oreh

Антон Орехъ

13 августа 2008

F
13 августа 2008

Россия в изоляции?

Неужели Россия теперь окажется в мировой изоляции? Неужели Россия дополнит собой Ось Зла, коротенький список стран-изгоев, окажется в одном алфавите с Пхеньяном, Тегераном, Лукашенко, братьями Кастро и будет даже хуже Чавеса?

И что же, нам перестанут поставлять импортные телевизоры и автомобили? Мы не сможем поехать отдыхать хотя бы в Турцию? При попытке выехать за пределы России нас будут держать на карантине по нескольку недель, заставляя собирать портфель справок, доказательств, что мы не из КГБ и снимать отпечатки пальцев ног и делать слепки наших острых зубов?

Нет, до такого, думаю, не дойдет. Как и до исключения из Большой Восьмерки и из СНГ. Просто фактически Россия находится в международной изоляции уже очень давно. К ней привела не война в Осетии, а вся предыдущая политика нашей страны, в результате которой у нас не осталось друзей. Вообще не осталось. Даже Лукашенко ни слова не сказал в нашу пользу в эти дни.

В той или иной степени нас не любят, опасаются, подозревают и так далее почти все наши соседи, бывшие советские республики и бывшие соцстраны, Европа, Америка. Поэтому когда началась война в Осетии, Россия заведомо оказалась в невыгодном положении. Что бы она не сделала, все было бы использовано против нее. На это Саакашвили и рассчитывал. В этом смысле его расчет полностью оправдался. Россию осудили все, не вдаваясь особо в детали.

Но что такое всеобщее осуждение? Это слова. Сегодня сказаны, завтра забыты. Америка так долго и так упорно поддерживала Саакашвили, что ничего другого сказать и не могла. Однако говорить — это одно, а реально делать – это совсем другое. Миром правят прагматики. Политики — люди циничные и бесчестные. Выгода прежде всего. Саакашвили был Америке и отчасти Европе выгоден и его поддерживали. Но его не будут поддерживать любой ценой. Ради него не станут загонять русских в угол, где они со своими атомными бомбами злые на весь мир будут сидеть, бешено вращая глазами так, что неизвестно, чего от них ждать.

Россия фактор важнейший и постоянный, а Грузия фактор крохотный и временный. Нас поругают, погрозят, не понятно, правда, чем, но вскоре это дело замнут. Слава богу, что война не продлилась долго, и что удалось избежать запредельных жертв. Американцы что бы они не говорили, прекрасно понимают, что к чему. Америке эта война была не нужна. Саакашвили подставил под бомбы свою страну, а США поставил в неудобное положение. Я вполне допускаю, что новый президент пойдет на сделку с Кремлем и Саакашвили со временем уберут.

Россия же, несмотря на негативный шум вокруг, в принципе добилась, чего хотела. Кажется совершенно очевидным, что ни Южная Осетия, ни Абхазия уже не вернутся в состав Грузии. Вот это реальный результат, который окупает всю критику и всемирное негодование. А бояться потерять репутацию нам не страшно. Терять-то по большому счету и так уже нечего.
Грузинских миротворцев в Южной Осетии больше быть не должно, — об этом заявил после переговоров с министром иностранных дел Финляндии Александром Стуббом глава российского МИДа Сергей Лавров. Сергей Лавров также заявил фактически о необходимости создания на территории Грузии демилитаризованной зоны.

***

Всякая война когда-нибудь заканчивается. Дай-то бог, чтобы и в Южной Осетии, Абхазии, Грузии все, наконец, закончилось, не перейдя в новую Чечню. Но даже при наступлении мира или перемирия нельзя сказать, что стороны возвращаются на исходные позиции.

Мы все отброшены даже дальше, чем это было в 90-е годы, когда в Осетии и Абхазии воевали в прошлый раз. Потому что тогда в конфликте не участвовала Россия. Теперь она главная действующее лицо. Именно по этой причине невозможно восстановить прежнюю схему разъединения сторон. Россия настаивает на том, чтобы грузинских миротворцев в Осетии больше не было. А, по-моему, и российских миротворцев там быть тоже не должно.

Я не знаю, кому вообще могло придти в голову формировать миротворческие силы с участием непосредственных участников противостояния и соседних стран, то есть тоже по-своему заинтересованных. Что мы получили? Вместо нормальной миротворческой операции мы получили там постоянную напряженность. Грузины обвиняли наших миротворцев, мы грузинских. Наши, естественно, помогали осетинам — тайно и даже явно. Грузины тоже не сидели сложа руки. А когда началась война, российские миротворцы первыми попали под удар, и Россия уже никак не могла избежать участия в боевых действиях. Защита миротворцев стала и предлогом для наращивания сил и ударов непосредственно по Грузии. И все что мы ввели в бой, тоже называлось миротворческим усилением.

Под таким соусом это выглядело просто странно. Миротворцы по своему назначению не должны стрелять, а они только тем и занимались. Хотя дело, конечно, не в словах и не в том, как называть военную операцию и воюющих солдат. Важна суть. А она такова, что ни грузинские, ни российские миротворцы миру здесь способствовать не могут.

На мой взгляд, это должны быть иностранные войска. Ни для одной из сторон в этом не может быть ничего обидного. Грузины вообще давно этого хотели, а нам по идее тоже грех жаловаться – ведь Осетия не наша территория. Вот когда предлагали войска ООН вводить в Чечню – это было обидно, а тут ничего унизительного для нас я не вижу. Но какие иностранные войска вводить? Точно не СНГ. Потому что их симпатии неизбежно окажутся на одной из сторон. Украинцы будут симпатизировать Грузии, а белорусы, скорее всего России. Точно не прибалты. Они так же, как и любая страна бывшего советского блока тоже сейчас на стороне Грузии. Войска стран НАТО вообще будут восприниматься в зоне конфликта нервно, даже если это будут солдаты «друга Николя» и «друга Сильвио», то есть французы или итальянцы.

Так что надо выбрать по-настоящему нейтральные страны. Не думаю, что кто-то будет против Индии, Сенегала или самого Гондураса.
Всеобщее внимание к происходящему в Южной Осетии понятно, однако то, что происходит в Абхазии, на мой взгляд, в перспективе еще более опасно, но к этому относятся несколько легкомысленно. Может быть потому, что на тот момент, когда я говорю эти слова, там еще никого не убили и ничего не взорвали. Только вот если кого-то убьют и что-то взорвут, говорить будет уже поздно.

Россия изначально во всей этой истории была в положении правой стороны. У России действительно, видимо не было другого выхода, как применить силу. Более того, считаю, что сила была применена даже слишком поздно. Но затем была допущена очевидная ошибка. Бомбардировки непосредственно грузинской территории превратили нашу страну в глазах большей части планеты в агрессора. Причем с военной точки зрения они были оправданы. Наносить удары по базам, аэродромам и складам в тылу врага учит военная наука. Но современные войны только наполовину ведутся пушками и бомбами. Другую часть ударов наносят на информационном и пропагандистском фронте. В этом смысле удары по Грузии принесли куда больше пропагандистского вреда, чем военной пользы.

И с этой точка зрения очень важно, что предпримет наша сторона в Абхазии. Мы уже послали туда несколько тысяч солдат и флот. С военной точки зрения это разумно. Заранее занять позиции, заблаговременно предупредить возможные удары. Ведь очевидно, что в случае успеха в Осетии Саакашвили собирался ударить затем и по Абхазии. У него просто не могло не быть такой задачи и соответствующего плана действий. Но в свете того, что Россию считают в мире агрессором, ввод войск в Абхазию, где на тот момент все было спокойно, выглядит как еще одна атака на Грузию. Ведь формально это ее территория. И уж совершенно точно это не российская территория. Нам уже говорят об оккупации части независимого государства, об аннексии мятежных районов.

Но все это не так страшно до тех пор, пока не прозвучат первые выстрелы. А прозвучать они готовы как раз с абхазской стороны! Именно Абхазия объявила об открытии второго фронта, о выдавливании грузинской армии из Кодорского ущелья, именно абхазы предъявляют ультиматумы. Их армия более многочисленна, чем осетинская, и вооружена намного лучше. Сейчас ситуация складывается так, что Абхазии война может быть очень выгодна. Всякая заварушка, а тем более полноценная война отложат на бог знает сколько времени вопрос о статусе непризнанной республики, а нынешние абхазские начальники смогут командовать там и впредь сколько захотят. Если там начнут стрелять, российские войска автоматически окажутся втянутыми в войну и в этом районе.

Но только если в Южной Осетии войну можно все-таки назвать справедливой, то в Абхазии она будет несправедливой на сто процентов.
08 августа 2008

Война!

Два дня назад я сказал, что войны не будет. Я оказался не прав. Я был уверен, что играть мускулами, бряцать оружием, махать кулаками и отвешивать словесные оплеухи выгодно всем, но стрелять и драться по-настоящему не выгодно никому. Я ошибся.

В пятницу открылась Олимпиада. В древности на время олимпиад прекращались войны. В настоящем во время олимпиад войны, оказывается, только начинаются. Началась война, в которой нет правых, но виноваты в которой слишком многие. И в первую очередь политики. Политики одно из самых подлых человеческих племен. Потому что не они будут погибать на этой войне, не их кровь там прольется. Им легко говорить и отдавать приказы.

Саакашвили – хам и дурак. Он похож на мелкого дворового хулигана, который надеется на покровительство хулигана большого. Он думает, что раз за ним Америка, то можно и пострелять. Югоосетинские сепаратисты такие же хулиганы, потому что тоже надеялись прикрыться хулиганом большим. Они верили, что раз за ними Москва, то с ними ничего не случится. Но главные виновники – это как раз те самые большие хулиганы. Которые в Кремле и в Белом Доме. Они сто раз могли все это предотвратить, сто раз обо всем договориться. Но у них же амбиции, у них соперничество. Россия и Америка сейчас на самом деле воюют между собой. Только делают это за счет грузин и осетин.

Но есть разница. Америка далеко. Ей все равно, где демонстрировать свою мощь – в Афганистане, в Ираке, в Иране или на Кавказе. А для нас это все рядом. России придется не только виртуально воевать с Соединенными Штатами, но и реально воевать с Грузией. С народом, который мы всегда любили, который был нам как брат, с которым мы жили под одной крышей долгие годы.

Но выбора теперь не осталось. Когда политики придумали хитрую, как им казалось, комбинацию с повсеместной выдачей российских паспортов югоосетинам, они не думали, что подставляют тех под смертельный удар. Когда посылали туда российских миротворцев, они не думали, что тоже посылают их на смерть. А теперь их, конечно, уже нельзя бросать. Это наши граждане и их надо защищать.

Война экстремально, мгновенно выявляет все недостатки максимально выпукло. Война в Осетии немедленно показала всю идиотичность нашего государственного управления. Кто главный? Путин? Медведев? Кто командует армией? Чьи приказы выполнять? Один в Пекине, другой в отпуске. Сколько времени было потеряно, пока они отмалчивались. Полдня не могли даже собрать Совбез. Если это война, то так не воюют. Уж если прогремели выстрелы, то надо действовать быстро, решительно и жестко. Это не значит сбросить на Тбилиси атомную бомбу. Но это значит, что у вас должен быть план. А плана на случай назревавшей давно войны ни у политиков, ни у военных не оказалось. Если нет плана, наступает хаос.

Поэтому пока там еще все друг друга не перебили, Путин, как человек, реально принимающий решения, должен был встретиться с Бушем, благо, что они в двух шагах друг от друга, и после этой встречи Буш должен был дать приказ Саакашвили, а Путин дать приказ осетинам. Уверен, что через час все прекратилось бы. После этого, конечно, туда надо вводить войска ООН. А после этого начинать процесс отделения Южной Осетии. Запад говорил всем, что Косово – это уникальный случай и получил войну на Кавказе. Значит и здесь надо применить косовский сценарий. Итогом должно стать провозглашение независимого государства в Южной Осетии, не входящего ни в состав Грузии, ни в состав России.

Вот такой счастливый получился день со счастливым номером. Восьмое ноль восьмого ноль восьмого.
07 августа 2008

Лови его!

Верховный суд отклонил иск общественной организации «Солдатские матери Петербурга», которая пыталась оспорить положения ряда приказов министра обороны, регламентирующих порядок призыва на военную службу. В частности, «Солдатские матери» оспаривали пункт инструкции, утвержденной совместным приказом Минобороны, МВД и Федеральной миграционной службы, который обязывает военкомов передавать в органы внутренних дел списки призывников, уклоняющихся от службы.

***

Традиции надо уважать. А отлов призывников на улицах, по квартирам, по заимкам и схронам – это наша старая народная традиция. С элементами игры и забавы.

Ко мне вот, помнится, много лет назад тоже милиция зачем-то домой приходила, хотя даже формальных оснований для отлова у нее не было. Но на всякий случай зашла. Поэтому предположить, что увлекательный бег за призывниками может быть незаконным мероприятием это настолько странно, настолько нелепо. Как это так – всегда бегали, всегда ловили, а вы говорите, что нельзя!

Так что нет ничего удивительного в том, что Верховный суд не усмотрел в облавах на призывников никакого криминала. И ведь с формальной-то стороны действительно не придерешься. Министерство обороны не вправе издавать приказы о насильственном задержании граждан, но так оно их и не издает. Оно просто отправляет списки в милицию. А зачем оно их оправляет? Да просто так, для общего развития. В самом деле, почему бы не отправить. Пускай милиционеры почитают. А они не ограничиваются чтением, а начинают со списком гонять по улицам, ходить по домам, и уж тут: кто не спрятался — они не виноваты.

Короче говоря, приказы Министерства обороны хорошие, нормальные такие приказы, а вот милиционеры исполняют их произвольно – от слова произвол. То есть к милиции все претензии. Но мы взрослые люди и прекрасно понимаем, зачем составляют списки, зачем отправляют их в милицию, понимаем, что абсолютно незаконно задержанного парня потом можно вызволить, только подняв шум на всю страну. Но на всю страну шум всякий раз не поднимешь, зато есть другой способ решения проблемы. Денег дать. Милиционеры, как правило, этого и не скрывают. Давай деньги и сиди дома спокойненько. Не навсегда, конечно, а до следующей облавы. И так будешь платить дань стражам порядка до конца призывного возраста.

Поэтому для призывника самый разумный способ откосить – это не бегать и не прятаться, а нести деньги сразу военкому. Это, разумеется, будет стоить дороже, но за это ты будешь навсегда избавлен от необходимости отдавать священный долг родине. Такие вот товарно-денежные отношения. А вот я подумал: если бы все те деньги, что платят призывники военкомам и милиции направить непосредственно в армию, то мы давно смогли бы иметь профессиональные вооруженные силы, где солдаты получали бы не копейки по контракту, а по нескольку тысяч у.е.
Уголовное преследование за применение допинга кажется мне мерой с одной стороны абсурдной, с другой стороны необходимой.

Поясню этот парадокс. Во-первых, я вообще не считаю, что применение допинга – это зло. Прежде чем вы начнете кидать в меня камни и плевать в радиоприемник, дослушайте до конца. Ведь что такое преступление? Это нанесение вреда окружающим и ущерба обществу. Спортсмен, принимающий допинг вредит только своему здоровью, хотя и этот вред — вопрос сложный и отдельный. Вы можете возразить: спортсмен с допингом получает преимущество перед теми, кто допинг не применяет и в этом и есть его преступление. То есть атлеты оказываются в неравных условиях. А разве без допинга они будут в равных условиях?

Олимпийский бюджет США сопоставим с бюджетом целых государств, что гарантирует американцам несравнимо лучшие условия подготовки и в том числе медицинское обеспечение. Где же равенство? Китайцы назначили Игры на самое невыносимое время года, и в условиях привычной им, но мучительной для остальных жары, вкупе с влажностью и загазованностью воздуха, они получат решающее преимущество. Это честно? Профессиональный спорт не имеет ничего общего с оздоровительной физкультурой. Он безо всякого допинга уничтожает организм. Не принимая стимуляторов невозможно выступать на пределе человеческих возможностей годами и бить при этом рекорды. Но публика хочет видеть рекорды, хочет видеть борьбу на запредельном физическом уровне.

Спортсмены сами готовы пожертвовать чем угодно, чтобы победить и заработать при этом денег на всю оставшуюся жизнь. Они знают, на что и ради чего идут. Это их выбор. Тогда к чему ханжеские разговоры про заботу о здоровье спортсменов? Именно поэтому уголовное преследование абсурдно. А необходимо оно совершенно по другой причине. Быть может, хотя бы таким способом удастся навести порядок в так называемой борьбе за чистоту спорта.

Сейчас борьба с допингом ведется без всяких правил. Потому что невозможно считать нормальными правилами ситуацию, при которой в отношении спортсмена не действует презумпция невиновности. Достаточно одного лишь факт обнаружения допинга для признания вины. И хотя есть немало ситуаций, когда допинг оказывается в организме помимо воли спортсмена, хотя есть вероятность ошибки, провокации и чего угодно еще, на деле, спортсмен обречен и доказать свою невиновность ему удается лишь в одном случае из тысячи. Более того, нарушая презумпцию невиновности, антидопинговые нормы попирают другое фундаментальное требование – закон обратной силы не имеет. В отношении спортсменов это не так, и как раз в эти дни мы видим как американцы потеряли сразу шесть медалей, завоеванных еще на Олимпиаде в Сиднее, восемь лет назад!

Поэтому раз уж борьба с допингом идет, давайте вести ее хоть в каких-то цивилизованных рамках. Пусть будет статья в уголовном кодексе, но пусть при этом спортсмен получит право на адвокатов, на справедливое рассмотрение своего дела. И чтобы не он доказывал свою невиновность, а прокуроры доказывали его вину.
НОВОСТЬ
Добровольцы с юга России прибывают в Южную Осетию, сообщил министр по делам национальности Северной Осетии Таймураз Касаев. По его словам, обстановка на юге России «тревожная». А президент Южной Осетии Эдуард Кокойты заявил, что многие республики Северного Кавказа выразили готовность помочь непризнанной республике в случае войны с Грузией.
***
Войны не будет. Уверен в этом. Потому что война начинается только тогда, когда она выгодна. А кому сегодня выгодна война на Кавказе? Южная Осетия или Абхазия объективно к войне не готовы – своих сил у них мало. Вопреки рассказам, их армии не очень многочисленны и плоховато вооружены. Им остается рассчитывать на помощь России. Но России война также невыгодна, потому что ей нет никакого резона из-за маленькой Грузии и еще меньших квази-республик восстанавливать против себя весь мир. Грузии воевать также не с руки, хотя у нее за спиной Америка. Просто война окончательно добьет страну, экономическое положение которой и без того не блестяще. Для таких стран войны вообще противопоказаны. При населении всего в несколько миллионов человек, каждый убитый – это большая потеря, а на войне погибнут сотни и даже тысячи. То есть воевать никто не хочет, а вот нагнетать страсти выгодно всем – и Грузии, и России и абхазам с осетинами. Каждый надеется таким образом добиться перемены положения к своей выгоде. Сейчас вот дошло до артобстрелов и формирования добровольческих отрядов. Осетия всячески пропагандирует эту акцию, показывая, что за счет волонтеров ее ресурсы могут увеличиться очень значительно, что эти ресурсы чуть ли не безграничны, что весь Кавказ на ее стороне. Но вот что здесь странно. Все-таки не будем забывать, что формально Южная Осетия – это грузинская территория. А кавказские республики – они не сами по себе, а часть России. И как это выглядит – граждане одной страны беспрепятственно попадают на территорию другой страны, чтобы против нее воевать? Грузины этому воспрепятствовать не могут, но Россия-то может контролировать собственных граждан? Иначе получается, что Россия не просто не препятствует, а поощряет сепаратистов, помогает им. Россия таким образом открыто становится в конфликте на сторону непризнанных республик, хотя всегда формально говорила о нейтралитете, взвешенном и одинаковом подходе к обеим сторонам. А ведь в зоне конфликта стоят наши, российские миротворцы. Их главная задача тоже состоит в том, чтобы быть нейтральными и таким образом не допускать развития противостояния и применения силы. Но получается, что миротворцы никак не препятствуют проникновению на подотчетную территорию добровольческих отрядов, которые, по сути, станут незаконными вооруженными формированиями. А как иначе? Кто и когда узаконил такие военизированные бригады? То есть и наши миротворцы становятся участниками конфликта на стороне Осетии. В общем, наши государственные симпатии в этой ситуации и так всем очевидны, но надо хотя бы соблюдать формальные приличия.
04 августа 2008

Умер Солженицын

В Москве на 90-м году жизни скончался выдающийся писатель, лауреат Нобелевской премии Александр Солженицын.
Его супруга Наталья Дмитриевна говорит, что муж прожил счастливую жизнь и умер так, как хотел. Писатель будет похоронен в среду на Донском кладбище Москвы.


***

Чтобы сказать о Солженицыне все, что знаешь, думаешь и чувствуешь, пришлось бы написать книгу, сравнимую по объему с его собственными. Такие гигантские размеры противоречивых мыслей и чувств способны вызывать только титанические личности. Таковой Солженицын и был.

Его смерть – это мировая новость, на которую откликнулись повсюду. Я думаю, в России после него остался только один человек, пользующийся на планете таким же уважением – это Горбачев. Но нет пророка в своем отечестве. Наследие Солженицына огромно даже по своим чисто физическим параметрам. Если не считать совсем уж оголтелых коммунистов и сталинистов, почти каждый может найти в этом творчестве что-то близкое лично ему.

Но вышло так, что Солженицын оказался под конец чужим чуть ли не для всех. Консерваторы считали его либералом, либералы реакционером, коммунисты – врагом, антикоммунисты соглашателем с нынешним режимом. Он был бесспорным антисталинистом, но судя по всему, это нынче не в моде.

Если хорошенько подумать, то Солженицын же все время был одиночкой, хотя говорил о вопросах общественных, о том, как поднять, как изменить, как спасти целую страну и миллионы ее людей. Он был одинок, когда в 60-е оказался под запретом, был одинок, став Нобелевским лауреатом. Был одинок, когда 20 лет жил в Вермонте. И когда началась Перестройка и все, что последовало за ней, он девять лет был один в стороне от этих процессов. И вернувшись наконец на родину тоже оказался в положении одинокого затворника. Он день и ночь работал, писал и писал, но уже мало кто читал его книги, и еще меньше было тех, кто по-настоящему в них вчитывался.

Самое неприятное в том, что при официальном почитании Александра Исаевича, вплоть до вручения госпремий, неофициально над ним начали иронизировать, посмеиваться и это считалось признаком хорошего тона. Теперь он очевидный классик, один из символов и диссидентства и краха советского строя, но сказать, какой будет судьба его наследия, сейчас невозможно. Боюсь, получится что-то на уровне школьной программы. Все будут знать, что был такой то ли писатель, то ли публицист, который критиковал Сталина и репрессии и за это его выгнали из страны. Но лишь считанные единицы смогут точно сказать, о чем именно он писал, какие выражал мысли и идеи.

Потому что читать Солженицына надо с такой же страстью, с какой он все это писал. А страсти такой сегодня не осталось. А, во-вторых, просто мало кто захочет потратить не один год жизни, чтобы все это прочесть, продираясь сквозь дебри его тяжелого языка. Куда проще удовлетворится несколькими страницами из школьной хрестоматии и несколькими строками из энциклопедии.

Но если кто-либо когда-нибудь всерьез захочет понять, хорошо ли было при Сталине и действительно ли было необходимо истреблять свой народ миллионами, такому человеку не найти ничего лучше, чем прочитать «Один день Ивана Денисовича» и «Архипелаг ГУЛАГ».
01 августа 2008

Вечный призыв

НОВОСТЬ:

Призыв на военную службу в России планируется сохранить как минимум до 2030 года. Такое положение зафиксировано в проекте концепции строительства вооруженных сил, которую подготовило военное ведомство

***

Когда генералы говорят, что армия будет комплектоваться по призыву до 2030 года, на деле это означает, что они предполагают сохранить призыв навсегда. А как иначе понимать эту часть обновленной армейской концепции? Что такое 2030 год? А черт его знает, что это такое! В 2030 году никого из нынешних генералов в начальниках не будет. В Кремле и министерстве обороны будут совсем другие люди. Да вообще все будет совершенно другим через 22 года. В 2030 году в армию по призыву пойдут служить те ребята, которые через четыре года только родятся. Планировать что-то достоверно на такой срок физически невозможно, это просто бессмыслица и втирание очков. И генералы это прекрасно понимают. Тогда откуда такие сроки? Хочется сказать, что от верблюда. Но на самом деле, такой срок позволяет отодвинуть решение проблем настолько далеко, что за результат уже и не спросишь потом ни с кого. Да и кто вспомнит в 2030 году про нынешнюю концепцию. Мировой опыт доказал, что призывная армия небоеспособна. Да что там мировой опыт – наш собственный опыт доказал это тысячи раз. Дедовщина, воровство, пьянство, солдаты, строящие генеральские дачи, собирающие картошку и как вершина всего – солдаты-рабы и солдаты-проститутки! Не в переносном, а самом прямом смысле слова: в рабство солдат продают их командиры, а на панель защитники отечества и сами выходят. Сокращение службы до одного года решило проблему лишь частично. У меня нет точных цифр, но могу предположить, что процент уклонистов несколько снизился. Но не думаю, во-первых, что намного, а, во-вторых, и в-главных это не повысило боеготовность. Профессия военного одна из самых сложных и ответственных. Ею и за два года толком не овладеть, а за один год тем более. Уже поэтому призыв не имеет смысла. Тем более в XXI веке, когда воевать будут уже не столько люди, сколько сложнейшие машины и компьютеры. Армия должна быть профессиональной, но отказываться от призыва генералитет не хочет. Причин может быть несколько, но, на мой взгляд, есть две главных. Первая причина банальна до безобразия. Они просто не знают, как это сделать. Ну вот не знают. Может быть, даже кто-то из них и хотел бы, но не может. А когда даже приблизительно не знаешь, как поступить, самое разумное, конечно, оставить все как есть. А вторая причина – шкурная. Переход на профессиональную армию неизбежно повлечет большие сокращения, оптимизацию, реорганизацию и так далее. И генералов столько нам не понадобится, сколько их сейчас. И генералы нужны будут другие – не старые, толстые, краснорожие, а молодые, подтянутые, профессиональные. То есть нынешние генералы должны добровольно сами себя высечь, сократить и отправить на пенсию. Да кто же на такое пойдет?
31 июля 2008

Телефак

В Московском государственном университете создают второй факультет журналистики — Высшую школу телевидения МГУ. О начале работы нового факультета сообщил в своем блоге его декан — известный журналист Виталий Третьяков. Абитуриентам предложат две специальности — «тележурналистика» и «телевизионная критика».

***

Я сам закончил журфак МГУ. И пусть не обижаются на меня выпускники других факультетов и вузов, но лучше, чем журфак, в мире ничего нет. Во всяком случае, с кем бы я ни делился впечатлениями об учебе, не у кого так здорово, как у нас, не было. Журфак даже территориально обособлен. И политика на факультете всегда была особая. При том, что это еще и в советские годы была ого-го какая ответственная идеологическая ячейка, атмосфера здесь всегда оставалась свободной. За что, конечно, спасибо и Засурскому и практически всем преподавателям. Впрочем, нам было куда проще, чем другим поколениям выпускников, ведь мы учились на рубеже 90-х, когда именно свобода была в журналистике социальным заказом.

Сейчас заказывают другую музыку. А то, что создание нового чисто телевизионного факультета – это заказ на самом высоком уровне, не может быть никаких сомнений. В стране нет проблемы с журналистскими кадрами, вернее с их количеством. 130 вузов по всей России куют эти кадры. Не говоря уж о том, сколько в журналистику приходит народа из множества прочих источников. Девать некуда этих журналистов, в том числе и на телевидении. Так что числом-то мы телевидение сто раз обеспечим. А вот умением…

Именно об этом и говорит новый декан Третьяков. Мол, уровень журналистов не устраивает телеканалы. Что ж, уровень нашего телевидения действительно безобразен в своей пошлости, тупости и поклонении начальству. Но это не проблема подготовки кадров. Ведь творческой профессии как таковой научить невозможно. Либо есть талант, либо нет таланта. Способности можно лишь отшлифовать. Журфак при Засурском как раз и был хорош тем, что давал высокий общий уровень образования. А дальнейшее зависело от работодателя.

И сейчас то же самое. Умных, думающих, неравнодушных людей в журналистике меньше не стало, просто их нет на переднем плане. Нужны другие, которые либо как солдаты партии будут рассказывать про вести с полей, про нацпроекты и поездки вождей по стране, либо те, кто обслуживает безумные ток-шоу и бульварные программы. Именно такие сейчас особенно востребованы и именно таких сейчас на телевидении пруд пруди.

Поэтому я не понимаю, чем недовольны руководители каналов, а на самом деле руководители страны. Видимо, у журфака МГУ до сих пор действительно фрондерская репутация, и нужно создать что-то более надежное. Новый факультет должен по идее как Урфин Джус строгать деревянных солдат в нужном количестве для самого важнейшего из журналистских искусств. Иначе в телефаке просто нет смысла.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире