oreh

Антон Орехъ

17 февраля 2017

F
17 февраля 2017

Не символ веры

А почему собственно, наш Патриарх употребляет будущее время? Что «передача Исаакиевского собора… в год столетия революционных событий призвана стать символом примирения нашего народа». Почему не сказать, что уже стала символом примирения? Стала даже еще раньше, чем передача собора Церкви свершилась. Достаточно поглядеть на тысячи митингующих, причем, в разных городах, на пикеты, кого-то даже сцапали доблестные стражи порядка, питерским депутатам запретят встречаться с избирателями – вот такое примирение у нас нынче наблюдается. Покуда Исаакий был музеем почему-то ни митингов, ни пикетов, ни десятков тысяч подписей под петициями не наблюдалось.

Кирилл связывает передачу объекта от одного собственника к другому со столетием революции, хотя причем здесь вообще революция? В Соборе что, штаб большевиков был или заседало Временное правительство? Если бы крейсер «Аврора» передали в Синодальную яхту, я бы еще чего-то такое понял, а храм-то причем здесь? И совсем уж непонятно, что имеет в виду главный батюшка России, когда говорит про «возвращение права самостоятельно хранить свои святыни». Хотя уже последний Милонов, наверное, знает, что Исаакиевский собор никогда не принадлежал церкви, ни единого дня! И что большевики никогда его именно у церкви не отнимали. Он переставал быть действующим храмом – это верно, но эта несправедливость устранена, коль скоро в соборе теперь регулярно проводятся службы.

Если РПЦ действительно сделает посещение Исаакия свободным, нам трудно будет упрекнуть эту организацию в жажде наживы. Хотя до сих пор этот музей был одним из немногих, который содержал себя сам и не просил денег из бюджета. Но есть вещи более важные, даже чем деньги. И люди сейчас собирают подписи и выходят на митинги не потому, что им жалко скольких-то миллионов, которые, может быть, попадут в карман к церковным бюрократам. Патриарх прав в том, что собор стал символом. Но вовсе не примирения. Православная церковь, отделенная от государства, хочет занять в нашей жизни официальное место. Хочет занять своей идеологией то место, которая занимала коммунистическая идеология.

В России строят такую пародию на Советский Союз. Где есть советское телевидение, капающее на мозги, советский парламент, который всегда и во всем со всем согласен, советская правящая партия и ее как бы оппозиционные филиалы. Не хватает только идеологического отдела ЦК. Вот РПЦ это место занять и стремится. Сделать православие официальной и главной религией в стране. И не для того, чтобы люди в Бога уверовали, стали добрее и ласковее. А потому, что они такие же чиновники, для которых главное власть, деньги и возможность командовать, запрещать и контролировать. Поэтому сегодня им нужен Исаакий, завтра они потребуют вернуть вообще все храмы, потом дети и студенты станут учить Закон Божий, как при советской власти учили и сдавали экзамены по истории КПСС. И протестуют люди именно против этого, а не потому, что им так важна форма собственности у конкретного здания в Петербурге.

16 февраля 2017

Визы в свою страну

Во-первых, давайте внесем ясность. Никакие россияне ни за какие визы с Белоруссией не голосовали. Это типичный пример типичной манипуляции информацией. «78% россиян выступают за введение виз с Белоруссией» – это хорошо для заголовка, чтобы привлечь внимание, но плохо для того, чтобы сформулировать суть. И это кое-что говорит нам, в том числе, и о работе социологов. Ведь они как спросили? ВЦИОМ оттолкнулся от решения белорусов пускать к себе без виз граждан 80 стран. И получилось вот что: «Нужно сохранить безвизовый режим с Белоруссией, пусть даже возрастает риск, что через Белоруссию в Россию приедут граждане этих 80 стран, не получившие положенной российской визы» . А может «нужно отменить безвизовый режим с Белоруссией. Россия не должна пускать на свою территорию неизвестных людей, не получивших положенной российской визы»?

Стоит ли удивляться, что при такой постановке вопроса получились эти 78%. Можно было бы добиться и более впечатляющего результата, сформулировав вопрос иначе: «Через открытую белорусскую границу на территорию России теперь могут въехать боевики запрещенного ИГИЛ, украинские бандеровцы, педофилы, серийные маньяки, торговцы наркотиками и сирийские беженцы, от которых стонет вся Европы. Должна ли Россия, несмотря на это, сохранять с Белоруссией безвизовый режим, ставя под удар безопасность страны и граждан?» Если мы с такой формулировкой не соберем 99% за введение виз, грош нам цена, как социологам. Но все это не означает, что проблемы нет. Проблема есть, но она заключается в ином. У нас с Белоруссией сложилась уникальная ситуация. Мы двадцать лет как бы живем в одном государстве. Что это означает на практике, не очень понятно.

Кроме того, что за это время образовалась группа товарищей, получивших лучшую работу в мире, потому что они получают бабосы из двух бюджетов сразу и развивают какие-то полумифические проекты и занимаются прочей маниловщиной и чичиковщиной, неплохо при этом существуя. Государство – это одно правительство, одна столица, один парламент и один президент. Ничего такого у России и Белоруссии нет. Правда есть все-таки и приятные бонусы в виде возможности свободно ездить туда-сюда и под видом белорусских продуктов поедать запрещенную пищу. Но это не государство. Подобные льготные отношения есть у многих стран на самых разных континентах. А сама постановка вопроса о каких-то визах нелепа, если вы говорите о союзном государстве. По этой логике всерьез можно говорить о визах граждан Ставрополья для посещения Алтайского края или визах белгородцам для пересечения границы Тульской области.

До сих пор нас объединяли с Белоруссией две вещи. Во-первых, мы во всех смыслах очень близки как народы. Близки максимально. А, во-вторых, обеими странами сто лет правят авторитарные президенты, которые не нравятся прогрессивному человечеству, а прогрессивное человечество не нравится нашим правителям. Но поскольку каждый из них хочет править еще лет сто, то никакого настоящего союзного государства у нас не будет. Дай бог, чтобы хотя бы и виз не было.

15 февраля 2017

Страна-Чудновец

Это не только Евгения у нас Чудновец, это вся страна у нас чудновец. Надеюсь, Евгения и ее близкие не обидятся за такую игру слов. Но вот какими выражениями описать все, что происходит с этой женщиной? Когда порядочный человек должен оправдываться и отмываться от дерьма, а всякие не пойми кто будут его судить. Я уверен и настаиваю на том, что по итогам этой истории должны быть максимально наказаны следователи, которые расследовали это дело и судьи, которые выносили приговор Евгении Чудновец. И те судьи, которые отказываются дело пересматривать, тоже не имеют права носить мантии.

В нашей стране не работают уже никакие государственные и общественные институты. С мерзостью бороться стало совершенно невозможно. Это стало делом отдельных неравнодушных людей. Евгения Чудновец – мать маленького ребенка, воспитатель в детском саду. И когда она увидела этот всего-то трехсекундный, но гадкий ролик с издевательствами над мальчиком, она, в отличие от многих других, не просто всплеснула руками и продолжила заниматься своими обычными делами — она решила привлечь внимание к преступлению. Потому что можно сто лет ходить по всяким уполномоченным и полицейским и рассказывать им, что вот есть такое видео, что оно всего три секунды, но на нем запечатлены всякие ужасы. А можно выложить в Сеть или сделать репост. И история будет достоянием общественности.

Чудновец так и поступила и попала в дикую ситуацию. Потому что сейчас говорят о том, что мальчик, снятый на этом видео, сам вел себя в летнем лагере довольно странно. Что вожатые, которые снимали ролик, ничего сексуального в виду не имели. Те, кто собственно, выложили ролик, были в этом деле просто свидетелями, а Чудновец за репост угодила в колонию! То, кто сделал пост – свидетель, а тот, кто сделал репост – преступник. Тот, кто этим репостом осуждает насилие над ребенком, превращается в распространителя детской порнографии. Уже и Путину задали вопрос про Евгению Чудновец, уже и Бастрыкину показалось, что здесь что-то не так. Местная прокуратура просит пересмотреть дело. Шум на всю страну поднялся. И все равно ничего нельзя сделать!

Чудновец предлагают просить о помиловании. Само по себе прошение о помиловании не означает признания вины, но в этом конкретном случае подобное прошение для осужденного унизительно. Женщина, которая не совершала ничего противозаконного, которую даже при самой богатой фантазии можно было бы просто оштрафовать – и то вряд ли – должна просить о снисхождении! Наша судебная практика дает сотни, тысячи примеров каких-то совершенно безумных приговоров. Приговоров издевательских, вынесенных как будто, чтобы поглумится над осужденным. А если за него еще и общественность заступается, тогда его надо назло за решеткой оставить.

Система упирается как баран, потому что не умеет признавать своих ошибок, у нее нет задней передачи, чтобы отступить, а всякое сопротивление ее только злит. Мы должны понимать, что сегодня в России могут посадить абсолютно любого человека абсолютно за что угодно.

14 февраля 2017

Прозрение

Никакого восторга удивительные признания и метафоры бывшего депутата Вороненкова у меня не вызывают. Чего он раньше-то молчал? Его карточкой голосовали за присоединение Крыма – а он молчал. Или он сам голосовал своей карточкой, а нынче говорит, что этого не делал? Это же не сто лет назад было, чтоб наступила в человека столь радикальная перемена. Если ты понимаешь, что Крым воруют у братской Украины, так заяви об этом немедленно. В тот момент каждый депутатский голос против этого воровства был очень важен, но сколько таких голосов прозвучало? Голоса Вороненкова среди них не было.

Вот, кстати, супруга его, Мария Максакова, например, не голосовала за «закон подлецов», критиковала придумки Мизулиной по борьбе с геями, про Максакову мы слышали, пока Вороненков молчал. И молчал бы, скорее всего и дальше, и ни в какую Украину не уезжал бы, и гражданство ее не получал бы, и Януковича не называл бы государственным изменником, и Россию не сравнивал бы с гитлеровской Германией – ничего бы этого не было, если бы чекисты не начали на Вороненкова охоту.

Насколько прав Денис Вороненков, когда говорит, что его преследуют за борьбу с настоящими коррупционерами, я не знаю. Может, все так и есть. Но получается, что он решил говорить всю правду про Путина и его политику только после того, как его личное благополучие оказалось разрушено. Выходит, что он все великолепно понимал, но молчал до тех пор, пока это было выгодно. И перестал молчать, когда выгоднее стало говорить вслух и как можно громче.

Ну, и что же, неужели Денис Вороненков – это уникум? Неужели десяткам других депутатов и просто деятелей путинского призыва нечего сказать? Неужели они и про Крым и про все остальное думают то, что говорят сейчас прилюдно? Я полагаю, что большинство все прекрасно знает и понимает. И ничего не стоит за их нынешним поведением, кроме шкурного расчета. Надо делать карьеру, надо обогащаться, а для этого им нужно или врать или, в крайнем случае, просто молчать. И никуда не лезть, чтобы не возбуждать ФСБ, как Вороненков. Отсидеться по-тихому надеются. А вдруг не получится? Богатств в стране все меньше и в какой-то момент их начинают вырывать не только у врагов, но и у своих. Тысячи бизнесменов сидят по липовым делам просто потому, что кому-то очень понадобился их бизнес. С депутатами и министрами неизбежно будет происходить то же самое. Но тогда причитать будет уже поздновато. И хорошо, если удастся смыться, как Вороненкову на Украину. А если нет?

Но самое веселое произойдет, если по какой-то причине вдруг власть поменяется. И тогда все эти патриоты и радетели за Отечество кинутся толпами в другую сторону и перекрасятся хоть в либералов, хоть в кого. Как в Перестройку внезапно главными демократами оказались бывшие секретари райкомов и обкомов. Потому что всей этой породе не важно, как называется власть и за что она выступает. Главное им самим оставаться частью власти под любыми знаменами и лозунгами.

13 февраля 2017

В бой!

Ну, и что такого хорошего или плохого в том, что писатель Прилепин будет заместителем командира батальона в ДНР? Можно, конечно, уточнить, почему именно в ДНР, а не в ЛНР? По какому принципу люди вообще решают воевать именно за Донецк или именно за Луганск и какая между этими республиками разница и почему эти республики до сих пор не объединились в одну НР, чтобы совместно бить фашистов, правосеков, укропов, бандеровцев, хунту – и далее бесконечный ряд синонимов украинского зла.

Прилепин не первый писатель, который решил кроме пера орудовать еще и штыком. Предшественник Прилепина Эдуард Лимонов тоже в какой-то момент жутко захотел воевать и появлялся во всех заварухах, довоевавшись до тюрьмы. Но Лимонов дожил до тех времен, когда из маргинала превратился в уважаемого человека и эксперта. Захар Прилепин хороший писатель и в этом нет никакого противоречия с его политическими закидонами. Между талантом и нравственностью вообще нет никакой связи. Можно быть бездарным, но порядочным человеком, а можно быть талантливым и заниматься мракобесием. В последнее время мы узнали массу «героев» Донбасса, у которых вместо имен клички, как у гопников и уголовников. А у Прилепина есть имя, и каким бы ни был его позывной на этой войне, за этим позывным его паспортные данные не спрячутся. Он внесет разнообразие в пейзаж войны и кроме бывших неудачников, которые ни черта не добились в жизни, зато теперь научились убивать, будет в окопах и человек интеллигентный, который прочел — и даже написал — книжек, возможно, больше, чем все его подчиненные вместе взятые.

Главное, чтобы это было всерьез. Чтобы раз уж ты командуешь кем-то на войне, то сам не прятался в тылу, не отдавал приказов из московской квартиры и не ограничивался выступлениями перед микрофонами и камерами пропагандистов. Война – это не книжки и не кино. Это вот прямо так и происходит: взял автомат и – в бой! Ты стреляешь, в тебя стреляют, ты убиваешь, но и тебя могут убить. И ты не имеешь права прятаться и ломать комедию. И раз уж публично говоришь, что я там воюю, то там и воюй. Кто-то в Донбассе воюет для того, чтобы на войне бабла заколотить, кто-то потерял свое место в жизни и пытается его найти в окопах, а кто-то искренне уверовал в Русский мир и борьбу с фашизмом. Вообще заклинить может любого.

Я не могу пожелать Прилепину успеха в ратных делах, потому что он встал на сторону гопников и бандитов, но я могу ему пожелать вернуться с этой войны живым и с мозгами, вставшими на место, где они когда-то и были. Если мозги на место встанут, он напишет еще немало чудесных книжек. Ну, а если не встанут, то мы просто скажем, что разум дается человеку не на всю жизнь и его можно не только найти, но и потерять.

10 февраля 2017

Хочу быть судьей

Я хочу быть юристом и судьей. Хочу освоить эту профессию с целью получения присущих ей навыков. Чтобы я умел впоследствии квалифицированно называть не только черное белым, но и фиолетовое зеленым. Чтобы убедительно оперировать фразами типа «курить я не брошу, но пить-то я буду» и «удар не сильный, но и не точный». Чтобы в одном флаконе у меня умещалось все сразу, невпихуемое впихивалось, а противоположности единились.

Конституционный суд постановляет пересмотреть дело Ильдара Дадина, но статья, которую к нему применили, в целом не так уж плоха… Этой статьи не должно быть в нашей жизни в принципе! Она противоречит не только нормам демократии, но и нормам здравого смысла и элементарной порядочности государства по отношению к гражданам. Конституционный суд способен трактовать ее как угодно, и мы решения Суда уважаем, но мне все равно не удается постичь, как то, что применяли по отношению к Дадину, может соответствовать Основному закону приличной страны. Я читал и перечитывал судебный вердикт и все равно не понимал. В том числе и поэтому я хочу быть юристом и судьей – чтобы постигать непостижимое.

И нет в решении КС никакой победы и никакого повода для хотя бы минимальных торжеств, хотя семье и друзьям Дадина хочется верить в лучшее. Что такое пересмотр дела? Спросите, например, у Навального и Офицерова. Они дошли до Страсбурга, Страсбург решил в их пользу, Верховный суд отменил приговор и – назначил все заново! И Навальный с Офицеровым потратили время, деньги и нервы на издевательскую процедуру повторного процесса с тем же самым результатом. Без изменений и без извинений. Вердикт ЕСПЧ и даже решение Верховного суда означали не то, что надо рассмотреть заново — как положено и по закону, а просто повторить – для тех, кто, быть может, не видел премьерного показа этого цирка. Почему в таком случае пересмотр дела Дадина должен привести к торжеству справедливости и человеколюбия?

Говорят, что настолько сурового наказания Ильдар не заслуживал? А заслуживал ли он того, что было с ним дальше, в колонии – с пытками, дыбой и головой в унитазе? Эти меры воздействия какими законами и статьями Конституции регламентировались? Повторим дело заново – тогда ведь и унитаз с карцером повторить будет можно. Пересмотр дела может затянуться на несколько недель в лучшем случае и всё это время Дадин продолжит сидеть. Он не должен был находиться в заключении ни одного дня, но теперь он точно просидит там еще пару месяцев. Потому что даже при всей очевидной незаконности приговора, человека считают обязательным держать за решеткой. Граждане судьи!

Вы объясните мне – почему? Без всех ваших казуистических формул, а по-человечески, на том языке, на котором вы общаетесь в обычной жизни. Почему он даже теперь не может вернуться домой, а потом спокойно из дома приходить на допросы и заседания? Мне кажется, судьи так и не дали ответа на какие-то очень важные вопросы. И я подозреваю, что этих ответов нет даже в самой Конституции.

Если День Патриотизма сделают выходным – то вообще по барабану, что это за праздник. Главное — на работу идти не надо и на учебу, а в честь чего – какая фиг разница. Граждане до сих пор не знают порядка цветов на родном флаге, но это не мешает им быть патриотами, обожать родину и отмечать День России 12 июня. Кстати, названия этого торжества они тоже не помнят. Не твердо знают россияне, по какому случаю выходной 4 ноября и откудова он взялся. Однако не знание праздника не освобождает от необходимости выпивать и закусывать, верно!

А уж в День Патриотизма мы будем просто обязаны квасить и жрать – сама суть будущего красного дня календаря заключена в этом. Во всей тысячелетней истории Государства Российского не было достойного события, которое символизировало бы нашу любовь к Отечеству, аккумулировало бы все наши патриотически чувства. И вот 6 августа 2014 года мы ввели продуктовое эмбарго против Запада.

Кто такой патриот? Тот, кто не жрет чужого! Кто вместо вражьих креветок поедает родные подосиновики, кто вместо пармезана поглощает коренья и шишки. Этот праздник даст ответ на главный вопрос о смысле жизни. Смысл жизни нашего гражданина оказывается в том, чтобы принимать пищу. И отказ от приема определенных видов пищи является великим подвигом во имя Родины.

Конечно, в этот день нужно проводить парад на Красной площади. Но это не тот парад, где ракеты и танки с необитаемыми башнями. На главной площади страны должны быть густо разложены и расставлены перехваченные контрабандой из Белоруссии и Казахстана хамоны, ракообразные в панцире и без панциря, дюгони, приматы, дельфины, мука грубого и тонкого помола, яблоки и груши, яйца и куры домашние. И все это в течение часа под звуки военного оркестра давить гусеницами, жечь огнем и дробить молотилками.

А потом россияне, не отрывая башки от телевизора, должны пересесть к праздничному столу и начать трапезу с плодами импортозамещения, чавкая, причмокивая и облизываясь. Поглаживая животы и приговаривая: ах, и вкусно же ты, пальмовое масло! Проталкивая пищу во чрево водочкой и крымскими винами, петь нестройными голосами громкую песню и смахивать тряпочкой пыль с портрета вождя, который ведь это эмбарго и придумал, а значит, сделался, таким образом, главным патриотом России.

И чтобы в этот день шли проверки по домам – у кого что на столе и в холодильнике. Чтоб вывешивать списки тех, кто в заначке держали зарубежные колбасы и печенья. Чтобы стало этим людям стыдно. И, конечно, чтобы лишились они права на получение продуктовых карточек. Кстати, день, когда продуктовые карточки торжественно поступят в обращение, тоже предлагаю сделать выходным и отмечать в форме Дня Благоденствия и Процветания, символизирующего победу эмбарго над санкциями, замещения над импортом и задницы над головой.

08 февраля 2017

На бис!

Если вам нужно знать всего лишь одну какую-то подробность дела «Кировлеса», которая характеризовала бы весь процесс в целом, то это отказ суда изучить документы о ценах на кировский лес.

Ведь если людей обвиняют в том, что они продавали лес дешевле положенного, значит, естественным образом надо узнать: а положенное – это сколько? Какова истинная цена продукта, чтобы мы понимали, насколько Навальный с Офицеровым смухлевали? И вот без этих документов суд прекрасно обходится и выносит приговор! Для вынесения приговора суду вовсе не требуются доказательства. Главное, чтобы приговор соответствовал ожиданиям заказчика. Еще эта история, между прочим, о парадоксальности обращений в Страсбург.

Навальный пожаловался, Страсбург решил в его пользу – и что дальше? А дальше всё то же самое – на бис! Отмена неправосудного приговора приводит к полному повторению всей истории с самого начала до того же самого конца порою с точностью до запятой. И что теперь? Снова идти в ЕСПЧ и снова получить в Европе тот же вердикт, а потом отправиться в кассу, чтобы получить из российского бюджета по решению Страсбурга еще 79 тысяч евро компенсации? И начать еще один процесс по тому же делу?

Мне из простого любопытства уже хочется узнать, что стало с той древесиной, которая была продана фигурантами дела. Поглядеть на скамейки, на избушки, на добытую из дерева бумагу. Ведь это же не просто изделия – это памятники эпохи. Водить экскурсии и показывать: вот табурет, изготовленный из древесной партии, которую украл сам Навальный! Посмотрите – и можете даже присесть и сделать селфи…

Навальный хотел пойти в президенты. Многие хотели за него голосовать. Но объективных шансов у него не было. Смена власти в России произойдет каким угодно образом, но не на выборах – это абсолютно точно! И участие Навального в выборах никакой угрозы Путину ни несло – даже наоборот, сделало бы его победу красивее в глазах окружающих. Но психология этих людей такова, что им не надо красивее. Им неприятен сам факт, что кто-то против них чего-то такое выступает. Что кто-то будет их ругать, смеяться над ними, тыкать их носом во все наши мерзости и за это получит еще и какой-то процент на выборах. А вдруг процент окажется слишком неприятным? Нам могут сообщить все, что угодно, но в Кремле-то будут знать настоящие цифры. И вдруг Навальный получит больше Жириновского? А вдруг больше Зюганова? Это будет означать, что в стране помимо миллионов маргиналов и миллионов застрявших в сталинизме людей, есть еще и миллионы молодых, деятельных, умных и при этом недовольных. Это очень неприятно для власти и она не хочет видеть эти цифры и этого человека. Она не стремится сжить его со свету и сгноить в камере – ей это не выгодно. Она просто не хочет, чтобы он постоянно маячил перед лицом и не давал ей покоя. Поэтому приговор в Кирове такой — и другим быть не мог.

У нас люди, к большому сожалению, не умеют, ни читать, ни слушать. То, что они думать не умеют – про то я уж лучше вообще говорить не буду. Как история с Райкиным в новостных лентах звучит? «Опять оказался в центре скандала»! Какого скандала? Через полтора десятилетия, что идет этот спектакль, вдруг кто-то ухватился за слово «некрофильский», которое стоит радом со словом «государство», причем наше. Или он раньше этого не произносил? Ну, и зря не произносил! И правильно, что произнес! Но поскольку ни слышать, ни слушать, ни думать товарищи не способны, они подняли бучу. Не вникая даже, при каких обстоятельствах и что доподлинно было произнесено.

Как будто бы вышел скандалист Константин Райкин на сцену, назвал Россию некрофильским государством, развернулся и пошел. Наверное, имел в виду что-то сексуальное. Наверное, разврат пропагандировал. Наверное, родину не любит – в какой-то извращенной форме.

Между тем, ничего скандального в его словах не было, а была вполне тривиальная, но бесспорная мысль. И эта мысль яснее ясного заключается в судьбах тех поэтов, про которых говорил в спектакле Райкин. Это же не про извращенцев и не скрепы наши духовные он позорил.

Он вспоминал Пастернака и Бродского, Ахматову и Гумилева, Цветаеву и Мандельштама. А мог вспомнить еще не один десяток имен. Тех, кого при жизни травили, запрещали, сажали, выкидывали из страны, отказывались печатать, не давали выступать, обрекали на нищету и унижения. Зато потом, посмертно выстраивались в очередь со славословиями, устраивали фестивали, учреждали премии, школьников заставляли зубрить четверостишия, даже не вникая в их смысл.

Высоцкому, например, даже госпремию дали через семь лет после смерти, а при жизни не давали даже самого скромного официального звания. Артисты, ученые, знаменитые чемпионы, которые доживают и умирают в забвении без копейки денег, зато в день смерти они на всех экранах, в главных новостях.

Да что говорить о знаменитых и великих, если самый обычный человек на собственных похоронах только и может услышать, «каким он парнем был», как его все любили, какой он прекрасный и что смерть опять вырвала из наших рядов самого лучшего. И толпятся у гроба друзья и родные и просят у покойника прощения. А ты думаешь: где же вы раньше были, со словами этими, чего молчали, кого стеснялись?

Памятники, мемориалы, переименования улиц – для этого надо умереть, а при жизни – кому ты нужен? Это странная особенность нашей страны. Когда сам человек ничего не стоит, жизнь его – копейка, но по-настоящему ценен он становится лишь на том свете. Можно ли это назвать некрофилией? Слово грубое, конечно. Но правдивая суть от этой грубости абсолютно не меняется.

06 февраля 2017

За свой счёт

История заключенного Андрея Крекова дает нам отличный повод вспомнить математику в рамках школьной программы. Архангельские тюремщики выставили ему по итогам голодовки счет, и мы можем подсчитать, что почем в пенитенциарной системе.

Например, девять дней сверхурочного дежурства надзирателя в местной больнице обошлись почти в 19000 рублей. В день выходит 2100 рэ. Это если надсмотрщик один. А если двое? Вдвоем, конечно, веселее, но на каждого уже по 1050 рублей. Не зажируешь сильно-то, откровенно говоря.

Медицинская помощь потянула на 3200 в сутки. А заодно мы узнали, что медицина в Архангельской области – платная. Там и бензин, кстати, по 41 рублю за литр – не хило так стоит. Сотрудникам УФСИН покатать бы этого Крекова по окрестностям, повозить кругами, как делают иногда таксисты, чтобы счетчик накрутить – глядишь, выбили бы со злостного голодающего бабосов побольше. А так – даже до двух тысяч услуги перевозки больного не дотянули.

Но в целом это начинание нужно признать правильным. Пора переходить с заключенными на рыночные отношения. Если голодовка – это умышленный вред здоровью, то и само преступление – это вред уже окружающим – и оно тем более не может оставаться бесплатным деянием. Впредь необходимо выставлять подследственным, обвиняемым и заключенным счет за перевозку их от изолятора до суда и обратно или к местам отбытия наказания. Платить за аренду помещения на время судебного заседания – и соответственно оплачивать услуги конвоиров.

Вы попробуйте нанять себе охрану в обычной жизни и узнаете, во сколько вам это обойдется! А тут вооруженный конвой, транспорт – все же это денег стоит.

Справедливости ради, заметим, что заключенный Креков во время голодовки не принимал пищу и, следовательно, сэкономил пенитенциару приличную сумму. Ведь кормить его должны несколько раз в день, а тут он 27 дней голодал! Вычтите, пожалуйста, из его счета эту сумму. Пока он голодал, то естественным образом реже пользовался водопроводом и канализацией. И даже меньше вдыхал воздуха и производил углекислого газа – это тоже экономия и экология! На последней стадии голодовки у Крекова было мало физических сил, и ему не требовалась избыточная охрана. Таким образом, и на надзирателях можно было сэкономить, а если охрану не ослабили, то это уже вина самого УФСИН.

Остается невыясненным и в буквальном смысле неоцененным прейскурант на укусы. Ведь Крекова посадили за то, что он укусил полицейского и оставил на бедре прямую царапину масштабом 1 см на 1 мм. Суд оценил это в три года отсидки, но сколько это в рублях?

Нам предстоит еще немало сделать на поприще монетизации системы наказаний. Вот Кировский суд обязывал Навального жить в Хилтоне, а возможно стоило бы приговорить его к отбыванию пятилетнего наказания путем проживания в этом отеле за свой счет, чтобы вытрясти из злостного жулика все госдеповские миллионы в пользу государства. На дворе кризис и считать нужно каждую копейку. А нарушители закона жируют за казенный счет. Да еще и голодать хотят нахаляву.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире