oreh

Антон Орехъ

30 января 2015

F
30 января 2015

Дяди со спичками

Взрослые дяди играют со спичками. Мы тут давеча решили над Ла-Маншем полетать на стратегических бомбардировщиках, а в ответ на вопрос, мол, чего это вы летаете, ответили: а чего бы не полетать? Могли бы и пассажиров прихватить, пролетая по утвержденным международным маршрутам, но пока вот не наладили еще продажу билетов на бомбардировщики, надо с «Аэрофлотом» обговорить эту идею. Натовские дяди, не будь дураки, как бы невзначай доложили о создании всего-то навсего шести пунктов быстрого реагирования в Восточной Европе. Ну, мало ли что случится – а им будет, откуда реагировать. Но вы не подумайте ничего плохого! А наши дяденьки с лампасами опять же про между прочим проинформировали, что свежепринятый план деятельности Минобороны уже корректируется в целях наращивания боевой мощи в непростой внешнеполитической обстановке.

Если вы вдруг пропустили что-то, то я вам скажу, что расходы на оборону – единственная серьезная статья государственных трат, которая не подвергнется урезанию. Ну, что – поиграем дальше? Полетаем над Ла-Маншем, укрепим арктическую группировку, испытаем новейшие системы вооружений где-нибудь в районе Мариуполя? Тут может быть несколько версий. Либо наших руководителей и подчиненных им генералов взаправду охватила паранойя и они всерьез готовятся к войне, а НАТО охватила встречная паника и они готовятся к отражению страшной русской агрессии, либо одна из сторон умело симулирует сумасшествие.
Нет, безусловно, существует вариант, что это Запад готовится на нас напасть, отобрать Сибирь, угнать в плен наших женщин и поднять над Кремлем фашистское знамя, но рассмотрение этого варианта я оставлю аналитикам федеральных каналов. Так вот либо здесь взаимное умопомрачение, либо кто-то валяет дурака, играя с огнем.

Мы можем сколько угодно успокаивать не пойми кого словами, что не собираемся участвовать в гонке вооружений, но по факту мы в ней участвуем. В условиях тяжелого экономического кризиса мы жертвуем всем, кроме милитаризации. Наша национальная идея сейчас сформировалась и это идея осажденной крепости. Конечно, для Европы с Америкой гонка вооружений тоже не лучшее решение, но штука в том, что ресурсы у нас абсолютно разные. Для их экономики такие военные расходы – это как ОРЗ, а для нас такие расходы могут обернуться смертельным недугом.

Был бы жив Советский Союз, он бы рассказал, чем заканчивается гонка вооружение. СССР вел эту гонку несколько десятилетий и с грохотом рухнул. И все, что мы сейчас переживаем – это в том числе и последствия того крушения. Только нынче длинной гонки не получится. Будет спринт. И если НАТО хочет раздербанить Россию, то им не санкции надо применять, а начать провоцировать нас военными затеями. Если же мы сами их будем провоцировать, то, своими ногами к обрыву притопаем. Может уже отобрать кое у кого спички?

29 января 2015

Измена!

Фантастическая история, конечно. Женщина, мать семерых детей, услыхала в маршрутке разговор военного и поняла по его разговору, что их часть отправляют в Донбасс. А что часть опустела в те дни, она и сама заметила. И позвонила Светлана Давыдова в украинское посольство. И теперь бедолагу Светлану Давыдову держат в СИЗО, и обвиняют в государственной измене.

Прежде чем мы выразим восхищение или пригвоздим к позорному столбу эту женщину, давайте поставим себя на ее место. А как поступили бы мы? Если вы симпатизируете ополченцам ДНР и поддерживаете политику партии и правительства, то скорее всего, вы вообще никак не поступили бы, а ехали бы и ехали дальше на этой маршрутке, а потом занимались своими делами, смотрели телевизор и проклинали хунту. А если вам не по душе вся эта затея на Украине – тогда как?

Я, честно скажу, в украинское посольство звонить бы не стал. На Украине и так знают, что против них воюют не только романтики и реконструкторы, но и самые настоящие российские войска. Для Украины здесь нет секрета. И украинцам подобная информация ничего не прибавит – даже в военном смысле.

О том, что наши солдаты отправляются воевать в соседней стране, куда важнее знать нам! Потому что большинство наших соотечественников действительно принимает за чистую монету все эти байки про добровольцев, отпускников, бессребреников и тому подобное. Именно гражданам России в первую очередь надо точно знать о том, что власти врут, что российская армия воюет на Украине и что наши солдаты погибают там, а их потом еще и хоронят тайно, закапывая как собак по ночам в могилы без имен и фамилий или рассказывая, что погибли они на учениях. Их гибель не назовут подвигом, а скажут как когда-то говорили родным погибших в Афганистане: мы вашего сына туда не посылали.

Так что Светлане Давыдовой надо было искать газету, радиостанцию, телеканал, сайт – в общем, любой способ сделать эту историю гласной и максимально публичной. Но она выбрала другой путь. И теперь ее считают изменницей.

Но если дело реально дойдет до суда, то что же тогда получается? Значит, если Давыдова сказала про российских солдат, которых отправили на Украину и ее за это судят, значит, она сказала правду? Значит, действительно солдат туда отправляют? Потому что если все это вымысел, то какая же тут измена? Это была бы клевета, а не измена. Изменой можно считать разглашение реальных секретов, а не распространение слухов.

И кстати: а тот вояка, который государственную тайну растрепал – его не хотят разыскать и наказать? Или ему медаль за героизм дадут, пока мать семерых детей в СИЗО будет отдыхать?
28 января 2015

Дума дю Солей

Я давно уже предлагаю начать продавать билеты на заседания Госдумы в театральных кассах и включить нижнюю палату в состав Госцирка на правах крупнейшего филиала. Устраивать гастрольные туры, показывать отрывки заседаний на федеральных каналах, чтобы народ понял, где настоящий юмор, ржач и укатайка. И когда к нам приедет с очередными представлениями «Цирк дю Солей», то зал окажется полупустым. Дю Солею нечего делать там, где кувыркаются, резвятся и зажигают депутаты-акробаты.

На сей раз с Охотного ряда решили дать асимметричный ответ Европе по вопросу так называемой аннексии Крыма. Нашим ответом ихним чемберленам и меркелям станет признание объединения Германии аннексией ГДР со стороны ФРГ.

И, в общем, наше остроумие не лишено оснований. В самом деле: Крым вошел в состав России на основании референдума и решения 97%, проголосовавших за такое присоединение. А ГДР присоединилась к ФРГ на основании всего лишь межгосударственного договора. До этого, правда был еще один договор — с участием четырех стран-победительниц во Второй мировой войны. То есть в аннексии ГДР активно поучаствовал и Советский Союз, а значит и его правопреемница Россия — но не будем утомлять депутатов этими незначительными подробностями.

В главном они правы. В Германии было действительно не так как в Крыму. В Берлине не высаживались неопознанные вооруженные люди, не блокировали аэропорт и все органы власти. Эти люди не называли себя силами самообороны, а на самом деле не были спецназом ФРГ.

Парламент ГДР действительно не смог всего лишь за сутки после появления «вежливых людей» внезапно назначить референдум. А потом еще через пару дней оставить на подготовку голосования всего один месяц. А потом назначить референдум и вовсе прямо через десять дней при совершенно другой формулировке вопросов.

Западногерманскому парламенту не потребовалось всего двух дней, чтобы подготовить своими решениями правовую базу для аннексии ГДР. А западногерманскому спецназу не пришлось силой сгонять гдр-овских депутатов, чтобы они проголосовали за присоединение к ФРГ.

И, безусловно, 97% проголосовавших за воссоединение страны в 1990 году тоже не было. И быть не могло. Там и сегодня отнюдь не все довольны, что так вышло. Поэтому факт аннексии ГДР очевиден, но я бы поставил вопрос жестче. И потребовал провести обратное разъединение.

Жалко старик Хонеккер помер — он мог бы снова возглавить Восточную Германию. Надо срочно подобрать подходящего кандидата. А то еще чего доброго Германию разъединят, проведут в восстановленной ГДР выборы и выберут там канцлером Меркель. Она, как-никак, местная, с Востока. Вот будет номер.

Украина признала Россию агрессором. Как говорится, не прошло и года. Само по себе признание агрессором страны, с которой все последние месяцы воюешь — так себе сенсация. Признать масло масляным, а ночь тёмной. В юридическом смысле это ничуть не более ценно, чем многочисленные дела, возбуждаемые нашими следователями по следам смертоубийства в Донбассе.

Вот если агрессором Россию признают международные организации — вот тогда дело действительно примет новый оборот. Поэтому в решении украинских депутатов куда интереснее выглядит второй, так сказать, пункт. Они признают террористами ДНР и ЛНР.

Здесь тот случай, когда вопрос формулировок очень важен. Потому что самопровозглашенные республики до сих пор фактически участвовали не только в боевых действиях, но и в переговорах о прекращении огня. Подписывались бумаги, проводились линии разграничения. Безо всякого удовольствия, но Украина признавала ДНР и ЛНР сторонами конфликта и, так или иначе, вела с ними какой-никакой, но диалог.

Их можно было бы назвать бунтовщиками, мятежниками, сепаратистами — и, кстати, любое из этих названий нравится мне больше, чем террористы.

Но главное состоит в том, что с мятежниками, сепаратистами, бунтовщиками, повстанцами, добровольцами — со всеми ними можно вести переговоры. А вот с террористами переговоров на государственном уровне обычно не ведут. Террористов уничтожают.

Бывает, что приходится временно идти им на уступки, чтобы спасти жизни конкретных людей, но конечная цель не меняется — террористов быть не должно, существовать с ними мирно, как ни в чем не бывало — невозможно. Потому что террористы к мирной жизни непригодны. Они потому и являются террористами, что убивают и калечат и в этом видят смысл своей деятельности.

Означает ли объявление ДНР и ЛНР террористическими организациями отказ Украины от переговоров с этими людьми и намерение непременно их уничтожить?

Тут от слов необходимо переходить к действиям как можно скорее. Объявить террористами, а разбирательство отложить на бог знает какой срок — это странно.

При этом понятно, что для скорой военной победы сил Украина просто не имеет. Однако и рассчитывать на серьезную именно военную помощь от других стран тоже не приходится. Но тогда уже просто непонятно, чем, кроме сотрясания воздуха может обернуться громкое символическое решение Верховной Рады. Объявили масло масляным, но съесть это масло не могут.

Первый номер Charlie Hebdo после расстрела редакции вышел невероятным рекордным тиражом. Миллионы экземпляров расхватывали в считанные минуты и те, кто покупали еженедельник, видели на первой полосе рисунок. Мужчина условно похожий на Пророка держит в руках плакат «Я — Шарли» и рядом подпись «Всё прощено».

По-моему, рисунок гениальный. Гораздо более мощный, чем привычные карикатуры этого издания и его даже карикатурой назвать нельзя.

Я специально так подробно описываю это известное изображение, потому что я фактически описываю вам состав преступления. Именно за это изображение теперь предупредили газету РБК, а кроме нее за публикацию так называемых карикатур желтые карточки схватил еще десяток СМИ.

Я говорю все эти слова и думаю про себя: а не является ли то, что я сейчас делаю, также разжиганием розни и оскорблением чувств верующих? Ведь я упоминаю французский еженедельник, а его название само по себе связано с карикатурами на Пророка, а карикатуры на Пророка считаются оскорбительными. И это словесное упоминание может вызывать у верующих негативный ассоциативный ряд. Сообщения в новостных выпусках, так или иначе касающиеся Charlie Hebdo способны вызывать такие же оскорбительные ассоциации.

Не станет ли это при случае поводом для взысканий?
Я не шучу — это вполне реальная вещь. Ведь штука-то в том, что большинство возмущенных мусульман этих карикатур не видели! Им про них рассказали! Им, в конце концов, религиозные чувства не позволили бы даже взглянуть на подобные рисунки. То есть гнев их был вызван не самими карикатурами, а пересказами!

Между прочим, газета РБК карикатур тоже не перепечатывала — там было фото пачки свежих экземпляров Charlie Hebdo, готовых к продаже. Конечно, на фотографии видно саму картинку, но с такой логикой можно продвинуться бесконечно далеко.

Если бы фотография этой газетной кипы была сделана с большего расстояния, то кто-то мог бы разглядеть ее в увеличительное стекло и почувствовать себя оскорбленным. Кто-то распознал бы нехороший замысел на странице, сложенной пополам, додумав остальное. Какие-то вещи порою попадают в кадр по чистой случайности. Является ли все это намеренным разжиганием и оскорблением?

Занятно и другое. Я изображение этого номера Charlie Hebdo видел совершенно точно не в РБК. Ни электронного периодического издания «Век», ни «Мурманского вестника», ни прочих предупрежденных изданий я сроду ни читал и в руках не держал. Я видел нехороший рисунок на экране телевизора. Но телевизор никак не наказан. Получается, что санкции какие-то выборочные.

В этом и кроется опасность наказаний по таким поводам, как этот. Четкого критерия нет и быть не может. Зато для произвольной трактовки имеется широчайшее поле. А карикатуры становятся простым поводом для нужных решений.

Я не знаю даже, что бесит меня больше: когда в Екатеринбурге какой-то фраер из «Единой России» говорит нам, что в кризис надо меньше есть или когда в Давосе много правильных и откровенных слов говорит нам вице-премьер Шувалов, все равно призывающий нас к терпению в нелегкие времена. Потому что глупости, сказанные каким-то местечковым мужиком, остаются местечковыми глупостями в стране Дураков. А вот концептуальные речи далеко не последнего в стране человека – совсем другая история.

Шуваловское выступление местами было очень похоже на откровения Грефа и Улюкаева на Гайдаровском форуме. Нам прямо говорят, что страна в кризисе и что это не шутки. Что без реформ никуда. Что если нефть снова подорожает, то мы опять забьем на все и станем прожирать нефтяные деньги, как прожирали их все эти годы. Столько верного сказано. Но с каждой правильной фразой злоба моя закипала всё сильнее. Какого лешего я должен всё это слушать! Это я могу выйти на трибуну перед правительством и сказать: разуйте глаза! Страна залезает в задницу и залезает надолго! Вы и ваша власть за все эти годы не сделали ни черта, чтобы что-то изменить в экономической системе, а если что-то меняли, то получалось только хуже. Реформы нам нужны не завтра и даже не сегодня – они нужны были позапозавчера.

Вот я или кто-то из вас имеет полное право сказать такое Шувалову и прочим вождям вплоть до непогрешимого Владимира Владимировича. А когда Шувалов говорит это нам, у меня лишь один вопрос: чем вы занимались всё это время и почему вы до сих пор еще чем-то руководите? Если нужны реформы – так чего же не реформируете? Если для построения демократии западного типа нужны десятилетия – так почему же мы не начали строить 15 лет назад? Теперь дорога к демократии была бы намного короче. Есть ли у вас вообще какой-то план? Стратегия, концепция или, как вы любите выражаться, «дорожная карта»? К чему все эти зловещие констатации, если мы с вами знаем о реальной жизни куда больше любого вице-премьера? Западной публике в Давосе это может и любопытно, но живем-то в России мы.

В сухом же остатке, как я понял, план прост: надо потерпеть, ужаться, начать экономить. Вот как мило-то! Боюсь, у миллионов рядовых граждан просто не будет выбора экономить или не экономить, если зарплаты станет едва хватать на самое необходимое и дай бог, чтобы зарплату вообще платили. Меня интересует, как и на чем станут экономить те, кто призывает нас к терпению. Хотел бы я посмотреть, как члены правительства и депутаты начнут экономить электричество и чистить зубы в темноте. Как пойдут всей Думой за жратвой в магазин «Монетка». Как поедут в плацкарте вместо того, чтобы лететь бизнес-классом. Как съедут из не пойми на какие шиши приобретенных апартаментов в панельные дома.

Просто я подозреваю, что те, кто призывают к терпению и ограничениям, сами ни терпеть, ни ограничивать себя ни в чем не станут. А должны будем, затянув пояса и положив зубы на полку, в патриотическом экстазе сплачиваться вокруг них мы.

22 января 2015

Дума Патриарха

С точки зрения церкви и людей верующих, аборт – это грех. С точки зрения людей, не исповедующих никакой религии, аборт – это медицинская процедура. Это не значит, что неверующий человек воспринимает это процедуру как нечто вроде удаления зуба. Чаще всего это непростое и даже трагическое решение. Но в целом то, что с религиозной точки зрения – безусловное зло, с точки зрения светской – повод для дискуссий и вопрос свободного выбора. Миллионы женщин очень хотят родить ребенка, но не могут этого сделать, несмотря на все усилия. Им остается только с горечью смотреть на тех женщин, которые могут родить, но добровольно от этого отказываются. Однако случаи бывают разные. Очень часто к аборту приводят ситуации фактически безвыходные.

К сожалению, здоровье у потенциальных матерей сейчас в общей массе такое, что беременность для многих сопряжена с риском для их жизни. Ценой аборта врач спасает женщину. Как быть в таких случаях? Как быть в тех случаях, когда ребенок является не плодом любви и даже не результатом мимолетного увлечения или случайной связи, а появляется против воли женщины в результате насилия. Думаете, таких случаев мало? Увы. Таких случаев предостаточно! И как осудить женщину, которая не желает становиться матерью при подобных обстоятельствах, и для которой слова «на всё воля божья» прозвучат как издевательство? Правил без исключения быть не должно. Поэтому нельзя выводить аборт из системы ОМС. Другое дело, что рекламировать и тем более пропагандировать такую процедуру не следует. Не знаю уж, правда, где патриарх Кирилл сталкивался с подобной пропагандой, но тут я с ним соглашусь.

Что же касается демографического прорыва, к которому могло бы привести сокращение абортов вкупе с решением социальных проблем родителей, которые хотели бы иметь детей, то здесь никакой прямой связи нет. Прекрасно известно, что в развитых странах уровень жизни высок, а рождаемость низкая. А в странах отсталых все наоборот. Не зря же коллега нашего Патриарха Папа Франциск на днях даже призвал паству «не размножаться как кролики». Хотя и Франциск вместе со всей католической церковью остается противником абортов. Так или иначе, статистика в России действительно тяжелая, даже притом, что в последние годы абортов, слава богу, становится меньше. Но запретами тут не добьешься ничего, кроме возникновения теневого полукриминального рынка таких услуг. И как бы это не прозвучало банально, но успех в борьбе за сокращение числа абортов зависит от просвещения и воспитания. Чтобы женщины - и мужчины, кстати, тоже! - понимали все последствия такого шага для здоровья, с моральной точки зрения, думали о последствиях, предаваясь страстям. Людям нужна информация, которая сможет предостеречь их от опрометчивых шагов. Но не будет ли расцениваться информация об абортах как их пропаганда?

Российская вакцина против СПИДа, которую разрабатывали 15 лет и испытания которой в принципе уже выходили на финишную прямую, теперь будет готова неизвестно когда, а может быть не будет готова вовсе. Деньги, говорят, кончились. А куда же это они кончились, интересно? Не бывает такого, что вчера деньги у вас были, а сегодня вы глядите – а их нет. Если, конечно, вас не ограбили. Мы ведь все как-то рассчитываем свой бюджет, продумываем траты, предполагаем, на что свои средства потратить можем, а на что нет. Именно поэтому большинство все-таки как-то сводят концы с концами. Хотя бывают исключения. Поддался ты куражу и деньги свои пропил. Или проиграл в подпольном казино. Тогда действительно можно сказать, что деньги взяли и кончились. Но в таком случае ты просто дурак и пенять можешь лишь на себя самого. Бывают, конечно, иные ситуации. Когда внезапно что-то сломалось – автомобиль, холодильник, стиральная машина. Или когда, не дай бог, кто-то заболел. В этих случаях деньги тоже могут резко закончиться вопреки твоим расчетам. Но дураком ты себя не назовешь - сама судьба сыграла против тебя.

Заболеть может каждый. В том числе СПИДом. Ну, а что же случилось с нашей страной, которая разрабатывала вакцину против этой страшнейшей болезни? 650 тысяч граждан России являются носителями вируса – а деньги на лекарство для них взяли и кончились! И если бы только для них.

Буквально накануне я узнал, как онкологическим больным доложили, что те исследования, которые они делали в стационаре бесплатно, теперь им придется делать за деньги. Или становиться в бесконечную очередь на недели, а то и месяцы. А в этой очереди эти исследования теряют всякий смысл, потому что дороже всего здесь – время. Упустишь время, и лечить уже будет нечего. Ну, а если за деньги – тогда пара процедур обойдется в сумму, превышающую пенсию инвалида и все его пособия и надбавки.

Что же произошло? Представьте, там тоже сказали, что деньги кончились! Может быть, с нашей страной произошло стихийное бедствие, и все эти деньги ушли на ликвидацию его последствий? Ураганы, наводнения, пожары? Или все это одновременно? Что случилось-то? Рубль упал? Упал с неба как Челябинский метеорит? Нет ничего – ни стихии, ни войны.

Воюем мы, как известно, бесплатно, в отпуске и по зову сердца. Поэтому объяснение внезапно кончившимся деньгам другое. Это история про того дурака, который на последние деньги решил напиться или все проиграл в карты. Мы сознательно сделали такой выбор. Никакой это ни Обама и ни Меркель – мы сами «разорвали в клочья» свою экономику и свою страну. Сами, своими руками написали бюджет, где сократили все расходы, кроме расходов на армию. Денег на все эти вакцины и не могло хватить. Они не кончились – их просто не было. Есть деньги на то, чтобы убивать. А денег на то, чтобы лечить – нету. Поэтому мой вам единственный совет: не вздумайте болеть!

20 января 2015

Наш сукин сын

Интересно, имеется ли исключение из правила «своих не бросаем»? Существуют ли пределы, за которыми мы все-таки можем своего человека «сдать»? То, что совершил рядовой российской армии Пермяков в армянском городе Гюмри, не имеет никаких оправданий и не может называться иначе как зверством. Расстрелять спящих людей из автомата и заколоть младенца штыком – какие тут еще могут быть смягчения? Абсолютное зверство. И мне интересно, помимо прочего, каким образом такие люди в принципе получают в руки оружие, а если получают они его нормальными людьми, то что происходит с ними в армии, раз они устраивают дикую резню?

Ситуация страшная чисто по-человечески, оказывается еще и дольно поганой в политическом смысле. Потому что вот только такого кровавого побоища нам нынче и не хватало! Армения – одна из немногих стран в мире и один из последних наших соседей, с кем мы еще не испортили отношения. Армению можно даже назвать союзником России. Когда друзей мало, а союзников можно на пальцах одной руки сосчитать – отношениями с ними надо как минимум дорожить. Вместо этого мы получаем кровавый скандал. Как бы дальше не развивались события в этом деле, очевидно, что относиться нормально к российской базе и российским солдатам в Армении и тем более в Гюмри еще долго не смогут. Но ведь ситуацию можно смягчить, а можно усугубить. Первой реакцией была растерянность. А средства массовой пропаганды ограничились сообщениями короткой строкой, словно такие истории случаются каждый день и нет смысла заострять на них свое внимание.

И после того, как в очевидной ситуации Россия заняла непонятную позицию, начались волнения в Армении, и лозунги люди скандировали вплоть до самых оскорбительных. Народ просто не верил, что русские смогут сами справедливо наказать головореза и требовали выдать его Армении. По совести именно так и надо сделать. В конце концов, безумцы есть везде. В каждой стране может появиться свой Пермяков. Важна реакция на его преступление. И я не понимаю, какой смысл нам отмазывать человека, который расстрелял целую семью и заколол штыком младенца? Или принцип «своих не бросаем» стал равен принципу «сукин сын, но это наш сукин сын»? Мы уже видели, как в союзной Армении на митингах проклинают Россию, но не увидели в России митингов с выражением сочувствия армянскому народу. Не увидели быстрой и четкой реакции. И пока соглашаемся лишь на открытый процесс на территории Армении, но фактически по российским законам, чтобы даже в этой ситуации последнее слово осталось за нами. Трудно придумать более неподходящий случай для демонстрации амбиций.

А ведь митинг в Грозном против карикатур, возможно, вообще самая многочисленная единовременная подобная акция в мире. Даже если на счет 800 тысяч и преувеличили, то речь все равно идет о сотнях тысяч человек. Вот так именно Россия и стала центром протеста против рисунков о пророке Мохаммеде. Вот так именно Россия в эстетическом смысле оказалась антиподом тех сотен тысяч, что вышли на марш в Париже. Кстати, в митинге против карикатур я как раз ничего неправильного не вижу. Уж куда лучше протестовать против них таким образом, чем брать автомат и расстреливать карикатуристов. Этот как раз и есть цивилизованный способ. Вам что-то не нравится и вы проводите акцию. Вам что-то очень сильно не нравится и вы проводите очень крупную акцию.

Скажу вам больше: мне тоже не нравятся карикатуры. И лично я никогда не стал бы ни публиковать их, ни призывать к перепечатыванию. Просто потому что действительно верю, что миллионам людей это неприятно. Радикалов, террористов и фанатиков среди них в любом случае абсолютное меньшинство. Остальные – нормальные люди и я не вижу острой необходимости что-то делать им назло. Но если бы у меня была теоретическая возможность пойти на митинг против карикатур – я бы не пошел. И не пошел бы по трем причинам. Во-первых, я не хочу участвовать в акции, которую организует Рамзан Кадыров. Я не поклонник его творчества, да простит меня правитель Чечни. Во-вторых, я не хочу участвовать в мероприятии, присутствие на котором добровольно-обязательное. По официальной статистике получается, что на митинг пришло 60% всего населения республики. Даже с учетом гостей из соседних регионов, думаю, что это мировой рекорд. А рекорды сами по себе не устанавливаются. В-третьих, каждый, кто следил за этим действом, понял его важный подтекст. А подтекст прост: мы по разные стороны баррикад с Европой и Западом вообще. И если бы этого подтекста не существовало, то митинг не получил бы такого широчайшего освещения.

Не забывайте, что мы живем лишь формально в светском государстве, где все религии равны и равноудалены от власти. По факту же мы живем в православной стране. И с этой точки зрения пропагандировать собрание сотен тысяч мусульман нет никакого резона. Но если эти сотни тысяч собираются, чтобы твердо заявить нашим западным врагам о своем негодовании, тогда, конечно, можно рассчитывать на поддержку и одобрение. Знаете, я человек сам не верующий – к сожалению или к счастью, не знаю. Но к людям искренне верующим всегда относился с уважением. Хотя бы потому, что видел таких людей не очень много. И мне обидно в первую очередь за них. Потому что ими и их чувствами прикрываются нынче все кому не лень. Их веру – хоть в Магомета, хоть в Иисуса – используют для политических припадков. И получается вместо защиты чувств верующих карикатура.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире