05 мая 2017

В полку убыло

Один слушатель прислал нам в эфир хорошую смс-ку: наша власть даже таблицу умножения сможет испоганить. С Бессмертным полком происходит то же самое. Причем здесь наша власть, если Бессмертный полк отменяют в Таджикистане и Узбекистане? А при том, что как только это замечательное, человеческое начинание захватили бюрократы и государство, оно тут же превратилось в предмет спекуляций, пропаганды и торга – теперь и на международном уровне. Востоковеды скажут вам об этом лучше, но как я понимаю, вся эта эквилибристика частично связана с желанием среднеазиатских диктаторов показать России фигу, встать в позу и чего-то для себя выторговать. А частично они там еще и с местными исламистами заигрывают — но это уже их дела. Собственно, отмечать или не отмечать, ходить с портретами или не ходить – это тоже их дело. Хотят — ходят с портретами, хотят — в мечети помолятся. У всех свои традиции, мы же сами всегда говорим, что не надо лезть в наши дела и не надо нас учить жить – особенно когда про религию и духовность
речь заходит.

Однако, как не относись к демонстративным таджикским эскападам, ситуацию все равно спровоцировали мы. В тот момент, когда акция Бессмертный полк перестала быть народной, а стала государственной. Я напомню, что придумали ее в Томске наши коллеги из телекомпании ТВ-2. ТВ-2 впоследствии разгромили и никто сегодня не будет поблагодарить их с высокой трибуны за прекрасную мысль. На смену самодельным портретам и плакатам приходит фабричная продукция, город обклеивают рекламой шествия, уже пошли разнарядки, а по прошлым годам мы помним, что и портреты стали после марша выбрасывать на помойку. У бюрократии нет сердца и души, у нее только цифры и показуха. Что у российской, что у таджикской – без разницы. Но вот сейчас появились сведения, что в Таджикистане этим решением своих начальников не все довольны, что есть люди, которые все равно выйдут с портретами своих дедов 9 Мая. И вот этих людей я уважаю. Потому что легко быть в толпе, легко идти, когда все идут, легко делать, когда это не запрещено. А если человек готов делать что-то, подвергая себя опасности, готов идти наперекор распоряжениям властей, потому что считает, что поступит таким образом правильно и по совести – то он молодец.

А наше начальство считает, что если не дать команду праздновать День Победы, то народ не соберется. Им нужны толпы идущих в кадре по Тверской, и они боятся, что столько не придет, и красивой картинки не получится. Но в самые первые годы Бессмертного полка люди выходили тысячами, без приказов и рекламы. Сами находили старые фотографии, сами делали портреты, сами собирались в разных городах. А власти не любят, когда мы что-то делам сами, без их разрешения. И лезут везде со своими дурацкими указаниями. Поэтому все живое, к чему они прикасаются, становится бездушным и мертвым. Вот о чем мы должны переживать. А таджики – сами разберутся.

Есть новости, безусловно, хорошие, и есть безусловно достойные поступки. То, что Навальному выдали загранпаспорт, и разрешили выехать за границу лечить сожженный глаз – это хорошая новость. И достойный поступок со стороны властей. Вынесем за скобки сам факт того, что Навальному пять лет не давали документы. Важно то, что они и теперь могли их не дать, но дали. И это по-человечески. Хотя мотивы даже у человеческих поступков могут быть самыми разнообразными.

Это не первый широкий жест в истории взаимоотношений власти и оппозиции. Ходорковского тоже отпустили из лагеря, помиловав, чтобы он успел увидеть своих родителей. Но Ходорковского фактически выпихнули из страны и понятно, что при теперешней власти он в Россию физически не может вернуться. Я думаю, что, выдавая загранпаспорт, власти держат в уме вариант, при котором лечение затянется, а потом еще что-нибудь произойдет, а потом обстановка обострится – и Навальный тоже останется за пределами страны. А заграничный Навальный, конечно, куда менее опасен и надоедлив, чем Навальный с кроссовками наперевес на Тверской.

Но это стратегия. А есть вещи тактические. Например, что было бы, если б Навального не отпустили и он реально остался без глаза? Это было бы очевидно подло. Тем более что мы помним, как Путин переживал, что Тимченко не может расплачиваться за медицинские услуги, потому что санкции парализовали его карточку, как возмущались, что Кобзон не может поехать из-за санкций на лечение туда, куда хотел бы. Губернатор Подмосковья Воробьев отправился лечиться в Германию. Получается, что за рубежом могут поправлять здоровье только те, которые губернаторы, депутаты и друзья Путина, а враги пускай тут подыхают? И совершенно точно прозвучали бы глупо слова об успехах нашей медицины. Успехи есть. И доктора у нас прекрасные. Но почему-то сами эти доктора, обещая вас спасти и сохранить, тем не менее, советуют ехать в Германию, Швейцарию или в Израиль.

Власть наша, как правило, ведет себя с грациозностью медведя. А сейчас она поступила изящно, соблюдая полную видимость объективности. Случилось с человеком несчастье, мы терпеть его не можем, как политического противника, но как человеку сочувствуем и несмотря на законные ограничения, в виде исключения даем ему паспорт. Но теперь можно этот успех развить. Чтобы задержать людей, которые напали на Навального, хватит получаса. Про них все уже известно. И все это выяснила не полиция, а простые люди, которые умеют пользоваться компьютером и интернетом. Поймайте мерзавцев и накажите. Покрывая хулиганов и подонков, власть ставит знак равенства между ними и собой. Большое и сильное государство получается ничем не выше мелких поганцев со стаканом зеленки. Поэтому мало выдать паспорт и отпустить Навального. Кое-кого нужно наоборот посадить и паспорта у них отобрать.

События последних недель открыли нам глаза на любопытную подробность нашей жизни. Оказывается, государство боится детей. Стоило какому-то количеству школьников и подростков выйти на акции 26 марта, как это государство обделалось сверху до низу – от Кремля до самых до окраин. Запретить несовершеннолетним ходить на митинги, а лучше вообще запретить им выходить на улицу в окрестностях тех мест, где будут митинговать.

Исключить из школы, снизить оценки, оставить на второй год, устроить выволочку родителям и прижать их на работе за поведение детей. Теперь какая-то глупая тетка во Владимире грозит изъять детей у родителей за то, что дети поддерживают Навального и не поддерживают шпану и ворье. Вообще, к педагогам у меня всегда было отношение сложное. С одной стороны они – герои. Потому что не так много на свете профессий более вредных, изнуряющих физически и морально и очень часто неблагодарных, как профессия учителя. Но с другой стороны, именно со школьной скамьи общество начинает над нами издеваться, подавлять свободу личности, отучает нас думать самостоятельно и принимать решения по совести, а не по приказу. Промывание мозгов и проведение генеральной линии партии начинается именно в школе. Конечно, не все учителя в этом участвуют. Но такие тетки, как во Владимире есть практически в каждой школе, и каждый, кто школу заканчивал без труда вспомнит подобных педагогов.

Но школой же дело не ограничивается. Против детей не стесняются применять полицейские меры и включают против них пропаганду во всю ее дурацкую мощь. У государства есть все – а что есть у детей? С 14 лет им выдают паспорт, но никаких прав у них, по сути, нет. Перед школой, полицией и властью дети беззащитны. И на какой же результат рассчитывает государство? Если ребенка выгнать из школы, если испортить ему аттестат, не дать поступить в вуз или того хуже отобрать у родителей — он после этого перестанет любить Навального и начнет любить Медведева, что ли? Что, кроме ненависти можно вызвать таким поведением? Они рассчитывают на страх. Задавишь одного – остальные побоятся. Они, может, и испугаются, но уже никогда не станут любить школу и власть, которая так поступает с ними и с их товарищами. Они вырастут и все это припомнят.

Впрочем, теперешние дети – они другие, не такие, как мы, выросшие в зашуганные советские времена. И наша надежда на то, что это поколение вырастет и ему не успеют засрать мозги пропагандой, как это было с нами. От нас, родившихся в СССР, толку уже немного. А вот те, кто родились при Ельцине и в 21 веке что-то еще могут изменить. Этого-то власть и боится. Что ее время уйдет физически и на смену болванам, которые покорно ставят галочки в бюллетенях и слушают всякую хрень в телевизоре, вырастут нормальные люди.

02 мая 2017

Второй тур

На днях нам уже разъяснили, что доверять опросам «Левады» нельзя, потому что это не опросы, а политический заказ. Так говорила огорченная помощница Медведева Наталья Тимакова, когда опрос показал, что народ Дмитрия Анатольевича совсем не жалует. Чей именно это был заказ и кто вообще способен заказать в нашей стране премьер-министра, Тимакова тогда не уточнила. Но теперь возник новый опрос и новый вопрос. Потому что на сей раз кто-то заказал самого Путина.

Мы же с вами вряд ли поверим в то, что за Владимира Владимировича на виртуальных выборах в ближайшее воскресенье проголосовали бы всего 48%. Есть, конечно, вариант, что социологи просто допустили опечатку, перепутали местами цифры – что граждане-респонденты ответили, как полагается, и за Путина выступили 84%. Но поменяли две цифры ненароком — и 84 превратились в 48. Но если никто ничего не путал, то 48% — это второй тур. Я понимаю, что Путин все равно победит. Что он победит даже без подтасовок, что хоть в первом, хоть во втором, хоть в дополнительное время, хоть по пенальти – но победит. А если процентов почему-то станет нехватать, то нужные цифры возникнут из воздуха. Не для того вообще проводятся в России выборы, чтобы Путин на них проиграл. Да и кому проигрывать? Фанаты Владимира Владимировича сейчас посмеются над моими рассуждениями, мол, 48% — это мало, а 3% — это много? Ну, да, у ближайших, так сказать, конкурентов,Зюганова и Жириновского как раз 3%. У Навального – 1%, у Шойгу – тоже 1%, что легко можно считать погрешностью. То есть половина граждан голосует за Путина, а половина либо не голосует вовсе, либо никак не может решить, что ей делать. То есть это вообще не выборы, потому что есть всего один кандидат и вы либо за него, либо против. Это плохо для всех желающих баллотироваться, плохо для всех, кто надеется что-то в стране еще поменять.

Для страны как таковой это очень плохо, потому что на сто пятьдесят миллионов уже почти 20 лет всего один-разъединый кандидат. А если его похитят инопланетяне и спрячут в своей летающей тарелке – мы как жить станем? Без президента вообще? Или страна развалится тогда? Нет Путина – нет России? Но вот эти 48% — это очень скверно и для самого Владимира Владимировича. Самого мудрого, самого красивого, божественного. Все кругом дураки – начиная от замухрышистого депутата и кончая всеми членами правительства – один Путин умный. И все равно только 48%! Если Путин действительно мудрый человек, он оставит все как есть и спокойно переварит 48% и второй тур. Этим он даже продемонстрирует наш демократизм: видите как – у нас все честно, у нас даже второй тур есть! Но я подозреваю, что человек он ревнивый, не терпящий никаких возражений и для него даже 1% против – это унижение. Так что никакого второго тура не допустят. Однако те, кому надо, будут знать настоящие цифры и несмотря на триумфальную победу, эти цифры могут очень испортить им праздник.

От зеленки до крови — один шаг. Мы же любим говорить, что все не так страшно в нашей стране, что, чай, не 1937 год, в лагеря не сажают, к стенке не ставят, дают 15 суток, как раньше давали всяким алкашам, а сроки — условные да «двушечки».

Все верно, год сейчас не 1937, а 2017. Прошло 80 лет, и мы можем гордиться, что произвол, вытирание ног об Конституцию, правосудие и права человека приняли такие невинные формы.

У сталинских палачей были руки по локоть в крови, а теперь — подумаешь, ерунда какая — всего лишь по локоть в зеленке. Прежде люди за свои убеждения жизнью рисковали, а теперь — всего лишь глазом. Нету глаза — но второй-то остался! И рук, и ног, и ушей, и почек, и легких у человека по паре, пальцев вообще двадцать штук, а зубов — и не сосчитаешь. Не мелочитесь. Язык, правда, один, если его вырвать, то тебя не услышат — зато можешь написать, и тебя прочтут.

Если сравнивать с 1937 годом, то, конечно, ничего страшного. Хотя у нас миллионы таких, которые уверены, что и в 1937 ничего страшного не происходило. Все было замечательно, а нынче власть, наоборот, неоправданно цацкается с врагами народа.

Сейчас самое интересное — это до какой степени всероссийское обливание зеленкой было санкционировано Кремлем, чекистами, Администрацией или еще кем-то. Я с трудом представляю, что на большом совещании сидит такой весь из себя Путин и говорит: чего-то заколебал этот Навальный и всякая прочая шушера — давайте, что ли, зеленкой их облейте.

Но в принципе можно себе представить, что кто-то действительно это придумал и был страшно рад такому креативу. Но важно, что было потом. Был ли составлен этот список для нападений с последующим отчетом о проделанной работе — или началась импровизация?

Одно дело, если всё это скотство делается по разнарядке и по команде. Это скверно, но ты понимаешь, что имеешь дело с организованной силой, и тебе противостоит репрессивная машина. Однако куда хуже, если сперва на людей нападали по приказу, а потом началась самодеятельность.

Облили зеленкой здесь — а почему бы нам не облить зеленкой тут? Власть создает модель поведения. Это вирусное насилие. Гопникам не надо ничего придумывать — примеры перед глазами. Вирусное насилие опасно тем, что его нельзя проконтролировать, нельзя по команде остановить. Особенно если никого не ловят и не наказывают.

Сейчас ходят разговоры, что где-то в верхах кто-то решил, что на этот раз переборщили и что нужно эту практику свернуть. Но ты поди сверни, если гопота вошла во вкус! А ведь это так просто! Не нужно ножей и пистолетов. Чтобы покалечить человека, достаточно просто сходить в аптеку и купить на сто рублей бриллиантовой зелени.

Я должен сказать вам, что не испытываю к блогеру Руслану Соколовскому никакой симпатии. В последнем слове на суде он назвал себя идиотом, а стало быть, мне не придется придумывать для него какой-то другой адекватный эпитет. Но меня бесит вся нынешняя ситуация. Потому что теперь я, считая себя все-таки приличным человеком, должен Соколовского защищать. Соколовский теперь становится мучеником, героем, для кого-то он будет примером для подражания. Эта история похожа на Pussy Riot, когда такое же идиотское поведение сделало группу девиц героями поколения, символами свободы, борьбы с проклятым режимом и тому подобное. Соколовский молодой парень, а в молодости многие совершают идиотские поступки, но дурь – это не уголовное преступление. Я повторяю это в стопятсотый раз: за глупость не судят. Если бог не дал ума человеку, так человек уже достаточно наказан – причем, возможно пожизненно. Хотя с годами многие мудреют, и я не исключаю, что и Соколовскому будет за свое поведение в храме неловко. Но это вопрос воспитания, а не Уголовного кодекса. Есть вещи, которые просто нельзя делать.

В храме нельзя кривляться, нельзя придти на панихиду или в крематорий и ловить там покемонов или петь частушки. Но за это не сажают. А у нас принят отвратительный, идиотский, подлый закон о защите чувств верующих. Я настаиваю, что никаких особенных чувств у верующих нет и быть не может! У них нет никакой особо хрупкой души, требующей защиты закона. Их сам Господь защищает – куда там прокурору! В конце концов, у атеиста тоже есть чувства, а неверие – это тоже вера. Вы верите в то, что Бог есть, а я верю в то, что Бога нет. И ваша вера ничем не лучше и ничем не приоритетнее моей. Но светское государство защищает именно религиозные чувства. И поэтому теперь мы будем каждый день долбить всем на мозги и требовать свободу для Руслана Соколовского, который в нормальной стране не был бы достоин даже односекундного упоминания. Потому что идиот становится жертвой подлецов и мракобесов. А идиотичнее всего в этой истории – покемоны.

Где они теперь, покемоны, которые гоу? Кто-нибудь еще помнит про них? Переловили всех, что ли? С тех пор, как Соколовский их в храме искал, про них и не слыхать. Получается, что покемоны — как дунканы маклауды, которых ни в коем случае нельзя было трогать в святых местах. Может быть, наш закон защищает не верующих, а покемонов? Может Соколовский набрел на особо ценные экземпляры и его сажают в тюрьму, чтобы убрать конкурента? Эта версия вовсе не кажется мне абсурдной. Наоборот! Когда проживаешь в дурдоме-онлайн, наиболее абсурдные идеи оказываются самыми жизнеспособными и становятся законами.

В связи с этим вспоминается известный диалог из кино: «И что вы обо всем этом думаете, Ватсон?» — «Запутанное дело» — «Как это верно, Ватсон». Я не знаю, что там на самом деле произошло с Денисом Сугробовым. И относитесь с осторожностью к словам тех, кто уверенно говорит, что все в этом деле понял. О чем говорить, если из одного источника в другой кочует история о том, что Сугробов женат на женщине, которая старше него на 10 лет, и которая имеет большие связи в высоких сферах. Хотя на самом деле Сугробов не имеет к этой женщине вообще никакого отношения, а по ее словам, они даже не знакомы. Ну, и далее все в том же духе. Я когда попытался в это вникнуть, у меня башка распухла.

Схватка ментов с чекистами, борьба с руководством Контрольного управления при президенте, Константин Чуйченко, Евгений Школов, еще куча разных фамилий, спецслужб и должностей. На выходе мы имеем заместителя Сугробова Бориса Колесникова, который якобы сам прыгнул из окна шестого этажа в Следственном комитете, преступную организацию, в которую вовлечены сотни сотрудников — и целый взвод осужденных на сроки в 15-20 лет. У нас убийцам дают меньше.

В любом случае, нынешнее решение суда – это очень скверно для всех. Допустим, Сугробов не виноват, и дело сфабриковано. Может такое быть? Вполне! Это никого не удивило бы, поскольку разных дел, шитых белыми нитками, у нас полно. Но в таком случае мы имеем массовый произвол и кошмарное извращение правосудия: усадить за решетку на такие адские сроки невиновных людей!

Есть другой вариант: они виновны во всем, что им предъявляют. Но и этот вариант не лучше. Что может быть хорошего в существовании внутри правоохранительных органов Коза Ностры! И ведь никто же не поверит в то, что вот эту преступную группу ликвидировали, и вместе с ней коррупции в погонах больше нет! То есть даже после ликвидации такой огромной банды, бандитов не стало меньше! Есть еще один вариант. И он тоже так себе. Что Сугробов и его друзья действительно в чем-то виноваты, но посадить их решили не за это. А потому, что в борьбе разных Башен Кремля верх взяла другая Башня. А поскольку там все на крючке, все про всех всё знают, компромату просто дали ход. И никто там за законность не боролся, а боролись они за власть, деньги, погоны и возможность прильнуть к источнику неисчерпаемого благосостояния.

Так что какой вариант не выбирай, получается одно печальнее другого. Хотя Денису Сугробову сейчас не до философии. Он выйдет на свободу, если я верно понимаю, в 2036 году. Владимиру Путину тогда будет 84 года и он все еще будет вести нас к светлым горизонтам уверенной рукой.

Давайте только сразу избавим себя от нескольких иллюзий. Например, что фильм Навального может привести к отставке Медведева. Или что к отставке Медведева приведут уличные акции. Или что к отставке Медведева приведут данные социологов. Да мне, строго говоря, вообще все равно уйдет Медведев в отставку или останется. Это вообще никакого значения не имеет и его мнение никого не волнует, кроме членов семьи и друзей.

Медведев нужен как объект насмешек, как громоотвод, как мальчик, точнее, дядя для битья. И как балласт. Который можно будет скинуть, если станет совсем худо.

Пока ситуация в стране терпит. Народ чего-то такое бормочет, граждан терзают смутные сомнения, одно с другим не сходится, но мысль, что виноват во всем самый главный в стране человек, в их головах еще не угнездилась. Народ думает, что у нас плохие депутаты, сенаторы, губернаторы, министры, Медведев — а Путин хороший. И когда возникнет опасность, что россияне догадаются, кто на самом деле виноват и с кого надо начать наведение порядка, как раз и начнут сбрасывать балласт.

Сейчас активно сажают разных губернаторов. Там еще сажать — не пересажать. Но рано или поздно губернаторы кончатся. Тогда можно поменять всех министров. Потом провести досрочные выборы в Думу. А в какой-то момент и Дмитрия Анатольевича катапультировать с корабля истории. А когда Дмитрий Анатольевич иссякнет, тогда пригодится Росгвардия и батальоны Кадырова.

Хотя история с опросом «Левады» про Медведева все равно занятная. Когда это в последнее время в Яндексе такая скользкая новость не вылезала полдня из топа? В топе Яндекса давно уже Украина, Америка и прочая лажа. И вдруг народное недоверие к Дмитрию Анатольевичу!

В Кремле не сразу отмахнулись, а сказали, что будут изучать и на это даже потребуется некоторое время. То есть натурально вникнут в цифры. Такого мы тоже не слыхали от Пескова давно. А Тимакова какова! Политический заказ, говорит! Тут бы самое время и уточнить — чей? Кто у нас способен политически заказать премьер-министра? Навальный? Госдеп? Ну, смелее же предлагайте варианты, Наталья Александровна!

А когда иные социологические службы при любом раскладе дают Путину 84 или сколько там процентов — это не заказ? Другое дело, что эти цифры действительно не более чем развлечение. Какие социологи, если у нас вообще-то выборы иногда проводят. И там тоже разные забавные цифры, которые можно крутить так и эдак по своему желанию. Так что здесь любопытнее именно реакция. Пескова, Тимаковой, Яндекса и так далее.

Я думаю, что это будет использоваться, как крючочек. Как намек, что Медведев не вечен, что это не он может стать преемником, а у него самого может появиться преемник. Чтобы подергать его немножко, понервировать. И чтобы народ уже точно знал, на кого вину за все беды свалить при случае. Так что, держитесь, Дмитрий Анатольевич. Здоровья вам и хорошего настроения.

25 апреля 2017

Подавлять соблазн

Внутри Дмитрия Анатольевича борются разные демоны. Одни демоны хотят жить в Псехако и ходить как сороконожка в бесчисленных кроссовках, другие временно берут верх и говорят, что «свобода лучше, чем несвобода». Добрые демоны против злых. К сожалению, чаще верх берут злые и тогда мы слышим, что денег нет и нужно держаться, не теряя хорошего настроения и богатырского здоровья. Но нынче светлая сторона Медведева ненадолго вышла из-за туч и сообщила, что начальство не должно пинать художников, указывая людям искусства, как им писать, снимать и лепить. Надо, говорит, подавлять соблазн.

Мы будем рады, если начальство и сам Дмитрий Анатольевич в частности, сумеют подавить в себе хоть какие-то соблазны. Если уж без кроссовок и виноградников им никак – то хотя бы пускай не лезут к мольберту и кинокамере. Тут, в общем, нечего даже обсуждать и с Медведевым спорить я не стану. Но, как говорится, есть нюансы. Нюансов много. Например, государство ежегодно выделяет на всякие культурные мероприятия приличные деньги. То есть выступает заказчиком и спонсором. А заказчик имеет право требовать за свои деньги определенного результата. Частные спонсоры денег дают мало. Кроме как у Минкульта взять их зачастую негде. Так какой же выход? Дайте денег и не мешайте? Или тогда уж лучше ходить с протянутой рукой к олигархам, в надежде на то, что они не заставят снимать сериал про 28 Панфиловцев? Есть и другой нюанс. Нашему искусству сейчас куда больше угрожают даже не чиновники, а всякие безголовые православные, казачки и прочие кретины, которые врываются на выставки, устраивают пикеты, а иногда и погромы. Они срывают постановки, запрещают спектакли, провоцируют суды, а их убогие якобы чувства находятся в состоянии непрерывного оскорбления. А государство в это практически не вмешивается. И эти черти думают, что раз никто не вмешивается, то все позволено. Это называется молчаливым согласием. Когда вам не нужно давать прямых указаний, а достаточно просто закрывать глаза на безобразия. Поэтому если Медведев так заботится об отношениях власти и творцов, то пускай защитит художников от шпаны.

И отдельный номер программы – это Наталья Поклонская. И ее история – это все-таки не про давление власти на художника. Это тоже история про демонов, которые одолевают девушку и разжигают в ней страсть к столетнему покойнику. Я думаю, что Поклонская так же лютовала бы и без депутатского мандата – как те самые бесноватые активисты. И здесь не проблема взаимоотношений власти и художника. Проблема в другом: почему такие люди, как Поклонская или Милонов вообще оказываются у нас депутатами. Почему их безумное мнение оказывается важным, и почему нормальные люди должны зависеть от поведения умалишенных?

24 апреля 2017

Переводной дурак

Говорят, что Сергей Лавров неплохой мужик в обычной жизни. А еще он редкий профессионал и знаток международной политики. То есть по всем данным отлично подходит на пост министра иностранных дел. Одна беда — иностранные дела у нас идут неважно. А неплохому мужику и профессионалу на этой работе сейчас делать нечего. Эту работу сейчас выполнять просто стыдно.

И мы могли бы пространно поговорить о том, что заставляет хороших людей выполнять грязную работу, которая противоречит их чистой природе. Но раз уж Лавров эту работу выполняет, то закроем глаза на его чудесные личные качества и поговорим о деле.

А в череде тех самых иностранных дел у Сергея Лаврова обнаружилась встреча с главной европейской дипломаторшей Федерикой Могерини. И Лавров диву дается, почему санкции только против России, а Украина вроде как не причем.

Я полагаю, что министр Лавров прекрасно знает ответ на этот вопрос. Но Сергей Викторович играет в переводного дурака. В таком случае, видимо, требуются пояснения. Давайте вспомним, откуда вообще взялись санкции.

Сколько лет мы жили без них и никому в голову не приходило ничего вводить. Однако все изменилось в тот день, когда Россия решила забрать себе Крым. Забрать как вор, забрать под аккомпанемент непрерывного вранья, наплевав на все международные договоры, ею же и подписанные. И Лавров-то совершенно точно знает, что было в этих договорах и что именно мы нарушили. Лучше всех знает.

Именно после того, как наша страна решила действовать не по закону, а по понятиям, распространив нравы питерской подворотни на международные отношения, против нас и ввели санкции. Не успокоившись на этом, наша с вами страна начала войну в Донбассе. И без поддержки нашей страны эта война давно бы уже закончилась. И вы можете какие угодно байки рассказывать про добровольцев, ополченцев, трактористов и баянистов, но именно потому, что Россия помогает мятежникам оружием, деньгами, людьми, «Буками», сбивающими пассажирские самолеты — мира в Донбассе нет и не предвидится.

И Минские соглашения с самого начала были бессмысленны, потому что для нашей страны достижение мира не было главной задачей. А если Россия не хочет, то ничего и не получится. Хорошо ли себя ведет при этом Украина? Нет. Обстрелы, карательные походы, зверства — все это есть, и преступления, совершаемые с украинской стороны, действительно заслуживают осуждения и наказания. Но не нам призывать их к ответу.

Вспомним, в конце концов, что не так давно Россия сама была в той же роли, когда бунтовала Чечня. Какими методами Москва ее усмиряла? Любыми, какими угодно — и мы тоже не стеснялись в средствах и утюжили собственную территорию дай бог! Но когда речь заходила про санкции всегда отвечали: не лезьте к нам, мы подавляем мятеж и восстанавливаем порядок в стране. Киев говорит то же самое. Так чего же мы-то от него хотим и каких санкций требуем?