oreh

Антон Орехъ

02 февраля 2017

F

Я считаю, что нам сейчас нужно действовать зеркальными методами. Главный вопрос современности для России – это подружиться с Трампом. Мы столько для этого сделали, мы так этого хотели, мы так радовались его победе, что сейчас ни в коем случае нельзя сделать что-то, что могло бы нарождающуюся идиллию разрушить.

Именно поэтому – делай, как Трамп. А Трамп твердо намерен выстроить могучую стену на границе с Мексикой. Он первый президент в истории, который делает то, что обещает – буквально и по пунктам. Стало быть, и нам нужно строить стену на границе. Правда, границы с Мексикой у России, к сожалению, нет. Но есть Белоруссия! Почему бы не выстроить стену на этом рубеже?

Опять-таки, наш друг Дональд давеча беседовал с президентом Мексики. О чем они там переговаривались – ясно не вполне. Но по отрывочным сведениям, Дональд сказал мексиканцу, что Энрике Пенья недостаточно делает для того, чтобы «плохие парни» не попадали из Мексики в Штаты. И пускай слова эти нынче опровергают, но я уверен, что именно так Трамп и должен был сказать этому Пенье.

И мы тоже должны сказать Батьке, мол, Алексан Григорич, ты открыл свои границы для всех подряд и к тебе со всего света поедут плохие парни, которые через твою дырявую границу поедут потом к нам, а нам здесь плохие парни не нужны. Нам и девчонки плохи не нужны тоже. Так что извини, Алексан Григорич.

В России есть люди, способные построить стену. Эти люди уже строят мост в Крым, эти люди кладут плитку и асфальт по пять раз в год на одном и том же месте, эти люди возводят эстакады и развязки, а потом снова кладут асфальт и плитку.

Построить стену с Белоруссией – это заказ государственной важности и всероссийского значения. В конце концов, нам надо закрыть свои рубежи не только от чужих плохих парней, но и от своих. Некоторые сомнительные граждане повадились ускользать от закона как раз через белорусскую границу, а этого допустить нельзя. Да и самим белорусам будет без наших плохих парней также спокойнее жить.

И наконец, заслон требуется поставить не только против нехороших людей, но и против плохой жратвы. Мы столько времени закрывали глаза на то, что в водах белорусских рек и озер завелись креветки, чтобы потом попасть к нам на тайные прилавки, сквозь пальцы смотрели на то, как белорусские сыроделы наладили выпуск итальянских пармезанов, а белорусские животноводы и колбасники поставили на поток выпуск хамонов. Не пора ли покончить и с этими гастрономическими упражнениями?

Так что будем делать как Трамп и строить свою стену, а поскольку протяженность государственной границы у России намного больше протяженности границы США, то открываются замечательные перспективы по стеностроительству и обеспечению безопасности по всему периметру.

01 февраля 2017

Люди в клетке

На какие-то вещи мы даже не обращаем внимания – настолько уже к ним все привыкли. Поэтому очередное «антироссийское» решение ЕСПЧ поначалу вызвало удивление. Ну, допустим, сидели в железных клетках в зале суда какие-то заключенные – а разве это ненормально? У нас же везде в клетках обвиняемых держат – или я не прав? Клетка стала какой-то даже неотъемлемой частью судебного пейзажа. Это только в старых фильмах подсудимые сидели именно на скамье, деревянной, резной — и могли оттуда выкрикивать: «Да здравствует наш суд, самый гуманный суд в мире!».

Кстати, если кто не знал, в комедии Гайдая «Кавказская пленница» эта знаменитая фраза изначально должна была звучать иначе: «Да здравствует советский суд, самый гуманный суд в мире!», но такое восклицание сочли издевательством над советским судом, видимо, подозревая, что издеваться есть над чем, и что гуманизм советского суда несколько преувеличен. Гуманизм суда российского преувеличить сложно. А заключенный в клетке в нашем, российском суде смотрится органично и даже как бы намекает нам всем, мол, чтите ребята Уголовный кодекс, а то так и будете за железными прутьями везде сидеть – сперва в обезьяннике, потом в зале суда, а потом уже в камере. А подсудимому лучше заранее начинать привыкать к решеткам и стальным прутьям. Потому что процент оправдательных приговоров в наших, российских судах, настолько низок, что недалеко ушел от статистической погрешности. Оправдательные приговоры выносят, кажется для того, чтобы отчетность не была совсем уж неприличной. А раз так, то какая разница, в каких декорациях будет сидеть на скамье подсудимых гражданин.

Даже если это задевает его достоинство, то после приговора с ним такое всякое будет происходить, что время, проведенное в зале заседаний, он будет вспоминать с ностальгией, как прекрасные, спокойные дни, полные гуманизма. Что же касается технической стороны вопроса, то я не знаю, для чего в зале суда нужна клетка. Чтобы преступник не сбежал? А для чего охрана? Чтобы преступника не побили? А охрана для чего? Чтобы он сам кого-нибудь не обидел? Тот же вопрос о функциях конвоя. Каких-то особо опасных подсудимых надо, наверное, изолировать от окружающих специальным способом, но скорее это должна быть не железная клетка, а пуленепробиваемое стекло. Это гораздо надежнее.

Да и сидеть за стеклом, наверное, не так унизительно для достоинства подсудимых. А вообще, это решение ЕСПЧ, конечно, не про клетки, а про то, что мы незаметно привыкаем к чему угодно, и даже неправильные вещи кажутся нам совершенно естественными.

31 января 2017

Шум и «тишина»

У нас какие-то странные представления об успехах в области защиты прав человека. Никиту Белых переводят из «Лефортово» в «Матросскую тишину» и это подается как существенное достижение. Ну, конечно! «Лефортово» — это дополнительный круг Ада, а вот «Матросская тишина» — санаторий управделами президента.

В этом санатории Сергея Магнитского на тот свет отправили в 2009 году. И Магнитского там, представьте себе, лечили! И, как говорят, лечили замечательно. Вылечить вот только не сумели, а даже наоборот – ну, тут ничего не поделаешь, все мы смертны. Остается надеяться, что Никиту Белых в этом санатории все-таки будут именно лечить, а не калечить.

Но у меня сейчас вопрос: а если бы это был не такой известный человек, как бывший губернатор? А если бы журналисты и правозащитники не теребили всех его историей и не сделали бы эту ситуацию публичной и неприличной для, простите за дурацкое слово, «имиджа» властей. Сидел бы себе Никита Юрьевич в «Лефортово» и потихоньку загибался.

Про таких заключенных частенько я слышу иронические замечания, мол, «пока на свободе был, то ни на что не жаловался, ходил упитанный и красивый, а как взяли жулика за задницу, посадили в клетку, так у него и то заболело, и это — и сердце, и руки, и ноги – только вот совесть у этого ворья не болит»! Ну, да.

А вам не кажется, что тут никакого противоречия на самом деле нет? Что условия содержания в наших изоляторах и тюрьмах таковы, что даже здоровый человек может быстро превратиться в инвалида. Небольшая медицинская проблема – а такие проблемы сейчас есть почти у каждого из нас! – превращается в серьезную и хроническую. Особенно если ты не получаешь нормальной врачебной помощи.

А почему, кстати? Почему человек, которые еще даже не признан преступником, не может рассчитывать на квалифицированную помощь? Почему человек не может принимать лекарства, которые ему положено принимать, а за хранение этих лекарств ему объявляют взыскание? Дело длится более семи месяцев – где результат? Следователь не приходит к подозреваемому три с половиной месяца! Заключенному не разрешают заключить брак с невестой, не разрешают видеться с матерью, не передают письма, которые ему пишут! Это что вообще такое?

И так обращаются с человеком, который никого не убил, не покалечил, не насиловал, не грабил. Которого подозревают в получении взятки. Пусть бы даже и так, но подозрение в получении взятки – это достаточное основание для применения к человеку, по сути, пыточных методов воздействия?

Вы просто подумайте о том, что Никита Белых – человек известный, есть кому беспокоиться и поднимать из-за него шум. Точно так же, как Ильдар Дадин известный человек и шум тоже поднимают. Но при этом одного превращают в инвалида, а другого не стесняются пытать. А что происходит с тысячами обыкновенных подследственных и зэков, заступиться за которых некому и шуметь по поводу которых никто не станет? Эти зэки и подследственные рассказали бы вам истории даже более дикие. Но слушать и услышать их некому.

Наталья Поклонская славная девушка, но с приветом. Не сумасшедшая, не дурочка, а именно с приветом. Так бывает, когда человека на чем-то клинит. Ее заклинило на Николае Втором. Она пришла с его портретом в виде иконы на «Бессмертный полк». Как бы эту акцию теперь не использовали в пропагандистских целях, но акция эта сама по себе замечательная. А Поклонская решила устроить там балаган с этим Николаем. Хотя с учетом ее пробелов в освоении школьной программы, возможно, что Наталья искренне верила, что Николай Романов пал в борьбе с фашизмом. Во всяком случае, какие-то немцы в связи с ним, кажется, упоминались. Не знаю, как в этом году, но вот когда наступал год 2016, Поклонская обратилась к народу с поздравлением на фоне портрета последнего русского царя. Так что в каком-то смысле ее борьба с фильмом про любовь будущего императора и балерины Кшесинской логична. Не удивительно и то, что нашлось у Поклонской сколько-то тысяч последователей, которые собирают подписи и приманивают прокурорские и прочие проверки на предмет расходования бюджетных средств и вмешательства в частную жизнь.

Клинит на православных образах сейчас много разного народу. А я считаю перспективной идеей дополнить статью о неприкосновенности частной жизни еще одним параграфом про неприкосновенность жизни святых. Это было бы крайне своевременно, потому что сейчас у нас кино сняли про святого князя Владимира. Кино получилось с двусмысленными подтекстами и надо бы проверить, не тратились ли и здесь бюджетные деньги и насколько соблюдены чувства верующих в конкретном случае с Владимиром. А заодно пресечь всякие обсуждения его роли в нашей истории, чтобы не вмешиваться в частную жизнь князя. И следует повнимательнее изучить древние летописи на предмет клеветы.

По логике Поклонской, частная жизнь не имеет срока давности – и не важно, что императора Николая скоро уж сто лет, как нет на этом свете. Но в этом случае в частную жизнь нельзя влезать и через двести лет, и черед пятьсот и через тысячу. Не одного же Николая Александровича защищать о посягательств. Доступ к летописям надо ограничить, фильм про Владимира с проката снять, дабы не допустить разжигания страстей. А потом провести ревизию уже отснятого. Например, фильм «Агония». Очень рекомендую Наталье посмотреть данную кинокартину, в которой император показан так, что уж лучше бы он с Матильдой шашни развивал. Слабовольный пьяница, который Россию профукал. Ничего святого в нем нет, жалкий, несчастный мужчина. А еще подумал я о неожиданном. Потому что фильм про Николая и Матильду выйдет только осенью, а рекламу ему Поклонская сделала такую, что даже дополнительных средств в раскрутку вкалывать не надо. Вот и подумаешь невольно, на кого она вообще работает, Поклонская Наталья?

20 января 2017

Трампофилы

У нас с вами, ребята, большие проблемы. У нас с вами дикие комплексы и заниженная самооценка. Ну, то есть за последнее время в диагнозе ничего особо не поменялось – это комплекс неполноценности на базе мании величия. Просто в какие-то моменты болезнь обостряется, и мы имеем такие истории как трампофилия. А в первые дни после победы Дональда это была даже не филия, а мания.

Разные тетеньки, которые хотели кататься по Садовому с флагом наших заклятых партнеров и дудеть в клаксон, дяденьки, которые выпустили сахар с портретом Трампа, маршрутки, которые возили бесплатно всех, кто с портретом избранного президента США, а где-то, кажется, возили бесплатно просто так. Шампанское — в студию! А главный канал страны устроил беспрецедентный марафон в прямом эфире, отменив вообще все программы чуть не до ночи, чтобы бесконечно обсуждать победу Дональда Трампа на выборах в Америке.

Никакие выборы в Думу, никакие выборы Путина Путиным – ничто вообще не вызывало такого дикого ажиотажа в нашей стране, как выборы в постороннем государстве, которое мы, к тому же, очень не любим. Или любим, но боимся признаться? Или мы боимся признаться себе в том, какая держава на самом деле великая? Вы просто представьте себе, чтобы в день избрания президента России кто-то стоя хлопал в Палате представителей или в Сенате. Чтобы CNN или Fox отменяли все передачи и девять часов в прямом эфире обмусоливали российское голосование. Чтобы итоговые еженедельные новостные программы из двух часов своего хронометража не меньше часа посвящали России, а про Америку говорили пять минут. Мы ведем себя как банановая республика, прости, господи.

Вот этими идиотскими восторгами и пачками сахара с Трампом мы показываем, кто в мире реально рулит, а кто просто подруливает. Ведь тот же дурацкий «ящик» так нам об этом рассказывает, словно в Штатах только и обсуждают Путина и Россию. Никто же здесь не поверит, что Россия во всех видах если и вырывается в топ новостей, то редко и не надолго, а в остальное время идет в разделе «разное». Но нам очень хочется, чтобы про нас говорили, чтобы нас замечали. Нам так хочется, чтобы Дональд Трамп нас полюбил, что мы и правда готовы бегать со звездно-полосатым флагом, который еще вчера обливали какашками и жгли бензином. Мы жаждем, чтобы нас признали равными и признали именно в Америке. И не шибко вникая в сущность личности Трампа, просто ухватившись за пару фраз, типа, «Путин крутой чел» и «русские клёвые ребята», мы готовы поверить, что Трамп действительно — наш, тайный член «Единой России» и кооператива «Озеро». Уже когда более или менее утихла история с Трампом и проститутками в Москве, наш президент вдруг вспыхнул и так встал грудью на защиту Дональда, что я грешным делом подумал, что настоящая фамилия Трампа — Ротенберг. Так защищают только друга и близкого человека. И поэтому я очень боюсь, как бы не вышло чего дурного, когда выяснится, что Трамп не тот, за кого мы его выдаем. Когда разочаровываешься в том, кого любил, можешь самых разных глупостей наделать.

Я считаю очень странной саму идею вынуждать кого-то выступать под нейтральным флагом, вместо флага своей страны. Если спортсмен — допингист, то он не должен выступать ни под каким флагом. Если атлет чист – то какого черта его лишают возможности представлять свою страну! Если чем-то виновата страна – исключите ее из ООН. Можно придумать, например, другую форму наказания: выступать без имени или скрыть лицо париком и усами. Короче, условие бредовое.

Но правила таковы и бегун Шубенков готов пойти на то, чтобы выступать в качестве нейтрального спортсмена. Но поскольку из всех искусств важнейшим у нас является патриотизм, то Шубенкова теперь подозревают в измене родине. Лучше вовсе не выступать, чем выступать под белым флагом. Лучше погубить свою карьеру навсегда, чем выйти на арену без триколора. И вот Шубенков решит все-таки карьеру погубить, и мы все ему скажем: большое спасибо, Сережа! Чтобы забыть про Сережу через пять минут. А чем Сережа будет дальше заниматься и чего ради он дело всей своей жизни выкинул в помойку – это его проблемы.

Спортсмены – это в данный момент практически единственные люди, которые реально представляют нашу страну на высшем мировой уровне. При всех допинговых скандалах ни в одной области человеческой деятельности у нас нет такого количества успешных, конкурентоспособных и знаменитых людей, как в спорте. Уже даже в области балета мы не впереди планеты всей. Шубенков – реальная суперзвезда. И когда он будет выходить на дорожку, все и так будут знать, из какой он страны. И для этого вовсе не обязательно смотреть в протокол и в титры на экране. И когда он будет побеждать, все будут знать, что выиграл не какой-то неведомо откуда взявшийся парень, а выиграл парень из России. И своими победами даже под нейтральным флагом, Шубенков прославит не только себя, но и нашу страну. А вот те люди, которые сейчас пишут дурацкие тексты и еще полезут на разные трибуны ничего кроме стыда и позора стране не принесли.

Государство сейчас может уцепиться за собственные правила, мол, раз флаг не российский, то и помогать мы Шубенкову и ему подобным не обязаны. Государство наше родное как раз и славно тем, что кидает соотечественников при любой возможности. Но именно государство породило всю эту ситуацию с допингом. Без участия государственных структур это было бы просто невозможно. И Сергей Шубенков, который никогда никаких проблем с допингом не имел, оказался в такой трудной ситуации в первую очередь по вине нашего государства. Да даже с точки зрения простого прагматизма надо помочь всем, кто готов выйти под нейтральным флагом. Санкции рано или поздно отменят и тогда у нас будут десятки тренирующихся и выступающих спортсменов. Или лучше гордо сидеть и ничего не делать, чтобы потом позориться под родным триколором?

И кстати. Вспомним-ка историю. На Олимпиаду-80 приехало множество участников, решивших выступать, несмотря на бойкот. Они не могли выйти под своими флагами и выступали под олимпийскими. Мы не считали их предателями, мы встречали их как героев.

18 января 2017

Крымнестровье

Надежда Савченко не перестает удивлять. Мы-то думали, что вернувшись домой из нашей тюрьмы, она станет Жанной д'Арк, и поведет народ в поход на Россию. А у Савченко одно предложение миролюбивее другого, один компромисс другого компромисснее. Сдать Крым, чтобы спасти Донбасс – ничего себе идея!

Представьте, чтобы лет двадцать назад какой-нибудь наш очень популярный герой сказал бы: давайте сдадим Чечню, но спасем Кавказ. Впрочем, параллель, возможно, не совсем корректна. Про Чечню и тогда и теперь говорили всякое, но все же подобная идея любви к оратору однозначно не прибавила бы. А Савченко не стесняется и не боится. А может быть, она просто реально смотрит на вещи.

Положение же этих вещей таково, что вся эта история с Крымом, мягко говоря, надолго. Очень трудно представить себе, что должно произойти в России, чтобы Россия отказалась от Крыма. Ни при президенте Путине, ни при президенте Навальном Крым будет отдать невозможно. Это было плохое решение, которое не оставило в перспективе хороших выходов из ситуации.

Для Украины же проблема в том, что в Крыму действительно хотели быть частью России. Хотели давно и массово. У Путина потому так ловко с зелеными человеками все и получилось, что сопротивляться захвату полуострова никто особо не рвался и поддерживать украинских военных в Крыму никто не хотел. Другое дело, что российское будущее оказалось для Крыма не таким уж светлым – однако не настолько, чтобы схватиться за голову и воскликнуть, мол, что же мы наделали. Я даже не уверен, что и самим украинцам так нужен Крым. Как кусок земли, как элемент национальной гордости – типа, вернули украденное – нужен, а, по сути, не уверен. И с Донбассом нечто похожее.

Как бы Россия не провоцировала и не спонсировала сепаратизм, совсем уж на пустом месте мятежей не бывает. Другое дело, что поголовной поддержки в Донбассе у мятежников нет – иначе там тоже все прошло бы, как в Крыму, быстро и бескровно. Получилась война и соотношение сил 50 на 50. Никто не может эту войну выиграть. Это тоже может продолжаться очень долго. Как в том же Приднестровье, про которое вспомнила Савченко. Но когда преимущества нет ни у кого, придется договариваться. То есть торговаться. Торговаться с привлечением друзей и партнеров с дикого Запада. И будущей госсекретарь Тиллерсон всю эту ситуацию чудесно описал одной фразой: «Вы взяли Крым, но дальше – ни шагу». За пару лет как-то все потихоньку дозрели до мысли, что этот фарш назад уже не провернуть. Не воевать же всем миром с русскими из-за Крыма. И мы даже признаем Крым вашим, если вы все-таки уберетесь из Донбасса. А поскольку от Донбасса в Кремле, кажется, устали, то торг возможен и договор с Западом тоже возможен. А Украине остается либо унизительно на такие условия согласиться, взяв донбасскую синицу, либо надеяться на крымского журавля, рискуя потерять вообще все. Савченко боится, что так оно и будет.

Решение ЕСПЧ можно оспорить. Решение ЕСПЧ можно проигнорировать. Его даже можно выполнить. Сказав при этом, что, мол, теперь-то мы понимаем, что этих американцев интересовали деньги. «Ну, да, получили компенсацию за неусыновленных ребятишек, и нажились на детском горе.

Американцы в любом случае не прогадали. Если бы им дали наших детей усыновить, они бы их немедленно продали на органы, а так получат денежки по решению ЕСПЧ. И ведь не стали, гады, прямым текстом требовать компенсацию упущенной выгоды – про моральный ущерб завирают, про дискриминацию и частную и семейную жизнь.

Впрочем, они же наверняка на органы еще каких-нибудь детей пустили. Хорошо, что мы своих смогли уберечь. Так что давайте выплатим этим негодяям их поганые деньги, о которых они только и думали, желая усыновить российских сирот». Все эти колкости и язвительности прекрасны, как и решение Европейского суда, но они не меняют ничего по сути. То, что так называемый «закон Димы Яковлева» был государственной подлостью очевидно и без Страсбурга. Если есть какая-то жизнь после смерти, то все, кто голосовали тогда в Думе за этот закон, узнают, каково это, когда черти жарят тебя на сковородке.

Этот закон один сказал больше всяких докладов и исследований о полном моральном разложении нашей власти и общества, кстати, тоже — несмотря на тысячи людей, вышедших в январе 2013 года в мороз на марш против «подлецов». Большинство, как тогда, так и теперь поддерживает в России все формы духовного людоедства. И я считаю такой же гадостью устраивать какую-то торговлю вокруг списка Магнитского. Потому что мы в ответ на санкции против своих душегубов наказали собственных детей – о чем здесь дискутировать и чего вообще от Америки требовать? Судьбы детей, которых тогда могли усыновить американцы, но не успели — уже не изменишь.

Не изменилась, по большому счету, и судьба всех российских сирот за эти четыре года им по-прежнему очень трудно адаптироваться в жизни, если их вдруг никто не усыновил. И сиротам и усыновленным детям-инвалидам по-прежнему невозможно получить очень многие виды медицинской помощи, а насколько вообще тяжело инвалидам жить в России известно любому, кто в России живет. И пока это так, никакие иностранные усыновления не помогут. Потому что большинство сирот все равно останутся в нашей стране и познают все прелести сиротства на себе.

Спасибо всем соотечественникам, кто забирает детишек из приютов, особенно детишек с проблемами по здоровью. Потому что им вдвойне, втройне тяжелее в сравнении с американскими усыновителями. А решение Страсбурга просто напомнило всем о совершенной четыре года назад подлости и подлость эта не перестала быть подлостью за давностью лет.

Трамп – мужик с фантазией и передовой парадоксалист. Вот наши услыхали, что он готов снять с России санкции и уже обрадовались. Строго говоря, надо не радоваться, а горевать. Потому что сколько уже раз говорилось, как санкции помогают развивать нашу экономику, сельское хозяйство поднимать, импортозамещать все на свете. Санкции необходимо усиливать и распространять на все новые и новые отрасли – чтобы мы уже импортозаместили и синтезировали отечественные технологии во всем подряд. Но наши показания в этом вопросе постоянно меняются, и кажется, что на самом деле санкции нас не шибко радуют и ни фига мы там не заместили.

Меняются показания и у Трампа. Прежде, чем предложить нам взаимно разоружиться, он говорил, что готов к новой гонке вооружений, а еще прежде спрашивал, почему Америка не применяет ядерное оружие, если оно у нее есть. И если его невозможно применить, будучи в здравом уме, то зачем Америка его выпускает? В общем, завтра Дональд может предложить нам наоборот – взаимно вооружиться и чем больше каждая страна наделает ракет – тем лучше.

Однако давайте представим, что позиция Трампа не поменяется и все это он говорит всерьез, хорошенько обдумав. И тогда у меня лично возникает недоумение, как в истории с бузиной и киевским дядькой. А причем здесь вообще санкции и разоружение? Ведь санкции против России ввели не потому, что она стала нарушать договоры и вооружаться до зубов атомными бомбами. Санкции были из-за Украины и Крыма. То есть, если мы сократим боеголовки по предложению Трампа, Крым не перестанет быть нашим?! В этом случае, предложение избранного президента США кажется заманчивым. Ты делаешь вовсе не то, о чем тебя просили, но тебя, тем не менее, поощряют.

Однако представим себе, что Россия станет сокращать и сокращать свои ядерные силы и досокращается до того, что останется одна ржавая ракета «Булава». И что мы делать станем? У нас ведь кроме ядерного оружия других козырей нету. Крым останется нашим, но с этим Крымом мы будем с голым задом. Тут-то, понимая нашу беззащитность, на Русь кинутся со всех сторон китайцы, запрещенное ИГИЛ, бандеровцы, геи пройдут по нашей земле парадом.

И наконец, сама Америка двинется через Европу бесчисленными полчищами. А у нас уже атомной бомбы не будет, и придется отбиваться от врагов танком «Армата», сделанным в трех экземплярах и дымоходным микроавианосцем «Адмирал Кузнецов» — и дай бог, чтобы у него с палубы оставшиеся самолеты не попадали.

13 января 2017

Нескорая помощь

Давайте мы не будем зацикливаться конкретно на камчатском инциденте. По видео, кстати, не так много можно понять. Хотя в любом случае обычный человек должен предпринять все, что в его силах, чтобы пропустить медиков, а не указывать им пути объезда и тем более хамить.

Просто случаев таких немало. И каждому из нас легко, хотя и очень страшно представить себе ситуацию, когда скорая помощь будет спешить к кому-то из наших близких, но опоздает из-за какого-то жлоба или жлобихи. И что мы тогда скажем? Какого наказания для жлобов потребуем? Да никакой штраф, никакой тюремный срок не вернут нам родного человека, поэтому никакое наказание не покажется нам достаточным.

Сейчас очередная петиция в Сети — чтобы те, кто не пустили скорую на Камчатке получили реальные сроки. Уверен, что проблемы собрать подписи не будет.

Но я хочу обратить ваше внимание на то, что и в этой истории все не настолько однозначно. А ведь у нас есть возможность даже посмотреть видео. А что будет в других ситуациях?

Сам недавно столкнулся с подобным, когда за моей машиной прорывалась скорая. Точнее не только за моей. Машин были сотни, по трехполосной дороге ехали в четыре ряда, а с краю высокий бордюр. И тебе просто некуда деваться. Пробуешь уступить дорогу, включаешь поворотник, показывая, что видишь и пытаешься что-то сделать и как-то продвинуться, но скорая в это пространство просто не пролезает.

В эфире нам рассказали тоже показательный случай. Когда человек во дворе, видя, как медицинская машина едет за ним, старается как можно скорее сманеврировать, действительно торопится, но во дворе тесно и в один прием маневр не завершишь. А в скорой уже нервничают, сигналят, ругаются последними словами и потом вполне могут сказать, что их не пускали, тянули время. А если пациент умрет в этот момент — где гарантия, что в суде вас не накажут, хотя вы искренне пытались уступить дорогу? Время для разных людей бежит по-разному. Когда спешишь, то каждая секунда — как вечность.

Я не пытаюсь оправдать хамов, а просто говорю о том, что в подобной ситуации может быть много субъективного. Пробки, перекрытия ради проезда начальства, теснота на дороге — есть достаточно причин, затрудняющих путь врачей и безо всякого хамства. Но понятно, что и штрафом в 500 рублей в таких обстоятельствах человек, если его вину докажут, отделаться не должен.

И вот у нас образуется вилка между пятьюстами рублями и тюрьмой. И будут те, кого наказать нужно обязательно и те, на кого спишут смерть пациентов. Ведь мы прекрасно знаем не только про то, как скорую помощь не пропускают, но и про то, как скорая помощь сама приезжает спустя часы после вызова, как будто едет за тридевять земель.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире