oreh

Антон Орехъ

29 апреля 2016

F

Но вот и на долю Татьяны Москальковой уже выпало первое важное испытание. Элла Памфилова, уйдя в Избирком, тут же попала в историю с Барвихой, а ее преемница Москалькова теперь должна разбираться с таджикским фамилиями. Точнее фамилии там «советские», которые теперь хотят поменять на фамилии национальные. В этом и правда была определенная странность, когда жители южных республик носили фамилии с условно русскими окончаниями. Так, видимо, было проще для советской власти. И действительно есть смысл вернуться к корням.

Таджикский президент тоже был когда-то Рахмоновым, а потом как-то незаметно стал просто Рахмоном. И как будто всё выглядит нормально и уважительно по отношению к представителям нацменьшинств. Русских, белорусов, украинцев трогать вроде не собираются, а переименуют обратно только таджиков. Но у меня сразу же возникает вопрос: а как определить национальность? Бьют, конечно, по морде, а не по паспорту и чисто внешне таджика от русского отличить можно. Но как быть с детьми, которые родились в смешанной семье? Даже если таких семей немного – это не важно!

Главный начальник таджикских ЗАГСов говорит, что для взрослых людей смена фамилии – дело добровольное – как и для нацменьшинств. Но мы прекрасно знаем, как в таких государствах выглядит «добровольность». Мол, дело твое, конечно, гражданин, но ты не забывай, где живешь и если что – потом не обижайся, если с твоей чужой фамилией на тебя будут косо смотреть. Не удивляйся, если у тебя на работе сложности возникнут или в быту – или у твоих детей в школе, или у родных твоих. Как будто мало было проблем у русских в азиатских республиках после распада Союза, когда люди превращались в изгоев, и бросая имущество, бежали из этих мест. И напрасно что ли тот же начальник таджикских ЗАКСов говорит о необходимости разъяснительной работы, чтобы через какое-то время страна не поделилась на граждан с таджикскими фамилиями и граждан с фамилиями «чужими»? Чужими, понимаете?

В стране, где они живут и которую наверняка любят, люди из-за неправильных фамилий могут стать чужими! Вот поэтому я и говорю, что Татьяне Москальковой выпало первое реальное испытание на новом посту. Тем паче, что вступая в должность омбудсмена, она особый упор сделала на защите русскоязычных соотечественников за рубежом. И мне теперь очень любопытно, где этот рубеж проходит? Будем ли мы защищать только тех русских, кому несладко в Прибалтике? Или мы будем с таким же пылом и страстью защищать русских, которым будет невесело в Таджикистане? Мы же не бросаем своих-то, верно? Или русский и для нас станет чужим, если Иванов не превратятся в Иванзода?

Говорят, что любая работа уважаема и любая профессия почетна. Неправда. Не любая. Работа хулигана и профессия гопника не могут быть уважаемы и почетны. Пускай в наше время в нашей стране все больше и больше молодых людей выбирают себе в жизни именно такое занятие. Те, кто слушают наш эфир регулярно, знают, что нам с упорством и азартом регулярно звонят люди и посылают нас на три буквы или просто матерятся. Это не очень приятно слушать, но я испытываю к ним скорее жалость. Потому что молодые, здоровые парни не находят в жизни другого занятия, как названивать в эфир и заниматься непотребством. На это они тратят время, в этом смысл их жизни, за это им платят деньги. Будет помирать такой чувак и спросят его дети: папа, а чем ты занимался, когда был молодым? А папа ответит: а я звонил в эфир и ругался матом. Хороший итог жизни — будет, что вспомнить напослед.

Те, которые пришли на детский конкурс «Мемориала», чтобы облить зеленкой детей, журналистов и Людмилу Улицкую и проорать всякую похабень, заняты, в сущности, тем же самым. В разгар рабочего дня, молодые, сильные, энергичные, наверняка считающие себя очень умными граждане, рвут глотку и метают зеленку в пожилых и в маленьких. Я надеюсь, что они хотя бы получат за это гонорар. Потому что быть бескорыстным гопником – вдвойне прискорбно. Втройне прискорбно, что все это происходит на глазах детей и даже непосредственно их касается. Над детьми глумиться – это совсем уже гадко. Но этим детям этот случай запомнится на всю жизнь. И как ни странно, именно для них он будет полезен. Потому что у детей, которые решили участвовать в конкурсе «Мемориала», теперь не должно оставаться сомнений, что они поступили правильно. И что конкурс, в котором они участвуют – хорошее и нужное дело. Они уже в детстве получили натуральную прививку от жлобства. И еще одно обстоятельство очень печалит меня. Эти товарищи решили, что кидать зеленку и сквернословить лучше всего, напялив на себя георгиевские ленты.

Когда-то, кажется, уже в другой жизни, я тоже носил георгиевскую ленту. Носил с гордостью, вспоминая подвиг своих дедов, которые воевали и погибли в борьбе с фашизмом. Эта лента была искренним, народным символом. Потом ее стали носить депутаты и кремлевцы и ленточка обюрократилась. Потом ее стали носить всякие полубандитские элементы на Юго-Востоке Украины и она стала символом войны с братским народом. А теперь ее носят еще и гопники, вооруженные зеленкой. И замечательная когда-то георгиевская ленточка превратилась во что-то совсем уже стыдное. Я не удивлен, что милиция смотрела на всё равнодушно. Я уверен, что никого не поймают и даже не оштрафуют. Потому что гопник сейчас – лучший друг государства. Так что выходит всё правильно. Быть хулиганом и маргиналом нынче выгодно, почетно и весьма дальновидно. Быть может, теперешние гопники на смертном одре скажут о себе: это я только начинал с того, что матерился в эфире и швырял зеленку в детей, зато потом и депутатом был и генералом — и похоронят меня с почетным караулом.

27 апреля 2016

Не беда

Когда с пресловутого космодрома «Восточный» не удалось с первого раза запустить ракету, я не испытал ни малейшего злорадства. И мне совсем не хочется язвить по поводу того, что вот приехал Путин насладиться триумфом своего показательно проекта, а ему – фигушки. И вовсе нет желания брызгать от восторга гептилом, приговаривая, мол, вот оно – всё разворовали, так получите же — и поделом! Тома уголовных дел, из которых можно собрать неплохую библиотеку, креатив рабочих, которым не платили никаких денег и они выкладывали лозунги на крышах, чтобы крик их души было видно даже из космоса – не имеет это никакого отношения к отмене запуска. Можно только говорить о плохой карме и дурной репутации. Но это уже стереотипы нашего мышления. Но среди этих стереотипов есть и другие – действительно опасные.

В нас живет эта неистребимая традиция угождать начальству и стремиться любой ценой порадовать его. Раз приехал Путин – значит, надо покрасить траву, понатыкать искусственных березок, нарядить крестьян в новые косоворотки и дать каждому по самовару – и ракету непременно запустить! Готова, не готова – но запустить. Точно также необходимо непременно завершить работу к определенной торжественной дате. Готово, не готово – но к дате сделать. И не важно, что потом все нужно сто раз переделывать, что после юбилея или отъезда начальства ничего не будет работать – пыль в глаза пущена и фанфары порвали перепонки.

Поэтому во всей этой истории плохо не то, что ракета не полетела, а плохо то, что ее вообще решили запускать, хотя космодром фактически не построен и там работ еще не на один месяц. Смысл не в том, чтобы оттуда в принципе что-то запустить, а чтобы можно было запускать постоянно и по четкому графику. Этот как с трамваем или автобусом: никому не нужна пробная поездка, чтобы потом еще два года ходить пешком до работы – нужен работающий маршрут. Но на космодроме решили устроить шоу. Шоу не получилось. А что касается ракеты, то пуски отменяют регулярно и у нас и в Америке – да везде. Чем сложнее техника, тем выше вероятность, что «что-то пойдет не так». И лучше отложить запуск, чем вопреки всему его осуществить, а ракета со всеми спутниками разлетится к чертям. Аварии и нештатные ситуации будут всегда. Вопрос не в этом. Вопрос в том, чтобы количество аварий не выходило за пределы разумного и не мешало осуществлять задуманное. Но проверить мы это сможем, видимо, еще не скоро. Ведь прежде, чем начать торжественно запускать аппараты в космос с «Восточного», там неплохо бы завершить более прозаичные мероприятия.

Я люблю такие истории еще с детства, когда узнал, что никакой Октябрьской революции в России не было бы, если бы к нам не прибыл из-за границы запечатанный вагон, где скрывались Ленин и еще какие-то три еврея, которые на деньги германского кайзера это безобразие и устроили. И что если бы не деньги кайзера и не три еврея с Ильичем, то в нашей стране до сих пор все было бы хорошо, а какой-нибудь Николай Пятый правил нами мудро и уверенно.

Я считаю подобные сочинения унизительными для нашей страны. Мы считаем ее могучей, великой, способной одолеть любого врага и противостоять любым напастям, но всякий раз рассказываем народу страшные сказки про кучку проходимцев, которые по указке зарубежных покровителей пытаются такую супердержаву развалить. Что же это за страна такая великая, если развалить ее может кучка отщепенцев? Что же это за держава, которая так опасается каких-то мелкотравчатых лазутчиков?

При Сталине врали хотя бы более правдоподобно. Тогда врагов народа было много и чем дальше, тем больше. Но потом-то! То стиляги, то поэты-тунеядцы, то семеро человек, вышедших в 1968 на Красную площадь – со всеми боролись, всех ловили и подозревали в подрыве советского строя. А окончательно этот строй подорвали Горбачев, Яковлев и Шеварднадзе. Если бы не они – то и теперь Советский Союз продолжал бы существовать под управлением очередного генсека.

Настал черед России, которую разваливает Пятая колонна и англо-американский шпион Навальный. Но мне не дает покоя все тот же вопрос: чего бояться нам какого-то Навального, если минимум 86% россиян всё вокруг поддерживают и одобряют? Что же это за государство такое, если его способны развалить Навальный и еще три либерала? Может поэтому на подмогу внутренним врагам Генпрокурор Чайка подтянул еще и врагов внешних? Вариант с происками ЦРУ, видимо, показался ему слишком банальным. То ли дело «Правый сектор», который запрещен в России и который настолько страшен, что визитки Яроша даже в огне не горят! Вот этот «Сектор» и пытался устроить в России смуту. Движение, которое в самой Украине получило на выборах меньше 2%, в России, оказывается, готовило переворот. Страшно подумать, что было бы с нами, если бы бдительный Чайка не заблокировал бандеровские ресурсы в соцсетях. Видимо, все трое украинских националиста, проживающих в России, под руководством Яроша взяли бы штурмом Кремль. И поставили вместо Путина своего Мазепу.

Никак мне не понять этого странного парадокса. Своим противником государство объявляет статистическую погрешность, раздувает опасность до космических масштабов, а потом рапортует об обезвреживании. Видимо, в отсутствие реальных злодеев, приходится придумывать сказочных. А собственное безделье маскировать под кипучую деятельность, блокируя тысячами все подряд страницы в интернете и получая за это медали.

25 апреля 2016

Вдали от варежек

О том, что Интерпол может изменить свое отношение к Ходорковскому сообщают так, словно Интерпол уже выдал ордер на его арест. И не просто выдал, а уже поймал. И не просто поймал, а Ходорковского уже везут в Россию. И не просто везут в Россию, а он уже осужден на вечное заключение и вернулся в свою родную колонию шить теплые варежки. Хотя на данный момент Михал Борисыч также далек от пошива варежек, как и прежде. Собственно, разыскивать Ходорковского нет никакой нужды – они и не скрывается. Известно, где он живет, известно, чем он занимается. И понятно, что любое дело о преследовании Ходорковского в первую очередь будет политическим, и только уже потом уголовным. И для того, чтобы его действительно изловили и этапировали в Россию, должно что-то очень сильно поменяться в отношениях России и Западного мира. Хотя существует, конечно, и формальная сторона дела. До сих пор ведь Интерпол напрямую не посылал нас с нашими запросами куда подальше. Там ссылались на недостаточность информации и плохое оформление бумаг. И здесь тоже ничего не поменялось.

Я бы сам хотел, чтобы все бумаги, наконец, оформили правильно и сказали об участии Ходорковского в убийстве мэра Нефтеюганска Петухова что-то внятное. И мне приходится снова задавать те же самые вопросы, что и прежде: почему Ходорковского не судили за убийство, а судили за кражу нефти и мухлёж с налогами? Почему вся репрессивная машина государства за столько лет, приложив такие титанически усилия, не смогла ничего толком найти по делу Петухова, и была вынуждена сочинять истории разной степени веселости о мошенничестве ЮКОСа? Какие такие невероятные подробности вскрылись через 17 лет после гибели Петухова? И почему эти подробности возникли только после того, как Ходорковский вновь вернулся к общественно-политической деятельности? Эти же вопросы должен задать и Интерпол. И на них необходимо ответить, потому что если в Интерполе обнаружат хоть какую-то политическую мотивацию в деле, они автоматически прекратят преследование человека, точнее, по правилам организации просто не станут это преследование начинать. И сейчас для наших правоохранительных органов самым сложным будет именно сформулировать суть претензий и обвинений к Ходорковскому. Так, что бы они показались убедительными не только доверчивым россиянам, но и международной полиции. Но даже если сформулировать удастся, что крайне маловероятно, это, как я уже сказал, станет только первым шагом на пути, у которого, скорее всего не будет хорошего для России конца.

22 апреля 2016

Омбудсвумен-майор

Чтобы к этому потом не возвращаться, давайте сразу пошутим все смешные шутки про назначение уполномоченным по правам человека Татьяны Москальковой. Раз уж она генерал-майор МВД, то разумнее включить офис обмудсмена, точнее, омбудсвумен в состав Министерства внутренних дел. Возложим оперативную работу по защите прав человека на омоновцев-«космонавтов». А может вообще сделаем вместо Москальковой уполномоченным, простите за грубость, по правам человека генерала Золотова, который, собственно, будет заниматься тем же самым, но в ином, так сказать, разрезе. Добро же должно быть с кулаками, а кулаки у Золотова – ого-го! На самом деле, не важно, какое полицейское звание у Москальковой. Не будем разжигать ненависть по мотивам профессиональной розни. Генерал-майор не обязательно должен быть держимордой, как и омоновец – это не обязательно человек, избивающий дубиной всех подряд без жалости и сострадания. Важно, что думает о своей работе и какие задачи перед собой ставит вот эта конкретная женщина, Татьяна Николаевна Москалькова. Для начала она произнесла несколько правильных вещей про защиту стариков, инвалидов, людей в трудной жизненной ситуации.

ЖКХ, зарплаты, медицина – ну, в общем, все, что сказал бы любой вменяемый человек в своем первом слове на новом посту. Меня смутили только некоторые нюансы. Например, особый, как мне показалось, упор Татьяна Николаевна сделала на правах русских за рубежом. Не то чтобы меня это не волновало. И уж точно я не скажу, что не всегда русскоязычным гражданам приходится сладко в соседних странах. Но как бы ни вышло так, что о правах нескольких миллионов зарубежных русских станут печься больше, чем о правах 140 миллионов граждан РФ. У нас в принципе какая-то дальнозоркость развилась в политике. Что происходит в Европе, Америке, на Украине или в Прибалтике, мы хорошо видим и страшно беспокоимся, а про свои проблемы — в том же телевизоре — слышим редко. И если предчувствия не обманут, вполне может получиться так, что Москалькова уравновесит Памфилову.

Элла Александровна заменила Чурова, и получился ЦИК с человеческим лицом. А Татьяна Москалькова заменила Памфилову и получится омбудсвумен в погонах. Но в любом случае, даже самый распрекрасный уполномоченный в одиночку все наши права не защитит. Потому что нарушает эти права целая толпа разных крупных и мелких негодяев. В том числе люди, которые и по положению и по званию выше Москальковой. Само устройство жизни таково, что нарушать права человека в России куда проще, чем защищать. И работа уполномоченного сводится к разрешению самых вопиющих ситуаций и созданию или разрушению собственной репутации.

21 апреля 2016

Первопасха

В таких случаях я почему-то хочу разбудить Брежнева, чтобы он поглядел на все это. Не Ленина из Мавзолея, а именно Брежнева. Наверное, потому, что Ленин – это 50-летний дедушка из книжки, а Брежнев – это реальный генсек моего детства. Так вот в те не столь давние времена за свячение куличей и сырковой массы с изюмом в Пасху могли из комсомола исключить. А уж если кому в голову пришло вместо первомайской демонстрации пойти в церковь! Тогда лучше там, в церкви, и оставаться! Однажды, говорят, Пасха, действительно, как и нынче, совпала с Первомаем – ох нелегко было тем, кто вместо демонстрации направил свои стопы в храм принимать опиум для народа с яйцами в обнимку. Но нынче все поменялось! Теперь профсоюзы подстраивают план мероприятий под расписание молитв и крестного хода. Коммунисты, развернув знамена, крестятся наотмашь и с именем Ленина и Сталина идут причащаться и целовать крест. Лик Иисуса скоро станут рисовать в профиль – перед Марксом и Энгельсом. Зюганов называет Христа первым коммунистом и не краснеет в отличие от своего флага. В общем, совпадение светского календаря с церковным создало товарищам определенные проблемы. Ведь надо же как-то все совместить. И права трудящихся отстаивать и с куличами в храм успеть. И кое-кто, причем, если я правильно понял, таковых немало, решили, что в храм — важнее. Определенная логика в этом имеется.

В храме же не только можно в толкотне и суете подставить тело под размашистые движения батюшки и поймать на себя капли святой воды. Там можно и Господа попросить о чем-то. Не только пихаться, протягивая руку к бутылке кагора в обмен на мятые купюры, но и помолиться Всевышнему, чтоб хотя бы он защитил трудящихся и их права. Кого теперь просить-то трудящимся? Прямая Линия с Путиным была неделю назад – теперь только на Бога остается уповать. Какой толк в профсоюзных демонстрациях, если профсоюзы давно сами стали первыми помощниками хозяев. А профсоюзные начальники – такие же чиновники, не вылезающие из кожаных кабинетов и не влезающие своими лицами в кадр. Демонстрация – это рутина. Часто по разнарядке, по принуждению. А в храм с дарами, чтобы потом разговляться – это от души. Туда, пока еще никого не сгоняют под страхом увольнения или в обмен на отгулы. Демонстраций еще столько всяких будет, а Пасха – раз в году. Хотя при желании-то можно было бы успеть и туда и туда. Но говорят, что полиция не сможет обеспечить везде порядок. Но это, на мой взгляд, чисто проблема организации. Ведь можно сначала организованно пройти в церковь, а оттуда рядами и колоннами на шествие. Или наоборот – прошествовать, а потом с куличами к батюшке. И полицию с собой прихватить. Тем более что у полицейских тоже куличи и яйца имеются.

20 апреля 2016

Barvikha luxury выборы

У Эллы Памфиловой – первый тест. Если и не экзамен, то зачет уж точно. Деревенские выборы в России привлекают мало внимания – здесь и на федеральные-то многим плевать. Но ведь это была не простая деревня. Эта деревня – у кого надо деревня. Лакшери деревня! Деревня образцового быта и образцового содержания! Там и выборы должны были быть образцовыми.

Правда, образцы у всех разные. Нынче их задумали провести по старинке. Но маленько перебрали, скажем так. Если бы по итогам голосования местный деревенский избирком тихонечко пририсовал пару процентов кому положено и отнял процентов десять у кого следует – было бы в самый раз. Для верности можно было подтянуть к урнам пару автобусов дворников из Таджикистана. Дворники, они народ привычный, им и так и так к урне идти, и так и так бумажки собирать – не все ли равно какая урна и какие бумажки. Но когда мимо салонов «Гуччи» и «Мазерати» стройными рядами двинулись досрочно отдавать голоса так называемые «буряты»! Которые все вместе за всю жизнь не заработают хотя бы на один «Бентли», а «Прада» купить смогут, но один пиджак на всю общагу! Вот когда эти люди оказались избирателями Барвихи – тут уже все границы электорального стёба были нарушены.

Деревенский скандал получился всероссийским. Навальный психанул, а его кандидаты снялись. На следующий день выборы отменили вовсе. Есть ли связь между требованиями оппозиционных кандидатов и решением ЦИК? Думаю, что связи нет. Если бы очень потребовалось – никакие ультиматумы Навального никто слушать по обыкновению не стал бы. Но как верно замечено – такого у нас еще не было. Чтобы дуроплясные выборы признали контрафактом! Тогда может, есть связь между отменой выборов в Барвихе и назначением Эллы Памфиловой? Думаю, есть. Вряд ли Элла Александровна ожидала, что чудеса будут ожидать ее так скоро. Раньше лета, наверняка и не планировала окунаться в эти избирательные нечистоты. Но пришлось. И даже чуть не окунулась. Но вынырнула.

Доказала ли она свою принципиальность? Доказала. Однако этот зачет все же больше похож на «тренировку на кошках». Барвиха, хоть и самое крутое место, где живут самые лучшие люди страны, однако все-таки деревня. Для соблюдения приличий деревней можно и пожертвовать. Баллотировались там звезды местного значения. Для власти никакой потери не будет. В конце концов, в единый день голосования там проведут новые выборы – но тогда всем будет не до Барвихи, в том числе Памфиловой. И нет гарантий, что те же самые дворники не прибудут на участки снова, но тогда ловить их будет не досуг. Барвиха может быть временным тактическим отступлением.

Посмотрим, как новый ЦИК и Памфилова отреагируют, если безобразия повторятся в масштабах страны. Вот это будет уже не тест и даже не зачет. Это будет экзамен, причем, возможно сразу выпускной.

Дмитрий Анатольевич – как комик без улыбки. Вот, ей-богу. Выборы, говорит должны быть честными не только в смысле подсчета голосов, но и в смысле выполнения обещаний, данных избирателю. Не стану из деликатности уточнять у премьер-министра, всегда ли он давал только те обещания, какие мог выполнить и всегда ли выполнял те обещания, которые давал. Иногда, впрочем, лучше бы он соврал и вовсе не выполнял своих замыслов – но это к слову. А на практике пожелание Дмитрия Анатольевич так же неосуществимо, как и те самые предвыборные обещалки наших обещалкиных. Если быть совсем откровенным, то выборы – это игра с большим элементом лукавства и обмана. Выйдет кандидат и пообещает, что качество жизни людей не изменится, а доходы, в лучшем случае, вырастут на один процент.

В стране, где все потихонечку уползает вниз, это будет речь идеалистичного реалиста. Но кто за такого проголосует? Народ хочет услышать от кандидата, что жизнь улучшится быстро и круто. Что инфляция встанет, цены упадут, зарплату некуда будет складывать – вот это программа! Люди потому и слушают кандидатов, что хотят услышать красивую сказку и поверить, что еще успеют пожить припеваючи. Именно поэтому кандидаты и обманывают избирателей повсеместно с чистой совестью. И у нас, и не у нас. Да и как можно заранее знать, какие обещания выполнимы, а какие нет? Ну, кроме случаев очевидного вульгарного вранья. А так – может, человек искренне верил, строил планы, ну, маленько присочинил и приукрасил. А потом что-то не сложилось. За долгий срок полномочий вмешался мировой кризис, цунами или его личный цирроз печени – мало ли что может случиться в будущем, о чем мы даже не подозреваем в настоящем. Проблема не в том, какие обещания раздают кандидаты. В богатых и благополучных странах лапшу вешают едва ли меньше нашего, но почему-то живут там лучше, чем у нас. А происходит это по той причине, что у людей есть выбор как таковой. Они могут выбирать из толпы самых разнообразных краснобаев и выбрать того, кто соврет меньше.

А если он станет плохо работать, то через отмеренный ему срок просто выберут другого. Непрерывный процесс селекции и отбора в условиях настоящей конкуренции. А у нас что? Одна и та же колода лиц, представляющих одну и ту же компанию, перетасовывается полтора десятилетия, а кто-то уже четверть века. И весь смысл их существования не в том, чтобы исполнять какие-то обещания, а в том, чтобы и дальше сидеть на этих местах, а лучше даже найти места еще поизюмистее. Никакого отбора, кроме отрицательного. Никакой селекции, кроме той, что пропагандировал советский шарлатан Лысенко, который пытался вывести бесхвостую крысу и сажать арбузы в Подмосковье. И выбора никакого, кроме как между бегемотами и гиппопотамами из одной и той же партии. В этом проблема. А что уже они там обещают – дело десятое.

В некоторых странах уголовно преследуют за отрицание Холокоста или геноцида армян. А у нас, стало быть, будут преследовать за отрицание референдума в Крыму?

А нельзя ли узнать у милейшего Александра Ивановича Бастрыкина, в чем конкретно должно выражаться преступное отрицание, чтобы подлый гражданин непременно угодил за решетку или отправился рыть ямы? Вот что нужно сказать – что референдума не было? Или что на этом референдуме люди на самом деле проголосовали за перекапывание Перекопа и превращение Крыма в вольный остров? Чего нельзя отрицать-то?

Вот что на самом деле трудно отрицать, так это череду печальных обстоятельств, референдуму сопутствовавших. Сколько раз менялись сроки проведения! А как круто менялся вопрос, который собирались людям задать! Как между десантированием в Крыму российского спецназа и волеизъявлением прошло меньше трех недель! Россия больше всех шумела бы, если бы какая-то другая держава послала свой спецназ в другую страну, делая вид, что это не ее армия, а потом молниеносно организовала там референдум и забрала себе часть чужой территории.

Что тут можно отрицать? Или можно отрицать, что Украина не признавала, не признаёт и вряд ли признает итоги такого референдума? Или есть какие— то сомнения в том, как на этот референдум отреагировали в мире? Так чего нельзя отрицать-то?

Я не буду спорить с тем, что большинство граждан Крыма и Севастополя действительно хотели вернуться в состав России, и это очень важно. И этого я лично не отрицаю и не собираюсь отрицать. Но по форме это была кража. Кража у соседнего государства его территории.

Впрочем, Бастрыкин ведь не только про Крым говорит. Он хочет глобально бороться с отрицанием и фальсификациями каких-то событий. Ну, что ж, тогда после соответствующих поправок в законы нужно будет немедленно пересажать авторов десятков фильмов о войне. Вот выйдет в прокат героическая лента про 28 панфиловцев – с них и начать. Потому что так называемый подвиг панфиловцев – выдумка практически от начала до конца. Или мы будем бороться не со всеми фальсификациями, а только с теми, которые нам не нравятся?

У нас вот и выборы в Думу скоро. Как здорово было бы по аналогии с Крымским референдумом запретить отрицать итоги выборов в Думу. И всех, кто будет рассказывать про вбросы и «карусели» – немедленно брать под стражу. Тогда, кстати, можно и всех, кто ходил в разное время на Болотную повязать. Тут даже не придется придумывать байки про нападение на полицейских и тому подобное. Не нравятся человеку итоги выборов – сразу сажать.

Знаете: страшно даже не то, что такой высокопоставленный человек говорит такие вещи. Страшно то, что мы, в сущности, зависим лишь от того, насколько такие люди как Бастыркин способны убедить Путина в этих бреднях. Если они однажды уговорят его, нам всем тут будет весело.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире