oreh

Антон Орехъ

22 июня 2015

F

В Обществе защиты прав потребителей «Общественный контроль», конечно, бедовые ребята работают. Сперва добровольно согласились считать себя «иностранными агентами», теперь документально именуют Крым оккупированной территорией. Логично, если они вдогонку назовут Путина «тираном», а правящий режим «воровской шайкой».

Наверное, потребителям такая информация тоже будет полезна. Хотя и выглядит это как отчаянный политический жест. Но ведь и для простых граждан, потребляющий услуги, в памятке этой организации есть действительно немало полезного с практической точки зрения. Разумеется, представить себе, что в ближайшее время Крым вновь станет территорией Украины очень трудно. Сейчас трудно представить, что он вообще когда-нибудь вновь станет украинской территорией. Но в жизни всякое бывает. Точно так же невозможно было представить себе, что полуостров окажется в составе России. Еще за месяц до того, как это произошло, подобный расклад казался абсолютной фантазией. А получилось вон как.

Поэтому гражданам нелишне на всякий случай знать, что приобретенную недвижимость в случае чего могут отобрать. Что украинские правоохранительные органы действительно могут завести на вас уголовное дело и не дай бог вы потом окажетесь на территории Украины – сцапают за милую душу. Ну, мы же не воспринимаем это всё всерьез. Поехали в Крым, а потом так же спокойно и в Киев съездить можем – а там и попадемся.

И совершенно справедливо нас предостерегают от дорогих покупок на крымской земле. Купишь ценный гаджет, а он наверняка левый. Сломается левый гаджет и никто по гарантии его чинить не станет.

Жизнь состоит из мелочей, но мы о подобных вещах не думаем. Мы вообще полагаем, что все эти памятки и советы «иностранных агентов» - ерунда, потому что ничего с нами не случится и случиться не может. Что Крым – это Россия, и какая-то Украина ничего с этим поделать не в состоянии. Именно по этой причине, думаю, что мало кто действительно откажется от поездки в Крым, опасаясь для себя правовых последствий. И почти никто и в самом деле никак за такую поездку не поплатится. Но ведь общество потребителей всего лишь информирует нас о рисках. Даже если эти риски скорее теоретические. Информирует, публикуя перечень международных актов, которые были нарушены во время присоединения Крыма к России. Договоров, на которые мы просто махнули рукой. Так же, как теперь машем рукой, когда нас предупреждают о неприятных последствиях крымского отдыха.

Мы вообще так живем. На авось. Поступая не по закону и не по правилам, а по нашему собственному хотению. И нам до поры до времени действительно все сходит с рук. Но до поры до времени – это еще не значит, что никогда. Жизнь ведь не только хороша своей непредсказуемостью, но и страшна по той же причине.

19 июня 2015

В ИГИЛ! В ИГИЛ!

Новости последнего времени регулярно начинаются фразой: еще одна студентка предположительно отправилась в ИГИЛ. Звучит так, словно человек убыл в путешествие или в отпуск на турецкий курорт… Кемер, Белек, ИГИЛ… Мы всякий раз восклицаем, всплескиваем руками и реагируем на эту новость примерно также, как на очередное сообщение о подхватившем корейским коронавирус. Реагируем так, словно после первого заболевшего немедленно появятся миллионы, и человечество вымрет. Так, словно за одной, другой и третьей студентками в ИГИЛ переберутся все студентки России, а потом вернутся обратно и устроят здесь джихад. Нет, я не иронизирую по поводу террористической опасности. И безусловно я сочувствую близким тех молодых людей и девушек, кто выбрал этот во всех смыслах опасный и неправильный путь. Я говорю о другом.

Мы пытаемся в происходящем найти какую-то систему. Пытаемся найти причину, по которой все это происходит. И стоит только причину установить, как мы сможем все исправить и никто в ИГИЛ больше не поедет. Так вот я думаю, что это не так. Ехали, едут и будут ехать. В ИГИЛ, в Донбасс или какие-то другие места, которых мы пока еще даже не знаем. Будут вставать под знамена организаций, которые еще даже не созданы. Будут сражаться и погибать за идеи, которые еще даже не сформулированы. Еще нет ни идей, ни организаций, ни горячих точек на планете, но уже есть люди, которые туда поедут. Люди, которые еще сами не подозревают об этом. Потому что какой бы ни была идея – у нее всегда найдутся последователи. И всегда найдутся люди, которые на этой почве натурально свихнутся.

Мы живем в тотальном информационном обществе. Что бы ни случилось, через час об этом узнает весь мир. Неосторожное слово тиражируется миллионами ссылок. Неосторожный поступок разрушает карьеры и судьбы, потому что он стал известен повсюду. Про Исламское Государство слышали уже почти все. Борцы за веру, воины ислама. К тому же сражающиеся против Америки и Запада в целом. Конечно, у всего этого не могло не найтись последователей в нашей стране. А уж среди представителей южных регионов и мусульман тем более. А поскольку каждый отдельный случай обсуждается повсеместно в прессе, в эфире, на экране, то волей-неволей к этому привлекается дополнительное внимание. И жалеющих становится еще больше. И никакого общего рецепта решения этой проблемы нет. А есть ответственность конкретных родителей за своих детей. Есть бдительность друзей, которые могут вовремя заметить в своем товарище нехорошие наклонности. И есть умение спецслужб аккуратно послеживать за всякими вербовщиками, пропагандистами и резидентами. Полностью победить это явление невозможно. Но минимизировать потери - вполне.

18 июня 2015

Мысли на языке

Язык дан человеку не только для того, чтобы выражать свои мысли, но и для того, чтобы их скрывать. Когда Алексей Кудрин говорит о целесообразности досрочных президентских выборов – он, безусловно, свою истинную мысль скрывает. Ну, потому что никакого очевидного полезного смысла для страны в переносе выборов «на пораньше» нет.

Кудрин зачем-то приводит в пример Казахстан, где Назарбаева в стопятсотый раз выбрали президентом с результатом, близким к полному абсурду. И вот якобы после этой триумфальной победы Назарбаев предложил некий план удивительных реформ. То есть, по логике Кудрина, нам тоже надо провести досрочные выборы Путина Путиным на не помню уже какой по счету срок, чтобы он набрал там 97,7% и провозгласил свой план неслыханных преобразований.

Не знаю уж, какой там план у Назарбаева и почему Кудрин решил, что этот план приведет Казахстан на вершину мирового процветания, но применительно к России я не понимаю, какая вообще связь между Путиным, реформами и выборами. Путин 16 лет у власти. Если он действительно хотел проводить какие-то коренные структурные перемены, что мешало ему все эти годы хотя бы намекнуть, что у него есть такое желание? Что мешает ему начать эти реформы хоть завтра?

По графику выборы президента в 2018 году. Три года в запасе, времени навалом – что мешает? Или три года – слишком короткий срок для серьезных перемен? Американские президенты на четыре года избираются, и как-то никто в Штатах не говорит, что это мало. А у нас трех лет, оказывается, не хватает для того, чтобы просто начать что-то делать. Вообще, если говорить про Путина, то абсолютно очевидно, что править страной он намерен столько, сколько захочет – пока не надоест. И в этой связи нет никакой разницы, когда формально проводить перевыборы - завтра, будущей весной или через три года. А почему наоборот не отодвинуть выборы, чтоб продлить полномочия и дать Путину спокойно реформировать страну?

Всё дело в том, что никаких реформ Владимир Владимирович осуществлять не собирается. Во всяком случае, таких реформ, какие имеет в виду Кудрин. А вот преобразования иного рода наш президент проводить готов и уже их проводит. И никакие сроки выборов его не смущают. Всеобщая милитаризация экономики и общественной жизни. Государственный контроль над всеми сферами производства, политикой, гражданским обществом и отдельными гражданами. И если уж и нужны для чего-нибудь эти досрочные выборы, то лишь для того, чтобы дать Путину новый формальный срок правления прежде, чем положение страны усугубиться окончательно. Для этого сейчас точно также экстренно назначаются досрочные перевыборы губернаторов. Чтоб когда жареный петух начнет клеваться и рак засвистит на горе, законным путем власть поменять было уже невозможно.

Не-не-не, постойте-постойте! Это какое-то странное решение. Любому дураку ясно, что означает понятие «иностранный агент». Иностранный агент – это враг. Это тот, кто работает против своей, то есть нашей родины. Тот, кто действует против ее интересов в интересах чужой страны или группы стран. Это шпион. Это диверсант. Это преступник, который может быть хуже убийцы, потому что убийца отнимает жизнь у одного, в крайнем случае, у нескольких, а враг государства наносит удар по миллионам. Какого же наказания он заслуживает? Штраф? 300 тысяч штрафа для вражеского гнезда, спонсируемого миллиардером? 300 тысяч рублей – это 6 тысяч долларов. Да они столько на ужин могут потратить с чаевыми – и не заметят. Это не наказание – а насмешка. Мировой суд троллит Россию, подыгрывая ее недругам. Или я тут зря это всё нагнетаю? Да почему же зря?! Само понятие «иностранного агента» был введено умышленно – как клеймо. Именно для обозначения неких организаций как недружественных и подрывных. Это понятие однозначно трактуется нами с детства, когда мы смотрели фильмы про шпионов и разведчиков и читали про них книжки. Поэтому если государство так четко расставляет акценты, оно не может в качестве наказания выбирать какие-то чисто символические суммы. Для государства важен принцип. А принцип состоит в том, чтобы максимально воспрепятствовать деятельности таких организаций, а еще лучше на корню их деятельность пресечь.

Вот сейчас кто-то взаправду будет недоумевать по поводу мягкости решения. А кто-то негодует, что порядочнейшего человека и благотворителя Дмитрия Зимина и его фонд «Династия» действительно выставляют какими-то врагами. Но решение суда абсурдно лишь с точки зрения здравого смысла. А с точки зрения государственной логики – оно абсолютно оправдано. В вопросе об «иностранных агентах» не может быть исключений ни для кого. И Минюсту и суду, безусловно, понятно, что фонд «Династия» и господин Зимин никакого вреда стране не несли. Наоборот. Они стране помогали. Они делали работу, которую государство не могло или не хотело выполнять. Вместо торговли воздухом, вкладывали деньги в развитие интеллекта нации. Даже Путин сделал ремарку, что в отношении «Династии» перегнули палку. Но у этой машины нет заднего хода. Она не признает ошибок. Потому что если признать ошибку в одном деле, не дай бог подумают, что государство само по себе не безошибочно. Поэтому надо стоять до конца. Поэтому будут штрафы. Поэтому будут в телевизоре помоечные «расследования» про то, что этот Зимин, мол, всегда работал на заграницу. Поэтому пускай лучше не будет никакого фонда и никакой помощи от него – зато государство отстоит свою непогрешимость и решимость в борьбе со скверной.

16 июня 2015

Империя-зла!

Уверен, что народ с воодушевлением прослушал сообщение президента Путина о том, что мы вот-вот поставим 40 новейших баллистических ракет, которые пройдут через вражью ПВО как не фиг делать. Про новые узлы радиолокации, про особое внимание и особую приоритетность военной модернизации. А тут еще макет нашего ответа «Мистралю» показали, а тут и министерство обороны обещает не оставить без ответа американские планы по размещению новейших самолетов в Европе.

Все это говорит только об одном: клиент созрел! Мы полностью морально готовы к гонке. Да-да, я имею в виду ту самую гонку вооружений – и мы к ней готовы. И если Америка и НАТО не дураки, если у них хватит решимости и цинизма – то теперь у них есть способ нас победить. Переговоры и уговоры – это пустая трата времени. Санкции – пустое сотрясание воздуха. Все эти меры абсолютно неэффективны против России. Любое прямое давление на нас вызовет лишь усиление сопротивления и увеличит нашу неадекватность. Мы сделаемся еще упрямее и угрюмее. Иное дело, если вовлечь Россию в игру. В ту игру, в которую она сама с радостью сыграет. Паранойя и мания преследования, синдром защитников осажденной крепости – это всё про нас.

Мы сначала напридумывали всякой ерунды, а потом в нее с восторгом поверили. Мы ждем нападения врагов, мы готовимся дать отпор, мы вооружаемся до зубов, мы готовы снять последнюю рубашку и отдать последнюю копейку ради укрепления обороноспособности. Так почему бы не помочь нам в этом рвении? Почему не подыграть русским, если они сами этого хотят? Разместить какие-нибудь самолеты в Европе, танки в Прибалтику ввести, ракет всяких понаставить, учения провести. А лучше всего – придумать масштабнейшую программу создания военно-космических сил. И всё! Дело считай что сделано. Русские будут отвечать ударом на удар. Будут тоже строить танки и самолеты, новые ракеты, противокосмическую оборону. Во времена моего детства всё это уже было.

Мы ввели войска в Афганистан, мы потратили миллионы на олимпиаду, американцы разместили в Европе «Першинги» и запустили проект СОИ – так называемых «Звездных войн». Рейган назвал Советский Союз Империей Зла. И наша империя была действительно очень на Рейгана зла. И самозабвенно вовлеклась в это дикое состязание. Параллельно воюя в Афгане, параллельно проводя Олимпийские Игры. А тут еще и нефть, зараза, подешевела… И нашей страны не стало. И сейчас всё готово к тому, чтобы снять тот же самый блокбастер повторно. Только уже по современным технологиям, со всеми спецэффектами и прибамбасами. И мы готовы вновь сыграть эту роль. Осталось выяснить, готовы ли они. Хватит ли у Америки и НАТО решимости и цинизма.

Я ничего не понимаю с этими досрочными выборами в Думу. Почему люди с такой страстью и единодушием стремятся поскорее завершить свою работу там, куда прежде всеми силами стремились попасть? А эти депутаты аж за полтора года до выборов спят и видят как бы им побыстрее избавиться от бремени служения народу. Это как же надо не любить свою работу, чтобы за полтора года планировать развод с ней!

Но, в конце концов, раз им так хочется — пускай уходят. Я был бы не против, если бы они отчалили не в сентябре 2016-го, а сентябре 2015-го года. Да вообще хоть завтра ступайте на все четыре стороны.

Проблема в том, что ребята не хотят уходить с пустыми руками. Они хотят уйти с компенсацией! И компенсировать им могут более 700 миллионов рублей! Помнится перенос выборов объясняли соображениями экономии. Ничего себе экономия! Сотни миллионов рублей выкинуть и назвать это экономией.

Но я понять не могу, с какой стати эти миллионы вообще должны выплачиваться! Если это компенсация, то компенсация чего? Что и кому за эти деньги компенсируют?

Если я увольняюсь с работы по собственному желанию, мне никто не будет платить деньги за три месяца. А депутаты сокращают срок своей работы сами, добровольно, именно что по собственному желанию. И не только не смущаются требовать за это деньги, но еще и рассуждают, какие социальные блага им неплохо бы иметь. Поликлиники всякие, санатории, квартиры служебные и далее по бесконечному списку.

Я понимаю это так, что депутаты получат привилегии, каких не имеет никто из их избирателей. И они еще нас успокаивают, мол, не волнуйтесь, никаких золотых парашютов мы себе не дадим. А могли, то есть, и парашюты дать? Чтобы с этими парашютами благополучно и патриотично десантироваться на далеких райских островах или пляжах ненавистной Америки?

Эти бедные, как церковные крысы и несчастные, как дети Африки люди, пришли в Думу с улицы, в лохмотьях, с переметной сумой. И уйдут из Думы буквально в никуда. Им придется жить на вокзалах, зарабатывая игрой на гармошке. Только так я могу объяснить желание не просто сбежать с работы пораньше, но еще и получить за это по полтора миллиона рублей на брата.

Впрочем, возможно гнев мой совершенно напрасен. Ведь эти слуги народа сделали важную оговорку. Компенсацию заплатят только тем, кто не сможет переизбраться. Но в нашей электорально продвинутой стране, где явка может доходить до 146%, а за кандидата или партию могут проголосовать 99%, чтобы потерять мандат надо очень сильно постараться.

И вот этим бедолагам, которые так и не научились квалифицированно угождать начальству и старательно колебаться с линией партии, действительно следует заплатить компенсации, а также назначить бессрочное санаторно-курортное обслуживание.

Никому не удастся нас перекодировать и переделать под свои форматы. Если не знать, кто и по какому поводу говорил эти слова, можно подумать, что это компьютерщики говорят на своем, только им понятном языке. Или борцы с нелегальным скачиванием контента гордятся своими антипиратскими достижениями. Или наркологи, наконец, придумали универсальную «торпеду», чтобы ни один алкаш не смог раскодироваться и присосаться к пол-литре. Но слова эти говорил не нарколог и не системный администратор. Говорил их наш президент, вручая госпремии по случаю Дня России. И добавлял, что нас невозможно оторвать от родных корней и истоков. Тут Владимир Владимирович уже заговорил на языке садоводов и мелиораторов. Знаете, друзья – у меня есть одна мечта. Я хочу уже увидеть этих людей. Вот тех самых, о ком говорит Владимир Владимирович. О ком говорят и многие другие наши государственные патриоты. Тех людей, чьи имена и адреса не называются, но которые нависли над нами зловещей тенью. Эти люди каждую минуту думают о том, чтобы оторвать нас к чертовой бабушке от корней. Чтобы вцепиться в нас всеми шестью лапами и оторвать нас от истоков. Чтобы подкрасться к нам, пока мы спим, утратив бдительность, подсоединить к нам провода и разъемы и начать нас то ли кодировать, то ли раскодировать, то ли перекодировать. Чтобы проснулись мы уже в каком-то другом формате, вдали от истоков и с оторванными корнями.

Я хочу уже увидать, наконец, этих злых людей, чьи планы никак не воплотятся в реальность, потому что мы этим планам стойко противостоим. Кто они? Американцы? Обама-ЧМО? Псаки-дура? Жиды? Масоны? Жидо-масоны? Бандеровцы? Жидо-бандеровцы? Педерасты? Либертарианцы? Пятая колонна? Бородатые женщины? Или все сразу? Кто эти враги – скажите нам! Издайте брошюру с подробным описанием и обяжите нас выучить ее наизусть! Я вот подозреваю, что для того, чтобы увидеть этого страшного ворога, мастера кодировки и отрывания от истоков, большинству из нас достаточно поглядеть в зеркало и громко произнести собственное имя. Никто другой – а именно мы закодировали себя и забыли порядок цифр. Именно мы сперва встали с колен, а потом оторвались и от земли и от реальности, и теперь нет у нас ни корней, ни истоков. И формат, в котором мы живем, уже давным-давно не понятен никому – даже нам самим. Мы существуем в придуманной реальности, бьемся с воображаемыми врагами, гордимся достижениями, к которым не имеем никакого отношения, приписывая себе победы уже даже не отцов, а прадедов. И попутно отмечаем праздник. 25-ый год отмечаем, но большинство из нас до сих пор не знают, как он называется и в честь чего мы гуляем три дня плюс короткий четверг. Закодированные, отформатированные, с корнями и истоками со всех сторон.

11 июня 2015

Варвара из ИГИЛ

Показательно, конечно, что мы так подробно следим за судьбой Варвары Карауловой, так пристально освещаем все этапы ее пути в ИГИЛ и возвращения на родину, с привлечением психологов, юристов, педагогов, экспертов-востоковедов и специалистов по исламу – а в это же самое время в Донбассе находятся сотни, тысячи наших соотечественников. Быть может, в эту же саму минуту очередной автобус или грузовик с ними спокойно пересекает российско-украинскую границу. В сущности эти наши, так сказать, добровольцы, едут туда с той же целью, с какой предположительно направлялась в свое путешествие Варвара. Но их перемещения мы почему-то не отслеживаем, не разбираем каждое дело персонально, никого не вызываем в полицию для опроса и вообще делаем вид, что ничего страшного не происходит.

Но это я так, к слову. А Варвару жалко. Жалко в любом случае. Жалко, если ее одурманили, накачали препаратами или загадили сознание радикальной пропагандой. Жалко, если она приняла решение отправиться к террористам по собственной воле, всё взвесив и сделав такой прискорбный выбор. Но, пожалев девушку, чего с ней теперь-то сделать нужно? В тюрьму посадить? Или погрозить пальцем и отпустить с миром, рассудив, что она и так уже натерпелась и это станет ей уроком?

Вот я думаю, что Варвара Караулова – в первую очередь ценный свидетель и информатор. Человек, который способен дать ниточку, потянув за которую, можно раскрутить, наверное, целую террористическую ячейку. И не только спасти от вербовки еще кого-то, но и вполне возможно, предотвратить теракты на нашей, российской территории. А там уж надо смотреть, что и как делала сама Варвара.

Мы же, по сути, толком про нее ничего не знаем. Кроме того, что девушке 19 лет и ее так и хочется назвать молоденькой и глупенькой. И еще, конечно, после истории с Варварой могут насторожиться миллионы родителей наших подростков. Одно дело, когда к исламистам попадают молодые люди с Кавказа – это хотя бы теоретически понятно. Другое дело, когда в ИГИЛ отправляется русская девочка со второго курса МГУ. И здесь бессмысленно апеллировать к государству. За нашими детьми должны следить не университет, не школа и не абстрактная страна – а мама с папой. Которые оставили в мозгу своего ребенка пустые места, на которые плохие люди положили плохие идеи.

Государству же в этой истории просто надо быть честным. И не делить людей на тех, кто едет воевать за торжество какого-то русского мира и тех, кто едет воевать за Исламское Государство. И те, и другие едут убивать. И те и другие едут сражаться за фальшивые идеи. А значит, разницу между ними видят только пропагандисты.

Смертность у нас, оказывается, увеличилась в стране — какой сюрприз. Мы-то полагали, что под мудрым руководством президента и правительства семимильными шагами приближаемся к практическому бессмертию, а тут вона как! У некоторых Айболитов до семи покойников в неделю. Так может, это и не совсем врачи? Может они представители какой-то противоположной профессии? По семь-то человек в неделю! Вот и Дмитрий Анатольевич предлагает бороться со смертностью путем уголовного преследования горе-докторов. Тюрьма нас исцелит. Посадим конкретного врача — спасем семь жизней. Если пересажаем всех врачей — умирать перестанут вовсе. Может попутно и рождаемость повысится. Вообще, это наш старый и проверенный способ решения любой проблемы: чуть что — пугать наказанием вплоть до уголовного. Считается, что страх — это лучший стимул к добросовестному труду. Ну, и станет ли врач лучше работать, если будет знать, что в случае чего выговором не отделается? На этот вопрос есть точный ответ. Ответ этот содержится в старой как сама медицина поговорке, что у любого врача за спиной есть свое маленькое кладбище. Любой врач рано или поздно ошибется. Поставит неверный диагноз, не распознает вовремя симптомов, назначит неверное лечение. Просто потому, что врач — тоже человек, а человеку свойственно ошибаться. Бывают одинаковые диагнозы, но нет одинаковых больных. Поэтому уголовно наказывать докторов можно всего лишь в двух случаях: когда врач умышленно отправляет пациента на тот свет или когда проявляет то, что называется преступной халатностью — то есть может помочь, но не хочет, уходит, махнув рукой. Однако делать врача крайним потенциально в любом случае — это безумие. Потому что мы начнем терять уже врачей. Я вспомню и другую старую поговорку: прежде, чем спрашивать — создай условия. Прежде, чем пересажать докторов и переодеть их из белых халатов в полосатые робы, скажите: а сама-то наша медицина как себя чувствует? Как можно поставить верный диагноз, если большинство медицинских учреждений не имеют всего необходимого оборудования? Как можно спасать людей, если сами больницы находятся за десятки километров от больных? Если лечить вынуждены не те специалисты, которые нужны, а те, кто остались? Если отечественные лекарства, как говорил еще Жванецкий, не только не убивают микроба, но еще и с ним сотрудничают, а импортные лекарства по какому-то странному совпадению подорожали вместе с валютой, на которую они закупаются? Разве то, что я сейчас говорю, для кого-то новость? А чего тогда удивляться? А случайно ли рост смертности совпадает с началом мутных реформ по оптимизации здравоохранения? С урезанием всех расходов, кроме оборонных? Ну, так может не врачей уже пора начать сажать за гибель пациентов, а каких-то других людей, на вид благополучных и здоровых. И мне кажется, что Дмитрий Анатольевич с этими людьми прекрасно знаком.

09 июня 2015

Вместо Феликса

Даже самым наивным гражданам уже стало понятно, что памятник князю Владимиру на Воробьевых горах – это пародия на памятник тому же князю, но в Киеве на Владимирской горке. Бандеровский князь смотрит на Днепр, наш князь должен смотреть на Москву – на реку и город. Правда того, фашистского-американского князя соорудили совместными усилиями титаны ваяния Клодт, Демут-Малиновский и Тон, а нашего князя-патриота изготовят, ну, скажем так, мастера попроще.

Зато имена у них наверняка будут более русско-православными – не Клодт, не Тон и уж точно не Демут. А главное, наш Владимир будет больше киевского метроВ на пять точно! Того, что в Москве замышляется именно пародия, авторы замысла, разумеется, не осознавали. Им эта мысль казалась невероятно свежей, незаёмной.

Вот если бы еще не опасность, что пародия превратится в траги-фарс - ведь на склоне Воробьевых гор лучше вовсе ничего не строить. Там что не построишь, тут же начинает в речку сползать. Воздвижение монумента князю стало напоминать сооружение сочинских олимпийских трамплинов, которые тоже норовили куда-то уползти вниз по склону. Но нынче, как я понимаю, величественная идея памятника Святому Владимиру претерпевает изменения. И это удивляет меня куда больше, чем его исполинские размеры и фантастические сметы проекта. Подумаешь склон и оползень! Подумаешь заказник! Подумаешь виды на столицу и университет! Ничто не должно мешать торжеству духовных скреп в промышленных масштабах.

Поэтому я думаю, что с переносом памятника не всё так просто. И уже есть несколько прекрасных альтернатив. Например, в каждом столичном округе поставить по Князю. Ведь как бы ни был велик памятник, но видно отовсюду его все равно не будет. Останкинскую башню – и ту видно не по всей Москве. Значит, каждый столичный округ должен иметь своего Владимира по 30 метров высотой. Кроме того, можно поставить Владимиров поменьше у здания каждой префектуры. И совсем маленьких владимирчиков у каждого подъезда.

Предлагали еще передвижного Владимира, который перемещался бы из района в район – туда, где у возликовавших граждан была бы особая потребность в духовном обогащении. Но данная затея представляется мне все-таки слишком сложной к исполнению. Ведь потребность может возникнуть одновременно в разных местах и придется монумент непрерывно возить взад вперед, усугубляя дорожную обстановку и пугая детей. Проще потратить 400 миллионов на укрепление склона Воробьевых гор. А вообще, если говорить до крайности серьезно, то место для такого памятника есть. Если уж очень хочется поставить Князя – поставьте его на Лубянке на бывшее место Феликса. Место это - мрачное и грешное - давно уже пора освятить, осенить крестом и окропить святой водой, изгнав оттуда бесов и демонов.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире