nik_sol

Николай Солодников

05 сентября 2017

F

Вот цитаты из выступления Тихона Шевкунова в Екатеринбурге на открытии выставки «Россия — моя история»:

 — об интеллигенции: но в одной стране мира не было такой прослойки образованного общества, которая так бы принципиально и постоянно противилась любому действию своего государства. Этот подростковый комплекс одна из важнейших проблем русской жизни. Пусть победят немцы, но не Романовы. И потом они уже в Париже и Белграде будут хвататься за березки и слезы лить”.

 — о Киеве XII века: там к этому времени всё прогнило, засилье еврейского капитала, первые погромы на Руси;

 — об Иване Грозном: он конечно издёргался под конец, ввёл опричнину даже. Но это он присоединил земли Золотой Орды, Сибирь присоединил!"

Шевкунов — человек формально церковный, но лишь формально. Его включённость в систему политической власти в России огромна. На протяжении вот уже почти двух десятилетий он активный участник всевозможных общественных процессов в стране. Он не чурается, а, наоборот, с удовольствием участвует в различного рода публичных мероприятиях, которые выходят далеко за рамки церковной жизни.

Он часто высказывается на по тем или иным историческим проблемам. В том числе и в связи со 100-летием октябрьской революции.

Но, критикуя Ленина, Шевкунов удивительным образом, ведет себя как продолжатель его дела. Используя сегодня всё своё влияние, обрубает все возможные связи России с внешним миром: светским и духовным. Главный его помощник, инструмент, как и 100 лет назад у Владимира Ильича, — ЧК.

Большевики являются основателями самого сильного и одновременно страшного института России ХХ века — ВЧК, ГПУ, НКВД, КГБ, ФСБ. Это их сердце. Это место, где и сегодня рождается и живет ужас, который есть природа их власти. Сегодня чекисты вновь обрели, ту политическую и общественную силу, которой они обладали сто лет назад. В дальнейшем, с ослаблением института вождизма в стране — и власть ЧК ослабевала. Сегодня это снова самый влиятельный государствообразующий институт в стране.

Шевкунов последовательно вместе с единомышленниками и коллегами внушал и объяснял своим многочисленным «духовым детям», что они — чекисты — и есть «новое дворянство», «ангелы правосудия». Они это усвоили.

Шевкунов — в этом смысле, — большевик. Не потому, что свято чтит учение Маркса. Он большевик в том смысле слова, что видит и принимает жизнь и усиление государство только во всеобъемлющем радикализме этого государства в отношении к цивилизованному миру. Находясь как и 100 лет назад в окружение врагов, Россия в его представлении, это страна уникального человеческого опыта — прорыва, который основан на абсолютном отрицании послевоенного строения политической и этической картины мира. Особый русский путь. Кажется, что в представлении Шевкунова, Советский союз, после смерти Сталина, — это постепенно умирающий организм, который, видимо, окончательно издох в конце 80-х годов с началом перестройки. Горечь Шевкунова и его соратников ярко отражена в дневниках его единомышленника — Никиты Михалкова, которые относятся к 70-80-м годам. Там очень ярко обозначены те вопросы, на которые они сегодня, обретя всю полноту власти, отвечают. Во весь голос.

Это нерешенный, а точнее «запущенный» , подзабытый в послесталинский период — еврейский вопрос. Сегодня в представлении Шевкунова — Михалкова — «русский» — это не только оригинальная картина мира — политическая, культурная , но и система ценностей, противопоставляемая «еврейскому либерализму» в мировой политике и культуре. Михалков об этом много пишет в дневниках. Этот мотив слышен и в фильме Шевкунова «Византийский урок».

Россия — не Европа. В представлении Шевкунова и Михалкова — она не Европа ни политически, ни культурно, ни религиозно, ни экономически. Никак. Сегодня после почти 20 лет их власти (ФСБ и РПЦ) это почти свершившийся факт. В XXI веке нет ни одного государства в Европе, где включенность самого государства во все сферы жизни человека была бы так сильна как в России. В России же эта тенденция продолжает усиливаться. Речь идет о тотальном влиянии и отвественности государства за всё.

Вождизм. Владимир Путин для Шевкунов и его партии — фигура сакральная и в то же время — уходящая. Сегодня перед ними стоит задача создать условия для прихода к власти фигуры с одной стороны не менее сильной, а с другой стороны еще более авторитарной, чем Владимир Путин. Дабы не повторилась ошибка, которая была совершена после смерти Сталина — когда с приходом Хрущева был запущен процесс медленного угасания и умирания русского большевизма. Сегодня РПЦ с ФСБ призваны не допустить этого. И именно в решении ими этой проблемы стоит рассматривать запущенный процесс репрессий в отношении деятелей культуры. Отторжение от прозападной европейской интеллигенции.

Размежевание на грани выдворения несогласных из страны через суды и преследования отдельных, самых ярких представителей. Для Шевкунова это Серебренников и Сокуров. Серебренникова пытаются раздавить всей силой русского правосудия. Сокурова публично критикует за его гражданскую и общественную позицию сам Шевкунов — интервью, лекции итд. При этом становится очевидным, что его — Сокурова, пытаются столкнуть с самой «неуправляемой» силой современной России — Чечней. Это связано с тем, что силы самого Шевкунова и Михалкова — пока не хватает. Сокурова уважает Путин. Сокуров единственный человек в стране, который позволяет себе публично спорить с Путиным.

Скоро все эти вопросы потребуют окончательного решения. Путин (даже если через 12 лет) скоро уйдет. И вот тогда может стать очень удобной авторитарная и политически сильная фигура нового патриарха РПЦ (как известно именно при большевиках стало возможным возвращение к жизни института патриаршества в России) . Как и тогда — сегодня церковь это вторая основная скрепа российского общества. Вторая — после всеобъемлющего массового страха — за производство которого отвечает ФСБ.

Новый патриарх Тихон (если так случится) — это рождение русского аятоллы. И вот тогда дороги назад не будет. Это будет Россия без Серебренникова, Россия без Сокурова.

Оригинал

Так как я имею непосредственное отношение к организации интервью Светланы Алексиевич, которое так многословно обсуждается вчера и сегодня, считаю необходимым прокомментировать следующее:

1. Человек, который брал интервью — подлец. Назвать его «журналистом» не имею права. Почему? Потому что обманул. И Светлану Александровну, и меня. С просьбой об интервью обратился журналист «Делового Петербурга» (уважаемого нами издания) — ни о каких других СМИ речи не было.

2. По просьбе Светланы Александровны я в тот же день после интервью обратился (крайне вежливо) к этому человеку с просьбой его не публиковать — потому что по мнению Алексиевич интервью не получилось (я в разговоре с ним говорил ещё и о том, что Диалогам и так непросто в Петербурге — и не стоит «обострять» к нам внимание такого рода конфликтами). Подчеркну — я обращался к журналисту Делового Петербурга. Ответ — отказ.

3. Позавчера, за несколько часов до публикации мне пишет этот человек — сообщает что интервью выйдет в другом СМИ. Я отвечаю, что это подлость. Интервью выходит.

Теперь по поводу содержания. В данном случае работа человека, берущего интервью ничем не отличается от работы корреспондентов Life и России 1 в ДНР. Они тоже имеют наглость называть себя журналистами, по сути и содержанию выполняя совсем другую работу — я бы назвал её «информационным сопровождением одной из сторон конфликта», попросту говоря — пропагандой.

Тон — это очевидно — хамский и вызывающий (и дело даже не в том, что напротив сидит Нобелевский лауреат и выдающийся писатель. Напротив сидит женщина, у которой очень немного сил для подобного рода мероприятий, но которая всё таки соглашается на интервью из уважения ко мне (который её об этом попросил) и к изданию Деловой Петербург.

То, что говорит Светлана Алексиевич — кому-то может нравиться, а кому-то нет. Но она, в отличие от многих молодых и трусливых, обладает смелостью высказывать своё отношение к происходящему вокруг прямо и откровенно. В чем я её несомненно поддерживаю. Ещё больше я поддерживаю героев её книг, чьи голоса передают всю многосложность и противоречивость нашей истории и сегодняшнего дня.
И последнее. Светлана Алексиевич — гражданин мира. Великий писатель. Русскому языку повезло, что Господь выбрал его, для того, чтобы она написала на нём свои книги. И нам всем повезло, что имеем такой повод для гордости.

Оригинал

Клеветники и кликуши, позволяющие себе оскорбления в адрес Чулпан Хаматовой. У ваших мерзких шуток и проклятий такой же короткий срок годности как и у вашей памяти. В отличие от памяти Чулпан. Когда она говорит, что режим КНДР предпочтет революции, она завершает фразу словами: «я не хочу жертв». Потому что в отличие от вас, мерзавцев, смерть и так рядом с ней каждый день. Смерть детей. Горе родителей. Ежедневно. И это не забыть никогда. Это всегда перед её глазами. Какое человеческое сердце это выдержит? Сердце Чулпан. А вы, бессердечные, хотите на неё же взвалить будущее горе ваших безответственных поступков, слов и постов в сетях. Вы, с вашей минимальной оперативной памятью, бегаете от события к событию, вещаете из каждого утюга о «счастливой России» и «кровавом режиме» в зависимости от того как ветер подует. Но Россия — это не вы, а она — мама трёх девочек и ангел-хранитель еще нескольких тысяч детей, которые, благодаря ей, хотя бы имеют шанс на принятие каких-то решений в этой своей жизни.
И эти же дети смотрят на её выступление у Гоголь-центра. И в отличие от вас, бессердечных, их сердце сжимается от боли и волнения за Чулпан. Потому что они — живые.

Оригинал

Я с Ходорковским не знаком. Но позволю себе обратиться к нему. Михаил Борисович, посмотрите ещё раз на те картинки, которые заполонили сети и сделаны руками ваших сотрудников.
К чему вы призываете? Взываете? К самому низменному, чёрному, что есть в человеке.

Вы пишите про метро. Как и в лондонском, московском и питерском ездят разные люди: и чиновники, и бизнесмены, и известные артисты. Кого только там не бывает. Вы хотите, чтобы конкретно Путин ездил в метро? Ну напишите про это. Не напишете. Так как — это бред. А кто «эти», которые не ездят? Какой-то большевистский, в худшем смысле этого слова, подход.
Да и в этом ли вообще дело?

Синявский говорил про эстетическое несовпадение с советской властью. Вот такое несовпадение с Вами и вашими идеями происходит сейчас у огромного количества людей, которые так ждали и так много сделали для вашего освобождения. А вы вместо здравого смысла, которого так сегодня не хватает, суете нам бред в виде картинок с нарисованой гранатой и тупым призывом «Надоели».

Ну вы к кому обращаетесь? К людям, которых вы уважаете, которых считаете образованными и с которыми хотите вместе что-то делать? Или к безликой тупой массе, которая, как стадо коров, должна пойти за вами и вашим окриком! Ну правда, надоело. И, что хуже — обидно. По-моему, вас в вашем «левом повороте» конкретно занесло. С вашим умом и опытом — и вот такая эстетическая и, чего уж там, этическая ж..а.

2714632

2714712

2714716

2714720

2714722

Оригинал

Уважаемый, Владимир Владимирович. Жизнь, как ни крути, коротка. И глупо её растрачивать на двусмысленные высказывания и отсутствие позиции по тем или иным важным, как нам кажется, вопросам. Хотя, вы правы, в том смысле, что сегодня в сетях любая попытка так или иначе высказаться по вопросам этики наталкивается на «остроумных, ироничных московских интеллигентов, интеллектуалов», которые тут же обвиняют тебя в «партийности, высокомерии», в желании примерить на себя роль «камертона». И в этом случае, следить за тем, что о вас пишут, конечно, глупо. Ведь пишут люди как бы «начисто лишенные объективного или ироничного взгляда на себя самих»; берущие на себя смелость «судить».

Мне же кажется, что сегодня, когда прямой эфир — это прошлое (вам ли не знать), а новые медиа, как правило, ориентируются на «ироничных зубоскалов» — потребность в человеческом разговоре находит своё выражение, в том числе, и в социальных сетях. Хотя, глаза в глаза, согласен, куда важнее.

Ваша жизнь и жизнь Евгения складывалась по разному. Детали вашей биографии известны огромному количеству людей. Нет смысла их повторять. Жизнь Евгения — тоже теперь биография. Родился в Лазаревском, недалёко от Сочи. Рано потерял родителей. И маму, и папу. Опереться не на кого — вся надежда только на себя. И поэтому упорный труд, танцы как смысл всей жизни, а потом авария. И новая жизнь. В которой вы встретились.

И вот вы говорите: «Я считал и считаю, что людям с ограниченными физическими возможностями не следует участвовать в конкурсах, в которых результат участников определяется в результате субъективного мнения жюри». То есть — во всех конкурсах, где участвуют не инвалиды. Танцы, музыка, живопись. История мирового искусства против вас, Владимир Владимирович. Нет смысла даже приводить конкретные примеры, потому что таких сотни, если не тысячи. Делает ли скидку жюри премии Грэмми Стиви Уандеру, учитывая его проблемы со зрением. Мешает ли это вам наслаждаться исключительно его музыкой? Уверен, нет.

Логично ли предположить в таком случае, что и детям — инвалидам не стоит учиться в одном классе со здоровыми детьми, ведь оценка по литературе, истории, рисованию — это всегда субъективный взгляд учителя. А он, будет вынужден жалеть и завышать объективный результат? Нет, Владимир Владимирович. Это не так. Учатся все вместе, и горе, и радость делят поровну. Другое дело, что местные власти, особенно в регионах, как будто прислушавшись к вам, не спешат оборудовать школы удобными пандусами. Не торопятся сделать туалеты для инвалидов. И много чего ещё. Но нужны ли вам такие единомышленники.

Евгений гордый и принципиальный человек. Вы — тоже. Не лучше ли вместо того, чтобы устраивать из этой принципиальности «стенку на стенку» и тему для «раздражения ироничных столичных», приложить ваши огромные возможности, гордость и волю к решению проблем доступности городской общественной среды для инвалидов. В регионах. Где вырос такой парень как Женя.

Оригинал

Дом Ельциных. 1991 год. В кадре (фильм «Пример интонации») Борис Николаевич Ельцин. Родные в соседней комнате. Слышны их голоса.

Маша: «Бабушка, а у нас есть какой-нибудь кетчуп или соус?

Наина Иосифовна: Нет никакого соуса. И кетчупа нет. Его давно уже нет.

Борис Николаевич: Ты где живешь? В какой стране? Кетчуп… Нашла… Соус, кетчуп… Чай, сахар есть и то хорошо».

Сегодня с днем рождения Бориса Николаевича я хочу поздравить Наину Иосифовну Ельцину. Чтобы он без неё… Чтобы мы все в эти годы без этого женского голоса… Наших мам, бабушек, которые поддерживали отцов, сыновей, черных от отчаяния… Всё всегда в тяжелые времена на женских плечах. Наина Иосифовна — лучшее, из того, что произошло с нами в девяностые. Как будто в этих грустных мудрых глазах и в этой прямой спине гордость всей страны, которая вот вот упадет обессиленная. А все равно устояла.
Борис Николаевич был счастливым человеком. Потому что рядом была она. И пример этой взаимной любви во времена тотального взаимоуничтожения дает нам надежду и сегодня.

С днем рожения, Наина Иосифовна. С днем рождения Бориса Николаевича.

Оригинал

Господин губернатор. Обращаюсь к вам как не ленинградец к не ленинградцу. Этот город для нас с вами как и ещё для миллионов людей — не чужой. Хоть и не родной. Это единственный город в стране, который считают «родным и любим» все, кто хоть раз бывал в нем. По праву чувства любви к прекрасному — а не крови. Подвиг людей культуры, подвиг героев блокады и обороны города — сделал его таким. Любимым. Мы с вами люди разных взглядов и убеждений. Но всё это пустяки по сравнению с тем, что нас объединяет — любовь к Петербургу. И я уверен, что в эти дни вы совершаете непоправимую ошибку. Цена которой — труд, героизм и любовь наших с вами соотечественников. Русская Православная Церковь на протяжении двадцати с лишним лет истории новой России могла в полной мере гордиться и простите за это слово использовать славу Исаакиевского собора. И в представлении обывателя церковь и собор всегда были вместе. До вчерашнего дня. Ваше решение — разъединило церковь и собор. Потому что сердцем и того и другого являются люди. Петербуржцы. Верующие и не верующие.

Возможно это решение навязано вам сверху. Только вам это известно. Но губернатор — это главный человек в городе. В ваших силах проявить мужество и мудрость. Во имя всех нас. Кому так дорога и любима наша Родина. Санкт-Петербург.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире