oreh

Антон Орехъ

12 мая 2017

F

Самая прекрасная цифра из опроса ВЦИОМ об отношении россиян к Рамазану Кадырову — это 6%. Именно столько наших соотечественников впервые услышали эту фамилию непосредственно во время опроса.

Подходит к вам социолог — не в глухой тайге, не в отдаленном кишлаке, не у черта на Куличках или на Рогах, а где-то, наверное, на улице или берет за рукав в магазине и спрашивает: «Как вы оцениваете деятельность Рамзана Кадырова?». А вы разводите руками, чешете репу на затылке и в полном недоумении искренне переспрашиваете: «А кто это такой?».

И я даже не знаю, как относиться к этим людям. То ли они самые счастливые из наших граждан, которые умудряются жить в обществе и быть свободными от общества. То ли они марсиане с большой головой и зелеными ушами. Но таких все-таки лишь 6%. Остальные Кадырова знают неплохо и оценки ему дают. И именно эти оценки привлекают наше внимание.

55% считают, что деятельность Кадырова идет на пользу стране. А вы ведь помните, что не так давно проводился опрос на счет выборов президента. И Владимир Путин по этому опросу не мог победить в первом туре, потому что не набирал сходу 50%. Соперники Путина получали процента по два-три. Но тогда социологи не включали в число потенциальных кандидатов главу Чечни.

А почему бы не включить? Почему бы ВЦИОМу не спросить граждан: за кого бы вы охотнее проголосовали на президентских выборах 2018 года — за Владимира Владимировича Путина или за Рамзана Ахматовича Кадырова? А?! Плохая идея? Или боязно такие вопросы задавать?

Конечно, куда удобнее в тысячный раз спрашивать, кто нам милее — Путин или Зюганов. А ты про Кадырова вопрос заостри! 42% питают к нему уважение. 42% — это очень много для страны, в которой уважаемых всеми людей почти не осталось.

Четверть опрошенных Кадырову доверяют, четверть не просто доверяют, но и симпатизируют. И все эти показатели выросли в полтора раза. Кадыров — это крутейший человек в стране!

Потому что в последние лет пятнадцать точно, а на самом деле даже больше, в России делалось все для того, чтобы политическое поле превратилось в пустыню. Чтобы не было вообще никого — только Путин. И в итоге никого и не осталось. Кроме Рамзана Ахматовича. И он добился такого влияния, что и сам Путин не смеет ему перечить!

Социологи боятся задавать правильные вопросы. Я уверен, что и сами респонденты, отвечая про отношение к Кадырову, от греха подальше говорили, что уважают его и симпатизируют. Мало ли что! Если Путин пригрозит кого-то замочить в сортире и отрезать что-то так, чтобы больше не выросло — это еще бабушка надвое сказала.

А вот если Кадыров пригрозит тем же самым, то это повод собирать манатки и прятаться в Антарктиде. Потому что этот пацан, если сказал, то, скорее всего, сделает. Так что исследование ВЦИОМ провел замечательное. Но главный вопрос задать побоялся.

Еще раз приходится повторить: Руслан Соколовский – идиот. И это как раз то, чего он не отрицает. Идиот – слово совершенно не обидное. Оно характеризует человека, который совершает определенного рода поступки. Если поступки идиотские, то человек, их совершающий – идиот. Что, конечно, прискорбно, но не наказуемо в уголовном порядке. Но если Соколовский – идиот, то кто же люди, которые его судят? Как назвать людей, которые на пустом месте превратили идиота в героя, а мелкое происшествие превратили в дело государственной важности и божественного значения? Они в лице Соколовского чуть ли не дьявола решили за решетку упечь. И процесс превратился в галиматью.

Проживая в светском государстве, в третьем тысячелетии, мы вынуждены публично выслушивать всякую муть вроде того, что Соколовский оскорблял чувства верующих «через отрицание существования Бога». Завтра эти же слова могут произнести миллионы жителей России. И формально они будут правы. Потому что до сих пор не предъявлено ни одного документального свидетельства наличия Бога, что можно считать доказательством Его отсутствия – и пока не доказано обратное, Соколовский не может быть виновен. Но по факту он виноват, и по аналогии с ним можно посадить под замок полстраны.

Суд, вынося приговор, не нуждается в уликах и документах – суд опирается на чувства, которые нельзя проверить и вычислить. В этом смысле еще веселее было обвинение в оскорблении феминисток. С какого дня в нашей стране вдруг оказались в почете феминистки, я не знаю, но в любом случае ни одной реально пострадавшей от Соколова феминистки в суде так и не показали. Таким образом, у нас можно судить не только на основании неосязаемых чувств, но и пострадавшие могут быть неосязаемыми. Почти как покемоны. Но самое жуткое, судя по всему, что совершил Соколовский – он наделил Христа качествами покемонов. После такого уже не страшно, что Соколовский негативно отзывался о политическом строе, утверждал, что в стране господствует мракобесие, загружал ролики в интернет и транслировал, зараза, на своем канале свою точку зрения. Видимо, вместо того, чтобы транслировать избранные речи Патриарха. Да, он же еще и слова нехорошие использовал, такие как «ворвались» и «доставили». Подобная лексика также оскорбительна для верующих и феминисток. Тем не менее, в постановлении суда есть один интересный момент, на который я хочу обратить ваше внимание. По мнению этого суда, Соколовский возбуждал ненависть к Русской православной церкви. Так вот я вам скажу, что никто не делает для возбуждения ненависти к РПЦ больше, чем сама Русская православная церковь. И в ее интересах, чтобы Бога на самом деле не существовало. Потому что если Бог есть, если существуют рай и ад, эти товарищи будут вертеться на самых больших сковородках у самых свирепых чертей.

Чтобы никто «не считал себе фигурой, равной Черчиллю», скажем сразу, что Указ про особые меры в честь Кубка Конфедераций и Чемпионата мира по футболу совсем никак не связан с акцией Навального 12 июня. Так совпало. Как совпал сам Кубок с Днем России, а День России с акцией Навального. Хотя теперь проводить ее будет, скажем так, сложнее.

А вообще, спорт зарекомендовал себя, как универсальное средство для достижения любых целей. С помощью спорта можно решить некоторые инфраструктурные проблемы городов, где будет Олимпиада-Универсиада-Футбол. А заодно решить и свои собственные проблемы. Мало ли – кому-то для полного счастья не хватало миллиарда, кому-то двух. Большое спортивное соревнования позволяет исполнить любые ваши мечты. Главное — вовремя сделать нужный выбор и записаться на дзюдо, в дачный кооператив или в КГБ.

Всемирные состязания – это еще и прекрасное дополнение к георгиевской ленточке. Ведь если прежде угар нарастал только в честь 9 Мая, когда непричастные молотили себя пятерней в грудь и кричали, что это именно они победили фашизм, то нынче всякая золотая медаль позволяет подчеркнуть неоспоримые преимущества нашего капиталистического строя. Во время Игр в Сочи уже был опробован теперешний сценарий. Просто теперь его масштабируют на четыре города, а через год на дюжину крупнейших городов страны.

Футбол оказался прекрасным поводом запретить митинги и закрыть населенные пункты для въезда чуждых элементов. И эту практику можно, в принципе распространить и дальше. Она же как бы антитеррористическая, антикриминальная, антивандальная. Но если все пройдет успешно, красиво и без проблем, так почему бы вообще не запретить митинги без разрешения властей и ФСБ, не ввести визы для посещения городов, а заодно и восстановить прописку по месту жительства? И для этого уже не нужно будет проводить чемпионаты и турниры.

Всем настолько понравится эта новая пригожая жизнь, что граждане сами потребуют утвердить ее на постоянной основе. 37 лет назад, летом 1980 года в Москве проходила Олимпиада. И те, кто были в столице, до сих пор вспоминают эти далекие уже две недели. Когда в городе было тихо, чисто, милиционеры на каждом перекрестке в парадной форме. Ни жуликов, ни алкашей, ни убогих на костылях – весь неприятный контингент изолировали и экспортировали за сто первый километр. Попутно, кстати, еще и детей выперли поголовно в пионерские лагеря, чтобы жвачку у иностранцев не клянчили. А в магазинах была финская колбаса и соки в пакетиках с трубочками. Соки с трубочками были какое-то время даже после Олимпиады – их запасы завозили в московские школы и еще полгода давали их нам на завтраки…

Мы семимильно и во всем движемся вперед в советское прошлое. И естественно, что Чемпионат мира 2018 года должен быть копией Олимпиады-80. Главное при этом не забыть, что после той Олимпиады у страны в запасе оказалось всего 11 лет жизни. А так все было, конечно, прекрасно. И соки, и колбаса, и милиционеры в парадной форме.

Пока шел на работу — на улице, в метро — встретил немало самых разных людей с портретами Бессмертного полка. Видно, когда люди шли семьями, родители с детьми, компании разного возраста, где и мамы, и дедушки, и внуки. Погода в Москве была отвратительная и люди шли, закрывая фотографии зонтами, пакетами. И по тому, как они трогательно это делали, я понимал, что вот их точно никто никуда не сгонял, не заставлял, не пугал лишением отгулов и плохими оценками в школе. Именно так это и должно быть.

Именно так это и задумывалось в 2011 года, когда акция впервые прошла в Томске. Именно так было задолго до Томска, еще в советские годы, когда в разных городах спонтанно люди выходили в День Победы с портретами своих близких-фронтовиков, которые сами выйти уже не могли. Я честно вам скажу, что был рад встретить в этот день этих людей по дороге на работу. И такие люди, которые действительно помнят историю своей семьи, для которых стали примером дедушки, которых они, может быть, даже в жизни никогда не видели – вот они и спасают «Бессмертный полк» от государственной пошлости. Потому что пока эти прекрасные люди сами ищут фотографии, делают портреты, идут на марш, несмотря на дождь, закрывая портреты от непогоды, где-то рядом будут идти те, кому просто раздали фотографии совершенно незнакомых им людей, кому помещали съездить на шашлыки или выпить лишнюю бутылку пива. А где-то, как в Донецке, в одной колонне с портретами героев, понесут портреты бандитов с кличками вместо имен.

Кто-то понесет портрет Николая Второго, кто-то портрет Молотова, забыв почему-то, прихватить портрет Риббентропа. Давайте вспомним о том, что сначала Бессмертный полк создавался как некоммерческая, неполитическая и негосударственная гражданская инициатива. А что получилось? Торговля ленточками и пилотками попутно с фабричным изготовлением портретов.

Репетиции шествия и разнарядки в самых разных городах. Сплошная политика повсюду. И подавление именно гражданской инициативы. Бессмертный полк стал заложником. Ведь если теперь все снова доверить простым людям, если сказать: сколько выйдет, столько и выйдет, то уже нельзя гарантировать, что в следующем году участников будет больше, чем в предыдущем. А вдруг меньше? Это что же, народ про Победу начал забывать?! Мы же не можем допустить, чтобы кто-то решил, что в этом году мы стали чтить героев меньше, чем в предыдущем, как бандеровцы какие-то. Поэтому пафос и угар будут только нарастать год от года — непонятно до какого предела. Но я надеюсь, что на Бессмертный полк все равно будут приходить те прекрасные люди, которых я видел сегодня и которых не надо учить родину любить и помнить о подвиге народа.

В нашей истории было только два Парада, которыми мы можем и обязаны гордиться. 7 ноября 1941 года солдаты шли по Красной площади и оттуда прямиком на фронт, чтобы остановить самого страшного на свете врага и защитить Москву. И не важно, что Парад этот был в честь кровавой большевистской революции. По площади шли герои, большинство из которых вскоре погибло. И без них, шедших на том Параде, не было бы Парада Победы 24 июня 1945 года – через четыре года и два дня после начала Великой Отечественной.

Парад 1945 – это итог самого главного свершения в истории страны. Все остальные парады были уже в той или иной мере показухой. Даже парад в 1995, на 50-летие, когда в Москву приехали все мировые лидеры и отдали дань уважения народу, внесшему главный вклад в Победу и понесшему самые тяжелые потери во Второй Мировой войне. Сейчас к нам приезжают только туземные диктаторы и странные друзья, с которыми не дружит больше никто, кроме нас. Зато подготовка к параду с каждый годом все тщательнее, мероприятие все торжественнее и пафоснее. Главком ВКС Бондарев говорит, что фактически готовиться к пролету авиации над Красной площадью летчики начинают за полгода. Полгода готовятся, за полчаса пролетают, полгода перерыв, а потом снова подготовка. А на земле идут бесконечные репетиции, парализующие город с одной стороны, покуда собянинские соколы перекапывают его с другой.

Если и есть какой-то особый, наивысший пример государственной показухи – то это, конечно, парад 9 Мая. Где ветераны играют роль декорации, где нет места скорби по миллионам погибших, зато есть грохот гусениц, сизый дым солярки, мощь, чеканный шаг и фаллические символы стволов и ракет. На экране крупным планом довольные лица нашего Синедриона и задрапированный Мавзолей, который почему-то смущаются показать. Хотя чего смущаться, если сегодня мы с каждым днем все ближе к заветам Ильича и его друга Виссарионыча.

Нам самим, к сожалению, нечем похвастать и поэтому мы вцепились в Победу, как будто это именно мы ее добились. Особо подчеркиваем свои успехи в небе Сирии, намекая, что «можем повторить». Нам нечего продемонстрировать, кроме танков, ракет и удивительно красивого геометрического строя самолетов в небе над Москвой. Мы изо всех сил стремимся показать, что готовы к войне. Убеждаем себя, что если бы не будем тратить половину бюджета на орудия убийства, то нас тут же кто-то поработит, выпьет всю нашу нефть, срубит весь лес и угонит женщин.

Подготовка к войне неизвестно с кем оправдывает все – бедность, отсталость, невежество, уничтожение свободы и унижение человека. Парад пройдет блестяще – я уверен. По такому случаю на один день даже прогонят зиму, а если обледенеют дороги, то уж танки-то по ним как раз проедут легко. На один день победим природу, на один день убедим себя в том, что сильнее нас никого нет. А через полгода начнем готовиться к новому параду. Это мы действительно можем повторить. Сколько угодно раз.

05 мая 2017

В полку убыло

Один слушатель прислал нам в эфир хорошую смс-ку: наша власть даже таблицу умножения сможет испоганить. С Бессмертным полком происходит то же самое. Причем здесь наша власть, если Бессмертный полк отменяют в Таджикистане и Узбекистане? А при том, что как только это замечательное, человеческое начинание захватили бюрократы и государство, оно тут же превратилось в предмет спекуляций, пропаганды и торга – теперь и на международном уровне. Востоковеды скажут вам об этом лучше, но как я понимаю, вся эта эквилибристика частично связана с желанием среднеазиатских диктаторов показать России фигу, встать в позу и чего-то для себя выторговать. А частично они там еще и с местными исламистами заигрывают — но это уже их дела. Собственно, отмечать или не отмечать, ходить с портретами или не ходить – это тоже их дело. Хотят — ходят с портретами, хотят — в мечети помолятся. У всех свои традиции, мы же сами всегда говорим, что не надо лезть в наши дела и не надо нас учить жить – особенно когда про религию и духовность
речь заходит.

Однако, как не относись к демонстративным таджикским эскападам, ситуацию все равно спровоцировали мы. В тот момент, когда акция Бессмертный полк перестала быть народной, а стала государственной. Я напомню, что придумали ее в Томске наши коллеги из телекомпании ТВ-2. ТВ-2 впоследствии разгромили и никто сегодня не будет поблагодарить их с высокой трибуны за прекрасную мысль. На смену самодельным портретам и плакатам приходит фабричная продукция, город обклеивают рекламой шествия, уже пошли разнарядки, а по прошлым годам мы помним, что и портреты стали после марша выбрасывать на помойку. У бюрократии нет сердца и души, у нее только цифры и показуха. Что у российской, что у таджикской – без разницы. Но вот сейчас появились сведения, что в Таджикистане этим решением своих начальников не все довольны, что есть люди, которые все равно выйдут с портретами своих дедов 9 Мая. И вот этих людей я уважаю. Потому что легко быть в толпе, легко идти, когда все идут, легко делать, когда это не запрещено. А если человек готов делать что-то, подвергая себя опасности, готов идти наперекор распоряжениям властей, потому что считает, что поступит таким образом правильно и по совести – то он молодец.

А наше начальство считает, что если не дать команду праздновать День Победы, то народ не соберется. Им нужны толпы идущих в кадре по Тверской, и они боятся, что столько не придет, и красивой картинки не получится. Но в самые первые годы Бессмертного полка люди выходили тысячами, без приказов и рекламы. Сами находили старые фотографии, сами делали портреты, сами собирались в разных городах. А власти не любят, когда мы что-то делам сами, без их разрешения. И лезут везде со своими дурацкими указаниями. Поэтому все живое, к чему они прикасаются, становится бездушным и мертвым. Вот о чем мы должны переживать. А таджики – сами разберутся.

Есть новости, безусловно, хорошие, и есть безусловно достойные поступки. То, что Навальному выдали загранпаспорт, и разрешили выехать за границу лечить сожженный глаз – это хорошая новость. И достойный поступок со стороны властей. Вынесем за скобки сам факт того, что Навальному пять лет не давали документы. Важно то, что они и теперь могли их не дать, но дали. И это по-человечески. Хотя мотивы даже у человеческих поступков могут быть самыми разнообразными.

Это не первый широкий жест в истории взаимоотношений власти и оппозиции. Ходорковского тоже отпустили из лагеря, помиловав, чтобы он успел увидеть своих родителей. Но Ходорковского фактически выпихнули из страны и понятно, что при теперешней власти он в Россию физически не может вернуться. Я думаю, что, выдавая загранпаспорт, власти держат в уме вариант, при котором лечение затянется, а потом еще что-нибудь произойдет, а потом обстановка обострится – и Навальный тоже останется за пределами страны. А заграничный Навальный, конечно, куда менее опасен и надоедлив, чем Навальный с кроссовками наперевес на Тверской.

Но это стратегия. А есть вещи тактические. Например, что было бы, если б Навального не отпустили и он реально остался без глаза? Это было бы очевидно подло. Тем более что мы помним, как Путин переживал, что Тимченко не может расплачиваться за медицинские услуги, потому что санкции парализовали его карточку, как возмущались, что Кобзон не может поехать из-за санкций на лечение туда, куда хотел бы. Губернатор Подмосковья Воробьев отправился лечиться в Германию. Получается, что за рубежом могут поправлять здоровье только те, которые губернаторы, депутаты и друзья Путина, а враги пускай тут подыхают? И совершенно точно прозвучали бы глупо слова об успехах нашей медицины. Успехи есть. И доктора у нас прекрасные. Но почему-то сами эти доктора, обещая вас спасти и сохранить, тем не менее, советуют ехать в Германию, Швейцарию или в Израиль.

Власть наша, как правило, ведет себя с грациозностью медведя. А сейчас она поступила изящно, соблюдая полную видимость объективности. Случилось с человеком несчастье, мы терпеть его не можем, как политического противника, но как человеку сочувствуем и несмотря на законные ограничения, в виде исключения даем ему паспорт. Но теперь можно этот успех развить. Чтобы задержать людей, которые напали на Навального, хватит получаса. Про них все уже известно. И все это выяснила не полиция, а простые люди, которые умеют пользоваться компьютером и интернетом. Поймайте мерзавцев и накажите. Покрывая хулиганов и подонков, власть ставит знак равенства между ними и собой. Большое и сильное государство получается ничем не выше мелких поганцев со стаканом зеленки. Поэтому мало выдать паспорт и отпустить Навального. Кое-кого нужно наоборот посадить и паспорта у них отобрать.

События последних недель открыли нам глаза на любопытную подробность нашей жизни. Оказывается, государство боится детей. Стоило какому-то количеству школьников и подростков выйти на акции 26 марта, как это государство обделалось сверху до низу – от Кремля до самых до окраин. Запретить несовершеннолетним ходить на митинги, а лучше вообще запретить им выходить на улицу в окрестностях тех мест, где будут митинговать.

Исключить из школы, снизить оценки, оставить на второй год, устроить выволочку родителям и прижать их на работе за поведение детей. Теперь какая-то глупая тетка во Владимире грозит изъять детей у родителей за то, что дети поддерживают Навального и не поддерживают шпану и ворье. Вообще, к педагогам у меня всегда было отношение сложное. С одной стороны они – герои. Потому что не так много на свете профессий более вредных, изнуряющих физически и морально и очень часто неблагодарных, как профессия учителя. Но с другой стороны, именно со школьной скамьи общество начинает над нами издеваться, подавлять свободу личности, отучает нас думать самостоятельно и принимать решения по совести, а не по приказу. Промывание мозгов и проведение генеральной линии партии начинается именно в школе. Конечно, не все учителя в этом участвуют. Но такие тетки, как во Владимире есть практически в каждой школе, и каждый, кто школу заканчивал без труда вспомнит подобных педагогов.

Но школой же дело не ограничивается. Против детей не стесняются применять полицейские меры и включают против них пропаганду во всю ее дурацкую мощь. У государства есть все – а что есть у детей? С 14 лет им выдают паспорт, но никаких прав у них, по сути, нет. Перед школой, полицией и властью дети беззащитны. И на какой же результат рассчитывает государство? Если ребенка выгнать из школы, если испортить ему аттестат, не дать поступить в вуз или того хуже отобрать у родителей — он после этого перестанет любить Навального и начнет любить Медведева, что ли? Что, кроме ненависти можно вызвать таким поведением? Они рассчитывают на страх. Задавишь одного – остальные побоятся. Они, может, и испугаются, но уже никогда не станут любить школу и власть, которая так поступает с ними и с их товарищами. Они вырастут и все это припомнят.

Впрочем, теперешние дети – они другие, не такие, как мы, выросшие в зашуганные советские времена. И наша надежда на то, что это поколение вырастет и ему не успеют засрать мозги пропагандой, как это было с нами. От нас, родившихся в СССР, толку уже немного. А вот те, кто родились при Ельцине и в 21 веке что-то еще могут изменить. Этого-то власть и боится. Что ее время уйдет физически и на смену болванам, которые покорно ставят галочки в бюллетенях и слушают всякую хрень в телевизоре, вырастут нормальные люди.

02 мая 2017

Второй тур

На днях нам уже разъяснили, что доверять опросам «Левады» нельзя, потому что это не опросы, а политический заказ. Так говорила огорченная помощница Медведева Наталья Тимакова, когда опрос показал, что народ Дмитрия Анатольевича совсем не жалует. Чей именно это был заказ и кто вообще способен заказать в нашей стране премьер-министра, Тимакова тогда не уточнила. Но теперь возник новый опрос и новый вопрос. Потому что на сей раз кто-то заказал самого Путина.

Мы же с вами вряд ли поверим в то, что за Владимира Владимировича на виртуальных выборах в ближайшее воскресенье проголосовали бы всего 48%. Есть, конечно, вариант, что социологи просто допустили опечатку, перепутали местами цифры – что граждане-респонденты ответили, как полагается, и за Путина выступили 84%. Но поменяли две цифры ненароком — и 84 превратились в 48. Но если никто ничего не путал, то 48% — это второй тур. Я понимаю, что Путин все равно победит. Что он победит даже без подтасовок, что хоть в первом, хоть во втором, хоть в дополнительное время, хоть по пенальти – но победит. А если процентов почему-то станет нехватать, то нужные цифры возникнут из воздуха. Не для того вообще проводятся в России выборы, чтобы Путин на них проиграл. Да и кому проигрывать? Фанаты Владимира Владимировича сейчас посмеются над моими рассуждениями, мол, 48% — это мало, а 3% — это много? Ну, да, у ближайших, так сказать, конкурентов,Зюганова и Жириновского как раз 3%. У Навального – 1%, у Шойгу – тоже 1%, что легко можно считать погрешностью. То есть половина граждан голосует за Путина, а половина либо не голосует вовсе, либо никак не может решить, что ей делать. То есть это вообще не выборы, потому что есть всего один кандидат и вы либо за него, либо против. Это плохо для всех желающих баллотироваться, плохо для всех, кто надеется что-то в стране еще поменять.

Для страны как таковой это очень плохо, потому что на сто пятьдесят миллионов уже почти 20 лет всего один-разъединый кандидат. А если его похитят инопланетяне и спрячут в своей летающей тарелке – мы как жить станем? Без президента вообще? Или страна развалится тогда? Нет Путина – нет России? Но вот эти 48% — это очень скверно и для самого Владимира Владимировича. Самого мудрого, самого красивого, божественного. Все кругом дураки – начиная от замухрышистого депутата и кончая всеми членами правительства – один Путин умный. И все равно только 48%! Если Путин действительно мудрый человек, он оставит все как есть и спокойно переварит 48% и второй тур. Этим он даже продемонстрирует наш демократизм: видите как – у нас все честно, у нас даже второй тур есть! Но я подозреваю, что человек он ревнивый, не терпящий никаких возражений и для него даже 1% против – это унижение. Так что никакого второго тура не допустят. Однако те, кому надо, будут знать настоящие цифры и несмотря на триумфальную победу, эти цифры могут очень испортить им праздник.

От зеленки до крови — один шаг. Мы же любим говорить, что все не так страшно в нашей стране, что, чай, не 1937 год, в лагеря не сажают, к стенке не ставят, дают 15 суток, как раньше давали всяким алкашам, а сроки — условные да «двушечки».

Все верно, год сейчас не 1937, а 2017. Прошло 80 лет, и мы можем гордиться, что произвол, вытирание ног об Конституцию, правосудие и права человека приняли такие невинные формы.

У сталинских палачей были руки по локоть в крови, а теперь — подумаешь, ерунда какая — всего лишь по локоть в зеленке. Прежде люди за свои убеждения жизнью рисковали, а теперь — всего лишь глазом. Нету глаза — но второй-то остался! И рук, и ног, и ушей, и почек, и легких у человека по паре, пальцев вообще двадцать штук, а зубов — и не сосчитаешь. Не мелочитесь. Язык, правда, один, если его вырвать, то тебя не услышат — зато можешь написать, и тебя прочтут.

Если сравнивать с 1937 годом, то, конечно, ничего страшного. Хотя у нас миллионы таких, которые уверены, что и в 1937 ничего страшного не происходило. Все было замечательно, а нынче власть, наоборот, неоправданно цацкается с врагами народа.

Сейчас самое интересное — это до какой степени всероссийское обливание зеленкой было санкционировано Кремлем, чекистами, Администрацией или еще кем-то. Я с трудом представляю, что на большом совещании сидит такой весь из себя Путин и говорит: чего-то заколебал этот Навальный и всякая прочая шушера — давайте, что ли, зеленкой их облейте.

Но в принципе можно себе представить, что кто-то действительно это придумал и был страшно рад такому креативу. Но важно, что было потом. Был ли составлен этот список для нападений с последующим отчетом о проделанной работе — или началась импровизация?

Одно дело, если всё это скотство делается по разнарядке и по команде. Это скверно, но ты понимаешь, что имеешь дело с организованной силой, и тебе противостоит репрессивная машина. Однако куда хуже, если сперва на людей нападали по приказу, а потом началась самодеятельность.

Облили зеленкой здесь — а почему бы нам не облить зеленкой тут? Власть создает модель поведения. Это вирусное насилие. Гопникам не надо ничего придумывать — примеры перед глазами. Вирусное насилие опасно тем, что его нельзя проконтролировать, нельзя по команде остановить. Особенно если никого не ловят и не наказывают.

Сейчас ходят разговоры, что где-то в верхах кто-то решил, что на этот раз переборщили и что нужно эту практику свернуть. Но ты поди сверни, если гопота вошла во вкус! А ведь это так просто! Не нужно ножей и пистолетов. Чтобы покалечить человека, достаточно просто сходить в аптеку и купить на сто рублей бриллиантовой зелени.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире