otvagin

Андрей Мясников

17 апреля 2017

F

Чем ближе выборы, и чем хуже социально-экономическое положение в стране, тем активнее внедряется в массовое сознание  россиян многовековая политическая страшилка – «не дай Бог без Царя», а в современном варианте – «Если уйдет Он, то в стране начнётся смута».

Эту мысль настойчиво пытаются донести до россиян все провластные политики, чиновники, силовики, и конечно, зависимые от них СМИ. Вообщем-то их частный интерес вполне понятен, и для них это очень важно, тем более что многие опасаются последующих разоблачений и даже судебных преследований…

Но нужно ли  на самом деле бояться смены власти? И не исчерпала ли себя модель ручного управления?

Во-первых, на  мой взгляд, современное российское общество стало уже достаточно взрослым, чтобы опасаться фиктивных призраков  революции. Как показывают многочисленные соц.опросы, абсолютное большинство россиян не  хочет революций и беспорядков, россияне хотят справедливости и законности, а  это достигается только через честные выборы и регулярную смену властвующих групп. В связи с этим, думаю, что нужно вернуться к 4-летнему сроку депутатских и президентских полномочий.

Те же, кто пугает россиян цветными революциями, скорее всего, прикрывают этим свои корыстные интересы.

Во-вторых, об  исчерпанности ручного управления свидетельствует трёхлетний спад в экономике страны, деградация социально-политической жизни, массовое и открытое недовольство засильем коррупции, а также существенный кризис внешнеполитических отношений, который привёл к изоляции страны. Эти объективные факторы свидетельствуют о  необходимости нового политического курса. Законная смена президента будет началом выхода из  системного кризиса, а также будет символом демократической сменяемости власти.

Считаю нужным внести поправку в действующую Конституцию РФ, и ограничить срок полномочий президента только двумя сроками, так как дальнейшее движение России  по пути демократического развития требует решительного преодоления любого авторитаризма и культов личности. Иначе возникает такое впечатление, что только один Он думает о России и её будущем благоденствии, а все остальные этого не хотят, и  мечтают о быстрейшем её распаде и  ухудшении  своего благополучия.

В качестве дополнительного условия – необходимо ослабить сверхцентрализованное управление и начать реальную федерализацию страны, чтобы регионы были экономически и политически самостоятельными субъектами.

 

Вывод: Ничто не вечно под Луной, поэтому и фараоны, и императоры, и президенты, и другие руководящие лица лишь временно исполняют свои обязанности, и должны нести личную ответственность перед обществом за свою деятельность уже в этой жизни.

 

О случившемся «белом реванше»

 

Социально-политический анализ происходящего в современной России многих исследователей подводит к  мнению, что через 100 лет после прихода к власти большевиков – «красных»,  «белые» взяли исторический реванш, т.е. страна вернулась на начальный этап буржуазно-демократического развития, от  которого отказалась сто лет назад.

Аргументы:

1. Воссоздано сословно-классовое общество с огромным уровнем социально-экономического неравенства между богатыми и бедными: олигархический капитализм. Как показывает новейшая статистика, 10% населения страны владеют почти всеми её богатствами. Такая социально-экономическая ситуация характерна для эпохи дикого капитализма, который ещё не освободился от многих элементов позднего феодализма.

2. Воссоздана авторитарная система управления, основанная на тотальном военно-полицейском государственном контроле. Мощный силовой блок должен прежде всего обеспечить неделимость страны, т.е. сохранность крупной частной собственности, находящейся в удаленных территориях, а также личную безопасность самих собственников. Тем более что дети и родственники большинства крупных чиновников и генералитета заняты в сфере бизнеса. Вместе с тем, военно-полицейская система постепенно начинает обеспечивать и конституционные права большинства граждан страны.

3. Религиозные организации вновь получили легитимность и государственную поддержку, и даже некоторые из них претендуют на идеологическое доминирование в  общественной жизни. Активное вхождение церковно-религиозных организаций в  личную, общественную и государственную жизнь объясняется потребностью некоторой части населения в их услугах. Как отмечают обществоведы, рост религиозных настроений связан с ценностно-нормативной аномией, которая произошла в 90-е годы после быстрого краха советской идеологии, но постепенно общество трезвеет, взрослеет и начинает  всё более рационально относиться к религиозной вере и к посреднической роли церковных организаций.

4. В сфере науки, образования и культуры восстановлены принципы демократизма и  свободомыслия. Учёные освободились от «принципа партийности» и  мировоззренческого догматизма. Имеющаяся свобода слова  и печати выражает реальную демократическую направленность развития российского общества.

5. В частной сфере начинают преобладать эгоистичные, лично-семейные интересы. К сожалению, пока это ведёт к распространению местничества, семейственности, высокой коррумпированности государственного и муниципального управления, но постепенно эта тенденция будет ограничиваться контролем со стороны гражданского общества и  более эффективной деятельностью правоохранительных структур. Приоритет частного над общим начинает осознаваться многими россиянами в качестве вполне разумного убеждения. Вместе со многими другими учёными я утверждаю, что первичность частного интереса заложена в самой человеческой природе, и от этого природного эгоизма мы не можем  избавиться. Нам остаётся его трансформировать, сублимировать, согласовывать с общественными потребностями и интересами других лиц, чтобы идти от частного к общему благу. Поэтому прежние попытки искоренить «частнособственнические инстинкты», были обречены на неудачу, так как это был бунт против природы. 

6. По моим социологическим опросам жителей г. Пензы и Пензенской области, проведённым в  сентябре-октябре 2016 года (350 человек), − 95% опрошенных считают, что коммунизм не наступит, потому что это утопия. Недавние выборы в Государственную Думу так же подтверждают эту тенденцию. У  коммунистов только 13% голосов.

Итак, «красные» проиграли, а «белые» вновь на коне. Такая политологическая трактовка сегодняшней ситуации звучит остро, может быть, не очень политкорректно, но факты и логика приводят именно к такому выводу. По  моему мнению, в конце ХХ века в России началась буржуазно-демократическая революция, которая продолжается до сих пор. Поэтому о нынешнем времени мы и говорим как о переходной эпохе.

Правящий класс благоразумно опасается открыто признать состоявшийся «белый реванш», чтобы не обижать старшие поколения и не обострять классовые противоречия; поэтому через СМИ активно внедряется так называемый проект «СССР-2», чтобы удовлетворить ностальгические чувства постсоветских поколений, сохранить социокультурную преемственность, ментальное единство истории. Такая искусственная реставрация советского прошлого лишь замедляет модернизацию страны, но такова тактика правящего класса, который обладает полнотой информации о происходящем и очень заинтересован в сохранении нового порядка, поэтому готов на самые разные уступки, уловки и манипуляции, чтобы не допустить великих потрясений.

 

О национал-патриотическом подъёме

 

Произошедший в России «белый реванш» затронул материальную, частную  жизнь большей части российского общества, но  не дошёл до основ самосознания этого большинства, так как многие установки и  стереотипы мышления советско-имперской эпохи ещё сильны и препятствуют демократизации общества. Идеология «белого реванша», по сути, ломает базовые принципы советской ментальности, и это может привести к новой гражданской войне. Для того чтобы нейтрализовать, или, точнее, прикрыть эту политическую идеологию правящего класса, нужен альтернативный процесс, который помог бы  постсоветским поколениям поверить в себя и восстановить ценностно-смысловую связь с советским прошлым, решив при этом ряд морально-психологических проблем. Это «национал-патриотический подъём»!

Он был инициирован федеральной властью в 2012 году после массовых волнений «разгневанных горожан», и получил масштабную государственную поддержку в 2013 году вместе с началом украинского политического кризиса. Главной идеологемой этого подъёма стал военный патриотизм, ориентированный на бедное, малообразованное и зависимое от государства население страны. Чиновники и  бюджетники обязаны были его публично поддерживать, чтобы не лишиться своих рабочих мест.

В ходе этого «национал-патриотического подъёма» общество оказалось расколотым на якобы  непатриотичных интеллектуалов-«либералов» («умников») и верноподданных национал-патриотов («слуг государевых»). Такой раскол заставил  «умников» и сочувствующих им граждан благоразумно примолкнуть в ожидании очередной «оттепели».

Как отмечают современные социологи и психологи, через 20 лет после распада СССР в российском обществе назрела потребность в национальном самоуважении, в гордости за свою страну, в реанимации имперского величия. Эта вполне объективная потребность резко возросла на фоне «сытых», благополучных годов (2010-2013), когда рост личного материального благополучия потребовал и морально-психологической удовлетворенности, т.е. самоуважения и самоутверждения, в том числе и в глазах иностранцев. Быстро достичь этой самоудовлетворённости можно  только с помощью победоносной войны. Лёгкая победа в российско-украинском конфликте в марте 2014 года не просто вернула Крым в состав России, но и вернула самоуважение постсоветских граждан, помогло справиться с синдромом национально-государственной неполноценности и  самоуничижения.

Военное участие России в сирийском конфликте во многом выполняет ту же функцию – подъём коллективной самооценки. Но военное достижение быстрой самоудовлетворённости чревато серьёзными последствиями, а именно военные победы прошлого и  настоящего  не могут заместить, а тем более решить сегодняшние экономические и морально-политические  проблемы.

Эйфория военной гордости и национального величия в скором времени может привести к  сильнейшим массовым разочарованиям, если материальное благополучие большинства  россиян будет ухудшаться, и  если не будут созданы институциональные условия для свободного предпринимательства, творчества и честной конкуренции.

Подлинная гордость и самоуважение предполагают реальные достижения, и прежде всего, экономические, научно-технологические, гуманитарные, благодаря которым качественно улучшается жизнь каждого отдельного человека и всего общества. Современная попытка возвращения к буржуазно-демократическому пути развития должна использовать национал-патриотический подъём как фактор ускорения, а не торможения. Но для этого должна быть изменена политическая риторика – с  тотального милитаризма на морально-правовой гуманизм. И такая переориентация должна быть поддержана всеми религиозными организациями, и прежде всего, Русской Православной церковью, как подлинно христианской церковью.

Таким образом, естественное стремление каждого человека к личному благу может быть разумно  направлено к общему благу, если для этого будут созданы соответствующие условия. Над этим нужно много думать, и  хорошо учиться на опыте разных обществ. 

 

 

Вступление

 

Недавно обратил внимание на поучительное высказывание «Не живи, как хочется, а как Бог даст», которое используют в разговорной речи люди разных возрастов и социальных положений. Его смысл сводится к тому, что в наше тяжёлое время нельзя ничего загадывать, планировать, т.е. «хотеть», так как жизнь может оказаться очень суровой, беспощадной и непредсказуемой, т.е. такой как «Бог даст», а потому радуйся тому, что имеешь. Пожалуй, в этом  есть житейская народная мудрость, та сермяжная правда, которая веками выручала русских людей и до сих пор помогает выживать в новых исторических условиях.

Эта мировоззренческая установка (спасительная в чрезвычайных ситуациях) подсказывает человеку пониже нагнуть свою голову, а лучше всего прижаться к родной земле и  затаиться, притихнуть на время в надежде на наступление лучших времён.

Нужно переждать суровую годину, – подсказывает жизненный опыт и народная мудрость.

 

 

Философский анализ этой практической установки стоит начать с исторической реконструкции её  прототипа. Известный исследователь русского языка В. Даль упоминает такую народную пословицу: «Не так живи, как хочешь, а так живи, как Бог велит»[1]. Эта пословица имеет совершенно другой смысл, – подлинно христианский, высоко нравственный, требующий ограничить произвольные человеческие хотения божественными заповедями – «велениями». Например, такими  – не убий, не кради, не лги, возлюби ближнего своего, прости врага своего и др. Но этот нравственный смысл («как Бог велел») почему-то не закрепляется в обыденном сознании и поведении россиян; он подменяется прагматичными правилами, более удобным для биосоциального выживания в наших российских условиях. Вместо безусловных велений Бога людям более подходит выражение «как Бог даст», смиряющее человека с существующим порядком вещей, и со всем происходящим, в том числе и с греховным, и с несправедливым.

Смирение и  покорность, послушность и безропотность могут продлить человеку его бренное существование, и сохранить потомство, и даже даровать некоторые материальные блага, но только при условии, что он не будет выпячивать свои хотения, свои личные мнения или свои амбиции, т.е. если не будет покушаться на имеющуюся систему Господства и подчинения, на сложившийся Порядок властвования.

 

II 

 

Сейчас я не буду вдаваться в вопрос «Почему в обыденном сознании россиян  происходит такая подмена смыслов?». Над этим каждый может поразмыслить самостоятельно. Меня интересует смысловой горизонт современной установки («Не живи, как хочется, а как Бог даст»), а именно  человеческое умонастроение, которое сознательно и бессознательно формируется под её влиянием.

Начнём философский анализ этого высказывания с первой части  – «Не живи, как хочется». Это требование является очень страшным, бесчеловечным по своей сути, ведь оно принуждает человека отказаться от своих желаний, «хотений», отказаться жить по своей воле, т.е. свободно. Такой отказ от личной свободы превращает человека в зависимое, несамостоятельное,  и часто несчастное существо, которое может дойти до крайнего вопрошания:

– Если не жить, как хочется, то зачем вообще жить?

Это требование парализует собственную свободную волю человека, его жизненную энергию, и заставляет подчиниться судьбе, некоему внешнему порядку вещей или некоей высшей воле. При этом человек оказывается рабом обстоятельств или игрушкой в руках некоей высшей воли.

Теперь переходим к анализу второй части нашего высказывания  – Живи «как Бог даст». Что обычно понимается под этой фразой? Человек должен принимать всё, что с ним происходит, как данное Богом (высшей господствующей силой), т.е. со смирением и безропотностью. То, что «Бог даст» в религиозном понимании – это сама жизнь человека,  и прежде всего, её материальные условия, блага, от которых во многом и зависит наша жизнь: безопасность, здоровье, еда, деньги, жилище, одежда, транспорт и др. И это «данное» есть дар свыше, на который грешно жаловаться, обижаться, например, на размер своей пенсии или учительской зарплаты, на плохие дороги или засилье чиновников и др. Если всё сущее зависит от высшей воли, то нет смысла оценивать это сущее критически, и пытаться что-то изменить, улучшить, совершенствовать.

– Довольствуйся тем, что тебе дано, даётся и  радуйся этому пока жив. – Вот такой практический вывод вытекает из второй части нашей установки. Прямо скажем, вывод психотерапевтический, умиротворяющий, и вместе с тем, безрадостный и безвольный; от него веет фатальной предопределённостью человеческой жизни и надеждой только на какую-то иную, неземную справедливость.

Такое умонастроение характерно для феодального общества, в котором жёстко закреплены все властные полномочия и социальные лифты; властное меньшинство не заинтересовано в каких-либо существенных переменах и трансформациях, а подданные убеждены в  неизменности миропорядка. Что-то похожее мы можем видеть в постсоветской России, которая всё больше становится постфеодальным обществом, тяготеющим к  традиционно-консервативному, религиозно-мифологическому мировоззрению, типа «так было, так есть и так будет всегда». Но в 21 веке такой постфеодальный «мировоззренческий ренессанс» является  очень опасным явлением, так как ведёт общество к морально-психологической, политической и экономической деградации, а в итоге  – к системному коллапсу.

Хотят ли  граждане этого коллапса? Хотят ли умирать раньше срока? На эти вопросы каждый отвечает для себя, и своим решением отвечает за свою жизнь.

 

III

 

Итак, если человек решает сам для себя, что он свободен и хочет жить по своему, то ему открывается путь к подлинно нравственной, позитивной установке – «Живи с удовольствием, не  забывая про заповеди Бога!». А прежние установки можно аккуратно вписать в  словари и хранить как реликвии прошлых времён, как напоминания о жизни прежних поколений.

Если же  остаются какие-то религиозные сомнения, то попробуем их ослабить  с помощью религиозно-метафизического рассуждения.

Допустим, что Бог есть, и Он является создателем этого мира, и каким-то образом может влиять на нашу жизнь. Также допустим, что Бог (как источник любви) не желает человеку зла,  а значит, даёт возможность самому человеку выбирать между добром и злом. Из этого следует, что Бог создал человека свободным.

Если Бог создал человека свободным, то сам человек может решать, что ему делать или не  делать, и за это он будет лично отвечать перед своим Творцом. Поэтому не может быть речи ни о каком божественном предопределении конкретной человеческой жизни и жизни определённого общества (например, российского), так как каждый миг происходит  выбор между добром и злом.

Также допустим, что Бог дарует людям некоторую благодать в виде продолжения жизни и  различных благ. От чего зависит Его благосклонность? Вероятнее всего, от  помыслов и деяний самого человека и всего общества; от того, к чему более склонны люди – к добру или ко злу. Ведь каждый знает за себя, а потому и  надеется на высшее милосердие и прощение. Но для этого высшего акта Богу как судье нужно узнать «сердце человека», т.е. осознал ли человек свои помыслы и  деяния, и намерен ли он склониться к добру.

Итак, это религиозно-метафизическое рассуждение приводит нас к хорошо известному, разумному выводу: Бог хочет, чтобы человек свободно выбирал свой жизненный путь. А вот, как человек будет идти по выбранному пути, и сколько, – вероятно, будет зависеть от Его содействия.

 

Вывод

 

В итоге философского анализа мы получаем следующий результат:

Нравственно-религиозная установка «Не живи, как хочется, а как Бог даст» во-первых, противоречит основным положениям христианского вероучения, так как  отрицает свободный выбор человека, во-вторых, возвращает человека и  общество в феодальное прошлое, и препятствует росту степеней человеческой свободы, а, в-третьих, порождает явно негативное, рабское умонастроение, которое парализует волю к жизни и творческую деятельность человека, и, в итоге, – нацеливает на уход из этой «юдоли зла и печали». С точки зрения практической философии такая мировоззренческая установка является опасной ловушкой для разума, которую нужно замечать и осторожно обходить.

 

 



[1] Даль В. И. Пословицы русского народа / СЧАСТЬЕ-УДАЧА // Режим доступа / http://dic.academic.ru/dic.nsf/dahl_proverbs/152/СЧАСТЬЕ

 

В публичном пространстве современной России часто звучит мысль о том, что россиянам важнее порядок, чем свобода, и что ради сохранения общественного порядка нужно ограничивать  свободу граждан, иначе наступит социальный хаос.

В основе таких суждений обычно лежит стереотипное представление о противоборстве свободы и порядка, коренящееся в традиционном понимании свободы как волюшки-воли, неограниченном самоволии или вседозволенности.

Действительно, если под «свободой» подразумевать желание жить по своей воле, не считаясь с другими людьми, с их правами и  интересами, то такая «свобода» будет противоречить любому порядку, будет разрушать его как анархическое буйство, как стихийное самоволие. Хотя, чаще всего, такое желание выражается в независимости от государственного принуждения и  контроля.

Такую «свободу» в современной практической философии принято называть начальной, «негативной свободой» или произволом[1]. В  условиях многовековой тотальной зависимости россиян от государственной власти и  господского произвола, мечта о личной независимости («по своей воле жить») сильно укоренилась в массовом сознании, в его стереотипах.

В начале 21 века пришло время для критического переосмысления этих стереотипов, так как многие россияне начали обретать личную свободу, прежде всего, в виде экономической независимости от государства, и  вытекающей из него нравственно-политической самостоятельности. Это переосмысление предполагает, что позитивный потенциал свободы уже содержит в  себе необходимые условия порядка, а это значит, что позитивная свобода нуждается в порядке, точнее, в разумных законах своей реализации, ведь она нацелена на то, чтобы согласовать свободу каждого со свободой всех остальных субъектов в рамках единого политико-правового пространства[2]

Таким образом, свобода и порядок взаимонеобходимы для нормальной жизни свободных людей в демократическом обществе.

Как тут не вспомнить известные высказывания философских классиков − И.Канта и К. Маркса о том, что рабское умонастроение презирает закон, и что рабам нечего терять, кроме своих цепей. Действительно, раб не будет уважать законы, которые сделали его рабом и удерживают в этом состоянии. Сначала нужно освободить человека от рабства, а потом уже учить его уважать законы, которые должны быть законами его свободной жизни.

Вывод:

На смену традиционному противоборству  личного произвола и государственного репрессивного принуждения постепенно приходят «законы свободы», сочетающие в  себе и возможности личной самореализации каждого человека, и государственную защиту прав и свобод всех граждан для обеспечения общего благополучия. Именно эта перспектива может гарантировать динамичное и стабильное развитие российского общества и государства, и уберечь Россию от страшных катаклизмов, подобных тем, что произошли 100 лет назад. 



[1] См.: Мясников А.Г. Что значит быть свободным человеком? Философские беседы. − М.: Ridero, 2016. –  с. 64.  ISBN 978-5-4483-1681-4 / Режим доступа/

https://beta.ridero.ru/book/#!/56aa4b98e2a0fb0500cb6de4/

[2] Мясников А.Г. Законы свободы — это «фундамент» ценностного самоопределения человека // Режим доступа / http://sofia-pnz.ru/?p=724

 

 

Слова известной советской песни, написанной В. Лебедевым-Кумачом в 1938 году, становятся вновь актуальными для постсоветских слушателей, телезрителей и других потребителей информации. Страх войны ещё не ослаб  в сознании старших поколений, поэтому его можно легко эксплуатировать для разных целей, прежде всего, политических. Эта песня была написана ещё перед началом Второй Мировой войны для пропагандистского фильма, чтобы идейно (морально-психологически) подготовить советский народ к  победоносной  войне:

«Мы войны не хотим, но себя защитим, —
Оборону крепим мы недаром, —
И на вражьей земле мы врага разгромим
Малой кровью, могучим ударом!»

 

В сегодняшней России государственные СМИ (включая оплачиваемых блогеров, троллей и других разносчиков информации) начинают активизировать военно-патриотические, мобилизационные настроения, которые должны оправдать огромные военные расходы из государственного бюджета и явное засилье силовиков во всех сферах общественной жизни. Такое положение обычно объясняется необходимостью сохранения независимости страны и её территориальной целостности. Но эта важная политическая задача достигается очень затратными и устаревшими средствами, которые влекут за собой значительные негативные последствия для социально-экономического и морально-психологического состояния страны и  граждан.

Мобилизационный режим может дать краткосрочный эффект объединения общества перед реальной угрозой войны, и люди будут готовы пожертвовать своим материальным благополучием ради будущего блага, свободы и  др. Но если военная угроза окажется вымышленной, то общественные настроения будут меняться, и становится всё более скептичными и протестными. О чём уже свидетельствует  рост недоверия россиян к нынешним СМИ (по данным Фонда общественного мнения). Будем надеяться и уповать на мудрость наших правителей, чтобы они случайно не начали новую победоносную войну для решения своих частных задач и вопреки интересам мирных граждан. И конечно, желательно избежать противостояния «гражданских» и «силовиков», чтобы не допустить новой гражданской войны.

Теперь о возможных негативных последствиях мобилизационного режима.

1)                                                  Чрезмерные траты на оборонные цели ведут к недофинансированию других секторов экономики, а также таких прорывных сфер как образование, наука, медицина, культура, ведь именно  они обеспечивают рост человеческого капитала и переход общества к качественно новым стратегиям постиндустриального развития.

2)                                                  Искусственно создаваемый через СМИ военно-патриотический режим также ведёт к  морально-психологической и интеллектуальной деградации общества, а именно, к  росту агрессивности, социальной нетерпимости и религиозной экзальтации. Современные изощрённые технологии запутывания и запугивания населения порождают пассивность, апатию и усиливают социальную атомизацию. Например, зачем мне что-то планировать, например, учиться или строить, если завтра война,  и всё будет разрушено и потеряно? Конечно, само общество будет этому противостоять, сознательно и бессознательно сопротивляться, сохранять свою разумность и моральное достоинство, но  значительная часть провинциальной России будет в глубокой депрессии.

 В итоге историческая дилемма:  либо реальные социал-демократические реформы, либо новая война (внешняя или внутренняя − это уже не особо важно, т.к. последствия будут катастрофичными). Выбор есть.

 

P.S.

 

        Всё чаще в общественных пространствах слышится фраза «Если мы не хотим кормить свою армию, то будем кормить чужую», которая приписывается Наполеону Бонапарту. Мне кажется, что её ловко используют для оправдания роста оборонных расходов и для милитаризации российского общества. Здравомыслящие люди понимают, что России нужна армия, флот и другие вооружённые силы, но расходы на их содержание должны быть разумными, соотносимыми с общим состоянием экономики страны и уровнем благополучия граждан. По моему мнению, на оборонные цели достаточно и 2-х триллионов рублей из 13, а не 5-ти триллионов в общей совокупности оборонных расходов, как это планируется на 2017 год. И конечно, использование вооруженных сил России за  границами страны − это очень дорогое предприятие, которое сильно бьёт по  карману налогоплательщиков. А в чём выгода этих предприятий? Или это просто амбиции? Но почему за счёт всех россиян, которые беднеют с каждым месяцем?

Возвращаясь к фразе Наполеона, не будем забывать, чем закончилось военное величие  наполеоновской Франции…

 

За последние 5 лет официальные СМИ  изрядно припугнули россиян по поводу опасности потребительства. К тому же Православная церковь добавила греховности и громко осудила потребительство как не духовное, «не наше» отношение к жизни.

Часть религиозно настроенной интеллигенции воспряла в  идейной борьбе с потребительством как со злым, почти вражеским духом, ведь  через эту борьбу можно как-то самоутверждаться и нащупывать собственные принципы.

Для практической философии такое современное явление как борьба с потребительством интересно и с теоретической, и с практической стороны. С теоретической точки зрения, современная мировоззренческая борьба наглядно демонстрирует деградацию общественного сознания и откат к эпохе «развитого социализма» с православным уклоном. А с практической точки зрения − важно разоблачить новый стереотип общественного сознания, показать его полную несостоятельность и вред для реальной жизни россиян.

Что такое потребительство с теоретической точки зрения? Это способность человека потреблять различные товары, услуги, пользоваться знаниями других людей, и в итоге − удовлетворять свои разнообразные потребности, в том числе и нравственно-религиозные, духовные. Без этого потребления человек не может жить,  не может развивать свои способности, таланты, не может общаться с  другими людьми, и не может получать удовольствие от своей жизни. В  общесоциальном масштабе без потребительства не возможна ни экономическая, ни  политическая жизнь общества. А добровольный отказ от потребительства ведёт к  смерти человека и распаду общества.

Тогда возникают вопросы: зачем же нагнетаются страхи вокруг потребительства? Зачем эта публичная истерия с привлечением ведущих СМИ и Церкви?

Эти вопросы подводят нас к рассмотрению практической стороны  этого явления.

За последние 10 лет в России сложилось потребительское общество, при этом пик потребления россиян пришёлся на довоенный 2013 год. Весной 2014  года начался конфликт с Украиной, затем последовал экономический спад, снижение уровня доходов и, конечно, снижение потребительской активности населения. Статистика это подтверждает.

Для массового потребителя, который ещё вчера чувствовал себя довольным и благополучным человеком, переживать своё обеднение очень неприятно, а дальнейшее ухудшение финансово-экономического положения может вести к открытым недовольствам, возмущениям и акциям протеста.

К тому же начавшаяся в 2015 году сирийская военная кампания обострила всю мировую военно-политическую ситуацию, и создала предпосылки для новой холодной войны и новой изоляции России. В такой ситуации страх войны может заглушить возмущение и недовольство экономическим спадом, дальнейшим обнищанием и отсутствием перспективы. Этот страх перед войной должен усиливается «ужасом потребительства».

Для практической философии «ужас потребительства» представляет собой интеллектуальную ловушку 3 уровня (социально-экономического), которая предназначена осудить стремление членов социума к росту своего благосостояния и сформировать у простолюдинов аскетичное (военно-мобилизационное) отношение к материальным благам[1].

«Потребительство» объявляется греховным, порочным стремлением, которое якобы уводит человека от духовных ценностей и подлинного смысла жизни. Оно якобы противоречит учению Христа, традициям наших предков, и  вообще, лучше меньше думать о материальных благах в условиях разрастающегося экономического кризиса. Лучше про НЛО, про мистику и оккультизм, лучше про геев и нерождённых детей, и побольше про дела давно минувших дней, о которых можно нескончаемо спорить. Но только не о сегодняшнем и завтрашнем потреблении…

Конечно, можно долго жить в иллюзиях, но всему наступает естественное завершение …

Вместо вывода расскажу историю про пирожки.

Молодая девушка решила подзаработать, так сказать удовлетворить  свой потребительский интерес, например, купить новый айфон. Для этого она решила печь и продавать пирожки. Чтобы продать их и заработать деньги, пирожки должны быть вкусными и  доступными по цене, т.е. они должны удовлетворять общественную потребность, а  сам будущий потребитель айфона должен сначала произвести нужную продукцию. И  только после этого, девушка получит материальное вознаграждение, и сможет купить то, что ей будет нужно.

А если мы не захотим покупать у неё пирожки, только потому, что  почувствуем в себе «грех потребительства», то девушка в скором времени разочаруется в своих способностях и закроет производство…

А дальше думайте сами…

 

 

 

 

 



[1] См.: Мясников А.Г. Если ты мыслишь здраво – политика уже с тобой: современная практическая философия. − М.: Ridero, 2016. – 230 с. 
ISBN 978-5-4483-0993-9   (Монография)  https://ridero.ru/books/esli_ty_myslish_zdravo_politika_uzhe_s_toboi/

 

Вчера вечером переключился  на православный телеканал «Спас», и увидел там новый мультфильм «Дети против волшебников». Сразу удивила примитивная компьютерная анимация и  шокировала агрессивная военная тематика. Для христианского телеканала  − это, мягко говоря, очень странно. Но всё же решил досмотреть мультфильм до конца, чтобы дать свою научную оценку.

Уже во время просмотра меня несколько раз посещала мысль о том, что история возвращается, и мы опять в состоянии холодной войны двух идеологических систем, и новые поколения россиян снова должны чётко знать, кто враг и кого нужно будет убить. К этому сводится смысл военно-патриотического мультика.

Наверное, по замыслу авторов фильм должен был нести ещё какую-то позитивную воспитательную нагрузку, но на деле получился примитивный идеологический фильм в духе холодной войны с Западом. В нём ясно просматривается традиционная установка «оборонного сознания»: «Россия в  окружении врагов, и она может опираться только на Армию и Церковь». И вновь перед нами разворачивается противоборство двух  мировоззренческих систем. На Западе – буржуазно-демократическая система ценностей, основанная на знаниях − это мир волшебников, колдунов и магов. А у нас − православно-социалистическая, военная система, основанная на  религиозно-мистической вере и жертвенной преданности государству.

По сюжету мультфильма западные враги («колдуны», «волшебники») хотят разрушить нашу историческую веру, отнять у молодёжи «русскую душу» и уничтожить нашу родину.

Философский анализ позволяет увидеть системный смысл этого противоборства, которое разворачивается на трёх уровнях традиционного сознания:

1)                               на нравственно-религиозном уровне идёт «духовная борьба» высших смыслов, связанных с назначением человеческой жизни;

2)                               на властно-политическом уровне идёт военное противоборство, т.е. реальная война на уничтожение врага;

3)                               и на социально-родовом уровне  провозглашается превосходство одного народа над всеми остальными.

 

В новом мультфильме чётко просматриваются все три уровня противоборства, начиная с «духовной борьбы» и заканчивая национальным превосходством русских.

В этой борьбе важнейшую роль играют «предатели», т.е. те дети, которые получили западное («вражеское») образование (например, в  европейских гимназиях или университетах), и которые поменяли свои исконные (православно-социалистические) убеждения, стали сторонниками буржуазно-демократических ценностей. Именно эти «национал-предатели» искушают доверчивых русских детей и пытаются их подчинить чужой вере и вражескому образу жизни.

По моему мнению, этот фильм содержит в себе очень опасную идеологическую установку непримиримой вражды между народами. От этой примитивной мировоззренческой установки мы  только начали освобождаться 25 лет назад, когда вступили на путь рыночных реформ и демократизации общества, и вот она вновь актуализируется и  пропагандируется в российском обществе. Очень жаль, что такой примитивизм поддерживается и финансируется Русской Православной Церковью и Министерством обороны.

В этом фильме нагнетается противостояние между «силовиками» (исполнителями воли государства, т.е. «нашими») и  «предпринимателями, учёными» (свободными, самостоятельными людьми, которые оказываются «не нашими»). Для современного российского общества это противостояние становится очень серьёзным испытанием.

В конце так и хочется сказать создателям этого фильма:

− Ну, зачем вы делаете детей такими тупыми?

 

P.S.

Неужели Бог хочет, чтобы люди убивали друг друга?

Современная общественно-политическая лексика уже не может обойтись без новых «фронтовых» слов, которые придумываются идеологами, пиарщиками, а затем «вдалбливаются» в  массовое сознание через СМИ. Мы уже начинаем привыкать к таким названиям, как «Общероссийский народный фронт», «Фронт ЖКХ», «Штабы по исполнению майских указов президента», «иностранные агенты», «враги отечества» и т.п. Намеренно создаётся языковая атмосфера (точнее, игра) военного времени, когда необходим военно-мобилизационный режим управления обществом, и само общество должно принять участие в боевых действиях на разных «фронтах».

Мне как философу, интересно проанализировать эту языковую игру в аспекте проявления базовых мировоззренческих принципов и практических установок россиян. Языковая игра в войну свидетельствует о внутренних непримиримых противоречиях массового сознания, которые политически оформились ещё 100 лет назад, и привели к  разделению общества на «белых» и «красных», на «наших» и «не наших», и в итоге  − к установлению военно-тоталитарной системы управления.

Эти внутренние противоречия прежде всего затрагивают высшие смыслы человеческой жизни, включая вопросы о справедливости, о счастье, о свободе и др. Военно-фронтовая лексика предназначена подчёркивать якобы непримиримый характер этих противоречий, и усиливать эмоционально-психологическое напряжение в  сознании отдельного человека  и в массовом сознании, доводя его до стрессового состояния. Ведь военное положение предполагает необходимость и оправданность убийства врагов, ограничение своих потребностей, прав и свобод, формирует привычку к лишениям и тяготам фронтовой жизни. А это очень неприятные состояния для человеческой психики, для морального и физического здоровья большинства людей.

Обычно в  военном положении нуждаются сами военные вместе правящей группой, а также небольшая часть неуравновешенных  людей, которые испытывают внутреннюю потребность в оправданном насилии над другими. При этом большинству нормальных людей война противна, насилие представляется преступным, а постоянный страх за свою жизнь, свободу и собственность является тяжёлым бременем.

Почему же это нормальное большинство никак не может прекратить войну?

Полагаю, что оно не верит в саму возможность прекращения войны. И это неверие активно поддерживается «силовиками» и «психопатами», и более того, обществу часто внушается мысль о неизбежности военного противостояния, формируется культ агрессии и героического самопожертвования.

Какие реальные проблемы скрываются за этой языковой игрой?

Думаю, что это важные общечеловеческие проблемы, решение которых зависит от самого человека и объективных обстоятельств. Это прежде всего проблемы развития самой человеческой личности:

·        Переход от детства и зависимого состояния к  взрослой, самостоятельной жизни

·        Переход от гетерономной к автономной морали

·        Переход от самоволия к всеобщей свободе и др.

 

Эти проблемы непосредственно связаны с мировоззренческим взрослением человека и конкретного общества, и для многих традиционных (патерналистских) обществ такое взросление очень болезненно и вызывает мощное сопротивление у «властителей-опекунов», особенно из числа «силовиков».

 

Практическая иллюстрация

Наш военный репортёр Ольга Скабеева почти скоблит по мозгам своих телезрителей, счищая тонкую плёнку здравомыслия и критической рефлексии, ведь только она знает всю правду и никогда не лжёт − в это нужно поверить.

Если поверишь, − станет легче, и ты уснёшь сегодня пораньше, а завтра она снова будет ждать тебя у голубого экрана, и  расскажет тебе всё как есть, как пить, и как жить дальше.

А если не поверишь − ты изгой, почти  предатель, Фома неверующий и т.п., тебе будет тяжело жить в телевизоре, а тем более засыпать под него… 

Фраза  «Политика − это грязное дело» давно известна россиянам, а теперь всё чаще слышится в  разных разговорах. Для практической философии она имеет большой интерес, так как представляет собой интеллектуальную ловушку 2 уровня традиционного сознания (властно-распорядительного уровня), и обычна она активизируется в сложные, кризисные периоды общественной жизни (см.: http://sofia-pnz.ru/?p=421).

По сути, это высказывание является устрашающим предупреждением, которое должно вызвать эмоциональную реакцию неприятия какой-либо политической деятельности, вызвать ощущение брезгливости к «грязному делу», в котором можно легко и сильно «перепачкаться». Из этого эмоционального отношения должно сформироваться устойчивое рациональное отношение − «быть вне политики», «подальше от неё проклятой».

Очевидно, что это выгодно самим политикам-властителям, которые тут же добавляют:

− Политикой должны заниматься только политики!

Это, действительно, очень интересный ход мысли. Получается, что «политики» как бы освобождают остальных граждан от «грязной», черновой, очень опасной и неблагодарной работы − заниматься политикой. Они берут на себя эту «пренеприятную функцию» − распределять все имеющиеся в  обществе ресурсы, богатства, т.е.  − деньги. Эта «грязная» работа  не для большинства «чистюль», а только для бывалых «ассенизаторов», уже достаточно испачкавших свои натруженные руки.

Итак, с точки зрения современной практической философии, традиционная установка «Политика − это грязное дело» является опасной мировоззренческой ловушкой для человеческого разума, которая формирует негативное отношение к гражданско-политической деятельности, а также превращает современного гражданина в пассивного, наивного подданного, ждущего манны небесной от своих «добрых» правителей.

Эта ловушка выгодна авторитарным правителям, так как она усиливает патерналистскую систему общественно-политических отношений, и  создаёт жёсткий морально-психологический барьер между «Властью» и «народом». С  одной стороны, этот традиционный феодальный барьер способен на время защитить деспотическую власть от возможной критики и народного недовольства, но вместе с  тем − этот барьер усиливает напряжённость, противостояние внутри самого общества, что может вызвать настоящий социальный взрыв.

Поэтому активизация этой ловушки в современной России является опасным предприятием, так как ради сегодняшнего тактического спокойствия (типа, чтобы сейчас всё было тихо) будет заведена большая мина замедленного действия.

Для предотвращения очередного социального взрыва нужно теоретически разоблачить эту ловушку, и тем самым обезвредить её.

Так, в чем же «грязность» политики?

В том, что она предназначена распределять деньги (жизненные возможности), которые традиционно считаются «злом», «грязью». Участвовать в этом распределении − значит, иметь возможность прибавить себе «зла». Заботливые правители-властолюбцы по-отечески хотят избавить своих подданных от  этой угрозы для душевного спокойствия:

− Пусть будут подальше от греха. А мы уж как-нибудь с  ним справимся. Возьмём на себя эти адовы муки.

Такая притворно-хитроумная риторика плохо прикрывает естественные корыстные интересы и властные амбиции господствующих лиц, и вместе с тем обнажает явную социально-экономическую несправедливость.

Поэтому «грязным делом» можно называть не политику вообще, а  только несправедливую, преступную  и аморальную политику, за  которую нередко попадают в тюрьму.

В современных демократических обществах политика − это дело каждого гражданина, который честно платит налоги и думает о своём будущем, будущем своих близких и  всего человечества.

 

 

Война − это ненормальное  состояние людей. Нужно ли  доказывать эту мысль в начале 21 века, после двух мировых войн? Наверное, нужно, ведь, по словам русского философа Владимира Соловьёва, люди до сих пор находятся в состоянии «зверочеловечества», и очень медленно выходят из него.

Почему же  люди воюют?

Как показывает мировая история, обычно их принуждают это делать; принуждают правители, которые хотят большей власти, славы, исторического величия. А также воинственно настроенные правители часто мнят себя носителями каких-то великих идей, спасительных религиозных миссий, которые должны осуществиться любой ценой.

Некоторые представители человеческого рода хотят воевать, чтобы реализовать свой  животный инстинкт агрессии и господства над другими. А большинство людей − это мирные существа, которые не хотят убивать других, и не хотят погибать раньше своего срока, хотят приносить пользу, жить радостно, свободно и красиво. Ведь даже многие военные люди мечтают о  спокойной, обеспеченной пенсии, чтобы радоваться жизни со своими близкими.

Но не у всех это получается, потому что после участия в реальной войне они становятся инвалидами: с физическими увечьями и с морально-психическими расстройствами. Война нарушает психику  человека, так как постоянный страх смерти превращает его в агрессивное животное, вынужденное выживать любыми средствами. И не важно, был ли человек агрессором или освободителем: на поле боя умереть может любой.

После таких колоссальных стрессов мозг начинает давать сбои, не может полностью контролировать психо-эмоциональную сферу сознания, а значит, человек оказывается ненормальным, полу-разумным, особенно в состоянии опьянения. Не случайно, настоящие фронтовики не любили и не любят вспоминать про войну, ведь воспоминая эти ужасы, они вынуждены вновь их переживать и подвергать себя сильному стрессу. Обычно о  войне красиво и упоительно рассказывают артисты, бывшие тыловики и штабисты, не  сидевшие в окопах.

Итак, если человек хочет быть нормальным, свободным и счастливым, он должен противостоять войне, не допускать её, и не создавать предпосылок для её развязывания, т.е. должна быть явно выраженная воля к миру и сотрудничеству со всеми людьми.

 А если государство усиленно вооружается, мобилизуется и насаживает в обществе идеологию военного патриотизма, то, значит, оно  готовит граждан к новой войне. Как относиться к этому в начале 21 века?

Как к  исторической необходимости, и смиренно терпеть, ожидая очередного  жертвоприношения? Или открыто заявлять свой протест, возмущаться милитаризацией страны, и требовать смены политического режима?

Это решает каждый человек для себя, ведь жить можно по-разному.

 

 

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире