minkin

Александр Минкин

19 июня 2016

F
Г-н президент, читая это письмо, вы будете восхищены. Возможно, даже начнёте аплодировать. Письмо замечательное, умное, совершенно точное и очень патриотическое. Жаль только, что мы тут ни при чём. Мы на этот раз — просто почтовый голубь: несем вам чужие слова.

Их произнёс американский профессор на экономическом форуме в Питере. На форуме вы были, но на выступлении профессора Грэхэма вас не было; может, и к лучшему: все чувствовали себя свободно. Ваш многолетний соратник Греф слушал внимательно, улыбался и кивал в знак согласия. Да и как тут не согласиться?

Россия —  родина слонов
фото: Алексей Меринов

Лорен ГРЭХЭМ. Почему Россия мало выгоды извлекла из гениальных работ своих ученых и инженеров? Почему продолжает расти разрыв между государствами, которые пожали плоды четвертой индустриальной революции, и теми, кто не смог это сделать?

Реальность в том, что Россия — одна из тех стран, которые однозначно не смогли пожать плоды четвертой промышленной революции. Маленькая Швейцария каждый год экспортирует в 3–4 раза больше высокотехнологичных продуктов, чем Россия. Почему?

У России такие талантливые творческие научные сотрудники. Почему с таким количеством ученых Россия не может извлечь экономическую выгоду из результатов их исследований?

Есть ключевая разница между изобретением и инновацией. Вот вы изобрели что-то на рабочем столе или в лаборатории. Ничего похожего раньше не было. Мы вас поздравляем: если вы смогли это сделать — вы изобретатель! Однако инноватор — это совсем другое. Инновационность означает: взять это изобретение и сделать его коммерчески успешным. Причем успешным не только для вас, но и для общества, где вы его внедрили.

Противоречие и странность в том, что русские изумительно изобретают и очень плохо занимаются инновациями.

Вот несколько примеров. Русским ученым принадлежат две Нобелевские премии в области лазерных технологий. Но сейчас нет ни одной российской компании, которая занимала бы сколько-нибудь значительное место на рынке лазерных продуктов и технологий.

Электрические лампочки изобрели в России. По сути Томас Эдисон позаимствовал эту идею у Яблочкова, русского ученого. Но затем американские компании захватили этот рынок, и никакая российская компания с ними не стала конкурировать.

Попов, русский ученый, передавал информацию по радио раньше Маркони. Но сегодня у России нет сколько-нибудь заметных успехов на международном рынке радиоэлектроники.

Россия первая запустила искусственный спутник Земли. Но сегодня у России менее 1% мирового рынка телекоммуникаций.

Россия первой создала руками Сергея Лебедева электронный цифровой компьютер в Европе. Но кто покупает российские компьютеры сегодня?

Ещё один пример, он малоизвестен. Нефтяная индустрия в последние годы пережила революцию технологии гидроразрыва нефтяного пласта. Но никто не помнит, что этот процесс изобрели русские. Я могу показать научные статьи начала 1950‑х годов, где они на 100% обосновали процесс гидроразрыва нефтяного пласта. С этой технологией у вас никто ничего не сделал. Я могу этот список продолжать и продолжать.

Исключительно важный вопрос: почему у русских так хорошо получается разрабатывать научные технологические идеи и так плохо получается извлекать из них экономическую выгоду? Ответ кроется не в отсутствии талантов у российских ученых и инженеров, отнюдь. Ответ в том, что в России не удавалось выстроить общество, где блестящие достижения граждан оборачивались бы экономическим развитием страны. Все руководители России — со времен царизма до нынешних времен — полагали, что ответ на проблемы модернизации — сама технология. Считали, что ответ именно в технологии, а не в социально-экономической среде.

Это непонимание было очень чётко показано несколько лет назад, когда я приехал в Россию с ведущими учеными из Массачусетского института технологий (MIT).

Многие россияне спрашивали: как им сравняться с MIT в разработке следующей большой сенсационной научной вещи. Но ученые MIT говорили, что ключ к успеху их института не просто в культуре MIT, но в культуре США в целом.

Что это за элементы культуры, которые позволяют идеям превращаться в коммерчески успешные предприятия? Это демократическая форма правления. Свободный рынок, где инвесторам нужны новые технологии. Защита интеллектуальной собственности, контроль над коррупцией и преступностью. Правовая система, где обвиняемый имеет шанс оправдаться и доказать свою невиновность. Культура эта позволяет критические высказывания, допускает независимость. В ней можно потерпеть неудачу, но попытаться ещё раз. Вот некоторые из «неосязаемых» характеристик инновационного общества.

Но русские, с которыми мы говорили, особенно в институтах и университетах, не понимали эти моменты. И они продолжали задавать конкретные вопросы: нанотехнологии, информационные технологии, трехмерная печать. Они спрашивали, какая конкретная технология может принести успех. Наконец уставший от этих вопросов ректор MIT г-н Райф повернулся к своему российскому визави и сказал: «Вам нужно молоко без коровы!»

В настоящий момент руководители России пытаются провести модернизацию, но, к сожалению, в русле своих предшественников — царей и советских руководителей. Они пытаются отделить технологии от социополитических систем. Они говорят, что поддерживают Сколково, этот амбициозный и дорогой клон Силиконовой долины. Но в то же время (я должен это сказать, простите) они запрещают демонстрации, они подавляют политических оппонентов и предпринимателей, у которых скопилось достаточно власти, чтобы бросить им вызов. Они перекашивают правовую систему в своих целях. Они подписывают законы, которые обвиняют русских, сотрудничающих в научных разработках с другими. Они поддерживают авторитарные режимы.

Такая политика может привести только к возникновению общества, где люди втягивают голову в плечи, опасаясь быть наказанными. Модернизация означает для них, к сожалению, получение новых технологий при отказе от экономических и прочих принципов, которые эти технологии продвигают и доводят до успеха. Им нужно молоко без коровы. И пока остается эта политика, научный гений русских людей, которых я так уважаю, останется экономически нереализованным.

Слева американский профессор Лорен Грэхэм, справа — председатель Сбербанка Герман Греф. Грэхэм с Грефом пополам.

★★★

Г-н президент, из слов профессора Грэхэма очевидно, что он сочувствует нашей стране, восхищается нашими учёными. Он хорошо сказал, но ведь он не сказал ничего нового. Тысячи людей говорили это властям царской России, говорили в СССР, продолжают говорить лично вам. Сколько писем мы вам об этом написали! А что толку?

Сотни тысяч учёных уехали и уезжают просто потому, что не могут здесь воплотить свои идеи. А случись инноватор — как только он добивается заметного успеха, у него отнимают бизнес.

Товарищ Сталин на третьей минуте выступления Грэхэма наградил бы его орденом Ленина за то, что этот американский профессор признал — ура! ура! — наш приоритет в изобретении радио и электрической лампочки! Всю середину ХХ века мы бились за такое признание. А над нами смеялись, вышучивали: мол, Россия — родина слонов.

Но на девятой минуте товарищ Сталин приказал бы расстрелять профессора, потому что тот посмел сказать, что печальное состояние нашей науки и инновационных достижений — результат политики Кремля.

Подготовил

Александр МИНКИН.

Оригинал

1457012

Читайте также:



«Забери меня из ада»: гибели детей в Карелии предшествовали безобразия

Евгений Гонтмахер: Деньги для всех даром, или Эксперименты с гарантированным доходом

Путин резко прервал встречу с иностранными журналистами
16 июня 2016

Чужой город

Чужой город
фото: Алексей Меринов

Если ты не узнаёшь свой город — значит, это чужой город.

Если неизвестно кто меняет имя улицы, где ты родился и вырос, — это чья улица?

Если какой-то чиновник (бессмысленно, по капризу) меняет время в твоей стране — значит, это чужое время. И очень может быть — чужая страна…

Мост в Петербурге получил имя Ахмата Кадырова. Говорят, будто многие возмущены. Мол, это их оскорбляет, унижает; мол, это надругательство над городом и жителями города…

Неужели?

Мало кто согласен безропотно сносить унижения и оскорбления. Попробуйте оскорбить человека — он плюнет в лицо, а то и ударит. По меньшей мере даст пощёчину.

90 тысяч жителей Петербурга подписали протест против того, чтобы какой-то мост назвали именем Кадырова. Жителей в Петербурге 5 с лишним миллионов. Значит, протестовали 2 (два) процента. Да и как они протестовали? Вышли на улицу? Нет, по электронной почте, даже зад от дивана не оторвали.

КОНСТИТУЦИЯ РФ.

Статья 31. Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование.

А 98 процентов не протестовали даже у себя в компьютере. Промолчали. Молчание — знак согласия. Пять миллионов ленинградцев молча согласились, что в их городе будет мост Кадырова. Нет никакой уверенности, что это их город. Нет никакой уверенности, что они — граждане.

Власть меняет время — и это чужое время. Власть назначает героя — и это не мой герой. А я всю дорогу — немой. Власть назначает пешку министром, губернатором; каждый из них — не мой. А я всю дорогу — немой… Тут самое время послушать песню Галича:

Промолчи — попадёшь в богачи!
Промолчи, промолчи, промолчи!

Люди молчат. Чиновники говорят. Вот что сказал какой-то чиновник при губернаторе Санкт-Петербурга Полтавченко: «Санкт-Петербург — это часть России. А Россия помнит и чтит всех своих героев. Наша страна не делит героев по национальной принадлежности. Никогда не делила и делить не будет. В этом суть нашего многонационального единства». Безупречно, не так ли?

Чиновники иногда умеют говорить безупречно, напёрстки так и мелькают — попробуй угадать, где шарик — проиграешь с гарантией.

Тебе говорят: вот герой. А потом сразу тебя призывают к интернационализму. И вот получается, что если ты против — то ты националист. Это напёрстки. Давайте сначала разберёмся: кто герой?

Мы эти наименования/переименования видели-перевидели. Кто-то, пользуясь эйфорией народного энтузиазма, переименовывал улицы Москвы. Пушкинская улица стала Большой Дмитровкой, улица Чехова — Малой Дмитровкой. А все Войковские (улицы, проезды, тупики и метро) остались Войковскими.

Эй, начальники, чем вам Пушкин не угодил? Чем вам Чехов не угодил? И чем вам угодил Войков? О нём известно очень плохое. Чем вам угодили Подбельский и Подвойский? Что вы о них знаете?


На открытии моста жители радовались. Как чувствовали, что его назовут в честь поэта. Фото: gov.spb.ru

Мы тут все такие интернационалисты, что никого не спрашиваем, почему питерский губернатор Полтавченко, уроженец города Баку (Азербайджан), генерал-лейтенант налоговой полиции в отставке, решает, какие имена давать мостам в Питере.

И не веря ни сердцу, ни разуму,
Для надёжности спрятав глаза,
Сколько раз мы молчали по-разному,
Но не против, конечно, а за!
Где теперь крикуны и печальники?
Отшумели и сгинули смолоду…
А молчальники вышли в начальники,
Потому что молчание — золото.
          Промолчи — попадёшь в первачи!
          Промолчи, промолчи, промолчи!

Футбольные фанаты храбро дерутся во Франции. А тут? С Полтавченко не подерёшься — он по улицам не ходит. Летит кортеж с охраной, а есть ли он там — в машине, затонированной чернее, чем Чёрный квадрат Малевича? Подраться с депутатами, покорно голосующими? Но и они не ходят. Да и как их узнать, безликих?

Говорят, Россия встала с колен. Неужели? На наш взгляд, даже те 90 тысяч (из пяти миллионов), которые выразили протест, — не встали с колен, не встали с дивана, не вышли на улицу, не стали мешать каким-то арбайтерам привинчивать к мосту табличку.

И теперь, когда стали мы первыми,
Нас заела речей маята,
И под всеми словесными перлами
Проступает пятном немота.
Пусть другие кричат от отчаянья,
От обиды, от боли, от голода!
Мы-то знаем — доходней молчание,
Потому что молчание — золото!
           Вот так просто попасть в богачи,
           Вот так просто попасть в первачи,
           Вот так просто попасть в — палачи:
           Промолчи, промолчи, промолчи!..

Переживём и это. Неделю назад в заметке «Москва. Метро. Станция «Радиоактивный пепел» («МК». 9 июня 2016) мы писали: «Мост имени Ахмата Кадырова… Если жизнь наладится — через десять лет никто уже не вспомнит кто это. Название постепенно сократится, мост будут называть Ахматовским, и все будут радоваться, думая, что он назван в честь большого русского поэта — Анны Ахматовой».

...Если вы знаете русскую пословицу «Бог — не фраер» — будьте уверены: Ахматова победит. Уже победила. Предложенное нами имя пошло в народ. Ничем не вытравишь.

Оригинал

1457012

Читайте также:



Опубликована полная стенограмма суда над российскими болельщиками во Франции

Женский ад: в московском СИЗО «666» творятся страшные вещи

«Пип, понял?»: появилось стыдное видео про мост Кадырова
Москва. Метро. Станция «Радиоактивный пепел»
фото: Алексей Меринов

Имена придуманы, чтобы отличать.

Берёза, сосна, клён, дуб — если человек не дурак, он сразу понимает, о каком дереве идёт речь. Кошка, лошадь, крокодил — тоже сразу ясно.

А люди? Если сказать «Иван», то никто не поймёт, о ком вы говорите: Поддубный? Тургенев? Грозный? Когда людей стало много, придумали отчество, потом добавилась фамилия…

Входишь в метро, глядишь на схему: «Улица 1905 года», «Улица академика Янгеля», «Улица Старокачаловская», «Улица Горчакова»… Чем думают те, кто «придумывает» названия? Ни фантазии у них, ни слуха (добавить бы «ни ума», но нельзя, обидятся).

А ведь есть станции метро, чьи названия легко обошлись без слова «улица»: «Бауманская», «Беговая», «Планерная», «Тверская»… К счастью, таких большинство. Но если бы сегодня затеяли унификацию, то появились бы станции «Улица Красногвардейская», «Улица Красносельская», «Улица Краснопресненская»… А ещё бы лучше: «Улица Волгоградский проспект», «Улица Лермонтовский проспект»…

Сейчас обещают построить тридцать новых станций. Нет сомнений: некоторые из них будут называться «улица», а некоторые начинаться с «ново».

Всё новые «ново» наглядно подтверждают глухоту тех канцелярий, где построенным станциям выписывают имена. За десятки лет люди привыкли, что есть «Новослободская» и «Новокузнецкая». А потом вдруг — «Новокосино», «Новогиреево», «Новоясеневская» и, наверное, появятся ещё. А ведь эти «ново» через три года уже становятся «старо». Всё равно что ребёнка назвать Мальчикдима; вот он уже министр, вот ему уже скоро на пенсию, а он всё мальчик.

С появлением новых станций схему метро неизбежно придётся переделывать. Может быть, стоит прямо сейчас решить, по какому принципу давать названия. Иначе обязательно появится какая-нибудь станция «7-я улица имени 8 марта». Ведь догадались же назвать новую станцию «Улица Старокачаловская». (Спрашиваешь прохожих: «Кто такой Старокачалов?» — «Герой России». Или: «Кто такой Качалов?» — «Герой России».)

Понятное дело: люди уверены, что если уж назвали станцию или улицу какой-нибудь фамилией, то, конечно, в честь героя.

Сейчас в Питере идут диспуты и митинги: власть решила назвать мост в честь Кадырова, а многие жители категорически против. Власть, видимо, считает его героем, а протестующие — антигероем. Но и то, и другое потому, что фамилия на слуху. А ведь забвение неизбежно.

Улица имени станции, станция имени улицы… Вот, например, станция «Улица академика Янгеля»; если он известен — зачем добавлять слово «улица» и слово «академика»? Есть «Пушкинская», «Тимирязевская», «Тургеневская»… «Кутузовская» обошлась и без слова «проспект», и без слова «фельдмаршал».

А мост имени Ахмата Кадырова… Если жизнь наладится — через десять лет никто уже не вспомнит кто это. Название постепенно сократится, мост будут называть Ахматовским, и все будут радоваться, думая, что он назван в честь большого русского поэта — Анны Ахматовой.

А если жизнь наладится по-другому, детишки в садике будут учить стихи про Ахмата-Хаджи, а Михалков и в новый гимн его впишет.

Если бы с самого начала придумали правильный подход — какие бы красивые и понятные были названия у станций нашего метро! Скажем, если с одного конца «Юго-Западная», то с другого была бы «Северо-Восточная», а не «Бульвар Рокоссовского»-бывшая «Улица Подбельского». Если внизу «Южная», то наверху должна быть «Северная».

На запад могли бы идти по порядку столицы враждебных стран: «Киевская», «Варшавская», «Берлинская», «Лондонская», а на самом конце — станция «Пустырь радиоактивного пепла»-бывшая «Вашингтонская».

Оригинал

1457012

Читайте также:



Крымский паралич: местная власть уничтожает науку на полуострове

Новейший российский самолет испытали охлажденными курами на птицестойкость

Невыключенный микрофон выдал тайну переговоров Путина и Лукашенко

Г-н президент, вы согласны, что Россия — последняя надежда Бога?

Вопрос важный, а кроме вас ответить некому. Вы же сами не раз заявляли, что «в России президент отвечает за всё!» — а тут не пустяки, тут ответ нужен на самом высоком уровне.

Последняя надежда
фото: Алексей Меринов

Вдобавок у вас было много времени, чтоб обдумать это дело со всех сторон. Вы каждый день едете по нашей Родине (из Ново-Огарёво в Москву и обратно) по Рублёвскому шоссе, а там огромные плакаты про Бога и Россию. Вот полный текст: «Россия — миродержавная сила, последняя надежда Бога на земле!»

Почему-то кажется, что здесь не на «двушечку» наберётся, а на целую «пятёрочку». И вот почему.

Сильнее всего смущает словосочетание «последняя надежда». Его употребляют, когда речь идёт об отчаянном, безвыходном положении. Погрязший в долгах клянчит: дай взаймы, ты — моя последняя надежда. У Бога долгов нету. Умирающий молит врача: доктор, вы — моя последняя надежда. Но Бог же не умирает, Он вечен.

2499566
Фото: Елена Петрова


А Россия? Что имеется в виду: государство? география? Но Бог от государств ничего не ждёт. Он требует от человека. Все заповеди обращены к человеку. Шла бы речь не о надежде, а о наказании — другое дело.

Царства Он наказывал не раз; в том числе за грехи царя (см. Ветхий Завет). Однажды Он утопил всё грешное человечество (см. там же, про потоп). Он наказывал города за грехи граждан: Содом — какой там был строй? Уж точно не президентская республика. И точно — их наказали не за войну, а за всеобщее паскудство. Бог готов был пощадить весь город ради десяти праведников, но, увы, их не нашлось. Тысячи царств-государств исчезли с лица земли (некоторые — у нас на глазах), а сколько ещё исчезнет…

...Россия как государство возникла, условно говоря, при Грозном (она тогда была ещё совсем маленькая). Вопрос: до возникновения России у Бога не было никакой надежды или Он надеялся на других?

Г-н президент, как вы думаете: если Он (допустим, на минуту) надеется на Россию, то в каких границах? 1913 года? 1945-го? 2016-го? Неужели, когда отпустили-потеряли Среднюю Азию, Казахстан, Украину, Прибалтику, Закавказье (Молдавию добавьте сами) — это была Божья воля? Неужели взять Крым — Божья воля, а взять Донецк и Луганск — не Божья? А если так — чего полезли? Значит, не поняли, ошиблись, не расслышали? Про Донецк не расслышали, а про последнюю надежду расслышали…

Может, вам скажут, что речь о духовности, а не о стране и не о государстве. Но плакаты-то рекламные; это кто-то делает бизнес на святых понятиях. Духовное занятие, правда?

Но если для вас, г-н президент, гораздо важнее мирское, чем духовное (тем более, по должности это именно так — вы же командуете земной жизнью, а не небесной) — если для вас, повторим, важнее мирское, то содержание плаката ещё плачевнее (чтоб не сказать позорнее).

Будете ехать по Рублёвке — вглядитесь и вдумайтесь: «Россия — миродержавная сила…» — вот первое утверждение. А что оно значит?

В современных словарях «миродержавный» не встречается, но в старом словаре Даля есть.

«Мiродержавный владыка, кто обладает, правит мiром, всеми странами земли».

Вряд ли вы, г-н президент, верите в то, что Россия правит всеми странами земли; это ж какое-то окончательное северокорейское чучхе, до которого нам ещё далеко.

Согласитесь: если плакат начинается с откровенной дури, то вторая его часть (про последнюю надежду Бога) становится ещё глупее, ещё неприличнее, не так ли?

Вообще такой плакат — кощунство. Надежда — это неуверенность и сомнение: получится или нет? Надежда может быть только у животного: оно не знает, удастся ли найти еду, спастись от врагов. Не знает! А Бог всё знает наперёд (и людям иногда сообщает, через пророков).

Это людям следует на Бога надеяться, а не наоборот. Но те, кто каждый день ездят по Рублёвке и читают «Россия — последняя надежда Бога!», читают это сотни раз, день за днём. Это въедается в мозг, и человек верит — ибо так написано. Написано огромными буквами на президентской трассе.

И начинают эти люди (особенно те, кто представляет Россию в правительстве, в парламенте, на международной арене) считать себя последней надеждой Бога. Ещё немного — и Его спасителями. Тут «двушечки» будет мало; это же кощунство, ересь! И не один разок (как сплясали в ХХС какие-то пусси на глазах у трёх старушек), а многократно, ежедневно, на глазах всей элиты и иностранных гостей.

К примеру, г-н президент, едет к вам патриарх в гости, видит эти сомнительные плакаты, задумывается, а потом взглянет на брегет: ах, опаздываем! — и забывает. А чего «опаздываем»? В гости к Богу не бывает опозданий! (Эту загадочную песню Высоцкий написал; а как её понять? В гости — это ж ненадолго; может, на минутку, а потом — куда пошлют.)

«Последняя надежда!» — а по бокам высоченные заборы (аж 7-метровые), поверху колючая проволока: то ли чтоб чужой не проник туда, в царство божие, то ли чтоб никто не сбежал оттуда.

Места ещё много, можно ещё плакаты развесить, например: «Рублёвка — последняя надежда России!» или ещё лучше: «Ново-Огарёво — последняя надежда Рублёвки!» — это ведь чистая правда; многие там уверены, что без вас им всем конец.

Вперемешку с «последней надеждой Бога» вдоль вашей трассы, г-н президент, висит и другой плакат. Огромные буквы: «Я в России рожден и крещен, за русского царя и Бога молю».

2499568
Фото: Елена Петрова


Как вам кажется, г-н президент, о ком — читая эти слова — думают ваши министры, депутаты, вся кремлёвская рать да и все остальные? О Павле I, о Николае II, об Александре III, об Иване IV? Поверьте на слово: они думают о вас.

Конечно, на плакате внизу маленькими буковками указан автор этой героической фразы: преподобный Иринарх. Но ведь этого никто прочесть не успевает (надо же и на дорогу смотреть). И где уж вспомнить, что Иринарх-чудотворец сказал это про Василия Шуйского, сомнительного царя, который и правил-то в Смутное время и всего четыре года — вчетверо меньше вас!

…Вы только что были на Афоне, но о чём там монахи с вами говорили — народу неизвестно (на некоторых фотографиях вы выглядите несколько смущённым). А ведь если Россия — последняя надежда Бога, тогда с Афона должны бы ехать к вам. В общем, теперь вы видите, что вопрос, с которого начинается письмо, направлен точно по адресу. Кроме вас некого спросить, кроме вас никто не ответит.

У некоторых, положим, шевелятся всякие мысли, но эти некоторые предпочитают дождаться, пока вы скажете, — а то ведь можно не угадать и нарваться на неприятности (типа: ты что — самый умный? или: ты что лезешь поперёд батьки в пекло? или: кто тебя за язык тянул? — всякие такие неприятные вопросы только кажутся вопросами, а на деле ведь это угрозы).

Случайно, конечно, может ответить какой-нибудь всегда готовый Любой (из фильма «Убить дракона»), но ответ этого Любого не имеет значения и никого не интересует. А ваш — всем интересен, он значит очень много — недаром же миллионы взрослых и детей пытаются вас спросить во время Прямой линии, но она длится всего четыре часа, а потом тыква остаётся тыквой, даже не успев ни секунды побыть каретой. Кто не успел — тот опоздал…

…«Последняя надежда!» Приятно такое читать, слушать. Но есть, как бы это сказать, отягчающее обстоятельство: кто не оправдывает надежд — вызывает презрение и ярость.



Оригинал

1457012

Читайте также:



Загадка рейтинга Сталина

Дмитрий Киселев вернулся из Крыма в Россию

«ЗвОнит — это правильно»: эксперты назвали устаревшие правила русского языка

Оригинал

Сказка без конца
фото: Алексей Меринов

Люди просят прощения у Рамзана Кадырова. Кто и почему — об этом была наша предыдущая заметка «Сказка с плохим концом». В частности, говорилось: «Председатель Верховного суда Чечни Каратаев не только извинился, но и покорно ушёл в отставку».

Да, он извинился, в этом сомнений нет. Но отставки — вопреки общему мнению — нет и не было. Нам казалось, будто эта сказка про злого волка и бедного зайчика, которого может спасти только бегство. И действительно, в СМИ появилась информация, что чеченский Верховный судья Каратаев вместе с семьей бежал из республики. А он никуда не бежал (с большой семьёй, с большим имуществом и множеством внуков это не так-то просто).


Кающийся председатель Верховного суда ЧР Магомед Каратаев. Фото: grozny.tv.

Теперь похоже, что эта сказка не про волка и зайчика, а про волка и лису.

Волк и лисичка в русских народных сказках вовсе не антагонисты, не противники. Они называют друг друга «кума» и «куманёк» и зайчиков обычно едят вместе (повторим — в русских сказках).

Всё это присказка. Теперь — сказка.

5 мая Рамзан Кадыров обрушился с критикой на чеченских судей и, в частности, на председателя ВС Чечни Каратаева.

В тот же день Каратаев написал хитрое заявление об отставке. Выглядело оно так: «Прошу прекратить полномочия председателя Верховного суда ЧР». Хитрость в том, что заявление он адресовал на имя председателя Верховного суда России В.М.Лебедева, который такие вопросы не решает и не вправе решать. Принять отставку судьи такого ранга может только Высшая квалификационная коллегия судей России (ВККС).

Это заявление попало в прессу (возможно, сам Каратаев и отдал), и на сайте «Грозный TV» каждый может видеть эту бумажку, написанную дрожащей рукой. А в верхнем левом углу — штампик: «Верховный суд Чеченской Республики». Это выглядит так, как если бы лисичка сама себе отправила прошение.

Публично Каратаев горячо каялся. Вот его слова: «Работа (судебного корпуса Чечни) Главой была признана неудовлетворительной. Были приведены конкретные примеры ошибок, допущенных районными судьями. Это были вопиющие факты грубых нарушений закона, и я полностью беру на себя ответственность за эти ошибки, допущенные судьями. Претензии Главы Чеченской Республики ко мне, как к руководителю, обоснованы».

Главой (с большой буквы) Каратаев называет Рамзана Кадырова. И добавляет: «После этих критических замечаний я для себя сделал вывод, что в должной мере не смог проконтролировать работу. Предложение Главы уйти в отставку я принимаю и приношу перед ним и чеченским народом извинения. Заявление о прекращении полномочий мной написано».

Да, заявление было написано, но никуда почему-то не попало…

Каратаев (и это можно посмотреть и послушать на сайте «Грозный TV») каялся многословно. Вот ещё фрагмент: «Себя я всегда считал и считаю членом команды Ахмата-Хаджи Кадырова. Уходя со своей сегодняшней должности, я ни в коем разе не покидаю эту команду и в любое время и в любой день, когда Рамзан Ахматович посчитает нужным призвать меня, я готов пойти на любую указанную должность».

Уходя… уходя… Кажется, будто это слова отставника. Не тут-то было. В Верховный суд России поступило наконец заявление Каратаева. Удивительный документ:

«Председателю Верховного суда РФ.

ЗАЯВЛЕНИЕ

Прошу, моё заявление о прекращении полномочий Председателя ВС ЧР не направлять для рассмотрения в ВККС РФ, потому как я его отзываю.

Председатель Верховного суда ЧР Каратаев

11.05.2016».

Не направлять? Но как может Верховный суд России направить или не направить то, чего у него нет? Как можно у Верховного суда России отозвать то, чего туда не поступало? Это же настоящая сказка: пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что.

Итак, прошение об отставке Каратаев в ВККС не подавал. Значит, не уволен. Значит, он по-прежнему Верховный судья Чечни.

* * *

Все знают, что гнев Рамзана грозит бедой. Все знают, что разгневать его опасно для жизни. Желание российской прессы по мере сил защитить опального Каратаева — естественно и понятно. Журналисты кинулись на защиту и получили что-то похожее на плевок в лицо.

Посмотрите, посмотрите «Грозный TV», послушайте, как Каратаев «благодарит» журналистов: «Средства массовой информации, которые заявляют, что я якобы где-то скрываюсь и меня преследуют, что якобы я вывез куда-то свою семью, что на меня оказывалось давление — такие факты место не имели. Если подобное будет происходить и впредь, я буду ставить вопрос о привлечении виновных к ответственности».

Хотелось бы, конечно, увидеть, как этот опытный (или подопытный) юрист сформулирует иск против журналистов или заявление об их уголовном преступлении. Но, скорее всего, такие бумаги где-нибудь заблудятся, как заблудилось его прошение об отставке.

А пока всё, что может он отозвать, — это свою запятую после слова «прошу».

Оригинал

1457012

Читайте также:



На садовые товарищества надвигается конец света

Видео: Путин приласкал плачущую девочку — она разревелась еще больше

Жуткий дневник московской школьницы
Оригинал

Сказка с плохим концом
фото: Алексей Меринов


Все чаще слышим, что очередной гражданин России извинился перед Рамзаном Кадыровым, главой Чечни. Вот три свежих случая:

1. Красноярский депутат Сенченко в фейсбуке назвал Рамзана «позором России». Потом долго, длинно, витиевато просил прощения.

2. Председатель Верховного суда Чечни Каратаев не только извинился, но и покорно ушел в отставку.

3. Только что длинную сбивчивую покаянную речь произнес простой житель чеченского села. У него на днях сгорел дом, а если бы извинился побыстрее, то дом, вероятно, уцелел бы. А если б этот простой Джалалдинов помалкивал в тряпочку, то дом уцелел бы совершенно точно, а?

Возможно, Сенченко у себя в Сибири выпил лишнего, спьяну ругнулся — увлёкся, забыл, что надо «фильтровать базар» (как это у них называется). Но извинился он не тогда, когда протрезвел, а после того, как к нему кто-то приходил и что-то объяснил.

Председатель Верховного суда Чечни — юрист с огромным опытом, у таких людей фильтр базара включён всегда, а всё же взбрыкнул. Но, вероятно, и с ним поговорили, и он всё понял. И с простым Джалалдиновым поговорили.

Разные люди, а поведение одно: сперва резкие или строптивые слова, потом — извинения. Схема одна — значит, и мотив такого поведения, вероятно, один.

фото: instagram.com
Справа кающийся Рамазан Джалалдинов просит прощения.

А что общего у всех людей, в том числе таких разных, как бедняк из села, бизнесмен из Красноярска и председатель Верховного суда из Чечни? Общее у них то, что жизнь одна. Страх смерти и, возможно, не только своей, но и жён, детей… Там, в Чечне, случается: отцы сами сдают своих сыновей в руки следователей.

Постепенно про Рамзана Кадырова люди перестанут говорить плохо. Случившихся уроков уже достаточно. (Мы даже не упоминаем тех, кто извиниться не успел: Немцов, Эстемирова… Сами добавьте, если есть желание.)

…Когда Сталин уничтожил всех, кто ему мешал, и всех, кто его раздражал, о нём перестали говорить плохо. Никто не смел бранить товарища Сталина. Ему даже не приходилось лично вмешиваться в каждом отдельном случае. Работала система.

В романе лауреата Сталинской премии Василия Гроссмана «Жизнь и судьба» очень важные ответственные партийные чиновники встречаются за товарищеским столом.

Гетманов, поглядев на портрет Сталина, висевший на стене, поднял рюмку и сказал:

— Что ж, товарищи, первый тост за нашего отца, пускай он нам будет здоров.

Член Военного совета армии, бригадный комиссар Гетманов — очень важный чин, но ему суждено было пережить неприятные минуты. Его товарищ Мащук перелистывал большой семейный альбом и вдруг так выразительно поднял брови, что все невольно потянулись к альбому. На фотографии был заснят Гетманов в своем довоенном обкомовском кабинете, а над ним висел портрет Сталина, такой огромный, какой может быть только в кабинете секретаря обкома. Лицо Сталина на портрете было размалевано цветными карандашами, к подбородку была пририсована синяя эспаньолка, на ушах висели голубые серьги.

— Ну что за мальчишка! — воскликнул Гетманов и даже по-бабьи как-то всплеснул руками. Жена его расстроилась, повторяла, оглядывая гостей:

— И ведь, знаете, еще вчера перед сном говорил: «Я дядю Сталина люблю, как папу».

— Нет, это не детская шалость, это злостное хулиганство, — вздохнул Гетманов.

Злостное хулиганство — вот какую уголовную статью отец назначает собственному сыну.

Гетманов и Мащук в эту минуту вспомнили довоенный случай, — племянник их земляка, студент, в общежитии стрельнул из духового ружья по портрету Сталина. Они знали, что болван-студент дурил, не имел никаких политических, террористических целей. Земляк, славный человек, просил Гетманова выручить племянника. Гетманов после заседания бюро обкома заговорил с Мащуком об этом деле.

Мащук сказал:

— Дементий Трифонович, ведь мы не дети — виноват не виноват, какое это имеет значение… А вот если я прекращу это дело, завтра в Москву, может быть, самому Лаврентию Павловичу сообщат: либерально Мащук отнёсся к тому, что стреляют по портрету великого Сталина. Сегодня я в этом кабинете, а завтра я — лагерная пыль. Хотите на себя взять ответственность? И о вас скажут: сегодня по портрету, а завтра не по портрету…

Через месяц или два Гетманов спросил у Мащука:

— Ну как там тот стрелок?

Мащук, глядя на него спокойными глазами, ответил:

— Не стоит о нем спрашивать, оказалось, мерзавец, кулацкий (у Гроссмана здесь матерное слово. См. книга Первая, глава 21), — признался на следствии.

И сейчас Гетманов, пытливо глядя на Мащука, повторил: «Нет, не шалость это».

— Да ну уж, — проговорил Мащук, — парню пятый год, возраст все же учитывать надо.

…Пятый год?! Вот только тут мы узнаём, что преступнику четыре года. Такие дела.

Этот мальчик, чья шалость несёт смертельную угрозу всей семье, — живёт в реальности. Его знаменитый на весь мир ровесник живёт в сказке. Маленький сказочный мальчик крикнул: «Король голый!»

Но мы же не знаем, что стало потом, ночью, с этим мальчиком, с его родителями. Успели они выскочить из горящего дома? У Андерсена об этом ни слова. Он не знал? Или не хотел, чтоб у сказки был плохой конец? И вообще — это же сказка, а у нас…

…Хотел написать «у нас реальная жизнь», а потом понял: нет, у нас как раз сказка.

Если люди каждый день изумлённо восклицают: «Этого не может быть!» — значит, мы живём в сказке. Только сказки в России у всех разные.

Потому что депутаты у нас живут как в сказке, но — в депутатской; совсем иной, чем русская народная пенсионерская. И наш премьер-министр живёт в своей сказке — ещё более лучшей, чем депутатская.

В отдельной сказке-с-мигалкой живут председатель Думы и председатель Совета Федерации. В отдельной весёлой сказке живут дети владельцев нефтяных компаний и других олигархов.

Ну а кое-кто живёт в сказке с плохим концом. И если успевает это вовремя понять — успевает уехать.



Оригинал

1457012

Читайте также:



Жуткий дневник московской школьницы: последние два года перед смертью

Дом начальника ГРУ Коробова подвергся атаке взломщика

Сын премьер-министра Медведева дал первое в жизни интервью

Г-н президент, вы, вероятно, слышали, что премьер-министр Медведев приказал навести строжайший порядок в таком важном и интимном деле, как подарки чиновникам. Все знают, что такие подарки — самая обычная форма взятки; а у нас же борьба с коррупцией.

Но если вас обрадовало усиление борьбы, то напрасно. Медведев велел разработать правила (какие подарки можно брать, а какие надо сдавать государству) — к сентябрю 2017 года. Лучше бы, конечно, к ноябрю — к 100-летию Великой Октябрьской революции.

Премьер-министр тормозит
фото: Алексей Меринов

Полтора года на разработку элементарной инструкции? Чего там разрабатывать — отлил в гранит, и все дела. Любой грамотный юрист напишет за 5 минут. Нет, премьер считает, что надо потратить полтора года, создать комиссию, привлечь специалистов, выделить бюджет, составить график загранкомандировок для изучения передового международного опыта… Он что — всегда такой тормозной?

Г-н президент, вы, конечно, помните случаи, когда Медведев действовал стремительно. Например, он внезапно и решительно предложил в полтора раза увеличить президентский срок (для вас старался). Важнейший вопрос! Изменение Конституции! А справились за несколько дней. Он передвигал часовые пояса и летнее время, перекрашивал цвета радуги, пропагандировал бадминтон, приказывал покупать самолёты за границей; стоя на фоне дочерна затонированного немецкого автомобиля, объявил, что вводит полумиллионные штрафы; все вокзалы заставил рамками металлоискателей — и все эти вопросы решались в одну минуту. А на такую чепуху, как подарки чиновникам, — полтора года?

Г-н президент, вы неоднократно говорили, будто ни разу не ошиблись (за годы руководства Россией). Кроме вас, ещё очень многие так говорят — по телевизору, в коридорах Кремля, на партсобраниях «Единой России», за дружеским столом.

Но если вы ни разу не ошиблись — значит, назначение Сердюкова министром обороны не было ошибкой; назначение Медведева сперва президентом, потом премьер-министром — не ошибка…

Как быть? Как людям свои мысли совместить с верой в вашу непогрешимость?

Очень просто. Эти назначения кажутся ошибкой только тем людям, у которых неправильные представления о цели таких назначений. А вы не сомневаетесь в правильности именно потому, что точно знаете цель. Если б народ знал вашу цель — он бы убедился, что для её достижения никого нет лучше нынешнего премьера. Значит, дело всего лишь в нашем превратном понимании.

Стоп! Но ведь цель одна, она записана в Конституции, в президентской клятве: благо народа!

Как быть? Как людям — которые ходят по земле, ездят в метро, работают, покупают еду, — как им убедить себя, что назначенное вами правительство всё делает для народного блага?

Очень просто. Вот как следует рассуждать:

1. Ясно, что нашей стране (особенно теперь — в кризис) нужен самый лучший премьер-министр, какого только можно найти.

2. Президент обязан делать всё возможное для счастья народа.

3. Президент, выполняя свой долг, поставил премьером этого человека — значит, он и есть лучший.

Просто народ не понимает своего счастья. Он дурак, не понимает, зачем переводить часы то в одну сторону, то в другую. Не понимает, зачем вводить «нулевое промилле», а потом отменять, узнав от учёных докторов, что достаточно человеку принять несколько капель валокордина, чтобы его (в соответствии с требованием премьера) считали «пьяным за рулём».

2484022
фото: 1tv.ru
Выйдя из дорогого немецкого автомобиля, Медведев объявил о штрафах в 500 000 рублей.

Народ не понял своего счастья, когда Медведев переименовал милицию в полицию. Народ по глупости думает, будто даже потерпел убыток: невообразимо количество учреждений, которые должны были сменить названия, вывеску, заменить все бланки, печати, перекрасить машины — немыслимые расходы и сомнительная польза. (Мы не можем назвать эту пользу «нулевой», поскольку она, похоже, отрицательна.)

Рамки металлоискателей понатыкали всюду: в метро, в торговых центрах, в судах, в театрах и концертных залах, — при Медведеве Россия стала чемпионом мира по рамкам. Большинство из них не работает. Рамки — символ чиновничьей России: министерства есть, дорого стоят, двигаться мешают, тормозят, пользы никакой, вред очевиден.

Вред? Это всё тот же случай превратного толкования. Посмотрите на вопрос с точки зрения чиновников, которые дружат с производителями рамок, — у них большой успех. А народ просто не понимает своего счастья. Судя по опросам и рейтингам, он вообще мало понимает. Но вдруг рейтинги ошибаются? Помните, г-н президент, как ошибались кассирши в СССР? Они недодавали сдачу, а если их уличали — в ответ: «Ах, я ошиблась!» Почему-то они всегда ошибались в свою пользу.

★★★

Г-н президент, наш премьер ещё и официальный лидер партии власти. В ней состоят все министры, прокуроры, почти все мэры и губернаторы…

Вообразите, в России чуть не 80 министров культуры, и все они верят, что они министры и что они министры культуры. А вы, г-н президент, верите, что они министры культуры?

Дня не проходит без сообщений, что такой-то губернатор арестован, министр проворовался, полицейское начальство грабит и пытает…

Вы, конечно, знаете, что у автомобильных концернов есть железное правило: если, положим, у ста машин какой-нибудь замечательной (допустим, немецкой) марки обнаруживается один и тот же недостаток — отзывают всю партию. Отзывают миллион машин! Фирма терпит колоссальные убытки, но идёт на это ради репутации и во избежание гибели людей.

Скандалы с членами правящей партии бесчисленны, постоянны и типичны: воровство и коррупция — один и тот же «недостаток».

По-хорошему, следовало бы отозвать всю партию.

Оригинал

1457012

Читайте также:



Евроад вместо «Евровидения»: пересмотр результатов стал бы анекдотом

Игорь Чубайс: Как России вернуться в великую историю

Сокровища рублевских помоек: что выбрасывают чиновники и олигархи

Президент России Путин 13 мая поздравил ВГТРК с 25-летием. Он сказал, что новости ВГТРК «безусловно, пользуются доверием и интересом большим у людей. И, прежде всего, потому что они являются правдивыми».

Эта радость совпала по времени с отставкой всего руководства РБК. Уволились и главный редактор газеты «РБК», и главный редактор холдинга, и шеф-редактор… То ли они были недостаточно правдивыми, то ли, наоборот, слишком правдивыми. А ведь всё хорошо в меру.

А ещё хорошо и важно иметь чутьё. Потому что мера правдивости меняется. Роман «Современная идиллия» бессмертного Салтыкова-Щедрина начинается именно с попыток встревоженных обывателей понять, как себя вести, чтоб не наказали:

«Однажды заходит ко мне Алексей Степаныч Молчалин и говорит:

— Нужно, голубчик, погодить!

Разумеется, я удивился. С тех самых пор, как я себя помню, я только и делаю, что гожу. Вся моя молодость, вся жизнь исчерпывается этим словом.

— Да что вы хотите сказать?

— Русские вы, а по-русски не понимаете! Погодить — ну, приноровиться, что ли, уметь вовремя помолчать, позабыть кой об чем, думать не об том, об чем обыкновенно думается… Например: гуляйте больше, в еду ударьтесь, папироски набивайте, письма к родным пишите, а вечером — в карты или в домино засядьте. Вот это и будет значить «погодить».

— Алексей Степаныч! батюшка! да почему же?

— Некогда, мой друг, объяснять! Да и не объяснишь ведь тому, кто понимать не хочет. Мы — русские; мы эти вещи сразу должны понимать. Впрочем, я свое дело сделал, предупредил…»

Герой кинулся к другому приятелю, к Глумову, а тот уже сидит — папироски набивает и:

«— Чудак ты! Сказано: погоди, ну, и годи, значит. Вот я себе сам сказал: Глумов! нужно, брат, погодить! И не объясняюсь. Ибо понимаю, что всякое поползновение к объяснению есть противоположное тому, что на русском языке известно под словом «годить».

— Помилуй! да разве мы мало до сих пор годили? В чем же другом вся наша жизнь прошла, как не в беспрерывном самопонуждении: погоди да погоди!

— Стало быть, до сих пор мы в одну меру годили, а теперь мера с гарнцем пошла в ход — больше годить надо, а завтра, может быть, к мере и еще два гарнца накинется — ну, и еще больше годить придется. Небось не лопнешь».

Небось не лопнем. Давным-давно «переформатировали» НТВ — мы ж не лопнули. Закрылось «Времечко», закрылись какие-то региональные телеканалы… Знаменитые газеты сохранили названия, но по содержанию стали совершенно на себя не похожи…

Схема, в общем-то, одна и та же. Сперва меняется владелец: прежний продал, новый купил. (Точнее было бы сказать: прежний не хотел, но продал, а новый не хотел, но купил.) Потом меняется руководство. Новый владелец (который не хотел покупать, но ему велели) увольняет прежнюю редакцию, назначает новых…

И заметьте: всё по закону, никакой цензуры, свобода слова! Однако новые редакторы каким-то образом понимают, что надо погодить. И с каждым днём надо годить всё сильнее.

Президент России Путин, поздравляя ВТГРК с 25-летием, сказал: «Представляю, насколько это сложно, работать в таком постоянном режиме, постоянно печь эти информационные блины у печки».

Блины — еда хорошая, масляная, сытная. Ничего нет лучше блинов, да ещё под водочку. Наешься, напьёшься и поёшь старую советскую песню про пятую колонну:

Сегодня парень водку пьёт,

А завтра планы продаёт

Советского, родного, мля, завода!

Сегодня парень в бороде,

А завтра где? — в эНКаВэДэ!

Свобода, мля, свобода, мля, свобода!

А как протрезвеешь — пытаешься понять: почему, ну почему до сих пор не запрещён Салтыков-Щедрин?!

P.S. Всё на том же 25-летии ВГТРК Путин сказал: «Даже если мы в чем-то ошибаемся, ну хорошо. Мы имеем право об этом сказать, и люди, слушатели и зрители должны услышать, увидеть альтернативную точку зрения».

Золотые слова! Этот «мы» если в чём-то ошибётся и если догадается, что ошибся, то именно он и имеет право об этом сказать. Мы хотели бы выразиться яснее, но у нас не получается.



Оригинал

1457012

Читайте также:

От Ходорковского до Плющева: как в соцсетях простились с РБК

Дачников ждет разорение: СНТ заставят заплатить миллионы за благоустройство

Никита Кричевский: За что не любят олигархов

Кошелёк или жизнь?
фото: Александр Минкин. Она сбила ребёнка, а ей не сказали спасибо.

Г-н президент, в конце этого письма будет написано «большое спасибо», но преждевременно радоваться вам не стоит. Что касается заголовка, то этот легендарный вопрос прежде задавали разбойники на большой дороге. А теперь его задают на всех дорогах, даже на самых маленьких.

В среду, 11 мая 2016 года, в Москве на Юровской улице машина сбила двухлетнего ребёнка. За рулём машины (госномер В 948 УМ 197) была немолодая женщина — то есть жизненным опытом она уже обладает.

Сбив Захара (2014 года рождения), она поехала дальше. А когда её машину удалось задержать, люди услышали:

— Скажите спасибо, что я вообще остановилась!

…Вы, г-н президент, возможно, удивитесь: с чего, мол, мне пишут про заурядное ДТП? Но на вашей Прямой линии с народом России вам среди прочих задавали и вовсе праздные вопросы (типа: в какой школе учат на президента?), а тут дело несравнимо более важное.

Кроме того, это ДТП имеет лично к вам некоторое отношение.

Ребёнок был сбит именно в том месте, о котором мы вам рассказали в письме под заголовком «Дорожка федерального значения» («МК», 25 апреля 2016).


фото: Александр Минкин. Москва. 11 мая 2016. «Четырехполосная федеральная трасса».

Там чёрным по белому было написано, что по деревне Юрово (Москва, СЗАО) идёт дорожка шириною в 3 метра. По ней ежедневно носились тысячи машин, ежеминутно угрожая жизни людей и детей, сшибая собак и кошек.

Жители устали страдать и бояться, община приняла решение установить шлагбаумы, местный депутат полностью поддержал, управа не возражала. Но шлагбаумы привели в ярость некоторых солидных господ, которым из области в Москву нравилось ездить через деревню: на 5 минут быстрее.

Господа подали в суд, прокуратура почему-то их поддержала, все их почему-то поддержали.

В Тушинском суде всякие — пик-пик-пик — и поддерживающие их всякие — пик-пик-пик — доказывали, что это федеральная дорога II категории, четырёхполосная, с тротуарами… Это, в частности, говорила работник ГБУ «Автомобильные дороги» Халинбекова В.А., немолодая дама — то есть жизненным опытом она уже обладает.

Жители деревни пытались убедить суд, что нет там четырёх полос, нет даже двух, нет тротуаров. А прокурор Вдовичев кричал в суде, что тротуары есть, но на фотографиях они не видны, потому что завалены снегом. Этот прокурор Вдовичев обладает не только жизненным опытом, но и знанием истории СССР, потому что на вопрос об имени-отчестве отвечает: «Как у Андропова».

Мы вам, г-н президент, написали про всё это 25 апреля, а 26 апреля (так совпало) состоялось последнее судебное заседание. Судья Куличев Роман Борисович вынес решение: считать дорожку федеральной трассой, шлагбаумы убрать.

Его просили выехать на место, посмотреть своими глазами, но он отказался. Понимаете, г-н президент, у судьи Куличева есть жизненный опыт — иначе бы он не мог быть судьёй, вы бы его не назначили, верно? Этот его опыт, похоже, и подсказал ему, что не надо ездить в деревню (хотя езды туда ему не больше 20 минут). Даже видеозапись он отказался смотреть…

Прошло две недели, машина сбила ребёнка, мальчик в больнице, родители надеются, что всё кончится хорошо.

Вероятно, и для Постоевой Елены Витальевны 1973 г.р., которая была за рулём, тоже всё кончится хорошо. Ведь она ж не хотела, ведь это случайность «по неосторожности».

И судья Куличев этого не хотел, и прокурор Вдовичев, и Халинбекова из ГБУ, и истцы Скиданов А.Г., Кузнецова Е.В., Рябов А.Н., Зачинский В.Г., Москалёва М.С., Коротков С.Н., и главный их рьяный и напористый соистец Томаров В.В. — все они, конечно, этого не хотели.

Точнее, им было наплевать. Истцы действовали ради собственного удобства (5 минут экономии). А все остальные, кто их поддержал, действовали то ли ради справедливости, то ли ради денег. Всё тот же вопрос: кошелек или жизнь?

Мы назвали здесь имена всех этих людей, чтобы дать им обещание. Если случится несчастье и кто-нибудь погибнет под колёсами господ, для которых жители деревни Юрово просто мусор, помеха на дороге, — мы всех названных пригласим на похороны. Пригласим через газету.

На прощание, выполняя желание Постоевой Е.В., мы говорим ей «большое спасибо за то, что она вообще остановилась».

Мы были бы рады сказать спасибо и вам, г-н президент. Если бы вы, прочитав письмо 25 апреля, ткнули бы пальцем в газетную заметку, то вам даже не пришлось бы произносить слово «разберитесь». Для тех, кто с вами работает, этого тычка пальцем было бы достаточно. И 26 апреля суд принял бы другое решение.

Оригинал

1457012

Читайте также:

Дачников ждет разорение: садовые товарищества заставят заплатить миллиарды

«Не 37-й год, но страх ожил»: социолог рассказал о феноменах опросов

«Евровидение» превратилось в идеологическую битву России и Украины
Оригинал

Случилось так, что 9 мая шёл по улице Белграда, искал музей, никакой политики не было в голове.

Вдруг долетела советская военная песня, потом другая; всё громче, всё ближе… И вот — на широкой улице показалось шествие. Сотни три людей, у каждого в руке палочка с рамкой, в рамке портрет. Бессмертный полк! В Сербии.

Историческая правда: вид сзади
фото: Александр Минкин


«Катюша» гремела оглушительно. За колонной ползла машина с динамиками той мощности, которую врубали на передовой во время Великой Отечественной, чтобы агитировать врага через линию фронта.

2479784
фото: Александр Минкин

Здорово! Бессмертный полк в Сербии! Пусть не сотни тысяч, но главное ведь — душевный порыв.

Жаль, палочки и рамочки были одинаковые (хотя иногда виднелись явные самоделки).

Они проходят, смотрю им вслед… Господи, помилуй! Лучше б не смотрел. На оборотной стороне портретов — реклама Лукойла.

2479784
фото: Александр Минкин

Была б у меня виолончель, был бы виолончелистом — сыграл бы похоронный марш. А так — включил видеозапись в телефоне и снял документальное кино: под «Прощание славянки» в День Победы портреты героев превращаются в рекламу нефтяной компании.

Тот, кто устроил это, кто налепил на Бессмертный полк свою рекламу, — он, конечно, хотел всего лишь заработать. Заработать на том, что дорого всем. И невинность соблюсти, и капитал приобрести.

Кого несёшь? Если кто-то несёт портрет своего деда, то может хоть что-нибудь рассказать. Это человек. А если он несёт неведомо кого — то, естественно, ничего не знает, рассказать не может, просто служит ходячей подставкой.

На ходячих подставках всегда делают деньги. Любая идея превращается в рекламу. 

…Эта история хотела стать письмом президенту, но умные люди отсоветовали: не надо огорчать, а главное — не надо обобщать. Не надо про Россию, про то, как возник Бессмертный полк и как стал государственным. Ты журналист: увидел, как это было в Белграде, — вот и пиши про Белград.

Ладно. Только вот если вспомнить, что это железное правило «не надо обобщать» знали наизусть все журналисты Советского Союза — это будет обобщение или нет?

Смотрите видео по теме «День Победы: вид сзади» на сайте МК.

Оригинал

1457012

Читайте также:

Вячеслав Никонов объяснил выход с портретом Молотова на «Бессмертный полк»

Пьяная внучка уморила бабушку-ветерана, заперев на неделю в квартире

Тайные дневники первого председателя КГБ: «Сталин остался недоволен»

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире