nossik

Антон Носик

07 июля 2015

F

Написал давеча про бан Паркера в Фейсбуке за стихотворение Пушкина «Моя родословная», увидевшее свет в 1830 году.

С сегодняшнего дня в Фейсбуке забанен я сам — очевидно, за сомнения в правильности такой политики.

Мне запрещено писать свои посты, комментировать чужие, а также ставить лайки в чужих журналах.

Вот скриншоты двух уведомлений от сервиса: об удалении поста и о блокировке аккаунта.

2335582

Что могу сказать вам, друзья.

Фейсбук — частное предприятие, хоть и публичная компания.

Если его руководство приняло принципиальное решение про кириллический сегмент «чума на оба ваши дома», то это их сугубое и суверенное право.

Речь не о том, что они там в Менло Парке «за Ольгино» или «за Стеця», а о том, что они решили предоставлять в кириллическом сегменте сервис модерации демонстративно низкого качества.

Это в чистом виде бизнес-решение, у которого есть свои выгоды и свои риски.

По сути тут такая же логика, как в искусственном ограничении провайдерами скорости доступа для тех пользователей, которые качают торренты или стримят видео.

Выгода — эти пользователи сожрут меньше траффика. Риск — они уйдут к другому провайдеру, который такого не практикует.

В любом случае, хозяин барин. Нелёгкую клоунскую долю публично учить Цукерберга, как ему правильно рулить Фейсбуком, оставляю Петру Алексеевичу Порошенко, благо он давно уже вызвался.

Разумеется, как потерпевшая сторона, я вовсе не призываю относиться к действиям Facebook с христианским смирением. Хамство (даже коммерчески оправданное) можно и нужно наказывать. Когда мне представится возможность ощутимо наказать Фейсбук рублём, я это сделаю. Но покуда такой возможности нет, впустую махать кулаками не буду. Для этого есть кум Стеця.

PS. Их собратья по разуму, писавшие, что «бан в Фейсбуке по ключевому слову хохол осуществляется автоматически, сканированием текстов», тоже приглашаются понять, что их апломб был обратно пропорционален осведомлённости. Тот пост, за который меня забанили, ключевого слова не содержал. Модератор читал его глазами, безо всяких аппаратных средств. И это был русскоязычный модератор.

PPS. Людям, которые в ответ на каждую такую новость пишут дежурное про «кололись/ели кактус», хочу напомнить: у меня в Фейсбуке — 119.174 фолловера, это больше московского тиража «Коммерсанта» или «Ведомостей» (хотя на очень значительный процент эти множества пересекаются). Для меня это важный рабочий и бизнесовый инструмент, совершенно бесплатный в эксплуатации. Я постоянно использую его для личных, коммерческих и благотворительных нужд. И если б у вас был такой инструмент, вы б тоже ни на минуту не задумались о возможности его грохнуть от обиды на каких-то калифорнийских манагеров, которым не важен российский и украинский рынок.

Так что Фейсбуком как доской объявлений, площадкой для анонсов публикаций в этом ЖЖ и бесплатным безлимитным облаком для фотографий я как пользовался с 2007 года, так и продолжу пользоваться впредь. Для персональных коммуникаций я давно уже предпочитаю платформу Telegram, значительно более совершенную, безопасную и продвинутую, чем FB Messenger. А для русского рынка соцмедиа, где работает моё агентство «Мохнатый сыр», ВКонтакте всё равно актуальнее в сто раз. Когда создавался «Образовач», вопрос о платформе даже не вставал, в связи с очевидностью ответа. Медийного инструмента, хотя бы отдалённо приближающегося по качеству и охвату к пабликам ВК, нет ни в кириллическом, ни в глобальном Фейсбуке.

Оригинал

Богатый прецедент создала служба поддержки Facebook, заблокировав на неделю аккаунт Максима Кононенко за публикацию известного стихотворения А.С. Пушкина «Моя родословная» (1830).

Что модераторы Фейсбука далеки от адекватности — здесь не раз уже обсуждалось.
Самого меня банили на ФБ за прямой фоторепортаж с венецианского Бьеннале.
Рустем Адагамов был заблокирован на месяц за прошлогодний репортаж из норвежского музея.

В данный момент интересней обсудить другой вопрос.

Кто настучал на меня, на Адагамова, на Антона Красовского — более или менее хорошо изучено.

А вот кто настучал администрации Фейсбука на стихотворение Пушкина?

Ольгинские тролли? Потупчик? Рыков?

Что-то мне слабо в это верится.

Думаю, этот выдающийся успех украинских кибер-воинов — дело рук тех же самых людей, которые в мае тут жаловались Цукербергу на доносительство в Фейсбуке.

Я ещё тогда писал, что в соцсоревновании между бригадами стукачей порошенковского кума г-на Стеця с их московскими собратьями «игра была равна».

Из Москвы стучат на рисунки Леонардо, из Киева — на стихи Пушкина.

Интересно было бы услышать от какого-нибудь украинского патриота, почему первый случай должен казаться возмутительным, а второй — нормальным. И хорошо ли ему живётся, оплачивая цену таких кибер-побед из своих налоговых денег.

Ниже — пост Кононенко про блокировку в Фейсбуке.
________________________

Оригинал взят у kononenkome в Ответил за Пушкина

Вы не поверите, но Фейсбук забанил меня на 7 дней за публикацию отрывка из стихотворения Пушкина "Моя родословная".

Пишите об этом в своих блогах, рассказывайте об этом в ваших эфирах. Потому что это должен знать каждый.

2334936

Оригинал

В развёрнутых комментариях по поводу «Закона о забвении» нет недостатка.
Есть позиция Яндекса, есть полосная колонка Льва Гершензона в последнем РБК Daily...

Но вчера за ужином мне понадобилось уложить всю суть проблемы в один абзац. И я справился.
Так что вот самое краткое объяснение, что с этим законом не так.

В Евросоюзе действует норма, по которой, если тебя в детстве изнасиловал педофил, то ты можешь попросить Google исключить сообщения об этой травме из поисковой выдачи по запросу на твоё имя.
С подачи депутата Деньгина лоббируется норма, по которой педофил может отсудить у Яндекса миллион рублей за то, что там проиндексирована страница приговора с официального сайта суда.


Европейский вердикт помогает жертвам педофилов начать новую жизнь.
Российский законопроект помогает педофилам вести прежнюю.
Европейский вердикт защищает жертв насилия.
Законопроект Деньгина помогает насильникам.
Это нормально: ему ж кушать надо.
Кто заплатил — того и обслужили.
Очевидно, что платила Деньгину не жертва, а насильник.

Мне кажется, что уголовное дело о финансировании данного законопроекта было б уместно.
Слишком очевидно, каков тут интерес нанимателей Деньгина и Ко из числа ранее осуждённых педофилов, рецидивистов и других лиц с тёмным прошлым.
Очевидно, какого рода преступления с помощью этого закона пытаются сокрыть, и почему пытаются.
Слишком белыми нитками шито.

Оригинал

Лоббирование в России «закона о забвении» сопровождается Большой Ложью о том, что где-то ещё в мире такой закон уже принят.

2324374

Об этом говорят и депутаты, внесшие законопроект в Думу, и их группа поддержки из так называемых «представителей отрасли» (которые ни дня в жизни не работали в Яндексе и Гугле, но почему-то вызываются говорить за всю индустрию).
Врут, что мы не первые в мире узакониваем этот бред, а будто бы в Европе этот закон уже действует.

Право на забвение реализуется в Европе уже много лет — каждый человек может без суда потребовать от поисковика убрать из поисковой выдачи ссылки на материалы об этом человеке, — не краснея, рассказывает российской прессе мой друг Паркер.

Это единственный аргумент в пользу «закона о забвении»: будто бы где-то он уже действует.
Тем важней понимать, до какой степени это утверждение противоречит реальности.
Откройте Википедию и прочтите Timeline обсуждения этой инициативы.

В Европе любой закон на эту тему вступит в действие не раньше 2017-2018 года.
И только при условии, что его условия к этому времени удастся согласовать, сформулировать и заручиться поддержкой парламентского большинства для этих формулировок.
Сегодня этот закон в Европе не только не принят, он ещё не написан.

При этом совершенно понятно, что такой закон никогда не будет принят в США, покуда там действует Первая поправка к Конституции, прямо запрещающая властям любого уровня принимать законы, ограничивающие свободу слова. Так что если б в Европе когда-нибудь приняли такой закон, Google им банально подтёрся бы. И власти европейских стран оказались бы перед выбором: забанить американские площадки на своей территории, или не принимать ведущий к этому закон. Учитывая, что у Европы нет ни своих крупных поисковиков, ни своих больших соцсетей, выбор у них очень простой: не принимать такого закона, или принять его на один день, после которого пользователи поисковиков и соцсетей отправят их в отставку, передав власть тем, кто отменит эту чушь. Поэтому такой закон не будет принят в Европе. Ни в 2015, ни в 2016, ни в 2017, ни в 2018 году.

В России действительно можно принять любой закон. Например, о том, что за каждое использование кириллицы мы должны платить лично Никите Михалкову. Такая уж у нас законодательная власть, бессмысленная и беспощадная. Но, пожалуйста, не надо говорить, что где-то ещё в мире она такая же. В любой стране, где власть сменяема через механизм свободных демократических выборов, такая порнография немыслима даже в теории.

Оригинал

Много читаю в Интернете про митинг 6 июня в защиту науки.
Там наделала много шума просьба Дмитрия Борисовича Зимина исключить фонд «Династия» и его семью из повестки митинга.
Пишут, что это требование неисполнимо, что информация о неисполнимости этого требования доведена до Д.Б. Зимина, что он с этим как-то даже согласился...
Дмитрий Борисович Зимин
Вот если кому-то интересно, что на самом деле думает Дмитрий Борисович Зимин, то я его прямо об этом спросил, встретив в понедельник на Никитском бульваре. И он мне совершенно так же прямо ответил.

— Я прошу организаторов митинга исключить вопрос о фонде «Династия» и моё имя из повестки, — сказал мне Дмитрий Борисович.

Если кто-то в Фейсбуке Вам рассказывает, что с Зиминым переговорили какие-то активисты и он изменил свою позицию, то знайте: этот человек либо сознательно говорит неправду, либо он кем-то обманут. Позиция осталась прежней. Митингу 6 июня на Суворовской площади (куда лично я и собираюсь, и приду) придётся обойтись без «Династии» и Зиминых в качестве повестки.

Борис Дмитриевич Зимин, с которым я этот вопрос обсуждал отдельно, дал развёрнутый комментарий:

— Проблемы с наукой в России носят системный характер. Неправильно и недопустимо сводить их к проблемам «Династии» и нашей семьи. Системные проблемы нужно решать системно. Недопустимо говорить о проблемах всей российской науки как будто это частная проблема нашей семьи и нашего Фонда.

Я настоятельно прошу всех, кому хочется 6 июня митинговать за «Династию», уважить просьбу Д.Б. Зимина и не поднимать ни его фонд, ни его семью на знамя. Сам я могу быть сколько угодно не согласен с его позицией, и почти уверен, что полез бы в его ситуации на баррикады с флагом. Но это был бы мой — и только мой — личный выбор, который я совершил бы, исходя из моих собственных обстоятельств, взглядов, обязательств и жизненных приоритетов. А тот выбор, который в этой ситуации делают Зимины, мы можем лишь уважать. К тому же это первый случай, когда Дмитрий Борисович нас о чём-то попросил — я с трудом представляю себе, как можно его просьбу не уважить, если мы ценим всё, что он за последние десятилетия сделал для страны, для науки, для просвещения, для нас.

8 июня совет фонда «Династия», возможно, примет решение о прекращении его деятельности в России, в свете последнего наезда. Вероятно, и судебного обжалования не будет. Давайте, если мы хотим защитить российскую науку от бандитских и рейдерских наездов, на этой теме и сосредоточимся, а решать судьбу «Династии» предоставим семье Зиминых. До сегодняшнего дня они справлялись.

Оригинал

Прочитал объяснения МИД РФ о причинах засекречивания санкционного списка лиц, которым запрещён въезд в РФ.

Не нашёл в этом объяснении ни одной осмысленной причины для объявления этих списков «секретными» или «конфиденциальными». Хамства, шуток и прибауток — хоть отбавляй, а причин секретности, доступных пониманию, нет и близко.

От кого шифруемся? От тех, кого объявили персонами non grata? От европейской общественности? От российской публики? А в чём прикол? В чём тот dirty little secret российского МИДа, который европейцы должны были свято хранить от общественности? И почему МИД РФ думал, что европейцы, которые свои собственные списки держат в открытом публичном доступе с 2004 года, аналогичный российский список станут прятать от публики и от упомянутых в нём лиц? Что это за «конфиденциальность» такая, из-за нарушения которой у подчинённых г-на Лаврова так бомбануло пукан?

Честно говоря, мне даже никакое осмысленное объяснение в голову не приходит. А уж когда я читаю в заявлении МИД РФ, что санкции такого рода — «тупиковый путь», и что российский секретный стоп-лист — «зеркальный ответ» на публичный европейский, хочется спросить, включены ли в страховку мидовцев услуги психиатра.

Если у кого-нибудь из читающих эти строки есть объяснение, чем секретный стоп-лист лучше публичного — я хотел бы его услышать.

Оригинал

Сократу (точней, записывавшему за ним Платону) приписывается фраза: я знаю, что ничего не знаю.
Картина Давида Смерть Сократа
Смысл этого утверждения дебатируется не первое тысячелетие, зато с обратным утверждением всё просто и ясно. Покуда мудрец сомневается в обширности своих познаний, глупец свято убеждён во всеохватности своего интеллектуального багажа.
Этот феномен неплохо исследован и известен в науке под названием «эффекта Даннинга-Крюгера». Чем меньше человек знает, тем сильней его вера в каждое отдельное утверждение, которое он считает истинным. И тем выше его оценка собственных знаний в целом.

Надо заметить, что это важное правило касается не только телезрителей (хоть и трудно представить себе более наглядную иллюстрацию тезиса, чем агрессивное невежество, готовое опровергнуть любой новый для себя факт категорическим заявлением: «Я об этом впервые слышу» или «По ящику этого не рассказывали»).

Не менее яркий пример — дети (если вдуматься, телезрители — это же и есть дети в интеллектуальном смысле, то есть люди, сохранившие к взрослому возрасту уровень информированности третьеклассника в важнейших вопросах мироустройства).

Сведения, узнаваемые в детстве, усваиваются совершенно некритично. И чем их меньше, тем они кажутся всё более незыблемы.
Если их впоследствии целенаправленно не развенчивать (как Дедмороза какого-нибудь), то утверждения и цитаты, усвоенные в детстве, живут в сознании даже самого скептичного человека на правах догмы. Именно потому, что они — родом из детства, когда всякое утверждение усваивалось без проверки и критики. Во взрослом возрасте эти обрывки знания сохраняют свой статус выбитых в граните твёрдых фактов — разумеется, до поры, покуда не возьмёшься их проверять.

Та же цитата «Я знаю, что ничего не знаю»: кто помнит её с детства, тому трудно поверить, что Сократ подобного никогда не говорил. А самый ранний источник — «Учение академиков» Марка Туллия Цицерона, книга I, стих 16, где такие слова ему приписаны в третьем лице (русский перевод Н.А. Фёдорова):
Цитата из Цицерона
У Платона ничего похожего нет даже близко. А греческая версия ἓν οἶδα ὅτι οὐδὲν οἶδα — позднейший обратный перевод из цицероновой латыни. Сократ же, согласно Платоновой «Апологии», говорил буквально следующее:

Уходя оттуда, я рассуждал сам с собою, что этого-то человека я мудрее, потому что мы с ним, пожалуй, оба ничего в совершенстве не знаем, но он, не зная, думает, что что-то знает, а я коли уж не знаю, то и не думаю, что знаю. На такую-то малость, думается мне, я буду мудрее, чем он, раз я, не зная чего-то, и не воображаю, что знаю эту вещь

По-моему, Сократ здесь вовсе не жалуется на ничтожность накопленных в жизни знаний, а всего лишь заявляет о неготовности придумывать факты вдогонку к уже достоверно ему известным. То есть буквально говорит о том, что ему хватило ума самого себя не обманывать...

А слова «я знаю, что ничего не знаю» в русском издании «Апологии» приписаны и вовсе Демокриту (со ссылкой вот на этот немецкий источник, где они звучат как Ich allein weiss, dass ich nichts weiss).

Оригинал
Существует два разных подхода к теме борьбы с абортами: рациональный и мракобесный.

Рациональный подход сводится к утверждению, что главной причиной распространённости абортов является их относительная простота и общедоступность. Если бы аборт стоил бы ощутимо дороже презерватива, то многие молодые люди задумывались бы о более щадящих методах контрацепции. С очевидными положительными последствиями для здоровья нации. Потому что даже если мы свято уважаем право женщины на прерывание беременности, невозможно отрицать, что некоторый процент таких вмешательств приводит к долгосрочным хроническим осложнениям. Это вредно для здоровья самой женщины, а для национальной системы здравоохранения чревато лишними расходами. Поэтому любой г**дон или спираль предпочтительней инвазивного вмешательства.

Мракобесная борьба с абортами основана на религиозном представлении, что любая оплодотворённая яйцеклетка = человеческая жизнь, прерывание которой равнозначно убийству. Объяснять мракобесу, чем одноклеточный организм отличается от Homo Sapiens, или спрашивать, отчего ж они не требуют предавать церковному погребению любые кровянистые выделения из женщины после задержки — труд напрасный. Prorsus credibile est, quia ineptum est, — учил ещё Тертуллиан.

Принципиальное различие двух этих подходов состоит в отношении к аборту по медицинским показаниям.
Рациональный противник абортов всегда исключает подобный случай из обсуждения, потому что это сфера компетенции медиков, а не тема для общественных дискуссий. Если врач считает, что беременность представляет опасность для жизни женщины, то у врача есть профессиональный долг — нейтрализовать такую опасность. Любая софистика по поводу того, чья жизнь ценнее — неродившегося плода, или живой беременной женщины — человеку разумному тут представляется неуместной.

Во многих странах и конфессиях есть религиозные авторитеты, которые, выступая против «абортов как убийства», вопросы прерывания по медицинским показаниям тоже оставляют на усмотрение врачей. Потому что с точки зрения многих религий жизнь живой матери представляет ценность не меньшую, чем догматическая «жизнь» зиготы.

А вот у мракобесов тут ответ совершенно однозначный, и я его довольно регулярно встречал в разной религиозной литературе. Они считают, что если беременность угрожает жизни женщины — то на всё воля Божья, и если Бог послал такое испытание, то надо терпеть. Простыми словами, женщине с внематочной беременностью правильней умереть, чем идти на прерывание по медицинским показаниям. А врачу правильней дать ей умереть, чем спасти её жизнь в ущерб догме.

Понятно, что ни в каком цивилизованном обществе мракобесы, стоящие на такой точке зрения, не являются стороной в актуальной дискуссии об абортах. По законам любой цивилизованной страны неоказание медицинской помощи, могущее иметь тяжкие последствия для здоровья пациента — это банальная уголовщина, совершенно независимо от того, каковы были мотивы преступника: религия, личная неприязнь или профессиональная халатность. Если читать действующий российский закон, там это тоже написано.

К сожалению, в нашем обществе мракобесы являются главным действующим лицом и инициатором любых дискуссий о госрегулировании частной жизни граждан. Давеча, в международный день памяти умерших от СПИДа, мы слышали от двух уполномоченных чиновниц, московских и педеральных, дивный ворох мракобесных заявлений о том, что ВИЧ лечится постом и молитвой, презервативы и сексуальная грамотность молодёжи в борьбе с ним только вредит, а академик РАМН Вадим Покровский — вообще паникёр, которого нужно судить за его экспертные оценки эпидемиологии СПИДа в России.

Поэтому при любом обсуждении предлагаемых реформ в области законодательного регулирования абортов в России, необходимо каждому стороннику такого регулирования предлагать тест на мракобесие. Состоящий из одного простого вопроса: как быть с медицинскими абортами?

Оригинал
Международная правозащитная организация Human Rights Watch призвала подписчиков своего Твитыря бороться с тиранией Путина.
Тирания Путина в Одессе

С первого же взгляда на фотографию заметно, что на спине мента написано MIЛIЦIЯ, а даже если кто вдруг не сечёт в кириллице, банальнейший запрос к Google Images или любому другому сервису поиска по картинкам позволяет выяснить авторство, дату и сюжет исходной фотографии. Агентство Reuters, из ленты которого взят снимок, подписало его так:
A woman reacts outside a trade union building, where a deadly fire occurred, during a rally in Odessa, May 3, 2014. (photo credit:REUTERS)

Если у кого-то возникает вопрос, что делали кровавые путинские палачи в Одессе 3 мая прошлого года, вырядясь в форму местной милиции, то это просто от слабого знакомства с методами Human Rights Watch. Эти ребята уже использовали фотографии из иракского Курдистана в качестве свидетельства кровавых преступлений сирийского режима Асада в Алеппо, и провели — впереди планеты всей — исследование зверств израильской военщины, известных в палестинской пропаганде под именем «бойни в Дженине». В первых строках отчёта HRW прямо сообщается, что никаких признаков «бойни в Дженине» выявить не удалось. Там прошли десятидневные бои между израильской пехотой, пришедшей в лагерь, чтобы зачистить выявленное разведкой террористическое гнездо, и боевиками четырёх палестинских террористических групп, оборонявших свой форпост: Танзим, Бригады мучеников Аль-Акса, Хамас и Исламский джихад.

Стратегическое значение базы для палестинских боевиков состояло в том, что на ней к тому моменту уже прошли подготовку 28 террористов-смертников, направленных отсюда взрываться в израильских населённых пунктах во время «Интифады Аль-Акса»; по этой же самой причине израильские части пошли на штурм базы. Операция завершилась уверенной военной победой Израиля — впрочем, весьма дорого обошедшейся нападавшим. За 10 дней боёв в Дженине погибли 23 израильских солдата; из 200 террористов, оборонявших базу, погибло 52-54 человека, остальные сдались, после чего израильская пехота из Дженина вышла. Зачистка боевиков была проведена наземными силами ЦАХАЛа не потому, что на вооружении Израиля к тому моменту закончились бомбардировщики, а потому, что бомбёжка с воздуха привела бы к значительным жертвам среди жителей лагеря, которых террористы использовали в качестве живого щита.

Палестинское руководство немедленно заявило, что Израиль уничтожил в Дженине не то 1500, не то 500 мирных жителей, а тела их похитил и где-то спрятал. В доказательство была предъявлена видеозапись «массовых похорон» гражданских жертв, при анализе которой внезапно было замечено, что роль трупа в нескольких сценах исполняет один и тот же молодой палестинец, которого проносят перед камерой на погребальных носилках, завернув в зелёное знамя Джихада, после чего он вскакивает с носилок, обегает процессию и ложится на новые, которые снова несут мимо камеры. Впоследствии палестинскую историю про 500/1500 погибших мирных жителей поочерёдно расследовали европейские журналисты, эксперты ООН и правозащитники из Human Rights Watch. Больше 54 погибших с палестинской стороны не насчитал никто. Все сошлись во мнении, что большинство из них составляли террористы, убитые с оружием в руках. На этом и европейские военкоры, и эксперты ООН закрыли тему «дженинской бойни». А вот специалисты из HRW обвинили Израиль в военных преступлениях и заявили о необходимости международного суда. После этой истории меня уже вообще никакие подтасовки в отчётах этой конторы удивить не могут.

Осталось лишь поздравить Путина: с такими борцами против его тирании в Одессе он может спать спокойно. А может ещё им и приплатить — если до сих пор этого не сделал.

Оригинал
Глава Роскомнадзора Александр Жаров предупредил американские компании Facebook, Google и Twitter об ответственности за несоблюдение требований российского законодательства. Вадим Ампелонский, пресс-секретарь ведомства, подтвердил «Известиям», что такое предупреждение направляется руководителям этих компаний уже в стопиццотый раз, и все предыдущие обращения успеха не имели. В предыдущих письмах высказывалась угроза, что, если руководство американских компаний не испугается административной ответственности по КоАП, их сервера будут заблокированы на территории России «по доменному имени и сетевому адресу интернет-ресурса».

Меня сегодня с утра разбудили коллеги-радисты, с просьбой прокомментировать этот искромётный наброс. И до сих пор звонят с той же просьбой. А что тут комментировать, я, извиняюсь, не понял совершенно. Просто поясню ситуацию на наглядном примере.

Вот, есть на свете такая гордая Республика Таджикистан.
В ней имеется суверенный двухпалатный парламент, называется Мачлиси Олии Чумхурии Точикистон.
И есть бессменный (с 1994 года) президент Эмомали Рахмон.

Вот соберётся этот самый двухпалатный парламент на заседание, и примет новый закон, регламентирующий порядок деятельности Сбербанка РФ, ОАО «Российские железные дороги», Федеральной миграционной службы РФ, ОАО «МТС» и Первого канала российского ТВ. На том основании, что услугами этих учреждений пользуются миллионы граждан Таджикистана — следовательно, их деятельность подпадает под юрисдикцию таджикского законодательства. От РЖД потребуют изменить маршруты и график движения поездов, Первому каналу предпишут изменить программную политику в соответствии с таджикским законодательством о СМИ, у Сбербанка и МТС затребуют все данные об активности их клиентов, а ФМС обяжут привести график работы отделений в соответствие с Трудовым кодексом Таджикистана.

Президент Рахмон подпишет такой закон, он вступит в силу, и надзорные ведомства Республики Таджикистан начнут требовать от российских юрлиц его неукоснительного соблюдения. Писать письма, вызывать на ковёр руководство, угрожать административными санкциями.

Как вы думаете, что ответят российские юрлица на запросы таджикских товарищей?
Вот ровно такой же ответ получает Роскомнадзор каждый раз, когда он требует соблюдения российских законов от компаний, деятельность которых, согласно их же уставу, регулируется законами штата Калифорния.

Дальше силовые ведомства Республики Таджикистан могут начать писать новые письма — угрожая, например, выйти из всех соглашений с РФ о безвизовом режиме пересечения границ, а то и вовсе запретить своим гражданам любые посещения России. В таджикских газетах населению при этом объяснят, что российская сторона страшно напугана угрозой подобных санкций, и вскоре подчинится «законным требованиям» душанбинских надзорных органов.

Вот примерно так выглядит сегодняшняя публикация в «Известиях».
Должны ли американские компании страшно испугаться новых угроз со стороны гг. Жарова, Ампелонского и Ксензова — догадайтесь сами.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире