nossik

Антон Носик

17 января 2017

F
Есть две подмены, которые невозможны в цивилизованном обществе, но очень любимы тоталитарными режимами и носителями советского сознания в разных странах.

Во-первых, объявлять мирное время военным временем.
Во-вторых, вводить запреты для взрослых под видом заботы о детях.

По второму вопросу я уже много писал в связи с печально известным 139-ФЗ, по которому заботой о детях обосновывалась необходимость запрета различных сайтов, никакого отношения к детям не имеющих.

А по первому вопросу выскажусь сейчас, потому что он всплыл в обсуждении цензуры на Украине.

Методичка, по которой шпарят киевские фанаты цензуры, состоит из одного простого аргумента: во время Второй мировой войны в Берлине не продавалась газета «Правда», а в Москве и Лондоне — Der Stürmer и Völkische Beobachter.

Начать разбор этого аргумента состоит с того, что он ворованный.
Первыми до него додумались не киевские пропагандоны, а кремлёвские.
Но ровно для тех же самых нужд: оправдать грубое отступление от цивилизованных норм в работе средств массовой информации, по формуле «война всё спишет».

Вот откуда подрезан аргумент про Вторую мировую для киевской методички:

О том, как надо действовать в современных общественно-политических условиях, рассказал телеведущий Эрнест Мацкявичюс. По его словам, раньше он придерживался международных эталонов журналистики, но с началом новой холодной войны для него их больше нет. «Давайте вспомним, какой журналистика была в 1942 году, она давала обе точки зрения, предоставляла слово и той, и другой стороне?» — привел он аналогию. Господин Мацкявичюс предложил считать современную журналистику мобилизационной, которая «позволяет защищаться в условиях информационной войны», а необходимость обороняться должна стать главным «профессиональным рефлексом». «Давайте сначала отобьемся, а власти на её косяки будем указывать потом»,— заключил он.

Объясняю популярно, почему этот аргумент не годится для описания текущей ситуации в российско-украинских отношениях.

Между Россией и Украиной не объявлено никакой войны.
Между двумя странами сохраняются дипломатические отношения.
В Москве работает посольство Украины, в Киеве — посольство РФ.
Между странами действует железнодорожное, автобусное и автомобильное сообщение.
По официальным данным Ростуризма, граждане Украины занимают первое место среди иностранцев, въезжающих в РФ (7,9 млн человек за 2015 год).
Украина закупает в России газ и зарабатывает деньги на транзите российского газа в Европу.
В январе-ноябре 2016 Украина закупила в России нефтепродуктов на 458 миллионов долларов.
Больше 60% угля, импортируемого Украиной, закупается тоже в России.
При этом Россия как была, так и остаётся крупнейшим в мире импортёром украинской продукции.

При чём тут, спрашивается, Вторая мировая или Великая Отечественная?!

Вы можете себе представить, чтобы Сталин после 22 июня 1941 года поставлял Гитлеру нефть, газ и уголь по коммерческим контрактам? Чтобы 8 млн граждан гитлеровской Германии въехали в 1942 году в СССР официально и безвизово? Или наоборот, чтобы в Берлин и Мюнхен в 1942 году выехали по своим делам 8 млн советских людей? Или чтобы гитлеровская Германия оставалась на третий год войны крупнейшим в мире импортёром советской продукции?!

Вот и я не могу.

То, что происходит сейчас между Россией и Украиной, можно было бы сравнить с Фолклендской войной между Великобританией и Аргентиной. Но есть один нюанс. Всё-таки английские войска вполне официально воевали с аргентинскими, и наоборот. А украинские войска никаких приказов об атаке на российские позиции не получали. И российские танки к Киеву тоже не рвутся.
Кроме того, Аргентина «в связи с войной» блокировала выплату денег в британские банки, а Нафтогаз Украины по сей день состоит с российскими поставщиками углеводородов во вполне коммерческих договорных отношениях, и ни о какой реквизиции транзитного российского газа в качестве «военного трофея» вопрос не ставится.

Это не значит, что в Донбассе и Луганске не идёт война, или что российские власти не поддерживают там сепаратистов деньгами и оружием. Но юридически боевые действия на юго-востоке Украины официальный Киев определил как АТО — то есть такой же режим, который объявляли российские власти в ходе Второй чеченской. И вроде как все стороны в этом конфликте периодически усаживаются за стол переговоров, пытаясь найти мирное решение проблемы. В этой ситуации вопли «АААА, на нас напали фашисты, даёшь режим 1942 года в СМИ!!!» звучат одинаково лживо и нелепо, независимо от того, кто их озвучивает: пропагандон с телеканала «Россия», или пламенный украинский патриот.

Оригинал
Пять украинских журналистов по просьбе «Новой газеты» прокомментировали решение властей запретить вещание телеканала «До///дь».

Пять из пяти собеседников издания цензурный запрет одобрили.
И это, в общем-то всё, что необходимо понимать про главную проблему Украины.

Там люди реально поддерживают цензуру северокорейского, туркменского, саудовского образца.
И поддерживают её не какие-то мифические правосеки, скачущие где-нибудь в Ивано-Франковске под транспарантом «Москаляку на гиляку», а журналисты демократической направленности, представители пятой власти, первые люди, от которых ожидаешь услышать слова против цензуры, за свободу слова, за плюрализм мнений — или хотя бы в защиту коллег из «До///дя» от идиотизма запретителей.

В этом — самая большая проблема нынешнего украинского общества.
Они рассуждают о свободе, демократии, правах человека, считают себя Європой.
А в головах — тот же кромешный и беспросветный совок, что у Яровой, Лугового, Железняка.
Только наши-то клоуны ни секунды ни верят в то, что несут с думской трибуны.
Яровая совсем недавно шла по спискам «Яблока», Луговой служил на побегушках у Березовского, а Железняк помогал его партнёру по «ЛогоВаз News Corporation» Руперту Мёрдоку окучивать рынок московской наружки. Если завтра власть в Кремле переменится, мы увидим и Яровую, и Лугового, и Железняка в первых рядах борцов с тёмным прошлым (см. про это прекрасный стих Быкова в том же самом номере «Новой»). Просто сегодня их кормят другие лозунги.

А в/на Украине всё это очень серьёзно, искренне, от души.
Никто не платит Мустафе Найему, Ивану Яковине, Виталию Портникову, Владимиру Федорину или Павлу Казарину за поддержку решений Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания.
Они совершенно искренне и от души вписываются за родное цензурное ведомство.
Им нормально и радостно жить в обществе, где решение вопроса «что гражданам читать, смотреть и слушать?» делегировано безымянным госчиновникам.
Потому что сограждане — это несознательный скот, сами они не разберутся.
Нужно специальное государственное ведомство, с запретительными полномочиями.

Людей в/на Украине вообще не смущает, что в той Європе, куда они будто бы стремятся, подобные запреты немыслимы. Не говоря уже о США или Канаде.

Они говорят: в Європе нет войны, а у нас — война, так что без цензуры нам не прожить.

Но в Израиле война идёт без малого 69 лет.

И ни в одном из её эпизодов военная цензура не сыграла никакой сколько-нибудь существенной полезной роли. Эксперименты, разумеется, ставились, потому что в раннюю эпоху существования Израиля и советских людей, и просто пламенных сталинистов в руководстве страны хватало. Но все их цензурные эксперименты показали: в запрете гражданам Израиля читать те или иные новости или комментарии нет никакой пользы для обороноспособности страны и никакой помехи для её врагов. Единственная полезная форма цензуры во время любой войны — та, которая предотвращает утечку собственных секретов. А запрет своим же гражданам читать, смотреть и слушать иностранные СМИ — никакого отношения к нуждам военного времени не имеет. И Туркменистан, у которого Украина сегодня так восторженно учится, тоже не из-за войны эту практику ввёл.

Оригинал

Вчера весь день слушал (со ссылкой якобы на Германа Клименко), что «Россию могут отключить от мирового Интернета». Фактически утверждение совершенно верное: не только могут, но и хотят. Причём даже известно кто: первым создание пресловутой «Чебурашки», Интернета северокорейского образца, озвучил липецкий сенатор-единоросс Максим Кавджарадзе больше 2,5 лет назад. С тех пор о реальных угрозах отключения России от глобального сегмента не раз высказывался министр связи РФ Николай Никифоров. Осенью 2014 года вопрос выносился на обсуждение Совета безопасности РФ с участием Путина. Инициатива всех таких обсуждениий принадлежала российским чиновникам и силовикам.



При этом ни один зарубежный политик, в США или в Европе, во власти или в оппозиции, подобных предложений никогда не выдвигал, не озвучивал, не обосновывал, не вносил их в правительство и не ходил с ними на выборы. При подготовке пакетов американских санкций в отношении России — от самых первых, весной 2014, до буквально вчерашних, прямо связанных с кибератаками — такая идея ни разу не обсуждалась. Если посмотреть на список стран, в которых на временной или постоянной основе прерывалась в последние 10-15 лет связь с мировым Интернетом — на Египет, Ливию, Сирию, Судан, Туркменистан и Северную Корею — во всех без исключения случаях инициатором отключения отдельных стран от глобальной Сети являлись их же собственные власти, а не мировой империализм.

У России, как верно замечал Ф.И. Тютчев, в этом вопросе «особенная стать». Азиатские и африканские диктатуры перекрывают доступ своих граждан в Интернет, опасаясь их вольнодумства и козней Запада. На словах российские силовики озабочены тем же самым — то и дело в их заявлениях мелькают названия враждебных России структур, типа Google, Yahoo, WhatsApp, Telegram, Twitter и Facebook. Но на практике единственная запрещённая сегодня в России американская соцсеть — совершенно безобидный LinkedIn, пользователями которого в стране являются полторы калеки, и те в основном экспаты. А все заявления о необходимости запрета других международных платформ так и остаются разговорами. Хотя все необходимые законы для блокировки иностранных площадок в России приняты ещё 2 года назад.

На самом деле, как подсказывает наглядный пример «пакета Яровой-Озерова», главной мотивацией российских охранителей, рассуждающих о внешней угрозе, была и остаётся возможность поднять бабла на её отражении. В этом смысле наши силовики — очень продвинутые ребята, по сравнению с их африканскими коллегами. Все аспекты «Чебурашки» у них просчитаны в финансовых терминах. Речь идёт о грандиозной афере по дублированию всех существующих в мире программных и аппаратных решений за счёт российской казны. Теоретически речь идёт о государственной задаче, но на практике государство приглашается её не решать, а только оплатить. В подрядчики намечен ограниченный (за счёт непубличного порядка лицензирования и сертификации) круг юридических лиц, учреждённых чекистами-предпринимателями. Они справятся и с разработкой «отечественного софта» (на практике — тот же Linux), и с завозом «безопасного» оборудования, которое от «опасного» отличается лишь наклейкой и накруткой…

Один вопрос остаётся здесь открытым. А при чём же тут, спрашивается. Герман Сергеевич Клименко? Люди, мало знакомые с его биографией, вольны сколько угодно демонизировать эту фигуру, но мы-то с вами понимаем, что советник Путина по Интернету — не чекист из дрезденской резидентуры, не автор идей «Чебурашки» и даже не бенефициар «пакета Яровой». Герман Сергеевич — классический предприниматель, который в последние полгода всецело поглощён вопросами телемедицины, электронного правительства и прочей государственной big data. Понятно, что его назначение советником подразумевает ношение пиджаков и галстуков, хождение по кабинетам и публичное одобрение политики партии, но вроде как «отключение России от мирового Интернета» и всё прочее «Отечество в опасности» — тема не его. Зачем же он стал бы делать такие заявления?

Правильный ответ: низачем. Он их и не делал.

Взорвавшая вчера российские СМИ фраза «Россию могут отключить от мирового интернета» — всего лишь выдумка РашаТудей, вынесенная этой информационной службой в заголовок интервью и ею же закавыченная. Если же прочитать само интервью, целиком, то Герман Клименко там такой фразы не произносит — как и вообще никакой похожей фразы. Корреспондент РТ пытается с ним об этом поговорить, первый же вопрос интервью — про планы Минсвязи по госрегулированию российского сегмента. Судя по ответу Германа, в Минсвязи он не работает, и обсуждать конкретные положения «Чебурашки» не готов. Отмечает лишь, что «регулирование обычных пользователей этот закон не затрагивает». На том обсуждение вопроса в интервью и заканчивается. Но явно у РашиТудей — своя повестка и свои задачи в связи с этим материалом. Им нужен заголовок про отключение России от мирового Интернета. Так что они его просто выдумывают, и вкладывают в уста собеседника.

Зачем так поступает РашаТудей — вопрос риторический. Но вот что мешало десяткам российских СМИ, перепечатывавших и мусоливших «новость», прочитать интервью дальше заголовка, действительно интересно.

Оригинал
На моей памяти смерти Доктору Лизе желали самые разные люди.
Патриоты России — за то, что она украинка, и муж у неё американец.
Ольгинские боты — за связь со «Справедливой Россией».
Патриоты Украины — за то, что помогала детям в ДНР/ЛНР.
Патриоты ДНР/ЛНР — за то, что передавала сирот на украинскую сторону...

Московские хипстеры писали на неё доносы Собянину за то, что её бомжатник на Пятницкой улице снижает гламурность их парадного подъезда. Хипстеры были близки к Даше Жуковой, так что Собянин вникал в их горе, обещал выделить Доктору Лизе другое помещение. Но всегда оказывалось, что это другое помещение принадлежит городу лишь на бумаге. А фактически им уже 20 лет распоряжается на правах самозахвата какой-нибудь единоросс, и он там уже разместил 300 таджиков. Отстегнул управе, отстегнул префекту, короче — не судьба «Справедливой помощи» там квартировать, даже с собянинским ордером. Покуда Елизавета Петровна была жива, Собянин пожимал плечами и лез рисовать новый ордер.

Эти проблемы у единороссов теперь закончились.
Доктора Лизы больше нет.
Сегодня утром она погибла в авиакатастрофе.
Везла лекарства в университетскую клинику в Латакии. Не довезла.
На подвал скоро найдутся новые претенденты.
Лизиным подопечным, россиянам без определённого место жительства, давно было пора освободить место для хозяев жизни.

Елизавета Петровна, спасибо тебе за всё.
Мир был лучше, пока ты в нём была.
Он стал хуже, но нам в нём жить.
Мы помним тебя, Доктор Лиза.
Увидимся, поговорим.

Оригинал

Всего неделя потребовалась Тюменскому областному суду, чтобы вынести приговор местному блоггеру Алексею Кунгурову. Покуда меня в Москве судили по экстремистской статье за одобрение действий ВКС РФ в Сирии, Кунгурову местное Управление ФСБ пришило «террористическую» 205-ю статью за критику тех же самых действий. Приговор — два года в колонии-поселении. Суд шёл в закрытом режиме. В СИЗО Кунгурова увезли 20 июня, так что он уже полгода сидит в тюрьме.

Во всех своих ключевых аспектах «дело Кунгурова» — значительно более запредельное, чем моё собственное. В обоих случаях отсутствует состав и событие преступления, нет никаких доказательств преступного умысла или свидетельств общественной опасности деяния. Есть два личных мнения граждан РФ о вооружённом конфликте в Сирии. Одно мнение признано «преступлением экстремистской направленности», другое — «терроризмом». А причина этого различия всё та же, о которой я писал полгода назад: Кунгуров — в Тюмени, а я — в Москве.

В столице осталось ещё какое-то минимальное понятие о приличиях. 17-летнюю первокурсницу мединститута Патимат Гаджиеву, которую ФСБ год продержал в Лефортово, Московский окружной военный суд отказался отправлять по этапу: дал штраф и отпустил на свободу. По делу Евгения Корта прокуратура, недавно ещё просившая двушечку, теперь просит отменить приговор. По моему делу прокуратура, просившая двушечку, на апелляции ходатайствовала отменить штраф в 500.000 рублей, что и было проделано Мосгорсудом. За время разбирательства по моему и кунгуровскому делу я успел побывать в Лондоне, Барселоне, Тель-Авиве, Таиланде, в Венеции, Бергамо, Тоскане и Перудже, а Кунгуров всё это время провёл в СИЗО. Потому что в Тюмени нет никакого понятия о приличиях. Нет ни общественного мнения, ни столичной прессы, ни даже какой-нибудь интриги между ведомствами. Тамошнее УФСБ захотело закатать строптивого общественника — и все инстанции суда и следствия дружно взяли под козырёк.

Поэтому о приговоре Алексею Кунгурову все мы обязаны помнить и говорить. С сегодняшнего дня он имеет право на обжалование своего приговора в ЕСПЧ — надеюсь, в Москве найдутся люди, которые в этом ему помогут.

Конечно, в регионах — закон тайга, но внимания центральной прессы и московских властей там не любят и боятся. Оборотная сторона вседозволенности тамошних силовиков — страх перед окриком из Москвы. Каждый из нас обязан привлекать внимание к делу Кунгурова. Просто потому, что террористические дела за пост в ЖЖ — это вам не 282-я в редакции 2011 года. Не полгода рассусоливания в райсуде, с последующим комфортным обжалованием, а сразу вторая инстанция, приговор в законной силе с момента провозглашения, и обращение с подозреваемым сразу как с террористом. И это может случиться вообще с любым из нас, и вообще по любому поводу: ретвит, перепост, собственное мнение или чужая картинка. Постановление Пленума Верховного Суда РФ о практике по ретвитам и репостам к терроризму не относится, только к мягким статьям. То есть реально никто сегодня не может знать, какой его пост или комментарий в ветке двухлетней давности может завтра быть приравнен к террористическому акту.

Этот бред нужно разруливать здесь и сейчас, покуда не подросло по всей стране поколение «борцов с террором», нахватавших звёздочек на погонах благодаря фабрикации дел, подобных террористической статье для Кунгурова или Патимат Гаджиевой.

Оригинал
Апелляция моя в Мосгорсуде прошла как по нотам.
За исключением одного анекдотического эпизода, по мотивам «Книги Есфири», 3:2, когда председательствующий судья на первой минуте слушаний стал уговаривать меня снять в его заседании «головной убор» (последовала уморительная перебранка, попавшая во все агентства), но дальше всё прошло до такой степени без сюрпризов, что я даже своё скучное последнее слово не стал произносить, сэкономив время всем участникам процесса.

Решение суд принял то самое, абсолютно неизбежное в любом раскладе: отменить штраф в 500.000₽, как не соответствующий применимой статье. О том, что 500.000₽ в Мосгорсуде не устоят, я журналистам сказал на Пресне в ту самую минуту, как 3 октября услышал эту цифру в своём приговоре. И в этом ЖЖ подробно объяснил, почему Мосгорсуд не может присудить штраф выше 300.000 рублей. Мне не надо было для этого даже в УК заглядывать: я хорошо помню, какие там цифры штрафа стояли в 282-й статье, когда по ней судили Василовскую, Ерофеева, Самодурова, Крылова, Паука и других деятелей, за процессами которых я в разное время следил. И сколько стоила 282-я в тот момент, когда меня самого по ней привлекли, я тоже помнил. Так что про цифру 500К из «пакета Яровой» сомнений не было — и что она превратится в 300К, тоже легко было предвидеть, потому что 500К — это абсолютный потолок новой суммы возможного штрафа, так что в редакциях 2011 и 2014 года ему соответствует цифра в 300К. Об этой коррекции моему адвокату даже просить было не надо: прокурор сам вызвался обосновывать пересмотр суммы.

В остальном же, к сожалению, никакого рассмотрения моего дела по существу в Мосгорсуде не случилось. Ответа на вопрос, за что же меня в итоге привлекают к ответственности — за пост в ЖЖ, слова в эфире «Эха», за то и другое, и за какие конкретно фразы, я не получил ни от прокурора, ни от судьи. Который, впрочем, произвёл на меня достойнейшее впечатление: он очень хорошо переписал и изложил своими словами всю нашу апелляционную жалобу (в первой инстанции ни судья, ни прокурор не читали ни одного из материалов дела до их озвучания в ходе судебного следствия). Проиграв спор насчёт моей кипы, судья заверил, что на рассмотрении дела её наличие никак не отразится. Вообще, шутил, был доброжелателен и весел, а в конце заседания поздравил всех собравшихся: «С праздником вас, ребята!» Что он имел в виду — Хануку или День Чекиста — публика в зале потом ещё долго спорила.

В уголовном корпусе Мосгорсуда, тем часом, творится ад: в каждом зале рассматриваются десятки апелляций в рабочий день, кругом толпы и страшная неразбериха. Судейских помощников где-то нет совсем, а где-то их вчера набрали по объявлению, и судье проще самому сходить в архив, чем их посылать. Поэтому судьи в мантиях всё время бегают сами с бумажками по коридорам, и сами же выкликают в залы участников рассматриваемых дел. Я думал, что полная катастрофа с кадрами в Пресненском райсуде, где в какой-то момент осталось всего двое судей. Но в Мосгорсуде ситуация ещё круче. Там реально судьи сами себе секретари.

Впрочем, вернёмся к моему делу. Разумеется, мой приговор будет методично обжалован во всех инстанциях, куда я имею право обратиться. При этом он сегодня вступил в законную силу, то есть окончательно и бесповоротно отменена моя подписка о невыезде из Московского региона, действовавшая (в том числе и на нервы) с 10 июня. Я из-за неё очень много поездок отменил — например, на фестиваль Яковлева в Будве. А все те выезды, которые за эти полгода всё же случились, приходилось согласовывать сперва со следствием, затем — с судом. Это, конечно же, было уныло и утомительно, хоть и не дотягивало до советских процедур оформления выезда за рубеж. Но теперь это всё позади. Самое обидное для меня в эти полгода было то, что пришлось прожить их вдали от Государственного Эрмитажа. Так что допишу сейчас этот пост, куплю билет и завтра утром отправлюсь любоваться пяткой Блудного Сына, сатиром с козой на картине Романо и чучелами Фабра.

Что касается штрафа — во-первых, я постараюсь оплатить его быстро.
Потому что на 365-й день с момента оплаты испарится моя судимость.
Во-вторых, после выигрыша в вышестоящей инстанции мне этот штраф вернут.
Не знаю насчёт процентов (в Израиле неправомерно удержанные с граждан средства государство возвращает с интересом в 7% годовых, но российская ситуация в этом вопросе мне неизвестна, а Бадамшина я этими глупостями грузить пока не стал). Но само тело штрафа вернётся непременно — Навальный, например, уже получил назад 500.000 рублей, взысканных с него по делу «Кировлеса». А более крупные суммы ущерба по «Кировлесу» с него даже не стали получать: видимо, догадывались, что приговор может быть скоро отменен, и деньги придётся возвращать.

Хочу ли я помощи зала в оплате моего штрафа? Честно вам сказать, единственная причина, по которой я тут эту тему поднимаю — большое количество обращений от читателей, желающих поучаствовать. Но просто так собирать с читателей эту сумму, чтоб сэкономить $5000 себе, любимому — это, согласитесь, как-то уныло и не по-пацански. Если придумается какой-нибудь креативный сбор, с каким-то полезным выходом, то объявлю о нём здесь. Но это не такой приоритет, как Эрмитаж.

Самые главные новости, случившиеся сегодня, уже после оглашения моего приговора, я пока рассказывать не готов, но уверяю вас, что они сильно круче и веселей всего сообщённого выше, даже про кипу и Эрмитаж. В ближайшие дни сообщу подробности, это реально веселые и позитивные новости.

В любом случае, пользуясь случаем, хочу напомнить, что за мою федеральную инициативу об отмене 282-й статьи к этой минуте подано лишь 7500 голосов. Такими темпами мы будем их собирать полгода, а хочется не терять момент. Пожалуйста, не жалейте минуты зайти и проголосовать, а если уже это сделали — поделитесь ссылкой с читателями.

Оригинал

Люди, называющие себя демократами, возмущены тем, что Дональд Трамп принял телефонный звонок с поздравлениями от президента Тайваня. Он этим нарушил многолетнюю традицию американских властей делать вид, что никакого Тайваня в природе вообще не существует, а есть только один коммунистический Китай. Даже в русскоязычной фейсбучной ленте нашлись готовые осудить Трампа за обиду, нанесённую бонзам из ЦК КПК.

2645484

На другой стороне Атлантики Борис Джонсон позволил себе высказаться про саудитов и иранцев, которые воюют в Ираке, Сирии и Йемене руками своих марионеток из числа местных суннитов и шиитов. Совершенно точно всё сказал, потому что сунниты на всём Ближнем Востоке воюют на саудовские деньги, а шииты получают прямую военную помочь от иранского Корпуса стражей Исламской Революции, это не догадки и не предположения Джонсона, а общеизвестные факты.

Но поскольку это сказал Борис Джонсон, а он плохой парень, то все, кому не нравится Brexit, дружно заклеймили министра. Не надо было вслух говорить такие вещи, это мешает Великобритании налаживать добрососедские отношения с Эр-Риядом и Тегераном, б…

То есть более или менее твёрдо уже понятно, что если завтра Дональд Трамп оскорбит память какого-нибудь Пол Пота, Иди Амина, императора Бокассы или Председателя Мао, то вся прогрессивная общественность дружно поднимется на защиту этих святых людей.

Оригинал

Гениальное объяснение депутата-коммуниста Смолина, чем плоха для России т.н. Болонская система высшего образования, совместимая с практикой присвоения учёных степеней в иностранных вузах:

Когда вы принимаете какое-то решение в образовании, нужно считать комплексные последствия. Напомню, по данным историков, в 1918-1924 годах у нас из страны уехало от 1,5 до 3 млн человек. По данным Центра стратегических разработок, за послесоветское время — 18 млн. Болонская система в этом не виновата, сразу говорю. Но поскольку разница в оплате квалифицированного труда на Западе и в России огромна, Болонская система облегчает поток эмиграции, и мы теряем наш человеческий потенциал.

То есть вот прямым текстом человек, заседающий в российском парламенте больше 20 лет, президент общества «Знание» и председатель движения «Образование для всех», говорит нам, что лучшим способом предотвращения утечки мозгов из России является искусственное ограничение конкурентоспособности наших выпускников на мировом рынке квалифицированного труда. Нужно просто обеспечить и поддерживать в отечественных вузах такую систему подготовки студентов, чтобы их потом нигде в мире не захотели на работу по специальности брать — глядишь, и проблема утечки мозгов сама собой разрешится.

Помнится, в стране Нигерии поборники тамошних скреп сформулировали ту же мысль короче. БОКО ХАРАМ. Самое время переходить с болонской системы на нигерийскую, покуда человеческий капитал не весь ещё растерян.

Оригинал

Классики русской литературы использовали слово «либерал» для обозначения человека, который полагает права и свободы отдельной личности выше государственных интересов, противится вмешательству власти и церкви в частную жизнь людей.
2642338
Жаль, что слово вольнолюбивый цензуре не нравится: оно так хорошо выражает нынешнее libéral, оно прямо русское, — писал Пушкин 195 лет назад в письме Н.И. Гречу.

С тех пор и в отечественном, и в мировом политическом лексиконе многое поменялось.

В России сами себя либералами официально называют сегодня разве что соколы Жириновского и соратники профессора Ясина.
В устах путинистов-сталинистов слово это нынче ругательное, и носит ту же смысловую нагрузку, что «троцкист-уклонист» в доносах 1930-х годов.
В русском Интернете либералами зачастую числят себя те, кто считают, что всех носителей неблизких им взглядов нужно сажать по разным экстремистским статьям УК.

Ещё смешнее в Америке.
Там либералами называются сторонники повышения налогов, ограничения свободы предпринимательства, усиления роли чиновников в жизни граждан и активного вмешательства государства во все аспекты жизни общества.
2642340
И только в истории живописи итальянского Возрождения этим словом, как и 500 лет назад, называют прекрасного художника из Вероны.
11 месяцев назад премьер-министр Италии Маттео Ренци произнёс слова, о которых минувшей ночью, вероятно, пожалел в сто первый, но не в последний раз:


Если проиграю [конституционный] референдум — я не просто отправляюсь домой, а вообще перестаю заниматься политикой.

Этим январским обещанием он подписал приговор не только своему правительству — одному из самых долгоживущих в новейшей политической истории Италии — но и той самой конституционной реформе, которой пытался таким экстравагантным способом помочь.

До 12 января 2016 года референдум касался исключительно изменений в политической системе Италии. Перемен, которые назрели уже очень давно, о необходимости которых много лет твердят и левые, и правые итальянские политики. Не случайно законопроект о конституционной реформе был за последний год поддержан абсолютным большинством голосов и в парламенте Италии, и в её Сенате — причём по два раза в каждой из палат.

Но как только глава правительства пригрозил отставкой, центральная тема референдума тотчас же изменилась. Первыми это осознали те самые политики, которые ещё накануне очень убедительно рассказывали избирателям о своей приверженности долгожданной конституционной реформе, и с обещаниями её поддержки шли на выборы. После исторического заявления премьера они тотчас же призвали своих сторонников голосовать против перемен. Конечно, это было с их стороны весьма цинично, но кого этим удивишь. А повод для переосмысления сути предстоящего референдума подкинул своим врагам сам премьер-министр. Он первым предложил рассматривать голосование по конституционной реформе как вотум доверия лично ему, его партии и кабинету. То есть призвал избирателей 4 декабря высказаться не о Конституции, а о наболевшем: о том, например, нравятся ли им нелегальная иммиграция, экономический кризис, рост цен, ставки налогов и то, как они расходуются… За что боролся — на то и напоролся. А что ни к друзьям, ни к врагам в политике нельзя поворачиваться уязвимым местом — про это написано достаточно книг и снято немало фильмов и сериалов. Ренци, конечно, моложе меня, но всё-таки он старше моего сына.

Сегодня утром, с началом рабочего дня, правительство Италии в полном составе подаст в отставку.

Что случится дальше — не знает примерно никто.
Вариантов, в сущности, масса, и все они довольно плохо просчитываемы на перспективу хотя бы в полгода.
Сама по себе такая непредсказуемость — достаточный фактор дестабилизации для Евросоюза. Так что буквально в понедельник стоит ожидать падения евро и обвала европейских биржевых индексов, а в ближайшие недели — заморозки важных инвестпрограмм, для которых политическая ситуация критична…

Стоит сказать и о том, чего по результатам прошедшего референдума совершенно точно не стоит ожидать ни сегодня, ни в 2017 году:

— решения о выходе Италии из Евросоюза
— решения об отказе Италии от единой европейской валюты
— решения о выходе из состава Италии отдельных её частей, будь то Ломбардия, Венето, Тоскана, Лигурия или любая другая область
— прихода к власти Маттео Сальвини (это такой миланский аналог австрийца Хофера) и его «Северной Лиги»
— самостоятельного выхода Италии из режима евросоюзных санкций
— официального признания Крыма российским со стороны уполномоченных на такие заявления должностных лиц и структур Итальянской Республики.

И это — не прогноз, а констатация фактов, очевидных любому, кто следит за происходящим в Италии не по советским газетам.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире