nossik

Антон Носик

21 июня 2016

F
Буквально вчера министр спорта Мутко заявил, что он ознакомился с данными разных расследований WADA, интервью спортивных чиновников — и убеждён, что дисквалификация в нынешнем году коснётся вообще всех российских спортсменов, заявленных в состав сборной на Олимпиаде в Рио. Не только легкоатлетов, а всех без исключения. Это заявление федерального министра меня не меньше удивило, чем расстроило. Допустим, так оно и случится, но почему ж не подождать, пока худшее для нас решение не озвучат те, кому предстоит его принимать?

Буквально сегодня Международный олимпийский комитет объявил, что даже российских легкоатлетов дисквалификация за чужие грехи не затронет. Те, кто уличён в приёме допинга и в махинациях с анализами, будут наказаны. Ассоциация будет наказана. Но российских легкоатлетов, которые не обвиняются в приёме допинга, саммит МОК с Олимпиады не снимает. Об этом заявил глава комитета Томас Бах только что на пресс-конференции.

Решение МОК (подтвердившее более ранний вердикт IAAF) я очень хорошо понимаю и поддерживаю. Практика коллективных наказаний — омерзительна. Если один спортсмен жульничал, а другой честно выигрывал, то одинаковое наказание для обоих — самая контрпродуктивная мера из всех возможных. Очень важно тех спортсменов, которые не принимали допинг, отделить от нарушителей, и проследить, чтобы честные люди от антидопинговых санкций не страдали.

Другое дело — всевозможные национальные федерации и государственные ведомства, которые употребление запрещённых препаратов и последующую фальсификацию проб возвели в ранг госполитики. Этих, конечно же, нужно наказывать — и можно коллективно. Чтобы у тех, кто в душе не одобрял подобной практики сослуживцев, появилась сильная мотивация рассказать о таких практиках вслух.

Но зачем Мутко полез поперёд батьки озвучивать выводы — я всё равно не понимаю. Ясно, что говорил он фром хиз харт, и что те документы, из которых он сделал свои далеко идущие выводы, были все сплошь по-английски. Но за язык-то кто тянул?!

Оригинал
Вдогонку к козыревской передаче на До///де, где мы с ним вспоминали 90-е годы, перестройку и перестрелку, хочу показать и объяснить один артефакт из той эпохи, который в передаче обсуждался предметно и подробно:

2511270

Это два советских загранпаспорта. Как видите, отличаются они тем, что один исполнен от руки, а другой — на пишущей машинке. В какой-нибудь другой стране это различие в докомпьютерную эпоху могло бы носить случайный характер и объясняться неодинаковой оснащённостью двух паспортных столов оргтехникой, или тем, что один паспорт выдан за  полгода до второго. Но в СССР — как и в современной российской правоохранительной системе — каждая ничтожная закорючка имеет высший сакральный смысл. Дихотомия «чернила vs машинопись» в советских загранпаспортах — не исключение.

От руки в ОВИРе выписывался паспорт, годный только для поездок по соцлагерю — Болгария, Венгрия, ГДР, ПНР, Румыния, ЧССР. Для посещения всех этих стран советскому танкистучеловеку их въездная виза не требовалась. И внутри того самого соцлагеря перемещение между странами было безвизовым — как для их граждан, так и  для советских гостей. Но вот для выезда из СССР в любую заграницу советскому человеку нужно было получать разрешение на выезд, формально от Отдела виз и регистрации МВД, фактически — от КГБ. Частному лицу полагалась однократная виза на каждый выезд. Для её получения нужно было представить какое-то обоснование поездки (приглашение, турпутёвку, письмо от организации о направлении в зарубежную командировку), два экземпляра довольно подробной анкеты, характеристику с места работы/учёбы за подписью парторга, профорга и директора предприятия, оригинал загранпаспорта, а также заполненную с одной стороны почтовую открытку с маркой за 3 коп. Когда ОВИР принимал решение по просьбе гражданина о разрешении однократного выезда за рубеж, он на этой открытке ставил штамп с приглашением заплатить пошлину (31 рубль за соцстраны, 201 — за капстраны), явиться с квитанцией и забрать готовый паспорт в  приёмные часы. Или не забрать, если отказали, но тогда уж и пошлину не  платить… Процедура оформления трёхдневной командировки в Софию и  эмиграции в Израиль навсегда была в части требований ОВИРа совершенно идентичной. То есть человеку, который собирался с позором лишиться работы, жилья, советского гражданства, 500 рублей за отказ от  него, всех паспортов и любой надежды на последующий въезд в СССР, нужно было сперва обойти местком, партком и администрацию своего учреждения, и  собрать там характеристики, подтверждающие, что он достаточно «в быту скромен, с коллегами по работе общителен», чтоб Комитет государственной безопасности согласился без опасений отпустить его в логово сионистского агрессора. Так Израиль официально назывался в советских газетах с тех пор, как в июне 1967 года разбил армии египтян, иорданцев и  сирийцев в Шестидневной войне — а СССР в ответ расторг дипотношения. Впрочем, вернёмся к советским паспортам и их высоким смыслам.

2511272

На второй иллюстрации мы видим, что сами по себе одноразовые разрешения оформлялись тоже по-разному, в зависимости от направления выезда. Название капстраны, срок и цель поездки в неё вбивались на пишмашинке. При разрешении на выезд в безвизовые соцстраны (которых было на свете в 20 раз меньше, а разрешения туда требовались чаще) дату вписывали по-прежнему от руки, зато название страны и цель поездки оттискивали с  помощью штемпеля, экономя труд писаря. Такая вот советская бюрократическая эргономика, самая эргономичная в мире.

В  верхней части каждой страницы с разрешением на выезд оставлено место для двух советских печатей о пересечении границы-на-замке. По этой простой причине одним разрешением просто технически нельзя было воспользоваться два раза.

2511274

В нижней части страницы — отметка госбанка о продаже выезжающему гражданину валюты, с указанием либо проданной суммы в рублях, либо срока, из которого она рассчитывалась. Каждый счастливчик, получивший разрешение на выезд, имел право поехать в банк на улицу Бутлерова и  обменять у государства свои деревянные рубли на ту или иную форму инвалюты. Годичная квота для каждого типа страны и поездки устанавливалась постановлением Совета министров СССР, и в 1980-е она была, по моим ощущениям, очень щедрой. Особенно для капстран, куда можно было на год поменять 900 рублей — по официальному советскому курсу, где доллар стабильно стоил 63 копейки, чехословацкая крона — 10 копеек, а немецкая марка, независимо от того, восточная или западная, — 30 копеек. В реальности к 1988 году доллар на советском чёрном рынке вырос уже до 10 рублей, а банки Западного Берлина обменивали одну бундесмарку на 10 марок ГДР совершенно официально, с квитанцией и кассовым чеком. В  продвинутой в этом смысле Варшаве (через которую проходил любой поезд с  Белорусского вокзала на Берлин, Прагу, Париж и Лондон) грузчики на  вокзале скупали доллары вообще по 25 рублей…

Сколько на  этой фантастической карусели обменных курсов мог за одну командировку заработать простой советский чекист, с правом на ношение валюты — страшно себе представить. Но была среди выезжающих советских граждан одна категория, которая этих щедрот государства на себе не испытала. Евреи, отбывавшие на ПМЖ в Государство Израиль, имели право из всех своих личных денег поменять на доллары 90 советских рублей на человека. По курсу выходило 143 доллара в «моём» 1990 году. Это были все сбережения, которые им разрешалось вывезти из СССР. Как тут не вспомнить анекдот про попугая, требовавшего права на выезд «хоть тушкой, хоть чучелом».

Конечно, загранпаспорта вспомнились мне прежде всего в связи с эфиром у Козырева, но ничуть не менее актуальный сегодняшний контекст для этих воспоминаний — последние инициативы Ирины Яровой и Ко., посвященные ограничению на выезд россиян из страны, под самыми разными предлогами. Отличие между советскими порядками и тем, что предлагают Яровая с  Озеровым — в том, что советская власть ограничивала всех подряд, а  взбесившийся принтер предлагает ввести запрет выезда в качестве персональной внесудебной расправы для отдельных категорий неугодных власти лиц. Например, тех, кого «предупредили об ответственности за  экстремизм» — как академика Юрия Рыжова, которому прокурор вынес такое предупреждение просто за поданную городским властям заявку на проведение мирного, санкционированного шествия памяти Бориса Немцова. Никаких действий, дающих основание предупреждать про экстремизм, Рыжов не  совершал. Обвинить его не в чем. И предупреждение — мера совершенно беззубая. Но по законопроекту Яровой она должна отрастить зубы, став формальным поводом для закрытия академика за железным занавесом сроком на 5 лет.

А общее между предложением Яровой и советской практикой ограничения выезда — их абсурдность, дебильность и полная неэффективность для решения каких-либо полезных государству задач. Утечкам мозгов, бегству из СССР учёных, спортсменов, музыкантов, писателей и художников этот режим помешать не мог. Как не мешал он ни вербовке иностранных агентов внутри СССР, ни бегству на Запад советских силовиков, с ранних сталинских лет до поздних горбачёвских. Этот режим всего лишь создавал у ряда категорий советских людей лишний повод задуматься об эмиграции: каждый раз, оказавшись за границей, они понимали, что этот раз может оказаться последним, и лишний раз задумывались об отказе от возвращения. О котором совершенно не надо думать гражданам стран, где о запрете на выезд не слышали. Американцу или европейцу вообще не объяснишь, что такое «отказ от возвращения на  Родину», кому он должен адресоваться, и в чём выражаться. Человек просто поехал за границу по своим делам, и находится там, сколько считает нужным. А в УК РСФСР «отказ от возвращения на Родину» был уголовным преступлением из диспозиции ст. 64 «Измена Родине», предусматривавшей наказание вплоть до смертной казни с конфискацией имущества. Два мира, два Шапиро.

Оригинал
Великолепная статья Григория Ревзина на сайте Карнеги объясняет, наконец, простыми русскими словами, какие ещё мотивы, кроме воровства и личного обогащения муниципальных чиновников, стоят за нынешним разорением улиц в центре Москвы. Оказывается, хотели как лучше.



Хотели как в Лондоне, Мадриде, Нью-Йорке. Привлекли кучу иностранных экспертов, с богатым портфолио по благоустройству современных постиндустриальных городов. Хотели, чтоб Москва стала приятным, friendly местом для пешеходов. В частности, сам Ревзин этого хотел — а с тех пор, как город отжали у Лужкова ставленники Романа Аркадьевича Абрамовича, люди из дружественной ему «Стрелки» получили серьёзный доступ к рычагам. Ревзин, будучи партнёром в Стрелке, впервые за четверть века обрёл возможность не только критиковать городскую власть со страниц Ъ (и получать от неё полумиллионные иски), но и посеять в сознании градоначальства «разумное, доброе, вечное». Как уточняет Навальный, почти моментально откликнувшийся на текст Ревзина очень жёстким постом, посев обошёлся городской казне в 1.812.664.431 рубль и 23 копейки.

Прежде, чем вмешиваться в их спор по существу, вспомню, что последний раз Навального и Ревзина я встречал на митинге в защиту российской науки на Суворовской площади в Москве, все мы там стояли в одной толпе, и это смотрелось куда логичней и естественней, чем нынешняя полемика. Но увы, случилось так, что та самая власть, которая вчера судила Ревзина, сегодня его кормит, а судит, наоборот, Навального, причём на те же сакраментальные ₽500.000. С той малозаметной разницей, что Лужков оценивал в 500.000 свою честь и достоинство, а Ликсутов в эту сумму оценил услуги судьи, отказавшегося исследовать доказательства. То есть Лужков эту скромную выручку тащил в семью, а Ликсутов щедрой рукой раздаёт стряпчим и иной прислуге. Воистину, власть в городе поменялась.

Григорий Ревзин — умнейший архитектурный критик, выдающийся профессионал в своей области; всё, что он пишет на бумаге, выходит гладко и вызывает у меня горячее желание подписаться под каждым словом. Верю, что хотели как лучше. Верю, что у всего этого ремонтного ада есть некий генплан, и что очень большая ошибка Собирюкова-Хуснутова состоит в тотальной неспособности донести его до сведения горожан.

Но есть и ещё одна проблема, о которой Ревзин забыл упомянуть, а она в этой истории совершенно центральная. Нечипоренко может быть каким угодно великим виртуозом-балалаечником, но всё же И.С. Бах писал свою музыку для других инструментов. Можно составить сколь угодно прогрессивный, рациональный, гуманистический, внятный и продуманный план, учитывающий передовой опыт Милана и Сингапура. Но когда ты его передаёшь для реализации кучке жуликов лужковского призыва, для которых единственный смысл любых ремонтно-строительных работ заключается в комфортном попиле горбабла, то любая партитура «Страстей по Матфею» на этой шарманке зазвучит удивительным кунштюком (за это слово Лужков однажды отсудил у Ревзина полмиллиона, так что грех не вспомнить его тут).

И нет, дорогой Дёма, трагедия тут не в коррупционной составляющей, на которую так упирает Алексей Анатольевич. По лужковским экзерсисам мы знаем, что формула «освоили ярд — построили на сто лямов» вполне себе рабочая для Москвы. Даже в Сочах ничего ещё, кажется, не рухнуло… Конечно, плохо, что стройкой, по остроумному выражению Ревзина, заведуют «не епископы», но даже если мы забудем обо всех прилипших к рукам триллионах, останется одна беда, которая не лечится принципиально и вообще.

В маниловской фантазии Ревзина то, что делается в городе, делается для людей, для жителей, для пешеходов. А вот тут-то и заключается абсолютно неразрешимая загвоздка. Те исполнители, которыми располагает город Москва для реализации светлых мечтаний КБ «Стрелка», принципиально к такой постановке вопроса не готовы, и под неё не заточены.

Они не могут строить для пешеходов, для простых горожан, потому что они в душе своей глубоко и капитально презирают «население», и подстраиваться под его мелкие, смешные нужды считают для себя унизительным. На счастье Ревзина, его заказчики не слишком разговорчивы, поэтому об этой их принципиальной жизненной позиции мы не часто слышим, хоть и постоянно догадываемся. Но время от времени откроет рот какой-нибудь Казинец, и популярно объяснит urbi et orbi, что всех учителей, врачей, медсестёр, водителей, поваров, охранников, официантов, музейных работников и прочую прислугу нужно гнать из Москвы ссаными тряпками, что нужно искусственно создать в столице такое давление на кошелёк, чтобы жить в городе могли себе позволить только долларовые миллионеры. А остальные пусть приезжают по утрам на электричках, выполняют свои функции обслуги, и уезжают потом обратно в свои е…., нечего им тут задерживаться.

На самом деле, именно так, и только так, выглядит в глазах исполнителей грандиозного стрелкиного плана полезный результат реконструкции Москвы. Все те мечты, которые так красиво расписал Григорий Ревзин — где улицы Белокаменной станут театрами, парки — гостиными на открытом воздухе, а бульвары — подиумами для шоу высокой моды, можно очень легко и эффективно реализовать, просто выдавив из городской черты девять десятых нынешнего городского населения. Чтоб в этом убедиться, достаточно пройтись и/или проехаться по Садовому кольцу в любые летние выходные, когда офисы и госучреждения закрыты, школьники — на каникулах, а горожане — на дачах или в отпуске. Безо всякой реконструкции в такие дни «и дома своего не узнаёшь», до такой степени всё становится свободно, просторно, без пробок, с минимумом машин и их выхлопных газов… Благодать! И самый простой способ достичь этого идеала в будние дни — не гранит как источник чистого воздуха, а все виды экономического давления на ту часть горожан, которая бедней определённой планки.

«Ночь длинных ковшей», о которой так сетует Григорий Ревзин — это не ошибка в трансляции позиции городских властей жителям, и не борьба с бандосами лужковского призыва. В первую очередь, это демонстрация определённого отношения к тем десяткам и сотням тысяч москвичей, которые на протяжении 20 лет голосовали рублём за существование всех этих киосков и магазинчиков в шаговой доступности от дома. Понятно, что такой проблемы нет ни у какого бонзы, который за покупками отправляет шофёра, ассистента, кухарку или домработницу. Такая проблема есть только у тех «лишних» пешеходов, которых нужно убрать с московских улиц перед тем, как выпускать на них собянинский бомонд в мехах и на лабутенах.

Особенно ярко отношение к горожанам как к мусору проявилось в решении о ликвидации в Москве троллейбусного сообщения. Хотя бы из чистого приличия можно было провести по этому поводу какие-нибудь общественные слушания, разъяснительную работу с привлечением экспертов и лидеров мнений, демонстративные какие-нибудь жесты заботы в адрес тех десятков тысяч москвичей, которые всю жизнь этими троллейбусами добирались до метро, до школы, до работы, до дома… Конечно, отсутствие таких символических жестов можно списать на «плохо поставленный пиар муниципалов». Это такой дивный ревзинский эвфемизм, позволяющий превратить оглушительное хамство вполне конкретных хуснутовых по отношению к аборигенам глубоко чужого им города в досадный и случайный промах каких-то безымянных пиарщиков. Но ведь кроме символических жестов есть ещё и практические, известные муниципалам любого города, где местная власть сменяема. Если вдруг отменился, хоть на три дня, тот или иной маршрут общественного транспорта, будь то лондонская подземка или венецианское вапоретто, информацию об этом мэрия найдёт способ довести загодя до каждого жителя и гостя города, и не только в тех районах, которые этим изменением оказались затронуты. Это история не про «пиар муниципалов», а про базовую функциональность общественного транспорта. Нельзя добираться до работы или учёбы, до аэропорта или вокзала, маршрутом, про который не известен ни его номер, ни схема движения, ни расписание. А в Москве нам сообщают, что с завтрашнего дня начинается программа ликвидации троллейбусов — и нежно при этом намекают, что, если тебя эта новость затронула, это всего лишь значит, что ты не прошёл через фильтр Казинца. Столица — не для тех, кого волнует расписание троллейбусов. Не для тех, кто давится на входах в вестибюли московского метро.



Это принципиальная позиция всей собянинской администрации. И совершенно при этом неважно, больше они сегодня крадут, чем при Лужкове, столько же, или вдвое меньше. Важно, что прекрасные планы «Стрелки» будут реализовывать калифы-на-час, с прочно сложившимся представлением о городе Москве как кормовой базе, а о её жителях — как о досадной помехе при реализации их грандиозных планов «благоустройства».



PS. Две фотографии, которыми проиллюстрирован этот пост, сделаны в городе Москве во вторник 14 июня, то есть буквально позавчера, во время пешей прогулки с питерским коллегой от Третьяковки до Центрального телеграфа. Я публикую здесь эти снимки просто для того, чтобы проиллюстрировать выдающиеся успехи Собянина и Ликсутова в развитии удобного общественного транспорта и избавлении города от транспортных пробок. У авторов, так или иначе связанных с подрядами московской мэрии, приходится регулярно читать о выдающихся успехах, достигнутых на двух этих направлениях. Но стоит выйти на улицу, и глаза мои видят нечто совершенно иное. Отдельно замечу, что ни на станции метро «Новокузнецкая», ни под Немцовым мостом никаких ремонтно-строительных работ в данный момент не ведётся. Эта давка и эта пробка — не «временные трудности советской власти», а повседневная реальность для москвичей, не прошедших сквозь фильтр Казинца.

Оригинал
В Россию из Израиля я вернулся в марте 1997 года. Пару лет спустя в стране случились думские выборы, и я на них проголосовал за ЛДПР. Логика моя была чрезвычайно простая: поскольку Государственная Дума в России — это голимый цирк, голосовать нужно за самого яркого клоуна. А у ковёрного Владимира Вольфыча в ту пору серьёзных соперников не было. Он и водой в оппонентов плескался, и женщин за волосы таскал, и чего только не выдумывал, чтобы народ повеселить.



Моя ставка на клоуна сыграла: в очередном созыве Вольфыч продолжал титанически кочегарить. До приказа телохранителю изнасиловать беременную журналистку в честь православной Пасхи он в ту пору ещё не додумался, зато изобрёл мем «партия жуликов и воров», заснял эпическое обращение к Джорджу Бушу в обнимку с двумя безотказными юниорами (никто у нас в Думе не отрабатывает гомоэротическую тему с такой изобретательностью, как ВВЖ), припугнул Европу обещанием прислать туда не то танки, не то ВДВ — и отправился в Израиль искать могилу отца, ранее юриста, а теперь уж и официально еврея, на кладбище под Холоном.

В последующие годы Вольфыч как-то подутих, и перестал попадаться мне на глаза, так что больше я за это шапито не голосовал, но был уверен, что ЛДПР нас ещё однажды чем-нибудь удивит. Что она и сделала, буквально сегодня.

Трое депутатов от Партии клоунов и шутов сегодня в обед внесли в Государственную Думу законопроект № 1099738-6, предусматривающий полную отмену в России 282-й статьи УК. Это та самая замечательная уголовная статья, по которой собираются судить, в частности, и вашего покорного слугу. В сопроводительной записке к законопроекту приведена довольно примечательная статистика по практике её применения в России за последние годы:

Согласно открытым данным Судебного департамента при Верховном
Суде РФ, число лиц, осужденных по статье 282 УК РФ, растет из года в год. Так, в 2009 г. число осужденных составило 44 чел., в 2010 — 62 чел., в 2011 — 82 чел., в 2012 — 118 чел., в 2013 — 174 чел., в 2014 — 258 чел. и в 2015 — уже 369 чел. Число осужденных увеличивается ежегодно примерно на 50%. Более половины осужденных — молодежь до 30 лет.


И тут же объясняется, с чем связан девятикратный рост уголовных дел за пятилетку:

Квалификация преступлений по статье 282 УК РФ в некотором смысле является «универсальной», так как позволяет привлечь к уголовной ответственности даже за высказывания, выраженные в форме перепоста в социальной сети без комментария обвиняемого, высказывания, распространенные без прямого умысла, то есть эмоционально проявленные недовольства, а также независимо от намерений лица, разместившего информацию.

С юридической точки зрения это объяснение, конечно же, очень сильно хромает, потому что проблема недоказанности преступного умысла вообще никак не связана с 282-й статьёй УК. Это общая каинова печать всего современного российского делопроизводства, от мировых судей до Президиума ВС. В каждом обвинительном заключении встречаем дежурную фразу «имея преступный умысел», и до сего дня ни один российский судья, кроме председателя ВС РФ Вячеслава Лебедева, не задал обвинению простой вопрос: а не желаете ли, дорогие товарищи, чем-нибудь, кроме своих телепатических навыков, обосновать утверждение об этом самом преступном умысле? Но, увы, в глазах служителей российской Фемиды верховный судья Лебедев — клоун посмешней Жириновского, и всерьёз его законнические экзерсисы никто не воспринимает. В частности, риторический вопрос о доказанности преступного умысла он задавал в своём решении по делу Pussy Riot — когда молодые матери Маша и Надя успели уже и отсидеть по «двушечке», и выйти по амнистии, и ни малейших последствий для их судьбы — ни правовых, ни практических — решение Верховного суда о неправосудности отбытого приговора не имело. Мы не в Чикаго, моя дорогая, в России любой участковый главней Председателя Верховного Суда.

Но, возвращаясь к 282-й, клоуны очень точно подметили бытовую (производственную) причину, по которой число обвинительных приговоров выросло в 9 раз за пятилетку. В логике палочной системы не существует никакой принципиальной разницы между раскрытием реальной террористической ячейки и отправкой на нары первокурсников, поставивших лайк под «экстремистской» картинкой во Вконташечке. Теоретическая вероятность обвинительного приговора в обоих случаях составляет 99,3%, практическая — 100%, потому что те 0,7% оправдательных приговоров, которые выносятся в России, обеспечиваются судами присяжных, а дел по экстремистским и террористическим статьям они не рассматривают. Уголовное дело по ретвиту 19-летней студентки-медички Патимат Гаджиевой, торчащей с ноября в СИЗО, вообще Военный суд забрал, хоть она и ни разу не военнообязанная. Всей нашей правоохранительной своре хочется урвать кусочек от этой сладкой практики: возбуждать «особо важные» уголовные дела за лайки, ретвиты, комменты с большим пальцем, за мнения и эмоции. Как из одного поста в ЖЖ, длиной в три абзаца, можно выдоить 420 страниц на два тома уголовного дела, мы с вами видели на примере моего собственного процесса. Так что мотивация силовиков, полностью переключившихся с терроризма на ретвиты и кросспосты, прозрачна и понятна. А теперь, благодаря пояснительной записке клоунов из ЛДПР, этот секрет Полишинеля растолкован в официальном документе, который можно скачать с сервера Государственной Думы. Неоценимое подспорье для всякого, кто оспаривает решения российских судов в ЕСПЧ. Уже хорошо.

Каковы шансы, что 282-ю действительно отменят? Да ещё с подачи тех же самых шалунишек, которые в нынешней каденции обогатили УК РФ статьёй 280.1, криминализующей саму мысль о возможности конституционных реформ в России?

Я думаю, что отменить 282-ю статью в России абсолютно нереально. Потому что с её отменой закрылась бы эпическая должностная кормушка для говноедов, говножуев и говнососов из практически всего спектра силовых структур в РФ. Судя по материалам моего уголовного дела, на нём одном успели заработать по «палке» офицерские чины МВД, ФСБ, СКР, городской прокуратуры и Минюста, в широком диапазоне от генерала до скромного опера. А таких дел можно возбуждать сотню в день. Кто ж разрешит клоунам из ЛДПР прикрыть золотую жилу?! А Федеральный список экстремистских материалов, длиной в 3618 позиций? На его составлении и обновлении успели заработать звёздочки, премии, прибавки к жалованию десятки тысяч бездельников и оборотней в погонах — ментовских, прокурорских, судейских, бастрыкинских, «эшников» и эфэсбэшников. Не считая всех тех думцев, которые 14 лет работают над жупелом «экстремизма» и ужесточением ответственности за него. Кто ж в сегодняшней России рискнёт всю эту сволоту от кормушки отодвинуть?! Это ж главная опора «конституционного строя»!

Так что не будем обольщаться. Сколько б правильных слов ни написали нанятые ЛДПР юристы в сопроводительной записке к законопроекту, 282-я статья УК РФ пребудет с нами до скончания клептократии. Через этот механизм власть жуликов и воров подкармливает деньгами налогоплательщика целый легион говноедов, говножуев и говнососов в силовых ведомствах, а они в ответ симулируют успешную борьбу с инакомыслием в России.

Никаким клоунам этого системообразующего расклада в РФ не изменить. Так что весь смысл внесения сегодняшнего законопроекта состоит лишь в том, чтобы попиарить к выборам изрядно подсдувшийся цирк под названием ЛДПР. Больше 20 лет эти клоуны ухитряются собирать электоральные очки на критике российской власти, поддерживая своими мандатами каждое её начинание, и любой «антинародный» госбюджет. С каждым годом им всё трудней продавать лохам свой оппозиционный имидж, так что сегодня пришлось замахнуться на священную для каждого оборотня в погонах 282-ю статью. Но не для того, чтобы её отменить, а чтобы предъявить тому самому лоху видимость оппозиционной борьбы.

Если кто вдруг поверил, что это они всерьёз, приглашается следить за руками.
Я тоже буду следить.

Оригинал

Российский футбольный союз оштрафован на 150.000 евро за поведение фанатов на стадионе во время матча с Англией. Сборная России условно дисквалифицирована до конца ЧЕ2016. Условная дисквалификация означает, что в случае повторения случаев насилия, хулиганства и вандализма со стороны российских болельщиков на стадионах команда может быть снята с соревнований. Интересно, какое решение УЕФА примет в отношении английской сборной, болельщики которой в Марселе отличились по полной программе.

Отдельно стоит отметить заслуги отечественных провокаторов, публично одобряющих насилие на стадионах. Вот, например, похвалил ребят и призвал к продолжению член Исполкома РФС:



Не поленитесь сходить по ссылке из поста, где прямым текстом объясняется: надо понимать, что футбольные болельщики в 9 из 10 случаев приезжают на матч, чтобы подраться, и это нормальная ситуация. Ребята отстаивали честь страны и не дали возможности англичанам каким-то образом осквернить нашу родину. Наших болельщиков надо простить и понять.

Не остался в стороне и спикер Следственного комитета Владимир Маркин, выразивший одобрение хулиганам и гордость за уровень физической подготовки зачинщиков марсельской драки. Слова марсельского прокурора о том, что нападение на английский фанатский сектор Велодрома было организовано «очень хорошо подготовленными бойцами», Маркин прокомментировал твитом:

Нормальный мужик, каким он должен быть, вызывает у них удивление. Они же привыкли «мужиков» на гей-парадах видеть…

Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтоб догадаться, что такие комментарии российских официальных лиц, даже если и предназначались для внутреннего употребления, были сразу же переведены на английский, растиражированы иностранной прессой и доведены до сведения спортивных чиновников, рассматривавших вопрос о дисквалификации.

Я не могу судить, являлся ли наброс Лебедева и Маркина умышленной провокацией с целью подбодрить хулиганов и спровоцировать на новые вспышки насилия, или это было проявление слабоумия в чистом виде. По крайней мере, Лебедев капитально обгадился по поводу своего предшествующего призыва бить англичан спасать Россию, и сегодня с утра запел совершенно иные песни:

Хочу обратиться ко всем болельщикам, находящимся сейчас во Франции, не поддаваться на провокации и сохранять спокойствие.

Не дайте возможность использовать ваше поведение против РФС и сб России. Докажем нашу правоту на футбольном поле игрой нашей сборной


Хочется надеяться, что за провокациями на стадионе и вокруг него не стоит какой-то дальний умысел спровоцировать дисквалификацию сборной для решения каких-то внутренних проблем. Например, для обеспечения срыва ЧМ2018 в России, на подготовку к которому в бюджете не осталось денег…

Я полагаю, что фанаты, стáтью и подготовкой которых так гордится Владимир Маркин, — не лунатики вроде Омара Матина, а хорошо организованная, контролируемая и управляемая группа, координаторы которой никакой бурей страстей не охвачены, находятся в здравом уме и ясной памяти, и вполне в состоянии предотвратить повторение марсельской драки на стадионах Лилля и Тулузы, где сборной России предстоит в ближайшую неделю встречаться со словаками и валлийцами.

Так что если мы увидим продолжение мордобоя на трибунах — завтра или в следующий понедельник — это будет серьёзный повод задуматься, кто дал им отмашку на обострение, и зачем.

Впрочем, надеюсь, что репрезентативным сегодня является как раз поведение Лебедева, перекрасившегося из погромщиков в пацифисты. Флюгеры издавна успешно используются как индикатор направления ветра…

Оригинал

Очень поучительная фигня случилась на днях с вице-губернатором Техаса, богобоязненным республиканцем Дэном Патриком.

По воскресеньям, когда добрые христиане по всей Америке ходят в церковь, Дэн Патрик имел обыкновение вывешивать в своём Фейсбуке и Твитыре случайную цитату из Св. Писания, оформленную в виде красивой картинки. Публиковалась она обычно в 07:00 воскресного утра, с помощью программируемого скрипта, а отбиралась и версталась, естественно, загодя, силами пресс-службы политика, в её рабочее время. То есть по четвергам или пятницам.

На прошлое воскресенье у пресс-службы Патрика был заготовлен 7-й стих из 6-й главы послания апостола Павла к галатам, в английском переводе New International Version, звучащий так:

Do not be deceived: God cannot be mocked. A man reaps what he sows.

Выделения жирным в этой новозаветной цитате не имели отношения к апостолу Павлу и являлись креативом пресс-службы техасского вице-губера.

Случилось так, что за несколько часов до автоматической публикации цитаты, в ночь с субботы на воскресенье, исламский фанатик расстрелял посетителей гей-клуба Pulse в Орландо, штат Флорида. В свете этого теракта цитата, опубликовавшаяся на сайте вице-губернатора в 7 часов наутро, обрела новое и неожиданное прочтение — как актуальный комментарий христианского фундаменталиста по горячим следам исламистской бойни, с одобрением и самих убийств, и их авраамической религиозной подоплёки: мол, гомосеки потешались над Богом (обманывая себя иллюзией безнаказанности) — и пожали то, что посеяли: теракт от оскорблённых верующих.

Разумеется, воскресным утром только ленивый не обвинил вице-губернатора в неуклюже завуалированном одобрении террористического акта в Орландо с помощью библейской цитаты. С восходом солнца его закидали какашками подписчики в Твитыре, вскоре за ними, несмотря на выходной день, подсосались политики и СМИ. Не приходится удивляться, что и твит, и фейсбучный пост с цитатой из «Послания к галатам» вице-губернатору пришлось удалить в считанные часы после публикации, а потом сутками оправдываться перед подписчиками, прессой и избирателями.

В общем-то банальная история для любой страны, где есть независимая пресса, сменяемая власть и суд общественного мнения. Я б даже не стал тут её рассказывать, если б не один восхитительный нюанс, связанный с исходным casus belli. Дело в том, что и критики «выходки» Дэна Патрика, и её сторонники, совершенно одинаково истолковали цитату из Послания к галатам, ориентируясь на предположительный смысл её английской версии:

Те, кто оскорбляют Бога [читай: гомосексуалисты], будут Им наказаны по заслугам [читай: расстреляны]

При желании из Библии можно надёргать не одну сотню цитат, историй и притч, подтверждающих именно такой тезис: обидишь Бога — вскоре начнёшь жалеть об этом долго и мучительно. В сущности, всё священное писание — это нескончаемая череда историй о людях, нарушивших Божий закон, и жестоко Им за это наказанных, начиная с Адама и Евы. Изгнание из Рая, Всемирный потоп, Содом и Гоморра, казни египетские, дождь из змей и чума в пустыне, далее по списку. Наглядные истории о карах Господних перемежаются Его прямыми угрозами и страшными видениями Пророков на всё ту же тему… Но вот ровно та одна конкретная фраза апостола Павла, которую вывесил техасский вице-губер, говорит совершенно о другом.

Там в английском переводе есть вот это ключевое слово «mocked», которое все читатели злополучного твита дружно отнесли на счёт ЛГБТ и их небогоугодного поведения. А беда с этим словом заключается всего лишь в том, что оригинальный глагол μυκτηρίζω просто не подлежит буквальному переводу с греческого. Ближайшие русские соответствия — «задирать нос, думать свысока, недооценивать». Соответственно, понять смысл новозаветной фразы, где этот глагол содержится, можно лишь из контекста. А контекст там очень простой и внятный: речь идёт о христианах, которые, вместо истинного следования воле Божьей в душе своей, занимаются голимой показухой на публику. О тартюфах всех времён и народов, которые подменяют трудную духовную работу внешней видимостью почитания Бога. То есть обо всех братках, вносящих десятину на храм и кропящих свои «Гелендвагены» святой водой в перерывах между грабежом и разборками; о клептократии, вытягивающей шеи перед телекамерами во время пасхальных трансляций из ХХС; о рейдерах в рясах и педофилах в сутанах… О людях, следующих заповедям лишь для видимости, для отвода глаз.

Именно этим людям апостол Павел говорит: наш Бог — не фраер. Не надо недооценивать меру Его всеведения («Бог поругаем не бывает» — гласит та же ключевая фраза в русском синодальном переводе, а значит по-прежнему «Не думай о Всевышнем свысока»). Судить Он вас будет не за то, как вы выглядите снаружи, а за то, как вы относились к Его закону внутри себя.

«Что посеешь, то и пожнёшь» — это принцип, относящийся не к целой жизни сразу («вышел на гей-парад — умри и сгори в Аду»), а к каждому отдельно взятому поступку на протяжении жизни. Каждым своим действием ты что-то сеешь, и с каждого действия что-то пожнёшь, говорит новообращённым галатам апостол. Всевидящий Бог всякому твоему поступку даст в своё время верную оценку, и не обманется внешней видимостью. Не обольщайся насчёт своих успехов в показухе: Бог — не фраер, Он видит тебя насквозь, — предупреждает паству апостол Павел.

Можно как угодно относиться и к Павлу, и к конкретному его тексту, и к ЛГБТ, но утверждение о том, что расстрел гей-клуба в Орландо является закономерной карой для его посетителей, из 6-й главы «Послания к галатам» ни под каким углом зрения не вычитывается. Если же взять более широкий контекст христианского представления о грехе и наказании, то примитивная схема «согрешил — расстреляли» туда вообще очень плохо вписывается. Всех главных положительных героев Нового Завета за их труды и проповедь ждала довольно мучительная казнь. Включая и Христа, и апостола Павла. Практически все раннехристианские святые были тем или иным изуверским способом казнены, а некоторые — даже по несколько раз, но нигде в их житиях мы не найдём утверждения, что Бог таким способом воздал им справедливо и по заслугам, в назидание и острастку тем, кто надумает подражать образу жизни этих святых…

Я так подробно рассматриваю тут анекдотический кейс с техасским вице-губером не потому, что он представляется мне сколько-нибудь значительным, а потому, что он иллюстрирует куда более общее для нашей жизни правило.

Абсолютно любая цитата из Библии может быть приспособлена к нуждам текущего момента. И каждый день мы видим, как этой волшебной эластичностью первоисточника пользуются для решения повседневных задач и верующие, и весьма далёкие от любой веры люди. Кто-то захочет увидеть в этом свидетельство универсальности библейского текста, его вневременной актуальности и непреходящей значимости. Лично я вижу тут нечто совершенно иное. Библия допускает такое количество разных, зачастую взаимоисключающих, толкований по тем же самым простым причинам, по которым её можно подпереть накренившийся стол или прибить муху: because we can. К сакральности текста весь этот богатый ассортимент способов использования никакого отношения не имеет. Как правило, чем чаще человек по любому поводу сыплет цитатами из Библии, тем выше вероятность, что сей учёный муж держит Бога за фраера, и не относится к цитируемому источнику сколько-нибудь серьёзно. Скорее всего, он этой книги вовсе не читал, а обрывок фразы для озвучивания получил минуту назад от референта.

Я родился и вырос в стране, где точно таким же способом использовались цитаты из классиков марксизма-ленинизма: по разнарядкам советских издательств, их изречениями обязана была открываться любая печатная книга, художественная или научная. Советский учёный годами работал, исследуя область, о существовании которой классики марксизма-ленинизма даже не догадывались, писал монографию о результатах этого труда — а выйти книгой его рукопись могла лишь после того, как к ней досочинялось предисловие, где в первом абзаце цитировался Маркс, Энгельс, Ленин или (до 1956 года) Сталин по теме сочинения. То же относится к прозе, поэзии, переизданиям классиков и переводам иностранной литературы. Возьмите любое советское издание — и найдёте предисловие, где на первой странице будет какая-нибудь ссылка на труды МЭЛС. Не потому, что автор текста, переводов или предисловия — горячий поклонник этой ныне позабытой макулатуры, или слышал эту цитату когда-нибудь раньше, а просто ритуал был таков. В нашей нынешней постмодернистской реальности тот же ритуал пережил самые косметические изменения. А основополагающий принцип сохранился. В эру Интернета обавилось лишь одно практическое следствие.

Всякий раз, когда ты слышишь, что кто-то воспользовался цитатой из Библии (знакомой или незнакомой) для оценки текущих политических событий — с очень высокой степенью вероятности речь идёт о вопиющей подтасовке, несусветном перевирании исходного контекста, о неверно истолкованном переводе, или вовсе об утверждении, которого в Библии не содержится. И этот подвох в наши дни необыкновенно легко нагуглить.

Оригинал
Сегодня прогремел очередной выстрел в затяжной войне европейских таксопарков против Uber. Исправительный суд Парижа (1-я инстанция) оштрафовал французский филиал компании на 800.000 евро, а двух её менеджеров — на 30.000 и 20.000 евро за запуск приложения UberPOP, позволявшего частным французским автовладельцам, не имеющим лицензии таксиста, подрабатывать извозом на личных авто. Пресс-секретарь компании уже заявил, что вердикт будет обжалован в суде вышестоящей инстанции.



Сам по себе сервис UberPOP запрещён во Франции с июля 2015. Так что текущей деятельности Uber во Франции вердикт никак не затрагивает. Сегодня французским пассажирам доступны UberX, Uber Berline и Uber BlackCar. Суд сегодня разбирался с деятельностью UberPOP, пресечённой 11 месяцев назад, нашёл в ней признаки нарушения закона и назначил штраф, который истцы поспешили назвать «разочаровывающим» и «смехотворным». Один парижский таксист-активист, признанный потерпевшим по делу, получил компенсацию ущерба в размере 1600 евро. При этом, согласно оценкам профессионального объединения парижских таксистов, выручка Uber от эксплуатации ныне запрещённого сервиса составила 46 миллионов евро.

Борьба европейских таксистов с сервисом Uber, принимающая подчас формы уличного насилия и забастовок, длится не первый год. Понятная россиянину проблема — что наплыв бомбил в моменте приводит к снижению цен и потере живых денег лицензированными таксистами — является лишь надводной частью айсберга. Вторая сторона проблемы состоит в том, что во многих странах Европы частный извоз серьёзно зарегулирован государством, лицензии на него стоят десятки тысяч евро за один регистрационный номер, и эти деньги, однажды заплатив их, таксист считает своей долгосрочной инвестицией. Когда он решит выйти из бизнеса, то продаст этот номер другому желающему, или сдаст его в аренду. Разрушая госмонополию на регулирование частного извоза, сервисы, подобные Uber, обесценивают этот актив. То есть помимо снижения текущей выручки лицензированных водил, происходит девальвация той заначки, на которую они привыкли сильно рассчитывать, строя планы на обеспеченную старость. Поэтому таксисты во всех странах Западной Европы сильно возбуждены, и готовы бороться против демонополизации своей отрасли всеми способами.

Беда их состоит в том, что победить они в принципе не могут. Сервисы, подобные Uber (а в каждой стране существуют и их местные аналоги) не засланы из-за границы враждебными силами. Они растут и развиваются благодаря местному потребителю, голосующему трудовым рублём против монополии таксомоторного картеля. Пассажиров в любой стране больше, чем таксистов. И во Франции, и в Италии, и в Германии Uber отвечает интересам большинства населения, которому надоело переплачивать за шашечки, а хочется просто ехать. Чем сильнее задраны в том или ином городе монопольные расценки таксистского картеля, тем выше там спрос на услуги объединившихся в сервис бомбил. При этом единственной защитой для бизнеса лицензированных таксистов является нормативная база, сформированная местными властями. А у властей, поскольку они выборные, нет ни причины, ни повода стоять насмерть за сверхприбыли таксистского картеля, против экономических интересов подавляющего большинства избирателей. Покуда не было Uber и его аналогов, не было и темы «Почему такси стоит так дорого?». С появлением альтернативы каждый сознательный пассажир задумался, что у извоза, как и у любой другой коммерческой услуги, есть своя себестоимость, и есть разумная маржа. А сверху на неё зачем-то нахлобучено ещё 200-300% монопольной сверхприбыли, которая определяется, кроме прочего, постановлениями горсовета.

В России, где с подотчётностью власти избирателям давно покончено, такая коллизия возникнуть не могла бы. Тут бы просто сказали, что маржа в 300% продиктована соображениями безопасности пассажиров. Лицензированные водители — безопасные, а все остальные — опасные. Но этот аргумент может звучать весомо лишь в том случае, если власть общается с населением в режиме монолога. А в диалоге, в котором аргументом второй стороны является бюллетень, опускаемый в урну, такая откровенная лажа не прокатывает. Ведь документом, служащим государственной лицензией на безопасную перевозку до 5 пассажиров в легковой машине, являются действительные водительские права. Нигде не сказано и никем не доказано, что езда на машине без шашечек представляет угрозу для жизни европейца… Казна теряет деньги из-за уклонения бомбил от налога? ОК, подключите налоговую, ведь уклонение = преступление. Пусть бомбила делится с государством, никто ж не против. Но право пассажира решать, хочет ли он доплачивать 300% сверху за шашечки, или готов на них сэкономить — это право на потребительский выбор. В точности такое же, как в случае с авиакомпаниями-лоукостерами. Тебя там не покормят в полёте, ограничат в норме бесплатного багажа, запретят откидываться в кресле, не подадут телетрап, доставят в Гатвик вместо Хитроу — но это всё равно твой свободный выбор. И с такси — такая же история. Не про безопасность ни разу.

Поэтому каких бы приговоров по делу Uber ни выносил парижский суд, а простые парижане и дальше будут платить десятки миллионов евро в год за извоз без шашечек. И это — маленькая проблема для европейских таксистов. Настоящая их проблема (она же — счастье пассажиров) состоит в том, что уже на нашем веку любых водителей такси — и бомбил, и тех, что с шашечками — заменит управляющий автомобилями софт. Живые таксисты при этом, конечно же, где-то останутся — но в одной нише с венецианскими гондольерами, венскими и питерскими извозчиками. В качестве экзотического сервиса для туристов и любителей живого общения с незнакомыми людьми. Смогут накручивать свою эксклюзивную маржу за experience. Но почему-то мне кажется, что у того парижского и миланского хамья, которое сегодня борется за запрет Uber ради сохранения своих сверхприбылей, для этого типа сервиса не хватит квалификаций.

PS. Если кто вдруг не в курсе, в городе Милане, который сегодня является одним из главных европейских поставщиков новостей по теме «таксисты против Uber», счётчик оплаты поездки включается не в тот момент, когда пассажир сел в машину, а когда водитель взял заказ. Пока в Милане не запретили UberX, там можно было доехать из центра до вокзала за 5 евро, а сегодня там могут в глубокой ночи, при полном отсутствии траффика, подать машину, у которой на счётчике уже 25€ на момент приезда, «потому что ехал издалека».

Оригинал
Из ВКонтакта увели базу данных о пользователях (100.000.000 записей с паролями), продают её теперь в даркнете за один биткоин ($582,85).



Сильно переживать по этому поводу, наверное, не стоит — разве что можно посоветовать всем, кто опасается обнаружить себя в этой базе, поменять пароли к аккаунту во ВКонтакте и всех других сетях, где он у них одинаковый с ВК. А заодно — установить двухуровневую авторизацию, чтобы одного пароля злоумышленникам не хватило для доступа к чувствительной пользовательской информации.

Но трудно не умилиться рейтингу самых популярных паролей у пользователей ВК:
Место Пароль Поголовье
1 123456 709,067
2 123456789 416,591
3 qwerty 291,645
4 111111 189,151
5 1234567890 156,614
6 1234567 141,620
7 12345678 107,799
8 123321 93,048
9 000000 91,981
10 123123 89,461

Казалось бы, столько раз объясняли людям простые правила выбора безопасных паролей — да не в коня корм. Most people would die sooner than think – in fact they do so, — писал лорд Расселл 90 лет назад в своей «Азбуке относительности».

Оригинал
Завершил сегодня ознакомление с материалами моего уголовного дела. В ближайшие 10 дней его изучением займётся прокуратура.

Во втором томе сыскался интереснейший рапорт длиною в 6 страниц, составленный оперуполномоченным 2 отдела Главного управления по противодействию экстремизму МВД России, майором М.Н. Барлубаевым. Жанр документа — «всё, что нам удалось узнать об этом подозрительном типе». Составлено в декабре 2015, вскоре после того, как СК решил-таки возбудиться.

Как выясняется, борцам с экстремизмом известно обо мне множество разнообразной, по большей части бесполезной, информации. Пишут, например, что бабушка моя ухитрилась родиться 15.01.1910 года в деревне Юрздыка Червенского района Минской области Белорусской ССР — при том, что сама такая ССР была провозглашена лишь 10 лет спустя, после установления в тех краях советской власти… Знают, что моя сестра Сандра преподаёт социолингвистику в университете (впрочем, не установлено, в каком — но я могу подсказать: вот в этом). Где-то добыли фотографию и адрес московской прописки моей бывшей жены Оли, с которой мы развелись в Израиле в июне 1993 года — но, видимо, тель-авивский раввинат забыл поставить МВД РФ об этом в известность. Про отца моего оперуполномоченному удалось установить, что он был в 2011 году избран почётным членом Российской академии художеств, а в 1994 году «убыл по адресу: Тверская область, Нелидовский район, населённый пункт Лесной заповедник» (про этот населённый пункт я из рапорта узнал впервые, как и про бабушкину деревню Юрздыку; речь, очевидно, идёт о том, что в 1994 году отец продал свою кооперативную трёшку в Москве, и был выписан в никуда: в России он к тому моменту не жил уже 12 лет).

Очень подробно в рапорте расписаны все штрафы ГИБДД, собранные моим шофёром с августа 2014 года (видимо, до этого времени в ДПС не велось компьютерного учёта). Заодно представлен полный перечень всех моих поездок по России и зарубежью за 2015 год: Казань, Ростов, Питер, Минск, Ереван, Киев, Рим, Париж, Лондон, Венеция, Ницца, Прага… Присмотревшись к этим данным внимательно, я обнаружил, что учёт перемещений отслеживаемого лица система ПТК «Розыск — Магистраль» ведёт по бронированиям билетов в российских авиакассах, а не по стойкам регистрации в аэропортах. В списке фигурирует пара сгоревших билетов, по которым никто никуда не летал, но отсутствуют фактически совершённые вылеты из Домодедово, по которым билеты приобретались через приложение зарубежной а/к.

Ближе к середине последней, 6-й страницы, покончив с перечнем моих родственников, штрафов и перемещений по свету, оперуполномоченный, наконец, вспомнил и о моей скромной персоне. Воспроизведу этот фрагмент целиком и без утайки, ибо в нём описана вся моя жизнедеятельность за последнюю четверть века, с точки зрения родного государства и его недремлющих органов. А что знает про человека в России государство — то знает свинья.

Трудней всего понять из этого рапорта, где кончается Википедия, и начинается оперативно-розыскная деятельность, и наоборот. А в целом ощущение от изученного сегодня второго тома — такое же, как и от всех прочих документов, суммирующих труд десятков правоохранителей за 8 месяцев напряжённых следственных действий по уголовному делу № 387282.

Очень жалко истраченной бумаги.

Оригинал
Около часа ночи с воскресенья на понедельник по куче российских СМИ, казённых и карманных, разнеслась благая весть: 18 мая парламент Венеции признает Крым частью Российской Федерации. Об этом уже успели написать «Известия», ИТАР-ТАСС, Life.Ru, Газета.Ру и «Московский комсомолец», рассказали телеканалы РЕН-ТВ и «Звезда». Думаю, к утру список ретрансляторов новости заметно расширится — но итальянских СМИ среди них по-прежнему не будет.



Вынужден огорчить публикаторов сенсации. У Венеции нет никакого парламента. Его тут не существовало даже в 1797 году, когда Наполеон упразднил Светлейшую Республику: в сложную пятиуровневую систему её сдержек и противовесов входили, помимо дожа, Большой Совет из 2000 человек, Коллегия (аналог кабинета министров), Синьория, Совет Десяти, Сенат и даже Аренго — всенародный сход, призванный обеспечить влияние всех граждан Венеции на принятие законодательных решений, созываемый от случая к случаю, по типу новгородского веча. Но парламента не было. Не появился он ни при Наполеоне, ни при австрийцах, ни после вхождения Венеции в состав объединённой Италии 150 лет назад. Городом с тех самых пор управляет мэр, избираемый прямым голосованием жителей, и в некоторых ритуалах исполняющий церемониальные функции дожа. Одновременно с мэром избирается и городской совет из 36 депутатов, выбранных по партийным спискам + сам мэр). Горсовет называется Consiglio communale и заседает в Palazzo Corner Piscopia Loredan на Большом канале. Дворец построен в XIII веке, в разное время служил постоялым двором, резиденцией дожа, частным жилищем и гостиницей:



Даже если считать заседающий тут ныне горсовет «парламентом Венеции», вопросов международной политики он не ставит и не решает, поскольку занят муниципальными проблемами, и их ему, верите ли, хватает выше крыши. «Признать Крым российским», или отменить санкции ЕС, этот орган ни при какой погоде не может. Как не может это сделать и Региональный совет Венето, поскольку в его компетенцию внешнеполитические вопросы тоже не входят. Конечно, любой отдельно взятый депутат областного, городского или сельского совета в Италии может критиковать политику её центральных властей, за это тут не возбуждают уголовных дел и не отбирают бизнес. Но будь он не рядовой депутат сельсовета, а даже целый сельский староста, эта критика всё равно останется его частной инициативой и личным делом.

PS. С тех пор, как Крым вошёл в состав России, это уже не первый случай, когда официозные российские СМИ пытаются найти в Венеции какую-нибудь прямую или косвенную поддержку. Так, в марте 2014 года венецианцы из репортажей РТ узнали о своём выходе из состава Италии. Новость об этом событии, попавшая в местную газету, звучала так: «Русское ТВ рассказало об отделении Венеции».

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире