oreh

Антон Орехъ

20 апреля 2017

F

А вы представьте себе, что это правда и что так оно все и было. Что заслуженный ветеран-афганец Андрей Чепурной рассказывает реальную историю, как Франц Клинцевич обзванивает регионы и пугает народ. Что осталось Путину недолго, что будет вместо Путина Володин… Дальше уже не важно, чего Клинцевич добивается под этим соусом, какие блага ему нарисовались, и какие куски он хочет поделить под прикрытием могучей тени Преемника-2. Прекрасен сам сюжет.

Прекрасно, что ветеран-афганец, наверняка заслуженный и отважный человек, использует президентскую трибуну для доноса. Он же не просто пожаловался на раздрай в ветеранском движении, он специально обратил внимание царя-батюшки, что холопы против него заговор устроили, престол делят, шкуру, простите за каламбур, неубитого медведя рвут на части.

А представьте себе, что почувствовал в этот момент Клинцевич! Да и Володин тоже. Как забегали у них в голове шарики и закрутились ролики. Как побегут они каяться, бить себя в грудь, клясться с верности и неизменной преданности, падая на колени и стуча кумполом по полу. Тут бы и Закон Яровой запустить на полную мощь! Террористов мы этим законом не поймаем, зато можно положить на стол Путину распечатки всех разговоров Клинцевича и Володина со всеми городами и поселками. Ох, я послушал бы разговоры эти! Потом послушал бы жалкий лепет оправдания заговорщиков, послушал бы и самого Владимира Владимировича с наслаждением. Путин, кстати, молодец, не растерялся — напомнил, что только российский народ у нас выбирает преемников, царей и королей.

Эта живописная история говорит нам о превратностях судьбы, о том, что самый хитроумный план может рухнуть из-за какой-нибудь ерунды в самый неожиданный момент. Ну, кто его знал, этого Чепурного! Кто мог предполагать, что он выйдет и вдруг такое сморозит. А Чепурной теперь, может быть, на всю нашу политику повлияет. И не так важно, кстати, правду он сказал или присочинил.

Важно, что такое на самом деле возможно и наверняка на самом деле и происходит. Что Путин создал такую систему, которую физически не может проконтролировать. Она вся замкнута на него, но следить ему нужно за тысячей человек. А каждый из этой тысячи как стервятник норовит чего-то для себя вырвать. Каждый при случае будет Путиным прикрываться или использовать его. И если не каждый, то многие будут готовы Путина при удобном случае сдать. Потому что Путин уже не молод, потому что он давно сидит, потому что политика его ни к чему хорошему не приведет, а эти ребята к хорошему уже привыкли. И кто-то уже, наверняка, сделал ставку на Володина, кто-то на Собянина, кто-то на условного Шойгу. На Медведева вот только вряд ли кто-то ставит. Хотя… Если кто-то, как нам говорят, дарит ему усадьбы и шале, значит, и Дмитрия Анатольевича нельзя сбрасывать со счетов. А Путину за всеми этими шалопаями следить надо, да еще наблюдать за всякими Клинцевичами. Потому что выбор, конечно, делает народ, но решать-то за весь народ все равно надо Путину.

Чего уж там скрывать: в ежегодном отчете Медведева в Думе нас интересовал только один вопрос – что он скажет про Навального? Этот отчет сам по себе бестолковая затея. Потому что ни от вопросов депутатов, ни от ответов Медведев ничего не изменится.

Медведеву есть перед кем отчитаться по-настоящему и есть на чьи вопросы ответить вместо этой смешной группы граждан в пиджаках и блузках, изображающих парламент. А вопрос про Навального интересовал исключительно с точки зрения реакции. Мы же не ждали признаний и покаяния. Но нам хотелось поглядеть, как Дмитрий Анатольевич будет выкручиваться.

Всю малину чуть не опоганила фракция коммунистов. Столетние борцы за народное счастье намочили брюки и во избежание неприятностей запретили депутату Рашкину спрашивать про расследование ФБК. Типа есть вопросы поважнее. Да куда уж важнее! Если у вас премьер-министр жулик, то все остальные вопросы уже не имеют значения. Если глава правительства фармазонщик, то вопросы вы должны задавать не ему, а вместо Медведева на трибуне давно должен стоять кто-то другой. И вообще вопрос коррупции и тотального поголовного воровства и есть самый главный вопрос в России. А потом уже спросите про освоение Арктики, МРОТ и материнский капитал.

Если воровать в стране не перестанут, если чиновники не перестанут жить как арабские шейхи, у которых разве что сугробы вместо пустыни, то никакого материнского капитала не хватит и никакой МРОТ не спасет. Но Совет Думы предусмотрительно заранее согласовал и утвердил перечень вопросов. И того, о чем уже вся страна говорит после фильма Навального, нет среди насущных тем. Но Медведева все-таки спросили. Как-то скороговоркой, из рукава, в полголоса – но спросили. А Медведев гордо отказался комментировать «абсолютно лживые продукты политических проходимцев». И было видно, насколько Медведеву это неприятно, как он взвился весь. В каждом из пяти слов свой важный смысл. Лживые продукты! И не просто лживые, а лживые абсолютно! То есть в навальновском кино сплошная ложь и ни слова правды? Ну, так почему бы не ответить по пунктам? За месяц с лишним Медведев и его свита так и не подготовили ответа ни по одному из предъявленных фактов. Ни единого конкретного слова, кроме слов про «бумажки», «компот», «неоднократно судимый», а теперь еще «политический проходимец». В ответ на конкретику – слюнные брызги. Которые означают лишь одно: ответить по существу Медведеву нечего. Абсолютно нечего!

А подытожил все это Володин какой-то совсем чудной репликой, что «один раз уже страна от этого пострадала, и в первую очередь КПСС. Поэтому выводы надо делать». Отчего страна пострадала-то? От того, что люди молчать не захотели и тряхнули 30 лет назад коммуняк? Так и правильно сделали! А вывод надо сделать простой: трясти снова – и в сто раз сильнее, чем тогда. Чтобы вытрясти эту заразу и настоящих политических проходимцев вместе с нею.

18 апреля 2017

Не забывайте

После всякой новой трагедии, если в ней есть политические подтексты, у нас теперь принято включать полицию нравов, которая следит за тем, правильно ли мы скорбим. Правильная скорбь при этом подразумевает отсутствие всяких подтекстов и намеков. А еще правильная скорбь должна быть бурной, но короткой. Где вы теперь, ряженые плакальщики с одинаковыми гвоздиками? Где вы, бдительные составители списков для организованного похода на траур? Разве не странно, что после такого всероссийского соболезнования, тема питерского взрыва стремительно ушла из ротации. Поплакали – и будет.

Снова в хитах Сирия, Украина и прочая туфта. А как бы нам все-таки поподробнее узнать, за что погибли 14 человек в питерском метро? Эту тему сворачивают потому, что ничего хорошего от расследования не ждут. Начать с самого простого вопроса: как это возможно, чтобы в городе Путина во время его приезда туда, кто-то мог устроить теракт, который только по счастью не стал еще более кровавым? А как быть, если теракт устроили исламские боевики и устроили его из-за Сирии? Путин говорил нам, что мы вообще в это все влезли именно для того, чтобы остановить террористов на дальних подступах. А тут, получается, террористы пришли домой к самому Путину! Но у этой версии возможны разветвления. Потому что взрыв могли устроить просто исламисты, а могли устроить исламисты с российским паспортом. И одно дело, если они с этим паспортом родились, если это доморощенные радикалы, наличия которых мы не оспариваем. Но как быть, если это бывшие гастарбайтеры или просто приезжие из какой-нибудь Киргизии? Этот Аброр Азимов, если он действительно был причастен к взрыву, получил наше гражданство четыре года назад.

Какого черта вы дали ему паспорт? А если он не вызывал подозрений, и только потом у него крыша поехала, то не лучше ли от греха подальше вообще не давать наших паспортов этим людям? Такой вопрос зададут непременно! Выходит, что кто-то прошляпил потенциального бандита и сделал его гражданином России. Или сделал гражданином России, а потом прошляпил, как он стал бандитом. А потом прошляпил, как бандит взорвал бомбу, да еще у Путина в гостях. Да еще в отместку за Сирию. Ну и чего хорошего в этой истории? Зачем про нее лишний раз говорить? Само расследование идет, арестовано уже столько всякого народу, что кажется, будто действительно ищут и успешно находят. Но дальше есть две опасности. Что, во-первых, расследование подгонят под наименее вопиющий сценарий, а, во-вторых, что про это все скажут скороговоркой в разделе «разное» где-то между делом набегу. Поэтому мы должны за этим делом следить, не упуская никаких деталей. Слишком много уже было жертв и слишком мало было тех, кто ответил за гибель наших людей. В том числе потому, что очень часто эти истории были историями стыда и позора.

Не стану скрывать: я удивлен. Конечно, никакой нормальной проверки в Чечне по поводу притеснений геев не будет. Но сам факт! Мы теперь считаем прогрессом хотя бы формальное проведение хотя бы номинальных, бутафорских действий. Я был уверен, что единственной реакцией на публикации «Новой Газеты», на заявления Муратова и Венедиктова будут пальцы веером из Грозного. Что сколько ты не взывай к прокуратуре, СК, ФСБ, Кремлю, никто и ничего из них не сделает и даже не скажет. Они действительно боятся Кадырова и его бригаду. Однако же, видите, как обернулось!

Генпрокуратура сообщает о проверке публикаций. Правда проверка проводится силами чеченских прокуроров. А чеченские прокуроры – это не вдова унтер-офицера, и сами себя они сечь не станут. Проведут эту как бы проверку и скажут, что все хорошо, ничего не подтвердилось. Может быть, даже не станут стыдить «Новую газету», может даже не станут подавать в суд за клевету. Просто проверят – и ничего не найдут. Зачем тогда вообще проверять? Наверное, ситуация выглядела совсем неприлично. И со стороны уже не всем понятно, где находится настоящая столица России и кто в России главный.

Ну, вот хотели вы проверку – получите и отвяжитесь. Мы же не обещаем вам во всем разобраться и наказать. Мы обещаем проверить и поискать в черной комнате черную кошку. Есть, правда, еще одно предположение. Я понять не мог, чего они там взбеленились-то? Уж сколько было самых разных публикаций у «Новой Газеты», да и не только у нее, про чеченский феодализм, но именно история про геев озлобила кадыровцев до крайности. И думаю я, что оскорбило их само предположение, что в Чечне могут быть какие-то геи. Это то же самое, как если бы вы написали, что чеченцы питаются свиным шашлыком или рискнули провести в Грозном выставку карикатур из «Шарли Эбдо». И вот поэтому я вполне могу себе представить, что в Чечне действительно проведут прокурорскую проверку. Но проверять будут не факты из журналистского расследования, а под видом проверки станут искать геев. Ну, вроде как если есть пострадавшие, то надо же их обнаружить. А помимо пострадавших выявить их друзей, знакомых, родственников – вдруг и среди них тоже есть потенциальные жертвы гомофобии. Так под видом проверки и защиты ЛГБТ, все эти меньшинства и перепишут. А что с ними после переписи случится – это я предлагаю вам самим пофантазировать. Но до сих пор ничто не мешало жечь дома родственников террористов, ничто не мешало выгонять людей их из тех мест, где они жили. Чечня это такая точка на нашей карте, где с человеком может случиться вообще все, что угодно, если этот человек не такой, как все.

Но нам объяснят, что такова плата за мир. Они там делают, что хотят, зато остаются в составе России и не стреляют в федеральные войска. И боится Путин именно этого, Третьей Чеченской. Которая для нас хуже Третьей Мировой.

Самое смешное в теперешней ситуации — это продолжение расследования хакерского вмешательства России в американские выборы. Мы и так-то уже выглядим клиническими идиотами, а если все-таки выяснится, что наше участие в победе Трапма было больше, чем статистическая погрешность, то останется убиться об стену. Выходит мы сами сделали президентом человека, который тут же плюнул нам в рожу и дал пинка под зад!

А кто-то же собирался с американским флагом по Садовому колесить! Сейчас, наверное, думают, что бог отвел. А то эти фотографии, с флагом-то на Садовом, им потом всю жизни вспоминали бы и ржали. Впрочем, кто ржал бы, а кто и нет. Через год-другой уже не вспомним, почему так ликовали после проникновения Трампа в Белый Дом и всякий факт радости по этому поводу будет компроматом — чего доброго американскими шпионами объявят всех, кто нам давеча рассказывал, какой он клёвый дядька.

А ведь вас, дурачье, предупреждали! Говорили вам, что Трамп не наш, что Трамп вам фитиля в зад еще вставит — и клизму в ухо! Ста дней не прошло, а Дональд уже поставил Холодную Войну в микроволновку и подогрел. Пока просто подогрел, но он и вскипятить при случае сумеет!

Говорили вам, что вы еще вспомните Обаму добрым словом. Что это не Обама — ЧМО, а сами вы все — ЧМО. А Дональд Трамп — уникальный пример политика, который выполняет свои обещания. По крайней мере, очень старается и делает это от души. Поэтому в его родной Америке уже все стоят на ушах, а теперь и в мировом масштабе на уши встанут.

И если Обама только грозился навести порядок, но так и промямлил все годы своего правления, то Трамп с прямотой собственного твиттера перешел к делу, понимая, что четыре года — это очень мало, а дел полно.

До сих пор считалось, что самый крутой в мире — это Путин. Потому что только Путин мог глобально делать, что ему вздумается, да к тому же сидеть на своем посту десятилетиями, а значит, делать, что ему вздумается, пока не надоест. Но теперь на первенство претендует президент США. У него в запасе максимум восемь лет, но он за эти годы может успеть гораздо больше нашего начальника.

Мораль этой истории проста: не сотвори себе кумира. Не обольщайся тем, что это якобы ты его кумиром и сделал. И сам не будь лопухом.

Россия влезла в Сирию, не понимая возможных последствий вообще. А теперь мы столкнулись с ситуацией, когда в ответ на нашего хилого «Адмирала Кузнецова» Штаты могут пригнать к Сирии полдюжины настоящих авианосцев и закидать нашего друга Асада «Томагавками».

На этой неделе мы получили два чувствительных удара. Удар Америки по Сирии и удар террористов по Петербургу. Ответить на эти удары мы можем, кажется, только одним способом — митингами по разнарядке и истерикой по телевизору.

Вот у меня вопрос: а простые люди по зову души и велению сердца неужели не хотят как-то выразить свою солидарность с Питером и жертвами теракта? Чтобы не по разнарядке с фабричными плакатами и отгулом, а то еще и за деньги – а просто потому, что ты не можешь в этот день остаться дома и тебе нужно своим примером, своим физическим присутствием показать, что трагедия потрясла тебя, что тебе не все равно. Выходит, что так? И если всякое начальство по команде из Москвы не станет добровольно-принудительно сгонять народ на скорбь, так и не придет никто? А если придет, то явно меньше, чем соберут административным путем? Вот это мне непонятно.

Когда в Беслане погибли дети на улицы итальянского Рима вышли 150 тысяч человек! 150 тысяч итальянцев скорбели по чужим детям, по нашим детям. А мы что? В России летопись терактов занимает уже не одну страницу, а жертв этих атак сотни. Мы же знаем, как это страшно – и все равно молчим? Или мы просто уже привыкли, и про Питер забудем так же быстро, как забывали и про все предыдущие беды? А второй вопрос у меня к начальству. Зачем вам это надо? Понятно, что одновременно во многих городах от буквально Калининграда до Владивостока просто так митинги памяти проводить не станут. Значит, кто-то умный это придумал, всем все быстро согласовали, наделали наглядной агитации, набрали массовки. Для чего это? Какой в этом смысл? Мы что хотим показать и кому? Что Россия против террора? А что, кто-то думал, что за? Как вообще можно бороться с террором с помощью административных митингов? Террористы, строго говоря, взрывают бомбы вообще вне зависимости от количества пришедших на площадь и от степени нашей искренности.

Мы таким образом разве что подбадриваем самих себя. Но для этого как раз и нужен честный человеческий порыв. В принципе митинги памяти и скорби – это же как поминки. А на поминки по разнарядке не зовут. Поскольку в последнее время было много разных грустных поводов, то постоянно ведутся споры как правильно нужно носить траур. И получается, что правильно – это, когда по телевизору делают постановочные сюжеты, когда гвоздики у всех одинаковые, когда лица скорбящих на всех мероприятиях одни и те же, а для набора массовки есть специальные сайты, агентства и расценки. Гибридная война, гибридная скорбь, сплошная фальшь и подделка. Только люди гибнут настоящие. И гибнут не в последний раз.

Один очень умный и симпатичный человек, скрупулезно соблюдал все приметы в день матча любимой команды, но команде это почему-то не помогало, и тогда он плюнул и сказал, что не стоит связывать вещи, между собою не связанные. Другой человек, тоже умный, но довольно противный сказал иначе: «Совпадение? Не думаю». И как же нам относиться к десятипроцентному падению рейтинга Медведева, случайно или неслучайно совпавшему с выходом в прокат коррупционного триллера «Он нам не Димон»? Да никак нам к этому не относиться.

Ну, что — если каждый месяц показывать новое кино, то через четыре месяца Медведев будет нравиться только двум процентам россиян? А если про Путина кинишко забацать – его рейтинг куда двинется? Про Владимира Владимировича-то неужели не такая интересная фильма сложится? Дворцов у него нету или друзей мало? Но вот с рейтингом Путина ничего не будет, друзья мои, хоть обснимайся. А рейтинг Медведева – это информация, любопытная лишь социологам. Вот вы сами спросите у прохожих на улице, нравятся им депутаты наши? И я уверен, что большинство прохожих скажет вам, что толку от депутатов никакого, что они все красномордые трепачи, и только штаны там протирают. А про министров спросите и правительство в целом – много вы добрых слов услышите? Черта с два! Прохожие вспомнят про растущие цены, про ЖКХ, про медицину и про все безобразия, из которых состоит наша жизнь и во всем обвинят правительство. А потом про Путина вопрос задайте – и вы поразитесь, как переменится интонация, как просветлеют лица, сколько добрых слов вы услышите в адрес президента! Соцопросы именно это все и показывают, там отвечают вот эти самые прохожие с улицы. Но это же нелепо! Логика-то где? Кто назначает правительство? Путин. Правительство хорошее? Плохое. Путин хороший? Отличный! Депутатов от какой партии в Думу понасажали? От путинской партии. Плохие депутаты? Отвратительные! А Путин хороший? Да не просто хороший – замечательный! И Медведев – то же самое. Его кто назначил, кто приемником ставил? Тот самый замечательный Путин, которые один у нас молодец, весь в ослепительно белом, пока все вокруг в дерьме. Это и есть классическая авторитарная модель управления. Когда может быть только один безупречный лидер. Когда все вокруг дураки, а он один умный. Когда ему приходится денно и нощно печься о народе, потому что министры и депутаты ни на что не годятся. Ну, разве что Шойгу и Лавров еще туда-сюда. А Медведев – это объект насмешек, это человек, которого в любой момент можно переставить с места на место. Можно даже разрешить порулить чуток – а потом дать пинка под зад. Все наши рейтинги ни черта не стоят, потому что самый умный человек в стране имеет свой собственный рейтинг, который не зависит ни от фильмов, ни от митингов. Падение доверия к Медведеву после фильма Навального может порадовать только тем, что народ все-таки способен найти в интернете что-то полезное и сделать правильные выводы.

По моему оценочному суждению у губернатора Петербурга Георгия Полтавченко не все дома. Причем давно. Потому что идея поставить некий единый общий знак на все случаи смерти пришла в его голову не сегодня. В самом деле, зачем на месте трагедии нужен какой-то памятный знак? Взорвали, трупы собрали, увезли, кровь смыли, дырки заделали, подкрасили, подмазали – и все как новенькое. Жизнь продолжается, солнце светит, а Полтавченко сидит в своем кресле.

Как должен выглядеть такой Единый Памятник? Как Кубок Стэнли, на который после каждого сезона приделывают новую табличку с победителем и он поэтому весь в надписях? После каждого нового взрыва приделывать новый значок? Или не приделывать вовсе? Поставить раз и навсегда. Не только жертвам прошлых трагедий, но заодно и будущих! Вы еще живы, еще не вошли в роковой вагон или в подъезд, а Полтавченко вам уже памятник поставил. А Единый Памятник должен быть где? В каком-то Едином городе или в каждом городе, где что-то случилось? Лучше, конечно, в одном месте. Где-то около Москвы за МКАДом. Если вы из Петербурга – ну, ничего, прокатитесь до этого Единого знака — чуть не сказал «на Невском экспрессе». Но Полтавченко мыслит шире. Его Памятник будет не только рассчитан на жертв терактов. Еще и жертвы аварий, стихийных бедствий, вооруженных конфликтов – действительно, буквально на все случаи смерти. С учетом того, сколько у нас аварий, бедствий, катастроф и конфликтов, с возведением такого Памятника может справиться только Церетели. Он будет у нас выше Останкинской башни. Хотя в этом конкретном случае, Церетели не позовут.

В Питере на Фонтанке есть памятник Чижику-Пыжику – маленький-маленький. Вот дай Полтавченко волю, он поставит именно такой Памятник всем жертвам всех наших бед. Чтобы он был маленький-маленький, чтобы его было ниоткуда не видно, чтобы до него невозможно было добраться. Потому что слово памятник – от слова память. Люди ставят памятники, чтобы помнить. Чтобы эти монументы, стелы, знаки не давали нам забывать не только о героических страницах жизни, но и о трагедиях. А наши памятные знаки – они еще и знаки вопроса. Сколько уже было этих терактов! Сколько сгорело интернатов и домов престарелых, сколько упало самолетов! У нас ГЭС взрывалась, у нас дома рушились, у нас пожары и наводнения. И почти всегда это бездарность чиновников, почти всегда это раздолбайство или воровство, почти всегда это дырявая система безопасности и полуразвалившаяся инфраструктура. Поставь на месте каждой трагедии памятник – и эти памятники будут постоянно мозолить нам глаза и не давать покоя. А Полтавченко беспокойство ни к чему. Ему нужен Единый Памятник не для того, чтобы помнить, а для того, чтобы забыть.

03 апреля 2017

Чеченские геи

Не может быть в нашей стране ничего хуже, чем оказаться геем в Чечне. Во всяком случае, мне трудно представить себе что-то страшнее. Геям и в Москве-то живется по-разному и не всякий рискнет признаться в своей ориентации. А вы представьте себе подобное в Грозном! Ну, разве что этот гей еще окажется американским агентом, выйдет с плакатом за Навального и назовет нехорошим словом Рамзана Кадырова — вот тогда его жизнь станет еще интереснее.

Любопытна реакция пресс-секретаря Кадырова Альви Каримова. Каримов сказал просто и без затей: в Чечне геев нет. И понятно, почему он так сказал. Потому что для Каримова гей — это то же самое, что американский шпион, сторонник Навального или враг Кадырова, бегающий с пулеметом по горам.

Гей — это синоним человека плохого, заразного, гадкого, порочащего светлый образ республики. Республики, которая в принципе давно живет по своим законам. Даже президент Путин говорит, что хиджабы нам несвойственны — а Кадыров говорит, что мы хиджабы носили, носим и будем носить. И будут носить, не сомневайтесь. И вас заставят. А если вы Путина про это еще раз спросите, то он станет так изворачиваться, что вы даже пожалеете, что такой вопрос ему задали.

А тут геи!
Правозащитники говорят, что надо все тщательно проверить. Да как вы это проверите! Даже если к вам на прием явятся все геи Чечни и в один голос сообщат, что их притесняют, что кого-то даже убили — какие это будет иметь последствия?

В Чечне сжигают дома родственников предполагаемых террористов, а самих родственников вопреки всем законам и кодексам вышвыривают вон — и вы полагаете, что при такой практике кто-то станет защищать геев? Кто-то даст им спокойно там жить?

У нас вообще в это вопросе интересная позиция. Официально, конечно, никто про секс-меньшинства плохо говорить не станет. Ну, непринято так говорить в приличном обществе. Но в душе-то мы думаем иначе. Что это самое приличное общество — оно на самом деле наоборот! Оно неприличное насквозь.

Запад разлагается, а слово Гейропа не нуждается в пояснении и переводе. Поэтому на словах мы им улыбаемся, а в сторону, сквозь зубы, называем педиками. И точно так же будут сказаны слова, что дискриминация не допустима, что все люди братья, но на деле никто геев спасать не станет и наказывать тех, кто их гнобит — тем более.

Мы любим говорить о традициях. Так вот это как раз и есть наши традиции. Нетерпимость, ненависть к людям, которые на нас непохожи, которые чем-то отличаются от других. Мы не можем просто оставить их в покое, мы обязаны их опозорить, наказать, начать лечить током.

Мы считаем, что другие обязаны соблюдать именно наши традиции, а права личности — это заграничная болтовня. Чечня в этом смысле самый откровенный, самый показательный регион, поэтому я и говорю, что нет ничего страшнее, чем родиться в Чечне и оказаться геем. Для таких людей — это не вопрос личных предпочтений, а вопрос выживания.

31 марта 2017

Спейс Хе

Одна из самых потрясающий картин, какие я видел в жизни, настигла меня совершенно случайно. Я ехал в чешском поезде, типа электрички из Праги в провинцию. И за окном в сумерках мне открылось потрясающее зрелище. Огромное поле, до самого горизонта. И все это поле было заставлено техникой – танками, БМП, орудиями, еще чем-то. Это советское оружие, которое мы задаром поставляли Варшавскому Договору и которое теперь как отходы сгрузили на этом поле до самого горизонта. Тысячи людей трудились тысячи дней, чтобы это произвести. Миллиарды рублей были на это потрачены. И всё зря, всё в помойку. Эти танки превратились в хлам, рубли пущены по ветру, Варшавского Договора нет, советская экономика рухнула, страна развалилась, а в технологическом смысле мы отстали навсегда.

Я вспомнил об этом теперь, когда частная космическая компания Space X запустила ракету и эта ракета вернулась на землю, а потом взлетела в космос снова. А мы в этот день доложили, что наши подводные лодки достигли показателей Советского Союза по количеству часов, проведенных в дальних походах. Каждая страна сама выбирает свой путь. Мы выбираем путь дальних подводных походов. Америка выбирает путь к звездам. Путь, который неизбежно приведет к новому технологическому прорыву, на который нам нечем будет ответить. Они будут производить продукты уже XXII века, а мы будем производить телевизионную картинку, где бравые подводнику пугают Америку и НАТО. При этом американские подводники наплавали часов никак не меньше, чем наши. Боюсь, что даже здесь мы от них отстаем. Они почему-то успевают и там, и тут, а мы не знаем себе равных только в бряцании оружием.

Мы гордились космосом, но что такое наш космос сегодня? Рабочие космических заводов, которые зарабатывают меньше дворников? Всемирный памятник воровству космодром «Восточный»? Наши ракеты не то что не могут взлететь повторно, они все чаще просто не могут взлететь! У них Спейс Экс, а у нас Спейс Хе. Роскосмос говорит, что у нас какая-то другая система, что у нас как-то иначе все устроено, и что мы тоже можем сделать многоразовые ракеты, но на это же и деньги нужны и долгие годы труда.

Ребята, мы проиграли конкретному человеку по имени Илон Маск. Который потратил на порядок меньше денег и на порядок меньше времени. Ему 46 лет! Блин, он всего на год старше меня! И к 46 годам он успел сделать столько, сколько наша родная страна, боюсь, еще 46 лет не сделает. Потому что ему не надо воровать у самого себя миллиарды. Ему не надо содержать армию дармоедов и пустомелю Рогозина, ему не надо подписывать в Белом Доме три чемодана справок и за каждую справку давать еще три чемодана взяток. Практически все современные устройства – все эти компьютеры, автомобили, телефоны, телевизоры, которые нас окружают — придуманы и сделаны не нами. Кто-то включал мозги, а мы просто достали из кармана деньги и купили. Даст бог, не кончится нефть, и не кончатся нефтяные деньги. Чтобы их хватило на новые покупки и на новые подводные лодки, которые будут ходить в дальние походы.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире