oreh

Антон Орехъ

20 января 2017

F
20 января 2017

Трампофилы

У нас с вами, ребята, большие проблемы. У нас с вами дикие комплексы и заниженная самооценка. Ну, то есть за последнее время в диагнозе ничего особо не поменялось – это комплекс неполноценности на базе мании величия. Просто в какие-то моменты болезнь обостряется, и мы имеем такие истории как трампофилия. А в первые дни после победы Дональда это была даже не филия, а мания.

Разные тетеньки, которые хотели кататься по Садовому с флагом наших заклятых партнеров и дудеть в клаксон, дяденьки, которые выпустили сахар с портретом Трампа, маршрутки, которые возили бесплатно всех, кто с портретом избранного президента США, а где-то, кажется, возили бесплатно просто так. Шампанское — в студию! А главный канал страны устроил беспрецедентный марафон в прямом эфире, отменив вообще все программы чуть не до ночи, чтобы бесконечно обсуждать победу Дональда Трампа на выборах в Америке.

Никакие выборы в Думу, никакие выборы Путина Путиным – ничто вообще не вызывало такого дикого ажиотажа в нашей стране, как выборы в постороннем государстве, которое мы, к тому же, очень не любим. Или любим, но боимся признаться? Или мы боимся признаться себе в том, какая держава на самом деле великая? Вы просто представьте себе, чтобы в день избрания президента России кто-то стоя хлопал в Палате представителей или в Сенате. Чтобы CNN или Fox отменяли все передачи и девять часов в прямом эфире обмусоливали российское голосование. Чтобы итоговые еженедельные новостные программы из двух часов своего хронометража не меньше часа посвящали России, а про Америку говорили пять минут. Мы ведем себя как банановая республика, прости, господи.

Вот этими идиотскими восторгами и пачками сахара с Трампом мы показываем, кто в мире реально рулит, а кто просто подруливает. Ведь тот же дурацкий «ящик» так нам об этом рассказывает, словно в Штатах только и обсуждают Путина и Россию. Никто же здесь не поверит, что Россия во всех видах если и вырывается в топ новостей, то редко и не надолго, а в остальное время идет в разделе «разное». Но нам очень хочется, чтобы про нас говорили, чтобы нас замечали. Нам так хочется, чтобы Дональд Трамп нас полюбил, что мы и правда готовы бегать со звездно-полосатым флагом, который еще вчера обливали какашками и жгли бензином. Мы жаждем, чтобы нас признали равными и признали именно в Америке. И не шибко вникая в сущность личности Трампа, просто ухватившись за пару фраз, типа, «Путин крутой чел» и «русские клёвые ребята», мы готовы поверить, что Трамп действительно — наш, тайный член «Единой России» и кооператива «Озеро». Уже когда более или менее утихла история с Трампом и проститутками в Москве, наш президент вдруг вспыхнул и так встал грудью на защиту Дональда, что я грешным делом подумал, что настоящая фамилия Трампа — Ротенберг. Так защищают только друга и близкого человека. И поэтому я очень боюсь, как бы не вышло чего дурного, когда выяснится, что Трамп не тот, за кого мы его выдаем. Когда разочаровываешься в том, кого любил, можешь самых разных глупостей наделать.

Я считаю очень странной саму идею вынуждать кого-то выступать под нейтральным флагом, вместо флага своей страны. Если спортсмен — допингист, то он не должен выступать ни под каким флагом. Если атлет чист – то какого черта его лишают возможности представлять свою страну! Если чем-то виновата страна – исключите ее из ООН. Можно придумать, например, другую форму наказания: выступать без имени или скрыть лицо париком и усами. Короче, условие бредовое.

Но правила таковы и бегун Шубенков готов пойти на то, чтобы выступать в качестве нейтрального спортсмена. Но поскольку из всех искусств важнейшим у нас является патриотизм, то Шубенкова теперь подозревают в измене родине. Лучше вовсе не выступать, чем выступать под белым флагом. Лучше погубить свою карьеру навсегда, чем выйти на арену без триколора. И вот Шубенков решит все-таки карьеру погубить, и мы все ему скажем: большое спасибо, Сережа! Чтобы забыть про Сережу через пять минут. А чем Сережа будет дальше заниматься и чего ради он дело всей своей жизни выкинул в помойку – это его проблемы.

Спортсмены – это в данный момент практически единственные люди, которые реально представляют нашу страну на высшем мировой уровне. При всех допинговых скандалах ни в одной области человеческой деятельности у нас нет такого количества успешных, конкурентоспособных и знаменитых людей, как в спорте. Уже даже в области балета мы не впереди планеты всей. Шубенков – реальная суперзвезда. И когда он будет выходить на дорожку, все и так будут знать, из какой он страны. И для этого вовсе не обязательно смотреть в протокол и в титры на экране. И когда он будет побеждать, все будут знать, что выиграл не какой-то неведомо откуда взявшийся парень, а выиграл парень из России. И своими победами даже под нейтральным флагом, Шубенков прославит не только себя, но и нашу страну. А вот те люди, которые сейчас пишут дурацкие тексты и еще полезут на разные трибуны ничего кроме стыда и позора стране не принесли.

Государство сейчас может уцепиться за собственные правила, мол, раз флаг не российский, то и помогать мы Шубенкову и ему подобным не обязаны. Государство наше родное как раз и славно тем, что кидает соотечественников при любой возможности. Но именно государство породило всю эту ситуацию с допингом. Без участия государственных структур это было бы просто невозможно. И Сергей Шубенков, который никогда никаких проблем с допингом не имел, оказался в такой трудной ситуации в первую очередь по вине нашего государства. Да даже с точки зрения простого прагматизма надо помочь всем, кто готов выйти под нейтральным флагом. Санкции рано или поздно отменят и тогда у нас будут десятки тренирующихся и выступающих спортсменов. Или лучше гордо сидеть и ничего не делать, чтобы потом позориться под родным триколором?

И кстати. Вспомним-ка историю. На Олимпиаду-80 приехало множество участников, решивших выступать, несмотря на бойкот. Они не могли выйти под своими флагами и выступали под олимпийскими. Мы не считали их предателями, мы встречали их как героев.

18 января 2017

Крымнестровье

Надежда Савченко не перестает удивлять. Мы-то думали, что вернувшись домой из нашей тюрьмы, она станет Жанной д'Арк, и поведет народ в поход на Россию. А у Савченко одно предложение миролюбивее другого, один компромисс другого компромисснее. Сдать Крым, чтобы спасти Донбасс – ничего себе идея!

Представьте, чтобы лет двадцать назад какой-нибудь наш очень популярный герой сказал бы: давайте сдадим Чечню, но спасем Кавказ. Впрочем, параллель, возможно, не совсем корректна. Про Чечню и тогда и теперь говорили всякое, но все же подобная идея любви к оратору однозначно не прибавила бы. А Савченко не стесняется и не боится. А может быть, она просто реально смотрит на вещи.

Положение же этих вещей таково, что вся эта история с Крымом, мягко говоря, надолго. Очень трудно представить себе, что должно произойти в России, чтобы Россия отказалась от Крыма. Ни при президенте Путине, ни при президенте Навальном Крым будет отдать невозможно. Это было плохое решение, которое не оставило в перспективе хороших выходов из ситуации.

Для Украины же проблема в том, что в Крыму действительно хотели быть частью России. Хотели давно и массово. У Путина потому так ловко с зелеными человеками все и получилось, что сопротивляться захвату полуострова никто особо не рвался и поддерживать украинских военных в Крыму никто не хотел. Другое дело, что российское будущее оказалось для Крыма не таким уж светлым – однако не настолько, чтобы схватиться за голову и воскликнуть, мол, что же мы наделали. Я даже не уверен, что и самим украинцам так нужен Крым. Как кусок земли, как элемент национальной гордости – типа, вернули украденное – нужен, а, по сути, не уверен. И с Донбассом нечто похожее.

Как бы Россия не провоцировала и не спонсировала сепаратизм, совсем уж на пустом месте мятежей не бывает. Другое дело, что поголовной поддержки в Донбассе у мятежников нет – иначе там тоже все прошло бы, как в Крыму, быстро и бескровно. Получилась война и соотношение сил 50 на 50. Никто не может эту войну выиграть. Это тоже может продолжаться очень долго. Как в том же Приднестровье, про которое вспомнила Савченко. Но когда преимущества нет ни у кого, придется договариваться. То есть торговаться. Торговаться с привлечением друзей и партнеров с дикого Запада. И будущей госсекретарь Тиллерсон всю эту ситуацию чудесно описал одной фразой: «Вы взяли Крым, но дальше – ни шагу». За пару лет как-то все потихоньку дозрели до мысли, что этот фарш назад уже не провернуть. Не воевать же всем миром с русскими из-за Крыма. И мы даже признаем Крым вашим, если вы все-таки уберетесь из Донбасса. А поскольку от Донбасса в Кремле, кажется, устали, то торг возможен и договор с Западом тоже возможен. А Украине остается либо унизительно на такие условия согласиться, взяв донбасскую синицу, либо надеяться на крымского журавля, рискуя потерять вообще все. Савченко боится, что так оно и будет.

Решение ЕСПЧ можно оспорить. Решение ЕСПЧ можно проигнорировать. Его даже можно выполнить. Сказав при этом, что, мол, теперь-то мы понимаем, что этих американцев интересовали деньги. «Ну, да, получили компенсацию за неусыновленных ребятишек, и нажились на детском горе.

Американцы в любом случае не прогадали. Если бы им дали наших детей усыновить, они бы их немедленно продали на органы, а так получат денежки по решению ЕСПЧ. И ведь не стали, гады, прямым текстом требовать компенсацию упущенной выгоды – про моральный ущерб завирают, про дискриминацию и частную и семейную жизнь.

Впрочем, они же наверняка на органы еще каких-нибудь детей пустили. Хорошо, что мы своих смогли уберечь. Так что давайте выплатим этим негодяям их поганые деньги, о которых они только и думали, желая усыновить российских сирот». Все эти колкости и язвительности прекрасны, как и решение Европейского суда, но они не меняют ничего по сути. То, что так называемый «закон Димы Яковлева» был государственной подлостью очевидно и без Страсбурга. Если есть какая-то жизнь после смерти, то все, кто голосовали тогда в Думе за этот закон, узнают, каково это, когда черти жарят тебя на сковородке.

Этот закон один сказал больше всяких докладов и исследований о полном моральном разложении нашей власти и общества, кстати, тоже — несмотря на тысячи людей, вышедших в январе 2013 года в мороз на марш против «подлецов». Большинство, как тогда, так и теперь поддерживает в России все формы духовного людоедства. И я считаю такой же гадостью устраивать какую-то торговлю вокруг списка Магнитского. Потому что мы в ответ на санкции против своих душегубов наказали собственных детей – о чем здесь дискутировать и чего вообще от Америки требовать? Судьбы детей, которых тогда могли усыновить американцы, но не успели — уже не изменишь.

Не изменилась, по большому счету, и судьба всех российских сирот за эти четыре года им по-прежнему очень трудно адаптироваться в жизни, если их вдруг никто не усыновил. И сиротам и усыновленным детям-инвалидам по-прежнему невозможно получить очень многие виды медицинской помощи, а насколько вообще тяжело инвалидам жить в России известно любому, кто в России живет. И пока это так, никакие иностранные усыновления не помогут. Потому что большинство сирот все равно останутся в нашей стране и познают все прелести сиротства на себе.

Спасибо всем соотечественникам, кто забирает детишек из приютов, особенно детишек с проблемами по здоровью. Потому что им вдвойне, втройне тяжелее в сравнении с американскими усыновителями. А решение Страсбурга просто напомнило всем о совершенной четыре года назад подлости и подлость эта не перестала быть подлостью за давностью лет.

Трамп – мужик с фантазией и передовой парадоксалист. Вот наши услыхали, что он готов снять с России санкции и уже обрадовались. Строго говоря, надо не радоваться, а горевать. Потому что сколько уже раз говорилось, как санкции помогают развивать нашу экономику, сельское хозяйство поднимать, импортозамещать все на свете. Санкции необходимо усиливать и распространять на все новые и новые отрасли – чтобы мы уже импортозаместили и синтезировали отечественные технологии во всем подряд. Но наши показания в этом вопросе постоянно меняются, и кажется, что на самом деле санкции нас не шибко радуют и ни фига мы там не заместили.

Меняются показания и у Трампа. Прежде, чем предложить нам взаимно разоружиться, он говорил, что готов к новой гонке вооружений, а еще прежде спрашивал, почему Америка не применяет ядерное оружие, если оно у нее есть. И если его невозможно применить, будучи в здравом уме, то зачем Америка его выпускает? В общем, завтра Дональд может предложить нам наоборот – взаимно вооружиться и чем больше каждая страна наделает ракет – тем лучше.

Однако давайте представим, что позиция Трампа не поменяется и все это он говорит всерьез, хорошенько обдумав. И тогда у меня лично возникает недоумение, как в истории с бузиной и киевским дядькой. А причем здесь вообще санкции и разоружение? Ведь санкции против России ввели не потому, что она стала нарушать договоры и вооружаться до зубов атомными бомбами. Санкции были из-за Украины и Крыма. То есть, если мы сократим боеголовки по предложению Трампа, Крым не перестанет быть нашим?! В этом случае, предложение избранного президента США кажется заманчивым. Ты делаешь вовсе не то, о чем тебя просили, но тебя, тем не менее, поощряют.

Однако представим себе, что Россия станет сокращать и сокращать свои ядерные силы и досокращается до того, что останется одна ржавая ракета «Булава». И что мы делать станем? У нас ведь кроме ядерного оружия других козырей нету. Крым останется нашим, но с этим Крымом мы будем с голым задом. Тут-то, понимая нашу беззащитность, на Русь кинутся со всех сторон китайцы, запрещенное ИГИЛ, бандеровцы, геи пройдут по нашей земле парадом.

И наконец, сама Америка двинется через Европу бесчисленными полчищами. А у нас уже атомной бомбы не будет, и придется отбиваться от врагов танком «Армата», сделанным в трех экземплярах и дымоходным микроавианосцем «Адмирал Кузнецов» — и дай бог, чтобы у него с палубы оставшиеся самолеты не попадали.

13 января 2017

Нескорая помощь

Давайте мы не будем зацикливаться конкретно на камчатском инциденте. По видео, кстати, не так много можно понять. Хотя в любом случае обычный человек должен предпринять все, что в его силах, чтобы пропустить медиков, а не указывать им пути объезда и тем более хамить.

Просто случаев таких немало. И каждому из нас легко, хотя и очень страшно представить себе ситуацию, когда скорая помощь будет спешить к кому-то из наших близких, но опоздает из-за какого-то жлоба или жлобихи. И что мы тогда скажем? Какого наказания для жлобов потребуем? Да никакой штраф, никакой тюремный срок не вернут нам родного человека, поэтому никакое наказание не покажется нам достаточным.

Сейчас очередная петиция в Сети — чтобы те, кто не пустили скорую на Камчатке получили реальные сроки. Уверен, что проблемы собрать подписи не будет.

Но я хочу обратить ваше внимание на то, что и в этой истории все не настолько однозначно. А ведь у нас есть возможность даже посмотреть видео. А что будет в других ситуациях?

Сам недавно столкнулся с подобным, когда за моей машиной прорывалась скорая. Точнее не только за моей. Машин были сотни, по трехполосной дороге ехали в четыре ряда, а с краю высокий бордюр. И тебе просто некуда деваться. Пробуешь уступить дорогу, включаешь поворотник, показывая, что видишь и пытаешься что-то сделать и как-то продвинуться, но скорая в это пространство просто не пролезает.

В эфире нам рассказали тоже показательный случай. Когда человек во дворе, видя, как медицинская машина едет за ним, старается как можно скорее сманеврировать, действительно торопится, но во дворе тесно и в один прием маневр не завершишь. А в скорой уже нервничают, сигналят, ругаются последними словами и потом вполне могут сказать, что их не пускали, тянули время. А если пациент умрет в этот момент — где гарантия, что в суде вас не накажут, хотя вы искренне пытались уступить дорогу? Время для разных людей бежит по-разному. Когда спешишь, то каждая секунда — как вечность.

Я не пытаюсь оправдать хамов, а просто говорю о том, что в подобной ситуации может быть много субъективного. Пробки, перекрытия ради проезда начальства, теснота на дороге — есть достаточно причин, затрудняющих путь врачей и безо всякого хамства. Но понятно, что и штрафом в 500 рублей в таких обстоятельствах человек, если его вину докажут, отделаться не должен.

И вот у нас образуется вилка между пятьюстами рублями и тюрьмой. И будут те, кого наказать нужно обязательно и те, на кого спишут смерть пациентов. Ведь мы прекрасно знаем не только про то, как скорую помощь не пропускают, но и про то, как скорая помощь сама приезжает спустя часы после вызова, как будто едет за тридевять земель.

Не сомневаюсь ни секунды в том, что в правительстве не дураки сидят. Ни мгновения не сомневаюсь, что Ольга Голодец стала вице-премьером не потому, что вытянула длинную спичку, а за свои знания, опыт и талант. Но вот слушаю я – что Голодец, что других великих и малых – и ничего понять не могу. Хотя может это я дуралей и это я спичку вытянул.

Мигранты дестимулируют работодателей к техническому перевооружению. Работают в минус нашей экономике. Мы тратим деньги на обучение их детей, и это снижает темпы нашего перехода к светлым временам. Вот эти самые мигранты, которых ненавидят на бытовом уровне миллионы местных тружеников, во всем и виноваты. Виноваты в преступности, виноваты в экстремизме, виноваты в том, что русским работать негде. Эти люди, от которых столько бедствий, на уровне замглавы правительства объявляются главным демотиватором, дестимулятором и работниками «в минус». Ну, хорошо, закройте границы, перестаньте пускать их сюда ко всеобщей радости – и вперед, на встречу научно-технической революции и технологическому перевооружению.

Если проблема только в этом – за чем же дело стало? Я так понимаю, что коренное население мечтает взять в руки лопаты и метлы или месить бетон, и кабы не киргизы – то мы бы ох как потрудились на грязных, дешевых работах! Или за копейки мы бы делать этого все-таки не стали? Ну, это тоже не проблема. Закрываем опять-таки границу, и указом президента повышаем всем разнорабочим зарплаты. Обяжем работодателей платить за неквалифицированный труд большие деньги. Даже странно, что работодатели сами до этого до сих пор не додумались!

Правда, есть некоторые подозрения, что не все здесь настолько просто. Россияне не только не хотят браться за ту работу, которую делают мигранты – у нас зачастую просто нет никаких рабочих рук! Хоть русских, хоть нерусских. При большом, вроде бы, населении на бескрайних просторах народ в дефиците. И либо мы берем приезжих, либо работа просто не выполняется. И зря Голодец говорит про какие-то невероятные издержки и образование детей мигрантов. На самом деле сотни тысяч, если не миллионы из них, здесь находятся нелегально. Ни образования у их семей нет, ни медицинской помощи. А по большому счету у них и прав никаких нет вовсе. От государства и от работодателей они получают ровно ноль, а трудом своим какую-никакую, но прибыль приносят. Хозяева не дураки. Если бы это не было им выгодно, они бы толпы фактических рабов не привлекали. Значит, доход имеется. А насчет прогресса и технического перевооружения – то Голодец надо вопросы задавать своему непосредственному начальству. Страна десятилетиями паразитирует на природных ресурсах.

Никакого смысла вкладываться в технологии у нее нет. Считалось, что на нефтяные деньги мы купим все технологии и приспособления, какие нам нужны. И можно выгнать всех мигрантов за один день, но никакие российские машины и механизмы от этого не появятся. Зато всегда есть на кого свалить любые проблемы.

11 января 2017

История про деньги

Признаюсь, что и ваш слуга покорный крупно лажанулся однажды на этот счет. Я тоже был уверен, что раз Исаакиевский собор был построен при батюшке-царе, то и принадлежал он церкви православной – кому же еще? А выяснилось, что ничего подобного. Как был Исаакий казенным, так и оставался все эти долгие годы при всех властях. Но отныне этому будет положен предел и наступит передел. Вообще, с точки зрения обывателя – какая вроде бы разница, кто конкретно владеет каким зданием – пускай это даже и собор. Главное, чтобы памятник содержался надлежащим образом, чтобы мы, как туристы, могли посещать его так же, как посещали прежде. Иногда смена собственника и передача государственного имущества в иные руки даже идет на пользу, потому что у государства часто нет ни денег, ни времени, ни желания заниматься разнообразными подведомственными объектами.

Но Исаакиевский собор – это совсем другая история. Это не заброшенная усадьба разорившегося дворянина – это памятник галактического значения. Памятник и музей, который не бедствовал. Который не возвращается по справедливости прежнему владельцу. Который просто меняет хозяина по прихоти властей безо всяких на то оснований. И нас беспокоят те самые два вопроса: будет ли собор поддерживаться в должном состоянии и сможем ли мы так же свободно посещать его, как и в то время, когда он был музеем? Если здание церковное – то прежнего вольного посещения там, по идее, быть уже не может. Потому что объект должен будет подчиняться уже не музейным требованиям, а церковным. А это службы, обряды и прочие мероприятия, подразумевающие определенные ограничения. Странно будет во время молитвы шляться среди верующих в шортах, щелкать фотоаппаратом и громко разговаривать по телефону.

А что насчет сохранности? А вот насчет сохранности граждане из РПЦ уже выступили и выразили надежду, что работы по поддержанию здания в достойном виде возьмет на себя государство. Этот как же? Государство просто так подарит объект и будет его содержать? А батюшки чего – кадилами только махать станут? Нет, ребята, тут другое! Я хотел бы обратить ваше внимание на слова директора музея Николая Бурова. А директор говорит, что Исаакий не просто входит в тройку самых посещаемых памятников в России, но и единственный не получает из бюджета дотаций! 650 миллионов в год его оборот и 200 миллионов собор сам зарабатывает на собственную реставрацию. Да еще платит в казну города налогов миллионов на 70! Вот вам и ответ! Исаакий – то редкое учреждение культуры, которое не просит денег, а дает. Зарабатывает. Церкви не потребуются дотации на поддержание здания в должном виде – здание само себя обеспечивает.

И теперь будет обеспечивать наших христарадников. Поэтому в их интересах пускать туристов, как и пускали — и получать полагающиеся миллионы. Впрочем, можно, конечно, и не пускать, а потери покрывать за счет бюджета, куда Исаакий ежегодно перечислял прежде десятки миллионов рублей. Так что эта история не про духовность, а как всегда про деньги.

Я даже не знаю, что может удивить нас в этой новости. Удивить могут разве что странные опровержения всяких официальных структур, мол, нет у нас никаких кибервойск, не выделяли мы денег, не нанимали людей — да как вы могли подумать! Сенатор Озеров почему-то говорит, что в составе Вооруженных сил России таких войск вовсе нету. Ну, так очень плохо, если нету! Должны быть! И если войск таких мы не имеем, то министра обороны надо гнать сию же секунду! Да и Верховный Главнокомандующий непонятно чем тогда занимается.

Вы сами-то подумайте! Мы живем в эпоху глобального цифрового пространства, когда умные машины успешно заменяют глупых людей. Допустим, рассказы про то, что русские повлияли на выборы в Америке – это чушь, но само вмешательство иностранного государства в вашу жизнь – это угроза. Чего я буду вам тут пересказывать сюжеты второсортных боевиков, но ведь действительно нынче можно успешно врубаться в сети потенциального противника и отрубать системы жизнеобеспечения, нарушать работу транспорта, атаковать инфраструктуру, останавливать атомные станции, запускать атомные бомбы, грабить банки и даже просто брать на себя управление чужим автомобилем. Чтобы нанести противнику безусловный ущерб вовсе не обязательно гнать к чужим берегам дымоходный крейсер с самолетами на палубе – все гораздо проще, эффективнее и дешевле можно сделать, не слезая с кресла в кабинете какого-нибудь майора Краснознаменной кибернетической дивизии.

Такая дивизия нам жизненно необходима, как и любой современной стране. Кибервойска сейчас поважнее пехоты с пулеметами будут. И если наши кибервойска действительно входят в пятерку крупнейших в мире, то это просто соответствует мощи нашей армии, которая со всеми самолетами, кораблями и ракетами тоже как минимум в пятерке. А 300 миллионов долларов, которые якобы тратят на тысячу бойцов невидимого компьютерного фронта – это меньше, чем стоит проклятый стадион в Питере. Так что все нормально, все так, как и должно быть. Меня не перестает удивлять другое. Если у нас такие великолепные военные хакеры и контрхакеры, то почему же гражданская кибернетика такая хилая? По могуществу кибервойск мы в пятерке, а по общей компьютерной мощи входит ли Россия хотя бы в первую сотню?

И ведь все у нас так. Нормальный автомобиль сделать не можем уже лет сто, зато какие прекрасные танки строим! Истребители и бомбардировщики – одни из лучших в мире, а гражданские самолеты… сами знаете, что с ними и как. У нас медицина позорная, но я уверен, что в секретных лабораториях военные медики по части ядов и смертоносных бацилл давно переплюнули всех американцев и японцев. Энергии у нас навалом, смекалки и фантазии. Эти бы таланты и навыки в мирных целях применить бы уже, наконец.

В связи с возможными посадками преподавателей йоги и тех, кто эту бесовскую йогу практикует, я думаю, что нам всем нужно — пока не поздно — не только не отказываться от занятий йогой, но даже наоборот – расширять число ее адептов. Из чисто практических соображений. Человек, попадающий в объятия отечественной Фемиды и еще одного важного божества, известного под древнегреческим именем ФСИН, обязан быть готов ко всему. Что его могут запихнуть за малейшую провинность или вовсе безо всякого повода в карцер, где будет холодно, где будет круглые сутки гореть свет, где нельзя лечь и даже сесть, а можно только скрючиться. Человека могут бить, макать башкой в унитаз, могут лишать сна и пищи.

Обычный человек свихнется. А вот йог – выдержит. Известно множество рассказов о чудесах, творимых йогами. Они способны не спать неделями, а с другой стороны умеют не ложиться и не садиться и спят стоя, даже если у них над ухом будут бить в барабаны и стрелять из пулемета. Они могут принять такую позу, что в этом тесном карцере поместится не один йог, а человек двадцать и все будут говорить «ом!». Они не чувствительны к боли, они не ведают страха и усталости. На вопрос следователя: «Вы дебил?», они ответят ему «ом хари ом».

Идиотская история с задержанием в Питере и натуральным судебным делом против Дмитрия Угая, который просто прочел лекцию про йогу, напоминает нам старую истину, что нельзя жить в обществе и быть свободным от общества. Что от идиотов ты не спрячешься ни в тайге, ни в скиту, ни в позе лотоса. Что если ты живешь и никого не трогаешь, то это вовсе не значит, что никто не станет трогать тебя.

Конечно, сама Яровая, которая придумала свой феерический закон, наверняка, не считает йогу враждебным сектантством, насланным на Русь. И Путин, который закон подписывал, вряд ли так думает. А Дмитрий Анатольевич, как говорят, и сам не чужд йоги – иногда он действительно очевидно пребывает в нирване. Все эти люди ничего такого в виду не имели. Но принятые с их помощью решения начинают выполнять люди, далекие от интеллектуальной деятельности. А, кроме того, люди, которые стремятся наловить всех подряд и побольше — и тем самым заслужить звездочки на погоны, премии, повышения по службе и прочие прелести.

Адский механизм начинает работать сам по себе, намного превосходя ожидания его создателей. Поэтому всем нам могут пригодиться знания и навыки, о которых мы даже не думали прежде. И те, кто полагали, что йога – это приятное занятие, ведущее к гармонии души и тела, теперь должны понимать, что йога – это с одной стороны опасное антироссийское занятие, но с другой стороны – возможно единственный способ перенести любые физические и моральные страдания.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире