oreh

Антон Орехъ

21 ноября 2014

F

Вы знаете, а я поддерживаю предложение коммунистического депутата Коломейцева разорвать нафиг дипломатически отношения с Литвой и ввести против нее все санкции, какие мы только сможем придумать. Нечего язык распускать. Президент не клоун. Даже если президент – женщина. Назвала самую миролюбивую страну на планете «террористическим государством». Это крайне оскорбительно для нас, потому что называть нас «террористами», значит, не понимать самой сути происходящего. Россия не террористическое государство, а государство империалистическое.

Террористы разрушают, а мы строим. Строим новую империю. Наша задача не в том, чтобы напасть, взорвать, расстрелять и скрыться. А в том, чтобы придти куда-то и там остаться, не от кого не прячась. Ну, на каком-то этапе немного припрятываясь, называя себя то силами самообороны, то вежливыми людьми, то восставшими шахтерами – но глобально не прячась, конечно, совсем. Строительство империи мы ведем пока не очень ударно.

Стройматериалы все больше китайские и крыша текёт. Но флаг наш гордо реет над чердаком. Поэтому называть всё это «терроризмом» - глупо и оскорбительно. И никаких отношений, тем паче дипломатических с такими странами, как Литва иметь не следует. Перекрыть все границы, закрыть все транзиты. Там, правда, за Литвой Калининград останется. Но когда строится империя, масштаб задач оправдывает небольшие потери. Помните мурманский комбинат судился с правительством, что из-за санкций не может работать? А комбинату объяснили, что если речь идет о судьбах всей страны, то ваш комбинат перетопчется. Так что и Калининград потерпит. Пускай янтарь добывают и бусы продают.

Я бы, кстати, Литвой не ограничивался. Ну что мы в непонятные любезности играем? Путин на днях принимал верительные грамоты от нового американского посла. Посол – явный русофоб и оголтелый враг. А Путин ему руку жмет и даже улыбается. А надо под зад коленом дать и назвать нон-гратой. И само посольство крест на крест заколотить. И послов стран ЕС, Австралии, Канады – всех выгнать. Ведь в душе именно это мы давно уже хотим сделать, но ложные условности мешают нам поступить так, как велит сердце. Мы хотим жить сами, чтобы никто нам не мешал, не капал на мозги и не подсовывал коалу для объятий. Мы строим империю, а вы пошли все вон, стуча копытами в сторону моря. Для начала – Балтийского.

Сербы – молодцы. Говорю безо всякой иронии. Они хотят вступить в Евросоюз. Это желание и понятно, и логично. Куда же им еще стремиться, находясь посреди Европы, когда вокруг члены этого самого Союза?

Но проблема в том, что у Сербии есть далекий непутевый друг – наша с вами страна. Нас разделяют сотни километров, но так получается, что духовно и политически Россия сербам ближе, чем их непосредственные соседи. Такой вот парадокс.

В мире не так много осталось стран, которые мы можем назвать дружественными. Не так много стран нас считают друзьями. Самый популярный клуб России «Спартак» открывает свой стадион и зовет на открытие в гости самый популярный клуб Сербии, а не какой-то другой, не «Реал» и не «Челси». И где еще сербы услышат с трибун сакраментальное скандирование про Косово, которое je Srbija?

Ввести санкции против России для сербов почти так же трудно, как признать независимость Косово. Но чтобы удобно и логично вступить в объединенную Европу, сербы должны ввести эти санкции против нас. Ввести санкции против ближайшего друга, ради того, чтобы вступить в брак по расчету. По очень выгодному расчету. И ради него пойти против дружбы. Такая вырисовывается абсолютно понятная каждому из нас человеческая история.

Разве нет у нас друзей, которые сошли с правильной дороги? За которых душа болит, которые чудят то и дело? За которых нам бывает стыдно, неловко, обидно и горько? Но мы продолжаем с ними дружить. Помогаем, выручаем, сочувствуем, воспитываем. Видим, что слова наши на них не действуют, хватаемся за голову, тяжело вздыхаем, но все равно продолжаем считать их своими друзьями и помогать словом или делом.

Вот так и здесь. Есть сербы, которых в Европе больше не считают изгоями. А напротив - считают вполне благопристойными, цивилизованными, порвавшими с темным прошлым времен Милошевича. И есть мы, Россия, которую уже не стесняясь называют «террористическим государством». Но сербы нас с вами, таких распрекрасных, не бросают, дружбу не забывают, топчутся на распутье, не решаясь поддаться расчету и махнуть рукой на чувства.

Поэтому сербы, конечно, молодцы. А нам надо быть достойными такой дружбы. И не заставлять братушек делать такой мучительный выбор.

Все когда-то бывает в первый раз. Вы, конечно, слышали, что впервые в России экстремистским материалом признали анекдот. И вот когда вы услышали или прочли эту новость, каким было ваше первое желание? Правильно: первым желанием было узнать, что за анекдот. А поскольку оригинал удален из Сети и публиковать его нельзя, то желание узнать точное содержание анекдота только усилилось. В этом и проблема. Иногда от запрета еще больше вреда, чем от запретного плода. Анекдот кстати, старый. Просто раньше в нем были другой герой, другой национальности. И прежде в этом экстремизма не видели. Анекдоты вообще раньше были сферой, где политкорректность как бы и не действовала. Во времена моего детства главным героем анекдотов был чукча. Сейчас уже мало кто помнит, но была славная серия, начинавшаяся словами «однажды русский, немец и поляк…». Было «армянское радио», отдельный сериал про грузин и армян. Кроме немца и поляка русский оказывался в компании американца и француза. А анекдотов про евреев вообще был целый, прошу прощения, талмуд. Причем лучше всего про евреев анекдоты рассказывали и рассказывают сами евреи. Анекдоты с национально-этническим, так сказать, компонентом, бывают очень смешными, а бывают очень глупыми и пошлыми. А глупость и пошлость – это не преступление. Это характеристика человека. И то, что он всю жизнь проживет дураком и пошляком – наказание похлеще уголовного. Потому что из тюрьмы выйти можно, а вот из дурака превратится в умного – вряд ли. Против глупых, пахабных и прочих плохих анекдотов есть одно испытанное средство. Люди их просто не рассказывают. Услышал от кого-то, тебе не понравилось и сам ты этот анекдот уже никому не рассказываешь. Потому что не смешно. Потому что сам будешь выглядеть по-дурацки. Анекдоты проходят естественный отбор, который эффективнее любой цензуры. А в деле с удмуртским анекдотом куда занимательнее другое. Подсудимый ведь кроме анекдота еще и свастику рисовал. Но у суда получилось, что анекдот в этой ситуации как-будто хуже свастики. И это особенно пикантно в свете пропагандистской борьбы с украинским фашизмом. С заграничными бандеровцами мы боремся с пеной у рта, а своих рисовальщиков свастики фактически судим за анекдоты. Смешно, ей-богу.

18 ноября 2014

Жизнь не по рублю

Глава Банка России Эльвира Набиуллина считает, что устойчивость рубля нужно мерить не только в иностранных валютах, а, прежде всего, в его покупательной способности. «Для людей важнее, сколько товаров можно купить на рубль. Устойчивость - это, прежде всего, покупательная способность рубля, это низкая инфляция», - цитирует «Интерфакс» выступление главы ЦБ во вторник в Госдуме.

***

Для граждан самое важное – это спокойствие. Это даже не уверенность в абстрактном завтрашнем дне – а чтобы именно сейчас кто-то сказал им уверенное доброе слово, и вселил утешительную надежду. Таким людям, как Эльвира Набиуллина или Алексей Улюкаев, делать это не так трудно как кажется. Потому что большинство граждан просто не понимают смысла финансовых и экономических механизмов. Поэтому если вы утешаете людей уверенно, спокойным голосом, то граждане просто не смогут почувствовать подвоха.

Вот говорит нам господин Улюкаев, что если у вас расходы в рублях, то не важно, сколько рублей дают за доллар – хоть 50, хоть 150. И услышав это, обыватель скажет: а ведь верно – какая мне разница, сколько там за доллар, если у меня долларов нет?

Госпожа Набиуллина развивает мысль, мол, не важно, почем валюта, важно, что вы можете купить в магазине за рубли. Титаны нашей экономической бюрократии пытаются убедить нас в том, что валюта и ее стоимость – это некая абстракция. Что это важно только для финансистов и спекулянтов, а простому человеку нет смысла ввязываться в эти игры и забивать себе мозги.

Но как бы ни были наивны простые люди, они приходят в эти самые магазины, а товары там с каждым разом только дорожают. Потому что мы можем сколько угодно говорить об отечественном производителе, но даже после продуктовых санкций на полке сплошной импорт. Лекарства импортные. Оборудование и сырье – импортное. Технологии – покупные. И платим мы за них не рублями. Платим валютой. И цены просто не могут не расти. А отечественный производитель тем временем тоже не думает заниматься благотворительностью. Раз импортное дорожает – чего же я-то по старой цене торговать стану?

Но и у него есть резоны, кроме спекулятивных. Потому что тарифы тоже не снижаются, мягко говоря. Да что говорить про тарифы для каких-то компаний, если с 1 ноября в Москве, например, подорожала коммуналка. Набиуллина говорит про низкую инфляцию – но откуда же она возьмется, низкая-то?

А ну-ка, поднимите руки, кому в этом году повысили зарплату? И не на символические две копейки, а действительно вот прямо повысили!? Что-то не вижу леса рук, как говорили в школе. Цены растут, тарифы растут, коммунальные платежи растут, рубль дешевеет, доходы не меняются – и спасибо, что еще платят пока! Так какая же из этого покупательная способность образуется? Высокая-превысокая? Тогда вперед за покупками...

17 ноября 2014

Kosovo je Крым

Владимир Владимирович – прекрасный оратор, замечательный манипулятор и великолепный подменщик понятий. К тому же он четко знает, для какой аудитории работает. Его аудитория – это граждане, которые не в состоянии установить между событиями причинно-следственной связи, плохо помнят, что было вчера, слышат звон, но не знают, где он - и верят каждому слову Путина просто потому, что это слово произнес именно он. Наш президент в интервью немцам говорит про Крым и его присоединение к России и ссылается на «яркий и свежий прецедент – прецедент Косово». То есть, раз Косово можно, то почему Крым нельзя? Народ слышит это и рукоплещет.

Действительно – а почему нельзя? Но у меня встречный вопрос: а почему тогда Россия не признает Косово? Мы ссылаемся на прецедент Косово, говорим, что фактически в Крыму произошло как бы вроде то же самое, но при этом в Крыму все нормально, а Косово мы признавать не хотим. Где же тут у нас логика? Впрочем, определенная логика здесь имеется, но эта логика хулиганская. Очень близкая и понятная нашему обывателю. Логика по принципу «сам дурак». Логика, человека, который свои дурные поступки оправдывает тем, что все так делают. Мол, им можно, а мне нельзя? Это вообще наша любимая тема. Чуть что, мы немедленно вопим: «А вот Америка! А вот они то сказали, а вот они это сделали, а у них негров вешают!». А сами-то мы – что? Ну, хорошо, с Косово поступили довольно вульгарно – лично я думаю именно так. Но если кто-то поступает вульгарно, то почему мы-то ведем себя точно также? Если кто-то ведет себя плохо – почему нельзя самому поступать хорошо и играть по правилам? Я не зря говорю, что логика Путина близка обывателям. Ведь и безо всякого Крыма в обычной жизни мы поступаем именно так на каждом шагу.

«Почему вы даете взятки? – А все дают? Пускай все перестанут, и я перестану. – Почему нарушаете правила дорожного движения? – А все нарушают, что я - самый умный?». При такой методе, которую в повседневной жизни применяют миллионы россиян, Президент естественным образом отражает представления своих соотечественников о справедливости и логике. Меня удивляет только одно: почему мы еще Абхазию с Южной Осетией не присоединили? В 2008 году, наверное, духу не хватило – но теперь-то уже все равно, по большому счету. Прецедент Косова можно пользовать в хвост и в гриву. Приднестровье не забыть, еще чего-нибудь отчекрыжить. Только само Косово никогда не признавать государством и требовать вернуть его обратно сербам.

Не так уж много людей способны победить наркотики сами, без посторонней помощи. Потому что болезнь слишком сильна, чтобы противостоять ей в одиночку. Потому что уколоться проще, чем не уколоться. Потому что, уколовшись, кайфуешь и не думаешь о проблемах и о том, как жить дальше. Потому что никакого «дальше» как будто и нет, а сейчас у тебя все клёво.

Наша страна – наркоман. Наши наркотики - нефть и газ. Зачем думать о будущем, когда в настоящем нефть бьет из земли фонтаном и за нее дают хорошие деньги. Вонзил бурильную иглу в земную твердь, набрал шприц, укололся – и жизнь вокруг снова играет кислотными красками. Иногда в глубинах сознания проскальзывает мысль, что не плохо бы, конечно, придумать в этой жизни еще какие-то занятия, какие-то другие способы времяпрепровождения. Попробовать что-то сделать собственными руками, изобрести, открыть новые горизонты, внести свой вклад в прогресс всего человечества. Да вот хотя бы зонд приземлить на комету, открытую нашими же учеными давным-давно. Но ведь это все так сложно, так долго. А прибыль еще неизвестно будет ли - и будет ли она столь же велика, как от нефти. Да и не умеем мы ничего другого, а нефть качать и газ бурить как-то набазурились.

И живем мы так год за годом и говорим о своем мировом величии, не замечая, как все больше превращаемся в конченых углеводородных наркоманов и большой сырьевой придаток развитых стран. Сами свою тяжелую болезнь мы победить не можем. Значит, что-то должно нам помочь. Поэтому я рад, что нефть дешевеет. И пускай дешевеет дальше. Я понимаю, что при дешевой нефти нам придется несладко. Придется несладко почти всем – и мне в том числе. Но если мы не способны меняться сами, по своей воле – может жизнь заставит нас это сделать? В нашей стране все перемены происходят только тогда, когда рак свистит на горе и лишь после того, как грянет гром. Мы беремся за ум только когда всё плохо.

Так что плохие цены на нефть и плохой рубль – это наш шанс слезть с иглы и что-то изменить в нашей жизни. Путин говорит, что нефть дешевле 80 долларов – это катастрофа для мировой экономики. Но он говорит так просто потому, что отвык от такой цены. А мы-то еще должны помнить, как 80 долларов за нашу нефть были несбыточной мечтой, а в реальности она стоила двадцатку баксов, и в проклятые «лихие 90-е» мы с такими ценами как-то жили. Вот теперь и поглядим, как нынешняя власть, поднявшая нас якобы с колен, справится с дешевой нефтью. Намного ли лучше получится у нее, чем у ельцинских либералов. И сумет ли власть остаться властью.

Но для нас главное не чтобы одних чиновников поменяли на других, а чтобы мы жизнь свою смогли поменять. Чтобы слезли с иглы и больше на нее не садились.

Можно ли выиграть в лотерею? Наверное, можно, хотя я лично, живьем ни одного обладателя джек-пота не видал. А можно ли проиграть в лотерею? Не спешите с ответом. Если вы купили билет, а в билете пусто – это не поражение. Вы всего лишь потеряли немного денег. А вот начальник управления делами Генпрокуратуры Алексей Староверов в лотерею именно проиграл. Похоже на то, что Староверов купил билет, а в билете написано, что он вместо того, чтобы получить миллион, теперь обязан с миллионом расстаться. И если бы только с одним миллионом… Мы и прежде знали, что Староверов – самый богатый человек в Генпрокуратуре. И один из богатейших силовиков вообще.

В списке Форбс он едва не дотянул до пьедестала, заняв четвертое место, которое даже не знаю, можно ли назвать почетным. Его официально задекларированный доход вместе с супругой исчисляется десятками миллионов рублей, хотя работает он не в нефтяной компании, а стоит на страже законности. Большая дорогая квартира. Еще более дорогой красивый дом, и неплохой участок земли, записанные, разумеется, на несовершеннолетнего сына. Все это было открыто и доступно, но мало кого интересовало. Резонный вопрос – откуда такая красота на таком посту? – предпочитали не задавать. И не задали бы никогда. Но господин Староверов однажды взял и вытащил тот самый нехороший проигрышный билет. Контр-билет контр-лотереи с контр-джекпотом. Именно в доме, формально принадлежащем его несовершеннолетнему ребенку, устроила свою базу кровавая банда убийц. Конечно, трудно заподозрить самого богатого прокурора в стране в том, что он был главарем банды, что он организовал у себя приют исламистов, в том, что всё это не причудливая гримаса судьбы, а злой умысел силовика. Но если прежде его декларацией о доходах интересовались относительно немногие, то теперь не обратить на нее внимание широкой общественности трудно.

Во время обезвреживания «банды ГТА» дом, где прятался ее главарь Усманов, сгорел. Если у нас по несчастью сгорит дом, мы постараемся получить компенсацию. А Староверов от компенсации отказывается. Неужели не жалко добра, доставшегося нелегким трудом и купленного, судя по всему, на последние деньги? Хотя если бы у меня были такие необычные богатства, я бы тоже постарался не привлекать к ним лишнего внимания. Тут даже пожар сочтешь за благо. И еще один вопрос возникает в этой истории. А зачем вообще Староверов сдавал это жилье? Неужели денег ему не хватало на жизнь? Ну, если так, то остается только вспомнить народную мудрость: всех денег не заработаешь. Да и в лотерею лучше не играть. Особенно если в ней не только джек-поты, но и проигрышные билеты.

В НАТО уверены, что Россия уже ввела в Донбасс танки, пушки, системы ПВО и все остальное, чем нынче богаты наши с вами вооруженные силы. Мы всё это, разумеется, назовем бредом генерала Бридлава и параноидальными измышлениями Псаки. Потому что наши солдаты могут оказаться на украинской территории только отправившись за грибами и заблудившись в глубине сопредельного государства. Потому что наши солдаты направляются только на учения. А погибают только по неустановленным причинам в неустановленных местах и хоронятся как воры тайно по ночам — но не потому что погибли на Украине, а потому что у родины есть секреты, которые нам знать не положено. В крайнем случае, российские воины просто уходят в отпуск, а уж потом уходят на войну. Но валять дурака бесконечно невозможно.

Закрашивать звездочки на башнях, изображать из регулярной армии казаков и шахтеров, взявшихся за оружие и купивших гаубицы в военторге можно какое-то время, но вести настоящую войну в роли ряженых никак не получится. Вопрос в том, намерены ли мы вести настоящую войну? Куда наступать будем? На Мариуполь и Бердянск? Или на Харьков и Киев? На какую экономическую блокаду мы в принципе согласны ради войны? Не говоря уже о том, на какие человеческие потери мы готовы пойти, если станем воевать всерьез? Но может сложиться такая ситуация, что иного выхода, кроме как воевать и не останется. Война поддерживает в обществе нужный власти градус истерии. Война отвлекает людей от всех прочих проблем.

Сейчас в Донбассе было относительно спокойно по сравнению с предыдущими месяцами и россияне вдруг обнаружили, что рубль превращается в копейку, что привычная продуктовая корзина превращается в корзинку, что на работе начинается «оптимизация» и «реструктуризация», а на самом деле сокращения и увольнения. А наших людей лучше не оставлять один на один с подобными мыслями и неуместными реалиями. Им снова надо вколоть допинг патриотизма и шовинизма. Снова нужно доходчиво объяснить, что не хлебом единым, не в деньгах счастье, и что для блага страны можно и потерпеть. Сколько терпеть и что еще придется перетерпливать — неясно. Но надо! Поэтому я вовсе не удивлюсь, если натовцам не померещилось, что в Донбасс действительно вошли и продолжают идти наши войска. Война всё спишет. Правда очень часто война списывает и тех, кто ее начинает.

11 ноября 2014

Безрыбный день

Уж конечно не для того у нас вводились продуктовые санкции, чтобы их оспаривал какой-то Мурманский, прости господи, рыбный комбинат. Впрочем, я вполне допускаю, что все действительно строго по закону. Потому что у нас ведь и законы такие, что принимать по ним подобные решения легко и удобно. Когда мы задумали ввести эти дурацкие продуктовые ограничения, нам сразу стали рассказывать о том, как плохо придется заграничным фермерам, торговцам и прочим товарищам. Мы добровольно отказались от иностранной жратвы, чтобы сделать плохо загранице. Цель сделать кому-то плохо, насолить, напакостить, нагадить – безусловно, сама по себе очень благородна. Но когда кому-то плохо, должно быть, наверное, кому-то хорошо? Кому же? Какое удовольствие от этих контрсанкций получили мы с вами, кроме просмотра идиотских телерепортажей о том, как Европа вот-вот загнется от того, что мы перестали импортировать ее продукты?

Пропагандисты напирали на хамон, лобстеров и прочую мерзость, которой прежде питались исключительно олигархи и либералы. Однако в магазинах подорожало почему-то все. И последние деньги на еду отдают те, кто лобстеров в глаза никогда не видел и про хамон первый раз услышал, только когда его запретили. Вводя санкции, мы очень много думали о европейских фермерах и о том, как им придется несладко. Но, кажется, вовсе не думали о тех, кто у нас не только питается, но и закупает эту продукцию, кто продает ее, кто из импортного сырья делает как бы отечественное питание. Мурманский комбинат занимался именно этим.

На Мурманском комбинате нет хипстеров и «пятой колонны», но по нему наши патриотичные действия ударят так, что люди просто останутся без работы и им самим жрать нечего будет. Не знаю, станет ли мурманчанам легче сосать лапу, если они узнают, что вместе с ними горюют разорившиеся норвежские рыбаки? Наверное, чувство высшей справедливости должно заменить нашим соотечественникам хлеб насущный. Впрочем, есть сильные сомнения в том, что наш ответный удар действительно стал ударом.

Пока мы платим за питание все больше и больше, как-то глупо смотреть на то, как снижаются цены в Европе, где на рынок выбросили товары, не дошедшие до России. Но в телевизоре нам обязательно разъяснят, что это временное явление и когда-нибудь европейцы сильно пожалеют, что не могут продать нам свои яства. Когда-нибудь они, может и пожалеют. А вот Мурманский рыбный комбинат пожалел уже сейчас. И не он один. Просто у мурманчан хватило смелости сказать об этом и подать в суд. Суд их смелость оценил по-своему.

А вот я предлагаю не рассматривать предложение депутата от Жириновского Романа Худякова как прикол. В создании в нашей армии подобия иностранного легиона я не вижу ничего фантастического. Не будем проводить параллели с французским Иностранным легионом, а просто трезво посмотрим на ситуацию с нашей армией.

Наша главная задача, на которую руководство страны не жалеет ни денег, ни здравого смысла состоит в создании могучей армии, которая даст всем пинка под зад.

Армия — это не только танки и ракета «Булава», армия — это сотни тысяч, а лучше миллионы солдат. А в российской армии то демографический провал и недокомплект, то дедовщина, то уклонизм. По контракту, конечно, можно служить за деньги, но эти суммы привлекательны только для выходцев из небогатых слоев населения.

Маловато ресурсов в стране для создания бесчисленных полчищ чудо-богатырей и витязей. Но в свое время аналогичная проблема возникла, когда некому стало мести дворы, таскать кирпичи на стройках, ящики в магазинах, мыть полы. И проблему решили массовым завозом гастарбайтеров из нищих сопредельных земель. Хорошо ли, плохо ли, но работу эту неблагодарную они делают, делают много, а денег просят за нее мало. Просят мало, а получают еще меньше.

Местное население приезжих не любит, но вместо них работать почему-то тоже не хочет. И поверьте мне: когда во весь рост встанет задача завоевания Киева и марш-броска на Берлин, наш патриотичный народ становиться наперегонки под ружье тоже не кинется.

А Русский Мир от Северного полюса до Белграда строить надо, как ни крути. Тут-то и пригодятся нам легионеры, то есть гастарбайтеры с автоматами. Платить им придется, наверное, чуть больше, чем дворникам, но все-таки куда меньше, чем пришлось бы платить русским солдатам.

К тому же автор идеи депутат Худяков прямо говорит, мол, чего это наши-то парни погибать должны — пускай вон всякие посторонние воюют. И разве наш народ не поддержит эту славную мысль? Начнем воевать с Украиной по полной программе, но гробы и похоронки в наши дома не понесут! Их понесут куда-то в Душанбе. А какое нам дело до Душанбе, верно?

Война, которая идет по телевизору и смотрится как драматический сериал, продолжится с еще большим виртуальным накалом. Танки, взрывы, трупы — а мы никак это лично на себе не почувствуем.

А что за торжество Русского Мира кровь проливать будут таджики и киргизы, то думаю, мы как-нибудь опустим этот деликатный момент. В конце концов, командовать-то ими будут русские командиры. Вот их мы и прославим, назвав продолжателями дела маршала Жукова и других победителей фашизма.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире