oreh

Антон Орехъ

07 сентября 2017

F

Я должен вам сказать, что десятого числа я обязательно пойду на муниципальные выборы, потому что считаю, что муниципальные выборы даже более важные, чем президентские.

Чтобы мы потом на прямой линии не звонили Владимиру Владимировичу Путину и не просили его завернуть лампочку в нашем подъезде, выкинуть мусор, положить асфальт или сделать что-нибудь ещё.
Владимир Владимирович должен заниматься проблемами всей нашей страны, а проблемы нашего подъезда, нашего района, нашей поликлиники, магазина, детского сада, парка и так далее, то есть всего того, где мы собственно и живем, где и проводим большую часть нашей жизни, вот эти проблемы можем решить только мы.

Мы должны выбирать собственную местную власть, которая будет решать наши местные проблемы, а потом уже кто-то будет решать и проблемы в масштабах всей страны.

Вот когда бы добьёмся такой организации дела, когда муниципальные выборы будут самыми важными, когда именно на них будет самая высокая явка, вот тогда и в нашей стране в целом что-то в лучшую сторону изменится.

06 сентября 2017

За плохое поведение

В Совете этой Федерации совсем не дураки сидят. И в Администрации президента, где для сенаторов пишут законодательные либретто, тоже люди собрались исключительно хитроумные. Они такие законы сочиняют вовсе не потому, что им делать нечего или они не умеют писать. Всё они умеют. И пишут всякую ересь именно поэтому.

Если вы хотите, чтобы жизнь развивалась по четким и понятным правилам — тогда вы пишите такие же четкие и понятные законы. А если вам нужно сбить с толку, напугать, заставить бояться каждого куста, то вот тогда и придумываете нечто похожее на свежий законопроект, позволяющий высылать иностранцев и наказывать россиян за «нежелательно поведение».

Ведь если существует «нежелательное», то, значит, есть и «желательное». Где-то в Конституции или Уголовном кодексе прописано определение «желательного поведения»? Как я могу понять, что веду себя плохо, если никто не обозначил, как вести себя хорошо?

Сенаторы в числе прочего пояснили, что нежелательно разжигать межнациональную вражду, религиозную ненависть и политическую рознь. Как интересно! А разве в России до сих пор не было статей, которые наказывали бы именно за межнациональное и религиозное разжигание?

Для сохранения девственности чувств верующих уже специальные «двушечки» прописали. Для чего нам несколько законов об одном и том же? А если судья в суде запутается и не сможет квалифицировать преступление, потому что под него будет подходить сразу дюжина одинаковых статей?

А как мы должны понимать политическую рознь? Мне, например, не нравится Путин. Я хочу, чтобы вместо него пришел другой человек, а вместо его партии какая-нибудь другая. Получается, что произнося эти слова, я сею политическую рознь?

Если я открыто и громко говорю о том, что мне не нравится в политике — это и есть нежелательное поведение? Да, выходит, что так. А нежелательное оно для кого? Для этих сенаторов, для депутатов, которые мне противны. И на чьей же стороне окажется суд при рассмотрении дела о нежелательном поведении? В общем, всё очевидно.

А поскольку четкие критерии отсутствуют, да их и в природе быть не может, стало быть, некоторые граждане сто раз подумают, прежде чем что-то говорить и с кем-то спорить — а то, не дай бог, на статью себе наговоришь. В этом и смысл. Чтобы мы боялись взболтнуть лишнего и помалкивали. Иностранцам-то ничего — их, в крайнем случае, просто вышлют из страны. А нас, того гляди, в казенный санаторий определят для поправки мозгов за плохое поведение.

05 сентября 2017

Прокурор корзинкин

Не будем чрезмерно умничать. И не будем делать вид, что нам все в этой истории понятно. Вы, что ждали, что Улюкаева арестуют? Вы прямо это прогнозировали? У нас до этого федеральных министров вот так запросто упаковывали? Трижды «нет». Значить, сама по себе эта история выходит за привычные рамки, и привычные объяснения здесь могут подойти только случайно. Мы можем догадываться, но не можем знать наверняка. Наверное, я туповат, но расшифровка разговоров Сечина и Улюкаева мало что для меня прояснила. Мне вообще недоступен этот жанр. В свое время газеты практиковались на публикации подобных сливов, где обычные слова перемежаются матом и междометиями, а интонации неизвестны.

А ведь хорошо известно, что можно сказать «Пива нет», а можно «Пива нет!!!». Можно сказать спокойно, мол, корзиночку забери, а можно с ухмылкой. И тогда мы сразу поймем, что это не просто корзиночка и вообще даже не корзиночка ни какая. А прокурор в этом случае — как чтец аудиокниги, не слишком талантливый. Но очевидно, что обвинение интерпретирует запись как доказательство вины Улюкаева и акценты с интонациями расставляет так, как обвинению выгодно. Остается уповать на логику. А логика такова, что Улюкаев против Сечина – никто. Сечин может испортить Улюкаеву жизнь, а Улюкаев Сечину – нет. Улюкаев, конечно, мог затягивать с каким-то заключениями по «Башнефти» и даже давать отрицательные оценки.

Но очевидно, что если Сечину была нужна эта сделка, он бы ее все равно получил. И ведь получил же! С Улюкаевым или без Улюкаева. Улюкаев не дурак, и прекрасно это понимал. Разве, что за ним мог стоять кто-то не слабее Сечина – но кто? Не слабее Сечина у нас только Кадыров. Но в данном случае, это, что называется, вряд ли. Улюкаев должен быть совсем уж куражистым дядей, чтобы вымогать у Сечина взятку за то, что Сечин может получить просто так. Я куда охотнее поверю в то, что Улюкаев был не более чем червячком на крючке и что истинной целью был совсем не он. Что, свалив министра, Игорь Иванович собирался под этим предлогом свалить и все правительство. Это мог быть Улюкаев, а мог быть, допустим, Дворкович. Правительство устояло, а вот Улюкаев забрал корзиночку с вином и колбасой, которая светится в темноте задорными огоньками.

04 сентября 2017

Всеобщая мобилизация

Кадыров решил напомнить, кто здесь главный. Он уже собирал миллионный митинг в Грозном после «Шарли Эбдо». В Чечне сжигали дома и выгоняли родственников людей, заподозренных в терроризме. Его популярность растет повсеместно. К нему уже обращались за помощью жители Калининградской области и просили включить их поселок в состав Чечни. Кадырова просили о помощи работники рынка в Калуге, которых притесняют местные начальники.

Кадыров крут и делает, что хочет. А Чечня, формально оставаясь частью России, фактически является государством в государстве. Теперь Кадыров снова собрал в Грозном миллион человек. И я хочу обратить ваше внимание на несколько обстоятельств.

Миллион не миллион — но народу было действительно очень много! Митинги за Путина и «Единую Россию» в Москве на Поклонной горе — это жалкая кучка по сравнению с тем, что мы видим в Чечне. При этом к путингам готовятся не один день, не одну неделю, ставят под ружье всех подряд бюджетников, платят деньги, грозят неприятностями, обещают отгулы, показывают по телевизору.

Кадырову на то, чтобы собрать в десять раз больше народа потребовалась пара дней. Федеральное телевидение ему никак не помогало, денег, я думаю, никому там не платили. Просто сказали, что надо придти туда-то во столько-то — и всё! Вдобавок, я уверен, тысячи людей захотели придти вполне добровольно.

Чечня не единственный мусульманский регион. Но митинг прошел именно в Грозном. Не в Казани, не в Уфе, не в Дагестане или Ингушетии. Все поехали именно в Грозный, именно к Кадырову. То есть он мобилизовал весь Кавказ, а по факту стал лидером всех мусульман России.

А накануне мусульмане под управлением людей Кадырова и при участии чеченцев, приехавших непосредственно из Грозного, на несколько часов перекрыли улицу в самом центре Москвы. Их не арестовывали, не били, не хватали всех без разбора и не швыряли в обезьянники. Полиция терпеливо ждала, пока митингующие выплеснут эмоции, выступят и разойдутся.

Никто, кроме Кадырова не может больше организовать и провести в центре Москвы несанкционированную акцию без малейших последствий. И заметьте: ни ярмарки меда, ни велопробега, ни выступления реконструкторов почему-то у посольства Мьянмы не проводилось. И никому этот митинг не мешал.

Очевидно, что московская власть выглядит идиотски. Она ничего не может с Кадыровым сделать. А он способен мгновенно мобилизовать какое угодно количество народа. Он спокойно может сказать, что «против позиции России», как будто речь идет о другом государстве.

У президента Путина есть возможность отправить в отставку любого губернатора «в связи с утратой доверия». Любого, кроме одного. Этот единственный начальник региона настолько велик, что он еще сам отправит Путина «в связи с утратой доверия».

01 сентября 2017

Властелин мира

Ну, да, конечно, все это совершенно не связано с выборами — это просто День Знаний, это просто так совпало с 1 сентября. И наш президент вовсе не собирается охмурять молодежь и подростков. Но помимо скрытых смыслов, во всех этих встречах есть и явное содержание. И на сей раз Владимир Владимирович говорил, в числе прочего, об искусственном интеллекте.

Заметьте — эту тему выбрал не сам Путин, эту тему выбрал школьник, и ответ у нашего Президента получился по Фрейду. Путин одновременно подчеркнул две вещи. Во-первых, сообщил, что тот, кто будет лидером в области искусственного разума, станет властелином мира. На фоне высокопарных рассуждений о величии России, о ее тысячелетнем существовании вопреки всем невзгодам и испытаниям, о ядерном реакторе внутри русского человека — так вот на этом фоне размышление о властелинах мира слышится, как потаенная мечта. И тут уже дело за малым: создай искусственный интеллект, вырвись в мировом масштабе вперед всех и властвуй планетой!

А, во-вторых, Путин не был бы Путиным, если бы не чуял подвоха за каждым углом. Ведь это же очень опасно, если искусственным интеллектом будет обладать кто-то один! Но опять же: создай этот кибермозг, вырвись вперед всех, сосредоточь в своих руках — и никакой беды не случится. Ведь наши руки — самые чистые и самые надежные. Это в чьих-то чужих руках такая возможность таит массу опасностей, но на нас-то с вами можно положиться, верно! Если Россия станет монополистом в искусственном интеллекте, планета сможет спать спокойно.

Осталось прояснить только одно: как у нас обстоит дело с разработками в этой области? Насколько наша страна приблизилась к интеллектуальному прорыву? Я не хочу никого обидеть, но иногда мне кажется, что первейшая задача в стране — это разработка не искусственного разума, а разума самого обыкновенного, естественного, человеческого. Постановка на место тех мозгов, которые находятся в черепной коробке, а не в микрочипах.

Я даже не про то, что тысячи ученых уезжают из России, куда глаза глядят. Не о том, что ради производства танков и ракет сокращаются ассигнования на образование и ту же науку, и на искусственный интеллект после всего этого остается три копейки одной монетой.

Я о том, что вся политика государства последних лет неукоснительно направлена на превращение граждан в идиотов. На обратное преобразование человека в обезьяну. Достаточно просто включить российский телевизор и посмотреть, что там показывают и что потом происходит с теми, кто регулярно это смотрит. Какая-то высшая сила целенаправленно лишает нас разума, здравого смысла. И порою мне кажется, что я знаю имя и отчество этой силы.

Ну, теперь у меня все сошлось и все расставилось по полочкам. Я понял, почему Алексей Учитель решил сделать кино именно про Матильду Кшесинскую, а не про кого-то еще. Они же родились в один день! И 31 августа им совместно исполнилось 211 лет. Если бы не эмиграция великой балерины, Учитель и Матильда вполне могли даже познакомиться, ведь Матильда Феликсовна прожила почти столетие, и скончалась, когда будущему знаменитому режиссеру было уже 20 лет. А еще в этот день родился Ричард Гир, и если бы Учитель позвал на роль царя Николая эту звезду Голливуда, сейчас история была бы еще вычурнее.

Так что с Учителем все понятно. А вот что такое приключилось с Натальей Поклонской и ее адептами – я до сих пор теряюсь в догадках, если отбросить самые извращенные версии интимного характера. И ведь кино снимали на бюджетные деньги. И, я подозреваю, что не без одобрения Главных искусствоведов и кремлевских киноманов. Что, у кого и когда здесь пошло не так? То, что начиналось, как эксцентричные эскапады малообразованной девушки, сегодня превратилось в метание коктейлей Молотова. Ну, да, сильного пожара не было, никто не пострадал. А надо, чтобы пострадал? Чтобы все нафиг сгорело?

Бандиты в наше время пошли постепенные, не резкие. Они пробуют, прощупывают. Начинают со свечек в храме, потом рисуют баннеры и печатают листовки. Потом кидают яйцами, потом зеленкой в лицо, потом Молотова швырнут. И видят, что все это прекрасно сходит им с рук. Никакой реакции. Поэтому градус и повышается раз от раза. Обязательно ли ждать того момента, когда кого-то покалечат, зарежут, застрелят, подожгут? Понятно, что вся истерия вокруг «Матильды» — это абсолютно клиническая история. Смесь мракобесия со сдвигом по фазе.

Я сильно сомневаюсь, что где-то в Кремле кто-то дал команду все эту устраивать. Это частная инициатива, вышедшая из берегов. Так может вернуть уже берега обратно? В Кремле не давали команду начинать, но может быть, там дадут команду все это закончить? Если власти никак себя не проявляют, и молча на это глядят, складывается впечатление, что их молчание – это знак согласия. Но согласия с чем? А ведь картина еще даже не вышла в прокат! Что же начнется, когда фильм появится на экранах? Какого ажиотажа ожидать? Тут даже Мейвезер и Макгрегор, думаю, отдохнут  — им подобного накала не достичь. Но эти два мужика побили друг друга и обнялись, поделив миллионы — и все поняли, что нам показали хорошее шоу. А с Матильдой зажигают уже сейчас по-настоящему.

Ребеночка очень жалко. Жизнь этой девочки в любом случае не была бы легкой. С детства быть носителем страшной болезни, которую в нашей стране лечат через пень колоду. Сталкиваться на каждом шагу со страхом, брезгливостью, дискриминацией, когда люди будут обходить тебя за километр и бояться просто пожать тебе руку. Эта жизнь не была бы легкой и, скорее всего, не была бы долгой. Но эта жизнь все равно была бы, и все равно были бы возможности ее продлить, иметь надежду на наших или заграничных врачей, но чудеса медицины, которая когда-нибудь научится это эффективно лечить.

Но ребенок прожил всего восемь лет и умер, потому что ее папа и мама сами жили как в тумане, не понимая, какой на дворе век. В их веке не существует ни прогресса, ни медицины. В их веке есть только молитвы, образа и китайские травы. Эти люди – убийцы. Хотя их тоже по-своему жаль. Они усыновили ребенка, они хотели ему добра, они думали, что спасают девочку от жуликов и прохиндеев из фармакологических компаний. Они верили в Бога и не верили в СПИД. Существование СПИДа было доказано быстрее. А есть ли Бог или нет Его, об этом сейчас уже точно знает их восьмилетний ребенок.

В этой истории мне странно вот еще что. Ребенок не скончался внезапно. И про ненормальных родителей стало известно не вчера. История тянулась, как я понимаю, три года. И три года вся могучая система государства, вся наша судебная власть, в иных случаях такая скорая на расправу, ничего не могли поделать со сбрендившими родителями. Первейшая задача государства состоит в том, чтобы защищать жизнь своих граждан, защищать их здоровье и свободу от посягательств умалишенных. Но месяц за месяцем государство и суд лишь вяло сопротивлялись убийству ребенка. И только когда поправить было уже ничего нельзя, девочку начали лечить. Хотя на этой стадии как раз оставалось уже просто молиться. Говорят, приемный отец – православный священник. И велико искушение поставить этот случай в длинный, уходящий куда-то за горизонт перечень дел и историй православного мракобесия. Потому что именно под звон колоколов и шелест хоругвей у нас сейчас наступают самые мрачные времена.

Но дело не в православии. Слава Богу, сама церковь еще не отрицает медицины, а главные попы лечатся в хороших больницах импортными лекарствами, произведенными еретиками. Слава Богу, в России сотни нормальных священников и тысячи настоящих верующих, а не бесноватых фанатиков. Правда про этих, нормальных священников и прихожан мы знаем гораздо меньше, их голосов почти не слышно, пока юродивые орут со всех сторон. А дело здесь в государстве, которое почему-то постоянно беспощадно к невиновным, но всякий раз бессильно перед дикарями.

Дело Серебренникова – как сериал. Потому что новые эпизоды выходят не раз в квартал или даже месяц раз в месяц, а каждый день. И вот уже целую неделю ни дня без очередной серии. Дело Серебренникова – это сериал хороший. Потому что каждый новый эпизод и драматичен, и интригующ — и повороты всякий раз в сюжете внезапные. Теперь к делу подключились друзья из ФСБ. Те чекисты, которые заняты борьбой с терроризмом и защитой конституционного строя.

Была у меня накануне мысль, что петиция заграничных актеров, писателей и режиссеров может выйти Серебренникову боком. Было подозрение, что заграничное заступничество могут расценить как отягчающее обстоятельство и заподозрить режиссера в шпионаже или оранжевой революции. И вот вам, пожалуйста, на следующий день им уже занимается ФСБ. Можно, конечно, съязвить, что Серебренников и есть тот человек, который по ночам в гримерке театра мастерит пояса шахидов, но то, что для нас повод поиронизировать, для чекистов – ежедневная работа. Потому что еще с советских времен они знают, что вот эти все очкарики, актерики, писательчики – это потенциальные мишени для врага, который через их интеллигентские головы будет влиять и на наши умы.

Что толку пудрить мозги слесарю Кузьме? Ты запудри мозги сразу Серебренникову и тот уже на спектаклях заведет ум за разум сотням, тысячам зрителей. Все эти театрики и музейчики – это питательная среда для произрастания зерен майдана и последующего разложения народного сознания. Они ни с Серебренникова начинают – они занимались этим еще десятилетия назад. И Серебренникова берут просто по профилю. А работают в этой 2-ой службе ФСБ люди исключительно подготовленные. Это не коновалы из полиции. Это такие чекисты, которые на допросе еще подискутируют с Серебренниковым о Петере Штайне, Томе Стоппарде, да и про Гоголя у них наверняка есть своя точка зрения. Они на досуге не только протоколы пишут, но и добротную пьесу накропать сумеют.

Вот как интересно складывается. Ведь с чего начиналось дело? Получить у государства миллионы и под видом культурного досуга отложить себе в карман какую-то часть, чтобы дальше жить вольготно, ни в чем себе не отказывая. По всей стране именно так и поступают все от мала до велика. От слесаря Кузьмы до партнеров президента по дзюдо. Они всего лишь жулики. Мелкие или крупные – но простые жулики. А Серебренникову не повезло с профессией. Если он поставит спектакль, то его постановку могут расценить, как идеологическую диверсию. А если при этом еще и сопрет сколько-то рублей, то это будет уже не только диверсия, но и хищение с целью финансирования борьбы с конституционным строем.

История Кирилла Серебренникова вышла на международный уровень. Для самого Серебренникова это и хорошо и плохо одновременно. Хорошо потому, что чем больше шума, тем лучше. Шумное дело не так легко замотать, не так просто будет выносить совсем уж безумный приговор. Нет – конечно, если будет твердое решение Серебренникова посадить, то шум этого решения не изменит. Но запросто принять это решение уже не получится, а значит, и после приговора дело останется в фокусе внимания.

А плохо это для Серебренникова тем, что всякая поддержка из-за границы у нас сама по себе считается преступлением. Пока режиссера поддерживают Юрский, Парфенов, Киркоров и Малахов – это одна история, но как только начинают сюда влезать иностранцы – то Серебренников превращается не просто в жулика, но еще и в шпиона. В крайнем случае, просто в иностранного агента.

До сих пор про это дело по телевизору говорили скорее отстраненно-нейтрально, потому что иначе трудно объяснить такую всеобщую поддержку арестованного со стороны всех наших знаменитостей. Но теперь можно про наших забыть и сосредоточиться на волосистой руке Запада, которая дотягивается до нас из-за горизонта и мутит здесь воду пятерней. Телевидение – это пиар-отдел Следственного комитета и прокуратуры, и здесь у пиарщиков с голубого экрана появляется возможность развернуться по-настоящему. Чего это заграница так принялись Серебреникова защищать? Какие ценности в своих постановках продвигал этот режиссер, если за него подписываются оскаровские и нобелевские лауреаты?

С Серебренниковым понятно – а для страны это как? Точнее, для Путина. Точнее, это одно и то же, поскольку мы знаем, что страна – это фактически Путин и есть. Теоретически для Путина это плохо. Потому что он в который раз выглядит не лучшим образом в глазах мировой общественности. Мировая общественность же в России тоже никого не знает, кроме Путина и за всеми нашими событиями видит только его портрет.

Когда-то из-за абсолютной ерунды дело Pussy Riot раздули в мировую новость и за девиц тоже вступались звезды Голливуда. Но те-то были случайными жертвами, ничего из себя не представляющими. А Серебренников все-таки человек более или менее известный. Ну, и зачем Путину эта вся история нужна? Даже с учетом того, что на мировую общественность он давно уже плевать хотел. Зачем ему это? А почему, собственно Путин? Причем здесь он? Почему мы решили, что он лично давал команду и вообще следит за этим делом? Ведь это совершенно не очевидно. А это и не важно! Если Россия – это Путин, то все, что происходит в России – это тоже Путин. Из-за Путина, ради Путина, по приказу Путина. Если он один здесь все решает, значит, он во всем и виноват. Значит, лично в его карме и пробивают очередную дырку иностранные подписанты за Серебренникова.

25 августа 2017

Скажи я!

Открытое письмо Ивана Вырыпаева – это вообще не про Серебренникова. Он и упоминается там всего в нескольких строках, хотя само письмо по размеру огромное! Это письмо даже не про выборы Путина Путиным в 2018 году. Но это письмо про выбор. Я считаю, что во всей истории с Кириллом Серебренниковым не менее интересным является именно поведение тех, кого мы называем творческой интеллигенцией, культурной, да и просто элитой страны. Список тех, кто поручился за Серебренникова, тех, кто пришел к зданию суда, кто успел что-то публично сказать в его защиту — тоже огромен. Однако в общем хоре петь легко. Быть перечисленным в алфавитном порядке – не страшно.

Иван Вырыпаев не самый знаменитый из тех, кто поддерживает арестованного коллегу. Далеко не самый знаменитый. Ему в алфавитном порядке и общем хоре затеряться намного легче, чем иным. Но он сознательно из этого списка выходит и вместо хорового пения исполняет свою партию сольно. Вот в этом и есть вопрос выбора. Сколько наших артистов, режиссеров, писателей, руководителей театров и музеев готовы выступить не в общем, а в частности. Не вместе со всеми, а персонально от своего лица. Сколько человек готовы сказать нет, когда их попросят по привычке стать доверенными лицами президента. Сколько человек предпочтут ходить по богатеньким буратинам и просить деньги на какой-то проект вместо того, чтобы просто зайти к Мединскому, улыбнуться и без проблем получить нужную сумму.

Мы не ходим на выборы потому, что «от нас все равно ничего не зависит». Не ходим на уличные акции, потому что «мы все равно ничего не решаем». И действительно: имена подавляющего большинства из нас известны только родным и друзьям. Мнение большинства из нас не интересно никому, кроме друзей и коллег по работе. Большинство из нас это и есть безликая масса, составляющая то ли 146 миллионов, то ли чуть больше, то ли чуть меньше. Нас и считать-то всех до единого не интересно. Но есть среди нас люди, которых знают все. Один их голос может звучать громче миллиона обычных обывательских голосов. И есть люди, авторитет которых для нас намного выше уважаемого драматурга Вырыпаева.

Пусть каждый из этих людей тоже скажет свое слово, напишет свое письмо, обозначит свою позицию. Не в алфавитном порядке, не в массовке, как на обложке альбома «Битлз», а выйдя из строй и сказав своё Я. Если бы так поступил один, другой, третий – это уже не был бы просто хор и не просто сумма подписей. Если бы эти люди смогли поступить так, и было бы таких людей много — страна наша действительно смогла бы измениться. Но с другой стороны, если бы эти люди могли так поступать, то страна наша и не была бы такой, какая она есть сейчас.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире