moscow_advokat

Николай Полозов

25 января 2017

F

По поводу сегодняшнего «инцидента», назовём это так.

Все началось с оказания мной юридической помощи Ильми Умерову, которого ФСБ России преследует за высказанное им мнение.

В рамках оказания юридической помощи, я принимал участие в судебных заседаниях, писал официальные заявления в ряд государственных органов.

И вот в сентябре прошлого года следователь ФСБ по делу Ильми Умерова Игорь Скрипка вознамерился меня допросить, причём не абы про что, а именно по обстоятельствам оказания мной Ильми Умерову юридической помощи, что вообще-то прямо запрещено законом и охраняется адвокатской тайной.

Поскольку адвокат лицо с особым статусом, просто так его на допрос вызвать нельзя, нужно обращаться в суд за разрешением. В сентябре Киевский районный суд отказал следователю, указав, что его желание противоречит законодательству России. Нет бы успокоиться, но на помощь следователю ФСБ пришла прокуратура Крыма (эти ребята давно на меня зуб точат, недаром ГСУ СК РФ по их заявлению все никак не прекратит доследственную проверку аж по трём статьям уголовного кодекса) и прокурор направил апелляционное представление в Верховный суд Крыма, который вернул дело на новое рассмотрение.

И вот уже по второму разу дело попало к судье Можелянскому в Киевский районный суд, который в отсутствие меня и моих адвокатов принял решение разрешить следователю ФСБ меня допросить. Только это решение суда, хоть и было вынесено, в законную силу не вступило — мной и моими адвокатами были поданы апелляционные жалобы. Таким образом, до рассмотрения наших жалоб Верховным судом Крыма это решение суда первой инстанции не подлежит исполнению в принципе.

И нет бы дождаться рассмотрения апелляции, аккурат после моего возвращения в Крым из Страсбурга, где я в ПАСЕ говорил как раз о давлении на адвокатов в Крыму, следователь ФСБ принимает незаконное решение осуществить принудительный привод меня на допрос.
Выхожу из гостиницы в центре Симферополя, собираюсь на процесс по делу Ахтема Чийгоза, как ко мне подбегают несколько здоровых мужиков, хватают за руки и затаскивают в припаркованный микроавтобус с тонированными стёклами. В ответ на мое возмущение и просьбу представиться один из них машет удостоверением сотрудника ФСБ и вручает мне постановление следователя о принудительном приводе, причём с незаполненными графами «дата» и «время» доставления на допрос. Пока везли, вступаю с операми в полемику о том, что принудительный привод не равнозначен задержанию и успеваю сделать несколько звонков, в том числе адвокату.

По привозу меня в здание УФСБ в Симферополе мне настоятельно рекомендуют отключить мобильный телефон, под угрозой его изъятия (ну не драться же мне с этими амбалами), после чего заводят в кабинет, где находится следователь Игорь Скрипка и ещё один следователь-специалист с видеокамерой.

До допроса я сразу заявил следователю, что его действия незаконны. Вступившего в законную силу судебного решения нет. Потребовал обеспечить присутствие на допросе моего адвоката, а также предупредил о недопустимости допроса адвоката по обстоятельствам адвокатской тайны. Все эти заявления были следователем проигнорированы.

Вообще, подобный негативный сценарий мной прогнозировался ранее, в связи с чем я уже обращался в Федеральную палату адвокатов, откуда мне пришёл ответ с указанием на необходимость действовать в соответствии с методическими рекомендациями палаты.

В 2015 году ФПА издала памятку адвокату под рецензий Г.М. Резника, где прямо указано, что адвокату не рекомендуется давать показания по обстоятельствам оказания юридической помощи, а также подписывать протокол допроса.

На листке А4 я написал слово «Молчит» и указал ссылку на ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также на п.2 ч.3 ст. 56 УПК РФ, которые содержат прямой запрет на допрос адвоката по обстоятельствам, ставшими ему известными в связи с оказанием юридической помощи.

Заполнив мои анкетные данные в протоколе без моих документов следователь перешёл непосредственно к допросу.

Вопрос у следователя был один и касался обстоятельств оказания мной Ильми Умерову юридической помощи.

В ответ я молча продемонстрировал ему и видеокамере вышеупомянутый листок, после чего допрос завершился.

Правда потом следователь вспомнил, что забыл предупредить меня об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний по статье 308 УК РФ и решил записать ещё один дубль.

Все молчаливые манипуляции с листком бумаги мной вновь были проделаны.

В конце допроса следователь вслух зачитал текст протокола, а затем не вызывая понятых, совместно с коллегой зафиксировал протокол и факт моего отказа от его подписания подписью.

Демонстрировать полученную видеозапись следователь Скрипка мне также отказался. Все это действо продолжалось около 2,5 часов. Пока специалист перегонял видео с камеры на диск я, устав сидеть, прогуливался по кабинету, и заметил в окне коллегу адвоката Эдема Семедляева, а также журналиста Антона Наумлюка, находившихся на улице, помахал им рукой, чем вызвал возмущение следователя. Впрочем, никаких законных оснований запрета на жесты в здании УФСБ, он привести так и не смог. После этого торопливо распрощавшись, следователь вывел меня на улицу.

Вот в двух словах фактура произошедшего.

Проблема же намного глубже. Дело не только в сознательных и незаконных действиях конкретного следователя, ясно, что по собственной инициативе идти на такое нарушение закон он бы не стал. Симптоматично, что активные действия против меня произошли сразу после моего выступления в ПАСЕ. Это намеренная демонстрация силы, могущества и сознательное уничижение норм закона.

Вкупе с доследственной проверкой СК РФ по трём статьям уголовного кодекса, длящейся с сентября, сегодняшний инцидент лишь подтверждает методичное и последовательное давление на меня как адвоката, осуществляющего свои профессиональные обязанности, со стороны органов власти.

В конечном счёте, вопрос ставится ребром: либо я прекращаю работу в Крыму, либо меня давят дальше вплоть до уголовного преследования с последующим лишением статуса. И здесь явно видна проблема не только и не столько адвоката Полозова, а в целом взаимоотношения органов власти и общества (независимым институтом которого является адвокатура). Иными словами, если общество и адвокатская корпорация не готовы защищать адвокатскую тайну и гарантируемые Конституцией России права, может быть они и не нужны?

Уважаемые коллеги!

Профессиональная деятельность адвокатов призвана обеспечивать гарантированное Конституцией Российской Федерации право на оказание квалифицированной юридической помощи лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Для обеспечения эффективной деятельности адвоката в уголовном процессе государство гарантирует его независимость и неприкосновенность, ограждает деятельность адвоката от неуместного вмешательства со стороны государственных органов и должностных лиц. Данные гарантии содержатся в  Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», нормах Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Однако, данные гарантии не всегда осуществляются на практике. К сожалению, так случается, что органы предварительного следствия, дознания, прокуроры, а зачастую и судьи, ставят себя выше закона, самостоятельно определяют пределы законной деятельности адвоката, пытаются дискредитировать само понятие «адвокатская тайна», чем несомненно наносят ущерб не только адвокатам, но и правам, свободам и законным интересам тех лиц, кому адвокаты оказывают юридическую помощь.

К сожалению, в подобной ситуация оказался и я. Осуществляя свою профессиональную деятельность в Крыму, я столкнулся с намерением следствия УФСБ России по Республике Крым и г. Севастополю допросить меня в качестве свидетеля, причем по тем обстоятельствам, которые мне стали известны в связи с оказанием юридической помощи. Это не только прямое нарушение закона, но и сознательные действия, направленные на негативное изменение моего процессуального статуса в громком деле, имеющим под собой политическую основу.

Вместе с тем, учитывая специфическую неблагоприятную ситуацию с правами человека в Крыму, деятельность органов следствия УФСБ России по Республике Крым и г. Севастополю, направленная на нарушение прав адвокатов и их доверителей, консолидирована с другими органами государственной власти Российской Федерации, прокуратурой, судами, что свидетельствует о намеренном давлении со стороны органов государственной власти на адвоката, в связи с осуществлением мной профессиональной деятельности в этом регионе.

Следователь уже получил судебное разрешение на проведение в отношении меня следственных действий. Оно еще не вступило в законную силу и, безусловно, будет обжаловано. Кроме того, мной уже были направлены обращения в Адвокатскую палату города Москвы и Федеральную палату адвокатов Российской Федерации. Но нет никаких гарантий, что получив карт-бланш на осуществление незаконных действий, следствие ФСБ и другие должностные лица органов государственной власти в Крыму не пойдут еще дальше.

И дело здесь не только частном случае преследования органами ФСБ адвоката Полозова и в нарушенных правах его доверителей. Недавно стало известно, что похожая практика вызова адвоката на допрос в качестве свидетеля была выявлена и пресечена в Самарской области, а до того подобные инциденты происходили в других регионах. Очевидно, что это системная проблема, разрешить которую неспособны даже многочисленные решения высших судов.

Считаю, что адвокатское сообщество должно максимально жестко и публично реагировать на любые вызовы охраняемым законом правам адвокатов и, особенно, в части охраны адвокатской тайны. В конце концов, если адвокаты не заинтересованы в защите своих прав, свобод и законных интересов, а также лиц, обратившихся за получением юридической помощи, зачем тогда нужна наша корпорация?

Страсти по поводу приезда в Москву нашей с Марком Фейгиным подзащитной Надежды Савченко, меня не оставили равнодушным и дают повод поставить точку в истории с адвокатом Новиковым. То, что стало понятно нам с Марком ещё с 2015 года, вдруг стало общим местом только теперь. Итак, всё по порядку.

Когда Фейгину стало известно об аресте пленного офицера Савченко из СМИ 9 июля 2014 года, буквально на следующий день по этому поводу к нему обратились из Фонда «Открытый диалог» с идеей готов ли он взяться за это дело. Хорошо это помню, поскольку происходило всё при мне, и Марк со мной всё это в подробностях обсуждал. Причём, уже после состоявшихся договорённостей, позвонил адвокат Новиков (лишь незадолго получивший статус и известный исключительно игрой в телевикторинах на ТВ) и умолял, буквально умолял, взять его в дело. Надо отдать должное Фейгину, несмотря на его категоричный характер, он зачастую ведёт себя к людям с большим одолжением, даёт им неоправданный кредит доверия.

Я убеждал не брать Новикова, тот не имел вообще никакого опыта работы в политических делах, а его участие в развлекательных программах на «Первом канале» давали повод усомниться в его самостоятельности. Явно человек не «нашего круга». Фейгин сказал, что не может отказаться от данного Новикову слова: дать тому шанс себя проявить, поскольку уже некоторое время он, Новиков, занимался работой по нашим поручениям. Поступить к Новиковым, не вняв его мольбам, и не взять в дело Савченко, как сказал Фейгин, было бы «верхом свинства». Так Новиков оказался в деле, предварительно дав слово работать в команде и неукоснительно выполнять поручения Фейгина, как ответственного за общую стратегию защиты.

Дальше, хоть и не сразу, начался ад. Не успев войти в дело, Новиков вдруг отправился на молодёжный форум «Селигер», выступать перед сторонниками «Единой России». Как оказалось, он участвовал уже давно в деятельности организации «Молодые юристы России» http://molurist.ru/vstrecha-s-ilyoj-novikovym/ , созданной Сурковым и главой кремлевского движения «Наши» Якеменко. Из вскрытой на днях почты Суркова выяснилось, что именно в этот период глава « Молодых юристов России», близкий приятель Новикова Бруев и участница ЧГК Семёнова Инна из Украины (тоже его коллега) были на совещании у Суркова.

2620602

Открытия, которые нас ждут по делу Савченко и вокруг него из почты советника Путина, ждать себя не заставят. Дальше – больше. Новиков оказался адвокатом бывшего главы Росмолодёжи, комиссара движения «НАШИ» Белоконева. Фейгин и я, узнавая все эти детали, предложили Новикову прекратить эти политически несочетаемые вещи. Возможно на каком-то этапе Новиков стал осторожнее и мы ни о чём таком больше не слышали пока новая информация не затмила прежние наши сведения.

Выяснилось, что помимо прочих проблем, Новиков имеет долги перед Сбербанком. Причём, наличие этих просроченных долгов никак не сказывалось на его перемещениях за границу и в иных аспектах. Напомню, что под предлогом штрафа в 5000 рублей Фейгина не выпустили на Форум свободной России в Вильнюс, буквально пару недель назад. Хотя, разумеется, причины сугубо политические. На все вопросы обращённые к Новикову по этим поводам он либо отмалчивался, либо нёс откровенную чушь, типа забыл про долг и т.д.

2620606

Конфликт из молчаливого вылился в выяснение отношений, когда неожиданно для меня и Фейгина Новиков сначала пронёс Савченко в СИЗО проект закона, впоследствии названного её именем, а потом втайне начал решать вопросы по помощи, находящемуся под стражей в Украине, лидеру УКРОП Корбану. В дальнейшем выяснилось, что поручительство за Корбана от имени Савченко было подделано. Мы попытались умерить прыть предприимчивого Новикова, но было поздно. Через Веру, сестру Савченко, которая и не скрывала своих близких отношений с Медведчуком, говорила об этом публично, Новиков начал решать свои вышеперечисленные проблемы. И, по-видимому, решил. Нет никаких сомнений, что приезд Надежды в Москву – результат усилий всё того же Медведчука. Напомню, он открыто говорил о своих симпатиях к Новикову и неприязни к Фейгину и Полозову, как лично, так и через своего пресс-секретаря.

Следует сказать и вот о чём. Кремль, в момент когда стало ясно, что размах дела Савченко, не позволяет с ним справиться, в публичном пространстве начал кампанию через так называемые независимые СМИ, что мол «один адвокат Новиков и работал по делу». И «ЭХО МОСКВЫ», и МК, и ДОЖДЬ и т.д. наперебой рекламировали новоиспечённого адвоката Новикова.
Теперь уже, по прошествии времени, могу сказать (как адвокат с многолетним стажем), Новиков со своей частью обязанностей, порученных ему по делу Савченко, справился из рук вон плохо. Документы от адвоката из Украины Плахотнюка, он вместо того, чтобы тщательнее изложить в ходатайствах, бросился ещё до их представления в суд, выкладывать у себя в ФБ и в постах на «ЭМ». Тем самым процессуально наша работа была полностью обнулена.

2620608

Нам с Фейгиным в период его двухмесячного отсутствия на «развлекательных» курсах в Америке (он это представлял, как переговоры по освобождению Савченко) пришлось тащить в период голодовки Савченко всю работу, с учетом бесконечных перелетов в Ростов и обжалованиях в Москве. Такого болтуна, как Новиков, встречать мне еще не доводилось, а повидал я всякое за свою долгую адвокатскую практику. На ТВ его научили присваивать чужие заслуги, бесконечно бахвалиться, и скрывать за мнимой активностью, лень и необязательность. К несчастью, обо всем этом Чирний, Выговский и Карпюк узнают только теперь.

Так что то, что в СМИ пытаются представить как «ссора двух адвокатов» на самом деле ничто иное как противостояние правды и лжи, чести и беспринципности, и, в конечном счете, добра и зла. А выводы пусть для себя каждый сделает сам.

Оригинал

14 сентября 2016

Соучастие в выборах

Предстоящие выборы в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации VII созыва являются уникальными в новейшей российской истории. Выборы в России проходят впервые после акта внешней агрессии, произошедшего в 2014 году — вооруженного отторжения части территории Украины в пользу Российской Федерации. Международное сообщество в своём подавляющем большинстве не признало данные действия российских властей законными и отвечающими нормам международного права. Генеральной Ассамблеей ООН была принята резолюция A/RES/68/262 от 27.03.2014, осуждающая действия властей России, не признающая крымский референдум 18.03.2014 и подтверждающая суверенитет и территориальную целостность Украины в её международно признанных границах. Данные действия повлекли применение международных санкций по отношению к Российской Федерации и аннексированной территории, что уже на текущий момент, спустя два года, существенно отразилось на экономическом положении граждан России и жителей Крыма.

Как неоднократно в последствии признавался в своих интервью президент России Владимир Путин, в аннексии Крыма принимали непосредственное участие вооруженные силы Российской Федерации. Фактически, референдум в Крыму (к слову, не предусмотренный ни Конституцией Автономной Республики Крым, ни Конституцией Украины) проходил под дулами автоматов российских военнослужащих, а подсчёт его результатов (да, мы все помним чуровские 146%) никак не может вызывать доверия.

С точки зрения международного права, российская власть совершила преступление. Сейчас ответственность за эти действия лежат лично на президенте Владимире Путине, ряде высших чиновников России, а также на некоторых гражданах Украины — коллаборационистах из Крыма.

Однако посредством выборов, которые будут проходить в том числе и в Крыму, власть хочет распределить эту ответственность на всех голосующих и избирающихся граждан России. Согласитесь, ловкий трюк.
Согласно действующему российскому законодательству, выборы будут проходить по смешанной избирательной системе: половина из 450 депутатов будут избираться по партийным спискам в едином федеральном округе, вторая половина по одномандатным округам.

Особенность партийных списков в едином федеральном округе состоит в том, что партии не могут произвольно выбирать в каком регионе они желают избираться, а в каком нет. В период предвыборной гонки некоторые партии заявляли о том, что в Крыму они не будут проводить избирательные кампании, вместе с тем в единый день голосования 18.09 они будут присутствовать в избирательных бюллетенях в каждом избирательном участке, в том числе в Крыму. И конечно же, потенциально, каждая партия в любом случае получит некоторое количество голосов из Крыма, которое будет учитываться в общем количестве голосов, полученных каждой партией в едином федеральном округе.

Если положить в бочку мёда ложку дёгтя это будет уже совсем не мёд. Таким образом легитимность полученных голосов по партийным спискам будет дискредитирована голосами, полученными с аннексированной территории, признанной международным сообществом частью Украины. Учитывая наличие в Крыму одномандатных округов, общая численность «нелегитимных» депутатов в Государственной Думе будет превышать 51%, то есть в нашей условной бочке этого дёгтя уже будет больше, чем мёда.

Единственным выходом из этой неприятной ситуации для «оппозиционных» партий будет снятие с предвыборной гонки партийных списков. Пойдут ли на такой принципиальный шаг «оппозиционные» партии? Сомневаюсь. На кону приличные деньги из государственного партийного финансирования, миллиарды рублей.

О «провластных» партиях и партиях — «спойлерах» даже говорить в таком разрезе не имеет смысла, с этими все и так понятно.

Что касается кандидатов в одномандатных округах, то моё мнение, что два-три приличных человека на всю страну, которых может быть допустят посредством этих выборов в парламент, не должны своим присутствием в нелегитимном органе «облагораживать» его и давать ложную надежду своим избирателям на его легитимизацию и свою принципиальность. Также, помимо ответственности за аннексию Крыма, которую власть делегирует всем избирателям, эти люди берут на себя дополнительную ответственность за те решения, которые будут приниматься новым составом Государственной Думы.

Нет никакой уверенности, что международное сообщество признает нынешние выборы в Государственную Думу законными, что межгосударственные органы, парламентские ассамблеи, такие как ПАСЕ или ПА ОБСЕ, предоставят возможность делегировать такой Государственной Думе своих представителей для последующей политической работы в них.

Безусловно, бездумная и авантюрная внешняя политика российских властей, а также желание снять ответственность с плеч президента Путина за аннексию Крыма и переложить её, посредством выборов, на граждан России, будет только способствовать дальнейшей изоляции страны, ухудшению экономического положения граждан и дальнейшему ущемлению их прав и свобод.

Одна из наиболее пострадавших от действий российской власти групп населения, чьи права и свободы систематически ущемляются, коренные жители Крыма — крымские татары, уже сделали свой моральный выбор, причём ещё в 2014 году, когда выступили против незаконных действий российской власти и крымских коллаборационистов. И сейчас подавляющее большинство крымских татар не собираются участвовать в незаконных выборах в Крыму, они объявили выборам бойкот.

Теперь пришло время, когда каждый для себя должен решить, готов ли он становится соучастником аннексии Крыма, готов ли он разделить эту ответственность с президентом Путиным и российской властью или сознательно отказывается от такого «щедрого» предложения. Наступил момент, когда каждый должен сделать моральный выбор между поддержанием иллюзии демократии в авторитарной системе и «неучастием во лжи», когда сделкам с совестью больше места нет.

Я свой выбор сделал.

С сегодняшнего дня приговор по делу Надежды Савченко вступил в силу. Надежда приняла решение его не обжаловать, поскольку не верит в российскую систему правосудия, этот приговор не признает и не намерена дальше принимать участие в судебном фарсе.

С завтрашнего дня 06.04. Савченко объявляет сухую голодовку. К сожалению, усилия её сестры Веры и мои с Марком Фейгиным — адвокатов Надежды, по изменению её решения о начале сухой голодовки, успехом не увенчались. Надежду переубедить оказалось невозможно.

Уже с сегодняшнего дня органы ФСИН имеют право начать этапировать Надежду Савченко к месту отбывания наказания, но я надеюсь, что руководство ФСИН не станет обострять ситуацию и начинать немедленное этапирование Савченко.
Сухую голодовку, вне зависимости от обстоятельств, она начинает завтра и если это произойдет на этапе, где совершенно определено ей не смогут оказать экстренную медицинскую помощь в случае резкого ухудшения состояния её здоровья, последствия могут быть критическими.

У нас нет объективной медицинской информации о состоянии здоровья Надежды Савченко, поскольку она запретила к себе допуск российских врачей, а украинские медики не получили разрешение российской власти на обследование Надежды. Сколько она может выдержать и какой вред будет нанесён её здоровью никто не знает.

Ранее президент Путин неоднократно заявлял, что решение о судьбе Савченко будет приниматься после приговора суда. Все, вот она конечная точка.
Я призываю мировых политиков максимально активизировать усилия в переговорах с руководством России об обмене/освобождении Надежды Савченко.
Приговор вынесен и вступил в законную силу, других юридических решений в деле Савченко нет и уже не будет.
Настало время принимать политические решения.

#FreeSavchenko

Российский суд вынес приговор герою Украины, народному депутату Верховной Рады, делегату ПАСЕ Надежде Савченко — 22 года лишения свободы.

В таком исходе этого дела ни у кого не было сомнений, никто не питал иллюзий и вовсе не потому, что Савченко действительно совершала то, что приписал ей суд, скорее наоборот.

В любой нормальной судебной системе Савченко была бы освобождена ещё до суда, на стадии предварительного расследования, ровно в тот момент, когда на стол следователя легли доказательства её алиби. В любой нормальной системе, но не в российском следственно-судебном конвейере, где обратного хода нет, а любого, кто оказался втянут в жернова системы, перемалывают до состояния «лагерной пыли». В условиях, когда закон не применяется надлежащим образом, когда должностными лицами, следователями, прокурорами, судьями избирательно применяются нормы права, в зависимости поставленных руководством задач, адвокату отводится особая роль. Речь здесь идёт о сравнительно небольшом проценте дел, т.н. «политических». Таких, где уголовное преследование за взгляды, политическую деятельность или противодействие интересам власти, является лишь инструментарием репрессивного аппарата, причём набор уголовных составов может как отражать политическую принадлежность дел, например «экстремизм», так и быть сугубо «бытовым».

В таких политических делах защитнику отводится особая роль.

С одной стороны, защитник может выполнять узкоспециализированную функцию. Заявил доводы защиты в следствии, суде, получил отказы, направил жалобы, прошёл все инстанции, обратился в ЕСПЧ, в конце концов. То есть выполнил весь необходимый набор юридических действий, а после работы снял «нарукавники» и спокойно пошёл домой.

Вместе с тем, закон Российской Федерации «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» обязывает адвоката честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещёнными законодательством Российской Федерации средствами.

К таким средствам, помимо непосредственно юридических действий, относятся и реализация права на свободу слова, и включение политических механизмов.

Безусловно, определяющую роль при принятии решений о стратегии и тактике защиты играет мнение самого подзащитного — того, кого система перемалывает в ту самую пыль. Зачастую, люди готовы идти на некий моральный компромисс, готовы поступится принципами ради немедленного разрешения сложившейся ситуации. На это и рассчитывает «система». Но бывает и так, что коса находит на камень, человек готов идти до конца в своих убеждениях. История знает ряд героических примеров, которые показывали эти «стальные» люди. И Надежда Савченко как раз такой человек. Она последовательно, в каждой стадии уголовного производства отказывалась от предложений «доброхотов» пойти на компромисс, признать вину в том, что она не совершала. Выступала только за правду. За то, что было на самом деле, а не пыталась помочь в создании картинки, удобной российской власти в обмен на свободу. Именно сама Савченко и её железная воля выступили стержнем защиты в бесчестном и подлом уголовном деле, в котором трагические случайности и ошибки, приведшие к гибели журналистов, следствие, обвинение и суд попытались «повесить» на похищенную из своей страны Надежду.

В этом деле адвокатом удалось наиболее полно реализовать обязанности защитников, выполнив не только узкофункциональную работу в юридических действиях на предварительном следствии и суде, но и сумев придать процессу политические смыслы, публично освещая все уголовное дело с самого начала. В условиях, когда следствие, обвинение и суд представляют собой лишь оформительскую бутафорию при принятии политических решений, только подобная «гибридная» защита, или как мы её называем «политическая адвокатура» способна дать адекватный ответ общества давлению со стороны государства.

Использование только «голой» процессуалистики в подобных политических процессах не даёт надлежащего результата. Для системы право и закон являются декорирующей а не основополагающей функцией. Юридические, процессуальные действия могут являться только оформлением, подложкой, благодаря которой достигается юридическая «чистота» дела, позволяющая при принятии политических решений опираться на сформированную в деле юридическую базу, исключающую ошибку, виновность преследуемого лица.

Именно поэтому уровень принятия решений в деле Савченко теперь находится на самой вершине политического Олимпа. Главы великих держав вынуждены обсуждать уголовное дело, которое на старте представлялось небольшой пропагандистской авантюрой, имеющей локальное значение. И только такой путь приведет к её освобождению.

Можно с уверенностью сказать, что с приговором Донецкого городского суда Ростовской области Российской Федерации, история когда-то украинской летчицы, а ныне героя Украины и политика международного уровня Надежды Савченко не заканчивается, а только начинается.
Надежда знает, что вне зависимости от назначенного приговором срока, она в скором времени будет свободна и вернётся домой. И у нас нет никаких оснований ей не верить.

Посмотрел воскресный выпуск программы «Вести недели» с Дмитрием Киселёвым на телеканале Россия1 ВГТРК, где Киселёв работает в должности заместителя директора.

Заинтересовал меня сюжет о деле Надежды Савченко, по вполне понятным причинам.

Контент не преподнёс никаких сюрпризов. Убийца, карательница, наводчица, Айдар, вышиванка, майдан, майдан, майдан. В общем стандартный суповой набор официального пропагандиста, даже немного скучноватый. Справедливости ради отмечу, что видеоматериал неплохо смонтирован и даже жест Надежды с её последнего слова не зацензурирован, в отличие от коллег с Первого канала.
Отдельным блоком в сюжете идёт рассказ о погибших коллегах с ВГТРК Игоре Корнелюке и Антоне Волошине. Тихая печальная музыка, подборка фотографий, медленный голос Киселёва о безутешных родных и близких погибших.

И это самый циничный момент в сюжете.

А чтобы понять всю глубину цинизма Дмитрия Киселева достаточно задать ему, как одному из руководителей ВГТРК, несколько вопросов:

 — Имела ли съемочная группа ВГТРК в составе корреспондента Игоря Корнелюка, звукооператора Антона Волошина и оператора Виктора Денисова официальную аккредитацию для работы на территории Украины в зоне АТО?

 — Проводился ли инструктаж каждого из журналистов о технике безопасности для работы в зоне боевых действий?

 — Почему все журналисты съемочной группы оказались в непосредственной близости от линии соприкосновения в зоне обстрела артиллерии без индивидуальных средств защиты каски и бронежилетов?

 — Кто был ответственным за обеспечение безопасности журналистов на территории неподконтрольной официальным властям Украины?

 — Кто принимал решение о выборе места и времени для съемок сюжета на блокпосту у поселка Металлист в непосредственной близости от позиций работавшей минометной батареи ополчения т.н. «ЛНР»?

 — Насколько сильно сам Дмитрий Киселев ощущает степень своей личной ответственности, как один из руководителей ВГТРК, за гибель своих коллег — журналистов Игоря Корнелюка и Антона Волошина?

 — А за разжигание ненависти к Украине и войны?

Думаю вряд ли ответит.

#FreeSavchenko

Сегодня я принял поручение на защиту по уголовному делу заместителя председателя Меджлиса крымско-татарского народа Ахтема Чийгоза. Его обвиняют в организации т.н. массовых беспорядков, произошедших в Симферополе у здания Верховного Совета Автономной Республики Крым 26 февраля 2014г.
В тот день депутаты Верховного Совета должны были провести внеочередное заседание, на котором планировалось рассмотреть вопрос о назначении референдума. Было заявлено проведение двух митингов около Верховного Совета. Один — митинг представителей Меджлиса в поддержку целостности Украины, другой — пророссийской партии «Русское единство», который проводили члены т.н. «народного ополчения».
В ходе этих массовых мероприятий большое скопление народа и пассивность правоохранительных органов Украины привели к тому, что возникла давка. Провокаторы-сепаратисты старались раскачать ситуацию, завязать драку — это хорошо видно на видеозаписях тех событий. Безусловно, такие действия повлекли за собой телесные повреждения у тех, кто находился в толпе. Двух человек задавили насмерть.
После этих событий многое изменилось. В Крыму внезапно появились «вежливые зеленые человечки», позднее президент РФ Путин признал, что это были российские военнослужащие. Собственно под дулами их автоматов и происходило «свободное волеизъявление жителей Крыма».
Спустя более 10 месяцев после тех событий политическая целесообразность и продолжение имперских традиций репрессий в отношении малых народов продиктовали Кремлю потребность в фабрикации еще одного уголовного дела в отношении крымских татар.
Успешный опыт фабрикации политических дел о массовых беспорядках в Москве, т.н. процессов «Болотного дела», и, как результат, подавление политической активности людей, российская власть попыталась перенести на крымскую землю. Руками коллаборационистов, прежде всего разрекламированной в СМИ прокурором Крыма Натальей Поклонской, был дан ход уголовному делу о массовых беспорядках, якобы произошедших 26 февраля 2014г.
Так же как и в болотном деле, новоиспеченные крымско-российские следователи, прокуроры и судьи постарались закрепить преюдицию массовых беспорядков перед основным процессом, склонив на заключение сделки и проведение суда в особом порядке нескольких крымских татар, тем самым проведя подготовку к основному процессу.
Выдавив за пределы Крыма лидеров крымских татар Мустафу Джемилева, Рефата Чубарова, российская власть сосредоточилась на оставшихся активистах. Похищения и убийства крымских татар уже стали обыденной приметой крымского политического ландшафта. Остальных несогласных с генеральной линией Кремля пытаются запугать, в том числе уголовными делами.
Моего подзащитного Ахтема Чийгоза обвинение пытается выставить организатором массовых беспорядков, подтасовывая факты, используя лжесвидетелей и фабрикуя материалы уголовного дела. Вместе с ним на скамье подсудимых еще несколько крымских татар, обвиняемых в участии в массовых беспорядках: Кантемиров Э.Э, Эмирвалиев Э.Э., Дегерменджи М.Б., Асанов А.А., Юнусов А.Н.
Российская власть намерена провести показательный процесс над крымскими татарами, извлечь из этого политические дивиденды, заставить крымских татар подчиниться своей воле.
Эти уголовные дела не имеют ничего общего ни с правом, ни с законом. Это расправа над политическими оппонентами российской власти. И теперь эта расправа чинится в Крыму.

Экономические сложности, с которыми столкнулись многие жители нашей страны, продолжают проникать в различные сферы экономики, в том числе и в благополучном регионе — Москве. Многие уже ощутили прелести оптимизации системы здравоохранения, сокращение поликлиник, больниц. Уже нередки ситуации, когда нужный специалист не в поликлинике около дома, а у черта на куличиках, и добраться к нему не просто.

Теперь оптимизации решили подвергнуть общеобразовательную систему. Ранее я уже писал о перипетиях вокруг средней образовательной школы 120 г. Москвы http://echo.msk.ru/blog/moscow_advokat/1525410-echo/ после чего вновь назначенная директор Дорохина Н.А. была снята со своей должности. Но это оказалось лишь прологом к основному действию, которое все меньше напоминает оптимизацию и все больше похоже на недружественное поглощение со всеми сопутствующими атрибутами. От подделки протоколов собраний Управляющего совета, до давления на учителей и особо активных родителей. Все это негативно отражается на учебном процессе, страдают, прежде всего, дети.
Придуманный чиновниками план оптимизации школ приведет к созданию образовательных комбинатов, состоящих из объединенных школ и колледжей, в которых во главу угла будет ставиться предоставление платных услуг населению, а вовсе не конституционное право детей на получение образования. Управлять такими комбинатами будут ловкие управленцы, такие как господин Мадилов С.П., директор колледжа ГБПОУ ПК № 39, того самого, к которому зачем-то присоединили школу.

Родители учеников школы 120 являются одними из первых, кто столкнулся с этой беспощадной оптимизацией. Опыт власти планируют распространить на всю Москву.

В настоящее время рабочая группа, сформированная в ходе общешкольного родительского собрания, уже обратилась с жалобой к прокурору г.Москвы и с заявлением в суд, первое заседание в котором должно состояться уже 14 мая. Родители учеников сдаваться чиновникам не намерены, хотя силы совсем не равны. Ниже привожу открытое письмо родителей.

«Уважаемые руководители министерств и ведомств!

Трудно подобрать слова, чтобы описать недоумение, возмущение, бессилие и боль, кипящие в душах и умах сотен родителей учеников 120 школы, обратившихся к Вам, министр департамента образования г. Москвы господин Калина, и к Вам, мэр г. Москвы господин Собянин, и к Вам, министр образования РФ господин Ливанов – гарант конституционного права наших детей получать то образование, которое они хотят, и к Вам, господин прокурор г.Москвы Куденеев, и ко всем заинтересованным чиновникам и депутатам всех рангов и полномочий от образования и прочих областей, как должно было быть по самой природе Ваших должностей и обязанностей!

На все наши письма, визиты и все виды обращений на прямую линию Президенту Путину, десятки личных и коллективных писем, требований, подписанных сотнями живых людей, все просьбы, мольбы, объяснения и призывы остановить и признать незаконной реорганизацию нашей школы, все мы коллективно и индивидуально получаем написанные под копирку, лишь с изменением фамилий адресатов, ответы о том, что в Департаменте образования все спокойно, все бумаги подшиты, все были и есть согласны, идите с миром. Посмотрите же наконец в эти подшитые бумаги, разглядите поддельные протоколы и подписи, разглядите бездушие и безразличие, откровенные халатность и корысть тех, кто ловко провернул за нашими спинами огромную аферу по слиянию несопоставимых образовательных учреждений политехнического колледжа и среднеобразовательной школы, не спросив ни учителей ни родителей, все решив одним росчерком пера за наших детей.
Мы сами решили защищать право наших детей выбирать образовательное учреждение. Мы сами инициировали общешкольное родительское собрание и приняли решение и обратились в суд и прокуратуру; мы собрали доказательства, подтверждающие, что документы, являющиеся поддельными, приняты за истину в образовательных инстанциях, чиновники которых не удосужились даже проверить соответствие предоставленного пакета документов положенной процедуре и букве закона. Скажите нам, кто из Вас может гарантировать нам соблюдение законов нашего государства и услышать протест против этой реорганизации?»

В последнее время власти, в целях экономии средств, проводят массовую реорганизацию и оптимизацию различных бюджетных учреждений, поликлиник, больниц. А теперь добрались до школ, причем не где-нибудь в неблагополучных регионах, а во вполне себе обеспеченном Юго-Западном округе столицы. Не знаю куда смотрит мэр Москвы Сергей Собянин и департамент образования Москвы, но ситуация со средней школой №120, куда в прошлом году поступил в первый класс мой сын, выглядит как рейдерский захват из тех пресловутых «лихих 90-х».

Речь идет не только о банальном увольнении директора и давлении на учителей, но и об издевательствах над детьми со стороны нового руководства, за которым тянется шлейф темных историй в других учебных заведениях.

К сожалению, не только учителя, но и некоторые родители вынужденно молчат о произволе творящемся в сфере образования, поскольку, как оказалось, с госслужащих и бюджетников отбирают расписки и заявления, запрещающие критиковать политику российских властей на всех уровнях, а также обращаться в средства массовой информации и правоохранительные органы в подобных случаях.

Поскольку я сам никаких расписок я не давал, ниже я привожу открытое письмо родителей учеников средней школы №120.

«Мы, родители учеников школы ГБОУ СОШ 120, крайне возмущены происходящими в школе событиями, возникшими в связи с началом процесса реорганизации и включением школы №120 в состав нового образовательного учреждения на базе колледжа №39 города Москвы.

Директором колледжа №39 города Москвы были произведены действия, больше похожие на рейдерский захват власти, которые влекут за собой однозначный развал учебного процесса и коллектива школы и полную деградацию уровня школьного образования. Налицо ситуация, когда к власти пришли люди, которых не интересует образовательный процесс, а которые стремятся извлечь материальную выгоду и пытаются развалить все хорошее, что есть в школе.

До сегодняшнего момента у нас была замечательная школа, с отличным педагогическим коллективом и достойным уровнем получаемого образования. Сейчас в школе работают уникальные учителя. За последние несколько лет руководство школы сумело собрать и создать сплоченный коллектив высококлассных, профессиональных, чутких и внимательных учителей, пользующихся любовью детей и большим уважением родителей. Яркое свидетельство этому – те успехи, которые добилась школа за последние годы. Школа дает высокие образовательные результаты. Ученики нашей школы регулярно участвуют в различных олимпиадах, конкурсах, окружных, городских и федеральных, занимают призовые места.

Неизменно растет число желающих учиться в нашей школе. В школе создан уникальный микроклимат – дети любят свою школу, своих учителей, и неохотно покидают стены школы после окончания занятий. В обустройство школы было вложено много сил и финансовых ресурсов, как родителей, так и самих учителей. Сегодня родители выбирают эту школу для своих детей, исключительно по качеству образования и профессионализму учительского и административного состава. Многие родители возят детей из разных концов Москвы по принципиальным соображениям ценности именно это школы и ее педколлектива.

В конце года 2014 детям (!!!!) раздали листовки с информацией о том , что ГБОУ СОШ 120 должна войти в состав нового образовательного учреждения на базе колледжа №39 города Москвы. До сегодняшнего момента (т.е. за три месяца!) родительской общественности не был представлен план нынешней администрации дальнейшего развития школы. Родители пребывают в информационном вакууме, с родителями руководство нового образовательного комплекса не проводило встреч и разъяснительных бесед и до сих пор отмалчивается, действуя в одностороннем порядке. Потребители образовательных услуг оказались не нужны новому руководству, которое преследует лишь цель коммерциализации нашей школы.

Мы возмущены, что в начале четвертой четверти 2015 года, в разгар учебного процесса, руководителями колледжа № 39 (вновь без какого бы то ни было информационного разъяснения в адрес родителей) был уволен бывший директор нашей школы Баданов А.В. и назначена новый администратор — Дорохина Н.А. По состоянию на 03 апреля 2015 г. детям и родителям она не была представлена, общего собрания не проводилось. Для родителей и детей, Дорохина Н.А. является абсолютно незнакомым человеком. Родительский комитет школы также не был заранее извещен о смене директора.

Создается впечатление, что позиция родительского комитета школы и в целом родительской общественности совершенно не принимается во внимание, а даже вовсе игнорируется руководством образовательного комплекса, в который вошла наша школа.

Неприятие вызывает и тот факт, что школа 120 всегда была ориентирована на подготовку детей для поступления в высшие учебные заведения, а не в ПТУ, коим является колледж 39. При обсуждении реорганизации, колледжем 39 было дано обещание о невмешательстве в учебный процесс, систему управления школой и полной неприкосновенности условий работы и педагогического коллектива. Но данное обещание было вопиюще нарушено, что, несомненно, приведет к значительному снижению уровня образования в школе. Вместо налаживания контакта с коллективом, новое руководство проявило агрессию и неподобающее поведение к нашим учителям. Большинство родителей готовы забрать своих детей из этой школы в случае изменения преподавательского состава и программы основных и дополнительных дисциплин.

С назначением Дорохиной Н.А. в школе начались грубые и нарушающие этические нормы работы с детьми действия, пугающие детей и создающие нервозную обстановку в школе. В помещениях школы начались странные мероприятия, вызывающие непонимание родителей, пугающие детей и создающие нервозную обстановку в школе. Была произведена замена сотрудников охранной фирмы. 1 апреля 2015 года некие неизвестные люди зашли в столовую со средствами видеофиксации и стали снимать наших детей, которые в этот момент пришли пообедать. Заставляли съедать всю пищу в тарелках и фиксировали все это на видео. Наши дети в результате данных деяний мучились от переедания и находились и продолжают находиться в эмоциональном шоке. Никто из родителей не давал разрешение на сьемки своих детей, это вопиющее прямое нарушение законодательства в отношении прав детей, их родителей и законных представителей.

Со слов детей, во вторник 31.03.15 во второй половине дня в ГПД 1«б» класса в кабинет зашел мужчина в верхней одежде, без сменной обуви, не представившись и проигнорировав учителя, начал расспрашивать детей на разные темы, чем их очень напугал и ввел в замешательство.

Без информирования родителей закрыты спортивные залы школы, не проводятся занятия физической культурой, отменены кружки, секции. Это существенным образом нарушает права наших детей на получение образования.

На школьных переменах, во время занятий к нашим детям подходит новый директор школы и бесцеремонно, в резкой форме начинает обсуждать с ребенком его внешний вид, хотя наши дети соблюдают установленные в школе правила: «темный низ и светлый верх». Наши дети пугаются, не знают, что отвечать, нервничают, плачут, боятся сказать учителю и родителям, что их «какая-то женщина» отругала за брюки или какие-то не такие косички и стрижки.

По нашим сведениям, и в учительском-преподавательском составе школы происходят изменения, которые влияют на уровень обучения наших детей. У некоторых учителей была убрана учебная нагрузка, часть выводят за штат, переводят на должности «педагог дополнительного образования», что существенно снижает мотивацию для них продолжать работать в нашей школе.

В преддверии окончания учебного года, накануне сдачи ГИА, ЕГЭ, в школе создается невыносимый эмоциональный фон. Учителя находятся под психологическим давлением, вызовы «на ковер» и проверки проводятся иногда прямо во время учебного процесса. За последнюю неделю двое учителей уже подали заявление об увольнении. На учителей оказывается моральное давление и унижение их профессиональных достоинств, сокращается зарплата. Учителям запретили приходить в школу в субботу и воскресенье, несмотря на то, что ими проводились занятия по подготовке в экзаменам. Что в такой обстановке можно спросить с детей, которые вышли на финишную прямую, с которыми работают с утра до ночи наши преподаватели, радея за высокие результаты детей, повышая свой профессионализм, престиж школы? Сколько вложено сил родителей в подготовку к этому ответственному шагу в жизни детей? Все это приведет к срывам экзаменов, и в целом учебного процесса. Данная ситуация является неприемлемой и крайне опасной как для общего развития школы, так и для эмоционального здоровья наших несовершеннолетних детей.

На наш взгляд, г-жа Дорохина Н.А. имеет репутацию и действует методами, недопустимыми для руководителя начальным и дошкольным отделением. А именно:

 — работала в детском саду, где она находилась под следствием за поднятие руки на ребенка, но потом обвинения было снято.

 — работала в школе 523, где после ее прихода уволилось сразу 14 учителей, все это в конце учебного года. В результате беспорядков и жалоб родителей школы ее сняли и теперь направили в нашу школу.

Мы, родительское сообщество школы №120, крайне обеспокоены угрозой реформирования школы, а также грубыми методами нового руководства, ведущими к разрушению нашего уникального педагогического коллектива и уничтожению особой атмосферы, созданной предыдущим руководством школы.

Требуем ВЕРНУТЬ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС В НОРМАЛЬНЫЙ РЕЖИМ. НЕЛЬЗЯ РЕФОРМИРОВАТЬ ЛУЧШЕЕ!

Требуем отменить решение о реорганизации СОШ 120, законность которого является сомнительной в связи с отсутствием одобрения решения родительской общественностью и целесообразности слияния таких разных образовательных структур — как средняя школа и колледж.

Требуем предоставить заключение комиссии по оценке последствий принятия решения последствий реорганизации (п. 2 ст. 13 Закона № 124-ФЗ).

Мы готовы подключить прокуратуру и СМИ, а также задать вопрос напрямую на горячей линии 16 апреля 2015 Президенту РФ Путину В.В."

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире