mzf2009

Марк Фейгин, адвокат

14 июля 2011

F
Есть такой расхожий PR-сюжет, когда Президент (будучи верховным главнокомандующим) встречается с военнослужащими на военной базе: выступление на импровизированной трибуне с обязательным «задником» – национальный флаг, сидящие вместе рядовые, офицеры, их семьи, руководство минобороны, с последующим посещением солдатской столовой.
В той же Америке это непременный атрибут будь-то предвыборной кампании или иррегулярных встреч первого лица с подданными в военной форме. Лидеры государств никогда не пренебрегали таким общением, поскольку всякая власть (избираемая или пожизненная) понимает, что армия – одна из тех главных сил, наряду со спецслужбами и государственным аппаратом, гарантирующих её, власти стабильность.

Случайно ли, что в нынешней России подобное общение ограничивается лишь протокольными мероприятиями в Кремле в момент награждений или нечастых официальных совещаний с генералитетом?
Объясняется ли это боязнью авторитарной властью в России угрозы военного мятежа?

Факты последних месяцев и даже лет свидетельствуют, что поводов опасаться такого сценария развития событий определенно стоит.
В этом ряду не только отказ Кремля от проведения уже неоднократно анонсированного Всероссийского офицерского собрания, но и скандалы с поборами с офицеров в частях МО, и срыв оборонного заказа (кто скажет, что это не отражается вовсе на боеспособности армии?), так и весь неуклюжий ход военной реформы. Последняя все больше напоминает глобальную операцию по «распилу» остающихся гигантских имущества и собственности прежней «советской оборонной империи», нежели понятную стратегию с предсказуемым финалом по преобразованию отсталых и предельно несовременных Вооруженных Сил.

Вывод: у недовольства армии сложившимся положением вещей есть весьма существенные основания.

Принято справедливо считать, что отказом от реформирования армии на протяжении долгих двух десятилетий нынешний постсоветский режим оплачивал нейтралитет военной элиты в борьбе олигархических кланов за власть и собственность.
Высший офицерский корпус сыграл известную роль скорее своим бездействием как в 1991-м, так и в 1993 годах (да, впрочем, и в 1999-м), подтверждая вышеприведенный тезис. Российская армия в ХХ веке значительно утратила политическую субъектность в сравнении и с XIX и, тем более, с XVIII веком.

Вооруженные силы вообще оказались вне реформ.
Призывник всё также бесправен не менее, чем осужденный уголовный преступник. Армия продолжает оставаться вне професионального принципа комплектования, а высший офицерский корпус вовлечен в отношения — лояльность за «паёк и ларек». Эти меры характерны для слаборазвитого авторитарного строя: подкуп военной элиты должен предотвратить организацию ею переворота, как будто нижние слои офицерства на его организацию не бывают способными. Впрочем, и генералитет испытывает известное неудовлетворение. Прежде предоставленные его высшим слоям неограниченные и бесконтрольные возможности для обогащения, теперь (в силу изменения позиции власти по отношению к этому куску оборонного пирога) стали предметом нового перераспределения от военного чиновничества в пользу олигархии.

Постепенно и предсказуемо нынешнее поколение офицеров стало утрачивать советскую природу, которая была известной гарантией предельной лояльности и безынициативности военных.
«Отутюженная» большевиками (особенно в сталинский период) офицерская армия перестала быть элитной аристократической кастой, вход куда, обеспечен лишь благородством происхождения или боевыми заслугами. Номенклатурное приспособление на протяжении послевоенных советских десятилетий было единственным способом карьерного роста, что с неизбежностью вело к обратной селекции.

Однако нынешнее поколение молодых офицеров, несмотря на угнетающую бесперспективность своего социального статуса, получило неслыханные прежде возможности для личного совершенствования и внутренней коммуникации.
Доступ в интернет, социальные сети, офицерские форумы (некоторые из них определенно стоит почитать!) открыли неограниченные возможности для самообразования, свободного, вне устава, общения и острой (порой на грани присяги) дискуссии о нынешнем положении армии. И это, в сравнение с охраняемым вооруженным часовым комнаты в штабе с копировальным аппаратом в советские годы!

Определенно, что в такой густой и пересыщенной неудовлетворенностью атмосфере вполне могут созревать условия для мятежа или даже переворота.

Власть неслучайно так тянет с реформой призыва.
Многим кажется, что это объясняется нежеланием политического руководства входить в непомерные расходы на содержание профессиональной армии, что тем самым авторитарная власть пытается убрать из городов активную молодежь (весьма гремучую и взрывоопасную смесь из национализма и социального протеста) и т.д. Однако есть и более неочевидные объяснения.

Российская армия, нуждаясь в коренном реформировании сверху донизу, вполне могла бы быть переведена на профессиональную основу быстро и без существенных численных потерь.
И, разумеется, дело не в том, что такая армия слишком дорога. Напротив, она не дороже нынешней, призывной с раздутыми штатами и безудержным воровством. Дело определенно в другом. В современном мире только демократии англосаксонского типа (самые устойчивые и стабильные в политическом смысле) могут позволить себе иметь профессиональную армию, не рискуя пасть жертвой военного переворота. Скажем, Франция не чувствует такой политической стабильности, чтобы подвергать себя подобному риску.

Российская власть, будучи авторитарной и с определенным дефицитом легитимности, боится быстрого перехода к профессиональному принципу комплектования Вооруженных сил, поскольку куда в большей степени, чем демократические страны Запада, имеет основания опасаться обособления военной среды.
По мнению Кремля, угроза военного переворота в таких условиях многократно возрастет. Они определенно не чувствуют надежной опоры в офицерском корпусе, и потому перехода к профессиональной армии в России придется ждать до момента, пока сама эта власть не сменится на выборную и демократическую.

Из вышеприведенных соображений (отрывочных и весьма фрагментарных), вывод напрашивается следующий.
В выборный цикл зимы 2011 – весны 2012, политическая нестабильность, возникающая из-за неясных перспектив нынешней конфигурации власти в России, вполне может вести к реализации сценария военного мятежа. Как один из возможных, он не представляется таким уж несбыточным. Власть, не понимая существа назревших перемен, порой сама подталкивает ситуацию к худшим из возможных вариантов развития событий в стране.
Дедушка с белой бородой
Слыхал я от доносчиков надежных,
Из выгоды, иль за спиной твоей придуривался бес,
Что ты, продукт самовлюбленного порока,
Решил примерить тоги штатного оракула небес.
Ты, дерзкий, выступил с объемом полномочий
Достойных разве что авгура,
Иль на худой конец,
Обычного жреца на договоре,
Что мудростью своей по воле нашей наделен.
Иль уподобить, неразумный, ты решил себя
Прилежным ангелам с мохнатыми крылами,
Что распростерли перьев яркий цвет
Над миром, созданным тяжелыми трудами
В шесть долгих дней творенья,
По воле божьей,
С перерывом на обед.
С чего ты взял, ягненок в шкуре волка,
Что я послал известных миру лиц,
Чтоб замутить в земле тандемной только,
Поднятие с колен, упавшей паствы ниц?
Твой помутившийся рассудок
Картину дикую так явственно представил,
Не знаю уж с деталями иль без,
Как дым зачОтной травки Бога вставил
Чтоб затащить его в необоснованный замес.
Ты не молчи, ехидны порожденье,
И без понтов корявых ясно изложи.
Как вышло так, что ты 
В окошко сельских телекамер
Учил народ по воле Бога жить
И двух друзей — Володю и Рамзана
Поощрял одесную служить?

Околописатель
Я извинений за подобное нахальство
Готов просить, отмаливая грех,
Что опрометчиво подставил я начальство
Представив их ребятами с небес.
Виной тому мое бахвальство
Я ради лиры, красного словца
Могу продать Твое соизволенье
Не раз, а может и не два…
Тщета писательских заслуг
Мне солнце застит,
Покоя не дают мне лавры, б…
Пока в потугах творческих, напрасных
Не отойду от полного ноля

Дедушка с белой бородой
Ты, мальчик, вляпался по уши,
Теперь уж не отвертишься, ей-ей
И наказанье за такое словоблудье
Тебя очистит до мОзга костей.
Что ж? Отпущу тебе сейчас и без помех я,
Грех непомерный,
Хоть я и ропщу,
Ты выпишешь в романе новом
На сто иль на пятьсот страниц,
Героев нулевых — Володю и Рамзана,
Сидящими в Чите, в цеху по производству руковиц.
Тебе ж я накажу без выезда в России находиться
Под визовый запрет тебя введу,
Чтоб епитимью жесткого обета
Ты не нарушил,
Я контролировать Немцову накажу.
Забудь ты о курортах и досуге,
Прильнув уныло к кабинетному стеклу
Клевретам не завидуй, Бог их судит,
Пусть едут к средиземному теплу.
Живи в зиме и холоде Отчизны
Ищи частицу света в праведном труде
Не богохульствуй, ешь укроп с редиской
И видит Бог успех придет к тебе…
Предстоящие в марте 2012 года выборы Президента и связанные с этим перипетии в определении единого кандидата от власти, вновь вызвали к жизни дискуссию о роли Запада в судьбе нынешней России. В этом смысле последний саммит G8 во французском Довиле дал новую почву для беспокойных слухов о предпочтениях Запада в таком праймеризе внутри российской элиты. Причем, при всей очевидности симпатий Запада в пользу Дмитрия Медведева, по-прежнему остается актуальным вопрос о его, Запада стратегических целях в отношении России. Итак, каковы же они?

Прежде всего, следует сказать, что США и их европейские партнеры ещё никогда не были так довольны положением России, как теперь. Ни в редкие годы союза с Москвой в 40-е, ни во времена продолжавшейся бесконечно Холодной войны, ни в короткие периоды детантов (включая, ельцинские 90-е) Запад не испытывал такого удовлетворения от теряющей военный потенциал и геополитическое влияние России.

Авторитарная Россия, неспешно двигаясь к закономерному краху, продолжает слабеть, как в промышленном, так и в технологическом отношении. Второе в решающей степени определяет и военные возможности государства, окончательно «обнуленные» к концу путинского десятилетия.

Россия остается слаборазвитой страной «третьего мира», ориентированной на сырьевой экспорт. Как и следовало ожидать, Запад вполне удовлетворился тем, что нынешние элиты в целом исправно выполняют свои обязательства по поставке сырья. Причем, высокие цены на него для Запада не столь обременительны, поскольку российский импорт и капиталовложения выбрасывают денежные массы обратно, давая тем самым экономикам высокоразвитых стран дополнительную динамику.
Даже экспорт российских вооружений в страны Африки, Азии и Латинской Америки выгоден Западу, поскольку страны-импортеры консервируют свой отсталый уровень обороноспособности. Все последние военные конфликты с участием Запада против стран, оснащенных российским оружием, заканчивались не в пользу последних (например, Ирак или Ливия). О плачевном состоянии вооружений и боевой техники из России говорить не приходится, поскольку технологическое отставание в этой области оказалось совершенно непреодолимым.

Российская власть хоть и помалкивает, но прекрасно об этом осведомлена. Кремль не нашел ничего лучшего, чем преодолевать эту отсталость неуклюжей (и советской по форме) пропагандой. Громкие заявления о достижениях отечественного ВПК могут вызвать лишь судорожный хохот в коридорах Пентагона и штаб-квартиры НАТО в Брюсселе. Однако, пусть и негласно, американские и европейские военные чиновники будут продолжать эксплуатировать миф о пресловутой «военной угрозе Москвы». Логика очевидна: правда о низкой боеспособности Вооруженных Сил РФ и отсталом состоянии вооружений может привести к резкому сокращению оборонных ассигнований.
Как победитель в Холодной войне с Кремлем Запад воспользовался плодами своей долгожданной победы над коммунизмом, включив Восточную Европу и часть стран, возникших после распада Советского Союза, в НАТО и ЕС в качестве новых сателлитов. Упрекать Запад в имморализме такого подхода бессмысленно, поскольку победи СССР в Холодной войне, то обошелся бы он лучше с побежденными, чем это сделали США и их союзники по НАТО?

Запад ищет новых потребителей, а не новые территории, укрепляя устойчивость, прежде всего, собственной социально-экономической системы, так как уязвимым компонентом такой системы власти высокоразвитых стран является общество потребления. Самая существенная угроза для динамичного Запада – это не войны и терроризм, а уровни потребления и занятости. В целом эти приоритеты неизбежно приводят в связи с научно-техническим прогрессом к рыночной экспансии – новые рынки, вторичное производство и добыча сырья.

Тактика этой экспансии – «обработка» восточноевропейских стран (новых членов сообщества, с которыми возникла масса непредвиденных хлопот – бывшая ГДР, Венгрия, Балканы и др.) для осуществления их полноправного членства в цивилизационном содружестве, как рыночных демократий и полноценных потребителей более высокого порядка. Стратегия – объединение всех стран принадлежащих к единой христианской цивилизации для укрепления долговременной гегемонии на планете. Нельзя не признать, что 20 веков христианства дают основания утверждать об успешности этой гегемонии. Кстати, нынешний европейский отказ от мультикультурной политики прошлых десятилетий находится в логике этих целей.

Очевидно, что цель Запада по объединению всех стран Европы, состоит не в аннексии новых восточноевропейских территорий и их ограблении (как это прежде предполагала любая победа в войне в XIX, да и в XX веке), а политико-экономическая экспансия, добровольно принимаемая со стороны побежденных.

Когда стало окончательно ясно, что возрожденная Россия, да ещё и с авторитарным регрессом, не желает двигаться в сторону объединения с Западом, встраиваясь в его политические и военные институты (ЕС, НАТО и т.д.), в Вашингтоне и Европе было решено продолжить «низко интенсивное» противостояние. Если тактическая цель Запада, указанная выше, вполне может быть достигнута, игнорируя Россию, то стратегическая, разумеется, нет.

Пока Россия не станет союзником и не согласится войти в мир, создаваемый высокоразвитыми странами единого цивилизационного ареала, Запад будет усиливать давление на российскую элиту, добиваясь от неё максимальной лояльности. Вектор этот неумолим, а время для «убеждения» России у Запада есть, как и возможности. Обамовская перезагрузка лишь тактический маневр для поддержания выгодного Западу нейтрального статуса России в непростой международной ситуации (это и Афганистан с Ираком, и ядерная программа Ирана, и революции в MENA, и европейское ПРО и мн.др.).

Будь-то Путин или Медведев, Запад в обоих случаях найдет пригодные инструменты давления на Кремль. Ведь власть в России, избавившись от прежних идеологических ограничений советского прошлого, бросилась к безудержному обогащению, пренебрегая общепринятыми цивилизованными нормами и правилами. Несомненно, это делает её уязвимой для давления со стороны Запада. Их капиталы и собственность, как кажется им, надежно защищены за непроницаемой банковской тайной и неприкосновенностью частного владения вдали от беспокойной Родины. Однако это убеждение определенно было поколеблено последними событиями на арабском Востоке, где авторитарные правители (в Ливии, Египте, Тунисе) одномоментно лишились своих коррупционных накоплений. Это заставило российскую олигархию и высшее чиновничество задуматься о безопасности своих состояний на Западе. Допустимо ли в принципе полагаться на расположение правительств Запада, срок жизни которых ограничен выборным циклом? Столь же надежны и дружелюбны будут их преемники?
Весь десятилетний период пребывания у власти в России Путина ознаменовался в целом положительным для Запада балансом усилий и результата во взаимоотношениях с Кремлем.

Путин не только реально не препятствовал, а скорее даже активно содействовал Западу в защите его интересов в международных делах. Причем, Путин (надо отдать ему должное) умело сочетал эту политику с антизападной риторикой для внутреннего потребления. Однако и он не вечен. Его «мутность», публичное менторство, необоснованная заносчивость и желание решать возникающие проблемы «через кошелек» сумели надоесть даже терпеливому Западу, что с неизбежностью вело к нестабильности отношений.

От желания вступить в НАТО в 2000 году и до Мюнхенской речи в 2007, Путин прошел путь от благожелательного союзника Запада к капризному и стареющему самодуру. В этих условиях ставка на Медведева это не просто предпочтение чего-то другого, а последовательный этап в достижении главной стратегической цели упомянутой выше – включение России в союз демократий Запада.

Именно поэтому судьба России никогда не будет значить для Запада меньше, чем права человека в Китае или Саудовской Аравии. Последние не могут принадлежать к западной цивилизации в силу непреодолимых культурных различий. Россия же в понимании Запада не просто может, а должна стать частью его самого. Впрочем, рано или поздно, так всё и произойдет.

Оригинал
28 мая 2011

Выдача



С арестом Младича нашелся повод рассказать френдам и о моем к этому отношении. Под началом генерала Младича я воевал в Боснии в 90-ых, будучи бойцом I Хотоньского батальона II Романийской бригады (личный номер 2953) войска Республики Сербской. Это было последним местом моей службы, а провоевал я от Книна (Сербская Краина) и до Сараево (Босния). Так что знаю, о чем говорю.

Если коротко, то вот что. Уж если и совершались военные преступления, то обоюдно и, в общем-то, без каких-то приказов сверху. Взаимное озлобление, уходящее вглубь столетий, выплеснулось в 90-ых в момент распада СФРЮ. Это была война за автохтонность и национальную идентичность. Представить, что подобное столкновение могло обойтись без жертв среди мирного населения, просто невероятно.

В той же Сребренице, как и в других местах, убийства совершали соседи, знавшие и ненавидевшие друг друга десятилетиями. Причем, двигала ими память ещё и о II мировой войне, в период которой в Боснии сербы пострадали определенно больше. Многие воспринимали войну, как возможность отомстить. Боснийские мусульмане тоже совершали военные преступления в 90-ых. Я это знаю. К слову, на передовой где находился я подобного рода действия в отношении мирных граждан и военнопленных были запрещены и преследовались.



События начала 90-ых развивались стремительно и попытки избежать войны, которые предпринимались руководством СФРЮ (как в Боснии, так и в Хорватии), оказались безуспешными. Если не слишком углубляться в историю, то СФРЮ создавалась в результате деятельности партизанского движения под руководством коммуниста Тито во второй половине войны, когда Германия была уже близка к краху.

И если большая часть стран восточного блока видела в лице СССР оккупанта, навязавшего им коммунистическую власть, то республики Югославии таким оккупантом считали Сербию. С падением коммунистических режимов в Европе народы бывшей Югославии бросились из федерации «врассыпную», прихватывая с собой земли, доставшиеся им посредством искусственно прочерченных Тито границ. Война была логичным продолжением распада федерации.

Так что суд над Караджичем и Младичем — это попытка быстрее все «списать», избавиться от тяжелой вины за войну европейцев, возложив всю ответственность за неё на лидеров сербской общины Боснии. Другие участники конфликта участи этих двоих счастливо избежали: и Туджман, и Изетбегович.
Одним словом, если будет интересно, то мы продолжим разговор на эту тему.



Оригинал
Последнее заседание координационного совета «ОБЩЕНАРФРОНТА»
18 мая, Ново-Огарево (Подмосковье, Рублевка), вечер после известной пресс-конференции

Участвуют: Председатель, Охотнорядец-изобретатель, Профбосс, Гость с Кавказа, Девушка-с-булавами, Хористка, Женщина-томограф, Человек-29-комплекс, Спортсмен-полиглот, незримо витает либеральная Чума.

Председатель: Коллеги, друзья, фронтовики! Вам должно быть уже известно, что сегодня Зиц-Председатель вероломно объявил о своих претензиях на место Председателя, место занимаемое мной. Нарушив все договоренности и пренебрегнув двумя десятилетиями дружбы, он встал на путь измены, самонадеянности и «крысятничества». Присутствующие, надо полагать, вполне осведомлены о моем отношении к этим представителям рода грызунов. И потом, что это за сравнение меня с Шолоховым, который украл «Тихий Дон» у какого-то Крюкова, подобно мне, «уведшему» у Зиц-Председателя идею модернизации? Ответ есть. Это либеральная Чума, словно эфир пропитала воздух улиц наших городов. Это бессовестный дух вестернизации и западного растления, не чуждый и нам, конечно. Но не в такой же всепоглощающей степени! Лишь надышавшись этой ядовитой смеси, Зиц-Председатель мог заявить о невиданной пользе, что приносит в борьбе с коррупцией окружения Председателя всем известный виртуальный субъект с говорящей фамилией. А этот финальный призыв журналистов к дискотеке и скачки козлом Зиц-Председателя под музыку какой-то «Комбинации» с криками: «Я это сделал! Я это сделал!» Словом, нам надо определиться с дальнейшими планами.

Оживление среди присутствующих, одобрительные кивки.

Председатель: Вот и пришло ваше время действовать (обращается к Охотнорядцу-изобретателю). Чем нам ответит «место не для дискуссий»? Какой все-таки удачный эвфемизм! Сумеем завтра объявить импичмент этому клятвопреступнику?

Охотнорядец-изобретатель: Вынужден Вас огорчить уважаемый Председатель. У меня на руках 309 заявлений наших соратников о выходе.

Председатель: Что? Да, вы не фронтовики, вы – тыловики, спрятавшиеся на хлеборезке. Чо-ж вы творите? Я же вас с рук, б…, кормил.

Охотнорядец-изобретатель: Многие посчитали такое «питание» недостаточно калорийным.

Председатель: Ну а Вы (поворачивается к Профбоссу) рабочих подымете?

Профбосс: А кто это?

Председатель: Понятно. Так, Вы? Да-да, я к Вам обращаюсь, уважаемый Гость с Кавказа, почему Вы опять в спортивном костюме?

Гость с Кавказа: Я сразу после нашего собрания еду на футбол. Сборная земного шара против меня одного. Счет 3:3, я выиграю по пенальти.

Председатель: Чем у Вас голова забита? Мячами, что ли?

Гость с Кавказа: Нет, мыслями забита. Кушать не могу, места нет. Так забита. Где, думаю, деньги взять, чтобы для земляков трассу ФОРМУЛЫ I построить между Гудермесом и Ачхоем. Хочу с этим ишаком Феттелем погоняться. Я на 10 Поршах с охраной, а он на своем шайтан-такси. Спорт, значит, хочу.

Председатель: Нашли время.

Хористка: Я одного не поняла. Молодой (обращается к Председателю), это чё-о-о? Денег не будет, что ли? Я просто так, что ли, возбуждалась на ваши аббревиатуры. Мне в моем возрасте возбуждения надо экономить. Сколько их осталось, как говорится.

Председатель: Вы, в натуре, тут поаккуратней. Здесь Вам не «общак» углеводородный. Здесь до сегодняшнего утра предполагалось бюджетные лакомства пилить. Вам непонятно? В «Кондитерской» новый заведующий!

Хористка начинает дурашливо крутиться и петь нечто фольклорное, боком-боком продвигаясь к выходу.

Человек-29-комплекс: Я могу привести на площадь Сахарова брата и двух надежных ребят с арматурой. Проверенные парни.

Председатель: И это что – всё? Три недопырка?

Человек-29-комплекс: На энтузиазме — всё.

Женщина-томограф: Я тоже хочу сказать. О главном, о себе. Как можно было, так походя, цинично бросить в мой адрес фразу о гибельном состоянии женских колоний? Какие-такие мои таланты он собирается употребить на их укрепление? Уважаемый Председатель, вот что я решила – никуда из «ведомства по производству денег» я не уйду! Можете меня цитировать. Публично. Пусть Чума знает.

Девушка-с-булавами: Друзья! Надо что-то делать, надо всем выступить в защиту Председателя против Зиц-Председателя. Фронт мы или не фронт?

Председатель: Что-нибудь конкретное вы можете предложить?

Девушка-с-булавами: Да, могу.

Председатель: Предлагайте!

Девушка-с-булавами: Надо что-то делать!..

Председатель: Так, ясно. А что у нас Спортсмен-полиглот отмалчивается? Что вы там бубните?

Спортсмен-полиглот: Летс ду ит, летс ду ит…

Человек-29-комплекс: Бесполезно. Он в попытке освоить английский, напрочь утратил способность общаться на родном языке. Я с ним работаю, я знаю.

Председатель: Вот же зверинец. Здесь кто-нибудь английским владеет?

Девушка-с-булавами: Я, со словарем.

Председатель: Не надо (раздраженно). Двигаемся дальше.

Стремительно входит Охранник-преторианец, держит в руках неопределенный предмет.

Охранник-преторианец: Вот, прислали из главной Башни Мордора.

Председатель (небрежно берет): Что это?

Предмет оказывается простыми штопанными руковицами. Отвернув изнанку, Председатель вслух читает: «КРАСНОСРАНСК – 2020».

Все уходят. Председатель остается, погруженный в глубокую задумчивость.

Оригинал
Появившаяся информация о предположительном согласовании московской мэрией гей-митинга 28 мая, вызвала к жизни (уже, казалось бы, канувшую при прежнем градоначальнике) дискуссию о публичной легализации «нетрадиционных» мероприятий.

При всей «разжеванности» этой темы некоторые её аспекты так и остаются неким «табу». И ведь действительно, что толку, в который уже раз, обсуждать основания для запретов или разрешения гей-парадов, когда сама атмосфера, сам мир нынешней власти конкурентен однополым инициативам субкультурных маргиналов. По существу одни «геи» решают вопрос о праве на общественную жизнедеятельность других. Причем, дело совсем не в том предпочитают ли члены правящего нобилитета однополые связи традиционным (хотя определенно есть и такие), скорее вся сумма их внешних проявлений давно уже выдает в них поведение стареющего европейского гомосексуалиста.

Судите сами. От фотосессий по пояс до поцелуев в живот, от песен на псевдоблаготворительных вечерах с культурной гей-элитой до притворных запретов вечеринок имени себя в клубах (как с PUTIN PARTY в РАЕ), «модная» сущность каковых выражается исключительно в «голубой» музыке и атмосфере и мн.др. – всё это и есть кричащая эстетика современного однополого мейнстрима.

Чтобы представить себе на страницах ПРАВДЫ топлесс Леонида Ильича (тоже, кстати, стабильность), неумело поигрывающего на камеру прорисованными мускулами, надо определенно покурить травки. Ведь изменились не только политические допущения (типа, борьба за вожделение у актуального избирателя), не только атмосфера тех же «мужских 90-ых» на дегенеративные и андрогинные нулевые, возникло иное эстетическое ощущение «что можно», а «что нельзя» в публичной политике. Разумеется, подобные же вещи имеют место и ТАМ. Однако европейцы могут выбирать себе «берлускончегов» добровольно, а нас будут пичкать этой эрзац-эстетикой принудительно.

Авторитарная система в России уродлива ещё и потому, что её пропагандистский эрзац предельно избирателен, двойственен и одновременно истеричен. Русской провинции отправляют месседж о заботливой, патриотической и антизападной власти; интеллигенции и мещанам (средний класс) намёки о власти, как «главном либерале» (а то придут фашисты с бритвами); столичной богеме и гламурной элите — перетянутый бантиком фаллос (они же свои); уличной оппозиции – полицейскую дубинку, но без бантика. Редкие возгласы власти о патернализме, о традиционном неприятии содомии, о морали советского человека лишь словесная проформа, ширма, прикрывающая любование и внутреннее сопереживание единомышленникам гей-гуру Алексеева. Мол, ребята «долбитесь под хвост по-тихой», не хер лезть на улицу.

О психологических истоках подобной благосклонности судить не берусь (то ли «репрессированная гомосексуальность», то ли желание быть «интересным»), но, думаю, внешние эстетические проявления столь девиантного поведения очевидны. Следует ещё раз подчеркнуть, что лица из власти (в частности, тот, кого мы описывали выше) вовсе и не геи. Речь об эстетической норме, каковая уже стала привычной и задает известный тон для копирования. Если вы весело проводите время с монакским принцем в тувинской юрте, сопровождая такой отдых «обнаженкой» для глянца, то поневоле возникает определенный визуальный образчик. Так можно. Поэтому игра на рояле и песни уже не вызывают удивления и неодобрения окружающих. Всё в рамках сложившейся эстетики поведения, о подлинной природе которой могут судить лишь специалисты-психологи. Кстати, сюда же примыкает тема молодежных кремлевских объединений (густой сырец для «дядь из башенок»), но это вообще отдельная и предельно актуальная тема.

Для нас важно другое. Несомненно, что это признак деградации режима. Эпикурейство, скука и общее разложение – есть неизменное свойство увядающей цивилизации. Власть, опускающаяся до таких внешних проявлений, выглядит, как «разрисованная жопа в блестках» призывно вертящаяся под группу «КОМБИНАЦИЯ». Ощущение такое, что «страшный» путинский режим по сути женственный и слабый. Любой «мускулиный» удар по его корпусу приведет к чудовищному и необратимому разрушению. Представить «нынешнюю власть» на хоккее с детишками, на сцене с джазовым оркестром или полураздетым на коне можно, а вот ЕЁ же на бруствере с биноклем или на городской баррикаде НИКОГДА!

Автор фото – Илья Варламов
02 мая 2011

Первые выводы

Стоит признать, что ликвидация Бен Ладена пришлась как нельзя кстати, именно теперь, за полтора года до выборов в США.
Определенно, что для президента Обамы это существенное повышение поддержки американскими избирателями. Впрочем, только внутриполитическими факторами уничтожение главы Аль-Кайды, разумеется, не исчерпывается.

Для тех же революций, что охватили арабский мир (при всей неоднозначности последствий: среди повстанцев в той же Ливии немало сторонников Аль-Кайды, как и среди бунтовщиков в Йемене и Сирии), это повод к быстрому и обоюдовыгодному урегулированию с диктаторами вопроса о власти.
Тому же Каддафи и Асаду, как впрочем, и ряду других восточных деспотов будет куда сложнее мотивировать насилие, употребляемое против оппозиции — мол, если не мы, то Бен Ладен.

Вздохнуть с облегчением после радостной новости об уничтожении лидера террористического подполья с полным основанием могут и королевские дома Саудовской Аравии и др. династий Персидского залива, поскольку именно они были главной мишенью убитого.
Изменение правящих режимов в нефтеносных государствах Аравии было целью саудита Бен Ладена и Аль-Кайды, препятствием к чему и был Вашингтон и в широком смысле Запад в целом. Очевидно же, что Бен Ладен в противостоянии с западной цивилизацией был обречен и только удар по всеобъемлющей поддержке Вашингтоном и Лондоном традиционных королевских династий стран залива имел некоторый шанс на успех.

И вот теперь о нашей несчастной Родине.
Следует ожидать скорого (а то и стремительного) падения нефтяных цен, поскольку с символом региональной нестабильности и транстерриториальных угроз (с ними и ассоциировался Бен Ладен), вероятнее всего, будет покончено. Хотя бы на время.

И второе.
Бен Ладена, по последним сообщениям, уничтожили беспилотником. Разумеется, всей правды американцы не скажут, что и понятно (в любом случае — реклама американским беспилотникам хорошая). Определенно только то, что главу Аль-Кайды убила современная военная техника, вооружение XXI века. У России нет ни беспилотников, ни орбитальных самолетов (как у США: Х37В), ни боевых лазеров (американцы серьезно продвинулись в их испытаниях), ни «машин», что с неизбежностью в ближайшие лет 30 заменят солдат.
У нас все разворовано. Если мы не избавимся от коррупционной авторитарной напасти, то в самые ближайшие годы Россия в смысле обороноспособности вообще окажется «голой».

А так-то хороший сегодня денек.
Вот и Бен Ладен отправился к праотцам. Молодцы американцы!

Оригинал
11 марта 2010 года в Самаре возвращавшегося с работы программиста Георгия Кутузова (в прошлом депутата городского совета и сопредседателя местной «ДемРоссии» вначале 90-х), милиционеры-стажеры Котова и Терехина остановили для проверки документов.

Проверили.
Но то ли из жажды поглумиться, то ли в силу извращенной сексуальной недоразвитости, две эти сучки (оценочное суждение!) пристегнули 50-летнего отца семейства наручниками к лошади. «Зомби», так мило звали кобылку, испугавшись проезжавшей машины, рванул с места и потащил несчастного Кутузова по земле.

Очнулся Гоша (мне уж позволено называть его так, поскольку был он моим давним другом и помощником в бытность мою депутатом Государственной Думы) только через несколько дней в реанимации нейрохирургии одной из самарских больниц.
Тяжелейшая травма черепа, переломы запястий рук, ребер, грудной клетки…
Он умер через два месяца от кровоизлияния в мозг. Судмедэкспертиза бесстрастно засвидетельствовала связь смерти Кутузова с полученными травмами в момент задержания.



Поначалу об этом деле говорили.
Да. История удостоилась даже эфира на «Первом» у Малахова – верх обывательского интереса и признания, правда, вперемежку, с педофилами, бабо-мужиками и другими такими же актуальными персонажами.

Но что дальше?
Да как обычно. Уголовное дело было возбуждено против Кутузова (мол, сам маньяк), бабищ из органов тихо «сплавили», а организованные ими лжесвидетельства «корешей» о нетрезвом состоянии и агрессивности умершего вызвали у следователей поощрительный хохот и одобрение за находчивость.

Некоторые существенные детали этого дикого дела читатели найдут в ряде моих публикаций (1, 2) и на блоге в ЖЖ.

Ну и, как принято говорить нынче, феерический финал истории.
Наш «гуманный и самый справедливый» принял в первой инстанции решение об эксгумации (!) останков Георгия Кутузова, чтобы пересмотреть поспешное и, по-видимому, неправильное заключение экспертизы о связи смерти пострадавшего и действий «Группы «Зомби». А правоохранительные органы обратились в адвокатскую палату Самарской области с представлением о лишении статуса адвоката семьи Кутузовых Андрея Соколова. Вероятность печального исхода дела в палате для Соколова, человека по сегодняшним временам на редкость последовательного и честного, весьма высока.


1993 год. Выборы в Государственную Думу. Емельянов, Авен, Фейгин, Каспаров, Кутузов

Мои земляки и знавшие Гошу близко общие друзья и знакомые звонят мне, в Москву, рассчитывая, если и не на помощь (какая уж тут помощь!), то хотя бы на обнадёживающий совет.
И вот что я скажу.

Не уж то кто-то всерьёз думает, что мы забудем, как на бесчисленных митингах беспомощно опускали и отводили глаза от спин наших товарищей с отпечатками протекторов ментовских ботинок?
Быть может, кто-то из этих любителей покуражиться надеется, что проскочит и в этот раз? И питерская очкообразная свинка с бусиками, и некто Чарухин, что менял показания туда-сюда в деле Немцова и Яшина по поводу 31 декабря, и сотни-тысячи других таких же по бесправным русским городам и весям, что безнаказанно бьют, калечат, убивают и лжесвидетельствуют?

Надо немного подождать, ребята.
На горизонте уже громыхает. Скоро рассвет…
В канун юбилейного Дня космонавтики вопрос о значении полета Гагарина для понимания существа национальной истории представляется не менее, а быть может и более важным, чем собственно космическое первенство СССР и его техническое превосходство над заокеанскими соперниками в начале 60-х.
И ведь действительно, кто был в космосе: советский военный летчик и офицер или, прежде всего, русский человек? Как оценить этот факт – как тождество или все-таки как противоречие? Метафизика этих вопросов таит в себе определенно не только отгадку значения достигнутого коммунистической властью результата – победа над врагом на одном из фронтов Холодной войны, но и, пожалуй, дает повод поразмышлять над стремлением русского человека прорваться к окончательным смыслам, достигнуть их первым.

Возникшая после падения Византии идея «третьего Рима» выражала не только претензию на власть, но и чувство всечеловечности, ответственности «всех за всех», участия человека в творении мира, которое много позже и привело к идее освоения космоса.
Разумеется, напряжение, с каким была достигнута эта цель, оказалось под силу лишь тоталитарному коммунистическому государству, только оно оказалось способно к невиданной концентрации усилий для достижения космического сверхрезультата. История знает подобные же примеры успехов деспотий – от Великой китайской стены до Мачу-Пикчу (и то и другое памятники тоталитарного наследия: китайского и инкского). Возможно, что и полет Гагарина мог бы не состояться, не стань Советская Россия имперским тоталитарным монстром, способным согнать огромное людское море к местам полуязыческих капищ: будь-то стройка (тот же Беломорканал), будь-то «стартовая площадка» (в какую, по существу, превратился СССР в конце 50-ых и начале 60-ых). Случайно ли, в этом смысле, что многие из непосредственных участников советской космической программы так привержены коммунистической идеологии (покойные Титов и Севостьянов или ныне здравствующая Светлана Савицкая)?

Все что мы знаем о Гагарине – образчик примитивной советской пропаганды, главным элементом которой была героизация мертвых.
Это всегда было безопасно и плодотворно для мифа. Ведь даже сказки, что «Гагарин не был первым» (как вариант: «налейте и расскажу всю правду о нашем полете с Юрой»), вообще не летал или «в 69-ом инопланетяне увезли болтуна на разборки», вполне укладывается в образ простонародной советской мечты о подвиге. А каким Юрий Алексеевич был на самом деле? Верил ли он в Бога? Если «да», то достоен ли к причислению Церковью к лику святых? Вдохновлялся ли идеями «русских космистов»? Скажем, того же Федорова?

Первый пилотируемый полет был несомненным прыжком русского человека из XX века в век XXI.
Прыжком по исторической значимости превзошедшим достижения имперского XIX века, столь щедрым на явление миру «великого русского гения». Для «машинного» нынешнего времени первенство русских пятидесятилетней давности остается примером известной жертвы ради прогресса. Изнурение, с каким был достигнут этот нечеловеческий результат, столь сильно сказалось на научно-технических, экономических и просто биологических возможностях России, что будущее страны, как в космической области, так и во всех других представляется не таким уж и обнадеживающим.

Звезда медленно гаснет и новый импульс, способный вдохнуть новые силы в «русскую идею» (в том числе и в космическое её выражение), должен обладать столь невероятным масштабом и содержанием, что опознать его в готовности к свершениям нынешней власти и общества, не представляется возможным.

О власти, как всегда, разговор особый.
Велика ли её заслуга в космических достижениях прошлого? Ну, разумеется. Ровно в той степени, в какой она могла не мешать таланту Королева или революционным открытиям Шаргея (оба, кстати, сидели) быть полезными русской науке на службе коммунистических достижений. Власть была высокоэффективна в принуждении (само собой) и в нечеловеческой находчивости (украсть чертежи бомбы, к примеру). А ведь управляли страной в этот период редкостные даже для своего круга идиоты (в частности, полуграмотный деревенский дурак Хрущев и др.). Анекдот того времени об отправке Политбюро космонавтов на Солнце ночью, чтобы не сгорели, в этом смысле, весьма показателен. К слову, уровень понимания властью космогонических задач спустя 50 лет мало изменился.

Артур Кларк как то сказал, что наши Боги, возможно, не самые главные боги во Вселенной. Как знать, это или что-то подобное русский и попытался узнать в середине прошлого века, так остро почувствовав жажду освоения космического пространства (не во славу же марксизма была принесена столь огромная жертва!), а за неизвестностью первого «забора» оказался следующий и так дальше…
Поможет ли чудовищная катастрофа в Японии разрешению полувековой проблемы северных территорий?
Несмотря на периодически предпринимаемые попытки сближения позиций двух стран по спорному вопросу, стороны, тем не менее, последовательно демонстрируют на протяжении десятилетий в целом неизменность выбранного курса: Россия – индифферентный подход (Курилы – наши и нам всё равно, что думают об этом японцы), а Япония упрямо держится одномерных решений (безусловная и немедленная передача островов).

Стоит ли России теперь, в новой ситуации возникшей после землетрясения в Японии, использовать его последствия для ослабления геополитических позиций противника в этом сложном и трудноразрешимом вопросе?
Или наоборот попытаться убедить несговорчивого партнера форсировать решение проблемы с учетом новых сложившихся после известных событий обстоятельств?

Совершенно очевидно, предстоящий в сентябре 2012 года в России саммит АТЭС, в качестве важнейших вопросов для обсуждения определенно выберет те, что связанны с перспективами атомной энергетики в Юго-Восточной Азии и тех рисков, что она несет в сейсмоопасном районе.
Причем дезактивация зараженных весьма обширных пространств (в том числе и островов Южно-Курильской гряды и прибрежной акватории) станет разве что не главным предметом обсуждения. Уверенность в готовности Японии преодолеть трудности, возникшие после аварии на Фукусиме, все же есть, а вот способность российской власти справиться с теми же или похожими проблемами на 5000 кв. км спорной территории вызывает сомнения.

Авария определенно засвидетельствовала, что географически, социально-экономически и с точки зрения экологической безопасности эти территории (тот же Хоккайдо и спорные острова Итуруп, Шикотан, Кунашир и Хабомаи) куда теснее связаны между собой, нежели с московской метрополией.

16-тысячное российское население островов и без того обойденное вниманием Москвы будет хотеть сильнее, чем прежде покинуть бедную, брошенную и экологически опасную территорию.
Япония же в свою очередь наверняка откажется от материальной компенсации и всех других видов помощи в преодолении последствий радиоактивного заражения населению спорных земель пока не определится вместе с Россией с их окончательным статусом. Ну и каков же выход?

Альтернатива односложным решениям (отдать/не отдать) есть – кондоминиум.
Исторические примеры совместного владения весьма красноречивы и, по преимуществу, успешны: Англия и Франция на Новых Гибридах, марокканский Танжер долгое время был демилитаризованной зоной (1912-1956), и это было временем небывалого процветания города. Собственно такого рода опыт совместной оккупации был и у России с Японией в отношении острова Сахалин, пока последний полностью не перешел под юрисдикцию СССР после войны в 1945 году.

Объявление Южных Курил особой налоговой зоной и зоной беспошлинной торговли вкупе с созданием на совместной территории российско-японского инновационного центра (проекта, надо полагать, более перспективного, чем «Сколково») могло бы придать известный импульс всей экономике Дальнего Востока.
Кстати, и проблема известного дефицита энергетических мощностей решалась бы куда эффективнее, чем это происходит теперь. Япония, с учетом последних событий, определенно ускорит исследования в области альтернативной энергетики, а Россия в ни меньшей степени нуждается в научно-технических разработках такого рода.

В таком кондоминиуме следует обеспечить хождение двух валют – рубля и йены.
Необходимо разрешить японским переселенцам, особенно тем, что пострадали в результате цунами, окончательно обосноваться на островах, введя при этом для них согласованную квоту. Права же нынешних курильчан защищала бы русская администрация, действующая совместно с японской.

Разумеется, Курильский кондоминиум должен стать демилитаризованной зоной и поэтому России придется пожертвовать военной инфраструктурой островов (в частности, станциями слежения, расположенными на островах Кунашир и Итуруп).
Однако так ли уж велика эта плата за решение одной из самых острых проблем между двумя странами?

Разумно было бы связать начало переговоров с японской стороной о перспективах создания кондоминиума временными рамками подготовки к саммиту АТЭС в следующем году.
Там можно было бы принять декларацию о совместном владении островами и начать поэтапный план реализации такого проекта. Причем осуществление таких договоренностей могло бы начаться уже в этом десятилетии.

В сложных социально-экономических и морально-психологических условиях преодоления последствий катастрофы японская сторона вполне может согласиться на столь необычный план решения проблемы Южных Курил.
Этот вариант решения и для России будет куда конструктивнее, нежели игнорирование проблемы как таковой, что зачастую продолжает демонстрировать внешнеполитическое руководство России.

Реализация такого проекта в XXI веке, когда у России, в отличие от СССР, нет для этого идеологических препятствий (рынок и декларативная демократия), и есть потребность в ускоренной всесторонней модернизации, высока ровно настолько, насколько к этому будет готова теперешняя власть после 2012 года.
Если авторитарный режим сохранится в его нынешнем и неизменном виде, то, скорее всего, Москва будет продолжать игнорировать проблему Курил, перекладывая её решение на плечи будущих поколений россиян, которым придется действовать в определенно более худших геополитических условиях.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире