mzf2009

Марк Фейгин, адвокат

25 февраля 2017

F

Советнику Президента РФ по правам человека — Председателю Совета
Федотову М.А.

Уважаемый Михаил Александрович!

От имени наших подзащитных в Крыму, крымских татар и людей других национальностей, преследуемых за политические убеждения и за требования гражданских свобод, обращаемся к Вам со следующим.

В трехлетнюю годовщину драматических событий 26 февраля 2014 года, когда одномоментно украинские граждане Крыма оказались людьми произвольно обретшими новоё для них российское гражданство, заметная их часть подверглась политическим преследованиям. В значительной степени это коснулось крымских татар, народа, который и без того имеет богатую историю насильственного переселения и репрессий. Крымские татары оказались перед трагическим выбором: безропотно принять новые правила, которые не сулят никаких гарантий от повторной депортации и преследований, или громко, публично заявить о своих национальных, культурных и политических требованиях. Активисты национального движения выбрали второй, чреватый опасностями путь. Они выступили с ясной политической позицией о неприятии новых порядков. Сознавая, что безнаказанным такое выступление не останется, они настойчиво внушали своим единомышленникам, что это путь ненасильственной и публичной борьбы за спасение коренного народа Крыма. Они, как могли, ограждали от широкого вовлечения крымских татар в это политическое противостояние с новой властью, дабы не дать повода силовым структурам преследовать крымчан. Однако этот жест с их стороны не был по достоинству оценён. Похищения, подозрительные убийства, суды и тюрьмы стали ответом на такое решение.

Сейчас Крым представляет из себя одну большую военную базу с непомерным контингентом бдительной охраны. Дня не проходит, чтобы кого-нибудь не задержали или не привлекли к административной и уголовной ответственности.

Из этого порочного круга бесконечного давления и страха мы видим единственный выход — остановить этот каток избирательных репрессий, отпустить по домам всех арестованных, подсудимых, осужденных. Пришло время, по прошествии трёх лет, для широкой политической амнистии крымчан. Именно теперь, когда угроза новой «добровольной» депортации крымских татар особенно велика, мы ждём от СПЧ выступления с такой инициативой перед органами государственной власти России.
Надеемся, что наше обращение будет услышано.

Марк Фейгин, адвокат
Николай Полозов, адвокат

Оригинал

Максим, сын арестованного в Москве украинского журналиста Романа Сущенко, попросил меня записать это обращение. Надеюсь оно найдёт своих адресатов.

Оригинал

Президенту РФ
Путину В.В.

Открытое письмо

Обстоятельства помилования Савченко и дальнейший её обмен на Ерофеева и Александрова 25 мая 2016 года внушили определённые надежды на разрешение ситуации с другими осуждёнными украинскими гражданами остающимися в РФ. В числе их: Юрий Солошенко, Геннадий Афанасьев, Олег Сенцов, Александр Кольченко, Алексей Чирний, Николай Карпюк, Станислав Клых, Валентин Выговский, Сергей Литвинов, Хайсер Джемилев, Александр Костенко и ряд других.

Разумеется, всё это последствия действий нашей страны на Востоке Украины и в Крыму. Ведь появление этих украинцев в российских тюрьмах (вывезенных насильно, арестованных и привлечённых к уголовной ответственности) имеет политические первопричины. Процессуальная форма была лишь фасадом решения амбициозных политических задач высшего руководства страны. Дело Надежды Савченко беспристрастно и неотвратимо это доказало. Разве нет?

Наличие политзаключенных в РФ — это позор для страны полагающей себя цивилизованной. Таким же постыдным фоном войны на Донбассе стала оголтелая украинофобия в отечественных СМИ, развязанная в угоду интересам власти и с прямого их попустительства. Уродливая эта пропаганда стала дополнительным мотивом для издевательств над украинскими политзаключёнными в российских тюрьмах. Несомненно, в Ваших возможностях наконец уже избавить от подобных вещей российское общество.

Обращаюсь к Вам с призывом отпустить (обменять), прямо теперь, вышеуказанных граждан Украины и тем самым закончить всё это.

Адвокат Фейгин
30 мая 2016 года

События 2012 года связанные с шумным делом участниц PR, помимо всего прочего, оставили неприятный шлейф вокруг организованной (не без помощи Кремля) информационной кампании вокруг регистрации товарного знака. Напомню некоторую предысторию событий. В самый разгар дела, в котором я выступал защитником одной из обвиняемых, нам поступила информация о намерениях недоброжелателей начать выпуск презервативов и других весёлых предметов сексуальной тематики с названием пресловутой музыкальной квази-группы. Причем, стоит сказать, что основания для подобных злоупотреблений давало само обсценное наименование коллектива. Чего уж? Для адвокатов невиновных участниц PR, и без того подвергаемых всевозможной травле, это было не лучшим фоном для реализации тактики защиты на политический и протестный контекст их выступления в храме. Оставим в стороне этическую сторону вопроса, о ней давно всё сказано.В общем, было принято решение защититься от такого рода нападок путём превентивной подачи заявки на регистрацию товарного знака в РФ и за рубежом.Выяснилось, что не то чтобы юридического лица, но и денег на регистрацию патентным поверенным бренда у обвиняемых нет. Заключили договор на единственное предприятие, что имелось (было оно моё, бумаги валялись лет 10; пришлось даже подать нулевые балансы, чтобы оживить ООО), на регистрацию и последующую передачу по выходе из тюрьмы участницам PR их товарного знака. Сразу после всем известных событий с осуждением участниц этой группы, пропагандистская машинка заработала. Причем, по нескольким направлениям. Одним из них, стало обвинение меня в попытке присвоить бренд. И несмотря на то, что документы и заключение Московской адвокатской палаты, дотошно изучавшей вопрос полтора года, развеяли все эти домыслы, осадочек, как писал классик, остался.Однако нынче всё закончено. Участницы PR в мае этого года подали заявку на регистрацию в ЕС бренда. Тем самым, мне удалось на то время, что они сидели не допустить выпуска плёток, намордников и тому подобной атрибутики с их логотипами. Всё…

2367230

Президенту Российской Федерации Путину В.В.

Открытое письмо

Обратиться к Вам меня заставила исключительность ситуации в которой оказалась моя подзащитная, украинский офицер и пилот Надежда Викторовна Савченко. Её обвиняют в причастности к гибели российских журналистов Волошина и Корнелюка на Востоке Украины летом прошлого года.

Будучи её адвокатом, я обоснованно рассчитывал на непредвзятый и законный ход расследования. В моём представлении разобраться в указанном деле способен даже недоразвитый студент, не говоря уже о профессиональной следственной группе СК РФ. Причём, процессуального материала, который позволил бы сделать обоснованный вывод о роли Савченко в указанных выше событиях более, чем достаточно.

Защитой в следствие представлены доказательства невиновности Савченко, которая в момент гибели российских журналистов, уже как час находилась в плену у батальона «Заря», ведущего в Луганске боевые действия с правительственными силами Украины. Из этого уместен вывод о непричастности Савченко к гибели журналистов.

Семь месяцев — это более чем достаточный срок, чтобы проверить данные биллинга телефона обвиняемой, показаний очевидцев событий и провести надлежащие процессуальные мероприятия. Однако Савченко и теперь в тюрьме.

Стоит ли удивляться, что реакцией на столь вопиющую несправедливость стало избрание Савченко депутатом украинского парламента, делегирование в ПАСЕ и требование её освобождения со стороны правительств, внешнеполитических ведомств и ведущих политиков ряда государств. Преследование Савченко воспринимается ими, как наказание непокорной Украины в её лице, а требование освободить невиновную Савченко российским следствием и судом расценивается, как недопустимая уступка «карателям». С каких это пор долг и доблесть стали порицаемы? Разве если ты солдат и гордо держишься перед неминуемой смертью, это заслуживает наказания? Ровно так она вела себя в плену в Луганске.

Указанные выше обстоятельства вынудили Савченко прибегнуть к голодовке, как последнему способу добиться честного и справедливого разбирательства.

Пока я пишу Вам, срок её отказа от пищи приблизился к 45 дням. Это много, это очень много. Пугает то, что в последнем моем с ней общении в тюрьме я прямо услышал о её желании умереть. Мои слова не являются преувеличением, в чем легко убедиться, дав себе труд поинтересоваться обо всём у руководства УЗКС ФСБ России, осуществляющего оперативное сопровождение дела.

Что дальше? Сказанное Вами в ответ на вопрос 18 декабря 2014 года на пресс-конференции о судьбе обвиняемой Савченко внушало некоторую надежду на «судебное разрешение» дела по закону. Следующий же суд по обжалованию ареста эти надежды с грохотом спустил в отхожее место.

Разумеется, мы можем и дальше дежурно выслушивать стандартное: «суд разберётся», но времени нет, катастрофически нет.

Суд не разобрался с похищением Савченко, суд не разобрался с обоснованностью её ареста, суд не разобрался с обвинением. Ощущение такое, что со страниц решений различных судебных инстанций, вместо резолютивных и мотивировочных частей звучит громоподобный хохот, типа, чего вы идиоты тужитесь?

Представим невероятное: Вы — мой доверитель, я Вас защищаю, и грозит Вам пожизненное (ну, допустим); вообразите меня, который в бессилии пытается защитить Ваши права, апеллирует к нормам права, надрывается в прессе, а тот самый, кого Вы ненавидите, индифферентно так: в суд, в суд. А суда то нет, на его месте «тройка»...

Я обращаюсь к Вам за всё тем же, за законом и справедливостью. Дело публичное, я бы даже сказал запредельно публичное, и потому тайного способа «порешать» уже нет. Вам, как юристу, хорошо известно одно банальное правило (в меня его на юридическом вдолбили) — «когда не знаешь как поступить, поступай по закону».

Чего уж там, Вы сами знаете, что делать…

Адвокат Фейгин

»...на территории Донецкой и Луганской народных республик…" Признали.

1292248

1292250

1292252

1292254

Источник
Поводов к обнародованию двух нижеприведенных бумаг два. Первый, вчерашний – начался суд с КОММЕРСАНТОМ и его автором Тумановым по поводу публикаций порочащих достоинство и деловую репутацию нас, троих бывших адвокатов по делу PUSSY RIOT Волковой, Полозова, Фейгина. Ряд этих публикаций дали старт заказной кампании по очернению нас, как защитников на процессе, и, в конечном итоге, выводу из дела. Результат был достигнут.

Второй, повторная жалоба в Московскую областную палату Самуцевич, участницы панк-молебна в ХХС, о лишении статуса адвоката Волковой.
Признаться, меня и самого уже утомила эта «Санта-Барбара», но с обвинениями по поводу якобы регистрации бренда PUSSY RIOT, съемок фильма и т.д. пора заканчивать. Екатерина Самуцевич, получившая условный срок благодаря сделке с органами, решила до конца отплясывать свой замысловатый «танец», вредя тем самым Наде и Маше отбывающим срок в колонии.

Разумеется, дальше так продолжаться не может, пора уже окончательно сообщить, что никакой кражи брендов, мошенничества с деньгами и фильмами не было. Никаких подделок подписей, заверения подписью Самуцевич чистых листов, где потом якобы печатались договоры, не было. Нет никаких регистраций брендов, нет фильмов, и никогда не было НИКАКОЙ коммерческой деятельности со стороны адвокатов. В очередной раз в жалобе Самуцевич говорится, что она была не в курсе договора по регистрации бренда, о фильме не слышала и т.д. Ну, так читайте же. Это её собственноручно написанное письмо в СИЗО-6. Обращаю внимание на дату 12 сентября и речь о соглашениях и договорах.

964584

Последний документ от главы компании РОСТБИФФ Лернера в суд по делу КОММЕРСАНТА.

суд-ростб

К чему это я? Да вот тут про Лебедева, что оговорил фигурантов «болотного дела», отдельные говорят, мол, правдоподобно излагает. И деньги, и Таргамадзе, и беспорядки…
Самуцевич (а методологически органы работали с обоими совершено одинаково) тоже, казалось, вполне достоверно рассказывала сказки про бренды, фильмы и т.д. А вот поди ж ты, лгала. Так что не торопитесь с выводами.

Оригинал
В связи с прозвучавшими в  публикации газеты КОММЕРСАНТ обвинениями в мой адрес, я счел возможным ответить на некоторые из претензий и высказать свою позицию по всему произошедшему.

Итак, поданная как некая сенсация статья содержит набор не только недостоверных сведений, но и откровенно ложных цифр и фактов. Скажу сразу, что Екатерина Самуцевич вчера, в переписке со мной заявила, что не имеет никакого отношения к этой публикации, слова в статье ей приписаны, в мошенничестве она меня никогда не обвиняла (скриншоты писем у меня имеются).

Идея регистрации товарного знака PUSSY RIOT появилась в конце марта и была направлена исключительно на защиту участниц панк-группы на следствии и суде. В их адрес сыпались самые нелепые обвинения (от куриц, засовываемых неизвестно куда, до проституции и свального греха), и мы посчитали целесообразным, как сторона защиты, не допустить злоупотреблений символами группы в несанкционированных или даже компрометирующих целях.

В тот момент единственным юридическим лицом, которое отвечало бы интересам регистрации в РОСПАТЕНТЕ, было имеющееся предприятие ООО «Кинокомпания WEB-BIO». Другой просто не было. Ведь это должна была быть понятная прозрачная фирма без налоговых шлейфов. Да и кинокомпания скорее отвечает творческим целям бренда, нежели завод по производству унитазов. На патент представляют заявки только юрлица, а у девушек из PUSSY RIOT не было даже карманных денег, не то, что подходящих фирм. Во исполнение письменных соглашений, мы и нашли такую подходящую организацию, зарегистрированную на мою супругу. Однако мы тут же подписали договор и ряд других документов оговаривающих условия по регистрации и дальнейшей передачи после регистрации бренда самим участницам PUSSY RIOT. Ко всему прочему, заявки рассматриваются до года и в любой момент организацию заявительницу можно поменять. Это тоже юридически предполагалось в дальнейшем.

Если бы мне пришла в голову идея захватить бренд PUSSY RIOT, не проще ли было мне подать заявку от оффшорной компании с номинальным директором? Или у кого-то есть сомнения, что я разбираюсь в том, как это делается незаметно и неавторизованно? Это глупо еще и потому, что товарный знак PUSSY RIOT с неизбежностью вызвал бы внимание и скандал. Так зачем мне было так подставляться с предприятием жены? Последняя, кстати, далека вообще от всяких коммерческих дел и будучи человеком творческим делами этими не интересовалась. Занимался всем лицензированный юрист по патентам.

Бренд в начале апреля, когда мы подавали заявку (обошедшуюся нам в 50 000) не стоил ничего. Это был еще один уровень защиты в процессе над участницами панк-группы. И это всех девушек устраивало, о чем они и подписали все надлежащие документы с полномочиями для адвокатов и предприятия «Кинокомпания WEB-BIO». Никакого мошенничества и обмана не было. Коммерческих целей такая регистрация не преследовала.

Надо сказать, что сразу после подачи 5 апреля, на следующий день об этом написали газеты. И на протяжении всех месяцев мы, адвокаты, рассказывали об этой подаче и её целях. Огромное количество публикаций в различных изданиях можно найти в интернете.

Заявки всегда подаются на определенные классы товаров и указание в статье КОММЕРСАНТА на «фильмы, авторучки, печатную продукцию, в том числе афиши, буклеты и брошюры, а также одежду, значки и игрушки» всего лишь необходимый перечень в таких случаях. Без этого заявки не могут быть поданы.
Как только мы подали заявку, то сразу же начали закреплять за участницами PUSSY RIOT их права на бренд и авторство их композиций публично. Посмотрите, к примеру, ниже письмо в РАО. Мы старались добросовестно исполнять наши обязательства.

Что касается фильма с Roast Beef Productions Limited, то первоначально они хотели снимать его на материалах архива группы, о чем вели безуспешные переговоры с Т.Круговых (участница панк-группы ЁЖ). Она отказалась с ними сотрудничать, и тогда Roast Beef Productions Limited обратилась к адвокатам. Компания собиралась снимать фильм о процессе и адвокаты органичная составляющая процесса. Договор был заключен с «Кинокомпанией WEB-BIO» на производство. Суммы, упоминавшиеся в статье – это средства бюджета фильма. Фильм документальный, некоммерческий, принесет ли он прибыль неизвестно. Если такое и случится, то произойдет это не раньше выхода девушек, Нади и Маши. Сейчас никаких денег в виде прибыли нет, это производственные деньги картины. Никаких 170 тысяч фунтов никто не получал.

Так что же произошло? В пятницу, 2 ноября, была проведена молниеносная операция РОСПАТЕНТА и стоящего за всем Кремля. Утром в КОММЕРСАНТЕ была выдана соответствующая публикация, в которой приведены слова Самуцевич не говорившиеся ею, а через несколько часов РОСПАТЕНТ отказывает в регистрации товарного знака. Причин они пока не объясняли. Однако законных оснований отказа, в принципе, нет, кроме оскорбления чувств верующих или что-то в этом роде. Посмотрим, что будет содержаться в письменном ответе и кому в дальнейшем отойдет товарный знак PUSSY RIOT.

К сожалению, борьба в РФ за право девушек из PR на товарный знак большого смысла не имеет и потому договор между ними и «Кинокомпанией WEB-BIO» о регистрации бренда может утратить свою силу. Такое разностороннее давление власти мешают защите их интересов в этой области. Как поступить дальше, мы еще подумаем. Печально то, что обычную «кремлевскую разводку» какая-то часть весьма уважаемых людей восприняла, как мошенничество адвокатов и неадекватность правообладателей бренда PUSSY RIOT. Что до меня, то я уже как-то попривык к помоям. Я и не такое выдерживал…

838780

838781

838782

Оригинал
Дискуссия по поводу судьбы участниц Pussy Riot пришла к той закономерной стадии, когда следует уже окончательно разобраться ЧТО ЖЕ ТАМ НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО. Посмотрите одну из имеющихся у нас, стороны защиты, записей из Храма Христа Спасителя 21-го февраля.



...и для сравнения сам клип.



Ничего комментировать не буду. Составьте собственное мнение.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире