oreh

Антон Орехъ

21 июля 2017

F
21 июля 2017

Платов и дети

Особо трогательно, что «Недетский разговор с Путиным» вела Ирада Зейналова которая навсегда запомнится бессмертным «Мальчик, иди в жопу». И вот теперь Ирада помогает мальчикам и девочкам поговорить с дядей президентом. Замысел этого мероприятия мне сначала был непонятен. Предположим, что Путин или его советчики решили, что детьми надо заняться поплотнее, потому что дети вроде как стали за Навального в частности и против власти в целом. Пускай президент сам поговорит с молодежью, обаяет ее.

Но с молодежью можно общаться двумя способами. Можно говорить обо всем подряд, но на понятном ей языке. Тогда заводи себе твиттер, инстаграм и подымай хайп. Но в 60 лет на молодежном языке говорить трудно. Можно молодиться и хорохориться, но по сути молодым ты уже быть не можешь. Есть и другой способ. Говорить с молодыми на каком угодно языке, но о тех проблемах, которые ребят интересуют. Поскольку в зал собрали не каких-то двоечников и малолетних преступников, а резидентов «Сириуса», то с ними надо говорить про то, как им получить нормальное образование, как сделать так, чтобы их большой талант не пропал и как им в жизни найти нормальную дорогу. И в этом смысле разговора не получилось. Про интернет Путин сразу сказал, что им практически не пользуется. И стало быть огромный пласт молодежной реальности ему просто неизвестен. А на действительно интересные вопросы про учебу и дорогу в жизни отвечал медленно и нудно. Потому, что по-настоящему этих проблем он не чувствует, а живых детей в жизни не видел уже очень давно. Свои вот выросли, а других не знает. А как ему общаться с теми, о ком он не имеет представления? Конечно, многое зависело от вопросов.

Ну, что-то явно с детками отрепетировали. Иногда казалось, что микрофон берут на 14-16 летние ребята, а какие-то бюджетники, каких толпами запихивают в Прямую Линию Путина. Половина благодарила за «наше счастливее детство», тщательно проговаривая все буквы имени отчества – Владимир Владимирович. Вторая половина спрашивала какой-то вздор, типа «как вы проводите свободное время?» и «специально ли вы стояли под дождем без зонта, когда возлагали цветы к Вечному огню?». А когда изредка пробивались вопросы по делу – тут Путин плыл, как уставшая пластинка.

Но кое-что мы все-таки узнали. Например, что Владимир Владимирович еще не решил, оставаться ли ему президентом и чем он будет заниматься, когда однажды президентом быть перестанет. Главные ценности в жизни для него – это сама жизнь, любовь и свобода. И мы можем сказать, что здесь президент пошутил. В стране, где жизнь стоит копейку, а свобода есть только у одного человека, про любовь говорить чудно. А еще Путин сказал, что когда он работал разведчиком, у него был псевдоним Платов. И я понял, что следующим после Путина президентом России будет Владимир Платов.

У меня была наивная теория. Я был уверен, что со временем мы переживем все коммунистические мифы, перестанем горевать по Советскому Союзу, восхищаться Сталиным. Переживем естественным путем — по мере того, как будут уходить поколения, которые при Советском Союзе жили и у которых вся эта чертовщина проросла в мозгах. Зато вырастут молодые, активные, незашоренные. Они не привыкли ходить строем, их не принимали в пионеры, не заставляли учить стихи про Ильича и конспектировать его труды. Такая была у меня теория – и не только у меня. Ведь не зря же еще Моисей водил евреев сорок лет по пустыни.

Но нашему народу, видимо, сорока лет в пустыне будет мало. Более того: для нашего народа эта методика вообще не подходит. Ведь не в том дело, что число желающих увековечить память Сталина достигло уже совершенно неприличных процентов. Дело в том, что чем моложе опрошенные, например, ВЦИОМ респонденты, тем охотнее они поддерживают прославление душегуба, каких свет не видывал. Прогрессия совершенно четкая по возрастным группам! Меньше всего поклонников Сталина среди тех, кому больше 60 лет — их, правда, все равно больше половины. Но среди тех, кому не исполнилось даже 24 лет – 77%! Все эти юноши и девушки родились уже в России, ни октябрятами, ни пионерами не были, строем не ходили и никак не участвовали во всей той пошлятине, в которую вовлекали нас, советских школьников и студентов. И вот эти юные, свободные, незашоренные поголовно оказываются сталинистами? Недавно ВЦИОМ провел и другой опрос – о том, знают ли граждане вообще о сталинских репрессиях? И среди молодежи оказался самый низкий процент осведомленных. Но даже среди них о репрессиях слышали три четверти. И при этом три четверти ободряют бюстики и досочки в честь вождя. То есть простым невежеством это все, вроде бы, не объяснишь. Зная о том, что сотни тысяч советских людей были уничтожены, почти каждый второй находил истреблению этих людей оправдания – вне зависимости от возраста, вне зависимости от того, были у них в семьях репрессированные или нет.

Тут, на мой взгляд, дело в двух вещах. Во-первых, наш народ, очень жесток. При всей нашей хлебосольности, радушии, готовности снять последнюю рубашку и тому подобном, мы по природе очень жестокие люди и вся наша история – это история жестокости. А, во-вторых, дело все-таки в невежестве. Эти самые респонденты просто не понимают, что они на самом деле одобряют. Историю в нашей стране всегда преподавали как комикс или лубок. История побед, свершений, достижений.

Власть всегда безупречная и мудра. И это только кажется, что мы что-то знаем про сталинские репрессии. Подавляющее большинство знает о них те же самые мифы, что и обо всем остальном. Поэтому и одобряют, поэтому и поддерживают. Но страшно другое. Старики уйдут, а на смену им придут вот эти молодые и невежественные, которым уже никакая правда и не нужна. И если кто-то захочет повторить путь Сталина, их мозги уже будут готовы активно в этом поучаствовать. И наша история пойдет по новому кровавому кругу.

Антона Носика уже нет, а статья 282 – жива. И судя, по всему, жить она будет долго. И в этом грустный парадокс нашего мироустройства. Те, кто должны быть с нами – уходят, а то, что давно должно было сгинуть, то, что вообще не должно было появляться на свет – вот оно, цветет и сильно пахнет. Жалобу Антона Носика легко отвергнуть, потому что жалобщик отсутствует. Ему уже все равно.

Так был он еще чего доброго разрядил в Зорькина все стволы своего ЖЖ, а нынче опасаться нечего. КС не видит в статье 282 никаких неясностей и тем более каких-то противоречий с Конституцией. Само собой не видит. И не увидит. Потому что едва Конституционный суд прозреет, специальные люди немедленно дадут ему исчерпывающие разъяснения, прислонив в тихом месте к теплой стенке. Поэтому наши законы самые четкие и ясные в мире и совпадают с духом и буквой Конституции как близнецы. Особенно такие законы, где речь идет о каких-нибудь чувствах. Потому что в нашей суровой стране развелось огромное количество трепетных людей, чьи чувства страдают от дуновения ветерка. Главное, чтобы ветерок дул с нужной стороны. Дело прошлое, конечно, но тот конкретный пост покойного Антона Борисовича мне совсем не понравился. Но в суд Носик попал только потому, что он Носик. Он горячо поддержал то, чем и так по факту занималось наше государство и наша авиация, действительно стирая с лица земли Сирию. Поддержал бомбардировки, которые одновременно с восторгом поддерживали все пропагандоиды на всех каналах. Он не сказали ничего такого, чего не говорили бы стада разных идиотов, точно так же предлагавшие разбомбить Украину и хохлов. Но все эти гопники за все эти слова не заплатили ни рубля и не провели в судах ни одной минуты. Потому что статья же говорит о чувствах и о разжигании.

А с чувствами к Украине и хохлам у нас все в порядке, никто не обижен и не возмущен. И никого особо не трогало, когда унижали, оскорбляли, избивали и даже убивали приезжих таджиков, киргизов, узбеков – да вообще любых неместных. Суды регулярно находили смягчения и оправдания. Равно как не видели они никакого криминала в поведении футбольных фанатов, которые то глумились над чернокожими, то травили кавказцев многотысячным хором на трибунах. Но прекрасная, удобная статья работает только в тех случаях, когда кому-то надо, чтобы она работала. Здесь нет отпечатков пальцев, стреляных гильз и телесных повреждений. Есть только неосязаемые чувства, которые то разжигаются, то гаснут. Главное, чтобы суду все было ясно.

А, в самом деле – пускай Конституционный суд даст определение светского государства. Скажет, что светского государство – это такое государство, в котором каждый гражданин обязан носить при себе Молитвослов и знать наизусть не менее половины Нового Завета. Что в светском государстве все обязаны иметь в красном углу складень не менее чем из трех икон и двух лампад. Что брак без венчания не считается законным, а свидетельство о рождении не выдается без свидетельства о крещении. Светское государство – это такое государство, в котором уроки астрономии отменяются, а вместо них, а заодно вместо физики и алгебры вводится Закон Божий. И, разумеется, в светском государстве президент не может вступить в должность без коронации, которую проводит Патриарх. Ну, и еще про запрет абортов, иностранных языков и мини-юбок. Не важно, что понятие светского государства давно уже сформулировано. Не важно, что для ответа на свой вопрос депутат Гаврилов мог бы просто заглянуть в толковый словарь. Просто в словаре все написано, как есть, а вот Конституционный суд может дать не только правильный ответ, но и ответ приятный.

Забавно, что сомнения одолели ни кого-то, а депутата-коммуниста, что просто лишний раз напоминает нам, что коммунизм – это разновидность религии со своими пророками вроде Ленина и Сталина. Но коммунистическая религия была воинственной и стремилась не столько к любви и миру, сколько к уничтожению всех, кто в коммунизм не верил, в том числе православных. Однако коммунизм известен так же и тем, что на поздних стадиях переродился из религиозного движения в движение колебательное. Коммунисты были обязаны колебаться строго вместе с линией партии, какую бы ересь партия не предлагала. И когда стало выгодно вместо Карла Маркса верить в Иисуса Христа, а вместо маевки ходить в храм святить яйца, стали святить яйца и осенять себя крестом, как пропеллером. Депутат Гаврилов хочет получить точное определение светского государства потому, что ему не нравятся антирелигиозные настроения. Но в России нет антирелигиозных настроений. Зато есть настроения антицерковные. И настроения эти вызваны тем, что некоторые батюшки и православные бюрократы совершенно распустились и оборзели. И эти люди никакого отношения к истинной вере не имеют, потому что сами верят только в деньги и власть. И отношение к этим религиозным извращенцам никак не изменится от того, что какой-нибудь суд даст какое-нибудь определение.

30 июня 2017

К Черту-на-рога

Особенно мне, конечно, понравилось, что вместе с перенаправлением мигрантов к Черту-на-рога для них будет создан специальный телеканал. Равшан и Джамшут будут звездами эфира. Будут без отрыва от мытья полов, разгрузки вагонов и укладки плитки глядеть свои мигрантские новости.

В России есть два способа решения любых проблем. Первый способ – сразу все запретить! Наотмашь, не вдаваясь в подробности. Отрезал – оно и не болит. Но есть и мягкий метод. В таком случае создается концепция. Запретить мигрантов мы не можем. Потому что народ-богоносец без мигрантов тут же обнаружит, что во дворе некому снег убрать. Стало быть, раз нельзя запретить, нужно придумать концепцию. Концепции пишутся на протяжении многих лет, а когда очередная концепция быстро показывает свою полнейшую бессмысленность – тут же сочиняется новая.

Так произошло и на этот раз. Та концепция, которую теперь дезавуировали, была принята в 2012 году. Но что-то, видимо, пошло с ней не так. И созрела новая. Причем, нынче концепцию, решающую проблему миграции, сочинили в МВД. Кому, как ни карательному ведомству организовать рациональное распределение трудовых ресурсов? Именно люди в погонах в свое время организовали стройную и красивую систему трудового воспитания для миллионов граждан, записанных в шпионы и враги народа. Рыли каналы, добывали руду, клали шпалы. Прекрасно работала система, а страна была самой сильной в мире. По крайней мере, все больше и больше наших соотечественников нынче уверены в этом. Свежая концепция перераспределения ресурсов блещет неожиданным замыслом: перенаправить потоки переселенцев на Дальний Восток! Я полагаю, что обывательские массы даже порадуются, что такие неприятные и нехорошие приезжие вот-вот хлынут за тридевять земель. Однако к переселению хотят стимулировать и аборигенов.

То есть не просто сослать всех азиатов во Владивосток, где навстречу им выдвинутся толпы китайцев и от России там останется только название острова – Русский. Нет, замысел тоньше. Чтобы и мы поехали на дальние рубежи родины и начали там трудиться. Обещают подъемные. Но мы помним, как нам обещали еще и дальневосточный гектар. Гектаров много, а желающих взять гектары особо не наблюдается. Почему так? Да потому, что власти вместо того, чтобы наладить нормальную жизнь, сочиняют концепции. Мигранты не просто так едут в Москву или Питер. А потому что здесь есть работа. И россияне не на Дальний Восток рвутся – а в столицу. По той же самой причине. Вся жизнь, все ресурсы в нашей стране замкнуты на Москву и несколько крупных городов, а в огромной стране даже дорог нормальных нету, чтобы хотя бы в соседнюю область добраться. И пока вот это положение не изменится, остается надеяться разве что на МВД, которое, в крайнем случае, найдет особые методы убеждения и способы переместить миллионы трудящихся в любом направлении.

Ни одна премьера ни одного фильма не ожидалась мною с таким нетерпением, как премьера «Матильды». Куда там «Пиратам Карибского моря» даже с Полом Маккартни! «Гарри Поттеры» с философскими камнями, «Властелины Колец» со всеми их гоблинами и даже «Елки-5» сами знаете с кем — это все такая мелочь по сравнению с «Матильдой». Иногда мне кажется, что я и сам уже работаю в пиар-службе Алексея Учителя. А между тем, я говорю об этой картине, от которой не видал даже трейлера, уже, наверное, в десятый раз – и все задаром. Задаром работают на продвижение киноленты депутаты Думы, задарма стараются целые православные епархии. Если однажды удастся раскрутить самого Путина на веское слово, авторы фильма могут подставлять контейнер, чтобы доверху набить его кассовыми сборами. Вот это все вокруг «Матильды» происходит в тот момент, когда кино даже не доделано! А представьте, что начнется, когда доделают, когда назначат дату показа, когда пойдут первые сеансы, а на первые сеансы пойдут зрители. Толпами пойдут! А у входа их начнут караулить тетеньки в кокошниках, казачки с нагайками, байкеры с «харлеями», батюшки с крестом и кадилом, и депутат Поклонская.

Вот это будет шоу! И до него осталось всего ничего. Никогда не знаешь, где, в какой момент и в каком обличье идиотизм предстанет пред тобой. Судьбе было угодно направить перст вот на этот фильм. И не следует искать здесь рационального объяснения. Дурь переполняет котел и в какую-нибудь дырочку все равно хлынет. Очередной чумовой всполох пришел из Ханты-мансийкой епархии, где местные иерархи православия разослали циркуляр для сбора подписей против «Матильды». В циркуляре фильму, которого никто из них не видел и видеть не мог, даны самые страшные оценки. Чего он только не подрывает! Как он только не разлагает! Очерняет, клевещет, дискредитирует, глумится. Надо поставить этому заслон – причем, конкретно к 1 сентября, и доложить «обобщенную информацию о количестве собранных подписей в разрезе епархий». Это и есть чистая бесовщина. Когда невежественные, дремучие люди поднимают и гонят волну, а приличным людям приходится отбиваться и оправдываться, тратить время на белибердистику. Бесовщина заразна. Сперва отравленная муха укусила Поклонскую, а потом зараза перекинулась на других граждан и дошла до Ханты-Мансийска. И пойдет гулять дальше.

В здоровом обществе существует иммунитет против бесов, и, погудев чуток, вирус самоликвидируется. А наше общество – больное. Нет в нем никакого иммунитета. И всякие бредни бродят и преют бесконтрольно и бессрочно. Пока вместо одной бесовщины не возникнет другая и новая зараза не увлечет массы сильнее прежней. Фильм «Матильда» рано или поздно выйдет на экраны. И я обязательно его посмотрю. И непременно в кинотеатре, заплатив за билет. Потому что «ежели люди порочные связаны между собой и составляют силу, то людям честным надо сделать только то же самое». И это не я сказал – это Толстой.

Эти сенаторы похожи на злых родителей. А у злых родителей на все случаи жизни есть только одно слово – «нельзя». Туда не ходи – нельзя, с этим не дружи – нельзя, холодное не пей, горячее не ешь, не влезай – убьет, чтоб был дома не позже девяти! Злые и глупые родители уверены, что нет лучшего метода воспитания, выработки дисциплины и послушания, кроме запретов. Если все запретить, то ребенок ничего не сделает, а если он ничего не сделает, то ничего плохого с ним и не случится. И он будет до собственной пенсии смотреть родителям в рот, выполнять все их распоряжения и следовать только их советам.

Вот наши власти обращаются с нами, как с детьми. Хотят оградить нас от неприятностей, а источник неприятностей у них один – Запад. Там царят коварные нравы и тенденции, там ни у кого нету иных забот, кроме как нагадить России. Потому что мы самые умные, самые красивые, самые духовные, к нам везут мощи всех святых, а русский язык – самый языковый на земле. Именно поэтому мы введем специальный контроль за его использованием. Мы же хотим, чтобы наша культура продвигалась по миру? Центры культурные открываем, часовни возводим. Вот в рамках этого культурного просвещения мы и запретим всем писать и говорить по-русски без нашего разрешения. А то вдруг они станут вслух говорить «лОжат, звОнят и килОметр». Эти сенаторы как родились в Советском Союзе, так и продолжают в нем жить до сих пор. Они употребляют термин «вещать на территорию РФ», потому что помнят, как вещали на советскую территорию радио «Свобода» или «Голос Америки», и как «вражеские голоса» глушили «глушилками». Потому что и советские начальники считали граждан детьми или дураками.

Но сейчас нет такого понятия «вещать на территорию». Для того, чтобы оказывать влияние на внутреннюю политику, не обязательно даже пользоваться русским языком. Вот CNN говорит по-английски, на нашу территорию ничего не вещает, но ты включаешь компьютер, заходишь на их сайт и если неплохо учился в школе, то все прекрасно понимаешь. А что касается влияния на внутреннюю политику, то есть у нас глянцевые журналы про жизнь корифеев поп-музыки, есть у нас журналы с сиськами. У них нет иностранного финансирования, они не пишут ни про Навального, ни про Путина, но, так сказать, читая эти СМИ, люди дуреют на глазах и эта дурь самым пагубным образом сказывается на нашей внутренней жизни. А вообще, причин для запрета чего бы то ни было две: либо вы боитесь, что люди узнают правду, которую вы от них скрываете, либо вы считаете людей дебилами, которых из-за границы может обмануть кто угодно. Но ведь наши власти никогда не врут и ничего не скрывают! Значит, мы дебилы-простофили.

Я скажу вам, что меня совершенно не волнует, по какой на самом деле причине удалили сразу двух присяжных в день оглашения вердикта по делу Немцова. Может, нам сказали правду, может, соврали, но мне это не интересно. Точно так же меня не интересует сам вердикт. Я даже не собирался за этим следить. Сколько дадут, кому дадут, где отбывать, апелляции, кассации, инстанции – все это абсолютно вторичная информация.

Вот скажите мне: вас волнует, где сейчас находится пистолет, из которого стреляли в спину Немцову? Марка оружия, емкость магазина, страна-производитель, дальность стрельбы? Уверен, что подавляющему большинству эта информация безразлична, потому что в данном случае неважно, из какого пистолета был убит человек – важно, что его убили. Пусть на меня не обижаются подсудимые, их родственники и адвокаты, но имена и фамилии тех, кто оказались на скамье подсудимых нам так же необходимы, как марка пистолета. Потому что не в них дело.

Да, практически нет сомнений, что подсудимые действительно причастны к убийству Немцова, но их функция в этой расправе чисто техническая. Не было бы их, пистолет взял бы руки какой-то другой человек, и за рулем автомобиля, на котором они уходили с моста, был бы другой человек. Эти или не эти – какая разница? На процессе мы не узнали главного! Кто был тот человек или те люди, которые организовали это преступление? Кто был тот человек или те люди, которые заказали это преступление? Какой вообще смысл в этом процессе, если в нем фигурируют «иные неустановленные лица»? Так установите эти лица, наконец! У нас как величайший подвиг правосудия подавался сам факт вызова на допрос Руслана Геремеева! Хотя все понимали, что ни на какой допрос он не явится и нет такой силы, которая заставила бы его туда придти. Кадыров говорил, мол, вы позовите – я приду. Нет, не позвали, испугались.

Правосудие боится не только сделать выводы, но хотя бы соблюсти формальности. Говорят, что Путина взбесила демонстративность убийства Немцова и символичность места, где он был застрелен. Путин велел разобраться. Но разобраться можно по-разному. Совсем слить это дело они не могли. Но могли найти формальных исполнителей, стрелочников и пешек. И сделали это довольно быстро и профессионально. Значит, могут, когда захотят! Значит, и заказчиков и организаторов могли бы найти так же быстро. И я уверен, что имена заказчиков и организаторов следствию прекрасно известны. Но такой команды от Путина не поступало. Нужно было бросить кость: вот вам убийство – вот вам убийцы. Немцов не был другом Путина и, следовательно, не было никакой необходимости выяснить все до конца. И смысл процесса в том, чтобы показав неважное, замаскировать главное. Поэтому судья, присяжные и даже сами подсудимые – лишь декорация в операции прикрытия. Это не суд и это не приговор.

26 июня 2017

Не в кайф

Все-таки какие-то странные процессы происходят в голове у наших сограждан. Социологи спрашивают, не надо ли наркоманов в тюрьму посадить и 78% говорят, что неплохо бы посадить, конечно, этих одурманенных на шконки. Тогда социологи задают другой вопрос: а наркомания – это болезнь? И 45%, то есть почти половина респондентов, считают, что да, это болезнь. Накладываем одну цифру на другую, и получается, что никак не меньше четверти опрошенных считают наркоманов больными людьми и при этом считают, что их надо сажать в тюрьму. Как говорится, лучшее средство от насморка – это гильотина. Видимо, в тюрьме лечение от пристрастия к веселым таблеткам и порошкам пойдет лучше.

Народ наш жесток, что конечно, не новость. Спроси у Иван Иваныча Иванова, не следует ли запретить что-нибудь? Не важно что! Иван Иваныч Иванов всегда ответит: конечно! Запретить непременно! За любую мелкую провинность – в тюрьму на веки, за любое преступление – на виселицу, за любое вольнодумство – отнять паспорт и выгнать из страны. Только самого Иван Иваныча Иванова нельзя обижать. Он хороший, пригожий, морально устойчивый, не имеет ни пороков, ни задних мыслей. У нас укоренилась святая вера, что любую проблему можно решить только насилием, только максимально жесткими мерами.

Никогда наши законы не были либеральными, никогда наши суды не были склонны к гуманизму. Так почему же проблемы-то решить никак не получается? Видимо, жестокости все-таки не хватает. Но вот еще у меня вопрос имеется: а как быть с пьянством? Наркоманов в России полно, но все-таки не так много, как алкашей. От них разве меньше проблем? Семьи, друзья, близкие разве меньше страдают от их запоев? Разве меньше преступлений совершают пьяные? Пропивают же последнее, зараза! Они тоже больные? Наверное. Ну, так может, их тоже по тюрьмам распихать? Рядышком с наркоманами и посадить! Лечить алкоголизм карцером и розгами. Как при Михал Сергеиче уже пробовали лечить алкоголизм вырубкой виноградников, безалкогольными комсомольскими свадьбами и прочей ерундой.

А может быть респонденты, которых опросил ВЦИОМ были все сплошь трезвенники? Может, социологи просто не решались подойти к тем, кто навеселе? Или к тем, у кого глаза стеклянные, смех без причины или от кого в разные стороны идут странные полурезиновые запахи? Наверное, так и было. Но я бы обратил ваше внимание еще на один процент. Почти на десять процентов стало меньше тех, кто считают наркоманию социальной проблемой. Их всего чуть больше четверти. В то время, как именно социальные проблемы и являются главной причиной и наркомании, и пьянства, и других подобных болезней и пороков. Мы просто этого не понимаем! И не понимаем, что не дай бог кто-то из наших близких и знакомых окажется в такой ситуации и общество подавляющим большинством голосов потребует его посадить.

С точки зрения современных технологий я неандерталец и кроманьонец в одном лице. Я и вацап освоил только две недели назад и отправил только полдюжины вацапин. Но ведь история с мессендежром Telegram – она вообще не про технологии. И позиция Павла Дурова вызывает у меня большое уважение и симпатию.

Как говорил мой любимый киногерой – «ни одного документа постороннему глазу»! Государство нашло универсальное прикрытие для любых своих безобразий – забота о безопасности. О нашем же благе пекутся. Мы будем контролировать вашу почту, ваш телефон, ваш интернет, ваши посылки, ваши банковские счета, ваши перемещения, вашу половую жизнь – мы будем контролировать все – ради вашего же блага. В чем состоит это благо, я лично не понимаю.

Вот Израиль, дай бог ему здоровья, который реально в кольце злейших врагов, свел террористические угрозы к минимуму. Это не значит, что теракты в Израиле невозможны в принципе. К сожалению, это не так. Но граждане Израиля уверены в том, что государство и спецслужбы действительно делают все возможное именно для их, то есть граждан, блага и безопасности. И что если вводятся ограничения, то именно для этого, а не потому, что кому-то из властей любопытно, чем вы занимаетесь, о чем пишете и что думаете, и не для того, чтобы держать неугодных на крючке.

В отношении наших спецслужб у меня прямо противоположные ощущения. Я скорее поверю, что все эти многоступенчатые и зачастую просто бредовые затеи, типа «закона Яровой» нужны им, чтобы пилить бюджет во все стороны, чтобы раздувать штаты, чтобы оправдывать собственное существование, чтобы следить за условным Навальным и ему подобными. А потом какой-нибудь чувак наложит тротила в рюкзак, войдет в метро — и грохнет. А мы разведем руками, не понимая, как же при таком тотальном контроле он смог уйти от бдительного ока чекистов. А чекисты скажут, что это произошло лишь потому, что им не хватает полномочий, что они еще не все взяли под контроль и не во все щели залезли. Никакие тотальные меры не могут быть эффективны. Потому что, контролируя все сразу, вы на самом деле не контролируете ничего в частности. В конце концов, террорист просто пойдет и купит сим-карту на улице и с ее помощью сделает то, что ему нужно.

А вы будете в этот момент читать телеграм'ы ста миллионов человек или изучать их смс-ки за полгода. Короче говоря, требования, которые Надзор предъявляет Павлу Дурову к обеспечению нашей с вами безопасности не имеют никакого отношения, зато портят нашу жизнь. И жизнь эта наша потому такая дурацкая, что, кроме Дурова единицы способны сказать «нет», а все остальные как зайцы готовы выполнять любые бредовые требования.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире