценарий : блицкриг в Прибалтике, блокада Сувалкского коридора и угроза ядерного удара по Варшаве в случае попытки НАТО прорвать ее. Кстати он уже моделировался во время российских штабных учений 2013 года. Только там была не угроза удара, а сам удар. Ну, а в 2016 до удара не дойдет. Германия выйдет из НАТО и канцлер Штермейер срочно вылетит в Москву по маршруту Риббентропа с теми же мирными предложениями и даже с теми же самыми картами из архива.

НАТО проиграет 4-ую мировую войну. Запад спасает только  то, что ее уже выиграла без единого выстрела Финансовая разведка США, скромное подразделение US Department of The Treasure. В войне с сегодняшним выходящим на пенсию Западом могли бы победить фанатики-аскеты. Но к счастью для нас и для чедовечества на  их месте в Кремле оказались нувориши-гедонисты из питерской подворотни.

Оригинал — Радио «Свобода»

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире