openlist

Открытый список

19 июня 2017

F
«Не знала, что нельзя арестованным писать письма во время следствия. Я свою вину в этом признаю, поступила я малодушно, не как комсомолка, а как жена», — писала в 1939 году заключенная Карлага Вера Ни о причине своего ареста, надеясь на пересмотр дела. К этому моменту она уже отбыла 1,5 года наказания и в тюрьме потеряла ребенка. Ей оставалось сидеть еще 8 лет.  

Все началось с того, что 31 августа 1937 г. арестовали мужа 23-летней Веры Ни Александра, зоотехника совхоза «Остафьево» в Подольском районе Московской области. Следователей НКВД интересовало знакомство молодого специалиста с немцем Эрихом Морштадтом, задержанным незадолго до этого, и они собирались обвинить Александра в шпионаже в пользу Германии. 
 
Дело развивалось по обычному для 37-го года сценарию, пока жена арестованного, Вера Ни, не совершила опрометчивый поступок. Она неделю обивала пороги НКВД, пытаясь помочь мужу, и в итоге добилась того, чтобы ей разрешили отправить передачу — пальто. Не понимая, чем это может грозить и мужу, и ей самой, Вера Ни зашила в одежду личное письмо.  
 

7 сентября следователи НКВД перехватили эту записку и приложили к следственному делу. Кроме того, что любая переписка между тюрьмой и волей была полностью запрещена, само письмо было интерпретировано в духе того времени как доказательство шпионской деятельности и самого Ни,  и его жены. В этом письме Вера Ни, на иждивении которой осталась четырехлетняя дочь, пожилая мать и 15-летняя сестра, пытается поддержать мужа и надеется на его возвращение домой: 
 
«Вот уже три дня я нахожусь день и ночь около тюрьмы и охраняю тебя. Если бы ты знал, как мне тяжело, у меня не слезы льются, а льются черные капли крови. Дочь плачет и кричит папу, дома все плачут, мама, наверное, скоро с ума сойдет. Саша, милый, не падай духом и держи себя крепко, если твоя душа чиста, то никто не будет тебя обвинять», — писала Вера Ни в этом письме.  
 
Спустя 10 дней Веру Ни арестовали. 29 декабря 1937 г. она была приговорена к 10 годам лагерей и сослана в Карлаг НКВД. Центральным пунктом обвинений Веры Ни было ее письмо мужу. 
 
Вера Ни трижды просила пересмотреть ее дело — в 1939, 1941 и 1945 гг. В июне 1945 г. она писала из лагеря: «За 8 лет пребывания в лагере я потеряла все свое здоровье, молодость и семью… Не забывайте, я мать, у меня на воле растет дочь 12 лет, которую оставила пяти лет, и двое детей сестры — сироты, которые нуждаются в воспитании… Дети эвакуированы из Москвы в Алма-Ату, находятся без средств к существованию». Но освободили репрессированную только в 1947 г. 
 
Когда в 1957 году супруги Ни, наконец, были реабилитированы, Вера Ни все еще ничего не знала о судьбе Александра. «Жив ли мой муж, мне неизвестно… Прошу сообщить, куда нужно обратиться, чтобы найти [сведения] о судьбе моего мужа», — писала репрессированная в очередном обращении. К этому моменту Александра Ни не было в живых уже 20 лет — он был расстрелян еще в декабре 1937 г. на подмосковном Бутовском полигоне. Сведений о том, сообщили ли Вере Ни правду об обстоятельствах гибели ее мужа, в следственном деле не сохранилось. 
 
Читайте историю Веры Ни на сайте «Открытого списка» 
 
*** 
Открытый список — крупнейшая электронная база данных жертв политических репрессий в СССР, которая постоянно пополняется пользователями. Все, у кого есть воспоминания, фотографии, документы, любые материалы, которыми нужно поделиться, могут опубликовать свои истории в «Открытом списке». Регистрируйтесь на сайте и добавляйте информацию о своих родных или знакомых. Следите за проектом «Открытый список» на Facebook и в ВКонтакте.
Открытый список — база данных жертв политических репрессий, в ней мы собираем информацию о людях, пострадавших от государственного террора в период с 1917-го по 1991 год. Все, у кого есть воспоминания, фотографии, документы, любые материалы, которыми нужно поделиться — могут свободно опубликовать свои истории в «Открытом списке». 

Инженер-геодезист Василий Иванович Лаищев был арестован в августе 1945-го года и провел в лагерях 8 лет до смерти Сталина.

Как это часто бывало с людьми, дожившими до освобождения, возможные причины и обстоятельства ареста рассказаны им самим в официальном запросе на реабилитацию. В 1943-м году Василий Лаищев «к несчастью» был избран старшим контролером в местный магазин, чтобы следить за правильным и честным порядком отоваривания продуктовых карточек. 

Продовольственный вопрос во время войны был едва ли не самым коррупционным и трудноконтролируемым, здесь был и блат, и люди, получавшие свои продукты «вне очереди», официальная и полуофициальная иерархия, выстроенная из людей по степени их «значимости» для государства. 

С этой должности два года спустя Лаищев перекочевал прямиком в тюрьму. Никакой возможности сообщить о себе близким у него не было — и он вышил письмо своему сыну на куске ткани:

Передать его в 1945-м году не удалось — человек, которому Лаищев доверил письмо, оказался провокатором, и оно было подшито к следственному делу. До настоящего адресата письмо добралось только в конце 80-х, когда его сыну, Виктору Лаищеву,  удалось посмотреть дело.
Страница Василия Лаищева на сайте пермского «Мемориала» 
 
*** 
В нашей работе может принять участие каждый — у всех читателей есть право на редактирование и публикацию новых данных.Регистрируйтесь на сайте и добавляйте информацию о своих родных или знакомых. Следите за проектом «Открытый список» в на Facebook и в ВКонтакте.
Открытый список — база данных жертв политических репрессий, в ней мы собираем информацию о людях, пострадавших от государственного террора в период с 1917-го по 1991 год. Все, у кого есть воспоминания, фотографии, документы, любые материалы, которыми нужно поделиться — могут свободно опубликовать свои истории в «Открытом списке».



В «Открытом списке» опубликовано дело крестьянина Тихона Дмитриевича Кретова. Типичное колхозное дело 1937-го года: Кретов вместе с несколькими своими знакомыми и друзьями из села Введеновка (это в Башкирии) был обвинен в участии в «контрреволюционной эсеровской организации», занимавшейся вредительством. Сам Кретов, по мнению следствия, выводил из строя колхозных лошадей.



После 10 лет в Севвостлаге (1937-1937) Кретов был освобожден, о его дальнейшей истории из дела практически ничего не известно. Реабилитирован он был зимой 1959-го — вместе с другими участниками коллективного дела, несколько человек из которого были расстреляны в том же 1937-м.

Документы из его архивно-следственного дела присланы добровольным редактором и волонтером «Открытого списка».
***
В нашей работе может принять участие каждый — у всех читателей есть право на редактирование и публикацию новых данных.Регистрируйтесь на сайте и добавляйте информацию о своих родных или знакомых. Следите за проектом «Открытый список» в на Facebook и в ВКонтакте.
Открытый список — база данных жертв политических репрессий, в ней мы собираем информацию о людях, пострадавших от государственного террора в период с 1917-го по 1991 год. Все, у кого есть воспоминания, фотографии, документы, любые материалы, которыми нужно поделиться — могут свободно опубликовать свои истории в «Открытом списке».



Плотник Дмитрий Петрович Ралкин жил на станции Верхний Баскунчак в небольшом домике с садиком из четырех вишен и огородом. С женой Анной Андреевной к моменту ареста в 1942 году они имели шестерых детей, младшей из которых было три года.

«Посадили деда за замечание про солдатский паёк — «...интересно, а стал бы Сталин есть то что нам дают?». «Настучал» на Дмитрия Петровича родственник, коммунист, из семьи мужа старшей дочери.»

Дмитрия Петровича обвинили в проведении антисоветской агитации и приговорили к 10 годам лагерей. Анна Андреевна ездила к мужу в лагерь в Энгельс. По воспоминаниям родственников, в лагере Дмитрию Петровичу было очень сложно, он болел, просил привезти соли. Там же он и умер в 1943 году.

***
В нашей работе может принять участие каждый — у всех читателей есть право на редактирование и публикацию новых данных. Регистрируйтесь на сайте и добавляйте информацию о своих родных или знакомых. Следите за проектом «Открытый список» в на Facebook и в ВКонтакте.
Открытый список — база данных жертв политических репрессий, в ней мы собираем информацию о людях, пострадавших от государственного террора в период с 1917-го по 1991 год. Все, у кого есть воспоминания, фотографии, документы, любые материалы, которыми нужно поделиться — могут свободно опубликовать свои истории в «Открытом списке».

В 1931 году семью Лежневых — Анну Федоровну, её и трёх их детей — выслали из Башкирской АССР в Иркутскую область вместо уважаемой в селе семьи Василия Ивановича. Необходимо было выполнить план раскулачивания, нашёлся и повод: незадолго до ареста семья приобрела сеялки.

«После ссылки от переживаний Анна Федоровна родила дочь, которая сразу умерла. Затем родила сына Виктора, которого впоследствии убили в городе Каменск-Уральский, куда он переехал на постоянное место жительства».

Анна Лежнева до смерти в 1981 году жила в г. Черемхово Иркутской области. Добросовестно трудилась, «обладала недюжинной силой (в войну работала грузчиком)», была глубоко религиозным человеком.

История непростой судьбы Анны Фёдоровны и её семьи — на страницах «Открытого списка»

***
В нашей работе может принять участие каждый — у всех читателей есть право на редактирование и публикацию новых данных. Регистрируйтесь на сайте и добавляйте информацию о своих родных или знакомых. Следите за проектом «Открытый список» в на Facebook и в ВКонтакте.
Открытый список — база данных жертв политических репрессий, в ней мы собираем информацию о людях, пострадавших от государственного террора в период с 1917-го по 1991 год. Все, у кого есть воспоминания, фотографии, документы, любые материалы, которыми нужно поделиться — могут свободно опубликовать свои истории в «Открытом списке».  

 

Кузнец Михаил Яковлевич Кочергин работал в колхозе в Курской области, когда в начале войны, в 1941-м его село попало под оккупацию. 

После освобождения, среди многих других таких же «предателей» арестовали по 58-й статье и осудили на 5 лет исправительно-трудовых лагерей.   


В его «анкете арестованного» также есть запись о «лишении избирательных прав» в 20-е годы, за принадлежность к «семье кулаков» — тоже пункт, наверняка повлиявший на его осуждение в 1944-м году.

Только в декабре 1995-го дело Кочергина было пересмотрено, а он — полностью реабилитирован.

Документы из его архивно-следственного дела прислали в «Открытый список» его потомки.
 
***     
В нашей работе может принять участие каждый — у всех читателей есть право на редактирование и публикацию новых данных. Регистрируйтесь на сайте и добавляйте информацию о своих родных или знакомых. Следите за проектом «Открытый список» в на Facebook и в ВКонтакте.
Открытый список — база данных жертв политических репрессий, в ней мы собираем информацию о людях, пострадавших от государственного террора в период с 1917-го по 1991 год. Все, у кого есть воспоминания, фотографии, документы, любые материалы, которыми нужно поделиться — могут свободно опубликовать свои истории в «Открытом списке».   

Василий Власов родился в 1896 году в Удмуртской АССР в семье зажиточного крестьянина. Служил в царской армии, был георгиевским кавалером. В 1941 году он ушел на фронт добровольцем, был писарем в 24-м стрелковом запасном полку 2-й запасной стрелковой бригады.

30 июня 1942 года Василия Николаевича арестовали. В обвинительном заключении значилось: «систематически проводил контрреволюционную агитацию среди красноармейцев и  командиров штаба полка, направленную на восхваление фашистского строя и  культуры…». 25 июля 1942 года Военный трибунал приговорил Василия Власова к  расстрелу.

В семье сохранилось письмо, которое Василий Николаевич написал после того, как узнал о  приговоре: «Сегодня 25.07.42 Военный трибунал 2-й Запасной Стрелковой бригады Урал ВО меня судил и вынес мне приговор смертный через расстрел. Итак, вы  остаетесь у меня сиротами с сегодняшнего дня. Судьба моя окончательно решена и  на возврат к жизни надежды нет. Весь материал, по которому меня судили, содержит правды 1% и 99% ложь. Я погибну невинным ни за что…»

Василия Николаевича не расстреляли. Приговор был заменен на 10 лет исправительно-трудовых лагерей. Он прожил еще два года и умер от дистрофии в  Карабашской колонии Челябинской области 17 мая 1944 года. Ему было 48 лет. 


***   
В нашей работе может принять участие каждый — у всех читателей есть право на редактирование и публикацию новых данных. Регистрируйтесь на сайте и добавляйте информацию о своих родных или знакомых. Следите за проектом «Открытый список» в на Facebook и в ВКонтакте.
Открытый список — база данных жертв политических репрессий, в ней мы собираем информацию о людях, пострадавших от государственного террора в период с 1917-го по 1991 год. Все, у кого есть воспоминания, фотографии, документы, любые материалы, которыми нужно поделиться — могут свободно опубликовать свои истории в «Открытом списке». 

Брат и сестра Захар и Мария Фокины были арестованы в 1937 году по обвинению в саботаже и антисоветской деятельности.

В их следственном деле были найдены справки, в которых в их благонадежности органы НКВД уверяла мать, жители их родного села в бывшей Тамбовской губернии, граждане поселка Троицкое, в котором жили обвиняемые, рабочие троицкого райисполкома. На свой страх и риск они поставили под документами десятки подписей.

Фокины были баптистами и не явились на работы потому, что проводили религиозное собрание. Несмотря на то, что они не признали свою вину, они были расстреляны по решению тройки 25 июля 1937 г.


***  
В нашей работе может принять участие каждый — у всех читателей есть право на редактирование и публикацию новых данных. Регистрируйтесь на сайте и добавляйте информацию о своих родных или знакомых. Следите за проектом «Открытый список» в на Facebook и в ВКонтакте.


Открытый список — база данных жертв политических репрессий, в ней мы собираем информацию о людях, пострадавших от государственного террора в период с 1917-го по 1991 год. Все, у кого есть воспоминания, фотографии, документы, любые материалы, которыми нужно поделиться — могут свободно опубликовать свои истории в «Открытом списке».




Николай Лазаревич Кеменчеджиди
  приехал на работу в Россию в 1914 году. Владел 2-мя языками — греческим и турецким, потому как родился в г. Самсун на территории Турции. Проживал в селении Елисаветпольское Армянского национального района Северо-Кавказского края (ныне это — село Шаумян Туапсинского района Краснодарского края). Был очень добрым человеком. Занимался табаководством, был квалифицированным агрономом в колхозе имени Юрьева. Женился, воспитывал 3-х детей. Жена — Симела Харлампиевна так же работала в колхозе. 


Село Елисаветпольское. Колхозницы во время поливки. Симела Харлампиевна — справа, без косынки. Предположительно, 1929-30. 
 
В 1937 году был оговорен одним из жителей села и арестован как организатор греческой повстанческой организации. Расстрелян через несколько месяцев после ареста. Ориентировочно, расстрелян либо 16 декабря 1937 года, либо 27 апреля 1938 года. Место захоронения узнать пока не удалось. Реабилитирован посмертно в 1950-х годах.

*** 
В нашей работе может принять участие каждый — у всех читателей есть право на редактирование и публикацию новых данных. Регистрируйтесь на сайте и добавляйте информацию о своих родных или знакомых. Следите за проектом «Открытый список» в на Facebook и в ВКонтакте.
Открытый список — база данных жертв политических репрессий, в ней мы собираем информацию о людях, пострадавших от государственного террора в период с 1917-го по 1991 год. Все, у кого есть воспоминания, фотографии, документы, любые материалы, которыми нужно поделиться — могут свободно опубликовать свои истории в «Открытом списке».



Владимир Сергеевич Лашин закончил Санкт-Петербургское юнкерское пехотное училище (Владимирское пехотное училище) в 1897 году и направлен в г.Ревель. В 1899 году получил личное дворянство.
На 1.01.1909 штаб-с капитан 90-го пехотного Онежского полка, начальник учебной команды. На 1912 младший офицер. На 1913 командир 1-й роты, в том же чине. На 1914 капитан того же полка. Участник Первой мировой войны. С февраля 1916 по декабрь 1917 в австрийском плену.
Вернулся в Советскою Россию в г. Петроград. С 1918 г. по январь 1919 г. командир батальона караульной бригады. С марта 1920 по август 1921 года начальник отделения формирования при штабе Ленинградского ВО. Бухгалтер бюро учета паровозной службы Октябрьской железной дороги. Проживал с семьёй в г. Ленинграде, Моховая улица, д. 23, кв. 7. Арестован 2.03.1935. Особым совещанием при НКВД СССР 17.03.1935 осужден как социально опасный элемент, приговорен к 5 годам ссылки. Отбывал срок в Оренбурге, работал бухгалтером школы.



Второй раз арестован 8.08.1937. Тройкой УНКВД Оренбургской области 25.10.1937 осужден по ст.ст. 58-1а-11 УК РСФСР, приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян 26.10.1937.
Реабилитирован 17 октября 1989 года.
***
В нашей работе может принять участие каждый — у всех читателей есть право на редактирование и публикацию новых данных. Регистрируйтесь на сайте и добавляйте информацию о своих родных или знакомых. Следите за проектом «Открытый список» в на Facebook и в ВКонтакте.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире