oreh

Антон Орехъ

31 марта 2017

F
31 марта 2017

Спейс Хе

Одна из самых потрясающий картин, какие я видел в жизни, настигла меня совершенно случайно. Я ехал в чешском поезде, типа электрички из Праги в провинцию. И за окном в сумерках мне открылось потрясающее зрелище. Огромное поле, до самого горизонта. И все это поле было заставлено техникой – танками, БМП, орудиями, еще чем-то. Это советское оружие, которое мы задаром поставляли Варшавскому Договору и которое теперь как отходы сгрузили на этом поле до самого горизонта. Тысячи людей трудились тысячи дней, чтобы это произвести. Миллиарды рублей были на это потрачены. И всё зря, всё в помойку. Эти танки превратились в хлам, рубли пущены по ветру, Варшавского Договора нет, советская экономика рухнула, страна развалилась, а в технологическом смысле мы отстали навсегда.

Я вспомнил об этом теперь, когда частная космическая компания Space X запустила ракету и эта ракета вернулась на землю, а потом взлетела в космос снова. А мы в этот день доложили, что наши подводные лодки достигли показателей Советского Союза по количеству часов, проведенных в дальних походах. Каждая страна сама выбирает свой путь. Мы выбираем путь дальних подводных походов. Америка выбирает путь к звездам. Путь, который неизбежно приведет к новому технологическому прорыву, на который нам нечем будет ответить. Они будут производить продукты уже XXII века, а мы будем производить телевизионную картинку, где бравые подводнику пугают Америку и НАТО. При этом американские подводники наплавали часов никак не меньше, чем наши. Боюсь, что даже здесь мы от них отстаем. Они почему-то успевают и там, и тут, а мы не знаем себе равных только в бряцании оружием.

Мы гордились космосом, но что такое наш космос сегодня? Рабочие космических заводов, которые зарабатывают меньше дворников? Всемирный памятник воровству космодром «Восточный»? Наши ракеты не то что не могут взлететь повторно, они все чаще просто не могут взлететь! У них Спейс Экс, а у нас Спейс Хе. Роскосмос говорит, что у нас какая-то другая система, что у нас как-то иначе все устроено, и что мы тоже можем сделать многоразовые ракеты, но на это же и деньги нужны и долгие годы труда.

Ребята, мы проиграли конкретному человеку по имени Илон Маск. Который потратил на порядок меньше денег и на порядок меньше времени. Ему 46 лет! Блин, он всего на год старше меня! И к 46 годам он успел сделать столько, сколько наша родная страна, боюсь, еще 46 лет не сделает. Потому что ему не надо воровать у самого себя миллиарды. Ему не надо содержать армию дармоедов и пустомелю Рогозина, ему не надо подписывать в Белом Доме три чемодана справок и за каждую справку давать еще три чемодана взяток. Практически все современные устройства – все эти компьютеры, автомобили, телефоны, телевизоры, которые нас окружают — придуманы и сделаны не нами. Кто-то включал мозги, а мы просто достали из кармана деньги и купили. Даст бог, не кончится нефть, и не кончатся нефтяные деньги. Чтобы их хватило на новые покупки и на новые подводные лодки, которые будут ходить в дальние походы.

Ну, это, скажу я вам, ребята, уже чистая шизиловка. А поскольку это чистая шизиловка, то я уверен, что все будет одобрено и принято. Чем глупее, безумнее, вычурнее затея, тем больше у нее шансов воплотиться в нашей реальной жизни. Минкомсвязи в этом смысле вышло на рекордные параметры. Искать логику в больной голове сложно, но для проформы я все-таки задам уточняющий вопрос: «Зачем?». Вот зачем им понадобились списки всех абонентов и всех, кто теоретически может воспользоваться нашими кнопочными и смартфонами? Для борьбы с террором, верно? А что у нас с террором такого экстренного происходит? Я понимаю, что обстановка в мире тревожная, что Россия за каким-то лешим полезла в Сирию и стала целью всех исламистов мира, но пока эти как бы антитеррористические меры явно не соответствуют степени опасности.

Это как закон Яровой, который реально можно выполнить только путем полного разорения либо сотовых операторов либо сотовых абонентов и который, кстати, ни фига не работает. С составлением списков звонарей будет то же самое. Телефон попутно приравняют к автомобилю. Когда мы оформляем страховку на машину, мы вписываем в нее всех, кто может быть допущен к управлению транспортным средством. Теперь мы сделаем то же самое с телефонными трубками. А заодно, как я понимаю, и с компьютерами? Внесите всех членом семьи, друзей и знакомых. Пусть это сделает каждый и пускай Минкомсвязи опухнет, сверяя списки и заполняя базу данных. А нас с вами ждут забавные житейские казусы. Вы пришли в гости и вам срочно нужен компьютер. Но хозяин говорит: извини, тебя нет в списке! У вас разрядился телефон, а звонок – это вопрос жизни и смерти: прости, у тебя нет допуска к моему телефону! Сколько друзей мы потеряем после этого.

Впрочем, друзей можно и не терять. А просто разрешить им звонить с вашей трубки или стучать по клавиатуре вашего компа. Кто и как это проконтролирует? Да никто и никак! И что вообще связисты смогут понять из тех списков, которые мы им пошлем? Ведь мы будет указывать только имена, фамилии и паспортные данные. Но паспортные данные сами по себе не говорят о том, что человек террорист. И вообще компетентные органы могли бы придумать какой-то менее экстравагантный способ поимки бандитов, кроме копирования всей базы данных о гражданах России. Но там же есть еще один великолепный нюанс. Чтобы доказать, что я не робот, меня обяжут заплатить за телефон хотя бы один раз с помощью банковского перевода. Я рад за банки, которые на этой белиберде заработают неплохую комиссию, но вы представьте сотню миллионов человек, двинувших в банк, чтобы перечислить 10 рублей переводом. Вспомните про стариков и инвалидов, у которых есть мобильные телефоны, но которые не выходят из дома и в банк не пойдут. В общем, я гляжу на всё это и понимаю, что эти люди над нами просто глумятся. Не ради взяток, закручивания гаек или тотальной слежки, а просто глумятся – потому что это доставляет им удовольствие.

Этот Миронов – он тот еще жук! Не даром его так называемая партия обожествляла выхухолей. Вот и Миронов с товарищами всё выхухоливаются и выхохоливаются, вынюхивают носом, который держат по ветру и пытаются уловить нужный запах и нужное направление движения воздушных масс.

А вы не забыли, как мироновцы в разгар зимних протестов 2011 года пришли в Думу с белыми ленточками и устроили там небольшой кавардак по типу итальянской забастовки. Им тогда казалось, что дело для Кремля пахнет керосином и что самое время поиграть в настоящих слуг народа, принципиальных борцов за честные выборы и всякое бла-бла-бла. Но потом протесты увяли, ленточки потихоньку поснимали и мироновцы стали против майданов и прочих цветных поползновений. Теперь – снова здорово.

Возникло подозрение, что Димону осталось недолго, что его скинут вот-вот. Значит, надо встать в первые ряды тех, кто будет бедолагу пихать, топтать, валтузить. Они свалят на него все санкции и антисанкции, всю задницу в экономике и спишут на него всю мерзотность наших дней. Главное – не опоздать! А то вон уже коммунисты голос подали, мол, давайте получим объяснения, давайте все выясним. Но как бы вам, ребята, снова не опрофаниться и не стартануть раньше сигнала. Впрочем, наученный прежними конфузами, Миронов делает оговорку, мол, ничего нового в фильме Навального он не увидал. Но это как вообще понимать? Это я или вы можете сказать, что ничего нового не увидали, потому что не сомневались в том, что коррупция в России прошила нас с головы до пят. Но лидер фракции такого говорить не может! И потом, что значит «никакой новой информации не обнаружил».

Информация – это конкретика. Вот я, например, из фильма Навального по конкретике, по фактуре узнал просто очень много всего. А Миронов нет? Ему про все эти фонды, дачи и домики с уточками было известно? Или он молчал, потому что повода не было? Правильно! Потому что повода не было — он и молчал. А теперь повод есть. Но Дмитрий Анатольевич, разумеется, никаких объяснений давать не станет. Тем более какому-то Миронову. Единственный человек, перед которым он будет отчитываться – это Путин. И вот Путин действительно может сказать, что никакой новой информации он от Навального не узнал.

При желании Путин мог бы доснять еще пять серий к этому фильму, и они были бы в десять раз круче всех расследований ФБК. Путин попросит Медведева на выход тогда, когда это будет нужно самому Путину и никому больше. Но Владимиру Владимировичу все же следовало бы присмотреться ко всем этим выступлениям. И оценить, как резво меняют позицию и флюгерят при малейшем шухере разные товарищи. Не на кого ему будет положиться при случае. Ведь таких, как Миронов, вокруг сотни, таких большинство, и это для Путина пострашнее подростков на улицах и миллионов просмотров в YouTube.

В курилке, на кухне или, в крайнем случае, в твиттере, мы, конечно, пошутим над «черепно-мозговым омоновцем», который скоро станет «крупнейшим риэлтером в Москве», а также получит «Героя России и звание заслуженного артиста» после очередного избиения на очередном митинге. Но публично смеяться над человеком я все-таки не стану. Нет ничего смешного в том, чтобы получить по голове и попасть в больницу.

Хотя сами обстоятельства действительно бывают забавными. Нам тут разобъяснили, что подростки на акцию в Москве, оказывается, ходили, потому что польстились на какие-то вознаграждения. Но мы точно также можем сказать, что и полиция ходит на эти акции в расчете на вознаграждения!

Но если от оппозиции, от Госдепа, от врагов народа и иностранных агентов вы вряд ли что-то получите, то полицейские получали, и будут получать. Звания, награды, повышения по службе, а кульминацией стала абсолютно позорная история с квартирами для тех, кто якобы страшно пострадали на Болотной. Причем тогда сами полицейские возмущались не меньше. Ведь квартиру не всегда получали даже семьи погибших от рук бандитов, а тут жилплощадь взялись раздавать за синяки и шишки.

Омоновец Гаврилов тогда ну буквально чудом унес ноги от злодея Ивана Непомнящих, который один целых семь долгих секунд валтузил не только Гаврилова, но и еще одного служивого. За что и сел на коротких 2,5 года. Квартиру Гаврилову тогда, как я понимаю, не дали. Но может теперь дадут?

У нас начинают складываться определенные традиции на массовых акциях. Есть группа граждан, которые получают 15 суток автоматом – просто за сам факт нахождения на митинге. Ты еще и на улицу толком выйти не успел, шагу ступить, слово сказать, а тебя уже повязали и через три минуты разбирательства в суде ты отдыхаешь полмесяца в казенном доме. Таких профессиональных заключенных, вина которых состоит в самом факте их существования, у нас все больше и больше.

Но и профессиональных пострадавших в погонах теперь будет прибавляться. Стражам порядка выгодно, чтобы проводилось побольше разных мероприятий, чтобы они были желательно несогласованными, а потом уж от тебя зависит: дали шлем и дубинку — и крутись, как хочешь. Провоцируйте людей на насилие, подставляйте щеку и ждите награды.

Я насилие не поддерживаю ни в каком виде, и ни при каких обстоятельствах. Но власти должны понимать, что подставляют и полицию тоже. Потому что, запрещая акции, вы создаете опасность не только для митингующих, но и для полиции. Она начинает вести себя безобразно и неадекватно, на ее стороне сила, однако всегда найдется какой-то человек, у которого тоже не выдержат нервы.

Говорят, омоновцу Гаврилову лихо пробил в прыжке с ноги какой-то гражданин. А завтра таких граждан может оказаться двое или пятеро, а потом еще больше. И будут уже не синяки и уколы зонтиками и даже не удары в прыжке – так и укокошить, не дай бог, могут. И кому тогда будет нужна новая квартира?

Грех обижаться на Пескова. У него функция служебная — как у междометия или предлога. Он своим механическим языком доносит до нас позицию собственного начальства. Но есть в работе Пескова и некоторый элемент творчества. Потому что в реальности позиция его начальства по протестам в Москве, Питере и десятках других городов формулируется просто: плевать мы хотели на вас и ваше недовольство. Но пресс-секретарь не может сказать, что им плевать, и вырабатывается сложносочиненная формула, типа, мы с уважением относимся к тем, кто выражает согласованно, и без уважения относимся к тем, кто не согласовал.

Вот там, высоко-высоко всякое ворье и шантрапа уже просто друг у друга на головах сидят, от всяких шаромыжников не протолкнуться, как в вагоне метро в час-пик, а мы свое недовольство ими должны согласовывать. С кем? С ними самими и согласовывать! А для чего? Чтобы они проявили уважение к нам. То есть это все затевается ради того, чтобы эти жульёобразные люди нас зауважали, что ли? У них есть право самих себя объявить родиной. И если я их терпеть не могу, то тут же превращаюсь во врага народа. Не любишь Путина, Медведева, Думу и Совет Федерации – значит, не любишь Россию! Они сами себе присвоили право разрешать мне говорить или не разрешать, иметь право гулять по улицам собственного города в собственный выходной или не гулять. А потом, эти люди, давно перепутавшие государственный карман с личным кошельком, запрещающие всякое проявление несогласия с ними, милостиво говорят: ну, вот если бы вы вышли на согласованную акцию, мы бы с уважением вас послушали. Послушали, чтобы потом все равно сказать: да плевать мы хотели на ваше недовольство и на все ваши мысли.

В конце концов, были же у нас акции формально согласованные – и что, много уважения было проявлено в разные годы к их участникам? Точно так же, как и накануне, людей хватали без разбора и кидали в автозаки. Точно также суды выносили постановления даже не под копирку, а отксеренные промышленным ксероксом, чтобы было максимально быстро и максимально много. Никакие требования не удовлетворялись, никакие лозунги не рассматривались. Организаторов называли провокаторами, участников называли купленными или продажными, а также бездельниками и зажравшейся богемой. Но сейчас весь спор сводится к тому, что акция была неразрешенной. Да у нас вообще не должно быть никаких разрешений. Мы ставим в известность, что намерены провести там-то и там-то то-то и то-то, а они должны предоставить, в случае чего, разумную альтернативу. Но получается так, что альтернативы нет вовсе, либо альтернатива выглядит как издевательство. И потом те же, кто надо тобою издеваются, говорят тебе, что ты не заслужил своим поведением их уважения.

Чтобы ружье выстрелило в последнем акте его нужно все-таки заранее повесить на гвоздик. Замысел раздавать российское гражданство по праву «почвы» — это ружье. Упрощенная процедура получения гражданства сама по себе не может быть плохой или хорошей – это бюрократический инструмент. Который можно использовать с хорошей или плохой целью. У нас почему-то сразу затараторили насчет гастарбайтеров, мол, всех таджиков сейчас сделают россиянами — Кошмар! То, что в нашей стране эти люди зачастую находятся на правах рабов – это не страшно, а если им паспорт выдадут – вот это будет беда. Но дело не в таджиках, и не в том, что все эти приезжие вдруг превратятся в электорат и проголосуют за того, кто сделал их гражданами России. Этот закон сеет зерна на другую почву – не на внутреннюю, а на внешнюю.

Если прежде хотя бы на бумаге сочинялись какие-то программы по переселению соотечественников, то теперь задача прямо противоположная – чтобы они никуда не рыпались, чтобы оставались там, где они есть, но с российским паспортом. Если ты говоришь по-русски, ты – ценный актив! Как этот актив реализуется, мы прекрасно помним на примере Южной Осетии и Абхазии. Сначала всем там раздали наши паспорта, а потом, когда началась война, получилось так, что мы не просто бьем Саакашвили, а защищаем соотечественников. А теперь загибаем пальцы. Донбасс. Вместо филькиных грамот вроде паспортов ДНР, мы выдаем настоящие паспорта Российской Федерации. Мы легализуем всех этих людей в мировом масштабе, а попутно имеем право их защищать. И тогда война с Украиной становится уже не прямым вмешательством в дела другого государства, а защитой соотечественников от фашистов. Не забудем про то, что в той же Украине, кроме мятежных регионов есть обширные районы, где русский язык основной. Чем не сюжет, а? Приднестровье тоже не забываем. Тем более что там российские паспорта и так уже многие заимели.

Но мало граждан не бывает – примем в россиян хоть всех! А заодно можно до Приднестровья коридор прорубить через Одессу, чтобы облегчить доступ к соотечественникам. Есть прекрасный город Нарва. Русский город на эстонской территории. Что он там делает и правильно ли, что он все еще там? В Прибалтике вообще сотни тысяч русских, которых притесняют и глумятся над ними. Но если они из просто русских превратятся в российских – это же совсем иной расклад. И так можно совершенно по-новому выстраивать отношения со многими странами – вплоть до Польши и Финляндии, когда-то тоже бывшими на нашей «почве». Вот только сами соотечественники — как люди, а не как паспорта за рубежом — нам до фонаря. Иначе не сдавали бы мы русских Турменбаши в обмен на газ. Иначе не унижались бы уже живущие в России русские, которые годами не могли получить паспорт, хотя имели помимо «почвы» тысячу других оснований быть гражданами РФ. Этот закон нужен не для того, чтобы защищать, а для того, чтобы нападать. Чтобы над соседями постоянно висела эта угроза и не было им покоя.

16 марта 2017

Кто нам врет?

Важная особенность человеческого организма состоит в том, что люди ничего не помнят. Не все, но большинство. То есть не помнят вообще ничего. Это ценное качество особенно полезно, если вы собираетесь людям врать. Вы врете, рассчитывая на то, что сегодня они примут обман на веру, а завтра просто о нем забудут.

На этом приеме строится вся наша пропаганда. С распятыми мальчиками, со сбитыми «боингами», с вежливыми людьми, которые сначала были силами самообороны Крыма, накупившими в Военторге огнеметов, а потом вдруг стали нашим элитным спецназом — и никто не обращал внимания на то, что наш Президент говорил взаимоисключающие вещи. И точно такая же история с письмом Януковича Путину, в котором Янукович просил Путина ввести войска. Письмо это было! И без вранья эту историю объяснить невозможно. И весь расчет был на то, что потом уж точно никто не вспомнит, что было в той заварухе. И действительно – абсолютное большинство не помнит. Абсолютному большинству вообще плевать. Но всегда найдутся люди дотошные, которые не дадут покоя тому же Пескову.

История с письмом Януковича Путину – важнейшая! Для всех последующих событий и для наших отношений с Украиной на годы вперед. И мы должны помнить, что 3 марта 2014 года покойный Виталий Чуркин официально заявил, что такое письмо существует, он показал копию письма. А перед заседанием Совбеза отдельной бумагой просил считать это письмо официальным документом!

2 апреля того же 2014 года Янукович в Ростове-на-Дону, отвечая на вопрос о письме, сказал: «Я это сделал неслучайно». Три года назад даже малейшего сомнения в существовании письма не было! Это не только не оспаривалось, но и всячески подчеркивалось! А теперь Януковича судят на Украине. И мы вместо того, чтобы признать очевидное, выгораживаем его, и при этом выглядим абсолютными лгунами, да еще и не семи пядей во лбу. Мы себя подставляем, себя позорим – только ради того, чтобы покрывать совершенно никчемного человека, который, простите за грубое слово, просрал всё на свете.

Теперь остаются лишь технические вопросы, для установления деталей, кто именно нам врет? Либо врет Администрация президента устами Пескова. Потому что письмо было, а они говорят, что не было. Либо врал Виталий Чуркин – и на него теперь так удобно было бы все свалить. К тому же и скончался он как-то очень уже «вовремя» и как-то очень уж таинственно. Может быть, еще и в МИДе чего-то недоговаривают. Конечно, письмо-то было от одного президента другому, но не голубиная же почта доставила его копию Чуркину в Нью-Йорк. МИДовское начальство точно было в курсе. А знаете, почему они все время врут? Почему им удобно считать нас идиотами с рыбьей памятью? Потому что знают, что правды за ними нет. Если правда на твоей стороне, ты врать не станешь, не станешь всякую чушь городить и уж точно не будешь делать этого постоянно. А у ребят вранье просто превратилось в образ жизни. И они уже сами начинают верить в свою брехню.

15 марта 2017

Перелизал

Есть среди нас такие товарищи, которые очень любят подлизываться к начальству. Подлизываются, подлизываются – уже до блеска облизали, а все стараются, усердствуют. Но даже в этом интересном деле важно не перестараться.

А начальник по Крыму Аксенов перестарался – перелизал. Зачем же вот так в лоб-то! Чтобы Путин пожизненно правил, чтобы дать ему полномочия как у диктатора, да еще и чтобы монархия была. Так ты уже определись – либо монархия, либо пожизненный Путин. Или это будет у Аксенова одно и то же?

Умный человек тем и отличается от Аксенова, что не все свои мысли произносит вслух. Брал бы пример с Пескова, который охарактеризовал отношение Путина к подобным идеям, формулой «без оптимизма». По правде говоря, Аксенов навыступал на уголовную статью, призывая к изменению существующего строя, да еще и пропагандируя диктатуру – если это не считать экстремизмом, то как же выглядит тогда экстремизм?

Но к экстремизму и политическому перевороту Путин относится «без оптимизма». Однако дело даже не в этом. Дело в том, что по факту монархия в нашей стране практически и не переставала никогда существовать! Разве не был царем Дедушка Ленин? А разве Иосиф Виссарионович не был абсолютным монархом и диктатором? Должность Генерального Секретаря и его полномочия превосходили царские масштабы. Даже Борис Николаевич – и тот был царем-батюшкой, хотя и с демократическими замашками, с элементами любви к своему народу и невиданными прежде свободами. Но все-таки и Ельцин тоже был самодержцем, и власть передал по наследству, пускай, и не по родственной линии. Ну, а уж про Владимира Владимировича и говорить нечего. Чего там этот Аксенов со своими хотелками выступает!

Путин и без него разберется, чего ему делать. Путин и без рекомендаций всяких оболтусов намерен править столько, сколько пожелает. Только не надо кричать об этом на весь мир. Это должно произойти естественно, как бы само собой. Не нужно устраивать коронацию и называть публично диктатором хорошего человека и мудрого правителя.

А я бы хотел обратить ваше внимание еще на одну строчку из комментариев Пескова. Его, видимо в шутку, спросили, возможна ли монархия в Крыму. И Песков ответил, что в отдельно взятом субъекте монархия невозможна. И вот здесь я с ним очень не соглашусь. Есть у нас на Кавказе один такой субъект, в котором общественное устройство иначе и не назовешь. Даже в масштабах всей страны власть Путина не столь велика, как власть Кадырова в Чечне. Хотя формально Королем Чеченской республики его не провозглашали. Потому что не важно, нарисованы шашечки или нет, важно, едем мы куда-нибудь или не едем. Россия целиком и Чечня в отдельности, несомненно, едут и едут быстро.

Обожаю юристов за их замечательный язык. Причем, не важно, какой язык конкретно – на любом языке, я думаю, это будет звучать прекрасно: Европейский суд разрешил запрещать. Разрешил запрещать работодателям ношение хиджабов. Для России эта проблема – по крайней мере, пока – еще не стоит настолько остро, как для Европы. Но принципы-то могут быть общими. А примеры – заразительными. Лично мне, по-человечески, не важно, будет рядом со мной в редакции дама в хиджабе или в парандже, гражданин в ермолке, тюрбане или с пудовым крестом поверх костюма. Потому что по одежке, даже самой неожиданной я буду встречать их только в первую минуту, а потом все-таки присмотрюсь, что за человек под этим хиджабом или ермолкой. Но очевидно так же и то, что через одежду и внешние атрибуты люди продвигают свои взгляды и убеждения. Не зря же в постановлении Европейского суда говорится не просто о религиозных символах, но и о символах философских. И я считаю, что это решение – правильное и очень важное.

На мультикультурность и толерантность можно посмотреть с двух сторон. Можно все разрешить. И тогда все будет открыто демонстрировать кресты, полумесяцы, шестиконечные звезды, а также носить майки громами и молниями или лозунгами «Богородица, Путина прогони!». А можно все запретить, объясняя это тем, что мы не допустим пропаганды и навязывания чего бы то ни было, а ваши убеждения и вера должны быть внутри вас, а не снаружи. И какой вариант выбрать? Мне ближе второй – чтобы ничего не демонстрировать. Но я при этом очень не люблю запреты и ограничения. Так что дискутировать здесь можно до посинения. Впрочем, есть еще один аспект – аспект культуры и традиций.

Если я приезжаю в мусульманскую страну, я понимаю, что здесь не надо ходить в майках-алкоголичках, шортах и пить пиво на улице из горла. Я бы может и хотел выглядеть так и поступать подобным образом – но в мусульманской стране это не принято и я должен уважать ее традиции. И даже если я вдруг стану гражданином такой страны – я не буду требовать, чтобы мне разрешили пить пиво на улице в шортах. Поэтому выходцы с Востока точно так же должны уважать западные традиции, если хотят там успешно ассимилироваться и интегрироваться, а не собираются устраивать анклавы и гетто, просто в более комфортных условиях, нежели на исторической родине. Еще раз говорю: лично мне все это не важно, и я спокойно отнесусь к любой форме одежды соседа по офису и даже прохожего на улице, и я не думаю, что если женщина скрывает часть лица, то у нее где-то в складках костюма спрятана бомба. Шахид как раз постарается из толпы не выделяться. Но все же полагаю, что человек должен принимать и подстраиваться под правила страны, в которую он или его предки приехали, а не страна должна подстраиваться под них.

Вот какой мы все-таки ерундой занимаемся на полном серьезе, ей-богу, простите за каламбур. Есть обалдуй Руслан Соколовский, которому нечем было занять свой досуг и он решил покуражиться именно в храме, гоняясь за покемонами. Сто раз говорил, что дурь — не уголовное преступление, а повод посочувствовать человеку, которому мозгов не дадено. Увидали такого гражданина, вывели аккуратно на воздух, пальцем у виска покрутили и отпустили. И всё, нет истории. Нет всероссийской известности, нет просмотров и лайков.

Но Соколовского решили сцапать, и теперь он стал аж узником совести. Видимо, совесть в этом как раз и проявляется, а ловля покемонов в церкви — это его убеждения. Но это произошло только потому, что на каждого Соколовского в России сотня недоумков, считающих себе почему-то православными. У этих тоже с мозгами проблема, зато чувства у них в избытке. Всякое слово или поступок могут внезапно оскорбить их до глубины души. По-хорошему, всю эту компанию тоже нужно вывести на воздух, покрутить пальцем у виска и отпустить, чтобы своей активностью воздух не портили.

Но у нас теперича чувствительных людей полагается защищать от ловцов покемонов и прочих сомнительных типов. И тогда на арену выходят силачи — в погонах, вроде прокурора Хохолкова, который, глядя всем в глаза говорит, что Соколовский оскорбил верующих утверждением, что бога нет. По идее, следом за таким высказыванием, необходимо закрыть все государственные школы, потому что в них до сих пор преподают дарвинизм, изъять все учебники по истории, потому что в них не отражен доказанный факт существования Бога, и посадить полстраны, потому что в Бога у нас не верит полстраны минимум — и не говорите мне, что нынче все прозрели и уверовали.

Мы дошли до того, что в конкретных уголовных процессах начинаем оперировать абстрактными понятиями. Существование Бога не опровергнуто и не доказано. Отрицание существования Бога ничем не лучше и ничем не хуже утверждения, что Бог есть, и Он всё видит. Точно так же, чувства невозможно измерять и оценивать с точки зрения Кодекса. Измерять и исчислять можно отпечатки пальцев, стреляные гильзы, номера счетов и пачки банкнот. А нам предлагают состязаться в абстракционизме.

Проблема не в том, что кто-то ловит покемонов, кто-то оскорбляется, а прокурор по этому поводу позволяет себе космической глупости заявления. В конце концов, в большой стране обязательно будет какой-то процент разного рода клоунов, фриков, безумцев и профнепригодных сотрудников. Проблема в том, что именно клоуны, фрики и полоумные сегодня почему-то начали определять, как нам жить, что говорить и о чем думать.

Бесы прикрываются Богом и Уголовным кодексом, а нормальным людям остается сидеть тихо, чтобы не нарваться. Потому что есть ли Бог — неизвестно, а вот прокурор какой-нибудь найдется наверняка.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире