oreh

Антон Орехъ

19 декабря 2014

F
19 декабря 2014

По тонкой грани

А вот и Навальный. Мы давно не говорили о нем. Помнили всегда, следили за его разветвленной преступной деятельностью, за тем, как стражи закона пресекают одну за другой попытки этого господина что-то украсть, кого-то обмишурить, обсчитать, обвесить, наворовать сучьев, бревен и опилок. Мы помнили об этом! Но говорили в последнее время все больше про фашистов на Украине. А непосредственно в эти дни бегали по обменникам и магазинам.

Но все это время колесики и шестеренки правосудия потихоньку вращались, и вот теперь Навальный снова на арене, когда прокуроры требуют посадить Алексея на десять лет, и братца его на восемь. Все-таки брат Навального не такой перманентно рецидивирующий тип, ему можно дать и поменьше.

Ну так и что же — посадят братьев-акробатьев?

Тут ничего нового не скажешь, потому что Навальному не впервой. История с «Ив Роше» похожа, а во многом просто повторяет дело «Кировлеса». Судебный процесс абсолютно фантазийный. Чтобы это понять, достаточно просто внимательно изучить позицию обвинения, которое постоянно противоречит само себе и само себя пародирует.

Разумеется, решение сажать или не сажать Навальных будет приниматься не судьей, а более компетентными органами. И от числа похищенных у парфюмеров посылок, приговор не зависит вообще никак. Человека нужно взять на крючок — и тогда сочиняется дело. Человеку надо вынести приговор — и тогда вне зависимости от доказательств выносится приговор. А обстоятельства учитываются вовсе посторонние.

Все зависит от того, насколько опасным считает власть Навального в данный момент. На фоне событий на Украине о нем забыли. Да и вообще оппозиция ушла из фокуса общественного внимания. Война была полезна властям хотя бы в этом смысле.

Но именно в ходе войны у нас заговорили о национал-предателях и «пятой колонне». А президент давеча сказал, что отличить оппозиционеров-патриотов от пятой колонны вообще почти невозможно — слишком тонкая грань между ними. Но тогда, по идее, лучше оппозицию грохнуть всю целиком, чтобы ни один национал-предатель не проскользнул. А если парочку патриотов по ходу задавят — ну так патриотов у нас и без оппозиции хватает. Вот в этом, собственно, и интрига.

Если власть решит, что Навальный неопасен — никакие десять лет ему не дадут, а дадут еще один условный срок, и — гуляй, Лёша. А если решат окончательно задавить — тогда могут и не поскупиться.

Строго говоря, реальный срок для Навального только усугубит ситуацию. Потому что она со всех сторон плохая, а тут еще и оппозиция может возмутиться и снова начать бузить вместо того, чтобы сидеть тихо.

Но власть наша хороша как раз тем, что постоянно принимает решения против своих же интересов и регулярно усугубляет положение там, где в этом нет необходимости. Так что, увы, возможно всё, что угодно.

18 декабря 2014

Гора родила мышь

Эта пресс-конференция Путина здорово отличалась от предыдущих. Хотя бы даже тем, что на сей раз никаких рекордов продолжительности общения установлено не было. А по виду Владимира Владимировича с самого начала казалось, что он с удовольствием установил бы антирекорд. Ответил на пару вопросов, сказал, что все будет хорошо – и поехал назад в Кремль. Это было выступление человека, который действительно не знает, что делать. И это самый главный и самый печальный итог. Потому что теперь мы должны понимать, что нам предстоит как-то выпутываться самим. А президент уповает на кривую, которая вывезет, на авось, который сработает, и на экономику, которая по его словам, «приспособится». Сама. И в этом его оптимизм.

Ничего не скажешь, могучая стартовая площадка. Он еще оживлялся в моменты, когда мог поговорить про украинских карателей или про коварство заграницы, ополчившейся против нас. Или про трубу, которую мы протянем в Китай, чтоб задарма отдать Китаю газ… На самом деле, эта пресс-конференция должна была побить рекорд длительности, и 90% разговора Путин был обязан посвятить тяжелейшей экономической ситуации в стране. Тяжелейшей! Я понимаю, что он отвечал на вопросы. Про что спрашивали, о том он и говорил. И это, кстати, тоже один из итогов многочасовых посиделок. Когда из нескольких десятков вопросов главе государства, только несколько оказываются действительно острыми, а остальные полны заискивания, благодарностей и идолопоклонства. Пресса, которая в нормальной стране в такой момент с президента с живого бы не слезла, помогла ему сохранить остатки лица, как будто ничего особенного у нас и не происходит. Но Путин, если бы хотел, мог и сам все сказать по существу. Однако президент говорил о том, что было ему удобно, и на те темы, которые доставляют ему удовольствие и пригодны к эксплуатации.

Но вот спроси сейчас: в чем его план, расставь по пунктам? Ничего не расставишь. Нет у Путина ни пунктов, ни плана. Кругом враги, а вся надежда на нефть, на дружбу с Китаем и на то, то экономика сама приспособится. И еще. Путин отвечал на вопрос Ксении Собчак про Кадырова. Если не видели – обязательно посмотрите. И у вас уже не будет сомнений, кто главный в России. Президент страны или президент ее малой части. На этой оптимистической ноте запасемся долгим терпением. Ведь даже сам Путин не сулит нам кренделей небесных минимум года два. А стало быть кренделей мы можем не ждать вовсе.

Духовность, сакральность, здравый смысл, вера в Путина и ракету «Искандер» - все эти важные темы вы можете сейчас поднять и призвать граждан к обсуждению. Для этого надо всего лишь переместиться в магазины бытовой техники, электроники, в автосалоны, в ИКЕЮ или просто к пункту обмена валюты.

Сомневаюсь только, что у граждан, штурмующих прилавки, будет много времени и желания для разговоров с вами. Дай бог, если по башке не настучат в тот момент, когда вы будете призывать их одуматься и прекратить панику, выражая уверенность в том, что все будет хорошо.

Хорошо-то оно может и будет, а вот холодильников, стиральных машин и автомобилей по нынешним ценам может уже и не быть. Поэтому – долой мысли о высоком и духовном, вскрываем заначки и мчимся на последний шопинг нажористых лет. Вся теперешняя ажиотажная ситуация с товарами и валютой лишний раз доказывает, что человек устроен просто. Он с удовольствием думает о высоком, он хочет иметь права и свободы, но прежде всего ему хотелось бы жить сытно и с комфортом.

Нет никакой святой веры в Путина и его политику. Нет никакого КРЫМАНАШЕГО. Все это успешно существует до тех пор, пока вы спокойно можете пойти в магазин и купить телевизор и холодильник, а также еще спокойнее пойти и купить в магазине хлеб, молоко и сметану.

Сейчас мы можем иронизировать над безумцами, которые покупают телевизоры впрок и меняют новую технику на еще более новую. Затариваются тем, что даже накануне им было не нужно вовсе. Можем посмеиваться и злорадствовать, потому что скупкой «мерседесов» и «айфонов» занимается очень малый процент населения.

А если это только начало? Если мы не на пике безумия - а на старте? Настоящей проблемой будет, когда люди, как теперь телевизорами, будут запасаться картошкой и гречкой. Собственно многие это уже и начали делать. Когда человек запасается всем, чем может запастись, когда пропасть или радикально подорожать может все, что угодно, все идеологические надстройки просто отключаются.

Не дай бог кончится колбаса или превратятся в деликатес макароны – и гражданам будет просто наплевать на Крым с Донбассом и на маечки с Путиным. В сто раз помянутые 90-е, кстати, так и было. Идеология умерла, потому что людям надо было выживать. Власть в этом случае превращается в источник раздражения, не вызывая ничего, кроме злобы. Поэтому для этой власти самое главное, чтобы именно жратва не пропала, и тогда можно будет вместе с народными массами потешаться над теми, кому трех телевизоров мало.

Но мы уже жили в обществе, где так и было. Поел – и слава богу. А остальное – излишество и мещанство. Это было при социализме. Правда, все всё равно мечтали именно об излишествах, а еды на всех так и не хватило.

Ольга Голодец сообщила, что в России 16 миллионов бедных. Я думаю, что это не правда. Потому что бедностью у нас называется подлинная нищета. Как иначе назвать прожиточный минимум, который составляет 8000 рублей? Что можно купить на эту сумму? Сегодня на эту сумму еще можно купить сто долларов одной бумажкой. Но сто евро купить уже нельзя. А скоро на эти 8 тысяч нельзя будет купить вообще ничего. Мы стремительно приближаемся к тому моменту, когда деньги станут дешевле бумаги, на которой они печатаются, когда за рубль перестанут давать валюту и начнут давать в морду. Эти слова были сказаны, кстати, еще в позапрошлом веке. Но позапрошлый век меня интересует меньше. Меня интересует, что происходило в стране в последние 15 лет.

15 лет Путин у власти. 15 лет – это почти столько, сколько хватило Советскому Союзу, чтобы из послевоенной разрухи подняться до полета Гагарина в космос. А разрушенной той же войной Европе вернуться к абсолютно нормальной человеческой жизни, пусть и без космоса. 15 лет Китаю хватило, чтобы превратиться в мировую супердержаву и завалить весь мир всеми товарами, какие только есть. Что за это время сделали мы? Мы за это время вернулись к великолепному 1998 году, совершив полный круг падения. И все эти годы нам не уставали напоминать, как плохо, бедно и страшно нам жилось в 90-е. Что же такого было в те десять «лихих» лет, что великий, гениальный Путин не сумел преодолеть их последствия и за свои пятнадцать. Почем там нынче нефть? По шестьдесят с чем-то? Да в лихие 90-е о 60 долларах за баррель мы могли только мечтать! Все это жуткое десятилетие нефть стоила раза в полтора-два дешевле.

А теперь оказывается у нас 60 долларов – трагедия. Зато, говорят, это шанс наладить свое производство и создать рабочие места. А свое производство и рабочие места – это ведь тоже борьба с бедностью, верно? Ну так что же вам, зараза такая, мешало все эти годы развивать производство и создавать места? Когда нефть была и по 120 и даже по 150! Но вы ни черта для этого не делали. Вы жили как паразиты. Вы управляли страной как паразиты. Вы решили, что куда проще, чем победить бедность и дать людям работу – это бесконечно выкачивать недра и накачивать свои карманы и карманы своих приятелей. И теперь вы не знаете, что делать, зато знаете, что бедных будет больше. А знаете, откуда у нас бедность? Не будет богатства в стране, где национальная валюта рушится с диким рекордом, а глава правительства пишет огромную статью, целиком посвященную Украине. Где Президент обещает наказать валютных спекулянтов и немедленно его приятель Сечин получает 625 миллиардов рублей. Где я в эфире родной радиостанции слышу важного гражданина, с восторгом сообщающего, что мы сделали каких-то боевых самолетов больше, чем Америка. У этого гражданина, у этого президента и премьера – своя личная страна, где нет и не будет бедных.

Самое забавное, что Дмитрий Анатольевич, по сути, прав. Не то чтобы я какой-то был шибко умный, но еще до всех этих событий, считал, что отношения даже между двумя близкими, почти братскими странами должны быть прагматичными, без поблажек, без идеологических эмоций. Медведев пишет в своей статье в «Независимой», что, мол, прежде мы тут закрывали глаза на фокусы украинцев, на их полуофициальное нахождение в России, но теперь шутки кончились. Так ведь и раньше нужно было поступать точно так же!

Установлены правила пребывания в нашей стране, есть условия, на которых человек здесь может работать, есть патенты – ну и отлично. Нужно было просто с самого начала все это соблюдать. А чего теперь соседнюю страну пугать, мол, раньше мы с вами не пойми как жили, а теперь будем по правилам? То мы пытались задушить газовой трубой, а то задобрить пытались, кредиты несусветные обещали, фактически просто дарили деньги – только чтобы она на Запад не сбежала. И все равно ни черта не вышло и закончилось войной.

Медведев прав в том смысле, что даже теперь в России работают сотни тысяч украинцев. Потому что даже теперь, в условиях развала российской экономики, у нас они могут заработать больше, чем на родине. Если мы их «прижмем», они потеряют деньги и жизнь их станет еще труднее – кто-то вовсе окажется в трагической ситуации. Доставит нам это удовольствие? Ну, пусть так. Но ведь мы же сами говорим, что санкции – штука обоюдоострая. Сколько украинских женщин работают в России нянями и сиделками. Сколько украинских мужчин здесь что-то строят и прокладывают, баранку крутят. Россияне за такие деньги на такую работу не соглашаются. Если украинцев отсюда потихоньку выживать, то кто будет работать водителями, строителями, сиделками и нянями? И насколько эти услуги станут дороже? Откуда они вообще берутся, эти серые работники и так называемые «сомнительные схемы»?

Нелегальная миграция и вообще всякие нарушения в этой области выгодны даже не столько самим мигрантам, сколько работодателям. Поэтому давайте будем прагматичны и последовательны во всем. Наши фирмы и предприятия будут оформлять все строго по закону без привлечения нелегалов. Украинцы будут работать строго по патентам. А мы не будем создавать им искусственных препятствий.

12 декабря 2014

Белые нитки

Выборов в Ярославле больше не будет. Хватит, навыбирались уже. Жил себе старинный город, не тужил, но однажды выбрал не того человека. Что-то пошло не так, на жителей города нашло затмение, жители взбрыкнули и выбрали себе мэром некоего Урлашова. Но бдительные Дяди Стёпы вовремя пресекли безобразие и отправили этого незапланированного Урлашова в отстойник. И вот депутаты ярославские, а заодно и близкие к ним рыбинские, решили как бы по случайному совпадению, вооружившись белыми нитками, от греха подальше перекроить сомнительную процедуру и выборы отменить. Если граждане не в состоянии выбрать кого надо, то и нефига им выбирать, кого попало.

Но ведь не только в Ярославле и Рыбинске - на наш народец повсеместно положиться нельзя. В 2011 и 2012 году еле успокоили. Объединили массу под знамением священной борьбы с фашизмом. Но кто его знает, что там в будущем станется! А в будущем, скажу я депутатам ярославским, хорошего ждать нечего. Бесконечно эту патриотическую хрень про фашистов все равно впаривать не получится. Отказавшись от пресловутого хамона и богомерзкого плесневого сыра, мы ускоренными темпами приходим к добровольному отказу от хлеба и молока. Совсем скоро перед нами встанет не вопрос объединения Русского мира и спасения Донбасса, а вопрос потери работы, отсутствия зарплаты, невозможности выплатить кредиты, получать нужные лекарства и много других незапланированных депутатами вопросов. Не будем лукавить: когда костистая лапа схватит кого за горло, а кого за задницу, люди вряд ли будут думать об избирательном праве и о том, что мэра они сами не выбрали, а кто-то им его назначил. Но возможность иметь своих представителей, за которых вы голосовали – это легальная возможность вести диалог с властями и выпускать переполняющий вас пар возмущения.

Если людей лишить права выбора совсем, у людей не остается иных форм протеста, кроме бунта. Если власть в любом виде отрезает граждан от самого процесса принятия решений, граждане начинают принимать решения сами, без посредников. Сейчас это кажется не очень вероятным.

Но в нашей стране многое сперва кажется абсолютно невероятным, а потом не успеешь оглянуться, как вокруг начинает твориться черт знает что. В том же 2011 году власть на пустом, как ей казалось, месте получила стотысячные митинги. Сейчас есть все шансы, что история повторится. Но если три года назад протестовали люди более или менее обеспеченные с шутками и веселыми плакатами, то теперь протестовать будут все слои населения и всем будет тогда не до шуток.

Кто у нас в стране главный? Глупый вопрос, на первый взгляд. Но это, друзья, только на первый. Формально в стране главный, разумеется, Владимир Путин и власть его абсолютна. Но распространяется она не на всю Российскую Федерацию. Потому что есть в нашей Федерации субъект — Чеченская Республика, где проложен проспект Путина, где, как говорят, его портреты чуть ли не на каждом шагу, но где власть Владимира Владимировича иллюзорна. Настоящий хозяин этой земли — Рамзан Кадыров. Не президент, не лидер, а именно хозяин. Даже Путин — это все-таки вождь. Она нас ведет, но нами не владеет. А Кадыров у себя в Чечне именно владелец.

После теракта в Грозном он пригрозил сносить дома родственников террористов и высылать их, и добавил, что пускай по российскому закону этого делать нельзя, но он, Кадыров — будет. Кто еще кроме Кадырова может себе позволить такие слова? Да никто! И в Чечне начались поджоги домов. И все прекрасно понимают, что от слов Кадырова там просто перешли к делу. Где еще в России могут вот так взять и сжечь дома? Да нигде!

Правозащитник Каляпин выступает с осуждением поджогов, и Кадыров фактически называет его пособником террористов и агентом Запада. Каляпин в нашем эфире говорит, что если бы он был в Чечне, то его дом к утру тоже уже сожгли бы, а всего через несколько часов на Каляпина нападают в Москве. Потому что не важно, что записано в трех статьях Конституции, которые нарушают в Чечне, и что написано в 18-ой статье закона о противодействии терроризму.

В Чечне правит человек, чье слово и есть закон. Даже если там сожгут сотню домов, даже если там соберут и вышвырнут незнамо куда тысячу родственников предполагаемых бандитов — первым, кто промолчит будет именно президент Путин.

Все эти годы Кадыров говорил, что хотел, делал, что хотел и правил как хотел. Путин всегда молчал. Не одобрял, а просто молчал, словно опасался неловким словом обидеть чеченского правителя. И есть подозрения, что даже если Путин вдруг что-то скажет, Кадыров просто не подчинится и продолжит поступать по-своему. И заставить его выполнять распоряжения невозможно. Потому что все мы — и Путин в первую очередь — помним про две чеченских войны и помним, на чьей стороне сначала был нынешний патриот России Рамзан Кадыров. И в Кремле дико боятся, что если что не так, Кадыров просто поднимет Чечню против России. Вот только этого нам и не хватало!

Кадыров навел там порядок. Кадыров способен подавить любой бунт максимально жестоко. Больше от него ничего не просят. В обмен на это он может делать, что угодно. И быть именно хозяином этой территории. Которая формально является частью России, бьет все рекорды по числу портретов Путина, но на самом деле является отдельным государством, которое взяло нас в заложники и которому мы платим дань за спокойствие и тишину. Так кто же у нас главный?

Борьба с коррупцией в России — это даже не пчелы против мёда. Когда все воруют, но никого не сажают — это как раз и есть борьба с коррупцией в России.

Когда одни собирают сотню тысяч подписей, чтобы ратифицировать легендарную 20-ю статью Конвенции ООН, другие обещают эту гражданскую инициативу тщательно рассмотреть, а третьи сообщают, что Конвенцию давно, целиком и полностью ратифицировали — это и есть борьба с коррупцией в России.

Когда Секретарь Совбеза проживает в недвижимости за миллиард — это самая что ни на есть борьба с коррупцией в России.

Конечно, что-то надо делать. Собрать подписи — это нам по силам. Привлечь таким образом внимание к проблеме — это правильно. Раскопать тайное шубохранилище и подмосковный дворец — это действительно гражданский поступок.

Но я скажу вам так: коррупция есть везде, даже в самых нетерпимых к ней странах живет жулье. Потому что человек по природе слаб, подвержен порокам и разнообразным искушениям. А власть всегда искушает.

Вопрос в другом — в отношении к коррупции самых обычных граждан. Вот если бы мы с вами, простые россияне были чисты и кристальны, а чиновник жил во дворце за миллиард, то и проблемы не было бы. Потому что в таком обществе, как только об этом стало бы известно, чиновник перестал бы быть чиновником, его дворец перестал бы быть его дворцом, а проживал бы такой чиновник с огромной вероятностью в просторном помещении с решетками на окнах. Всё!

Но мы раз за разом проводим хотя бы и в нашем эфире опросы на тему «даете ли вы взятки?». И огромные проценты, а иногда очень нехилое большинство отвечает утвердительно — да, даем. И немедленно начинают оправдываться: если все дают, если везде берут, почему я должен отказываться или не давать? Или пуще того восклицают: пускай другие перестанут давать, тогда и я не буду! А кто они, эти «другие»? Точно такие же. Которые тоже дают и берут и тоже ждут, покуда остальные перестанут брать и давать.

В этом смысле депутаты и чиновники — это действительно лучшие люди и законные представители народа. Какая разница, какие конвенции они ратифицировали, если люди декларации о доходах нам открыто предоставляют, и эти декларации читаешь как анекдот. Можно представить, что они скрывают, если даже открытая информация выглядит издевательски.

Но такими честными людьми они стали не в тот момент, когда заняли высокие посты и получили мандаты. Они стали такими в нашей народной питательной среде. И отличие высокопоставленных коррупционеров от простых граждан только в том, что простым гражданам не повезло добраться до кормушки.

09 декабря 2014

Не осилил

Сакральное значение Крыма определено Посланием Свыше. Путь в сакральный Крым имеет огромное цивилизационное значение, но путь этот труден и геморроист. Поскольку «силам природы на речи плевать», то ждать погоды у моря на Керчинской переправе можно сколько хош. И чтобы пробиться к своим сакральным местам цивилизационного значения, россиянам нужен мост.

Мост в этом месте не сумели построить во времена оны ни Гитлер, ни Сталин. Проще оказалось человека в космос запустить, чем связать две части суши мостом через Керченский пролив.

Вообще-то добраться в Крым можно и по суше. Миллионы россиян долгие годы спокойно это делали — просто путеводная суша находится нынче маленько правее. На территории, которая еще недавно была братской, а теперь вдруг оказалась под пятой фашистов. И Крым внезапно стал для нас с транспортной точки зрения островом. Опять же Вежливых Людей оказалось легче послать, чем регулярно отправлять туда «просто» людей и товары.

Короче говоря, решили строить мост. Строить мост в этих местах с инженерной и геологической точки зрения — фантастика. Денег нужны миллиарды. Даже если не воровать. Ну так какой же дурак станет не воровать! Не для того у нас стройки затевают, чтобы просто так взять и построить.

Впрочем, можно обойтись и без прямого воровства. Достаточно получить выгодный подряд по безумной цене и приниматься за дело. А там, по ходу этого дела, можно ныть, канючить и просить дополнительного финансирования.

С Керченским мостом наверняка примерно так и должно было получиться. И близкий друг президента Тимченко считался фаворитом в борьбе за подряд. И вот когда оставалось две-три недели до объявления имени счастливчика, который построит чудо-мост, Тимченко умывает руки и говорит, что боится «не осилить» проект.

Но я напомню, что не так давно аналогичный финт патриотичный олигарх провернул со строительством стадионов к чемпионату мира по футболу. Там еще и конь не валялся, но Тимченко заранее сказал, что выделяемых 30 миллиардов рублей на стройки в Нижнем и Волгограде не хватит. И прямым текстом заявил: дайте больше денег. Не удивлюсь, если Геннадий Николаевич, через некоторое время согласится вернуться в проект постройки моста, но на условиях существенной прибавки к смете. Тем более, всегда можно сказать, что курс рубля падает и прежних 228 миллиардов уже никак не достаточно.

Не знаю, чем там кончится дело, но такое поведение человека говорит как минимум об одной вещи: Тимченко нынче на пике крутизны.

Государство позволяет миллиардерам быть миллиардерами, но в обмен вешает на них все свои безумные проекты вроде Олимпиады, чемпионата по футболу или Крыма. Спорить тут не принято. Даже если стройка тебе в убыток — не ной, отобьешь свое в других местах. И только Тимченко может позволить себе говорить «нет» да еще требовать прибавки. Крутой господин, очень крутой.

Я с уважением отношусь к ностальгии. Но если люди ностальгируют по бредням – какого лешего я должен относиться к этому с почтением?

Три фракции, служащие в Думе массовкой для «Единой России», хотят возродить в школе НВП. Поскольку на днях депутаты честно признались, что сочиняют законы от скуки, по приколу или для пиара, то, конечно, хотелось бы получить разъяснения, насколько они серьезны в этот раз.

Впрочем, про НВП мы слышим не впервые, говорят про это всё громче – стало быть, наверное, говорят всерьез. Знаете, я не хочу сейчас рассуждать про милитаризацию общества и культивирование всенародной истерии, в которую теперь хотят вовлечь уже и подростков – это и так понятно.

Глупо в очередной раз повторять, что эти бездари пытаются эксгумировать труп Советского Союза, и сделать вид, что сейчас не XXI век, а то ли 70-е, то ли 80-е годы. А у кого-то и вовсе 30-е-40-е.

Нравится людям крутить машину времени в обратном направлении. Они думают, что возрождают империю, а на самом деле устраивают на нее пародию.

Но вот с чисто практической точки зрения – чего они хотят добиться с помощью уроков НВП? Я учился в советской школе времен застоя, и не рассказывайте мне сказки про чудесный предмет НВП. Как правило, вел эти занятия отставной солдафон. У нас их было несколько. И все они выглядели и говорили, как герои анекдотов про прапорщиков.

На уроке мы читали занудный учебник, где теоретически описывалось устройство гранаты и устав советской армии. Еще мы учили поражающие факторы ядерного оружия и как надо лечь на землю, если неподалеку грянет ядерный взрыв.

Коронный номер – это строевая подготовка. Школьники ходили, кто как мог по школьному двору и хрен знает что таким образом в себе воспитывали и развивали. То ли любовь к родине, то ли «суворовскую науку побеждать».

Вопреки стереотипам, собирать и разбирать автомат Калашникова нам давали всего несколько раз. И ничего интересного в этом не было. Интересно было пострелять из автомата. И однажды нас отвезли на полигон. Лично я стрелял хорошо, выбил очков на пять с плюсом, но военрук сказал, что я не мог настолько точно стрелять и, наверное, сделал больше выстрелов. Откуда в автомате могло оказаться больше патронов, чем влезает в магазин, военрук не объяснил, но сжалившись надо мной, вместо «тройки» поставил «четыре». И вот этой дуристикой должны заниматься и нынешние дети?

Наши патриоты готовятся к войне неизвестно с кем. Хотя кажется, что готовятся они к войне с фашистами из старых фильмов. Когда мальчики встанут как один из окопа и пойдут в атаку с криками «За Родину! За Сталина!», а девочки побегут следом и будут перевязывать мальчикам раны.

Я гляжу на наш милитаризм и думаю только об одном: не дай бог действительно воевать придется. Ведь с этими идиотами мы или войну проиграем или полстраны в боях положим.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире