Город Первомайск в Луганской области Украины по степени разрушения напоминает военный Грозный. Подобных сплошных разрушений нет ни в Донецке, ни в Луганске, ни в Дебальцево и даже нет в Иловайске, который в ходе летних боев сильно обстреливала артиллерия.

Я с коллегой по «Мемориалу» Яном Рачинским и исследователем Хьюман Райтс Вотч Татьяной Локшиной побывал в этом городе в конце ноября.

Некоторые кварталы этого города, находящегося в пятидесяти километрах на запад от Луганска, практически стерты с лица земли ударами украинской артиллерии, в городе почти нет в той или иной степени неповреждённых домов.





















Такие же сплошные разрушения на Востоке Украины мы видели, пожалуй, только в селах Хрящуватое и Новосветловка, расположенных в нескольких километрах на юго-восток от Луганска. Но там «постаралась» артиллерия сил ЛНР (возможно, совместно с российской), когда в августе выбивала из них украинские войска.

Центр Первомайска застроен многоэтажными домами, однако большая часть жилых массивов состоит из одноэтажных частных построек. До войны в городе проживали 38801 человек. Люди работали на шести шахтах, ж/д станции, трёх заводах. В городе функционировали 17 школ, два лицея, техникум, филиал медицинского училища, инженерный факультет Донбасского университета, филиал Харьковского института управления. Но все это было до войны.

В двадцатых числах июля украинские войска подошли к городу, но, встретив упорное сопротивление, так и не смогли его взять. Начался массированный артобстрел города, продолжившийся и в августе. Большая часть населения бежала из города, но, тем не менее, по словам местных жителей, в нем оставались несколько тысяч невоюющих гражданских людей.

В самые страшные дни обстрелов они не могли даже выйти из подвалов и бомбоубежищ, и туда ополченцы приносили воду, иначе многие умерли бы от жажды. Погибших хоронили во дворах домов. Местные власти сообщают о том, что в ходе июльских и августовских обстрелов погибло около 700 мирных жителей. Проверить эту цифру пока нет возможностей, но все наши собеседники из числа обычных граждан тоже нам говорили о сотнях убитых. У коменданта Первомайска (он же мэр, назначенный вооруженными людьми, контролирующими город) в компьютере есть страшная подборка сделанных тогда фотографий. При этом ополченцы располагали, да и сейчас располагают свои позиции прямо в городе, причем отнюдь не только на окраине. Тем самым они сами провоцируют украинские силы на удары по городу. Это, впрочем, никак не оправдывает удары по населённому пункту из реактивных систем залпового огня.

После заключения 5 сентября Минского соглашения наступило затишье, и люди, у которых в городе хоть в каком-то виде сохранилось жилье, в сентябре-октябре стали возвращаться назад.

По разным оценкам сейчас в Первомайске находится от 10 до 20 тыс. мирных жителей. Люди «хлебнули лиха» на чужбине, у них кончились деньги, они надеялись как-то перезимовать дома. Начали ремонтировать разрушенное — на домах видны сделанные «заплатки».



Но в ноябре снова возобновились удары по городу, хотя и не такой интенсивности, как летом. Мы говорили с персоналом роддома, в который 15 ноября попала мина (ещё пять мин разорвалось рядом со зданием). На тот момент в нём находилась одна недоношенная 7-ми месячная девочка. Врачи говорят, что она чудом выжила. Во время нашего визита роддом после ремонта проходил дезинфекцию. Но у врачей под наблюдением в городе находятся четыре беременные женщины, которые, по-видимому, будут рожать здесь.

Мы говорили с обитательницей многоэтажного дома, в который 18 ноября попали снаряды.



Тогда жертв не было — далеко не во всех квартирах живут люди, а те, кто живет, услышав, что начался обстрел, успели убежать в подвал. Но когда утром следующего дня ремонтная бригада приступила к ликвидации последствий обстрела, произошел новый обстрел, и один рабочий погиб.

Нам показали несколько одноэтажных домов, разрушенных 23 ноября в результате удара из «Града».





Во время обстрелов люди плотно набиваются в бомбоубежища, во время же нашего посещения обстрелов не было и там ютились его постоянные обитатели, которым жить уже негде.



Во многих домах нет ни электричества, ни газа, ни воды. В них в условиях наступивших морозов жить нельзя. Но где-то есть электричество, где-то есть газ. Поступают они с перебоями из-за разрушительных обстрелов. Но и в этих тяжелых условиях ремонтные бригады как-то латают разрушенное, возобновляют поступление живительных электричества и тепла. У них не хватает самого необходимого — шифера, фанеры, проводов, плёнки для того, чтобы затягивать окна — большинство стекол уже давно вылетели. А без этих материалов даже несильно поврежденные дома один за другим начинают вымокать или вымерзать.

Здание одной больницы разрушено.





В другой продолжают работать врачи.

Там, где не разрушены котельные, в домах есть даже теплые (очень слабо) батареи.

Мы говорили с женщиной, работающей в такой котельной. Она может хотя бы помыться там теплой водой. Но её очень пожилые родители живут вместе с ней в квартире на восьмом этаже, им трудно спускаться, а потом подниматься назад — лифт уже давно не работает. Поэтому они практически не выходят из квартиры, где благодаря с грехом пополам работающей котельной поддерживается температура около 10 градусов. Вода наверх не поступает, а течет из крана только в подвале, откуда жильцы таскают её на верхние этажи в ведрах.

Все работающие люди не получают зарплату, работают задаром, в надежде когда-нибудь в будущем получить хотя бы часть задолженности. Впрочем, как сказал мне один из местных вооруженных казаков, им «иногда приходится стимулировать МЧС-ников и работников «Скорой помощи» стрельбой под ноги».

Самое страшное — в городе катастрофически не хватает продовольствия. И хотя в городе работают несколько магазинов, у очень многих людей на покупки просто уже не осталось денег.

Городская власть в лице коменданта-мэра-казака Евгения Ищенко и его соратников пытает как-то поддерживать в городе жизнь. Они организовали шесть столовых, в каждой из которых ежедневно один раз в день около трёхсот человек кормят бесплатными обедами.





Кого-то это буквально спасает от голодной смерти. Планируется открыть ещё четыре столовые. На улицах ежедневно пожилым людям бесплатно раздают хлеб.





Но на продовольственных складах, которые нам показали, продовольствие подходит к концу. Запасы хоть как-то пополняются только благодаря помощи отдельных российских бизнесменов.

От властей ЛНР продовольствие из российского гуманитарного конвоя в город поступило один раз — в июле. Тогда в город завезли 10 тысяч продуктовых пакетов — 1 кг риса, 1 кг гречки, три банки консервов. В ноябре на школы (7 функционируют, 2 работают реально), сотрудников больницы, сотрудников МЧС и «Скорой помощи» в Луганске выделили ежемесячный паёк, за которым надо самим ездить в Луганск. Стройматериалы вообще ни разу не поступали в город.

Когда мы говорили о сложившейся ситуации с бойцами местного ополчения, те просто «скрежетали зубами», говоря о «Луганской власти». По их словам, отсутствие поступления российской гуманитарной помощи из Луганска, это сознательная политика уморения голодом и холодом Первомайска и других районов с казачьим самоуправлением.

Дело в том, что города Первомайск, Киров, Стаханов, Брянка находятся под контролем вооруженных формирований, провозгласивших себя «казачьими частями» и намеревающимися строить тут «настоящее народовластие».

«Мы же не сепаратисты по отношению к Луганской Народной Республике. Посмотрите — вот висят два флага рядом: флаг ЛНР, но одновременно и наш флаг Войска Донского. Пусть себе в Луганске сидит никем не избранный, а просто назначенный Плотницкий. Вокруг него полно людей из мафии. Но здесь, у нас мы мафиози терпеть не хотим. За это Луганск и нас, и население наших городов наказывает, не направляя сюда гуманитарную помощь», — объясняли нам бойцы «казачьего ополчения». Кстати, все вооруженные люди в Первомайске, с которыми мы успели поговорить, были местными жителями. Естественно, нельзя исключить того, что среди ополченцев есть люди, приехавшие на войну из России, но мы таких не встретили.

Как раз, когда мы были в Первомайске, из России в Восточные области Украины двигался восьмой гуманитарный конвой. По возвращении в Москву мы узнали, что ничего и из этого конвоя в Первомайск не поступило.

Мы обратились к Уполномоченному по правам человека в России и в Совет по правам человека при Президенте РФ. Мы надеемся, что власти России все же используют свое влияние для того, чтобы побудить власти самопровозглашенной ЛНР направить часть гуманитарной помощи, поступающей в их распоряжение из нашей страны, самым нуждающимся — в Первомайск.

Комментарии

419

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


vasili19051969 14 декабря 2014 | 18:34

три дома разрушили, гады


natalja_sn 14 декабря 2014 | 20:34

Надо лечить саму болезнь, а не симптомы. Как только будет закрыт пограничный коридор из россии, сразу все и вылечится.


obanas 14 декабря 2014 | 23:34

natalja_sn: боюсь, что не сразу.
Братья наши гибнут с голоду подобно собакам уличным... Глядишь - и нам туда же путь недалёк.


skripach_ 15 декабря 2014 | 05:30

obanas: Фигня. Мы этот путь одобряем и поддерживаем. Затокрымнаш.


(комментарий скрыт)

migarik 15 декабря 2014 | 00:05

У русского этноса (московитов) совершенно отличный от украинцев (Киевская русь) менталитет, поэтому ни братства, ни дружбы не может быть априори. Украина - это лебедь, рак и щука, где украинский этнос - лебедь, русский - рак, а щука - это русско-украинские олигархи, которым наплевать и на лебедя и на рака.


sergey2010 15 декабря 2014 | 03:28

интересно о чем думают люди когда в окресностях идет война/обстрелы? что они мирные и их не заденет? чего сидеть в подвале без света, еды и воды? надеяться на белых или на красных? тут все просто (если жить конечно хочется) мирное население смотря на взгляды должно податься или в киев или в россию, потому что с новороссией дружить - это смерти подобно. и пусть и те и другие заботятся о своем населении или о беженцах (как посмотреть). а когда все мирные уйдут - пусть военные там разбираются друг с другом.


vadimjanx 27 декабря 2014 | 17:23

sergey2010: Лучше в РоссиюИ вам приятнее и нам спокойнее.Больше назад никого не пустим.Нечего им с "фашистами" жить ,кушать хлебушек "карателей".


sidorelli 27 декабря 2014 | 22:47

зато бухали и плясали ночи напролет когда получали сребренники за участие в "митингах угнетенного народа".Тариф : пассив - 200 гр.,актив - 400 гр.,лежание под бтэрами "жидобандерофашистской хунты карателей" - 1000 гр."Русский мир" примитивен- кто не на ресурсах - Сергеи Беляковы.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире