partofair

Кусок эфира

24 марта 2017

F
Передача «Все так». Тема: Эдуард Исповедник и истоки английской национальной истории

Н. Басовская Эдуард не бьется.

А. Венедиктов Много воинов. Своя дружина. Много денег. Много земель.

Н. Басовская А Эдуард не бьется за свои королевские права. Все-таки, видимо, он действительно… Индивидуальный такой характер, натура этого человека. Он должен кому-то подчиняться, в чьем-то русле находиться. Вот так до юности мама… мама Эмма решала все за него, быть ему здесь или плыть ему туда, называться королем, не называться. И вот он в этом, видимо, нуждается, и находится всегда такой человек. Вот нашелся такой Годвин. Ну, может быть, теперь уже судьба Англии решена. Где-то она останется…

А. Венедиктов Отдельно.

Н. Басовская Сама по себе.

А. Венедиктов Да.

Н. Басовская Да, да.

А. Венедиктов Отдельно, отдельно.

Н. Басовская Может быть все-таки, выпав из виртуальной империи и не виртуальной империи, условно говоря, империи Канута…

А. Венедиктов Да. Викингов. Да.

Н. Басовская … викингской, она никуда больше не попадет, вот будет наконец… обретет свою историю.

Читать эфир полностью >>>

Передача «Курс Потапенко»: Как заработать на уличных кубиках?

Дмитрий Потапенко: Ну, логичный вопрос, собственно говоря, откуда вы берете клиентов? Ну, вот, про Монако – это вообще такая, уникальная история. Откуда клиент вдруг ни с того, ни с сего поверил какой-то команде, у которой, ну, по формальным признакам за душой, ну, грубо говоря, как у латыша, что называется, фиг да душа (есть такая русская пословица)? Ну, по сути дела, чего у вас там? Пустышечная печать, на которой ни активов, ничего, ну, в лучшем случае офисок, там, метров на 50, пусть и даже в самом центре. Ну, так, по-честному-то. Ну, я так понимаю, что это так оно и есть.

Михаил Семёнов, основатель и руководитель компании QBIK: Еще есть склад на 700 квадратов.

Д.ПОТАПЕНКО: А, ну, склад, хорошо, ладно.

М.СЕМЁНОВ: С большим количеством оборудования.

Д.ПОТАПЕНКО: Склад где-нибудь с деревяшками, которые могут сгореть в любую секунду, но, тем не менее, дай бог им здоровья, чтобы так оно не произошло. Где-нибудь в Подмосковье. Ну, все-таки, вот, как появился клиент из Монако? Я так понимаю, что это кто-то был из родных, близких или приведенных?

М.СЕМЁНОВ: Абсолютно издалека. У меня более 50% клиентов – это сарафанное радио, люди, которые пришли либо им посоветовали, либо они увидели на мероприятии. И так как я большой акцент делал на фестивалях… А на фестивали приходят все организаторы. Люди приходят туда отдохнуть, у них хорошее настроение, поэтому приходят туда с хорошим настроением (повторился, извините).

И Монако пришло, собственно, так же. Мы сделали День города, и одна из площадок была в Саду имени Баумана. И Слава Полунин занимался организацией этой площадки (ну, не суть), и мы там сделали небольшой фудкорт. И на столбике кубика была информация, было написано QBIK.pro. Всё.

Д.ПОТАПЕНКО: Ну, понятно. То есть был адрес вашего сайта.

М.СЕМЁНОВ: Адрес сайта. Зашли, позвонили. Через примерно месяц мы связались. Естественно, для меня это было необычно, потому что я… Компании полгода, совсем молодые были тогда. У меня тогда был 100 метров квадратных склад и, в принципе, больше ничего, и одна помощница. Но пришли, и зацепило именно то, что их задача была максимально выделиться в Монако. Люди там обеспеченные достаточно, они, в принципе, ну, уже всё видели, им скучно, там, жить как минимум. Вот.

И зацепило их то, что визуально это было достаточно уникально. Ну, этого, в принципе, в мире нет до сих пор, да? То есть, есть же продолжатели, ну и всё, в принципе. Вот.

Им понравилась цена, потому что они даже считали на месте, сколько стоит произвести – в 3 раза реализация проекта дороже.

Д.ПОТАПЕНКО: То есть вы банально везли сосну из России в Монако?

М.СЕМЁНОВ: Да. Не поверите. Одна фура, 2,5 дня сборка и полдня демонтаж. Вот. Конечно, я…

Д.ПОТАПЕНКО: Ну, в Монако, конечно, или где-нибудь во Франции сложно было бы найти, конечно, сосну и что-то из этого близкое, конечно. Не могу не согласиться. Но неужели там в какой-нибудь Польше или чего-нибудь рядом с этим, этого не существовало? Потому что тут еще это затамаживать, потом вывозить – это же вообще трэш-трэш. Ну, то есть ценник должен был как крыло от «Боинга» быть приблизительно с вывозом этой фуры.

М.СЕМЁНОВ: Да. А мы сдавали в аренду, у нас была система и всё. Привезли, увезли, быстренько собрали. И там еще был интересен кейс в том, что мы полностью организовали площадку. Мы продумали, мы сделали, что в этом месте у вас шатер, VIP-шатер, здесь у вас сцена, которую мы тоже сделали, здесь у вас фудкорт, здесь маркет, детская зона. И, в принципе, всё готово, вплоть до электрообеспечения. Площадка то есть под ключ. Это, конечно, риски были для самого клиента, но справились.

Д.ПОТАПЕНКО: Ну, клиент то, что вам поверил, что называется, пионеру лагеря «Солнышко», который, что называется, никогда такого не делал. Ну, клиент рисковый, конечно, оказался, сразу скажу.

М.СЕМЁНОВ: Да. Ну, все довольны остались. И я жив, как видите.

Д.ПОТАПЕНКО: Ну, это самое главное, что, да… Потому что это хорошо, когда довольны. Когда возникают косяки, тут основная проблема.

Читать эфир полностью >>>>

Эфир передачи «Бомбардиры»

Василий Уткин: Сейчас довольно большое количество людей занимается так называемым эскапизмом. Они не интересуются политическими актуальностями.
Вот предположим, я каждый год езжу в Крым. Это не так, но предположим. И вот я туда езжу-езжу, езжу-езжу… И в какой-то момент вдруг выясняется, что там почему-то перестали стоять украинские пограничники. А я туда езжу каждый год… Или просто захотел – поехал. Я не обязан интересоваться политическими какими-то…
Вот я хочу спросить. Интересно, почему Юлия Самойлова, которая съездила в Крым – почему она должна быть в каких-то своих правах поражена по той простой причине, что там почему-то перестали стоять украинские пограничники. Во-первых, по-моему они оттуда драпанули. По-моему, они оттуда сбежали. Смылись.
Я сейчас не по вопросу аннексии Крыма. Я по вопросу претензий исключительно. Вот человек приехал в Крым. Он что, виноват, что там его не встретили украинские пограничники? А почему их там нет? Чего они оттуда ушли? Вот мне просто интересно – а почему они там ее не встретили? Приехала – а там их нет. И что теперь, спрашивается?
Я приеду, допустим, в Нью-Йорк, а там нет пограничников американских. И что мне – развернуться и улетать? Это моя проблема или не моя? Это не моя проблема.

Я скажу больше. Это конечно дело другой страны, у другой страны могут быть придурковатые в чем-то законы, меня это не должно касаться, потому что я не гражданин, я не вправе там их отстаивать… Но. То, что происходит с Юлией Самойловой – это ровно то же самое, что произошло с Ильдаром Дадиным. Потому что человек не совершил ничего общественно опасного. Ничего. Но был принят дурацкий закон. А он-то ничего не сделал. Это называется «ничего не сделал, только вошел».

Честно говоря, меня мало волнует проблема представительства России на «Евровидении». Меня просто интересует вот этот вот парадокс. Человек, который на самом деле не совершил ничего противозаконного, ничего общественно опасного – он оказывается почему-то вне закона. Вот это на самом деле неправильно.
А что вы сами сделали для соблюдения этого своего закона вот на этой самой земле? Вообще-то вы даже ни разу не выстрелили. И я опять-таки не за войну. Я за последовательность просто.

И теперь оказывается, что визит в Киев девушки-инвалида… я вот сугубо о фактической стороне вопроса. Человек съездил в Крым. Всё.

Смотреть и слушать эфир полностью >>>

Передача Дилетанты. ТЕМА: Государство и церковь: в поисках компромисса, лидер социал-демократической партии Германии, кандидат в канцлеры

В. ДЫМАРСКИЙ: Вот на ваш взгляд, это проблема не только христианская, и не только исламская, это общерелигиозная, или только христианство и ислам, вы сказали, иудаизм, там тоже та же проблема существует, вот без некого противоречия между светскими законами, если хотите, светской практикой и религиозной практикой, да? Как из этого противоречия выходить? Кто выше – светскость или религиозность?

М. ПИОТРОВСКИЙ, директор Государственного Эрмитажа: Выходить отсюда надо через просвещение и дискуссии, потому что, вот что сейчас как бы замечается, что очень часто какие-то важнейшие религиозные признаки, когда признаются, когда выдаются бытовые признаки. Хиджаб – очень хорошая вещь. Хиджаб по существу, это бытовой признак, это быт, так же как и косынка, которая покрывает голову православной женщины. Это часть быта людей праведных, но это не обязательно предписание, которое должно быть. В отличие от креста у христиан, так, как будто у христиан крест – это обязательная вещь.

И очень часто в борьбе за такую свою самобытность очень много таких вещей выставляется: вот этого нельзя, этого нельзя – разные обычаи, разные иногда странные обычаи представляются как нечто абсолютно обязательное. Ну, я не знаю, например, посты многочисленные – пост один, другой, третий обязательно, допустим, для монахов, для священников, вовсе не обязателен кроме одного-двух важнейших для светских людей, хотя люди начинают увлекаться и постятся по всем возможным случаям, считая, что это вещь чисто религиозная.

Хиджабы, я рассказывал, когда летит самолет, прилетает в Эр-Рияд, то вдруг все женщины надевают прокрывала, европейские тоже, и выходят – и всем хорошо. Когда самолет обратно из Эр-Рияда прилетает в Париж, все женщины снимают покрывала и выходят. Я эту картинку когда впервые увидел в самолете, это так впечатляло, а потом привык.

Но это очень важно, ты переходишь из одной территории в другую, и на каждой территории могут быть свои вот эти бытовые правила, и надо понимать, что где-то это правила приличия. Вот есть правила абсолютно религиозной духовной жизни, а есть правила приличия, связанные с определенной религией, нужно иметь какую-то общую волю, договариваться, где это должно делаться, а где не должно. Понятно, что в Эр-Рияде все женщины должны ходить покрытые черным. Кстати, европейские женщины совершенно не переживают, им даже очень интересно какое-то время побыть вот такими закрытыми.

Читать эфир полностью >>>

Передача 48 минут. ТЕМА: Мартин Шульц, лидер социал-демократической партии Германии, кандидат в канцлеры

М. Гусман — Понравилось название статьи – «Весельчак Мартин». А он такой улыбающийся, вообще у него биография очень интересная. Надо о ней рассказать подробнее. Потому что нечасто главой такой великой страны как Германия, сегодня у него шансы как минимум 50 на 50 с Меркель. Нечасто главой такой страны может стать человек практически без образования.

А. Нарышкин – У него нет аттестата.

М. Гусман — У него даже нет аттестата зрелости.

А. Нарышкин – При всем это он знает пять языков.

М. Гусман — Это другой вопрос. В том регионе, где он жил, мы расскажем, там знает каждый второй если не пять, то хотя бы три. Потому что это район такой, где все перемешано и  границы близки.

А. Нарышкин – Аттестат об образовании ничего не значит.

М. Гусман — Понимаешь, это время покажет. Он книгочей. Он книголюб, он читал запоем…

А. Нарышкин – До сих пор говорит, что читает каждый день.

М. Гусман  — Это правда. Если по нормам формальной анкеты, то его не пустили бы даже, наверное, редактором вашей радиостанции. Потому что у вас тоже набирают только людей с высшим образованием. А вот видишь, он может стать канцлером Германии.

А. Нарышкин – Еще более интересная деталь в его биографии, которую нельзя обходить стороной. Он алкоголик.

М. Гусман — Бывший. Только не говори, что бывших алкоголиков не бывает. Это не надо. Он действительно бывший алкоголик.

Читать эфир полностью >>>

Передача A-Team.

Алексей Соломин: Хотите я вам назову еще один маленький уголочек земли, который тоже нуждается в том, чтобы привлечь людей туда, привлечь компании туда. Это полуостров Крым. Почему вы решили заниматься Черногорией, а, например, не остаться здесь, не помогать россиянам в их душеспасительных начинаниях?

Марат Гельман, галерист: Если честно, это не я решил. То есть меня отсюда вначале достаточно сильно выдавливали. То есть я в Перми создал музей – я не знаю, вы в курсе, нет – но которые до сих пор является самым мощным музеем современного искусства за пределами столиц, так скажем. Соответственно, там был цензурный скандал. Меня выгнали. Я занимался проектом «Культурный альянс», один из городов — то есть Крыма там не было – которые хотели развиваться через культуру. Сделали все, чтобы все мои партнеры, те, кто финансировал, перестали это делать, потому что ну как бы Гельман критикует Путина, бла-бла…

Сейчас, кстати, да, бывший губернатор Перми приехал ко мне в Черногорию и говорит, что «нужно благодарить всех поименно, кто тебя выдавливал». То есть сейчас получается, что вроде это я такой. Но начиналось это по-другому.

А что касается Крыма отдельно, то, конечно, я хочу сказать, что это нерешаемая задача, потому что искусство интернационально. Вообще, культурный обмен это почти то же самое, что культура. То есть нет ни одного города в мире – ни Нью-Йорка, ни Лондона, ни Москвы и уж тем более, такие территории, как Крым, — который мог бы иметь насыщенную культурную жизнь, не занимаясь культурным обменом. А Крым – изолированная территория.

Алексей Дурново: А если бы не было этой истории с выдавливанием, вы бы поехали в Крым, как поехали в Черногорию?

Марат Гельман: Нет, нет, я бы не поехал в Крым просто потому, что это нереальная задача. Кроме всего прочего, надо иметь в виду, что культурные проекты можно делать только интернациональными. Этого, кстати, не понимают у нас, в России многие, что если, например, ресторанный бизнес можно построить изолированный или сельское хозяйство. То есть, условно говоря, экономику можно себе представить, что есть труба, и кроме трубы ничего не связывает нашу страну и… А в культуре это невозможно. То есть культура, она открытая.

Читать эфир полностью >>>

Фрагмент программы В круге СВЕТА

Роман Анин, редактор раздела расследований «Новой газеты» — Это обнальщики, очень умные люди, у которых в основном математическое образование. Они даже не экономисты, не финансисты. Не математики. И это очень влиятельные люди, потому что в России отмывание денег это теневой бизнес, который приносит больше доход, чем торговля наркотиками и оружием. Потому что большая часть нашей экономики находится в серой зоне, это значит, что деньги, уклонение от налогов, контрабанда, они должны как-то обеспечиваться.

С. Сорокина – Легализовываться.

Р. Анин — Да. На самом деле у нас все ровно наоборот. Если во всем мире отмывание денег это превращение черных денег в белые, продали наркотики и хотите вложить в недвижимость, в России наоборот. Это превращение белых денег в черные. Потому что мы уклоняемся от налогов, мы все заключаем по левым схемам. И обнальщики зарабатывают на этом, сейчас в силу кризиса ставки выросли, это примерно 6-8% за обнал и примерно 4% за транзит. В те годы было примерно полтора-два процента. То есть можете посчитать, что с 700 млрд. рублей, выведенных из России, люди заработали полтора-два процента. Очень не маленькие деньги.

Читать эфир полностью >>>>>>>>>>

Передача «Разбор полета»
Гость эфира — Евгения Чудновец, воспитательница, оправданная Верховным Судом по делу о репосте в соцсети

Е.ЧУДНОВЕЦ: Они разрушают тебя как личность, но они не формируют так, чтобы ты вышел с мышлением не преступным.

Жестокость там сейчас состоит в наше время не то, что за то, что ты не слушаешься, тебя могут избить, допустим, или как-то еще навредить. Сейчас это просто унижение, женщин, допустим, по-женски. То есть ты можешь мыть одно и то же место несколько раз, например.

Они могут сказать тебе: «Отодвинь шторку, задвинь шторку…». Если ты этого не делаешь, то они тебе напоминают, что ты осужденный, а я тот-то… То есть это садистский такой у них уклон: ты обязана подчиниться. Там прямо в правилах внутреннего распорядка написано, что «вы должны при первой же просьбе сделать так, как говорит администрация, сотрудник.

Я думала, что я выйду гораздо раньше. И вот подкрепило меня, что «Время покажет» была передача. Я смотрела ее. Я специально у начальника СИЗО попросила телевизор в камеру, чтобы увидеть. Объяснила. У меня день рождения был. И вот этот эфир, и немножко отошла я в этот момент. Я думала просто: О, меня обвинили, суд вынес такое решение – может быть, я действительно, виновата? То есть у меня такое какое-то было. И когда я увидела, как люди на это смотрят, мне стало намного легче. Правда, через слезы все это прошло. Девочки, которые в камере были перепугались все: «Что с тобой?» То есть для меня это было огромное облегчение.

Читать эфир полностью>>>>

Передача «Ганапольское. Итоги без Евгения Киселева»

Частенько мы мучаемся, когда готовим программу, потому что нет героев каких-то рубрик, часто нет «Главного события», нет «Героя недели», или, например. «Редиски», чаще, конечно, «редиска» есть, а  «героя» нет. Часто наш герой носит иронический характер – типа «ну вот, герой». А мы стараемся, чтобы «герой!» был настоящим. Потому что это в  новостях у  Киселева-Соловьева говорят, что главные события почему-то происходят на Украине и у проклятого Трампа. Правда, он еще не совсем проклятый, но скоро будет.

А вот кто герой в России, кто двигает Россию вперед, кто совершает ежедневно подвиги – об этом вы не узнаете в СМИ. Сегодня тем навалом, одно событие мне пришлось даже в предисловие вынести, потому как считаю его самым главным. Это исчезнувшее письмо Януковича, где он просит ввести российские войска – помните, вначале Путин об этом обращении сказал, походя, потом Чуркин его показывал в ООЕН. Потом Чуркин почему-то умер, письмо исчезло и  свидетеля нет. Конечно, свидетель вся ООН, потому что, Оказывается, все, что там говорится и показывается, оно фиксируется. И, казалось бы, режим наш стоит на  пороге величайшего позора из-за бессовестной манипуляции и лжи.

Вот вдумайтесь, — кем нужно быть, чтобы говорить, что не было того, что всем показали, что видел мир? Может, действительно не было, может, сами написали, даже  Янеку не сказали? Короче, перед нами государственный обсирон. И знаете, что самое ужасное – то, что мир не говорит: вот, Путин приказал Лаврову, а Лавров исполнил. Или Лавров приказал Путину, или оба они приказали Медведеву. То есть, мир не говорит, что они, российская верхушка сейчас опозорилась. Мир говорит: это Россия, что с нее возьмешь. То есть, что с вас возьмешь, с россиян, которые не прятали это письмо и не мухлевали с этим письмом. Но россияне позволяют мухлевать и врать власти. Поэтому они вполне заслужили такую репутацию.

Читать эфир полностью >>>

Передача «Военный совет». Тема: 111 лет подводным силам России. Роль, задачи и перспективы развития подводных сил военно-морского флота

А. ДУРНОВО: Вот сейчас будет моя любимая рубрика – дилетантский вопрос. Виктор Николаевич, а правда, что вот личному составу экипажей атомных подводных лодок ежедневно выдается сухое вино.

В. КОЧЕМАЗОВ: Кончено, правда. И не только атомных, и дизельных тоже. Это норма довольствия, определенная приказом министра обороны, она утверждена, и в обязательном порядке всем членам экипажей подводных лодок выдается положенное ему по норме довольствия сухое вино.

А. ДУРНОВО: Я просто…

В. КОЧЕМАЗОВ: Вопросов для чего оно выдается, там много звучало. Но прежде всего, как первичная версия, по которой оно давалось – это выведение радионуклидов из организма подводников, которые раньше вот обывательская версия, которая существовала в предыдущие годы. Но вот я скажу, что по большому счету все это дается только для улучшения пищеварения организма подводника, движение которого ограничено, так как корпус подводной лодки, и длина его не позволяет активно функционировать, а в какой-то степени вот небольшие объемы вот этого сухого вина, они позволяют улучшить пищеварение. И ни коем образом не сказываются на состоянии общего состояния военнослужащих.

Читать эфир полностью >>>

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире