nikulin

Андрей Никулин

27 апреля 2017

F
Итак, спешу отчитаться перед уважаемой публикой — ходил сегодня на  встречу с префектом Северо-Западного округа. Правда высокой чести самолично лицезреть вельможного чиновника моя скромная персона так и не удостоилась.

Впрочем, обо всем по порядку.

Собрание проходило в  школе, внизу толклось с полдюжины милиционеров, на втором этаже — у  актового и спортзалов еще с полдюжины, это не считая такого же  количества ассистировавших им дружинников. Все эти меры безопасности напоминали не рядовую встречу чиновника с народом в тихом, спальном районе, а приезд высокого министра в далекое горное село на Кавказе во  время очередной активизации боевиков.

Подивившись полицейскому изобилию иду к актовому залу, где путь мне преграждают два спортивных молодых человека с очень добрыми лицами и ласковыми глазами.

 -Вам куда, дражайший?
 -Власть увидеть, драгоценнейший.
 -Не велено, не пустим, милейший.
> -?? Не понял??!!
 -Не видите, разве, мест в зале нет, о вас же заботимся, чтобы не душно было, не толкались. Вот рядышком вам экран трансляции поставили со  скамеечками в спортзале  — чем не альтернатива? В актовом зале жарко и  людно, а тут прохладненько, и места есть, и префект — вона — в  телевизоре, и смотрите на него, разговаривайте с ним, сколько душе угодно.

 -В этот момент из актового зала вываливается кампания, я недоуменно показываю на них, мол глядите, четыре места освободилось.
 -Да не верьте глазам своим, они так, посикать, скоро вернутся…

Оглядев ряды полицейской поддержки у добрых молодых церберов пришлось сплюнуть, и двинуться на х.. то есть в указанном направлении — в  спортзал, к экрану.

В отличие от заполненного, пусть и не под завязку, актового зала спортивный был полон где-то наполовину и народ постепенно расходился.

Ведь невеликое удовольствие — пытаться разобрать что-то через рычащие и кашляющие колонки, а когда-таки  разберешься — понять, что все ответы властей сводятся к трем вариантам.

1. Будет все, как ты захочешь. А как не хочешь — не будет.

2. Закон еще не принят, но все ваши пожелания мы обязательно учтем.

3. Закон еще не принят, а вы уже ругаетесь, какой нехороший. Дождитесь принятия — увидите, что нечего бояться.

Если прежние встречи с главами управ оставили у населения ощущение недоумения и непонимания «реновации» у самих чиновников, то сейчас, очевидно, тактика сменилась, и решили вилять, петлять, обещать. Благо надо всего лишь протащить закон, выйти в лето, отправить «плебс» по  огородам и отпускам, ну а потом… А потом уже, когда накал спадет — каждый останется один на один с бульдозером и можно будет привычно жать и  давить.

При таком раскладе говорить с представителем власти, в  принципе, не о чем. Он, как гомеровский Протей, меняющий облики так быстро, что его не ухватить.

На каждый вопрос либо реплика «поверьте нам», либо отсылка к возможным изменениям законопроекта, либо обещания. Фактов — ноль, еще «ничего не известно», но зато авансов, намеков, уговоров — море. Правда практически ничего из этого изобилия не  зафиксировано в самом тексте, лежащем сейчас в Думе…

Долгой дискуссии, при которой ребят можно прижать к стенке вопросами, формат диалога с микрофоном не предполагает, а единичный вопрос оставляет спрашивающего в дураках.

В зале, где я находился, была возможность отправить на высокий стол к начальству записочку, но по вышеизложенным причинам вопрос мог бы возникнуть один «С какого рожна вы считаете, что мы должны вам верить?», явно не для зачтения публике.

Так что посмотрев с полчаса на жалкие попытки просочившихся-таки в актовый зал активистов хоть как-то прояснить ситуацию и поколебать начальственную уверенность пришлось снова плюнуть и двинуться к выходу.

Резюмируя. Как и писал уже — тактика властей становится очевидна. Обещать с три короба, противопоставлять жителей друг-другу, петлять, вихлять, тянуть время.

Параллельно продавливая нужные формулировки закона и  рассчитывая, что спонтанный народный протест «рассосется». В любом случае программа уже начинается, бабло выделяется, а обещать — не значит жениться.

Люди, по крайней мере пришедшие, в основном в бескорыстие властей не верят, но и что делать — не понимают. Начинать бузить? — так вот же человек с ласковыми глазами говорит тебе, что твой дом не сносят (пока).

И активисты, как мухи, тонут в потоках словесной патоки, бравурных новостей, бесчисленных обещаний. Поскольку человек, простой житель, всегда пытается поверить в самое лучшее. Ну а когда к нему приезжает бульдозер… Уже поздно.

Остается постепенно объединяться, нащупывать программу, выходить на пикеты, митинги, искать политические силы, готовые поддержать и помочь протесту, продвигать своих депутатов, пусть и муниципальных.

Понимать, что закон, скорее всего, продавят и, значит, придется бороться после за его отмену или кардинальное! изменение.

Ну и готовиться рассчитывать только на себя и играть в долгую. Ведь отступать некуда, не в Новую же Москву?)!

За  спорами и криками про общую безжалостную суть «реновации» обычно забывают задуматься о том, как же будет функционировать главная часть программы, ради чего, вероятно, все и затевалось — получение профита «уважаемыми людьми».
А ведь это очень интересный вопрос, с учетом того, что рынок жилья, даже «престижного», давно и прочно коллапсирует и  крайне маловероятно, что в нынешней и будущей экономической ситуации найдутся те миллионы людей, которые готовы выкупить построенное в  «очищенных» от хрущоб районах жилье или арендовать офисы в новых бизнес-центрах. По крайней мере не в таком объеме и не по таким ценам.
Предполагая, что программу реализуют не полные дебилы стоит поискать иные способы заработка.

1. Расселение. Получить «госзаказчика», который готов смести у тебя нынешний неликвид, оплатив это бюджетными рублями и систематически закупать новые и новые миллионы кв. метров, вне зависимости от их качества, которые ты будешь тачать стахановскими темпами в самых дальних, купленных тобою, но малоликвидных из-за положения, углах. То  есть госзаказчик расчистит завалы на просевшем рынке, поднимет цены, создаст искусственный спрос и вольет в пустеющую строительную отрасль, вернее в «правильные» компании этой отрасли, миллиарды и триллионы.
В  то время, как правильные игроки пухнут от денег и выгодных условий контрактов, остальные пасутся на все более вытаптываемой полянке и  постепенно поглощаются вовремя попавшими в госпрограмму конкурентами. В  итоге, если не монополизация рынка, то несомненное укрепление нынешней олигополии.

2. Что делать с высвобождающимися участками? Важный вопрос, с учетом того, что на текущем рынке столько земли и новых квадратных метров не нужно.
Получается лишнее жилое/офисное пространство, которое, в отличие от «сорочников» и «муравейников» для переселенцев, государством скупаться почти не будет. Неликвид? Не  совсем.
И земли, и выстроенные, и потенциальные квадратные метры легко превращаются, при знании нужных слов и подходов, в прекрасный залог для госбанков. Особенно с учетом того, что общую цену на недвижку по городу мы уже подняли посредством массовых закупок жилья для расселяемых.
То есть — «уважаемые люди» получают высвободившиеся земли, что-то строят, что-то планируют строить, но, главное, получают еще и многие миллиарды от государства под залог нынешних и будущих проектов.
Если экономика вдруг, чудом, поправится и у людей появятся деньги — то новый фонд будет распродан с профитом, если все останется, как сейчас, то полученные от государства средства все-равно «освоятся», а  потом госбанки окажутся, как после сочинской олимпиады, с огромным грузом неликвидных земель и сооружений.
В то время, как бенефициары, заработавшие и на госзаказах, и на госкредитах будут нежится в районе Лазурного побережья.
Все написанное выше, конечно, только собственное оценочное суждение.
Вполне вероятно, что и городские власти, и представители стройкомплекса  — меценаты и лучшие люди города, спешащие облагодетельствовать москвичей, но, все-таки, разные версии развития событий стоит держать в  уме.

Что сказать? Недоспали. Встали, кряхтя. Собрались. Приехали. Конечно, почти все опоздали. Встречались, долго стояли в очередях к рамкам. Потом недолго шли, попутно заполняя почти все придорожные кофейни. Оглядывались, наблюдая за лицами попутчиков. Скупо скандировали отрывочные, особенно редкие на этот раз, лозунги. Прошли. Потом вместе ехали на Мост. Долго петляли через многочисленные полицейские заборчики и  оградки. Потом час стояли и мерзли из-за дикой очереди. Потом быстро-быстро, из-за холода, кто до метро, кто по кабакам в меру покупательной способности, от харчевень-шаурмятен, до дорогих ресторанов. Чтобы до позднего вечера чокаться, гордясь «гражданским поступком».
Шли по оцепленному со всех сторон бульварному коридору. Своеобразная стебная Зеленая миля свободы — хотели?, получите, распишитесь. Потом через тщательную предмостовую выгородку и оцепление. Унизительно? Да нет, давно смирились лишние люди чужого для них города.
В этот раз особо поразила тишина. Пустота звуков и смыслов. Отсутствие, почти полное, лозунгов. «Идем за Бориса»? Ок? И все? У нас кроме этой трагедии все в порядке? Нет войн, кризисов, экономических обвалов? Или протестных акций так много и они идут почти еженедельно, что к каждому поводу можно приурочивать отдельную?
Молчанка, без митинга и идей, лозунгов. Так, конечно, проще для «вождей». Нет возни, головной боли. Не  надо упираться, сочинять и потом натужно толкать перед собравшимися речи, пытаться изображать новые образы, зажигать, вести куда-то в  неопределенное будущее. Вдобавок и непривычно до сих пор общаться с  большими толпами, непонятно, ни что делать с ними, ни что от них ожидать. Гораздо проще свести все это в уютный междусобойчик нулевых, когда было относительно тепло, относительно сухо и относительно спокойно. Да и есть удобная отговорка — ведь и так понятно все, о чем еще говорить? Что ж, а еще тогда можно раздавать вместо листовок пустые листы белой бумаги. Или можно просто собрать и молча повести людей два километра по Кольцу, благо и ведомые не требуют уже от ведущих чего особого, пообвыкнув. А потом заявить о прошедшем, как об «очередной победе».
К победам. Визуально народу было много. Пока не бросилось в  глаза, что левая сторона Кольца, вторая, через бульвар, дорожка, которую раньше старались занять как раз леваки — практически пуста. Собрались, соединились в колонну, нас все-равно вроде много, а по факту — уполовинились.
Год назад было больше, два года назад было больше, четыре года назад было много больше. Сто с лишним тысяч против двадцати с  хвостиком. С каждым годом все большие потери. Чудеса арифметики. Чем сильнее кризис и тяжелее ситуация — тем хуже себя чувствует оппозиция. Зачем подачи от власти, по странности создающей все новые и новые группы недовольных? Нам это не надо, мы пройдем своей гордой колонной, теряя все новых и новых соратников, зато отмежевавшись и обособившись в  белоснежной чистоте. Отпали с прежних времен имперцы, националисты и бОльшая часть леваков — ок. Но и уставшая ходить на акции либеральная часть публики, и  «новые буйные» — вроде дальнобойщиков или ипотечников или «новые тихие»  — вроде уволенных врачей или ларечников — где они? Ильич в отчаянье от  упущенных возможностей грызет в хрустальном гробу ногти…
Личное наблюдение — из трех-четырех десятков знакомых, участвовавших в  протестах с декабря одиннадцатого в «активе» осталось меньше десяти. За  прошедшие три с половиной года новых «протестантов» в моем кругу не  появилось вообще! То есть выходили и продолжают выходить только те, кого зацепила и расшевелила первая зимняя волна. Все остальное время, все Координационные советы, все выборные кампании, все антикоррупционные расследования и борьбы за мир не дали ни-ко-го! Выборка пускай и  субъективная, но достаточно представительная. И говорит печально и  исчерпывающе, как об эффективности методов протеста, так и о результативности работы людей, называющих себя лидерами этого протеста. Есть возможность только расходовать случайным образом попавший им в руки в свое время «ресурс», безо всякой заботы о его прибавлении или возобновлении. Просто, тупо, экстенсивно. Не напоминает рабочих приемов другой группы товарищей, приехавших в свое время из Питера?
О  «ресурсе». Фактически база протестов выросла скачкообразно за несколько зимних недель первых Болотных протестов. Причем абсолютно неожиданно и  для властей и для оппозиции. Можно пытаться объяснить это мудреными терминами, можно просто сослаться на «черный ящик» коллективного сознания масс, периодически переживающего точки бифуркации и  определенного слома. По льду прошла трещина. Через нее вышло около двухсот тысяч человек, ставших, как раз, ядром протеста. Резкий рост, на  порядок и более, среднего числа протестующих в Москве. Эти двести тысяч, периодически ротируясь, исчезая и снова появляясь и являются с  тех пор основой состава всех протестных митингов. Часть из них ушла после крымских событий, часть разочаровалась, но копни почти любого вчера на Бульварах — окажется, что он тоже стоял на Болотной, или Сахарова, или на Садовом. С тех пор приток минимален.
Поразительно, но в числе пресловутых двух сотен тысяч «новых протестующих», пришедших той зимой, не оказалось ни одного! нового заметного лидера. Занятный контраст с предыдущим периодом бифуркации конца восьмидесятых, пусть и  более продолжительным, когда на историческую арену вышло и три-четыре сотни тысяч активных уличных оппонентов коммунистического режима, но и несколько тысяч заметных новых политиков и акторов всех мастей, от  уличных горланов-харизматиков, до теневых аппаратчиков. Причем не только  в столицах, но и по всей периферии. Да, то период слома был сильнее и  продолжительнее, но разница от сотен тогда, до нуля сейчас?
Либо нынешняя система, прекрасным образом используя социальные лифты, инкорпорирует в себя всех возможных оппонентов, что крайне сомнительно, с  учетом ее закрытости. Либо нынешний верхний слой оппозиции, несмотря на  интриги и дрязги, оказался крайне сплоченным и сумел не допустить в  себя новых конкурентов, что вполне возможно. Либо мы имеем дело с неким социальным феноменом.
Из описанных выше периодов «бифуркации» следует неприятный вывод. Протестная борьба в нынешнем виде нужна не  более, чем для поддержания сносной физической и политической формы оппозиционного актива, для сохранения «сухого пороха». В нынешнем виде, с  нынешними идеями, программами и настроем наши «оппозиционные» движения в  данной коньюнктуре успеха добиться не могут никоим образом. Иного, по  крайней мере за прошедшие четыре года, они не доказали. Максимум, чего от них можно ожидать — замедление оттока уже имеющегося актива. А  единственная адекватная, хотя и малопривлекательная стратегия — ожидать «у моря погоды», нового момента бифуркации, который сам, почти  моментально выкристаллизовавшись в общественном сознании, выведет и  выбросит на улицы в протестном гневе очередную партию масс. Когда это произойдет, почему — неизвестно, ясно только, что власть сама, своим рискованным поведением его приближает.
Если новая пропорция, как и раньше, увеличит протестный актив на порядок — нашим «вождям» останется только прибрать данный протест к рукам и попытаться его возглавить. Потенциальные результаты этого «возглавления» — отдельный разговор.
По некоторым намекам создается впечатление, что руководство оппозиционных партий и само сознательно выбрало подобную тактику сохранения сил и ожидания, отдавшись на волю общественного бессознательного.
Что ж, время покажет…

Тактические и стратегические планы российской администрации в отношение будущей политики в Украине так до сих пор четко не артикулированы. Вполне уместно сравнение происходящего ныне в кремлевских коридорах и головах с черным ящиком – есть ли там какие-то идеи и разработки или все действия совершаются, только как реакция на очередной сиюминутный раздражитель, без четкого осознания целей и последствий – загадка.

Однако по ряду статей, высказываний и намеков как представителей власти, так и провластного политологического сообщества можно оценить по крайней мере общие намерения и интонации, пожелания в отношении будущего устройства соседнего государства.

Представляется, что по крайней мере для части российских политических акторов оптимальным было бы создание в будущем на месте нынешней Украины сложносоставленного двухчастного государственного образования наподобие современной Боснии и Герцеговины, из условных Новороссии и Западноукраинской республики. Так сказать, сменить «уродливое детище беловежья» на еще более уродливого мутанта дейтонских соглашений.

Плюсы для части российского политистеблишмента, при данном варианте очевидны, по крайней мере с его точки зрения.

Снимается необходимость в прямом включении в состав России спорных и мятежных восточных украинских территорий, а значит и не придется тратить на их содержание и восстановление до шаткого, но более высокого общероссийского уровня скудеющий отечественный бюджет.

Создается видимость внутриукраинского консенсуса, отпадает необходимость ввода войск, а значит риск серьезных санкций со стороны Запада снижается. Здесь главное дать западным политикам видимость их победы для отчета перед избирателями. Логика простая – Запад не желает конфронтации, а значит уцепится за любой призрачный шанс выйти из борьбы не потеряв лица, да еще и раструбив о своей мнимой победе. Тем более в торгах об устройстве «новой Украины» можно и отмотать назад по крайней мере часть из уже установленных санкций или, даже, добиться юридического признания аннексии Крыма. Европейцы и тому уже должны быть рады, что Россия не присоединила к себе и Донецк с Луганском.

Российские власти так же получают возможность продать Новороссию своим избирателям, раззадоренным патриотическими песнопениями последних месяцев, как победу, спасение «русскоязычного населения» от пресловутых «бендеровцев», триумф русской воли и мягкой силы. Мы победили, ну а об остальном подумаем завтра. «Победа» даст пищу прокремлевским пропагандистам на месяцы вперед – границы «русского мира» отодвинуты на Запад, враг получил отлуп, Европа повержена, а бандеровцы надежно заперты в своем логове крепкими, мозолистыми руками русских ополченцев.

Главный плюс схемы – подобная Боснии, одному из самых нежизнеспособных и неповоротливых европейских государств – новая Украина окажется надежно скована по рукам и ногам самой схемой госстроительства и никуда от России не денется. Новороссийская часть страны сможет надежно блокировать любые попытки западной половины по продвижению в европейские организации, не говоря уже о запрете даже на мысль о членстве в ненавистном НАТО. Выигранные несколько лет можно будет потратить на постепенное экономическое поглощение лакомых восточноукраинских кусков промышленности, расстановку по всем постам новой, ориентированной всецело на Кремль, элиты и выжимание по классическим российским схемам «несогласных» из числа украинских патриотов.

Важно то, что можно ограничится только точечными вливаниями и кредитами, адресной покупкой местных политиков и олигархов, не принимая полностью на свое содержание огромный регион с неустойчивой социалкой и отсталой промышленностью. Наоборот, чем менее эффективны будут восточноукраинские производства, тем более им придется ориентироваться на Россию, как на единственный рынок сбыта и поставщика необходимых энергоемкой экономике ресурсов. Ну а потом, если экономическая коньюнктура наладится и появится желание, можно не спеша, спокойно, заглотить этот, уже полупереваренный кусок, присоединив его к России.

Не стоит сбрасывать со счетов и то, что восточноукраинские регионы вкусили сладости прямого народовластия, когда воля нескольких вооруженных человек способна перевесить противостоящее ей государство. Насколько занятно будут смотреться бородатые казаки с калашниковыми внутри нашей вертикали и не появится ли у собственного народа желания им подражать? Нет, лучше от греха подальше оставить их за кордоном дружественного, но все-таки отдельного государства-лимитрофа. Пусть там с ними разбираются вышедшие в районные и областные начальники полевые командиры.

Еще моменты – полное переформатирование Украины, как страны, позволит совершить в «своей» части ротацию элит, избавившись наконец от большей части ненадежных регионалов, выдвинув на их место «новых верных» из числа прежде маргинальных политических течений, доказавших кремлевским политикам свою верность на деле и всецело им обязанных. В то же время в западной части государства, априори настроенной антироссийски, можно параллельно точечно скупать местных деятелей, сея раздор и разномыслие с тем, чтобы отвратить по крайней мере часть местных жителей от идеи демократии, как таковой, разочаровать их в украинской государственности, как в синониме анархии и беспорядка. И тогда через несколько лет после успокоения ситуации можно будет подумать не только о присоединении Новороссии, но и включении в состав России некоторых ныне проукраинских регионов, к тому времени уже уверившихся в безнадежности собственного национального проекта и тоскующих о «твердой руке».

Кстати, в данной схеме наблюдается и несомненная экономическая польза для самих внутрироссийских элитных кланов. Соседняя страна в состоянии хаоса представляет собою огромную территорию для «охоты» на выгодные активы. Неизбежная в смутное время ротация местных олигархов, слабость властей и их зависимость от Москвы позволит наконец заполучить интересные промышленные объекты, направив на освоение новых территорий российские финансово-промышленные группы, давно уже переделившие все внутри отечества и начинающие покусывать друг друга из-за сокращающегося размера пирога.

Все вышеописанное представляет собой лишь плод размышлений, попытку найти рациональное звено и более-менее внятную стратегию в нынешних российских действиях. Все указанные схемы не включают в себя главного действующего на данный момент субъекта – Украинский народ, который, при желании, мобилизовавшись, может разрушить хитрые нагромождения планов. Именно он сейчас держит в руках будущее своей страны и от него зависит – разделят ли Украину, как кусок сукна, или же она останется единым государством. Время покажет.

 

03 марта 2014

Хмурое утро

С учетом тотальной неразберихи и гаданий на украинской кофейной гуще остается перечислить то, что ясно на данный момент.

Ясно, что попытка сепаратизировать Крым не пользуется, как минимум, поддержкой широких народных масс в автономии. Все, что смогли выставить новые власти в актив за выходные — несколько пикетов по паре сотен человек в каждом. Не сравнить даже с прошлым многотысячным митингом в Севастополе и борениями в Симферополе на прошлой неделе. Народ затаился и выжидает.

Ясно, что Россия пока, по крайней мере, не смогла заручится широкой элитной поддержкой в Крыму. Заседания парламента проходят на грани кворума, на роль Квислинга выдвинули лидера партии, набравшей аж 4% на прошлых выборах. «Делегатами» сепаратистов выступают обычно «люди в неустановленной военной форме» смахивающей на российскую, собственного актива у властей особо не наблюдается.

Гарнизоны украинских войск по большей части держатся. Хотя понятно, что при серьезном военном давлении военнослужащим блокированных украинских частей рассчитывать не на что. Поддержки им оказать не смогут.
В любом случае триумфа воли и многотысячных митингов, призванных поддержать дружественный ввод войск пока не случилось. Многие крымчане уже понимают, что отделение от Украины чревато блокадой, экономическим, газовым, энергетическим кризисом, перекрытием рынков сбыта с/х продукции и избавлением от вожделенных туристов. Хотя, безусловно есть и база поддержки сепаратистов, как со стороны пророссийских организаций, так и среди деклассированных элементов, которые вполне могут рассчитывать на крошки с имперского стола. Все-равно очевидно отличие от абхазского и осетинского сценариев, где сепаратисты пользовались тотальной поддержкой как минимум титульного населения.

Очевидна полная импотенция киевских властей, выражающаяся местами комично, как в случае назначения-отставки командующего ВМС Березовского. Новое правительство пока неспособно совершить элементарные шаги, вроде перекрытия границы, через которую по их же сообщениям отряды «титушек» из России проникают в Харьков, Донецк, Луганск, направления Внутренних войск в неспокойные регионы.

Очевидна растерянность и неумение управлять государством в столь критический момент. Попытка мобилизации пока смотрится беззубым поводом затянуть время, продолжая и дальше взывать в мировому сообществу, в то время, как иностранные войска продолжают прибывать на территорию страны.

Явно отсутствие стратегии по крымским гарнизонам. Местные военнослужащие заявляют о запрете на применение оружия. Вы уж определитесь, либо сдавайте части, либо все-таки позволяйте людям обороняться.

Так и не понятно, кому на деле принадлежит власть над Юго-Востоком. Ротация губернаторов пока ни о чем не говорит.

По факту за выходные стало ясно, что в целом украинское население не поддерживает сепаратистские настроения. Свидетельством этому стали крупные проукраинские митинги в большинстве русскоязычных регионов. Хотя в тех же Луганске, Донецке, Харькове ситуация по прежнему спорная.

В Киеве происходит очередная замятня, похоже никто не готов принять «серьезные» решения, слишком большая ответственность. Как бы Майдану снова не пришлось брать власть в свои руки, в лучших революционных традициях направляя своих комиссаров в неспокойные регионы.

Мировое сообщество безусловно обеспокоено ситуацией, но и заявления и резкие филиппики в адрес Путина бессмысленны и смешны. Слишком велик контраст между аморфным «прогрессивным миром» без очевидного лидера, зато с десятком посредственностей в президентах и структурированной российской элитой, согласной очертя голову ринутся за очередным Гаммельнским крысоловом.

Крови пока не пролилось, к счастью, но надо быть реалистами — когда сталкиваются два человека с ружьем рано или поздно начинается стрельба. Все крымские гарнизоны не разоружишь, да и у любого солдата на посту могут банально сдать нервы. А тогда, после первых выстрелов, ситуация начнет развиваться в ином ключе.

На данный момент все карты в руках у российского руководства и именно от него зависит чем, как и где закончится ситуация. Санкции и экономические последствия военных действий пока незаметны, на маневр есть еще по меньшей мере неделя. За это время можно успеть пристегнуть Крым, да и пару областей коренной Украины в придачу. Не заметно, чтобы деморализованные украинские вооруженные силы оказали бы какое-либо серьезное сопротивление. Местному же пассивному и деполитизированному населению без разницы, какой флаг развевается над городом.

Так что на первых порах успехи в продвижении российского порядка будут вполне очевидны. Другое дело — длительное удержание территории. В сепаратизированных регионах уже сейчас есть определенные группы противников оккупации, со временем они будут только укрепляться и пополняться как обычными гражданами, так и представителями местных элит, отодвинутых от браздов правления. Через явно дырявую границу с остальной Украиной будут проникать отряды партизан-подпольщиков, борцов за независимость, кризис от разрыва торгово-экономических связей с другими украинскими регионами так же даст о себе знать.

А в это время саму Россию начнут подъедать со всех сторон какие-никакие, но санкции, плюс вывод средств из страны иностранными инвесторами, плюс падение курса национальной валюты. Международная поддержка, даже в рамках СНГ сузится, если не сойдет до отрицательных величин и страна погрузится в стагнацию, сопряженную с самоизоляцией. Сколько нынешняя Россия сможет прожить в таком состоянии, с учетом явной импортозависимости практически по всем, отличным от нефти и газа категориям товаров — увидим.

В последние несколько дней, в связи с известными событиями в Украине, ослаблением там центральной власти и неуклюжими действиями нового киевского правительства в России резко обострились имперские и реваншистские настроения. Сотни диванных героев бойко настукивают на клавиатуре призывы к восстановлению исторической справедливости, требуют протянуть руку помощи угнетенным русскоязычным регионам и пристегнуть, наконец, страждущих к родному отечеству. Правда, стоит спросить любого активиста, готов ли он оседлать первый перешедший границу танк нового освободительного похода РККА он неожиданно умолкает или разражается руганью. Но все-равно идея живет, как в массах, так и в начальственных кабинетах и, памятуя о невозможной, но все-таки состоявшейся войне с Грузией, вполне может реализоваться.

Нам предлагается несколько вариантов действий – их разница только в масштабах, от «умеренного» возвращения одного Крыма, до масштабной интервенции с целью создания/поддержки абстрактной русскоговорящей «Юго-восточной федерации». Попытаемся поочередно оценить их реалистичность и последствия.  В этой заметке постараемся рассмотреть некоторые перспективы реализации крымского сценария. Сразу хочу оговориться, что любая перспектива отторжения части украинской территории немедленно приведет к масштабному дипломатическому скандалу, еще более изолируя Россию на международной арене, ведь именно наша страна, наряду с США и Великобританией является гарантом украинской независимости в ее нынешних границах. Отношения с соседями по Таможенному союзу тоже не улучшаться –  Белоруссия и, особенно, Казахстан уже давно побаиваются перспективы отторжения Россией своих русскоговорящих регионов. Достаточно призрачны и военные перспективы конфликта — память о том, как российская армия с трудом справилась с небольшой Грузией еще свежа. Но ладно, обо всем по порядку.

Самая распространенная мысль, гуляющая в излишне широких умах — «освобождение» Крыма. Аргументы известны и затерты — вожделенный полуостров ушел вслед за Украиной по ошибке, «там все наши, русские», Севастополь — город русской воинской славы. Умолчим о том моменте, что с таким же успехом пресловутый Севастополь является и городом украинской славы — ведь прошлое, как и пролитая кровь, у наших стран общие. Действительно в Крыму состоялись самые масштабные митинги против Евромайдана, некоторые местные политики всерьез агитируют за альянс с Россией, а некоторые излишне поспешные жители уже водружают над мэриями российские флаги. Действительно, с военной точки зрения занятие и обеспечение обороны полуострова по морю и перекопскому перешейку не является самой сложной задачей, особенно при поддержке большей части местного населения и отсутствия каких-либо серьезных военных контингентов у Киева в регионе. На руку может сыграть и безвластие, деморализованность украинских военнослужащих в настоящий момент. Потери будут, но когда они волновали наше воинство. Все лучшее произойдет дальше.

Любое украинское правительство никогда не смирится с потерей стратегически и символически важного Крыма. А значит нас будет ждать вялое на первых порах военное сопротивление, активнейшая, при поддержке Запада дипломатическая война и, главное, сухопутная блокада полуострова. Почти все коммуникации Крыма завязаны на континент, оттуда поступает газ, большая часть воды для ирригации и коммунальных нужд, электричество, товары народного потребления и продукты. Легко получив Крым Россия столкнется с необходимостью обеспечивать его практически всем.. Как — вопрос отдельный — остается только море и воздух, которыми много не перевезешь.

На полуострове начнутся проблемы с электричеством, водоснабжением, из-за недостатка воды разразится кризис в сельском хозяйстве. Ценники на товары взлетят, а давление в кране упадет. Советские коммуникации строились десятки лет, переключение распределительных сетей, строительство новых газо— и водопроводов из России через керченский пролив займет как-минимум год-два, даже ударными темпами, не говоря о соответствующих затратах. Сомнительно, что жители региона готовы поступиться своим комфортом и кошельком на такое продолжительное время.

Тем более все забывают о том, что важная, если не важнейшая составляющая крымской экономики — это туризм. Целые города и местности живут от сезона до сезона и зарабатывают именно на приезжих. Насколько туристически привлекательным окажется блокадный край на полувоенном положении? Большая часть туристов едет в Крым по железной дороге — она будет перекрыта, большая часть туристов — граждане Украины — о них придется забыть, туристы едут в Крым за достаточно низкими ценами – забыли о дешевизне, блокада. Украинцев нет, молдаван нет, иностранцев нет, дорогие же россияне не горят желанием переплачивать за авиабилеты, тем более, что теперь нужно заполнять построенные на вырост отели Сочи. Через сколько времени жители курортных городов взвоют?

Резюмируя — «возвращение» Крыма, возможно не сложное с военной точки зрения, неизбежно продолжится серьезнейшим экономическим, социальным и, через какое-то время, политическим кризисом на полуострове. В силу блокады и обстоятельств будут уничтожены целые секторы местной экономики, что в свою очередь приведет к народным протестам, еще более масштабным чем нынешние антикиевские митинги и требованию «вернуть все в зад». Веселья в происходящее добавят небольшая (около 15% населения), но крайне активная татарская колония и 15-20% местных жителей, чувствующих себя вполне неплохо и сейчас, в составе украинского государства. Итак, даже сейчас мы имеем чуть более половины поддержки среди жителей полуострова, а с каждым днем из-за различных трудностей эта цифра будет падать. Итого — вместо букетов и воссоединения братских народов получим крайне болезненный, экономически стагнирующий регион на нашем полном содержании, плюс возможная партизанская война, плюс дипломатический скандал и вполне реальные санкции для страны. Игра стоит свеч? Не уверен.

Пока Россия, сладко посапывая, досматривала закрытие успешно проведенной олимпиады глазам украинцев предложили не менее, а для кого-то и более увлекательное зрелище. Была вскрыта первая гробница, вернее особняк видного представителя украинской элиты — бывшего генпрокурора Пшонки. Пожалуй, со времен раскопок захоронения Тутанхамона перед изумленными исследователями не преставало сразу столько  артефактов, блесток, побрякушек, которые хозяин с хомячьим упорством стаскивал в свою норку. Дикая помесь роскоши и китча, особенно выделяющаяся на фоне достаточно скромных для «уважаемого человека» размеров палаца безмолвно передает всю ширшину и глубизну натуры влядельца.

Золото всех видов, от сусального, до настоящего, бесчисленные статуэтки, виньетки, фарфоровые и мраморные собачки в количестве, близком к бесконечности, иконки и лампадки — куда сейчас без них, залежи поддельных и настоящих древностей, оружия и, как вишенка на торте, фото самого владельца а-ля Юлий Цезарь в античном антураже. Сама фотка, кстати, явно уперта из фильма «Астерикс и Обеликс», путем нехитрых манипуляций вместо головы Делона вставили Пшонку — похоже на тему авторского права видный юрист не очень заморачивался. Ну да ладно. 

Перед зрителем проходит череда картин, емких и ярких, достаточно ясно, как в музее, деменстрирующих «типичный особняк нувориша времен поздней снговии», сладостный стиль потребления сыплющихся на тебя благ. Все эти чудеса можно увидеть в блоге Евгения Чубука  по приведенной ниже ссылке. Зрелище, поверьте, прелюбопытнейшее.

http://4ubuk.blogspot.se/2014/02/blog-post_23.html

Ну а пока предприимчивые и любопытные киевляне занимаются раскопками и краеведением птицы начинают слетаться в родные места. Первый испуг видимо прошел и, еще позавчера растерянные, представители восточноукраинской элиты изрядно осмелели. Харьковские властители, паны Добкин и Кернес, так славно и быстро растворившиеся в воздухе аккурат после проведенного ими героического и антимайданского съезда внезапно и как ни в чем не бывало вернулись в родной город, всем своим видом демонстрируя бодрость и отличное расположение духа. В Луганске отошедшие от первого кондратия власти начинают прожимать местных хилых евромайдановцев. Донецк, пока, выступает неприступной цитаделью и убежищем для разномастных «бывших». Про Крым и говорить не смысла, на берегах Тавриды уже устанавливают российские флаги и, по слухам, где-то там в водах Фороса видели сегодня Виктора Федоровича.

Немудрено, пока в Киеве «элитные» оппозиционеры активно делят власть и топят пани Юлю, а сами защитники Майдана почивают на лаврах, затрудняя себя только тем, чтобы нанести визит в очередной пустынный особняк реальные пацаны быстро оценили ситуацию и взялись за дело. Телефоны звонят, самолеты летают, все торгуются, выясняют позиции и прайсы, кто за свободу, кто за губернаторский ярлык. Благо украинские политики, вне зависимости от текущей их ориентации в целом повязаны друг с другом многочисленными ниточками. Вчера кум регионал помогал выпутаться незадачливому свободовцу из неприятной ситуации, сегодня свободовец тащит регионала из опалы. А что еще ожидать от Рады, которая еще неделю назад более, чем наполовину состояла из преданных адептов режима. Перекрасились? Прозрели?  Ну-ну.

Сейчас главная задача для всех элит максимально быстро свернуть майданский протест, чтобы в тиши и покое предаться вожделенному торгу. Впрочем сами обитатели майдана тоже не лыком шиты и понимают, что в случае сдачи своих позиций протестующий народ мигом сметут тряпкой со стола. Да и выдвинутым на волне протеста новым лидерам тоже надо прорваться к пирогу, а для этого нужно удерживать за собой активные штыки и зарабатывать очки, разоблачая нынешних политиков.

Посмотрим, чем закончатся события — удастся ли действительно сменить не рыла вокруг кормушки, а всю прогнившую и уродливую систему целиком. Получится ли продавить для этого уже не часть, а всю в целом политическую элиту — для которой реальные народовластие, отказ от закулисных сделок, кумовства, непотизма смерти подобны. В случае победы шансы на устойчивое развитие у украинского народа очень неплохи, в случае поражения пан Пшонка вполне имеет возможность через год-другой вернуться в свое с комфортом свитое гнездо.

Для нас остается только запастись попкорном и наблюдать из нашего виртуала за реальной жизнью, борьбой, ошибками, право на которые украинцы себе заработали.

Что ж. Основные бои за Украину, надеюсь, закончились. Остался донецкий Мордор, но с ним как-нибудь уж справятся. Можно уже накидывать мысли.
Главный герой Майдана и его победитель — чумной сотник самообороны в камуфляже, залетевший позавчера вечером на сцену и сбивший такую красивую, сладкую и спокойную договоренность тройки оппозиционеров с Януковичем.Нет, конечно Майдан бы и так ее не принял, но этот человек стал символом, знаком того, что коллективное бессознательное иногда, пускай и редко, умеет быть гениальным и прозорливым.
Если бы удалось продавить договор о перевыборах через год — не состоялось бы нынешнего драпа и демонтажа целой коррупционной системы, Допа и Гепа играли бы свой нехитрый бал в Харькове, а Проффессор беспечно бы прогуливался в уютно-жлобском Межигорье. Власть бы оправилась за пару-тройку недель, а потом стала, как и раньше, отыгрывать ситуацию, перекупая или устраняя противников.
Однако системного договора не состоялось, народ рискнул, подмял под себя политиков и попер на стену. Трухлявую. Все те ужасы, которыми пугали — пулеметчики, десантные полки, двигающиеся на Киев, танки, охрана — все слиняло в считанные часы. Легионы ополченцев, которые должна была выплеснуть уже обустраиваемая в умах ымперцев «Юго-восточная федерация» растворились, как предутренний туман, оставив после себя только задорные камлания.Никто не встал за прогнившую власть. И вот уже грозные министры, прокуроры, да и сам президент бьются о погранпункты в попытках покинуть страну, где еще полмесяца назад они чувствовали себя хозяевами.
Что же — последние дни показали нам многое. Что грозная с виду система скреплена не стальными скобами, а страхом, ложью и обманом, готовая рассыпаться в миг при столкновении с несколькими тысячами действительно верящих в себя людей. Что значит лозунг «Слава героям» и кто такие эти герои, идущие с жестяным щитом и деревянной палкой против снайперов. Что один искренний человек может порушить все хитро сплетенные закулисные договоренности. Остается надеется, что Бог и дальше не оставит разумом многострадальный народ, дав ему способность найти верный путь в сплетении окольных тропинок, уже с усердием протаптываемых политиками.
А те уже показывают себя во всей красе. Пани Юля с размаху въехала в коляске на авансцену Майдана с пламенной речью, захватив-таки в начале внимание толпы. До момента, когда попыталась продать себя гарантом завоеванных прав и свобод. Но старый трюк не сработал. Ее заклятые друзья и союзники, уже с удовольствием срывающиеся в свару при дележе постов, выливающие друг на друга, да и на принцессу заботливо заготовленные бочки нечистот. Олигархи, прикидывающие, кого и почем сейчас нужно купить, и можно ли приобрести себе Майдан, сразу и оптом.
Простых путей не будет, да и сами украинцы это понимают. Кризис, возможный дефолт, не сказавшая еще последнее слово Россия. Нужна новая конституция, нужен новый, не состоящий из перебежчиков и «тушек» парламент, нужны лидеры, не запятнавшие себя кровью, изменой или предательством. Нужно строить будущее и нацию. Но, думаю, украинцы справятся. Они повзрослели и доказали это. И нам остается смотреть на них и учиться, как у старших братьев, взрослой жизни.

Придется и мне тоже бросить свои пять копеек в копилку мигрантских дискуссий, которые сейчас бушуют и в реале, и в онлайне. Апологеты скорых и бравых мер пишут ярко, красиво рисуют картину нового рая. который неизбежно установится после введения визового режима и выселения «непрошеных гостей». Правда даже в пылу дискуссии ловко обходятся ответы на вопросы, как же именно они собираются построить это райское будущее, да и не дается элементарного анализа последствий. Резоны такого молчания вполне понятны — поскорее собрать урожай, попиарившись на благодатной теме, а уж что и как потом — дело не наше. Ну и щедринский органчик в голове гудит. Однако же постараюсь сформулировать хоть часть проблем и следствий, к которым приведет возможная реализация предлагаемых антимигрантских мер.

1. Вы посчитали количество мигрантов в нашей стране? По разным оценкам от 5 до 10 и более миллионов. Если не посчитали, то как вы вообще собираетесь подходить к работе не оценив ее объем? Как вы собираетесь пересчитывать «понаехавших», если даже уполномоченные органы, вроде ФМС или полиции не могут с этим справиться?


2. Как вы собираетесь выселять миллионы людей, за чей счет — депортация одного мигранта стоит несколько сотен долларов — а здесь идут промышленные масштабы. Последний раз такое делал царь Иосиф — только тогда смертность при переселении народов составляла десятки процентов. Готовы на такое идти, марать ручки, строить фильтрационные лагеря, отправлять составы? И кто проконтролирует, организует сами работы по переселению. Вы готовы назвать хоть одну организацию, которая в современной России с этим справится? При Сталине, напомню, это было бериевское МГБ, а сейчас? Сделать все без взяток (уже можно прикидывать, сколько будет стоить остаться), оперативно, точно. А еще удостовериться, что никто из выехавших не бежит тотчас обратно через огромное казахское окно в границе.


3. Что вы будете делать с теми, кто ни в коем случае не хочет уезжать — одних политических беженцев у нас тысячи, если не десятки — отправишь на родину — в лучшем случае арестуют, в худшем порешат прямо на перроне.


4. Как вы собираетесь разбираться с мировым сообществом — под какими бы суррогатами «законности» кампания не проходила бы — скандал, причем первостатейный, неизбежен. Вы же стремитесь к объединению с Европой — отмене виз — можете забыть в таком случае про это. Европейские политики просто не смогут при все желании прикрыть глаза на кампанию, которая 100% будет твориться с обычными для России безобразиями и перегибами.


5. В России несколько сотен тысяч вполне себе русских мигрантов из Средней Азии и Закавказья, которые находятся здесь на птичьих правах, благо паспорт даже русскому получить сложно — их тоже депортируем? Расово близких? Можно, конечно, всем по быстрому выдать паспорта и оставить — но тогда почему не выдать паспорта остальным? А еще у них могут быть нерусские члены семей — как зерна от плевел отделять собираемся?


6. Что с казахами делать будем? У нас же вроде Таможенный союз. Или тоже порушим его? Порушим? Ну ладно-ладно.


7. Выселили, отправили — кто думает, что случится со средней азией и закавказьем когда туда вернуться миллионы здоровых, безработных обозленных мужиков? Перво-наперво достанется оставшимся там русским. Причем бирюлевские погромы — это цветочки в сравнении с тем, что будет в Ташкенте или Бишкеке, а это значит, что хлынет в Россию очередная волна русскоязычных мигрантов и отделаться от нее не получится — сами вызвали. Потом настанет очередь российских объектов — завалялись там по закромам и военные базы, и представительства российских компаний, не говоря уже про 201 базу в Таджикистане. Ну а напоследок примутся за собственных правителей, которые, мягко говоря, не сахар и до сих пор держали власть выдавливая часть активного населения, которое они не в состоянии прокормить, за бугор. Примутся рубить головы своим баям с исламистскими лозунгами, приправленными местным национализмом, а что там еще осталось? То есть рванет котел общей емкостью за шесть десятков миллионов человек, благо в одной только Ферганской долине есть повод для взаимной резни между тремя соседними странами. Россия, до поры до времени сможет взирать на все это со стороны, но только пока конфликт не дойдет до казахских степей и миллионы беженцев не хлынут к нам. А куда им еще деваться? Благо огромную границу с Казахстаном не перекроешь при всем желании. То есть с чего мы начинали — ушли люди от нас  мигрантами, вернулись к нам же беженцами. И в итоге все-равно в эту азиатскую чехарду придется лезть, чтобы сдержать бравых исламистов под Астаной, а не в Оренбурге, а они непременно победят — на их стороне энтузазизм миллионов не меньший, чем у нас сейчас в отношении мигрантов.


7. А что в России — высвобождаются миллионы рабочих мест, пускай и низкооплачиваемых. Модернизация производства, о которой любят поговорить противники миграции, занимает годы, а то и десятки лет и в любом случае маловероятна в таком мрачном инвестиционном и политическом климате, как у нас. То есть замену для мигрантов придется искать из наличной рабочей силы. А здесь уже другая проблема — сколько ни плати за работу — если не хватает рабочих рук — делать ее будет некому. Есть ли какие-то планы — если банально не хватит рабсилы, чтобы закрыть пустующие стройки, рынки, дворы? Ну вот всех выгребли, з/п повысили, а людей просто нет. Глубинка далеко не такой бездонный поставщик трудовых ресурсов, как ее хотят себе представить. Тем более, если оттуда отвлекать людей — мы получим какое-то поддержание жизни в Центре и еще большее угасание депрессивных регионов. Где-то убыло, где-то прибыло. Уж не говорю про то, что поедут в большие города, на смену мигрантам, люди из небогатых сельских мест — а это в том числе и Башкирия, Татария, Кавказ, Калмыкия. И опять не тот цвет кожи, не тот разрез глаз — на колу мочало, начинай сначала.

Что мы имеем в итоге, ну кроме того, что в освобожденном Арканаре будет вольно дышаться? Перманентный конфликт с Западом и все причитающиеся к нему плюшки, вроде санкций, исключений из мировых организаций, укрепления образа мракобесной России. Короче о потеплении и упрощении контактов, безвизовом режиме можно забыть. Горящую Среднюю Азию с Закавказьем, от которых при всем желании не отвертишься -  все рядом. Потоки беженцев оттуда, как русскоязычных так и местных, спасающихся от гражданской войны и этнических чисток. Экономику, которая из стагнации ушла в жесткое пике, а что хотели — допзатраты на поиск новой рабсилы, повышение зарплат, которое неизбежно ввиду дефицита трудящихся, ну и которое компенсируется массовым ростом цен — труд то стал дороже. Можно живописать картину еще долго, но это первое, что приходит на ум. Цена за простые решения сложных вопросов, мягко говоря, немалая.

Стандартный для финала вопрос — что делать? Стандартный же ответ — менять систему. Без нормальной работы органов власти, полиции, ФМС ничего не изменится хоть с мигрантами, хоть без них. Если же работа органов власти наладится большая часть нынешних насущных проблем решится сама-собой, без крайних мер и депортаций. Банальный ответ, но что поделаешь. Работа по налаживанию системы куда сложнее и дольше, чем простой, но ложный вывод «гнать их всех». Но решения сложных вопросов легкими и не бывают.

10 июля 2013

Рыбы во пруду

Как большие рыбы во пруду, в стране плавают темы и смыслы. Неудобные, противные для большинства, но имеющие за собою каждая по 5-10-15% поддержки со стороны людей, которых они затрагивают. Это и противостояние неожиданно яростной борьбе с геями, и ущемление «нетрадиционных» религиозных конфессий, и постепенное сдвигание атеистов на права людей второго сорта, и фактическая сегрегация курильщиков, и рост националистического дискурса в России, заполненной мигрантами, многие из которых хотели бы осесть здесь и тихо работать. Ухвати любую — и за тобою встанет, пускай не большинство, но четкая группа симпатизантов, которая и составит ядро электората. Для грамотного старта идеологически-построенного лидера большего и не надо.

Но наши политические нимфы ходят у кромки воды, окунают туда пальчик и с визгом отпрыгивают. Холодно, мокро, непрестижно, хочется нравиться всем и каждому. Уходить от острых тем и дискуссий, отделываясь ничего не значащими округлыми фразами. Как разборчивой невесте — им хочется нравится всем. А в итоге никому.

Самое интересное и занятное, что сейчас появилась группа деятелей, которые вроде называют себя либералами, но на делах старательно увиливают от тем, за которые искренний либерал должен бороться. А то и прямо заигрывают с национально-исконными-патриотическими чувствами, в пустой надежде расширить электорат. Наивные люди — та публика. которую они пытаются заинтересовать, плюет на них, потому что фэйсом не вышли, одеваются прилично, непривычно правильно произносят необычно-умные слова.

Любой уличный горлопан «из своих», правильный парень, не стесняющий себя кавычками и условностями, с легкостью перехватит искомый электорат у этих деятелей. А основная либеральная аудитория так же отвернется из-за речей, которые уже подстать Жириновскому или Дугину. Навальному пока удается лавировать, кормясь и собирая народ с разных полянок, отделываясь неопределенностями и абстрактными лозунгами «за все хорошее», но тоже до поры до времени. Когда-то придется раскрыть свое кредо и карты. И тогда, с высокой вероятностью, какая-то часть электората отвернется, неприемля неприятные для себя тезисы.

Резюмируя — кроме всего прочего на нашей вытоптанной политической полянке не хватает целевых борцов, защищающих свои группы поддержки. имеющих смелость раз принять неудобную для большинства, но жизненно необходимую для какой-то части населения идею и дальше следовать ей, несмотря на относительную популярность или непопулярность ее в обществе. Налицо только амбивалентные увальни. И это, кроме всего прочего, подчеркивает дефектность, ущербность нашей современной жизни.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире