morozowvp

Валерий Морозов

13 марта 2014

F

В Лондоне состоялось заседание влиятельного политического клуба — Bruges Club, который объединяет правое крыло Консервативной партии Великобритании (Thatcherite Right). Заседание клуба не было посвящено событиям в Украине, но сейчас без обсуждения украинского кризиса не обходится ни одно политическое собрание в Европе. Когда речь зашла об Украине, то правые Тори оказались единодушны, выступив против политики Евросоюза и правительства Великобритании в отношении Украины и за развитие отношений с Россией.

Это мнение консерваторов не было неожиданным, хотя официальные лица США и Европы, в том числе и премьер министр Великобритании Дэвид Кэмерон, подчеркивают свое единство в украинском вопросе. В последние дни резкость и демонстративная «твердость» заявлений Кэмерона даже стали предметом насмешек британских СМИ, особенно телевидения, где был показан сюжет о новой забаве. Пресс-служба британского премьера разместила фотографию Дэвида Кэмерона: телефонная трубка прижата к уху, лицо выражает не просто решимость, но готовность перекусить и пережевать собеседника живьем. Естественно, премьер разговаривал с Путиным об Украине.

Эта фотография вызвала в интернете флэш-моб. Тысячи пользователей разместили свои фотографии а-ля Дэвид. Главное, чтобы трубки телефонные были прикольные и физиономию скорчить посмешнее. Были размещены и фотографии известных политиков. Наиболее популярной, как обычно, стала фотография Обамы, который растерянно смотрит перед собой, прижимая к уху трубку телефона в кабинете Белого дома. Под фотографией надпись: «David – who?»

Это неожиданная единодушная критика Брюсселя и официального Лондона влиятельной группой правящей партией Великобритании была прогнозируемой, потому что рассчитывать на то, что британцы согласятся на присоединение Украины к Евросоюзу, может только тот, кто не знает и не хочет знать настроений европейцев. Украинцев в Европе никто не ждет. А предложение об оплате входного билета Украины в Евросоюз в размере десятков миллиардов долларов может найти поддержку только у политиков, которые а) оказались заложниками собственных решений, б) надеются освободить в ближайшее время свои должности в Евросоюзе и перенести ответственность за последствия на других, в) представляют интересы тех структур и корпораций, интересы которых требуют и оправдывают огромные траты европейцев в разваливающуюся экономику Украины.

Предложение о санкциях против России, которые приведут к оттоку российских капиталов из Сити, сейчас в Лондоне может делать только больной или политический самоубийца. Отток «русских денег» будет не самым болезненным ударом по Сити, но английские банкиры традиционно не любят терять деньги. Никакие.

 

В Великобритании сейчас развернулась широкая кампания за выход из состава ЕС. Результатом, скорее всего, будет не выход, но пересмотр законов ЕС в сторону ужесточения требований к новым членам и принятие мер по ограничению притока мигрантов, что уже сейчас делается. Ни то, ни другое не соотносится со стремлением Украины в ЕС.

Борьба за выход Великобритании из ЕС разворачивается в соответствии с обычными законами политической борьбы, в том числе: враг нашего врага – наш друг. Россия становится другом тех, кто критикует нынешний Брюссель и те законы, по которым он действует.

Запад и Россия испытывают огромное желание поглотить Украину. Запад через присоединение Украины к Евросоюзу и НАТО, Россия путем подписания соглашения о присоединении к Таможенному союзу, и, после свержения Януковича, путем ввода войск в Крым и поддержку пророссийских сил в Восточной Украине. Однако, теперь всем становится ясно, что Украина – «вкусный сыр», но этот «сыр» лежит в мышеловке, которая вот-вот захлопнется, и путь из мышеловки идет через войну.

Беда Запада, что он плохо знает историю России и Украины, в том числе ту часть истории, когда она была часть Руси и Российской империи. Не знают лидеры Запада ни характера русских, ни украинцев, ни даже анекдотов, в которых эти характеры красочно отражены. Иначе они бы понимали, что украинская революция, результаты которой пытаются приватизировать те же, кто довел Украину «до Януковича», в том числе украинские националисты, не будет развиваться «по законам» и «по правилам». Она не будет развиваться и «по договоренностям». Даже история соглашения 21 февраля, подписанное Януковичем, оппозицией и министрами Евросоюза, просуществовавшего менее суток, ничему никого на Западе не научила.

Власть и территорию не отдают. Власть и территорию государства одни теряют, а другие отбирают.

Рассчитывать на то, что националистическое, по сути своей, правительство в Киеве отдаст власть, в том числе «в результате демократических выборов», нельзя. Турчинов, Яценюк, Тягнибок не собираются власть отдавать. В том числе, отдавать ее, например, Кличко, который, возможно, совершил ошибку, решив идти на выборы президента Украины и не участвовать во «временном правительстве».

Рассчитывать на то, что ТЯТи, забыв о своих личных интересах и своей националистической природе, отдадут Крым или Донбасс России без войны, тоже нельзя.

Рассчитывать на то, что правительство Украины согласится уничтожить промышленность, поднять цены для населения на газ и электричество, снизить пенсии, ввести оплату за все и вся, что требуют Евросоюз и МВФ, и получить за это десятки миллиардов долларов, которые лишь закроют дыры, тоже нельзя. Нынешнее правительство не хочет стать ненавистным в Украине к маю и получить полномасштабный кризис и развал экономики в сентябре. ТЯТи не самоубийцы.

Война в Киеве стала нужна. В случае войны ТЯТи остаются у власти на неопределенный срок. Во всяком случае, до ее окончания, если военный конфликт для Киеве сложится неудачно. И Россия своими неуклюжими действиями, не поддержанными информационно (о внутрироссийской пропаганде не говорим), дала повод к вооруженному конфликту в Крыму.

Конечно, можно рассуждать об угрозах стабильности в Европе, и даже мире. Можно говорить об экономических потерях и новом кризисе. Можно даже говорить о том, что ТЯТи и Кличко подконтрольны Вашингтону, Брюсселю и Берлину, и что никто им не позволит развязать военный конфликт. Однако, ответом на эти рассуждения может быть совет: «Читайте Гоголя».

И еще. А кто сказал, что военный конфликт в Украине, например, так уж противен интересам Вашингтона?

«Украинская мышеловка» может захлопнуться в ближайшее время. И кто будет ее жертвами: Евросоюз, сыр «Украина» или путинский режим?

В Крыму и во всей Украине устанавливается политическое равновесие.

Картинки повторяются. Российские десантники прогуливаются у ворот украинской военной части в Крыму, на них смотрят солдаты украинской армии, которые стоят за воротами. Руководители спецслужб, командиры армейских подразделений и флота принимают присягу на верность Крыму. В городах Восточной Украины демонстрации в поддержку новой власти в Киеве сменяют демонстрации пророссийски настроенных граждан, и наоборот. Губернаторами Донецкой и Днепропетровской областей Украины Киев назначает украинских олигархов, контролирующих промышленность и поддержавших новое правительство.

Западные политики летят в Киев. Киев заявляет, что нашел деньги на зарплаты и пенсии, если народ согласится экономить на остальном. Европа и США ищут варианты, как профинансировать существование нового режима в Украине, зная, что в Киеве денег нет, и пытаясь найти гарантии того, что выделенные деньги не будут разворованы, но будут потрачены эффективно.

Западные политики делают резкие заявления в отношении России и Путина и не собираются ехать в Сочи на встречу G8. Американцы даже говорят об исключении России из Большой восьмерки, но с этим не согласны европейцы.

Путин и Меркель договариваются о том, чтобы создать комиссию ОБСЕ по расследованию событий в Украине и, естественно, в Крыму. Лавров выступает в ОБСЕ и напоминает этой организации о том, что она призвана защищать права человека, а в Киеве эти права нарушаются, приводит в пример запрет русского языка и патрули вооруженных националистов. ОБСЕ собирается в Украину.

Все это создает условия для политического маневра и переговоров.

Собственно, то, что и хотел Путин.

Всего лишь несколько недель назад с Россией и Путиным никто не разговаривал. России оставляли роль финансового донора Украины за обещание не выгонять Черноморский флот и сохранить какое-то влияние Украине (равное суммам российской экономической помощи). Россию сажали на иглу: плати за реформы в Украине, иначе потеряешь остаток влияния и базу флота. И это позиция была изначально ошибочной.

Украина лишком крупное государство, слишком много накопилось проблем, чтобы Европа проглотила ее, не поперхнувшись. И это при условии, что Россия осталась бы в стороне, на что могли рассчитывать очень недальновидные люди. Брюссель, его чиновники, показали свою политическую безграмотность, непонимания Украины и России, неумение прогнозировать и просчитывать развитие ситуации и действия противной стороны. Они хотели быстрого результата и получили переплетение проблем, решение которых без России невозможно.

Главная ошибка чиновников в Брюсселе была в том, что они рассчитывали на пассивность России, блокирование Путина Олимпиадой. Россия не осталась в стороне. Путин бросил войска, спецслужбы и ресурсы защищать интересы России и российского бизнеса в Украине, и Запад почувствовал, как Украина застревает у него в горле.

Ситуация, которая стремительно развивалась в прозападном направлении, стала замедлять свое развитие, постепенно приходя в равновесное положение. Теперь начинается период борьбы за то, в какую сторону начнет развиваться ситуация, когда равновесное положение будет нарушено.

Кто окажется сильнее?

На стороне революционных сил Украины и Запада многое: энтузиазм миллионов украинцев, готовность Запада помогать, нежелание Запада терять Украину, когда там уже привыкли считать ее сферой своего не просто влияния, но контроля.

Против них: гора экономических и долговых проблем, неэффективность нового правительства, наличие в руководстве экстремистов-националистов, что отталкивает не только русскоязычное население Украины, но европейских антифашистов, либералов и евреев. Против них нежелание Европы платить за сниженные расценки на газ, энергию, топливо для украинского населения и промышленности, за остатки социальных льгот социалистического прошлого. Но отказ от льгот и повышение цен может сказаться настолько негативно на отношении населения к новому правительству, что последует новый политический кризис. И что будет тогда с денежными вливаниями Запада? И что произойдет, если Россия опять активно вмешается в украинские дела, но уже в условиях нового кризиса?

На Западе и в Киеве приходит понимание, что без России решать дела в Украине слишком рискованно и дорого.

Но теперь Россия на роль пассивного финансового донора быть назначена не может. России нужна ее доля в Украине, доля ее собственности, влияния, стратегического присутствия.

Наступает время торгов и переговоров. Время перегруппировки сил. И это время играет против нового правительства, против Запада, за Путина и Россию. Время создает новые украинские долги и проблемы правительству в Киеве. Западу и Яценюку надо договариваться с Путиным и договариваться быстро. Чем дольше они будут тянуть, тем сильнее позиции Путина будут на переговорах.

Однако, если Киев правильно использует время, то и новое правительство может укрепить свои позиции. На втором этапе, в период равновесия сил, главным становится борьба за контроль над Восточной Украиной.

(Так же читайте: 1, 2, 3)

Сегодня пресс-служба Кремля сообщила о том, что Путин уволил Дениса Сугробова с должности руководителя главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России, сообщила в пятницу пресс-служба Кремля.

http://www.forbes.ru/news/251195-putin-uvolil-glavnogo-bortsa-s-korruptsiei-mvd-denisa-sugrobova

Сугробов был назначен на должность главного борца с коррупцией тогдашним президентом Медведевым в 2011 году. Сугробову было 34 года, и он был уже генерал-майором. Среди силовиков он имел кличку «Дениска».

Денис Сугробов сыграл одну из самых главных ролей в моей истории и при этом умудрился не только остаться в ней почти незамеченным, но получить наибольшие от нее выгоды. После возбуждения уголовного дела в отношении кремлевских чиновников, прежде всего Лещевского, десятки людей в МВД, ФСБ были уволены, а на их места были назначены новые люди. И главный приз, должность руководителя главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России, получил именно он.

И даже я долгое время не знал о его роли в моей истории. А потом узнал, уже здесь, в Лондоне. Приехал ко мне человек «решать» вопрос. Пообещал, что от меня и «Москонверспрома» отстанут и потери возместят, но не договорился: я отказался от предложения. С меня требовалось сделать заявление, что обвинения против кремлевских чиновников я сделал «по ошибке», а потом замолчать. Уголовное дело в отношении Лещевского закрыли бы, а я получил бы деньги.

Вот во время встречи с решальщиком и вылезла роль Сугробова. Я тогда понимал, что в моей истории рулили из Кремля. И это был не Медведев, он только дал необходимую команду, но самой операцией занимались люди в Администрации Президента. Имена и роли некоторых я знал, но что-то говорило мне, что замес был сильнее и круче.

И в МВД после увольнения Шалакова, начальника ДЭБ МВД, и теперь знаменитого Хорева, заместителя начальника ДЭБа, который непосредственно курировал операцию в отношении Лещевского, руководства ОРБ7, которое непосредственно проводило спецоперацию и оперативный эксперимент, происходили странные вещи. Некоторые участники были не уволены, а, наоборот, защищены и обласканы. Например, руководивший оперативниками Алексей Дроганов, который засветился не только в моей истории, но и в истории Магнитского. Именно Дроганов арестовал Магнитского, обвинил его в оказании сопротивления, что послужило поводом для принятия решения о заключении Магнитсткого в тюрьму. После моей истории Дроганов отсиделся в ОРБ 10, которым когда-то, как и моим «родным» ОРБ7, руководил Сугробов, а потом преспокойно прошел все аттестации.

Но самое главное: после прихода к руководству ДЭБа, который после «реформы» МВД носит дебильное, как и сама «реформа», название ГУЭБиПК, Дениса Сугробова расследование дела Лещевского не только не ускорилось, но стало активно разваливаться. Из его окружения стали приходить угрозы, информация, что «Сугробов не доволен».

Особое недовольство вызвали письма моей жены, которые она написала Чайке, Бастрыкину и Сугробову. В этих письмах Ирина возмущалась тем, что к фирмам, которые играли ключевую роль в коррупционном механизме УДП РФ, не было предъявлено никаких претензий. Этим фирмам чиновники Управления делами президента заставляли переводить деньги. Иногда за выполненные работы, но значительнее реальной их стоимости, иногда за работы, которые не выполнялись этими фирмами, а самим «Москонверспромом». Деньги эти фирмы обналичивали по своим каналам, через свои банки, которые выдавали нал для кремлевских чиновников.

Об этих фирмах мы не только информировали правоохранительные органы, но и сделали заявления в МВД и Следственный комитет. Однако, фирмы продолжали работать. Ни к самим фирмам, ни к их учредителям, ни к их руководству правоохранительные органы, в том числе ГУЭБиПК, никаких претензий не предъявляли пять лет, не предъявили и до сих пор.

Претензии попытались предъявить сначала моей жене, заявив, что именно она была учредителем некоторых из этих фирм. Однако, когда стало известно, что копии учредительных документов и платежные документы фирм, а также копии допросов их реальных учредителей находятся в наших руках и в редакции «Новой газеты», что позволяет легко разоблачить ложь, обвинения с моей жены были сняты. Предъявлены обвинения были уже ко мне: я оказался, по мнению налоговиков и ГУЭБиПК, виновен в том, что не проверил, заплатили ли эти фирмы налоги. А они налоги не заплатили.

Ирина в 2011 году написала возмущенные письма, которые вызвали неожиданно резкую реакцию именно Сугробова. Все это говорило о том, что Сугробов имел непосредственное отношение к «делу Лещевского», поэтому к информации о роли «Дениски» в деле Лещевского я был готов.

В нынешней России основная борьба, основные схватки идут между кланами и группировками. И кремлевские чиновники тоже разбиты на кланы и группировки. В своей борьбе с УДП РФ, с Кожиным, Чаусом, Лещевским, Смирновым и их командой, я использовал противоречия между этими группами. Но и они использовали меня, использовали как таран, как дубинку, чтобы выбить с хлебных должностей конкурентов, чтобы поставить на эти должности своих людей.

Война между этими кланами идет жестокая, не уступает по жестокости Майдану, но ведется тихо. Используются любые методы и средства, и успех создает у победителей чувство вседозволенности и всемогущества. Кого Бог хочет наказать, лишает разума.

Дениска тоже потерял разум. Говорят, его сотрудники подняли борьбу с коррупцией на небывалую высоту, добились невероятного артистизма в своей работе. Они привлекли к разоблачению взяточников и взяткодателей АРТИСТОВ! Загримировывают артиста под, скажем, вице-премьера, заместителя Администрации президента или товарища ленинградского детства Путина, разводят бизнесмена, получают миллионы, а дальше… можно выбирать: превращать разведенного бизнесмена в раба и «кошелек» или ставить «палку» и сажать в тюрьму. Дошли до того, что вошли в образ руководителя АП Иванова! А ведь я когда-то написал, что «Иванов будет опущен»! Как в воду глядел.

Да, на небывалую высоту наглости и идиотизма поднялся Дениска, человек Медведева, Чуйченко и уже уволенного с должности замминистра МВД Кожокаря. С такой высоты падать больно и срамно. Вот и говорят, что когда пришли оперативники ФСБ арестовывать его людей, в том числе Боднара, Дениска заперся в своем кабинете и со страха обосрался…

Оригинал

Уже можно подвести первые итоги Олимпиады в Сочи и сделать первые выводы.

Главный вывод: несмотря на все усилия последних лет, несмотря на затраченные огромные деньги, несмотря на «родные стены», несмотря на желание победить и мужество спортсменов, Россия продолжает терять позиции в мировом спорте.

Второй итог: все, что было завоевано, все успехи российского спорта базируются на остатках того фундамента, который был заложен в советское время. И фундамент этот рассыпается, а заменить его руководство российского спорта, все страны не может.

Развал детского и юношеского спорта, системы спортивных школ и лагерей, спортивного воспитания в школе и институте принес плачевные результаты. Советским олимпийским чемпионам не подготовлена смена. Те, на ком еще держится российский спорт, кем может гордиться Россия, застали «советскую систему», вышли из нее, а новые чемпионы появляются как самородки.

И нам приходится выводить на лед больного Плющенко, создавать сборную из американских и канадских легионеров, не сыгранных, не способных показать «свою игру». Они были воспитаны на советской школе хоккея, но теперь играют в американо-канадский хоккей. Советская школа хоккея почти потеряна. И не удивительно, что если советский хоккей доминировал на Олимпиадах, то российский хоккей остается уже многие годы за чертой олимпийских медалей, и никаких шансов на золото будущей Олимпиады российская хоккейная сборная не имеет.

 

Мы еще можем воссоздать дуэт Зубков – Воевода, несмотря на их личный конфликт, и победить в бобслее, но это остатки «советской роскоши».

Алексей Воевода – символ сочинской Олимпиады. Где-то бросались и тратились несчетно огромные деньги, иностранные подрядчики строили прекрасные стадионы и спортивные центры, а Воевода все это время занимался в старом сочинском подвале, где постоянные протечки, где примитивное оборудование, — штанги, гири и силовые тренажеры, — ржавое, с облупившейся краской, изготовлено еще в семидесятых годах прошлого века. «Советское не ломается!» — говорит его старый тренер. И Воевода становится олимпийским чемпионом на бобслейном треке, символе достижений спортивной строительной индустрии.

Олимпийские объекты в Сочи прекрасны. Но стоит ли нам ими гордиться? Ведь построены они не российскими строителями, а западными строительными и проектными фирмами. Из иностранных материалов (за исключением арматуры и бетона), иностранной строительной техникой. На объектах установлено иностранное оборудование. Если есть что российское в этих объектах, то это деньги, за которые они построены. Но деньги уже давно не в России, и работают они в  других странах на благо других народов. Конечно, часть денег осталась в России, и даже осела в карманах узкого круга людей, но сейчас, во время Олимпиады, об этом вспоминать не хочется.

Мы сделали праздник для сотен миллионов людей, для любителей спорта во всем мире. Но это странный праздник… Какой-то не наш. Как и вся современная Россия.

Кому же мы ее отдали!?

Приближается Олимпиада в Сочи, и кто только не пытается на критике сочинского строительства и организации Игр сделать себе капитал! Естественно, не только политический, но и чисто денежный.

Вот и Навальный проснулся от олимпийской спячки. Шесть лет молчал. Не видел ни воровства во время проектирования олимпийских объектов, ни воровства во время их строительства. Он не видел ни скандала вокруг коррупции и воровства на объектах Управделами Президента РФ, ни статей о спецоперации в отношении  кремлевских чиновников, расследований, ни уголовного дела, которое шло полтора года, а потом исчезло.

Навальный не видел выступлений экологов, правозащитников, подрядчиков и рабочих, которые десятками пытались вынести на свет, информацию о воровстве, нарушениях законодательства коррупции и беспределе не только на объектах УДП РФ или Олимпстроя, но и мэрии Сочи. Он не замечал, как этим людям ломали кости, втыкали арматуру в голову, просто избивали или угрожали «повесить на дереве» или подложить наркотики и оружие в машину, лишали возможности работать, отнимали бизнес, затыкали рот.

Все мы, которые не молчали шесть лет, обращались к Навальному с просьбами подключиться к этим разоблачениям, помочь, когда он возник, как черт из табакерки, с предоставленными ему финансовыми и  информационными ресурсами,. А он молчал. Ему нужны были деньги за его помощь или он получил соответствующую команду? Не знаю.

Знаю только, что нужно совесть иметь! Если ты молчал все эти годы, никому не помог, то сиди и молчи дальше. Но нет! Проснулся «орел» и открыл клюв… И сразу же стал извергать истины, которые известны уже несколько лет, о которых годами говорили десятки людей, факты, которые обросли бородами и состарились.

Правда,  отличие Навального от тех, кто реально боролся с коррупцией, заметно: Навальный сразу же начал просить денег: «Энциклопедию трат собрала целая команда сотрудников и волонтёров Фонда борьбы с коррупцией: аналитики, расследователи, юристы, дизайнеры и копирайтеры. Поддержите Фонд и станьте частью команды, которая выпускает новые расследования — donate.fbk.info.»

Лохотрон включен и молотит во всю! Поддержите лохотрон!

Что общего между коррупцией во власти и коррупцией в оппозиции:

И ТЕ, И ДРУГИЕ НА КОРРУПЦИИ ОБОГАЩАЮТСЯ!

В 2003 г. Ходорковский выглядел еще холеным и уверенным, но в коридорах власти уже чувствовалось, что вокруг него происходят опасные процессы. Серия заказов на него и его бизнес, говорили о том, что конкуренты почувствовали запах крови.

На такие наезды без согласования с Кремлем мало кто мог отважиться. Тем более удивительным для меня был разговор, который произошел, когда мне было уже известно о наездах на ЮКОС со стороны ФСБ и налоговиков.

В тот день я встретился с заместителем Коменданта Кремля М.В. Фирсовым в пабе «Темпл бар», который находился на Манежной площади напротив Вечного огня Неизвестному солдату у Кремлевской стены. Паб в Кремле носил кодовое название «Напротив огня».

 — Я тебе сейчас по бизнесу твоему важную наводку дам. Ты уж дальше сам соображай, — сказал Фирсов, поднимая бокал с пивом.— Ты на Ходорковского выходы имеешь?
 — Ну, знаю его бывших начальников, которые его центру технического творчества передали собственность комсомола. Он эту собственность потом приватизировал и создал свой банк. Ну, и так далее… Есть друг в руководстве одной из его структур. А  что?
 — Он – будущий премьер-министр,— сказал твердо Фирсов.
 — Почему это?
 — У нас в БКД (Большой Кремлевский Дворец – ВМ) сегодня была встреча президента с олигархами. Я отвечал за мероприятие. Когда Путин вошел в зал, олигархи все встали, а Ходорковский подошел к нему и начал с ним что-то обсуждать. Они отошли в сторону и продолжали обсуждать. Минут сорок разговаривали. Ходорковский ему; Володя, там.. Володя… Путин стоял его слушал внимательно, кивал… Они тихо между собой разговаривают, а все вокруг стола стоят… Точно. Будет премьер-министром!
 — Почему сразу премьер-министром?
 — А кем еще?— удивленно спросил он.— Ходор метит на премьера давно.
 — А что они обсуждали?
 — Откуда я знаю? Я что, пойму? И не мое это дело… Я говорю, Ходор ему: Володя, там, то… Володя, сё… Его что, Путин слушать будет, если Ходор у него не из самого ближнего круга? Точно. Ориентируйся на Ходорковского. Пусть твои друзья выводят тебя на него…

Ирина, моя жена, называла Фирсова «военным солдатом». Это ему подходило.

Когда стало известно о возбуждении в отношении руководства ЮКОСа уголовных дел, я спросил Фирсова:

 — Василич, ты что же с Ходорковским так промахнулся?
 — Хрен знает этих питерских,— удивленно и растерянно сказал Фирсов.— Правда, стояли и говорили, как самые близкие друзья… Ничего не понимаю. В советские времена или при Ельцине, если бы кто так поговорил с первым лицом, то точно означало, что человек идет на самый верх… А с Путиным… ничего не понятно… На хрена он с ним столько стоял и разговаривал? Ведь знал же, что тому в тюрьму идти… Послал бы его на х…, и все. А он разговаривал зачем-то… (подробнее — https://valerymorozov.com/news/1014 ).

Перед арестом

Ходорковский выделился и вышел из строя олигархов, тех, кто правил Россией, пользуясь Ельциным и его окружением, как покровом для своего обогащения. Но за ними были и другие силы, зарубежные, которые вложили огромные деньги в поддержание и переизбрание Ельцина в 96 году. Я слышал сумму в 500 миллиардов долларов. И я в это верю, хотя, когда мне это сказали, я поверить не мог. Просто не мог поверить! Хотя слышал я эту сумму от источника, которому вынужден был доверять, потому что он имел доступ к такой информации по своему служебному положению. И источника не российского.

Фактически, избрание Ельцина и сохранение власти чиновниками и олигархами было сделано не за счет денег самих олигархов, а за счет зарубежных правительств и финансовых центров. Олигархи и семья Ельцина лишь организовали распределение средств, систему оплаты услуг тех, кто развернул кампанию в поддержку Ельцина, кто поддержал его в регионах административных ресурсом, а также тех, то победив на выборах, не стал оспаривать официальные результаты. Сохранение Ельцина во власти была самой прибыльной операцией.

Делали они это настолько узким кругом, что в него не попали Коржаков, начальник СБ президента, и Барсуков, директор ФСБ. Эти двое попытались «ухватиться» за протекающий мимо поток денег, проведя знаменитое задержание у Дома Правительства Лисовского и Евстафьева с коробками «ксерокса», набитыми наличными долларами. Коржаков и Барсуков стремились лишь присосаться к потоку долларов, но попались в расставленный Березовским капкан. Березовский и Чубайс представили Ельциным дело таки образом, будто Коржаков и Барсуков вот-вот арестуют и олигархов, и Татьяну Дьяченко, дочь Ельцина, которая координировала операцию от семьи. Больной Ельцин под нажимом семьи в ситуации не разобрался и уволил Коржакова и Барсукова. Так Березовский перестал быть «кошельком» Коржакова, перешел в разряд «хозяев», назначил себе «кошельком» Абрамовича, который через пять лет провел подобную же комбинацию и избавился о Березовского.

Эта история тоже сыграла определенную роль в судьбе Ходорковского. Потому что именно после избрания Ельцина, когда олигархи чувствовали расцвет своей системы, попытались подчинить себе государство и власть, Семья, и лично Ельцин, решила избавиться от них. Именно с учетом этой задачи Семья подбирала приемника Ельцину. После нескольких проб и ошибок отобрали Владимира Путина, который с 1998 года знал о том, что ему придется решать задачу о сломе системы олигархического правления Россией. О том, что Путин будет президентом, мне сказали уже тогда, в 1998 году, когда его назначили на должность заместителя Управляющего делами президента. Я просто не поверил, посчитал болтовней.

Действия Семьи по удалению олигархов начались до прихода Путина к власти. Сначала была попытка избавиться от Березовского. Поручение было дано руководителю ФСБ Ковалеву, который получил свое место как раз по рекомендации Березовского. Тот от олигархов «курировал» ФСБ, хотя и был в свое время, в 1994 году, завербован ФСБ (а может быть, именно поэтому). Вербовку проводил Литвиненко. А приказ провести вербовку Березовского дал Коржаков, который тем самым превратил Березовского в свой «кошелек». Именно Литвиненко и его начальник Гусак рекомендовали Березовскому Ковалева для назначения на должность руководителя ФСБ, когда Барсуков был снят с должности.

Информация о поручении «разобраться» с Березовским (речь шла не об убийстве, а об удалении Березовского от власти и лишения его финансовой империи) от Ковалева утекла к Литвиненко, который и предупредил Березовского. Так был разыгран спектакль «Заговор ФСБ с целью убийства Березовского», широко раскрученный СМИ, которые принадлежали Березовскому и другим олигархам. Ковалев был убран, а на его место был назначен Владимир Путин.

Конфликт Путина с олигархами не следует воспринимать как действия, противоречившие наследию Ельцина. Это было исполнение планов Ельцина и его семьи, которые сам Ельцин не был в состоянии выполнить. Путин это сделал. Ходорковский, судя по его интервью, не понимает этого до сих пор. Возможно, не понимал этого до своей смерти и Березовский (подробнее — https://valerymorozov.com/news/767 ).

Путин удалил Березовского, передав его активы Абрамовичу, а затем государству (не будем сейчас разбирать коррупционную составляющую). Он удалил Гусинского и заставил разбежаться некоторых других. Ходорковский «разбегаться» отказался. Он создавал то, что хотел, и не желал отказываться от своих планов, в том числе, создания эффективного и прозрачного бизнеса, а на его основе — новых структур гражданского общества, нацеленных на демократические преобразования в России и укрепление законности. Он уже включился в борьбу за власть в Кремле. И включился, судя по его интервью, понимая, что ставки в этой борьбе необычайно высоки. Именно эти три составляющие политической деятельности Ходорковского и привели к тому, что он стал главным претендентом на показательное наказание.

В отборе Ходорковского на роль жертвы сыграли и другие обстоятельства: личная неприязнь Путина, заказы ЮКОСа конкурентами, огромные ресурсы, захваченные ЮКОСом, который представлялся всем «жирным и лакомым куском».

Сыграла роль и связь Ходорковского с Березовским, а также слияние ЮКОСа и Сибнефти. С одной стороны, Ходорковский и Березовский преследовали общую цель: создать одну из крупнейших корпораций мира, которая позволит им войти в «клуб» самых влиятельных людей, которые могут вершить судьбами не только России, но и мира. С другой стороны, у каждого из них были свои цели.

Ходорковский понимал, что новая компания могла создать систему финансового, политического, административного и информационного контроля половины России. Ходорковскому нужен был год-два, чтобы сделать рывок в развитии не столько производства, сколько гражданских структур. И он тогда становился непотопляемым.

Березовский знал о растущем напряжении в отношениях Кремля, ФСБ и Ходорковского. Он понимал, что объединение компании может привести к захвату им контроля над практически всем нефтяным сектором экономики России, плюс химия и нефтехимия в качестве «добавки». Для этого нужно было убрать Ходорковского, используя конфликт того с Путиным.

Но были и другие игроки. Абрамович знал как о трениях между Кремлем и Ходорковским, так и о том, что Березовский порядком надоел Семье, и его давно решено убрать. С семьей Ельцина и с Путиным у Абрамовича выстроились особые, доверительные отношения, в обход Березовского. В этом сыграли роль несколько поручений, которые Абрамович выполнил. Так, именно Абрамович передал лично Путину его «дело»: сотни папок, видео и аудио кассет, на которых петербургскими оперативниками МВД были записаны разговоры и встречи Путина в рамках проводимого в отношении того расследования. Материалы дела были вывезены из Санкт-Петербурга начальником Службы безопасности Березовского Сергеем Соколовым, который передал их Абрамовичу. Тот, не заглядывая, немедленно передал «дело Путина» самому Путину.

Абрамович рассчитывал, что он сумеет провести комбинацию, в результате которой будут убраны и Ходорковский, и Березовский, а вся корпорация окажется в его руках.

Но был еще и сам Путин и его питерская группа, которая сыграла свою игру. Березовский был выслан, его активы перешли Абрамовичу, который продал их госкорпорациям, получив несколько миллиардов $ в качестве премиальных. Переход от одного варианта криминально-олигархического режима, где центральным элементом системы была группировка олигархов, к другому варианту, где центром становился Кремль и госкорпорации, начался. А Ходорковского ожидал арест, суд и тюрьма.

МБХ недооценил систему, в создании которой принимал участие, недооценил ее криминальность, алчность новой «элиты». «Элита» разделилась на стаи, кланы, которые меняют свой состав в зависимости от ситуации и интересов. Они объединяются и для решения общих задач, и для того, чтобы разорвать бизнес тех, кто стал слабым или «привлекательным», но по каким-то причинам получил «черную метку» Кремля.

Режим не может существовать без постоянного передела собственности, захвата богатств, принадлежащих другим. В этой системе нет состояний, кторымрниран переход по закону наследования. Это все есть в другом мире, где правит закон. А здеь  люой момент богатства могут перейти в руки того, кто имеет возможность грабить других.

Ходорковский принял три важных решения, которые предопределили его судьбу.

1.    Он начал трансформирование своего бизнеса в легальный, очищая от чисто криминальных форм, методов работы, но оставляя связи с Кремлем, продвигая в госаппарат своих людей, используя их как рычаги влияния и механизмы защиты. Он стал трансформировать свой бизнес в цивилизованный, оставаясь внутри криминальной системы.   

2.    Ходорковский развернул кампанию по изменению имиджа, как своего лично, так и своего бизнеса. Эта кампания подкреплялась действиями в социальной сфере, обучении, создании новых общественных организаций в международную систему. Таким образом, начала создаваться в России новая часть гражданского общества, которая по своей сути противостояла криминальной системе.  

3.    Ходорковский решил, что настал момент, когда он может прийти к власти в стране. Путин и его команда не удовлетворяли Ходорковского и тех, кто разделял его взгляды.

Сейчас Ходорковский свои политические амбиции отрицает. Но в начале 2000-х о них говорили не громко, но открыто в том числе руководители компаний Ходорковского. Что это было? Реальная утечка информации из окружения Ходорковского или надежды, которые выдавались за действительность? Откуда выросли разговоры в Кремле, в том числе среди сотрудников АП и силовиков, о том, что Ходорковский вел переговоры с американскими и немецкими политиками о поддержке его в борьбе за власть? О его обещаниях ядерного разоружения России? Или это была информационная подготовка конкурентов, ФСБ и СВР предстоящего ошкуривания Ходорковского?

В тот момент в России столкнулись две тенденции политического развития. Первая тенденция основывалась на стремлении части олигархов трансформировать криминально-олигархическую систему в демократическую, антикриминальную и антикоррупционную при сохранении доминирующео положения олигархов. Цель: встроиться и легализоваться в системе международной политики и бизнеса.  

Вторая тенденция была выражена Путиным и стоявшими за ним членами Семьи. Они стремились убрать из политики олигархов и подчинить их государственному аппарату, а их бизнес государственным интересам.

В те годы политика Путина отражала настроения в стране. Люди понимали, что путь ельцинской олигархии, прикрытый болтовней о «демократии» и «либерализме», вел страну к развалу. Сейчас Ходорковский четко говорит о себе как о «российском националисте» и государственнике. И это важно во время развернутой в последние годы кампании по оправданию планов разделения России.

Однако, 10 лет назад люди не отделяли его от Березовского, Чубайса, Авена или Фридмана. Силовики считали, что эта олигархическая группа не остановится перед развалом России, если это будет им выгодно. Разделить Россию и продать ее по частям,— это, считалось, было в планах олигархов. Путин же противостоял этим планам, и люди приветствовали его политику по наведению государственной дисциплины и порядка в России.

Однако, самая главная причина падения МБХ была в другом: в России был создан криминально-олигархический режим, при котором «демократия» и «либеральность» основывались на криминальной морали, криминальных законах. Реальной демократии не было, как ее нет и сейчас. Криминальный либерализм предоставлял свободу и защищал права руководителей криминальных кланов.

Такому режиму естественно было развиваться по пути усиления роли криминального государства. Именно государственный механизм мог легко стать мощным орудием в руках криминальных кланов. Демократические механизмы, пусть и замешанные на криминальных связях, были слишком сложными и в использовании, и в понимании. А государство – оружие простое и эффективное. Как топор.

Трансформация Ходорковского выделила его из сборища олигархов и криминальных кланов. В этом была и сила Ходорковского, но и его слабость. Его бизнес подскочил в цене, и он стал самым богатым человеком в России. Но он выделился из «стаи», вышел из строя, стал, пусть пока чуть-чуть, но чужим системе. И это почувствовали конкуренты.

Для наезда уже были созданы условия, в том числе самим Ходорковским. Заметную роль сыграл эпизод, когда руководителю ФСБ Владимиру Путину пришлось ждать два часа в приемной Ходорковского. Результатом сидения в приемной была команда «работать по Ходорковскому». И информация эта вытекла из ФСБ, и через бывших сотрудников Конторы, возглавлявших службы безопасности в корпорациях – конкурентах, дала сигнал: у Ходорковского – проблемы.

Первый серьезный наезд пошел не из Кремля, а в виде «заказа» Ходорковского в одной из структур ФСБ конкурентми по производству минеральных удобрений. Более того, заказчиком была корпорация, которая принадлежала еврею. И этот момент был для Кремля и ФСБ важен, потому что это лишало Ходорковского поддержки еврейского политического и бизнес сообществ, в том числе за рубежом.

Заказчик не обладал ресурсами Ходорковского, поэтому Ходорковский и его окружение, зная о заказе, угрозу эту не воспринимали серьезно, гася заказ в рабочем режиме.

Об этом я узнал от знакомого, который возглавлял одну из структур ЮКОСа, связанную как раз с производством удобрений. Нравы кремлевских силовиков я знал, и меня удивили беспечность и спокойствие, с которым он относился к наезду. Уже тогда было ясно, что Путин поменял правила игры. Наезд ФСБ на ЮКОС не мог быть случайным элементом в системе. Вертикаль уже работала. Действия, которые могли привести к политическим последствиям, вызвать общественный резонанс, в обязательном порядке согласовывались с Кремлем.

Меня удивило и другое: Кремль должен был знать о наезде. А Кремль молчал, делая вид, что не знает. Более того, по словам моего знакомого, по его интонации, я понял, что люди Ходорковского в Кремле (тот же Сурков) уверяли, что «держат ситуацию под контролем».

А ведь система тогда уже приобрела одну из своих основных характеристик: главное получить разрешение. Согласование с Кремлем стало решающим элементом в работе системы. Если согласовать в Крепости, то дальше система работала вся уже на того, кто это сумел сделать. А ФСБ начать войну с ЮКОСом без согласования не могла. Тут было явное противоречие.

Через некоторое время я случайно узнал, что наезд пошел и на нефтяные компании ЮКОСа. Опять ФСБ, но к нему подключились налоговики. За этим наездом стояли кавказцы, а за кавказцами еще кто-то. Новая группировка из Дагестана  «крутилась» тогда в аппаратах Немцова, потом Касьянова. Позже она оказалась в окружении Медведева. Погибший в день заявления Путина о помиловании Ходорковского Казбек Махачев был с ней связан, как и, по информации МВД,  известный Билалов.

За десять лет никто не поинтересовался, кому отошли активы империи Ходорковского, кроме государства? А ведь огромные активы были распределены по разным компаниям. Говоря только о «Роснефти». 

Информация о новом наездах воспринималась в России спокойно: при Ельцине все наезжали на всех. Березовский в бане, пока тер спину Коржакову, просил его убить Гусинского. Всё руководство ФСО над этим посмеивалось. Но законы, по которым работала система, изменились. Заказать «в бане»  Ходорковского было уже нельзя. Он выглядел еще уверенным, но в коридорах власти чувствовалось, что вокруг   Ходорковского происходят опасные процессы.

 

В своих интервью Михаил Ходорковский твердо заявляет, что он не будет заниматься политикой. При этом уточняет: в «современном понимании, что политика – это борьба за власть». Несомненно, что Ходорковский лукавит.

И дело не в том, что «политика» не означает «борьбу за власть», о чем, я думаю, Ходорковскому и Путину известно. Во всяком случае, любой, кто освоил ipad (даже после 10 лет тюрьмы) может войти в интернет и, набрав «Поли́тика», узнать, что означает это слово. Например, что оно означает «Вопросы и события общественной, государственной жизни» или «деятельность государства и социальных групп в экономике, социальных и национальных отношениях» и т.д. То есть политикой называется все то, чем МБХ занимается с момента выхода из самолета в немецком аэропорту.

И это естественно, потому что любая деятельность, которой займется человек, имевший статус политического заключенного России №1, будь то общественная, или правозащитная, будет носить политический характер, и по сути своей, направлена на смену власти в России, как бы ему самому этого, на словах, не хотелось.

Более того, по сути дела, Ходорковский из политики полностью не уходил, даже находясь в тюрьме. Его зарубежные структуры, компании, фонды, финансировали оппозицию, участвовали в подборе и раскрутке лидеров. Сам Ходорковский время от времени давал интервью и писал статьи на политические темы, вел активную переписку по политическим вопросам. Каковы бы ни были требования Путина, каковы бы ни были договоренности, если они были, Ходорковский уйти из политики полностью не сможет и не захочет.

Думаю, что это он сам прекрасно понимает, но вынужден подчеркивать свою «аполитичность», понимая, что в тюрьмах России остались заложники: Платон Лебедев, Алексей Пичугин и другие юкосовцы. Многое зависит не только от того, удастся ли им выйти на свободу, но и от того, как они себя поведут, оставшись в тюрьмах, когда Ходорковский получил свободу. И не исключено, что именно это принимал в расчет Путин, соглашаясь на освобождение Ходорковского.

Выход Ходорковского на свободу, если за ним последует третье дело ЮКОСа и усиление давления на Лебедева, Пичугина и других оставшихся в тюрьмах юкосовцев, гарантирование им практически пожизненных сроков, может психологически сломать кого-нибудь из них, что позволит силовикам заставить их дать показания против самого Ходорковского. Не исключено, что это является одной из причин (наряду с сочинской Олимпиадой и другими) решения об освобождении МБХ. И именно поэтому в каждом интервью Ходорковский повторяет: «Я не буду заниматься политикой. Я не успокоюсь, пока хоть один сотрудник ЮКОСа остается в тюрьме. Я буду бороться за их освобождение».

У части политически активной общественности есть ожидание и желание возвращения Ходорковского в активную политику. Это касается, прежде всего, либерального крыла оппозиции, которое связано с теми, кто создавал криминально-олигархический режим в России, и видит в Ходорковском и символ «либеральных» 90-х (реальная сущность которых правильнее передается словом «лихие», то есть «беззаконные»), и надежду на их возврат, но уже в «цивилизованной упаковке».

Ходорковский все еще рассматривается и как новый источник финансовой поддержки поиздержавшихся либералов, хотя, судя по его пресс-конференции, он не намерен безалаберно финансировать оппозиционные проекты, как это делал Березовский, или те, кто распоряжался деньгами Ходорковского в его отсутствие.

Несомненно, МБХ – сильная политическая фигура. И не потому, что он умнее нынешних лидеров. И не потому, что он стал лидером и кумиром либералов еще до своей посадки. И не потому, что он сохранил в зарубежных структурах сотни миллионов долларов, которые частично будут инвестированы в его личные политические проекты. Но и потому, что он не сломался и сейчас морально сильнее всех лидеров либерального крыла, вместе взятых. Он прошел реальную и жестокую школу конфликта с Кремлем, судов, тюрьмы, борьбы с режимом. С тем режимом, который сам создавал, захватывая общественную, личную и государственную собственность, продвигая во власть для защиты своих интересов «эффективных менеджеров», «государственных управляющих», чиновников, а затем ими же перемолотый. Он перешел из одной противоположности в другую, а это дорогого стоит.

Кому обязан Ходорковский своим падением?

Что бы сейчас ни говорил Ходорковский, у него остаются сильные личные мотивы вернуться в политику, в том числе из мести тем, кто засадил его в тюрьму. А список их больше, чем принято считать. Ведь Путин и Сечин не были не только единственными, но они не были и первым инициаторами наезда на Ходорковского. Кремль подключился к делу Ходорковского уже на середине дистанции, хотя и сыграл главную роль в организации финала этого дела.

Взлет

Ходорковский построил богатство, приватизировав собственность московского комсомола. Собственность ВЛКСМ насчитывала десятки зданий и объектов в Москве. Михаил Ходорковский в последние годы существования КПСС и комсомола руководил одним из проектов – хозрасчетным центром научно-технического творчества молодежи (НТТМ). Перед уничтожением ВЛКСМ, руководители московского Комитета ВЛКСМ переписали собственность на НТТМ.

Следующим источником богатства Ходорковского, как и, например, Гусинского, «кошелька» Лужкова и Батуриной, стал захват собственности в Москве: жилых зданий в центре Москвы, где проживали коренные москвичи, которых выселяли из центра города на окраины, а также зданий, которые находились в собственности города и государства, и т.д.

Впоследствии эта собственность была передана Ходорковским банку «Менатеп», акции которого использовались как залог для покупки природных ресурсов России и для обмена принадлежавших государству акций АО «Усть-Илимский лесопромышленный комплекс», «СИДАНКО», «Тюменская нефтяная компания», «Коми ТЭК», «ОНАКО» и «Восточная нефтяная компания» (подробнее https://valerymorozov.com/news/1899 ).

Ходорковский был одним из тех, кто, занимая должности «советников», «консультантов» руководителей правительства и государства, а фактически являясь теневыми заправилами, организовал не только «прихватизацию», но всю криминально-олигархическую систему, которая сейчас находится на вершине своего развития. Хотя, надо отметить, что эта система была существенно перестроена Владимиром Путиным. Именно в ходе этой перестройки Ходорковский и попал «под каток». Но об этом позже.

Выход из строя

Необходимо подчеркнуть, что Ходорковский отличался от многих олигархов и тех чиновников, которые участвовали вместе с ним в создании криминально-олигархического режима. Во-первых, Ходорковский не был ничьим «кошельком» и не имел своего «хозяина». В отличие от, например, Гусинского («кошелек» Лужкова и Батуриной) или Березовского («кошелек» Коржакова и Барсукова). Подробнее о «кошельках» можно прочитать здесь – https://valerymorozov.com/news/767 ).

Хотя Ходорковский и получил собственность ВЛКСМ от его бывших руководителей, но зависимым от них он не стал. Возможно, потому, что Ходорковский сразу же сумел опередить комсомольских товарищей, поднявшись в иерархии начала 90-х на самый верх, заняв пост советника Председателя Правительства у руля приватизации. Этим он обеспечил себе не только независимость, но и необходимое для независимости богатство и влияние.

Во-вторых, в отличие от многих, кто создавал нынешний режим, Ходорковский не имел криминального и полукриминального прошлого. Он принял правила, бросился с энтузиазмом обогащаться за счет государства и народа, нарушал законы и решения, которые сам и разрабатывал, но криминальное мышление, психология мошенника ему не были присущи изначально. Его личный опыт советского периода тянул его в сторону из криминально-коррупционной системы.

Он одним их первых среди олигархов понял, что за обогащением в период беспредельного дележа природных и накопленных поколениями советского народа богатств должен последовать переход в пространство закона, социальной ответственности, нравственности и цивилизованного развития. Он считал, что именно этот переход должен закрепить постсоветское распределение богатств, обезопасить накопления от нового передела. Он думал, что большинство олигархов и обогатившихся чиновников, то есть тех, кто держал власть в своих руках, думают так же, как он, разделяют его взгляды, стремятся к стабильности и законности.

Этим Ходорковский отличался от тех, кто захватил сласть и богатства в России. Он выделялся. Используя выражение Путина, можно сказать, что Ходорковский вышел из «строя», забыл «свое место в строю».

Падение

МБХ недооценил систему, которую создал, недооценил криминальность этой системы, ее вязкости, силы. Он недооценил алчность новой «элиты», ее ненасытность, готовность и желание перегрызть горло любому, кто стоит на пути к увеличению богатств.

Эта система, этот режим не могут существовать без постоянного передела собственности и ресурсов, захвата одними структурами богатств, принадлежащих другим. В этой системе, как и в традиционном мире воров, бандитов, мошенников, нет долгосрочных состояний, нет перехода богатств по закону наследования. Это все есть в другом мире: в мире, где правит закон. А в том, криминальном, мире есть только передел и захват: богатства переходят в руки того, кто в данный момент самый жестокий, сильный и безнравственный.

Ходорковский принял три важных решения, которые предопределили его судьбу.

(Продолжение следует)

В последние дни меня часто спрашивают читатели в России и в Украине о том, как относятся в Лондоне к событиям в Украине.

Тема интересная, потому что для Великобритании вопрос об отношениях с Евросоюзом стоит не менее остро, чем для Украины. Хотя до баррикад пока не дошло.

Британцы сейчас готовят референдум, но не о вступлении в Евросоюз (они уже там давно и являются одним из лидеров оного), но,  –  в отличие от Украины, о выходе из него. Работает специально созданная «примирительная» комиссия, которая готовит референдум таким образом, чтобы постановка вопросов для британцев, самой проблемы была разумной и ясной. Комиссия пытается также решить некоторые спорные с Евросоюзом вопросы, не доводя дела до референдума. Я как-нибудь напишу об этом подробнее. Однако, как минимум, британцы хотят изменить законы Евросоюза таким образом, чтобы эти законы не разрушали основы жизни и социального мира в Британии.

Главная проблема — наплыв мигрантов. Бесконтрольное передвижение мигрантов, обязательная их поддержка из бюджета страны не только тяжелым бременем придавили экономику, но и создали критическое напряжение в обществе.

В конце 70-х в Британии прокатилась волна погромов. Белые британцы били индийцев, которые тысячами заселяли города страны. Селились индийцы компактно, по десять человек в комнате, готовили карри, разнося запах по округе, и создавали очаги старого Дели или Лакхнау в тихих и чистых, чопорных британских городках. Недвижимость в этих местах, после появления индийцев, дешевела в разы. Британцы уезжали. Приезжали новые тысячи индийцев. Городки становились похожи на районы Калькутты.

В 90-х годах британцы бунтовали по поводу  волны «черной» иммиграции. К индийцам они уже привыкли, а индийцы адаптировались к Англии, выросло новое поколение. Индийцы стали своими. Теперь пошла волна африканцев. Африканские волны еще накатываются на Великобританию и сейчас, принося рост преступности и исламского терроризма.

Но и эти волны не смогли сравниться с тем, что случилось в последние годы, когда из обнищавших после вступления в Евросоюз бывших республик СССР и стран социалистического лагеря хлынули миллионы. Только за прошлый год в Великобританию приехали 1 миллион 300 тысяч человек, в основном, из Восточной Европы. Поляки по числу стали второй нацией после британцев, а польский язык вторым языком. Индийцы и пакистанцы оттеснены.

Мигранты не могут купить себе жилье. Они не могут существовать на свои сбережения, потому что сбережений нет. Они требуют получения социального жилья или снимают квартиры, селясь в них, как индийцы. Ну, почти…

Стоимость «дешевого» жилья в Лондоне растет на десятки процентов в год, как и стоимость аренды. Лондон стал коренным британцам не по карману.

Приезжим надо платить пособия, и расходы на социальные пособия населению рванули вверх.

Мигранты устраиваются на любую работу. И малообразованным британцам найти работу стало необычайно трудно. Высокообразованные держатся, стараясь не допускать в свои круги приезжих, делая это с улыбкой, прикрываясь ажурными объяснениями о «недостатках квалификации».

И это все происходит в то время, пока существует запрет на работу и приезд румын и болгар. С начала следующего года этот запрет будет снят, Великобритания ожидает приезда 3 миллионов румын и болгар.

Бунтует не только белое население Британии, не только родившиеся в Великобритании миллионы индийцев, но и африканские, черные британцы. Самыми страшными для них являются цыгане, и никакой СПИД их не пугает так, как приезд в город цыганского табора.

И тут украинцы тоже захотели евроиндеграции.

Лондон культурно молчит о своем отношении к желанию украинцев. Лондону надо поддерживать демократические движения, стремление народов к демократии. И криминальный режим на Украине Лондон тоже не любит. Поэтому материалы в прессе носят немного отстраненный, но объективный характер, лишь изредка, из чувства европейской солидарности, пуская критические стрелы в сторону России, обвиняя ее в попытках не допустить Украину в Евросоюз. Стрел таких мало, и пускают из «по обязанности».

В личных беседах коренные британцы смотрят с тревогой, обсуждая ситуацию в Украине. А на меня как-то с надеждой, будто я могу остановить этот процесс, хотя я открыто поддерживаю украинскую оппозицию. Иногда самые изощренные в политике спрашивают, а не затеял ли все это хитрый Путин, чтобы взорвать Евросоюз изнутри. Я отрицаю наличие у Путина или кого-либо в его окружении таких способностей к изощренному интриганству.

Для Британии было бы прекрасно, если бы Украина вступила в Евросоюз, открыла свои рынки для британских и транснациональных корпораций,  но украинцы бы получили право свободно передвигаться, работать и учиться в Европе… ну, скажем, до Парижа и Мадрида, например. А через пролив на Остров – ни, ни.

Правда, у Парижа и Мадрида такие же проблемы. Они тоже рады Украине в Евросоюзе, но хотели бы видеть украинцев… ну, не дальше Берлина и Рима. Но и у Берлина и Рима тоже проблемы. И они бы ограничили передвижение украинцев по линии Польша – Венгрия — Греция. Но и Венгрия с Грецией бедных украинцев не ждут. Сами уже по пригородам Лондона в кафешках работают. Вот только поляки готовы принимать украинцев… Пока. Сами они предпочитают работать в Британии или той же Германии.

В общем, отношение Лондона к событиям на Майдане сложное: однозначно в пользу оппозиции, но с запретом на приезд. Самый лучший вариант для Лондона: Украина вступает в Евросоюз, а украинцы ездят в Россию. Это устраивает всех.

Кроме России.

Сегодня  на демонстрации в столице Украины вышло более миллиона человек. Отряды оппозиции по 30-50 тысяч человек захватываю контроль в различных районах столицы, воздвигая баррикады. Янукович молчит, скрывшись в своей загородной резиденции. Власть в столице Украины, фактически, перешла в руки оппозиции.

Важным событием стало активное участие в демонстрациях бывших военных, в том числе командующих флотом, военной разведкой, начальника генерального штаба, которые призвали вооруженные силы перейти на сторону оппозиции. «Вы присягали народу Украины, а не банде Януковича», — говорится в их обращении.

Ранее пять областей Украины заявили о своем отказе подчиняться Януковичу. Теперь Киев присоединился к ним. Назначен комендант города – Николай Катеринчук. Он принял на себя командование полицейскими и военными частями, расположенными в городе.

На Майдане было зачитано письмо Юлии Тимошенко, которая, в частности, призвала к расследованию коррупции в руководстве Украины, прежде всего Януковича и членов его семьи. К аресту всех счетов и объектов недвижимости, которые принадлежат Януковичам напрямую или через траст и компании.

Ранее оппозиция уже обратилась к Международной организации по борьбе с незаконным отмыванием средств (FATF), Всемирному банку, Управлению ООН по наркотикам и преступности с просьбой о расследовании источников происхождения иностранных счетов и недвижимого имущества высших должностных лиц Украины и их близких родственников,  а также о необходимых действиях по возвращению украденных активов.

Оппозиция также обратилась  к правительствам стран G 20 с просьбой о содействии такому расследованию, в частности, о блокировании зарубежные счетов руководителей Украины, а также к неправительственной международной организации «Репортеры без границ» с просьбой организовать параллельное расследование с целью поиска иностранных счетов и недвижимого имущества, принадлежащего руководящим должностным лицам Украины или их родственникам за рубежом.

Если этой ночью Янукович не решится на введение военного положения в Киеве (слухи об этом ходят в Киеве), то завтра утром он потеряет власть не только в Киеве, но и в стране. А через некоторое время он потеряет и свободу.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире