oreh

Антон Орехъ

09 февраля 2017

F

Если День Патриотизма сделают выходным – то вообще по барабану, что это за праздник. Главное — на работу идти не надо и на учебу, а в честь чего – какая фиг разница. Граждане до сих пор не знают порядка цветов на родном флаге, но это не мешает им быть патриотами, обожать родину и отмечать День России 12 июня. Кстати, названия этого торжества они тоже не помнят. Не твердо знают россияне, по какому случаю выходной 4 ноября и откудова он взялся. Однако не знание праздника не освобождает от необходимости выпивать и закусывать, верно!

А уж в День Патриотизма мы будем просто обязаны квасить и жрать – сама суть будущего красного дня календаря заключена в этом. Во всей тысячелетней истории Государства Российского не было достойного события, которое символизировало бы нашу любовь к Отечеству, аккумулировало бы все наши патриотически чувства. И вот 6 августа 2014 года мы ввели продуктовое эмбарго против Запада.

Кто такой патриот? Тот, кто не жрет чужого! Кто вместо вражьих креветок поедает родные подосиновики, кто вместо пармезана поглощает коренья и шишки. Этот праздник даст ответ на главный вопрос о смысле жизни. Смысл жизни нашего гражданина оказывается в том, чтобы принимать пищу. И отказ от приема определенных видов пищи является великим подвигом во имя Родины.

Конечно, в этот день нужно проводить парад на Красной площади. Но это не тот парад, где ракеты и танки с необитаемыми башнями. На главной площади страны должны быть густо разложены и расставлены перехваченные контрабандой из Белоруссии и Казахстана хамоны, ракообразные в панцире и без панциря, дюгони, приматы, дельфины, мука грубого и тонкого помола, яблоки и груши, яйца и куры домашние. И все это в течение часа под звуки военного оркестра давить гусеницами, жечь огнем и дробить молотилками.

А потом россияне, не отрывая башки от телевизора, должны пересесть к праздничному столу и начать трапезу с плодами импортозамещения, чавкая, причмокивая и облизываясь. Поглаживая животы и приговаривая: ах, и вкусно же ты, пальмовое масло! Проталкивая пищу во чрево водочкой и крымскими винами, петь нестройными голосами громкую песню и смахивать тряпочкой пыль с портрета вождя, который ведь это эмбарго и придумал, а значит, сделался, таким образом, главным патриотом России.

И чтобы в этот день шли проверки по домам – у кого что на столе и в холодильнике. Чтоб вывешивать списки тех, кто в заначке держали зарубежные колбасы и печенья. Чтобы стало этим людям стыдно. И, конечно, чтобы лишились они права на получение продуктовых карточек. Кстати, день, когда продуктовые карточки торжественно поступят в обращение, тоже предлагаю сделать выходным и отмечать в форме Дня Благоденствия и Процветания, символизирующего победу эмбарго над санкциями, замещения над импортом и задницы над головой.

08 февраля 2017

На бис!

Если вам нужно знать всего лишь одну какую-то подробность дела «Кировлеса», которая характеризовала бы весь процесс в целом, то это отказ суда изучить документы о ценах на кировский лес.

Ведь если людей обвиняют в том, что они продавали лес дешевле положенного, значит, естественным образом надо узнать: а положенное – это сколько? Какова истинная цена продукта, чтобы мы понимали, насколько Навальный с Офицеровым смухлевали? И вот без этих документов суд прекрасно обходится и выносит приговор! Для вынесения приговора суду вовсе не требуются доказательства. Главное, чтобы приговор соответствовал ожиданиям заказчика. Еще эта история, между прочим, о парадоксальности обращений в Страсбург.

Навальный пожаловался, Страсбург решил в его пользу – и что дальше? А дальше всё то же самое – на бис! Отмена неправосудного приговора приводит к полному повторению всей истории с самого начала до того же самого конца порою с точностью до запятой. И что теперь? Снова идти в ЕСПЧ и снова получить в Европе тот же вердикт, а потом отправиться в кассу, чтобы получить из российского бюджета по решению Страсбурга еще 79 тысяч евро компенсации? И начать еще один процесс по тому же делу?

Мне из простого любопытства уже хочется узнать, что стало с той древесиной, которая была продана фигурантами дела. Поглядеть на скамейки, на избушки, на добытую из дерева бумагу. Ведь это же не просто изделия – это памятники эпохи. Водить экскурсии и показывать: вот табурет, изготовленный из древесной партии, которую украл сам Навальный! Посмотрите – и можете даже присесть и сделать селфи…

Навальный хотел пойти в президенты. Многие хотели за него голосовать. Но объективных шансов у него не было. Смена власти в России произойдет каким угодно образом, но не на выборах – это абсолютно точно! И участие Навального в выборах никакой угрозы Путину ни несло – даже наоборот, сделало бы его победу красивее в глазах окружающих. Но психология этих людей такова, что им не надо красивее. Им неприятен сам факт, что кто-то против них чего-то такое выступает. Что кто-то будет их ругать, смеяться над ними, тыкать их носом во все наши мерзости и за это получит еще и какой-то процент на выборах. А вдруг процент окажется слишком неприятным? Нам могут сообщить все, что угодно, но в Кремле-то будут знать настоящие цифры. И вдруг Навальный получит больше Жириновского? А вдруг больше Зюганова? Это будет означать, что в стране помимо миллионов маргиналов и миллионов застрявших в сталинизме людей, есть еще и миллионы молодых, деятельных, умных и при этом недовольных. Это очень неприятно для власти и она не хочет видеть эти цифры и этого человека. Она не стремится сжить его со свету и сгноить в камере – ей это не выгодно. Она просто не хочет, чтобы он постоянно маячил перед лицом и не давал ей покоя. Поэтому приговор в Кирове такой — и другим быть не мог.

У нас люди, к большому сожалению, не умеют, ни читать, ни слушать. То, что они думать не умеют – про то я уж лучше вообще говорить не буду. Как история с Райкиным в новостных лентах звучит? «Опять оказался в центре скандала»! Какого скандала? Через полтора десятилетия, что идет этот спектакль, вдруг кто-то ухватился за слово «некрофильский», которое стоит радом со словом «государство», причем наше. Или он раньше этого не произносил? Ну, и зря не произносил! И правильно, что произнес! Но поскольку ни слышать, ни слушать, ни думать товарищи не способны, они подняли бучу. Не вникая даже, при каких обстоятельствах и что доподлинно было произнесено.

Как будто бы вышел скандалист Константин Райкин на сцену, назвал Россию некрофильским государством, развернулся и пошел. Наверное, имел в виду что-то сексуальное. Наверное, разврат пропагандировал. Наверное, родину не любит – в какой-то извращенной форме.

Между тем, ничего скандального в его словах не было, а была вполне тривиальная, но бесспорная мысль. И эта мысль яснее ясного заключается в судьбах тех поэтов, про которых говорил в спектакле Райкин. Это же не про извращенцев и не скрепы наши духовные он позорил.

Он вспоминал Пастернака и Бродского, Ахматову и Гумилева, Цветаеву и Мандельштама. А мог вспомнить еще не один десяток имен. Тех, кого при жизни травили, запрещали, сажали, выкидывали из страны, отказывались печатать, не давали выступать, обрекали на нищету и унижения. Зато потом, посмертно выстраивались в очередь со славословиями, устраивали фестивали, учреждали премии, школьников заставляли зубрить четверостишия, даже не вникая в их смысл.

Высоцкому, например, даже госпремию дали через семь лет после смерти, а при жизни не давали даже самого скромного официального звания. Артисты, ученые, знаменитые чемпионы, которые доживают и умирают в забвении без копейки денег, зато в день смерти они на всех экранах, в главных новостях.

Да что говорить о знаменитых и великих, если самый обычный человек на собственных похоронах только и может услышать, «каким он парнем был», как его все любили, какой он прекрасный и что смерть опять вырвала из наших рядов самого лучшего. И толпятся у гроба друзья и родные и просят у покойника прощения. А ты думаешь: где же вы раньше были, со словами этими, чего молчали, кого стеснялись?

Памятники, мемориалы, переименования улиц – для этого надо умереть, а при жизни – кому ты нужен? Это странная особенность нашей страны. Когда сам человек ничего не стоит, жизнь его – копейка, но по-настоящему ценен он становится лишь на том свете. Можно ли это назвать некрофилией? Слово грубое, конечно. Но правдивая суть от этой грубости абсолютно не меняется.

06 февраля 2017

За свой счёт

История заключенного Андрея Крекова дает нам отличный повод вспомнить математику в рамках школьной программы. Архангельские тюремщики выставили ему по итогам голодовки счет, и мы можем подсчитать, что почем в пенитенциарной системе.

Например, девять дней сверхурочного дежурства надзирателя в местной больнице обошлись почти в 19000 рублей. В день выходит 2100 рэ. Это если надсмотрщик один. А если двое? Вдвоем, конечно, веселее, но на каждого уже по 1050 рублей. Не зажируешь сильно-то, откровенно говоря.

Медицинская помощь потянула на 3200 в сутки. А заодно мы узнали, что медицина в Архангельской области – платная. Там и бензин, кстати, по 41 рублю за литр – не хило так стоит. Сотрудникам УФСИН покатать бы этого Крекова по окрестностям, повозить кругами, как делают иногда таксисты, чтобы счетчик накрутить – глядишь, выбили бы со злостного голодающего бабосов побольше. А так – даже до двух тысяч услуги перевозки больного не дотянули.

Но в целом это начинание нужно признать правильным. Пора переходить с заключенными на рыночные отношения. Если голодовка – это умышленный вред здоровью, то и само преступление – это вред уже окружающим – и оно тем более не может оставаться бесплатным деянием. Впредь необходимо выставлять подследственным, обвиняемым и заключенным счет за перевозку их от изолятора до суда и обратно или к местам отбытия наказания. Платить за аренду помещения на время судебного заседания – и соответственно оплачивать услуги конвоиров.

Вы попробуйте нанять себе охрану в обычной жизни и узнаете, во сколько вам это обойдется! А тут вооруженный конвой, транспорт – все же это денег стоит.

Справедливости ради, заметим, что заключенный Креков во время голодовки не принимал пищу и, следовательно, сэкономил пенитенциару приличную сумму. Ведь кормить его должны несколько раз в день, а тут он 27 дней голодал! Вычтите, пожалуйста, из его счета эту сумму. Пока он голодал, то естественным образом реже пользовался водопроводом и канализацией. И даже меньше вдыхал воздуха и производил углекислого газа – это тоже экономия и экология! На последней стадии голодовки у Крекова было мало физических сил, и ему не требовалась избыточная охрана. Таким образом, и на надзирателях можно было сэкономить, а если охрану не ослабили, то это уже вина самого УФСИН.

Остается невыясненным и в буквальном смысле неоцененным прейскурант на укусы. Ведь Крекова посадили за то, что он укусил полицейского и оставил на бедре прямую царапину масштабом 1 см на 1 мм. Суд оценил это в три года отсидки, но сколько это в рублях?

Нам предстоит еще немало сделать на поприще монетизации системы наказаний. Вот Кировский суд обязывал Навального жить в Хилтоне, а возможно стоило бы приговорить его к отбыванию пятилетнего наказания путем проживания в этом отеле за свой счет, чтобы вытрясти из злостного жулика все госдеповские миллионы в пользу государства. На дворе кризис и считать нужно каждую копейку. А нарушители закона жируют за казенный счет. Да еще и голодать хотят нахаляву.

Говорят, что у Дмитрия Гудкова какие-то сложные отношения с Алексеем Навальным. Меня это совершенно не касается, да и волнует мало. Но суть в другом. Выдвигаясь в мэры Москвы, точнее, заявляя о таком намерении, Гудков поступает как Навальный. Еще никакими выборами не пахнет, а кандидат уже есть! В масштабах всей России даже Путин еще не заявил об очевидном: что он пойдет на выборы и будет нами править, пока не надоест. Путин молчит, а Навальный уже объявил. Вот и Собянин про свои планы москвичам еще не обнародовал, а Гудков, будем считать, что это сделал, хотя его желание выражено несколько странным образом через слухи, запущенные отдельными газетами и сайтами. Сам Дмитрий отмалчивается – по крайней мере, на момент создания этого текста. Но раз не опровергает – значит, и вправду хочет быть мэром.

Почему это верная тактика – выдвинуться так рано и не будет ли это фальстартом? Выдвигаться нужно именно теперь, иначе в Дмитрии Гудкове скоро не будет никакой ценности. Он интересный собеседник, он пишет остросюжетные тексты, но этим может заниматься любой качественный публицист. Каждый текст и каждый эфир – это просто слова и буквы. Политик должен действовать. А слова и тексты важны только тогда, когда они эти действия подкрепляют. С политиками в России сейчас туго. Такой профессии в стране, считай, что и вовсе нет. Какая же это политика, если с выборами все ясно наперед лет на двадцать, а любые поползновения прекрасно регулируются мухлежом с подсчетами, недопуском кандидатов и партий или судебными репрессиями.

Можно конечно, назвать политиками тех, кто протирает депутатские штаны в Думе или тех, кто вступил в Единую Россию и думские партии ради приятных жизненных бонусов. Но настоящих политиков в стране нет. Поэтому оппозиционерам втройне тяжело. Они должны постоянно обращать на себя внимание. У Навального есть его Фонд борьбы с коррупцией и миллион разных расследований. Это всегда обеспечивает интерес к его фигуре. Но даже этого недостаточно для политика. Поэтому Навальный начинает президентскую кампанию задолго до ее формального старта.

У Гудкова никакого фонда нет, никаких громких расследований нет. Раньше он хотя бы был депутатом и имел трибуну, но сейчас он просто публицист. Что делать – особенно, если в президенты уже пошел Навальный? Идти в мэры Москвы, пока эту опцию не застолбил за собой кто-то еще. И пока ее никто не застолбил – пытаться договариваться с Яблоком, с Грушей и со всеми прочими. Мест мало, а для политиков квот в России еще меньше. Но, конечно, есть и риск, что тебя обяжут жить месяцами в «хилтоне» и кататься по городам страны на кафкианские заседания. Однако для настоящего политика в России – это, увы, обязательная программа.

Я считаю, что нам сейчас нужно действовать зеркальными методами. Главный вопрос современности для России – это подружиться с Трампом. Мы столько для этого сделали, мы так этого хотели, мы так радовались его победе, что сейчас ни в коем случае нельзя сделать что-то, что могло бы нарождающуюся идиллию разрушить.

Именно поэтому – делай, как Трамп. А Трамп твердо намерен выстроить могучую стену на границе с Мексикой. Он первый президент в истории, который делает то, что обещает – буквально и по пунктам. Стало быть, и нам нужно строить стену на границе. Правда, границы с Мексикой у России, к сожалению, нет. Но есть Белоруссия! Почему бы не выстроить стену на этом рубеже?

Опять-таки, наш друг Дональд давеча беседовал с президентом Мексики. О чем они там переговаривались – ясно не вполне. Но по отрывочным сведениям, Дональд сказал мексиканцу, что Энрике Пенья недостаточно делает для того, чтобы «плохие парни» не попадали из Мексики в Штаты. И пускай слова эти нынче опровергают, но я уверен, что именно так Трамп и должен был сказать этому Пенье.

И мы тоже должны сказать Батьке, мол, Алексан Григорич, ты открыл свои границы для всех подряд и к тебе со всего света поедут плохие парни, которые через твою дырявую границу поедут потом к нам, а нам здесь плохие парни не нужны. Нам и девчонки плохи не нужны тоже. Так что извини, Алексан Григорич.

В России есть люди, способные построить стену. Эти люди уже строят мост в Крым, эти люди кладут плитку и асфальт по пять раз в год на одном и том же месте, эти люди возводят эстакады и развязки, а потом снова кладут асфальт и плитку.

Построить стену с Белоруссией – это заказ государственной важности и всероссийского значения. В конце концов, нам надо закрыть свои рубежи не только от чужих плохих парней, но и от своих. Некоторые сомнительные граждане повадились ускользать от закона как раз через белорусскую границу, а этого допустить нельзя. Да и самим белорусам будет без наших плохих парней также спокойнее жить.

И наконец, заслон требуется поставить не только против нехороших людей, но и против плохой жратвы. Мы столько времени закрывали глаза на то, что в водах белорусских рек и озер завелись креветки, чтобы потом попасть к нам на тайные прилавки, сквозь пальцы смотрели на то, как белорусские сыроделы наладили выпуск итальянских пармезанов, а белорусские животноводы и колбасники поставили на поток выпуск хамонов. Не пора ли покончить и с этими гастрономическими упражнениями?

Так что будем делать как Трамп и строить свою стену, а поскольку протяженность государственной границы у России намного больше протяженности границы США, то открываются замечательные перспективы по стеностроительству и обеспечению безопасности по всему периметру.

01 февраля 2017

Люди в клетке

На какие-то вещи мы даже не обращаем внимания – настолько уже к ним все привыкли. Поэтому очередное «антироссийское» решение ЕСПЧ поначалу вызвало удивление. Ну, допустим, сидели в железных клетках в зале суда какие-то заключенные – а разве это ненормально? У нас же везде в клетках обвиняемых держат – или я не прав? Клетка стала какой-то даже неотъемлемой частью судебного пейзажа. Это только в старых фильмах подсудимые сидели именно на скамье, деревянной, резной — и могли оттуда выкрикивать: «Да здравствует наш суд, самый гуманный суд в мире!».

Кстати, если кто не знал, в комедии Гайдая «Кавказская пленница» эта знаменитая фраза изначально должна была звучать иначе: «Да здравствует советский суд, самый гуманный суд в мире!», но такое восклицание сочли издевательством над советским судом, видимо, подозревая, что издеваться есть над чем, и что гуманизм советского суда несколько преувеличен. Гуманизм суда российского преувеличить сложно. А заключенный в клетке в нашем, российском суде смотрится органично и даже как бы намекает нам всем, мол, чтите ребята Уголовный кодекс, а то так и будете за железными прутьями везде сидеть – сперва в обезьяннике, потом в зале суда, а потом уже в камере. А подсудимому лучше заранее начинать привыкать к решеткам и стальным прутьям. Потому что процент оправдательных приговоров в наших, российских судах, настолько низок, что недалеко ушел от статистической погрешности. Оправдательные приговоры выносят, кажется для того, чтобы отчетность не была совсем уж неприличной. А раз так, то какая разница, в каких декорациях будет сидеть на скамье подсудимых гражданин.

Даже если это задевает его достоинство, то после приговора с ним такое всякое будет происходить, что время, проведенное в зале заседаний, он будет вспоминать с ностальгией, как прекрасные, спокойные дни, полные гуманизма. Что же касается технической стороны вопроса, то я не знаю, для чего в зале суда нужна клетка. Чтобы преступник не сбежал? А для чего охрана? Чтобы преступника не побили? А охрана для чего? Чтобы он сам кого-нибудь не обидел? Тот же вопрос о функциях конвоя. Каких-то особо опасных подсудимых надо, наверное, изолировать от окружающих специальным способом, но скорее это должна быть не железная клетка, а пуленепробиваемое стекло. Это гораздо надежнее.

Да и сидеть за стеклом, наверное, не так унизительно для достоинства подсудимых. А вообще, это решение ЕСПЧ, конечно, не про клетки, а про то, что мы незаметно привыкаем к чему угодно, и даже неправильные вещи кажутся нам совершенно естественными.

31 января 2017

Шум и «тишина»

У нас какие-то странные представления об успехах в области защиты прав человека. Никиту Белых переводят из «Лефортово» в «Матросскую тишину» и это подается как существенное достижение. Ну, конечно! «Лефортово» — это дополнительный круг Ада, а вот «Матросская тишина» — санаторий управделами президента.

В этом санатории Сергея Магнитского на тот свет отправили в 2009 году. И Магнитского там, представьте себе, лечили! И, как говорят, лечили замечательно. Вылечить вот только не сумели, а даже наоборот – ну, тут ничего не поделаешь, все мы смертны. Остается надеяться, что Никиту Белых в этом санатории все-таки будут именно лечить, а не калечить.

Но у меня сейчас вопрос: а если бы это был не такой известный человек, как бывший губернатор? А если бы журналисты и правозащитники не теребили всех его историей и не сделали бы эту ситуацию публичной и неприличной для, простите за дурацкое слово, «имиджа» властей. Сидел бы себе Никита Юрьевич в «Лефортово» и потихоньку загибался.

Про таких заключенных частенько я слышу иронические замечания, мол, «пока на свободе был, то ни на что не жаловался, ходил упитанный и красивый, а как взяли жулика за задницу, посадили в клетку, так у него и то заболело, и это — и сердце, и руки, и ноги – только вот совесть у этого ворья не болит»! Ну, да.

А вам не кажется, что тут никакого противоречия на самом деле нет? Что условия содержания в наших изоляторах и тюрьмах таковы, что даже здоровый человек может быстро превратиться в инвалида. Небольшая медицинская проблема – а такие проблемы сейчас есть почти у каждого из нас! – превращается в серьезную и хроническую. Особенно если ты не получаешь нормальной врачебной помощи.

А почему, кстати? Почему человек, которые еще даже не признан преступником, не может рассчитывать на квалифицированную помощь? Почему человек не может принимать лекарства, которые ему положено принимать, а за хранение этих лекарств ему объявляют взыскание? Дело длится более семи месяцев – где результат? Следователь не приходит к подозреваемому три с половиной месяца! Заключенному не разрешают заключить брак с невестой, не разрешают видеться с матерью, не передают письма, которые ему пишут! Это что вообще такое?

И так обращаются с человеком, который никого не убил, не покалечил, не насиловал, не грабил. Которого подозревают в получении взятки. Пусть бы даже и так, но подозрение в получении взятки – это достаточное основание для применения к человеку, по сути, пыточных методов воздействия?

Вы просто подумайте о том, что Никита Белых – человек известный, есть кому беспокоиться и поднимать из-за него шум. Точно так же, как Ильдар Дадин известный человек и шум тоже поднимают. Но при этом одного превращают в инвалида, а другого не стесняются пытать. А что происходит с тысячами обыкновенных подследственных и зэков, заступиться за которых некому и шуметь по поводу которых никто не станет? Эти зэки и подследственные рассказали бы вам истории даже более дикие. Но слушать и услышать их некому.

Наталья Поклонская славная девушка, но с приветом. Не сумасшедшая, не дурочка, а именно с приветом. Так бывает, когда человека на чем-то клинит. Ее заклинило на Николае Втором. Она пришла с его портретом в виде иконы на «Бессмертный полк». Как бы эту акцию теперь не использовали в пропагандистских целях, но акция эта сама по себе замечательная. А Поклонская решила устроить там балаган с этим Николаем. Хотя с учетом ее пробелов в освоении школьной программы, возможно, что Наталья искренне верила, что Николай Романов пал в борьбе с фашизмом. Во всяком случае, какие-то немцы в связи с ним, кажется, упоминались. Не знаю, как в этом году, но вот когда наступал год 2016, Поклонская обратилась к народу с поздравлением на фоне портрета последнего русского царя. Так что в каком-то смысле ее борьба с фильмом про любовь будущего императора и балерины Кшесинской логична. Не удивительно и то, что нашлось у Поклонской сколько-то тысяч последователей, которые собирают подписи и приманивают прокурорские и прочие проверки на предмет расходования бюджетных средств и вмешательства в частную жизнь.

Клинит на православных образах сейчас много разного народу. А я считаю перспективной идеей дополнить статью о неприкосновенности частной жизни еще одним параграфом про неприкосновенность жизни святых. Это было бы крайне своевременно, потому что сейчас у нас кино сняли про святого князя Владимира. Кино получилось с двусмысленными подтекстами и надо бы проверить, не тратились ли и здесь бюджетные деньги и насколько соблюдены чувства верующих в конкретном случае с Владимиром. А заодно пресечь всякие обсуждения его роли в нашей истории, чтобы не вмешиваться в частную жизнь князя. И следует повнимательнее изучить древние летописи на предмет клеветы.

По логике Поклонской, частная жизнь не имеет срока давности – и не важно, что императора Николая скоро уж сто лет, как нет на этом свете. Но в этом случае в частную жизнь нельзя влезать и через двести лет, и черед пятьсот и через тысячу. Не одного же Николая Александровича защищать о посягательств. Доступ к летописям надо ограничить, фильм про Владимира с проката снять, дабы не допустить разжигания страстей. А потом провести ревизию уже отснятого. Например, фильм «Агония». Очень рекомендую Наталье посмотреть данную кинокартину, в которой император показан так, что уж лучше бы он с Матильдой шашни развивал. Слабовольный пьяница, который Россию профукал. Ничего святого в нем нет, жалкий, несчастный мужчина. А еще подумал я о неожиданном. Потому что фильм про Николая и Матильду выйдет только осенью, а рекламу ему Поклонская сделала такую, что даже дополнительных средств в раскрутку вкалывать не надо. Вот и подумаешь невольно, на кого она вообще работает, Поклонская Наталья?

20 января 2017

Трампофилы

У нас с вами, ребята, большие проблемы. У нас с вами дикие комплексы и заниженная самооценка. Ну, то есть за последнее время в диагнозе ничего особо не поменялось – это комплекс неполноценности на базе мании величия. Просто в какие-то моменты болезнь обостряется, и мы имеем такие истории как трампофилия. А в первые дни после победы Дональда это была даже не филия, а мания.

Разные тетеньки, которые хотели кататься по Садовому с флагом наших заклятых партнеров и дудеть в клаксон, дяденьки, которые выпустили сахар с портретом Трампа, маршрутки, которые возили бесплатно всех, кто с портретом избранного президента США, а где-то, кажется, возили бесплатно просто так. Шампанское — в студию! А главный канал страны устроил беспрецедентный марафон в прямом эфире, отменив вообще все программы чуть не до ночи, чтобы бесконечно обсуждать победу Дональда Трампа на выборах в Америке.

Никакие выборы в Думу, никакие выборы Путина Путиным – ничто вообще не вызывало такого дикого ажиотажа в нашей стране, как выборы в постороннем государстве, которое мы, к тому же, очень не любим. Или любим, но боимся признаться? Или мы боимся признаться себе в том, какая держава на самом деле великая? Вы просто представьте себе, чтобы в день избрания президента России кто-то стоя хлопал в Палате представителей или в Сенате. Чтобы CNN или Fox отменяли все передачи и девять часов в прямом эфире обмусоливали российское голосование. Чтобы итоговые еженедельные новостные программы из двух часов своего хронометража не меньше часа посвящали России, а про Америку говорили пять минут. Мы ведем себя как банановая республика, прости, господи.

Вот этими идиотскими восторгами и пачками сахара с Трампом мы показываем, кто в мире реально рулит, а кто просто подруливает. Ведь тот же дурацкий «ящик» так нам об этом рассказывает, словно в Штатах только и обсуждают Путина и Россию. Никто же здесь не поверит, что Россия во всех видах если и вырывается в топ новостей, то редко и не надолго, а в остальное время идет в разделе «разное». Но нам очень хочется, чтобы про нас говорили, чтобы нас замечали. Нам так хочется, чтобы Дональд Трамп нас полюбил, что мы и правда готовы бегать со звездно-полосатым флагом, который еще вчера обливали какашками и жгли бензином. Мы жаждем, чтобы нас признали равными и признали именно в Америке. И не шибко вникая в сущность личности Трампа, просто ухватившись за пару фраз, типа, «Путин крутой чел» и «русские клёвые ребята», мы готовы поверить, что Трамп действительно — наш, тайный член «Единой России» и кооператива «Озеро». Уже когда более или менее утихла история с Трампом и проститутками в Москве, наш президент вдруг вспыхнул и так встал грудью на защиту Дональда, что я грешным делом подумал, что настоящая фамилия Трампа — Ротенберг. Так защищают только друга и близкого человека. И поэтому я очень боюсь, как бы не вышло чего дурного, когда выяснится, что Трамп не тот, за кого мы его выдаем. Когда разочаровываешься в том, кого любил, можешь самых разных глупостей наделать.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире