oreh

Антон Орехъ

01 октября 2014

F
Давайте, чтобы сразу было понятно, четко определимся по одному важному вопросу. Даже если на территории Донбасса, без суда и следствия, был жестоко убит и подло захоронен хотя бы один человек – хотя бы один! – то это тяжелейшее преступление. Вне зависимости от того, кто его совершил. Потому что если в нашей повседневной жизни человека жестоко убивают и закапывают в яме, то это аргумент для пожизненного заключения. Если там, в этой яме нашли девять трупов – то это девять тяжелейших преступлений, а в сумме – история, вполне сравнимая с нашей Кущевкой. А теперь, когда мы с вами внесли ясность по этому вопросу, давайте перейдем к другому.

Потому что с прошлой недели по всем каналам и прочими подконтрольным государству способами населению России рассказывают о массовых захоронениях в Донбассе. И только в самый первый день в самых первых сообщениях шла речь о тех девяти трупах мужчин, одного из которых приняли за женщину, потому что у него были длинные волосы. Дальше населению все страшнее и жутче докладывали, что захоронение не одно. И даже не два. Что их едва ли не десятки. И что в этих множественных захоронениях не девять человек – а сотни. И что там не мужчина с длинными волосами, а женщины. И не просто какие-то женщины – а женщины беременные, женщины изнасилованные. И что у этих женщин, а также у мертвых мужчин изъяты органы. И у части населения может сложиться впечатление, что все женщины были либо беременны, либо изнасилованы, либо и то и другое сразу. И что каждый труп был предварительно освежеван и лишен внутренностей. И понятно, что те, кто это сделали – это уже даже не фашисты, а трудно сформулировать кто. Каким зомби они пересадили все эти органы? Может они едят органы на завтрак, обед и ужин?

Я говорю обо всем это абсолютно без иронии или издевки, потому что наша пропаганда рассказывает об этом тоже совершенно серьезно, слезно и трагически. И говорится это столь максимально кошмарно, что обычному человеку, потрясенно уставившемуся в телеэкран, уже невозможно отключить эмоции и включить обратно мозги. Потому что, включив мозги, человек неизбежно поймет некоторые вещи. Чтобы установить беременность или факт изнасилования трупа, пролежавшего в земле делительное время, нужны серьезные исследования. Для которых нужны не ополченцы или корреспонденты, а независимые профессиональные специалисты. Которым пришлось бы провести десятки, даже сотни экспертиз. Которым понадобились бы несколько лабораторий, множество сотрудников и уже точно немало времени. В настоящий момент ни таких многочисленных специалистов, ни таких современных лабораторий не задействовано. И таких исследований достоверно не проведено. Но для пропаганды все это значения не имеет. Пропаганде нужны сотни изнасилованных, освежеванных, беременных и просто трупов. И чем больше, тем лучше. А кто на самом деле убил вот этих конкретных девятерых вот из этой конкретной могилы – абсолютно неважно.

30 сентября 2014

Крепостная скрепа

Когда в стране с Конституцией все замечательно, когда права граждан соблюдаются неукоснительно, а закон повсеместно торжествует, у председателя Конституционного Суда естественным образом появляется масса свободного времени для философских размышлений о судьбах России, ее историческом выборе и духовных скрепах, без которых, разумеется, никуда. И в размышлениях господина Зорькина не было бы ничего особенного, если бы он был кем-то вроде меня. Но когда главной духовной скрепой, удерживавшей единство нации, крепостное право называет Председатель КС, то здесь одними цитатами из Некрасова не обойтись.

Мы живем в такое интересное время, когда любая бредовая идея через неделю может стать федеральным законом. Когда вырванное из контекста слово, способно превратиться в лозунг. Я далек от мысли, что Зорькин ратует за возрождение крепостничества. Но мы же возрождаем духовные скрепы. И если крепостничество называть главной из них, то остальные уточнении и примечания тонут и становятся неважными. Большинство граждан этих пояснений не заметят вовсе.

С таких же невинных ремарок и брошенных как бы между делом слов началось, например, проникновение церкви в школу. А православие стало приобретать фактический статус государственной религии. Периодически нам предлагают установить и закрепить в той же Конституции какую-нибудь официальную идеологию. Или назначить русский народ государствообразующим, то есть главным народом. Или позволить нынешнему президенту править сколько угодно сроков. Потому что кто-то считает главной скрепой крепостное право, а кто-то «Веру, Царя и Отечество» или «Самодержавие, Православие и Народность». У нас этих замечательных скреп можно столько отыскать в прошлой жизни, что мурашки по коже побегут.

А что касается непосредственно крепостничества, странное сожаление о котором выражает Зорькин, то давайте обойдемся без вывихов мозга и скажем, что крепостное право веками было нашей разновидностью рабства. И признаем, что рабство на Руси никогда не отменялось окончательно, даже в 1861 году. Потому что крестьяне и потом оставались рабами Царя. А при советской власти рабами государства стали колхозники. А разве институт прописки не был разновидностью крепостничества?

Россия – страна непрерывного, тысячелетнего рабства, которое лишь меняло названия и формы. Поэтому психология наша до сих пор рабская. Потому и не нужна нам никакая свобода. Ни свобода выбора, ни свобода слова, ни свобода совести. Они нам просто не нужны! Потому что никогда у нас свободы не было, не жили мы при ней, не знаем, что это такое. А рабство было всегда – как его не переименовывай и какими декретами формально не отменяй. И это рабство действительно является нашей главной скрепой. И на нем до сих пор наше государство и держится.

29 сентября 2014

Вандализм-Ленинизм

Интересно, а бывает вандализм положительным? Существует ли вандализм с человеческим лицом?

В Харькове толпа сносит памятник Ленину, а мэр города Кернес называет это вандализмом и обещает памятник вождю восстановить. История эта интересна нам самым непосредственным образом, потому что в России продолжают стоять, наверное, сотни памятников Ильичу и с ними тоже надо что-то решать. Эта история далеко не очевидная. Ведь мы можем вспомнить, что и большевики, придя к власти, сносили символы прежнего режима, сбрасывали статуи царей, князей и прочих господ. И для них тоже все было ясно: они уничтожали монументы душегубам, мучителям людей, и шли в светлое будущее без этих идолищ поганых. Но прошло некоторое время и выяснилось, что цари-то может и были душегубами, но до Ленина, Сталина и прочих пролетарских предводителей им на ниве мучительства и уничтожения собственного народа было очень далеко.

Мы говорим, что памятники – это не люди. Это лишь некие исторические объекты, передающие ландшафт эпохи и дух ушедшего времени. С умилением разглядываем картинки той же старой Москвы или Питера, где все уничтоженное большевиками отображено в своей первозданности. Но по этой логике, надо тогда и памятники Ленину сохранить, и Дзержинского вернуть на Лубянку. Это ведь и дух времени, и ландшафт эпохи в не меньшей степени. И станции метро или улицы, названные в честь убийц и палачей тоже стали нам привычны и мы совершенно не задумываемся над смыслом этих названий.

Для нас это чаще всего действительно просто названия, сочетания букв и звуков. Идем по Октябрьской площади мимо памятника Ленину – и даже не обращаем внимания на него, не думаем про его подвиги или преступления. Входим в метро на «Войковской» и не про цареубийцу думаем, а про то, как нам поскорее доехать до нужной станции. Живем одновременно и с Санкт-Петербургом и с Ленинградской областью. И как со всем этим быть? Я уверен, что пока мы четко, определенно, на государственном уровне не расстанемся с советским идеологическим наследием, пока не выбросим его из нашей повседневности, эта зараза так и будет отравлять нас из поколения в поколение.

С другой стороны война с памятниками мне не нравится тоже. И я бы сделал так. Все эти памятники, даже самые дурацкие, не имеющие ни исторической, ни художественной ценности с ходульным Ильичем все равно бы оставил. Тут тебе и ландшафт и эпоха. Но на каждом памятнике я бы обязательно сделал важную пояснительную приписку, что поставлен был этот монумент в эпоху социализма, и что благодаря этому человеку наша страна открыла самую трагическую страницу своей истории и заплатила за идеи этого Ильича и его последователей миллионам жизней.
Вообще про Шотландию лучше всего сказали шутники в интернетах. «На референдуме по вопросу о независимости Шотландии губернатор Самарской области Меркушкин набрал 80%». А если серьезно, то шотландский референдум каждый из нас может использовать как аргумент. Потому что мы говорим «Шотландия», а подразумеваем «Крым». Сторонники либерального уклада непременно обратят внимание на то, что шотландцы свое желание отделиться от остальной Британии выражали мирно. Им бы в камуфляж нарядиться и спороть нашивки. Им бы рассказать всему миру как они купили свое обмундирование в Военторге, или, говоря по-шотландски, «ин милитари шоп». Этим горделивым горцам надо было бы по нашим представлением пойти толпой на горсовет Глазго и там провозгласить Шотландскую Народную Республику, немедленно став сторонниками федерализации. А старшим выбрать Дункана Маклауда или Джеймса Бонда в лице Шона Коннери. А потом назвать Елизавету Вторую фюрером, а лондонское правительство жидо-англо-саксо-бандеровцами. Но ничего подобного шотландцы не сделали. Просто пришли и проголосовали как есть.

Наши наблюдатели, кстати, отметили, что референдум прошел не очень-то демократично. Обнаружили элементы давления на избирателя. У нас-то в стране отродясь ничего подобного эти наблюдатели не наблюдали. Кому, как не нам, давать уроки демократии и электоральности другим народам. Так вот сторонники либерального уклада непременно поставят Шотландию в пример и скажут, что в Крыму провели камуфляжный, фармазонский референдум, целью которого было не выяснение настроений жителей полуострова, а скорейшее, любыми путями, присоединение этого полуострова к России. А вот патриотически настроенные граждане отметут все эти инсинуации с порога и скажут, что главное здесь состоит абсолютно в другом! Шотландия имела возможность на открытом референдуме реализовать право наций на самоопределение! И именно под таким соусом мы и проводили крымское волеизъявление! Если жители Шотландии имели такое право, то почему его не могли иметь жители Крыма? Вы говорите, что украинская Конституция не подразумевала такого права? Но у Британии вообще нет Конституции! Так что выбирайте, какая позиция вам ближе и отстаивайте ее. Но давайте обратим внимание на определенный нюанс в этом деле.

Крымский референдум своего результата достиг. 97 – или сколько там было? – процентов, проголосовали как надо. С камуфляжем и вежливыми людьми. А Шотландия без всех этих атрибутов Военторга – или, говоря по-шотландски, милитари шопа – за независимость собрала меньше половины и цели не достигла. Для нее средства достижения цели и процесс оказались важнее результата. А у нас результат и цель оправдали любые средства. И в этом разница между Шотландией и Крымом.

Немецкая газета «Зюддойче Цайтунг» пишет, что у нее есть протокол разговора Порошенко и Баррозу, из которого следует, что Путин в каком-то другом разговоре сказал Порошенко, что возьмет за пару дней не только Киев, но и Варшаву с Бухарестом и все прибалтийские столицы. В этом месте я, по идее, должен заклеймить нашего взбесившегося Главнокомандующего и его агрессивную империалистическую политику. Ну, политика у нас действительно не то чтобы шибко миролюбивая. И Главнокомандующий у нас мужчина и впрямь темпераментный. Но все же никто вот непосредственно из нас с вами не слышал, как он обещал за два дня взять все эти столицы. Запись такую нам не прокрутили. Говорят, есть запись этой записи. А слова Путина пересказал Баррозу, которому их пересказал Порошенко.

Баррозу прежде уже пересказывал, что Путин намеревался въехать на танке в Киев за две недели. Почему Путин решил ускориться и вместо двух недель потратить всего два дня – пока не известно. Как неизвестно, собирается ли он сначала брать приступом Киев, а уже потом, скажем, Таллинн и Бухарест, или главные города шести государств мы захватим одновременно. За два дня взять все эти населенные пункты, впрочем, было бы затруднительно, даже если бы противники вовсе не оказывали сопротивления. Просто потому, что туда чисто физически надо добраться. Разбомбить можно и за полчаса – а вот доехать! Возникает и еще один вопрос: а после взятия Бухареста, куда дальше направится армия Путина и успеет ли она к концу следующей недели взять штурмом Капитолийский холм? Заметьте – я даже не спрашиваю, является ли нападение Путина сразу на несколько стран-членов НАТО поводом к Третьей мировой войне. Потому что и дураку понятно, что это повод.

Но тогда что же всё это означает? Действительно ли Путин грозился Баррозу, а потом Порошенко? Да, может и грозился. Как грозимся периодически и мы с вами, в дружеском споре используя такие слова и выражения, как «я тебя урою и в порошок сотру, урод». С кем не бывает! Коллега Киселев, к примеру, обещал превратить ту же Америку в пепел. Но ведь не превратил пока. Я думаю, что если бы мы могли подслушать разговоры политиков между собой, то еще и не такое услыхали бы. Однако разговоры эти не придаются огласке. Именно потому, что в дружеской беседе и они могут много чего наговорить.

Здесь показательно другое. Что наш Владимир Владимирович активно используется в виде пугала. Предстает в образе злого волшебника. Которым можно страшить взрослых и детей. И уже завтра какая-нибудь мамаша в далеком Бухаресте или не очень далеком Вильнюсе скажет непослушному ребенку: будешь плохо себя вести, через два дня придет Злой Владимир и съест тебя. А газету Зюддойче Цайтунг, так много внимания уделяющую колдовским чарам Волшебника Владимира, предлагаю переименовать в «Дзюдойче цайтунг».

Режиссер Юрий Кара предлагает запретить показывать в кино и по телеку американские фильмы. Или хотя бы пригрозить американцам запретом в ответ на их санкции. А пока мы будем пугать запретами или накладывать всамделишное табу, на опустевших от американщины экранах пойдут отечественные фильмы. Вот такая прекрасная инициатива в замечательном ряду таких же великолепных инициатив по запрещению всего иностранного и развитию всего отечественного. Ну, хорошо, давайте попробуем. Давайте запретим американские фильмы. И что глядеть станем? Уж на что Говорухин патриот, но даже он говорит, что Россия производит в год 60 фильмов и он не представляет, как мы заполним прокат своими картинами. А сколько из этих 60 фильмов хороших? Сколько у нас таких российских лент, чтобы зрители миллионными толпами пошли смотреть их в кинозалы? Юрий Кара снял прекрасный фильм «Завтра была война».

Но он снял его 27 лет назад! А потом? Вот он запретит низкопробную голливудскую продукцию, а сам-то что нам предложит? Голливуд – это огромная индустрия, выдающая массовый продукт. И как всякое массовое производство развлечений, он естественно выпускает кучу всякого хлама. Но среди этой жвачки для глаз есть настоящие произведения искусства. Причем не одно, не два и не пять. И хороших американских фильмов я за эти годы видел на три порядка больше, чем хороших российских. Российское кино проигрывает битву за кинопрокат. Зато оно берет с лихвой реванш в телевизоре. Там сплошной отечественный кинематограф! Уже нету давно у нас ни бразильских, ни мексиканских «мыльных опер», уже отошла в лучший мир легендарная «Санта-Барбара».

Везде только наши сериалы и фильмы про наших доморощенных героев. Ну, и как вам качество этого продукта? Эти нескончаемые саги про ментов и бандитов, про придуманную любовь, про веселых докторов, беспечных студентов и прочие комиксы? Посмотришь минут пять эдакую белиберду и уже не настолько уверен, что наша отечественная чернуха, порнуха и бытовуха полезнее Каламбии Пикчерз. Там актеры хотя бы как-то играть умеют. Но с другой стороны, значит, народу это нравится. И народ наш в этом смысле интернационалист. В кино смотрит голливудские боевики и фэнтези, а в телевизоре – российские сериалы. Голливуд потери и не заметит. Для него миллионом больше, миллионом меньше – не суть важно. И лишая зрителя выбора, мы ударим не по Америке – а по своему зрителю ударим. По своему кинопрокату ударим и по своим кинотеатрам. Для них потеря этих миллионов станет крахом. И вот я думаю: почему американцы и европейцы применяют против нас санкции, а мы всякий раз норовим швырнуть в них в ответ бумерангом?

16 сентября 2014

Украинская Чечня

При всем множестве различий, история с особым статусом Донбасса очень напоминает мне историю с Чечней после Хасавюртовских соглашений. Есть центральная власть. Есть мятежный регион. И подавить этот мятеж силой не получается. Более того, мятежники в какой-то момент переходят в решительное наступление и центральной власти приходится идти на невыгодное и даже позорное соглашение, чтобы остановить обвал, заморозить ситуацию и отложить решение вопроса на какое-то время. Власть не признает мятежный регион формально, но признает его фактически. А для мятежного региона это уже победа. Важнейшая разница заключается в том, что Чечня хотя и получала помощь из-за рубежа, но это не была помощь большого и сильного соседа.

Мятежники Донбасса такую помощь получали и рассчитывают на нее и впредь. Хасавюртовские соглашения откладывали решение чеченского вопроса на пять с лишним лет. В реальности уже через три года началась Вторая чеченская война. Началась в тот момент, когда центральная российская власть решила, что у нее достаточно сил, чтобы взять реванш. Сил хватило. Реванш взяли. Но ценой, которую мы за это заплатили, стали не только тысячи новых жертв, но и фактическое возникновение полуфеодальной территории, отданной на откуп Рамзану Кадырову. Формально он вернейший соратник Путина, а реально – делает в Чечне, что хочет и российские законы там – не более чем бумажки. И все это несмотря на то, что когда Вторая война начиналась, Чечня по-прежнему не могла рассчитывать на такую помощь, какую может получить Донбасс от России. А это значит, что вторая попытка вернуть эту часть страны под полный контроль Киева приведет к новой битве - с танками, артиллерией, бомбардировками и тысячами трупов солдат и мирных граждан. Нынешние договоренности не устраивают ни Киев, ни сепаратистов. Потому что ни одна из сторон не получила того, чего хотела. Киев согласен на особый статус, но лишь до поры до времени.

А ДНР и ЛНР хотят полного отделения и присоединения к России. Это слишком разные цели, чтобы здесь можно было раз и навсегда найти компромисс. И рано или поздно узел придется разрубать. Вот только когда, кому и каким образом? Но коль скоро вся эта ситуация была инспирирована и спонсируема нами, коль скоро это фактически была война Украины с Россией, то финальный расклад зависит от Москвы. Если мы откажемся от поддержки сепаратистов, то у Киева будет шанс на формальную победу во Второй битве за Донбасс. Однако, как и нам в Чечне, Киеву придется решать вопрос совместного проживания в одном государстве с территорией, которую еще вчера приходилось бомбить и обстреливать и с людьми, по которым приходилось стрелять. Не придется ли Порошенко или кому-то, кто его сменит, искать в Донбассе своего Кадырова?

Вот мы все голову ломаем: кто же дергает за приводные ремни, кто хитросплетает интригу нашей жизни, кто насыщает голову Владимира Владимировича свежими идеями и подсказываем ему очередной креатив? Есть таки люди. Имен которых мы чаще всего и не слыхали никогда. А если слыхали, то все равно не понимаем, о ком речь.

Вот, например, гражданин Бадовский. Политтехнолог, соратник Володина и просто башковитый специалист. Говорит товарищ Бадовский, что сейчас самое время конвертировать поддержку Путина и сплочение нашего народа вокруг президента во что-то конкретное. Например… распустить Госдуму. Чтобы немедля провести перевыборы, получить на них головокружительные проценты и… А чего, собственно «и»? Вот эти советники и технологи, они, конечно, клёвые парни, но чего «и»-то?

Думу выбрали тушкой и чучелом в 2011 году. Такой отличной Думы никогда у нас прежде не было. Она штампует всяческую ересь каждодневно – всё чудесатее и чудесатее. Кажется, что просто невозможно быть услужливее. Невозможно побить рекорды абсурда и кафкианства. Как невозможно представить, что эта Дума сделает что-то поперек воли начальства. Тот же Бадовский придумает что-нибудь, подскажет Володину, тот шепнет Путину – и Дума вмиг проголосует! Чего ж вам еще-то надо? Но нет!

Здесь процесс прекраснее результата. Надо сделать еще кафкианистее, еще абсурднее и нелепее. Я сто раз говорил: вы люди нечестные, неискренние. Ну, отмените вы эти выборы к лешему! Это же гораздо правдивее получится. И вам же проще управлять прямыми указами, чем комедию устраивать из этих сессий и голосований. Сначала приняли закон, чтоб много партий было, чтобы выбирать всех подряд вплоть до губернаторов. Но потом вывернули все так, что никакие партии и кандидаты, кроме ваших в этом участвовать не смогут за редким исключением. Да и редкие исключения допущены лишь для виду, что картинку нарисовать пристойную.

Голосование наметили на начало осени, чтобы вся предвыборная жизнь прошла летом, когда никакой жизни быть не может, кроме дачи, огорода, пляжа и моря. Теперь все страшно радуются низкой явке. На черта нужны выборы, если на них никто не ходит и нам говорят: ну и слава богу, что не ходят! Обошли инвалидов, заключенных, психбольных, бюджетников, стариков заманили, получили процент, впихнули для верности в урну пару пачек – и вот вам полная победа. А теперь мы Думу распустим и перевыберем. А давайте и Путин уйдет в отставку! И тут же выдвинется снова. За него сейчас процентов 90 минимум будет – это же какой триумф!

Ну, так я и предлагаю вам: давайте действительно Думу распустим – а заново выбирать не будем! И Президенту с его 90% скажем, чтобы правил, пока не надоест.

В таких случаях перед нами всегда стоит дилемма: либо на полном серьезе комментировать всякую ерунду, либо не делать этой ерунде лишней рекламы. Но как быть, если производство всякого юродства поставлено депутатами и высшими чиновниками на поток, и в итоге это превращается в законы и мы вынуждены жить в соответствии с очередным чудачеством, капризом, помутнением сознания и завихрением в мозгу, случившимися в Кремле или в Думе. Депутат Зотов предлагает нам начать отмечать новый праздник – День «вежливых людей».

Вежливость это хорошо - и праздник такой нам не помешал бы, если бы этот день все друг другу улыбались, уступали место в транспорте, помогали старушке перейти дорогу и донести сумки, вместо мата вдруг заговорили бы литературными оборотами. Но мы же понимаем, что предлагает Зотов совсем иное. Я позволю себе цитату из пояснительной записки к законопроекту: «Жители Крымского полуострова до сих пор вспоминают «тихий подвиг» людей в масках. Весь мир видел только их глаза — добрые, спокойные и немного задумчивые... Поэтому у крымчан не было страха, который обычно испытывают люди при виде человека с оружием, они не испугались правды. «Вежливые люди» несли с собой мир. Они вызывали у граждан доверие и чувство защищенности».

И вот с этой запиской не к доктору человек пойдет, а в Думу. И вот эта ахинея станет законом. И мы действительно станем это праздновать. А что праздновать-то, если уж откровенно говорить? Мы послали в Крым свой спецназ. Но мы не стали говорить об этом честно, а долго и самозабвенно врали. Наши солдаты надели на лица балаклавы и не глаза свои добрые показывали, а лица свои прятали! Нашивки спороли, звездочки закрасили. А Верховный нам байки про Военторг рассказывал. И вот это подвигом теперь называется? Им награды уже раздали, кому-то и звания присвоили очередные за эти подвиги и эту беспримерную вежливость.

Но если уж праздновать хотели, то я напомню, что так называемый референдум в Крыму прошел 16 марта. Отчего же праздновать будем 7 октября? По какому же стилю март в октябрь превратился? Были времена когда мы Октябрьскую революцию в ноябре отмечали, но все-таки март и октябрь – это весна и осень. Впрочем, секрета никакого тут нет. 7 октября – это день рождения Владимира Владимировича. Который сначала рассказывал нам те самые сказки про военторг и «вежливых людей», а потом с улыбкой признавался, что немного лукавил. Я понимаю, что депутату Зотову очень хочется перед Владимиром Владимировичем выделиться. Заслужить наивысшую благосклонность. Но тогда чего уж скромничать? Давайте просто провозгласим день рождения Путина 7 Октября – национальным праздником. Народ только за будет. Важнее человека для нас с вами нет. И день его рождения – святая для каждого дата.

11 сентября 2014

Подруга хунты

Вот так это и работает. В телевизоре сказали, что Диана Арбенина – друг, точнее, видимо, подруга хунты, и концерты один за другим стали отменять. Ни одна отмена концерта не сопровождалась объявлением, что Арбенина – подруга хунты и враг России и посему нефига ей тут концертировать.


Причины всякий раз придумывались разные и преимущественно, разумеется, технические. Когда говорят про технические причины, я могу себе представить, как разом отрубились все лампочки, погасли все светофоры, прорывало все трубы. Чего тут представлять – мы такое видали уже, даже в родной столице. Такие «технические причины» - правдоподобны и доказаны практикой. А вот чтобы сразу и повсеместно возникли некие технические препятствия к проведению музыкальных концертов – хрена с два такое возможно!

Понятно, что все из-за Украины. И понятно, что всё это вовсе не потому, что в Кремле дали команду затравить Диану и погубить ее карьеру. В Кремле я не уверен, что про такую артистку вообще знают. Но нам команды не нужны. Затравить человека мы можем и сами, безо всякой команды. Это же какая удивительная особенность устройства нашей Вертикали. Придумают на вершине власти какую-то полезную штуку по улучшению жизни или, допустим, по борьбе с коррупцией издадут указ, спустят его вниз – а вниз не спускается. Отправят указания на места, а на местах не работает. Но стоит затеять какую-нибудь подлянку – и подлянка начинает функционировать безо всяких указов и распоряжений, не дожидаясь понуканий, опережающими темпами, с невиданным энтузиазмом, которому позавидуют ударники первых пятилеток.

Эту бы энергию, да в мирных бы целях, блин! Только почуяли они, куда дует этот смрадный ветер, только вычленили в речах с главной трибуны верный посыл - и дальше уже сами принялись за дело. Одни киношку состряпали, другие чуть не в тот же день пошли концерты запрещать, книжки не пускать, рогатины и надолбы ставить. Вот для этого не нужны приказы и особые распоряжения. А ударников первых пятилеток я вспомнил не случайно. Пока те давнишние ударники уголек рубали и зерно молотили, другие их современнички доносы строчили, призывали как бешеных собак расстрелять иностранных агентов и фашистских пособников.

По части терминологии и по степени подлого энтузиазма мы уже почти сравнялись с нашими славными предками. И кто гарантирует, что мы все-таки не перейдем от слов к делам? Вот кто сейчас скажет мне, что я просто параноик?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире