minkin

Александр Минкин

23 августа 2017

F
Арестован режиссер Серебренников. Следователи обвиняют его в мошенничестве. То ли похитил, то ли участвовал, то ли способствовал. Сумма — примерно 68 миллионов рублей. Да за такие деньги приличную виолончель не купишь.

Следователям не верят многие. В том числе знаменитые и уважаемые люди. Они видят тут политику, говорят о расправе, об уничтожении «Гоголь-центра», вспоминают жесточайшую расправу и казнь Мейерхольда, уничтожение его театра.

«Нет, — убеждает власть, — нет тут никакой политики! Только деньги».

Есть много и таких людей, кто верит власти. Они верят, что дело только в деньгах и что Серебренников арестован за воровство; даже радуются (забывая собственные проделки) и повторяют «вор должен сидеть в тюрьме».

Господа большие начальники, разрешите обратиться от имени всех доверчивых. Вопрос простой: если Серебренников арестован за хищение, если дело только в деньгах, то где сейчас Иксанов и его организованная группировка реконструкторов Большого театра?

Деятельность этой группировки обошлась нам в тысячу раз дороже и привела к тяжелым последствиям. Пропали не только деньги (которые можно выкачать снова из ЖКХ, «Платона», тарифов, замораживания пенсий и пр.). Пропала навсегда знаменитая акустика, пропало многое, даже бронзовые ручки.

Это не голословные упреки. Об ужасающей акустике знают все сотрудники Большого. Не сумев сдержать огорчения, о ней крайне резко высказалась наша знаменитая оперная певица Анна Нетребко во время своего недавнего выступления в Москве.

А что касается денег — об этом крайне резко высказалась Счетная палата РФ. Она сообщила, что стоимость реконструкции Большого составила 35,4 миллиарда рублей. Это в несколько раз больше, чем начальная оценка работ. Аудиторы утверждают, что стоимость проектных работ завышена в 16 раз. Было возбуждено уголовное дело. Следователи установили, что дирекция театра трижды оплачивала одной и той же организации одни и те же работы. Например, за подготовку рабочей документации заплатили 58 миллионов. Потом за то же самое еще 26 с лишним миллионов. А затем еще 498 миллионов…

Вот и скажите: если дело в деньгах, то почему за недоказанные 60 миллионов — арест, а за доказанные десятки миллиардов — государственные награды?

К Серебренникову с обыском врывались бронированные автоматчики в масках (президент Путин, как известно, оценил акцию предельно кратко: «дураки»). Кто дурак, это еще неизвестно. Но точно, что к Иксанову автоматчики в масках не врывались, арестован он не был, а сейчас он советник министра культуры и еще где-нибудь кому-нибудь чего-нибудь советует. Денег нет, но он там держится зачем-то. Добавим: Иксанов тут упоминается исключительно для наглядности, ничего личного.

***

Песню «Никакой политики — только деньги» мы слышим давно.

Когда уничтожали НТВ, президент Путин заявил: «Это не политика. Это спор хозяйствующих субъектов». Когда «Дождь» отключали от телесетей — это, мол, бизнес…

Все последние 18 лет мы видим, что не в правде сила и не в таланте. Угоден владыке — будешь награжден, не угоден — осужден. А воровал ли и много ли — значения не имеет.

...Власть искренне заявляет, что дело только в деньгах. Потому что, кроме денег, она ничего не видит и не понимает. Она не видит людей, она видит сметы. Вот здравоохранение — сольем больницы, будет выгодно. Вот пенсионеры — заморозим, будет выгодно.

Из-за денег убили в тюрьме Магнитского, держали беременную Бахмину, медленной смертью уморили Алексаняна. И не было тут никакой политики. Просто эти люди кому-то очень мешали воровать, мешали забыть про воровство.

Читая эту заметку, помните, что 35 миллиардов, утраченных на Большой, это по-нынешнему 70 миллиардов. Прибавьте самый дорогой, крайне неудачный и малопригодный футбольный стадион в Петербурге, прибавьте грандиозное воровство на стратегическом космодроме…

Впрочем, про стадионы и космодромы — это музыка навеяла. Мы же говорим об искусстве. Виолончель Ролдугина стоит 11,5 миллиона долларов. Это же искусство, об этом даже президент Путин сказал: «Сергей Павлович Ролдугин купил — а он купил, по-моему, две скрипки, две виолончели, — это уникальные вещи. Последняя, которую он приобрел, — около 12 миллионов долларов».

Сколько стоит — ясно. Откуда столько — совсем не ясно. И выяснять не советуем. А вступаться за Серебренникова — по совести — абсолютно правильно. Но с точки зрения его участи… Все эти годы мы видим одно и то же: чем громче защищают арестанта знаменитые писатели и артисты, тем злее становятся тюремщики и их высокое начальство. Пока это так.

Оригинал

Кирилл Серебренников в Басманном суде: фоторепортаж

Арест Серебренникова как зеркало русского коллапса

«После Путина»: политики назвали сценарии смены власти в России"

Президент Путин пришел домой к правозащитнице Алексеевой, поздравил ее с 90-летием.

Нарастающий свист, шум, вой, рев. Стекла дрожат. В комнату входит пожилой, но крепкий, белобрысый человек. Он широко улыбается. Вообще обращение его, несмотря на грубоватость, не лишено некоторой приятности.
ЧЕЛОВЕК. Здорово, ребята. А у вас гость. Кто это?
ШАРЛЕМАНЬ. Это странник.
ЧЕЛОВЕК. Странник! Что ты не смотришь на меня? Чего ты уставился на дверь?
ЛАНЦЕЛОТ. Я жду, когда войдет дракон.
ЧЕЛОВЕК. Ха-ха! Я — дракон.
ЛАНЦЕЛОТ. Вы? А мне говорили, что у вас три головы, когти, огромный рост!
ДРАКОН. Я сегодня попросту, без чинов.
ШАРЛЕМАНЬ. Господин дракон так давно живет среди людей, что иногда сам превращается в человека и заходит к нам в гости по-дружески.
ДРАКОН. Да. Мы воистину друзья. Каждому из вас я даже более чем просто друг. Я друг вашего детства. Мало того, я друг детства вашего отца, деда, прадеда. Я помню вашего прапрадеда в коротеньких штанишках. Черт! Непрошеная слеза.

В тот же день в теленовостях показали фрагменты этого визита: букет роз, бокалы шампанского, гравюра с пейзажем Крыма, трогательный разговор о христианском милосердии. Всё очень благородно.

ПУТИН. Здравствуйте, Людмила Михайловна! Хотел вас поздравить с днём рождения.
АЛЕКСЕЕВА. Это большой подарок!
ПУТИН. Это правда. Хочу поздравить вас и от себя, и от очень многих людей, которые вас любят и благодарны вам за всё, что вы для них делаете.
АЛЕКСЕЕВА. Я вам очень, очень благодарна.
ПУТИН. И я вам благодарен за всё, что вы делали в течение многих-многих лет для огромного количества людей в нашей стране, которые вас очень любят, благодарны вам за вашу жизнь, которую вы прожили ради людей. Спасибо вам большое.
АЛЕКСЕЕВА. Когда я всё это начинала 50 лет назад, я думала: сколько? Если по 70-й [статье], то семь лет тюрьмы и пять лет в ссылке. Но что меня Президент придёт поздравлять, мне в голову не приходило.
ПУТИН. Многое изменилось.
АЛЕКСЕЕВА (о себе). Это редкий случай, когда человек занимался чёрт-те чем и заслужил признание. Мне сейчас Вячеслав Викторович [Володин, председатель Думы] звонил, вы пришли. Люди всю жизнь этого добиваются и не могут добиться, а на меня свалилось. Я же совсем другим занималась.
ПУТИН. Я знаю. Вы занимались самым главным на самом деле.
АЛЕКСЕЕВА. Людьми.
ПУТИН. Людьми, совершенно верно. У Александра Исаевича Солженицына тоже одна была ключевая мысль — сбережение народа. Он по-своему это делал, вы — по-своему.
АЛЕКСЕЕВА. Я — по одному человеку. Но если одного спасёшь, такая радость.
ПУТИН. Это правда.

В ответ на слова про «сбережение народа» странно прозвучала фраза Алексеевой: «Я — по одному человеку». Что такое «по одному человеку»?

...Потом стал гулять по интернету фрагмент, который телеканалы не показали: Алексеева вдруг наклоняется и целует руки Путину.

Для многих это был шок. Стали писать, что это подлая подделка, плохо сыгранная роль неведомой загримированной гадины. Главный аргумент (Гозмана и е.п.) был: «Алексеева не могла!»

Сама Алексеева с гневом прокомментировала вопрос про целование рук: «Никогда этого не было! Ну что, я идиотка, что ли?! Значит, какая-то сволочь сделала подтасовку». Увы, в сюжете на телеканале «Дождь» всё видно. Нет следов подделки, монтажом не пахнет.

***
Ещё прежде, чем заговорили о позоре или подделке, удивили слова Алексеевой: мол, визит Путина для неё стал совершенной неожиданностью. Тут и возникло первое недоумение: как может выглядеть «неожиданный визит президента России»?

Мы знаем стандарт езды Путина по родной стране. Всегда решительная зачистка, с улиц убирают машины, людей просят не выходить на балконы и даже не открывать занавески на окнах. Накануне визита ФСО осматривает всё помещение (например Большого театра), подвалы, чердаки. Служебные собаки обнюхивают всё, проходят специалисты с миноискателями и дозиметрами… По-другому не бывает.

Несомненно, к приходу Путина были проверены дом на Арбате, подъезд, лестница, лифт; у двери каждой квартиры на каждом этаже поставлены крепкие обученные мужики. Как президент, окружённый охраной, идёт с неожиданным визитом к Алексеевой, видно тут.

Другой фрагмент: президент выходит из подъезда. Охранники спереди, по бокам и позади ещё охранники. Народ оттеснён, около подъезда пусто. В стороне, метрах в 20-ти, маленькая толпа. Агенты в штатском сдерживают людей, не дают подойти. Потом сам президент позволяет кому-то приблизиться, какая-то (любая) блондинка пытается поцеловать, он подставляет щёку…

В квартире неожиданный визит обернулся присутствием фотографа, видеооператора, и — полным отсутствием гостей. Как случилось, что в день 90-летия нет толпы друзей и почитателей, куда подевались? Или всё же были предупреждены: не суйтесь в этот день до 13 часов.

***
Потом появилась еще одна удивительная новость: оказывается Алексеева попросила Путина помиловать бывшего сенатора Изместьева, который получил пожизненное за организацию убийств.

Вот как продолжался разговор, не попавший полностью в гостеленовости, но доступный на сайте президента России.

АЛЕКСЕЕВА. Я — по одному человеку. Но если одного спасёшь, такая радость.
ПУТИН. Это правда.
АЛЕКСЕЕВА. Мы с Вячеславом Викторовичем [Володиным, по телефону; перед приходом Путина] говорили: нас обоих бабушки воспитывали… по-христиански, о людях. И Вы знаете, о чём ещё мы говорили с ним? Так вот, знаете, и сейчас, грешница, думала, попрошу Владимира Владимировича сделать по-христиански, ради милосердия, то, что ни один человек в мире, кроме него, сделать не может. Это будет для меня награда. И нам обоим на том свете зачтётся доброе дело. Помилуйте Игоря Изместьева.
(Вот именно тут и произошло целование рук. См.)

ПУТИН. Хорошо, подумаю.
АЛЕКСЕЕВА. Очень прошу. Вы знаете, он 12 лет сидит, и двенадцатый год я по ночам просыпаюсь и думаю о нём. Пожалуйста. Это не важно, виноват — не виноват. Когда говорили: «Кого помиловать: Христа или Варавву?» — они, идиоты, сказали: «Варавву». Но ведь это помилование. Варавва — разбойник, душегуб. Но когда милуют, не думают, виноват ли. Пожалуйста.
ПУТИН. Хорошо.
АЛЕКСЕЕВА. Про разных людей думаю, и про Вас тоже думаю. Ведь тяжело быть Президентом.
ПУТИН. Ну, каждая работа, если делать её добросовестно, нелегка.
АЛЕКСЕЕВА. Я одну кашу ем.
ПУТИН. Я тоже кашу ем.
АЛЕКСЕЕВА. Да. Я каждый день утром овсяную кашу. Ой, Владимир Владимирович, спасибо Вам. Только не забудьте про Изместьева.
ПУТИН. Не забуду.
АЛЕКСЕЕВА. Будьте добры. Сделайте это доброе дело. Это нам обоим на том свете зачтётся, потому что это будет христианский поступок.
ПУТИН. Не сразу, но я сделаю, ладно?
АЛЕКСЕЕВА. Да. Я знаю, что Вы, когда обещаете, — делаете. Так же, как я. Я или не обещаю, или, уж если обещаю, — делаю.
ПУТИН. Хорошо. Я ещё раз Вас поздравляю, поеду работать.
АЛЕКСЕЕВА. Ой, бедненький.

...Если будете смотреть видео, обратите внимание: когда «грешница» начинает вторично говорить о звонке Володина, о милосердии, о зачёте добрых дел на том свете, — Путин глядит на неё ласково, терпеливо слушает, кивает; он как бы подбадривает её: ну, давай! хватит мямлить, ну, проси уже наконец!

Когда, наконец, она назвала Изместьева, Путин совершенно не удивился. Наоборот: кивнул — правильно всё сказала, молодец. Похоже, он точно знал, за кого она попросит.

ДРАКОН. Отличная девушка. Послушная девушка. Поди сюда, моя милая. Посмотри мне в глаза. Очень хорошо. Глазки ясные. Можешь поцеловать мне руку. Вот так. Славненько. Губки теплые. Значит, на душе у тебя спокойно.

По-хорошему — без репетиций и звонков Володина — он должен был ждать, что правозащитник Алексеева попросит его о Сенцове (за которого так настойчиво просил Сокуров) или за Пичугина, или за осуждённых за несанкционированный выход на Тверскую — короче, за тех, кого называют политическими узниками.

Но она попросила помиловать особо опасного уголовника. А Путин не изумился, пообещал. Долго ждать не придётся.

Напомним: Изместьев признал вину в организации убийств и прочих преступлениях; и не под пытками, а в суде. Полностью признался и полностью раскаялся. Бывает.

Да и Алексеева не очень-то верит в невинность своего подзащитного. Недаром она в простоте душевной и увлечённая идеей именно христианского милосердия, сравнивает Изместьева с Вараввой: «Это не важно, виноват — не виноват. Когда говорили: «Кого помиловать: Христа или Варавву?» — они, идиоты, сказали: «Варавву». Но ведь это помилование. Варавва — разбойник, душегуб. Но когда милуют, не думают, виноват ли».

Тогда (две тысячи лет назад) душегуба просили помиловать идиоты. Теперь, как верно сказал Путин, «многое изменилось». Теперь, например, существует философское понятие «цена вопроса», о которой Алексеева может даже не догадываться.

«Почему вы не попросили помиловать политических?» — спросили Алексееву прямо и лично. Что называется «в лоб». На канале радио «Свобода» слышим поразительные аргументы.

АЛЕКСЕЕВА. Я Изместьева не знала, пока его не посадили. Меня поразила его судьба. Благополучный человек, обеспеченный, сенатор от Башкирии, семья в Москве, всё в порядке. И вдруг пожизненное заключение. (Благополучный обеспеченный сенатор — и что? А если посадят благополучного обеспеченного премьер министра — тогда вся Хельсинкская группа начнёт что ли просить о помиловании? — А.М.) Когда мне сказали, что президент придёт, не воспользоваться — какой я правозащитник. Но меня упрекнули: а почему вы не попросили об амнистии для всех? Просить можно об одном человеке. Вот судьба Изместьева потрясает. Я о нем часто думаю.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Узнав про Изместьева и про вашу просьбу, многие возмутились, скажу вам честно. Почему вы не попросили за кинорежиссера Сенцова, который, по мнению многих, несправедливо получил 25 лет? Почему именно Изместьев, а не Сенцов? Или Пичугин?

АЛЕКСЕЕВА. Во-первых, это чисто личное. Вот бывает так. Когда его обрекли на пожизненное, я подумала: представляете себе, живет 42-летний человек, у него всё в порядке: семья, две девочки, родители, он сенатор, не бедный человек. Всё в порядке. И вдруг — трам-тара-рам — и пожизненное заключение. Вы знаете, сколько людей ему благодарны. И я президенту сказала: вы один можете его освободить по помилованию, один во всем мире, вам Конституция такое право даёт. И если вы это сделаете — это и вам, и мне на том свете зачтётся.

Она снова и снова повторяет как единственный аргумент защиты: сенатор, обеспеченный, семья, две девочки, ему многие благодарны…

Сенатор? Да разве мало сенаторов и депутатов сбежало от уголовного преследования за границу? Разве сенаторы и депутаты, голосующие за безобразные и позорные законы последних лет, — уважаемая часть общества? Разве не было бы правильнее защищать обездоленных, а не богача-грабителя?

«Вы знаете, сколько людей ему благодарны» — это что за аргумент? Сотни тысяч граждан Колумбии были невероятно благодарны сенатору Пабло Эскобару. Но за ним остались тысячи трупов, а ещё миллионы людей погубила его торговля наркотиками.

«Вдруг — трам-тара-рам — и пожизненное заключение» — это что за аргумент? Трам-тара-рам — это сколько трупов в данном случае?

...В «Отелло» Шекспира есть потрясающий политический диалог. Вот, как там звучат взаимные оскорбления: «Ты подлый негодяй! — «А вы — сенатор». (Дело происходит в христианской Венеции.)

***
Внезапный визит президента; предварительные телефонные звонки Володина (как говорит сама Алексеева: про христианское милосердие к одному человеку); умиляющие и остроумные разговоры про шампанское и овсяную кашу; просьбы за сенатора, который трам-тара-рам; и чёткое обещание Путина, можно сказать, гарантия отпустить Изместьева…

Если бы Путин не хотел отпускать, то нашёл бы, как уклониться и на что сослаться (опыт у него огромный). Если бы Путин не был готов услышать именно эту фамилию — он бы изумился и (любитель артистических эффектов) сыграл бы изумление, ну хоть бы брови поднял…

Похоже, мы наблюдали спецоперацию «Христианское милосердие» с применением взаимных восторгов.
...Удивительно наивные комментаторы пишут, что этот визит Путина к Алексеевой с цветами и умилением — предвыборный ход. Путин, мол, добывает себе голоса.

Товарищи женщины! (воскликнул бы красноармеец Сухов). Товарищи обоего пола и все остальные! Как вы думаете: много ли поклонников правозащиты и лично Алексеевой — в результате этого странного события — передумают и пойдут голосовать за Путина? Пять? Десять?

Ему для победы в 2018 не нужны голоса Мемориалов и либералов. Ему вообще ничьи голоса завоёвывать не надо. Есть обожающий народ, тянущиеся с поцелуями блондинки… Не цитировать же целиком пьесу «Дракон».
(Все стенограммы приводятся в сокращении.)

Что думать?

У телеканалов много лиц. Есть пошлые, наглые, злобные… Самое умное лицо Первого канала — Познер. Он говорит очень обдуманно. А уж когда такой человек пишет, то текст его максимально обдуманный, можно не сомневаться.

2787954
Гитлеровское решение еврейского вопроса

Познер опубликовал (на сайте «Эха») заметку, называется «О правде». Там он цитирует фразу президента Франции Макрона, который сказал: «Виши — это тоже Франция». Познер поясняет: «Оккупировав Францию, нацисты позволили французским коллаборационистам создать правительство в Виши. Оно активно помогало ловить и расстреливать членов французского Сопротивления, с энтузиазмом преследовало евреев, передавая их в руки немцев».

Познер рассказывает о том, как «после поражения фашистской Германии глава правительства Виши был арестован, судим и повешен. И Франция отмежевалась от Виши: мол, это были предатели, уроды, это не Франция. Быстренько забыли о том, как маршал Петен, герой Первой мировой войны, выступая в Париже перед восторженной многотысячной толпой, призывал капитулировать, чтобы «спасти Францию», и сам стал членом правительства Виши; забыли о том, как все та же многотысячная толпа восторженно приветствовала генерала де Голля, когда он выступал с того же балкона, что и Петен, в День победы. И никто не спросил: а те, которые приветствовали Петена, — они кто? Не французы? А эти, кто приветствовал де Голля спустя пять лет, — это другие люди, не те же французы? Просто очень не хотели вспоминать, что Франция, с ее великой историей, великой культурой, великим лозунгом «Свобода! Равенство! Братство!», преследовала и охотно передавала евреев в руки немецких нацистов, обеспечив им мучительную смерть в газовых камерах Треблинки, Освенцима, Майданека… Об этом Франция не любит вспоминать, а уж если и вспоминает, то лишь чтобы сказать: «Это делали не мы, не французы, это делали уроды, горстка мерзавцев».

И вот вчера Макрон сказал: «Виши — это тоже Франция».

Пересказав эту французскую историю, Познер пишет: «Я — француз по линии матери и по гражданству. И мне небезразлично то, что происходит во Франции. Я счастлив, что правда наконец сказана.

По отцу я русский еврей и гражданин России. И мне небезразлично то, что происходит в России. И я жду и надеюсь дожить до того дня, когда будет сказана правда. Правда о Ленине, о Сталине, о бесчеловечном советском строе, о лагерях, о миллионах замученных и убитых, о том, кто виноват в неслыханных в истории потерях России во время Второй мировой войны. Я надеюсь услышать правду. Просто правду».

Удивительное желание, неожиданное. Он разве не слышал? О ленинских и сталинских репрессиях написаны миллионы страниц, опубликованы документы. «Огонёк» и «Московские новости» в конце 1980‑х — начале 1990‑х непрерывно публиковали материалы о терроре, коллективизации, голодоморе.

Познер не мог этого не читать, не мог не знать. Это и сейчас звучит из каждого утюга. Достаточно выключить телевизор и включить утюг.

«Надеюсь услышать» — от кого? От Солженицына, Хрущёва (ХХ съезд), Шаламова — перечислять свидетельства очевидцев, протоколы реабилитационных комиссий, заключения прокуратуры о безвинно репрессированных никакого места не хватит.

О преступном сговоре правительства Франции с Гитлером, о соучастии правительства Виши в гитлеровских преступлениях Познер, конечно, знал до того, как об этом сказал президент Макрон, до того, как Макрон стал президентом, и даже до того, как Макрон родился. Знал.

Если он подчёркивает, что услышал про Францию от президента Франции, а теперь хочет услышать про Россию в России, то можем предположить, что он хочет услышать это от президента Путина, но почему-то постеснялся сказать.

Однако Путин уже это говорил. Очень чётко. Например, в апреле 2010 года Путин прямо осудил сталинские репрессии: «Этим преступлениям не может быть никаких оправданий. В нашей стране дана ясная политическая, правовая, нравственная оценка злодеяниям тоталитарного режима. И такая оценка не подлежит никаким ревизиям».

Тогда же Путин сказал про «российский народ, который прошёл через ужасы Гражданской войны, насильственную коллективизацию, через массовые репрессии 30‑х годов». Сказал о местах массовых расстрелов советских граждан: Бутовский полигон под Москвой, Секирная гора на Соловках, расстрельные рвы Магадана и Воркуты, безымянные могилы Норильска и Беломорканала.

ПУТИН. Репрессии крушили людей, не разбирая национальностей, убеждений, религий. Их жертвами становились целые сословия у нас в стране. Среди них казачество и священники, простые крестьяне, профессора и офицеры, в том числе царской армии, пришедшие на службу советской России, учителя и рабочие. Логика была одна — посеять страх, пробудить в человеке самые низменные инстинкты, натравить людей друг на друга, заставить слепо и бездумно повиноваться.

Если поискать, то, наверное, найдутся похожие слова и у нынешнего патриарха, и у нынешнего премьер-министра…

Познер цитирует Макрона: «Виши — это тоже Франция». Но что имел в виду Макрон? Он сожалеет? Проклинает Виши, сговор с Гитлером и всю позорную страницу французской истории? Или просто не хочет ничего вычёркивать, принимает её? Так у нас многие принимают репрессии, коллективизацию, голодомор — мол, что поделаешь; мол, без этого не провели бы индустриализацию. Разве? А в других странах почему индустриализация произошла без террора? Мол, не успели бы подготовить страну к войне. Разве подготовились? Драп до Москвы — это готовность?

* * *

Сказав о преступном участии Франции в Холокосте, упомянув лагеря уничтожения, Познер добавляет, что по матери он француз, по отцу — русский еврей. Но зачем он сообщает о проценте еврейской крови? Говорить об этом — не значит ли соглашаться с теми, кто относится к человеку в зависимости от таких процентов? Признавать расовые теории в гитлеровском понимании? Желающих всегда полно. Им говоришь «Ленин», а у них в голове загорается «Бланк».

Расисты, откровенно говоря, обычные ублюдки. У них нет убеждений. Екатерина Великая у них лучшая русская царица, не важно, что стопроцентная немка. А жена Николая II — худшая, и когда говорят о ней, то не забывают добавить «немка».

Не раз приходилось видеть, как человек немедленно забывал про свой идейный антисемитизм, как только у него начинали болеть зубы, а врача звали Соломон Абрамович. И преступники забывают про свой патриотический антисемитизм, если их поймали, а адвоката зовут Ефим Самуилович.

2787956
Дети не заслуживали снисхождения

* * *

В маленькой заметке Познера смешались большие проблемы: признание исторических фактов, осуждение этих фактов и требование раскаяния, то есть признания своей вины за трагические и отвратительные события.

Познер считает, что сказав «Виши — это тоже Франция», Макрон признал вину сегодняшней Франции за те события и будто бы извинился. Нет уверенности, что это так. В этих словах нет просьбы о прощении, нет извинений.

У нас свой огромный опыт по этой части. В казни декабристов советские коммунисты постоянно и ежедневно десятилетиями обвиняли царский режим. О казни декабристов написано во всех учебниках. И нигде никогда ни в СССР, ни после СССР никто не требовал, чтобы русский народ за это покаялся. Считалось и считается, что это сделал царский режим, Николай I. За расстрел мирной демонстрации 9 января 1905 года ответственность и вину всегда возлагали на царский режим, на св. Николая Кровавого, на его жандармов и пр. До сих пор не встречалось попыток призвать русский народ к покаянию за 9 января.

(Заметим в скобках, что о сравнительно малочисленных казнях в царской России большевики твердили непрерывно, но о своих преступлениях молчали. Миллионов репрессированных как бы не было вообще — ни в учебниках, ни в газетах того времени. Хотя один Джугашвили за 30 лет уничтожил больше людей, чем все Романовы за 300. Было крепостное право, рабы, их продавали. Но даже в голову не приходило, что люди — мусор. Не было такого понятия «лагерная пыль».)

…Французы должны покаяться за Виши? А за Наполеона? А за съеденных 10 тысяч лет назад иноплеменников? Или там и тогда не было людоедства?

У Познера получается, что фашистского прихвостня Петена и генерала де Голля приветствовали одни и те же французы. Но это не обязательно так. А сегодня Макрон уж точно выступал перед другими людьми. Французы те? Нет, в парижском метро любому видно, что они уже не те. Нелегко будет Познеру (на прекрасном французском языке) объяснить чернокожему гражданину Франции, что он почему-то виноват в событиях 57‑летней давности.

Если у турка в Германии родился ребёнок, гражданин Германии, — отвечает ли он за Гитлера? Он платит за гитлеровские преступления, ибо он платит налоги в бюджет, а Германия платит жертвам Холокоста. Этот немецкий турок платит, но виноват ли? А если его мать немка — то есть он на 50% немец, то он сильнее виноват, чем его сверстник — чистокровный турок? По гражданству они равны. По крови, по гитлеровским законам о чистоте расы, конечно, нет.

Немецкие турки платят. А южноамериканские немцы (туда в 1945‑м сбежали тысячи фашистов) — не платят. Кто-нибудь слышал, чтоб аргентинский немец каялся и платил жертвам фашизма?

Познер сообщил, что он полуфранцуз. Французская половина Познера виновна перед его еврейской половиной? Как там у него внутри происходит покаяние? Но если бы его отец женился на немке, Познер был бы полунемец-полуеврей. Его немецкая половина была бы ещё более виновна, чем нынешняя французская.

Предки папы убили филистимлян — надо ли Познеру за это извиниться и перед кем? Про горькую участь филистимлян мы знаем, ибо евреи сами написали об этом в Библии — в Святом Писании. А что русские делали тут три тысячи лет назад? Бряцали на лирах и ели морковку? Или и тут, на святой русской земле, жили людоеды, а потом людоеды куда-то исчезли, и в ХIХ веке прилетели чистые и непорочные русские, которые случайно повесили декабристов?

…Познер пишет «надеюсь услышать правду». В самой этой фразе содержится признание: правда есть, я её знаю, но её не говорят.

Хочет услышать? Почему бы не сказать? Тем более у него есть такая возможность: раз в неделю повторять «Сталин — палач, маньяк, убийца России». По Первому каналу — сразу всей стране, всему народу, всей планете. Грех не использовать такую оказию.

* * *

Есть люди (я не о Познере), которые маниакально и навязчиво суют всем в нос свою национальность. Надо — не надо, они сообщают: я еврей, я русский, я татарин. Демонстрируют; так психопаты-эксгибиционисты перед кем попало распахивают пальто и показывают свои причиндалы.

Нация — не вера, не образование, не профессия, не гражданство. Национальность нельзя изменить, её нельзя достичь, получить. Она случайность. Вы же всё равно не знаете, с кем гуляла ваша прапрабабушка. Демонстрировать её или скрывать — одинаково противно и глупо (за исключением тех случаев, когда за национальную принадлежность могут убить).

А если это случайность — она не может быть аргументом в серьёзном разговоре.

Сожалеть о преступлениях государства, чьим гражданином ты являешься, — безусловно, да. Сожалеть о преступлениях государства, которое когда-то располагалось на территории твоей страны, — да. Считать себя виноватым — вопрос личных убеждений, личной чувствительности. Сын может стыдиться отца, но он за отца не отвечает. Тут людоед был прав.

Оригинал

В Госдуме объяснили, почему россияне получают «мизерные» пенсии

Киев понес тяжелые потери в Донбассе за сутки: 9 погибших

Россияне стали вымирать втрое быстрее

Оригинал

Г-н президент Трамп, у нас всё лето идёт дождь и очень холодно. Дональд, мы называем вас по имени, чтобы вы поняли, что это вам, а не нашему; нашего и так весь мир знает, называть не надо.

2783928
фото: Алексей Меринов

Сперва его знали с хорошей стороны, но потом узнали и с плохой (на взгляд НАТО, Обамы и пр.). Сами виноваты. В частности, если вы ещё не поняли: в том, что США узнали Путина не с лучшей стороны, виновата сама Америка. Сперва она (Буш) узнала его с хорошей стороны и была очень довольна (и уж очень наивна). А потом…

Если вы, г-н президент США, ещё не поняли, к чему мы клоним и что происходит, то это странно. Прямо сказано: у нас дождь и холод. Всё лето. Вы нас достали своим климатическим оружием. Достали так, что даже наши сенаторы уже вслух, публично и перед кем попало рассказывают про вашу американскую подлянку. Но сенаторы бывают удивительно слабонервными. Стыдно! Наша важная дама плакалась, можно сказать, в американскую жилетку, то есть искала сочувствия. А надо так, как наш президент. Ответ в табло должен вспыхнуть. То ли симметричный, то ли асимметричный.

Вы думаете: что ль у нас нету климатического оружия? Есть, и давно. Ещё и почище вашего: землетрясения, пожары, цунами, фукусимы. Наши технологии отработаны в Сибири. Даже байкальскую тайгу не пожалели ради испытаний.

Г-н президент Трамп, может, вы из-за скандалов со своими прокурорами и со своей прессой не заметили, какие сейчас бушуют в Калифорнии пожары? Давайте мириться. Мы выключаем пожары — вы даёте Америке понять, что это ваша заслуга, — счастливые аборигены прекращают нагнетать ваш импичмент — а вы в благодарность немедленно делаете нам лето.



Оригинал

1457012

Читайте также:

Юлия Калинина — Лекарственная наркомания в России поощряется государством

Дарья Федотова — «Жо…» — отреагировали на приговор осужденные за убийство Немцова

Камакин — Депутаты хотят нагнать страха на соцсети

Умер Даниил Гранин

Ушёл свидетель эпохи. 1919–2017. Он родился, когда на Украине шла Гражданская война, и умер, когда на Украине идёт Гражданская война. Трагическая эпоха.

Свидетель обвинения
Фото: ordenrf.ru

Гранин — не безмолвная покорная жертва времени и обстоятельств, а боец, который сперва воевал, потом написал. Воевали миллионы, а из тех, кто выжил, очень немногие решились честно написать.

У большинства настоящих писателей книги важнее их личной судьбы. «Гамлета» ставят 400 лет, а личная жизнь Шекспира не имеет значения. Романы Достоевского покорили весь мир, а подробности биографии…

Судьба Гранина больше, чем его романы. Главным событием стала для него Ленинградская блокада. Главным произведением — «Блокадная книга» (вместе с Алесем Адамовичем). Главной речью — выступление с трибуны парламента Германии в январе 2014.

Сорокаминутная речь потрясла весь мир. Вот отрывки.

«…Первые же дни войны меня и многих моих товарищей жестоко отрезвили. Нас разбомбили, когда наш эшелон только прибыл на линию фронта. И с тех пор мы испытывали одно поражение за другим. Бежали, отступали, опять бежали. И наконец где-то в середине сентября мой полк сдал город Пушкин и мы отошли за черту города. Фронт рухнул. И началась блокада…

...За двадцать пять дней декабря умерли 40 тысяч человек. В феврале ежедневно умирало от голода по три с половиной тысячи человек. В дневниках того времени люди писали: «Господи, дожить бы до травы». Всего от голода умерло более одного миллиона человек. Маршал Жуков в своих воспоминаниях пишет, что умерли 1 миллион 200 тысяч человек. Смерть начала участвовать безмолвно и тихо в войне, заставляя этот город сдаться…

...Спустя 35 лет после войны мы с белорусским писателем Адамовичем начали опрашивать уцелевших блокадников. Спрашивали, как они выживали, что творилось с ними во время блокады. Там были поразительные, беспощадные откровения. У матери умирает ребёнок. Ему было три года. Мать кладёт труп между окон, это зима… И каждый день отрезает по кусочку, чтобы накормить дочь. Спасти хотя бы дочь. Дочь не знала подробностей, ей было двенадцать лет. А мать всё знала, не позволила себе умереть и не позволила себе сойти с ума. Дочь эта выросла, и я с ней разговаривал. Тогда она не знала, чем её кормят. А спустя годы узнала…

...Когда мы писали «Блокадную книгу», мы задавались вопросом — как же так, ведь немцы знали о том, что происходит в городе, от перебежчиков, от разведки. Они знали об этом кошмаре, об ужасах не только голода, — от всего, что происходило. Но они продолжали ждать. Ждали 900 дней. Ведь воевать с солдатами — это да, война — это солдатское дело. Но здесь голод воевал вместо солдат.

Я, будучи на переднем крае, долго не мог простить немцев за это. Я возненавидел немцев не только как противников, солдат вермахта, но и как тех, кто вопреки всем законам воинской чести, солдатского достоинства, офицерских традиций уничтожал людей. Я понимал, что война — это всегда грязь, кровь, — любая война… Наша армия несла огромные потери — до трети личного состава. Я долго не решался написать о своей войне. Но всё-таки написал об этом книгу не так давно. Рассказал о том, как я воевал. Зачем я это сделал? Наверно, это было подспудное желание рассказать всем моим погибшим однополчанам, которые погибали, не зная, чем кончится эта война, не зная, будет ли освобождён Ленинград. Я хотел сообщить им, что мы победили. Что они не зря погибли…»

Немцы аплодировали Гранину стоя — президент Гаук, канцлер Меркель, все депутаты. Дома он такого единодушного одобрения не встречал. Один из наших министров-временщиков назвал враньём рассказ Гранина о блокаде; министру не понравилась правда о том, как в блокадном Ленинграде питались партийные вожди: икра, пирожные, балык…

Прокурора в судебном процессе называют «государственный обвинитель». Гранин выступил как человеческий обвинитель. Обвинитель государств от имени людей. Свою главную речь он произнёс в 95 лет. Речь эта обвиняла и гитлеровскую Германию, и советское руководство за одно и то же — за невероятную жестокость.

На этом историческом процессе до сих пор есть адвокаты. Находятся такие и там, и тут. Но они бессильны. Обвинитель Гранин вынес приговор, и обжалован он не будет.

1457012

Читайте также:

«Арестованный полковник СКР Ламонов написал выдающееся письмо Путину»

«Продукты СССР — что ели и пили строители коммунизма: фотогалерея»

«Экономист Андрей Мовчан предсказал перестройку в России через 20 лет»

Оригинал

03 июля 2017

Шлем без героя

Космонавты! Всё чаще так называют тяжело экипированных людей, которые появляются на улицах и площадях… Чтобы что?

2778224
Фото: Алексей Меринов

Одни считают: чтобы охранять конституционный порядок; другие — чтобы бить, хватать, арестовывать; третьи тупо наблюдают, не понимая, не давая оценки, вообще не думая (пока сами не получат дубинкой по башке за то, что случайно оказались на центральной улице в День России).

Космонавты? Где вы видели космонавтов с дубинками, с пистолетами, наручниками?

Шлем? Да, эти в шлемах и космонавты иногда в шлемах. Космонавты — когда выходят в открытый космос, а эти — когда выходят на улицу, чтобы закрыть недовольных.

Как настоящие космонавты относятся к тому, что название их профессии приобрело карательный смысл? Может, им обидно, а, может, наплевать. Но нам не наплевать. Имя — очень важная вещь. Назовёшь орлом — растает от удовольствия, назовёшь козлом — полезет в драку.

Космонавты — герои. Невероятно смелые, обязательно очень умные, очень много знают, очень много умеют. Но главное — герои. Потому что там, где они работают, — случись что — никто не придет на помощь.

А эти уважаемые сотрудники — в шлемах, в бронежилетах, наплечниках, наколенниках — им ничего не угрожает. После разгона вся дивизия с трудом предъявляет два поцарапанных мизинца. За несколько лет только один получил сильный удар по голове от какого-то подонка. Но именно этого подонка не поймали, не опознали, не нашли потом. А за поврежденный мизинец задерживают пачками, судят, сажают.

Эти с дубинками, вероятно, считают протестующих дураками, а себя очень умными (так им легче). Но есть уверенность, что по уму, по уровню интеллекта они в космонавты не годятся.

Эти, вооруженные и защищенные, которые группами бросаются, чтобы схватить одного парня или одну девчонку, — герои? Может, сами они себя и считают героями (так им легче бить безоружных), но мы-то не обязаны их героями считать. И геройским словом «космонавты» их называть не стоит. Найдите другое: каратели, роботы, штурмовики — всё, что угодно, но без геройского оттенка. Роботы бездумно исполняют приказы, штурмовики бьют недовольных, каратели с дрессированными овчарками наказывают противников коррумпированного режима, враждебного родной стране. Мало ли терминов.

Шлемы торчат над плечами и у «Ночных волков», но шлемы им ума не прибавляют, не делают их героями.

Конечно, всем хочется выглядеть красиво, носить гордое имя. Мы же помним, что 23 года назад идиотски развязанную войну на Северном Кавказе официально именовали «восстановление конституционного порядка». И что, восстановили? А слово «Конституция» понесло невосполнимые потери.

1457012

Читайте также:

«Путин далек от Трампа: анонсированных переговоров в графике президентов нет»

«Апокалипсис отложили на осень: пять факторов глубокого кризиса российской экономики»

«Смута-2024: почему бы не сделать Путина царем»

Оригинал

Оригинал

Г-н президент, поступило предложение от вашего друга Никиты Михалкова. Он рекомендует свозить сотни молодых людей, арестованных на несанкционированном митинге, на стадион, где вы лично будете их учить уму-разуму. Идея прекрасная. Хотя, когда арестованных за политический протест сотнями свозят на стадион, то в голову приходит не футбол, а стадион в Сантьяго (Чили), превращённый в концлагерь для 40 тысяч противников режима.

2775612
фото: Алексей Меринов

МИХАЛКОВ (по радио «Коммерсантъ-FM»). Я убеждён, что с молодыми надо разговаривать. Вот забрали 500 человек после того несанкционированного митинга (12 июня 2017‑го). Потом собрали их на стадионе, и пришёл к ним президент и сказал: «Пацаны, так и так и так». Власть должна разговаривать с этими людьми спокойно, на фактах доказывая им, где их неправота. А если правота есть, то каким образом можно вместе исправить то, что не нравится.

Вот, г‑н президент, что значит настоящий кинорежиссёр. Он не только мизансцену придумал, но и вашу речь сочинил. Вам осталось выучить и с интонацией государственной мудрости сказать: «Пацаны, так и так и так», — а Михалков снимет это кино и будет показывать за деньги. (Мы не помним, чтобы он бесплатно что-нибудь показывал.)

Есть, конечно, некоторые шероховатости. Получается, надо сперва арестовать, а потом разговаривать. Безусловно, с арестованными говорить проще, чем со свободными. В данном случае свобода хуже, чем несвобода. Да и удобно ли будет вам, президенту России, исправлять что-то вместе с арестантами? Возможно, тут надо что-то додумать.

Прежде чем сделать вам по радио такое предложение, Михалков сказал, что на Тверскую молодёжь 12 июня пошла бить полицию. Вот его слова о борьбе с недостатками в России:

МИХАЛКОВ. Борьба заключается не в том, чтобы отправлять несовершеннолетних детей бить полицию, чтобы потом искорёжить себе жизнь. Но нельзя детей. Вот эти абсолютно незнающие и непонимающие, что они делают, но ради драйва, ради кайфа кинуться на полицию, и после этого чтоб, не дай господь, кого-нибудь из них одного ранили или, не дай бог, убили, — это есть чудовищное преступление. Но к этому нас толкают.

Г-н президент, вот, оказывается, что случилось. Кто-то отправил тысячи детей бить полицию. Хотелось бы понять, как складывается картина мира в воображении Михалкова и тех, кто верит его словам или сами думают так же.

Чтобы отправить, надо сперва убедить. Чтобы молодёжь пошла бить полицию, она должна об этом заранее договориться.

Значит, дело было так. Сперва сговорились десятки тысяч. На это требуется время, как минимум сутки.

Полицейские узнали об этом, но не разбежались, не попрятались! Нет, они надели шлемы, бронежилеты, наколенники, налокотники, наплечники, взяли дубинки и прочие спецсредства, пригнали автозаки — всё подготовили.

И когда дети приехали на Тверскую бить полицию, то заколебались. Они ж без оружия приехали, без дубинок, в майках, даже без шапок — просто с голой головой.

Короче, бить гвардейцев дети не стали. Что ж оставалось делать полиции? Не напрасно ж она с самого с ранья там ждала. Голодные, злые, ведь праздник — День России. Как его не отметить? Как не отметелить сговорившихся врагов (даже если они не нападают)? Инструкция простая: скулу на скулу перемножу, рожу растворожу, анус на нос натяну.

Г-н президент, может быть, ваш друг Михалков (мастер батальных сцен и комбинированных съёмок) снял для вас специальное индивидуальное кино, как дети на Тверской бьют полицию. Но в жизни на празднике Дня России всё было наоборот. Добавим — и вам как спортсмену это будет понятно, — не было там никаких единоборств. Было нечестно. На одного мальчишку бросалось четверо, пятеро, шестеро гвардейцев, заламывали руки, били дубинками, волокли по асфальту и по плитке…

Если бы про детей, которые пошли бить полицию, Михалков говорил в тот же день, 12 июня, то можно было бы предположить, что ему кто-то навешал лапши на уши, а он с энтузиазмом, со страстью, до сих пор свойственной этому художнику, повторил. Но говорил он это 24 июня — почти через две недели, когда всем всё уже было известно. Уже полиция написала свои протоколы, где нету арестованных за побои, нанесённые гвардейцам. Уже видеокадров полно: все одинаковые — группа гвардейцев бросается на одного. Не хватает нападающего, а нападает сама на беззащитного.

Кто-нибудь может назвать Михалкова лжецом. И формально это будет правда, ибо то, что он утверждает, прямо противоположно тому, что было в реальности. Но мы Михалкова лжецом не назовём, потому что он искренне верит в то, что говорит; у него в голове такая реальность. Можно сказать, он фанатично верит в собственные слова. А фанатика никакие протоколы, никакие видеосъёмки переубедить не могут — на то он и фанатик.

Увидеть в реальности молодёжь, которая 12 июня приехала на Тверскую бить полицию, было невозможно. Люди приехали с другой целью, были безоружны и не нападали. Это не «мажоры с телефонами», не клопы, не Тесак и ему подобные, больные нацизмом. Это здоровая Россия. Михалкову или померещилось, или ему кто-то наговорил чепухи, а он и поверил.

…Не стали бы мы вам писать о фантазиях Михалкова, о его заблуждениях (возможно, искренних), если бы не мысль о том, что и с вами, г‑н президент, может такое случиться: кто-то наговорит, а вы и поверите. И тогда, если на стадион свезут недовольных граждан, то говорить с ними будете не вы, а кто-то другой. И по-другому.

Г-н президент, только что в «Артеке» вы учили нас журналистике. Хотя говорили вы с девочкой, но ваши слова тотчас становятся руководством для взрослых. Например, вы по Прямой линии утешаете несчастного ребёнка, а губернаторы уже мчатся строить больницы, давать квартиры… Вот ваш урок, ваше указание прессе:

ПУТИН. По каким критериям оценивать события, мне кажется, это очень важно. Может быть, это самое главное. И делать так, чтобы было не обидно тем, в отношении кого они (журналисты) пишут свои репортажи.

Девочки разные бывают
фото: Алексей Меринов

Далее в репортажах говорится: «Девочка согласилась с президентом».

Девочка, конечно, молодец, хорошо воспитана, но мы — не девочки (в смысле, не дети), у нас немедленно возникли вопросы к учителю, к вам. Самое главное — как писать, чтобы было не обидно тем, о ком…

Обидчивость индивидуальна. Кого-то публично называют вором, а ему наплевать. Другой же подаёт в суд иск о защите чести и достоинства, стоит всего лишь усомниться в научной ценности его диссертации.

Когда Россией стал руководить тандем, то очень скоро выяснилось, что его передняя часть на критику внимания не обращает, а вот задняя — жутко обидчива.

Обидчивые чиновники (а речь именно о них) очень хорошо знают, на кого можно обижаться, а на кого нет. Сколько раз вы публично разносили очень важных начальников (министров, губернаторов) — никто не обижался. Вы их и так, и сяк, а они мило улыбаются.

Попробуй какой-нибудь журналист в местной газете задеть губернатора. Обида будет большая. Могут выгнать, избить, убить. А если то же самое скажет федеральный телеканал, то губернатор совсем не обидится, наоборот — спасибо скажет. Помните, у Маяковского:

Критика снизу — это яд.
Сверху — вот это лекарство!
Ну, можно ль позволить низам, подряд,
Всем! — заниматься критиканством?!

* * *

Г-н президент, глядя, как вы объясняете девочке принцип работы прессы, мы забеспокоились: вдруг вы опять произнесёте свою любимую формулировку: «Власть, как мужчина, должна пытаться, а пресса, как женщина, должна сопротивляться». То ли вы это, слава богу, не сказали, то ли это не попало в репортажи — не знаем.

Учить девочек сопротивляться — это очень правильно. Но в этой вашей формуле власть, извините, выглядит насильником, который пытается, несмотря на то, что женщина сопротивляется.

Вы повторяете эту шутку годами, и результат налицо. Власть всё сильнее пытается, а пресса всё слабее сопротивляется. Даже почти уже не сопротивляется, лежит, глазки закрыла…

…Если в стране есть хоть одно лицо, которое нельзя критиковать, пресса умирает. Потому что у этого лица всегда есть друзья детства, одноклассники, однокурсники, сослуживцы. Очень быстро все понимают, что этих друзей тоже критиковать опасно: обидятся, засудят, разорят, спасибо, не убьют. Поэтому лично вас критиковать надо хотя бы ради того, чтобы пресса не подохла окончательно. А без прессы и стране может наступить кирдык. Поэтому мы тоже пытаемся, хотя власть сильно сопротивляется.

Вот пример. Вас постоянно умоляют решить проблему мусора. Вы несколько раз говорили, что это криминальная тема, крутятся миллиарды, полно нелегальных свалок, виновных не найдёшь. На недавней Прямой линии вы обещали спасти Балашиху.

ЖЕНЩИНА (жительница Балашихи). Обращение к Вам — это последняя надежда!

ПУТИН. Вопрос очень болезненный и сложный… Принято решение о строительстве мусороперерабатывающих заводов. На первом этапе их будет пять, четыре из них — в Московской области. Кстати говоря, это хорошие технологии, японские, по-моему, «Хитачи», и строить будет наша компания «Ростех». Надо сделать это как можно быстрее.

Г-н президент, журналистский долг обязывает нас сказать: это плохие заводы, плохие технологии.

Заводы, которые решено построить под Москвой (4 штуки) и в Казани (один), производят чрезвычайно опасный яд. На языке чиновников он называется «зольные остатки», а на самом деле это болезни и смерть.

В Европе категорически отказались именно от таких заводов. Четыре московских по плану должны сжигать 2,8 миллиона тонн мусора в год. При этом будет оставаться 900 тысяч тонн ядовитой золы. Такую золу необходимо хоронить в специальных могильниках. Они многократно дороже полигонов, куда сваливают обычный мусор. Будет ли соблюдена технология? Её не соблюдают, когда кладут асфальт, а уж чего проще. Так и при строительстве заводов и могильников будет нарушено всё, что у нас нарушается всюду и везде: качество материалов, качество работ.

Кроме того, при сжигании получается тонкая пыль, которую заводские фильтры (очень дорогие) кое-как улавливают, и — тончайшая пыль, против которой фильтры бессильны. В этой пыли — диоксин — смертельный яд, влияющий в том числе и на генетику, он не разлагается никогда, он будет травить людей тысячи лет. Он попадёт в воздух, в воду. Будем дышать, будем пить, будут рождаться уроды…

Мы писали вам об этом письма: «Золотое дерьмо» («МК» 25 апреля 2016), «Граждане, воздушная тревога!» («МК» 19 марта 2017). Не верите нам — спросите экологов. Не верите экологам — спросите разведчиков. Пусть они шпионскими методами выяснят, почему европейские страны отказались от этих заводов, которые теперь фирма «Хитачи» готова нам продать, как говорят, по 25 миллиардов рублей за штуку.

Кроме земли и атмосферы они отравят экономику: вывоз мусора станет «золотым» (чтобы окупить расходы). Вдобавок эти заводы будут производить электроэнергию, хотя у нас её и теперь избыток. Мусорное электричество окажется в разы дороже нынешнего, но нас заставят покупать…

Г-н президент, посмотрите, кто продвигает эти «идеи», кто владельцы, кто и как делит рынок, торгующий мусором. Рынок, насквозь криминальный, по вашим собственным словам.

...В «Артеке» вы учили детей правильной журналистике. Вы, конечно, плохому не научите. Но когда вы говорите, что пресса должна писать так, чтобы не обидеть, невольно чувствуешь себя Иванушкой-дурачком, которому царь повелел: пойди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что.

Оригинал

1457012

Читайте также:

«В деле «пьяного мальчика» новая жертва экспертизы — девятилетняя девочка»

«Бить домашних можно, но без мата: новый законопроект Госдумы»

«Дело Серебренникова может быть отвлекающим маневром»

Решились бы вы приговорить чеченцев к пожизненному, даже будучи уверены в их виновности?

2772924

Был убит Немцов. Обвиняемые — чеченцы. Их начальников даже допросить не удалось.

Во вторник 27 июня присяжные должны вынести приговор обвиняемым, начальники которых сильнее закона.

Чувствуют ли присяжные себя в безопасности?

Чувствуют ли они себя в безопасности на всю оставшуюся жизнь?

Вот у кого я бы взял интервью, пусть даже не очень надеясь услышать правду.

Что они чувствуют сегодня? Хорошо ли спят? Что им говорят их близкие?

Допустим, им ничего не грозит. Но кто ж это может знать.

Оригинал

1457012

Читайте также:

«Бывший опер МУРа рассекретил странную экспертизу по делу «пьяного» мальчика»

«Госдума одобрила курортный сбор: семья за неделю отдаст тысячи рублей»

«Путину нужен протест против Путина»

Граждане России любят Сталина всё больше и больше. Это нам регулярно сообщают социологические опросы.

Вот свежий пример. ФОМ: «За 12 лет число жителей, положительно оценивающих деятельность Сталина во время Великой Отечественной войны, выросло на 10 процентов».

В 2005-м одобряющих было 40%, в 2017-м стало 50%. Но Сталин с 1953 года ничего не сделал. Почему же люди передумали? Специалисты объясняют: тоска по сильной руке; чтоб ворюг сажали, а врагов народа расстреливали; и чтоб страну уважали.

Любителям Сталина
фото: Алексей Меринов

Но разве в 2005-м люди этого не хотели? Мы всегда этого хотим. В чём же причина изменения? Ведь оно очень большое.

Опрашивают взрослых, их у нас 110 миллионов. Выходит, в 2005 году Сталина одобряли 44 миллиона, а теперь 55. Получается, 11 миллионов человек передумали.

Конечно, маленько изменилась атмосфера. Люди стараются правильно отвечать, чтоб избежать неприятностей (мало ли что). Вообразите: официальное лицо в 1916-м спрашивает мужика:

— Как вы относитесь к царю Николаю II?

— Любим! Обожаем!

— Как вы относитесь к барину?

— Отец родной!

— Как вы относитесь к православной церкви?

— Господи!

А завтра резали, вешали, жгли.

«Как вы относитесь к Хрущёву?» 1954 год — ура! 1956 — ура-ура! 1964 — долой! 2014 — кто это?

...Когда нам сообщают результаты опроса, мы не знаем, сколько людей отказались отвечать. Растёт ли число отказов? Растёт ли число отвечающих неискренне?

Конечно, работает пропаганда. И прямая, и косвенная. Попробуйте посчитать, как часто имя Сталина звучит рядом со словом «Победа» и как часто — рядом со словом «ГУЛаг». Разница окажется в сотни, а то и в тысячи раз. Особенно для тех, кто живёт с телевизором.

Вполне возможно, что кто-нибудь изменил своё отношение к Сталину под влиянием пропаганды. Действительно передумал. Но не это главное.

Люди не столько передумали, сколько вымерли.

С 2005 по 2016 год в России умерли 24 миллиона человек. Точнее: 24 081 863. (За это время родился 21 миллион. Но число жителей России почти не меняется, поскольку убыль коренного населения покрывается притоком мигрантов.)

24 миллиона умерших — это больше 20 процентов взрослых. Старые умерли, новые повзрослели.

Прежние знали о Сталине больше нынешних. Успели хлебнуть. Не успели забыть погубленных напрасно.

Старики, жившие во второй половине ХХ века, знали историю Великой Отечественной войны лучше, чем молодые люди второго десятка ХХI века. Знали на собственной шкуре. Знали войну, а не про войну. Видели больше окопов, чем парадов. А нынешние видят лишь парады.


фото: Архив МК 

Многие фронтовики ненавидели его, но молчали (за неосторожное слово можно было отправиться на тот свет). Ненавидел ли он фронтовиков — трудно сказать. Но чем объяснить, что солдаты, выжившие в гитлеровских лагерях, были отправлены в сталинские.

Недавно в Государственной думе было названо общее число потерь в Великой Отечественной: 42 миллиона. В полях подо Ржевом до сих пор лежат десятки тысяч непохороненных солдат. Вот кого бы спросить, но их уже нет. А чем меньше свидетелей, тем легче сочинять.

Не только мёртвые улучшают статистику в пользу Сталина. За те же годы из России (по официальной статистике) эмигрировали около 5 миллионов человек. А по утверждению руководимого Кудриным Комитета гражданских инициатив, реальное число гораздо больше. Вот некоторые конкретные данные за 2013 год:

Как видим, разница где в 10, где в 20 и более раз. Так же выглядит статистика других наших счастливых лет; откройте сами в интернете «Доклад Кудрина».

При чём тут Сталин? При том, что чаще уезжают те, кому Сталин не нравится, а остаются те, кто ставит ему новые памятники.

Потом очередной опрос; и нам сообщают, что миллионы граждан передумали и полюбили. Нет. Умерли, уехали, а любители покрыли дефицит поголовья. Но головы у поголовья уже иные.

Два месяца опрашиваю молодых (от 15 до 25 лет), задаю простые вопросы: что такое Колыма? Большинство отвечают «не знаю», но попадаются такие ответы: компьютерная игра, лошадь, телега, какое-то блюдо… Спросил одного симпатичного человека (русский, 27 лет), что такое Магадан? Ответ: рыба.

Не верите? Ну, поиграйте сами. Конечно, можете напороться на эрудита, которому родители с детства подсовывали «Колымские рассказы» Шаламова. Но процент знающих эту книгу будет разительно меньше, чем в конце 1980-х.

Читатели Шаламова не забыли Шаламова. Они просто умерли. Так уходят, почти ушли настоящие ветераны (фронтовики, не интенданты). Жертвы ГУЛага не передумали, не полюбили Сталина, просто умерли. И дети их умерли или не родились. А охранники плодились, и дети их плодились — такая у нас была селекция, такой естественный отбор. Сталин для охранников действительно в каком-то смысле отец родной. Былинный герой. Такой Илья Муромец — богатырь, защитник родной земли от поганых половцев (немцев, американцев). Без войска, один справляется.

Теперь охранники на каждом шагу — бессмысленные скучающие, их сотни тысяч. Теперь мы чемпионы мира по охранникам и — парадокс — чемпионы мира по воровству.

Жаль, никто пока не выяснил, как относятся к Сталину охранники и как к нему относятся биологи, математики, астрономы. Не выяснил и не сравнил. А ведь там возможна радикальная разница, убийственная для мёртвого, но в каком-то смысле очень живого руководителя страны. Если б мы осознали, что он — бог охранников (даже если они занимают важные посты в Министерстве культуры), возможно, желающих поклоняться стало бы меньше.

Конечно, человек может передумать. Некий условный Дима в 1956-м (год разоблачения культа личности) думал, что Сталин плохой, в 1990-м — никакой, в 2017-м — хороший; за 60 лет человек меняется сильно. Но если этому Диме в 1956-м было 3 года, то он о Сталине вообще не думал. Если этот Дима служил (предположим) в КГБ, то в 1990-м ему было 37, и если он вдруг попадал под опрос, то никогда не отвечал искренне, а всегда как выгодно, как правильно, как для карьеры полезно. А что он думает теперь — один чёрт знает.

На опросы сейчас отвечают другие. Жестокого Сталина гражданин хочет не для себя, а для чиновников-коррупционеров. Он желает вернуть смертную казнь — но ведь не для себя же.

В эпоху тотальной электронной слежки человек предполагает, будто все его слова и даже мысли известны и что где-то кто-то сводит баланс: суммирует плюсы и минусы… Есть множество людей, которые уверены, что, даже когда они в закрытой избирательной кабинке ставят галочку в квадратик, начальству станет известно, правильно ли он проголосовал. В этот момент в голове у такого гражданина ни Родины, ни чести, ни совести — только страх.

Фраза «За Родину без Сталина» вызывает у человека дискомфорт. Он не хочет её слышать, а тем более повторять. Потому что она может вызвать непрошеную ассоциацию с каким-нибудь глупым несанкционированным выкриком типа «За Россию без Путина».

Официальная статистика: с 2000-го по 2016-й умерло 35 555 551 человек. 35 с половиной миллионов.

Не будем обожествлять результаты нынешних опросов. Придут другие времена.

Оригинал

1457012

Читайте также:

«Рубль пал смертью храбрых от трехсторонней атаки»

«Чудовищные цифры: глава Счетной палаты «убила» всех отчетом»

Кандидат в президенты РАН: «Сырьевой элите наука не нужна»

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире