mikhail_freidlin

Михаил Фрейдлин

13 сентября 2015

F

Накануне празднования 70-летия Организации Объединенных Наций хочется спросить: не следует ли что-то подправить в этой крупнейшей дипломатической «консерватории» мира? Ведь в планетарном «оркестре» становится все беспокойнее. Нарастают войны и конфликты, терроризм, техногенные катаклизмы, нищета, болезни, голод. Речь ниже пойдет о складывающейся «пищевой цепочке» социального мира, об оседлавших ее государствах, о грозящих миру опасностях. Предлагается новая парадигма взаимодействия экономически сильных и слабых стран, новая концепция «Повестки дня на XXI век». Здесь же — идея создания Всемирного Института Устойчивого Развития при ООН.

Если в биосфере — ее животном мире — «пищевую цепочку» оседлали сильные виды хищников, то социальный мир и формирующуюся ноосферу планеты — сильные государства, олигархи, транснациональные корпорации. Здесь доминирует охота на себе подобных с целью наживы. Обогащение становится страстью, материальные блага превращаются в самоцель жизни и мерило успеха. Духовные ценности все больше и больше отступают на второй план. О нравственных ценностях редко кто и вспоминает. Нажива становится наживкой, на которую клюет человечество.

Сильные мира сего, в своих устремлениях, монополизировали знания, новейшие технологии, капитал и военную силу. В погоне за прибылью и роскошью они мало думают о катастрофических последствиях для человечества. А между тем, военный и экономический потенциал, сконцентрированные в интересах немногих, как это не кажется парадоксальным, несут угрозу, прежде всего, их обладателям.

Наращиваемые богатство и расточительство, с одной стороны, нищета и борьба за выживание, с другой — зреющая опухоль, которая станет несовместимой с жизнью на планете в недалекой перспективе. Симптомы этой болезни — нарастающие региональные войны, техногенные, террористические, природные угрозы, бедствия, катаклизмы.

Бедным странам – «сырьевым придаткам и отхожим местам» богатых государств, людям, теряющим надежду на лучшую жизнь для себя и своих потомков — дипломатический корпус успешных стран всегда вежливо и толково объяснит, что для них так «карта легла». Что в такой судьбе — нищете, голоде, болезнях — виноваты они сами и их правители. Но в любом случае, по сложившемуся обычаю, исход будет таким же, как и в басне Крылова, где проголодавшийся волк вещает: «…устал я слушать. Досуг мне разбирать вины твои, щенок! Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать. Сказал и в темный лес ягненка поволок».

За «Великой шахматной доской», в межконтинентальной конкурентной игре, где на кону стоят мировые ресурсы, рынки сбыта продукции и крупный барыш, страны-гроссмейстеры разыгрывают гамбиты, жертвуя в своих интересах мелкими фигурами. Вооружают и натравливают друг на друга экономически слабые страны и народы. Ради сиюминутных геополитических выгод, многие регионы мира поджигаются факелом ненависти и войны. Страсть к обогащению ведет к временным союзам с экстремистами разного толка. А «союзники» вооружившись, превращаются в непримиримых врагов своих благодетелей.

Бедные лишены какой-либо защиты! С каждым днем им становится все желаннее распрощаться с такой судьбой, доверив ее иному, потустороннему миру. И как они, не без помощи своих идеологических апологетов, полагают, их жизнь в загробном царстве будет тем лучше, чем больше «неверных» они с собой прихватят.

Такой тренд планетарной геополитики сводит на нет процесс земной эволюции, угрожает человеческой цивилизации. Угрожает не только бедным странам и нищенствующим народам, но в большей степени государствам и не бедствующим гражданам, которым есть что терять. Запущенные бумеранги имеют свойство возвращаться!

А ведь природа щедро и равномерно наделяет все народы интеллектуальным богатством. Но, по разным причинам, одни страны вкладывают интеллектуальный капитал в подъем экономики, рост социальных стандартов, а другие зарывают свой талант в землю. Чаще всего им помогают это делать извне, якобы заботясь об их благоденствии. В результате человечество испытывает сильнейшие искажения по поверхности социальной сферы. Да так, как если бы сама земная кора испытывала критические перенапряжения. Пиковые перепады как в сторону сверхбогатства, так и в сторону нищеты, приводят к всемирным социальным, техногенным и гуманитарным катастрофам.

В результате, располагая самыми современными технологиями и развивая инновации в сферах энергетики, медицины, образования, производства продуктов питания, человечество до сих пор не решило проблему голода, болезней, доступного жилья.

В процессе глобализации, мир, становясь все более открытым, становится все теснее. Поэтому от созидательного либо деструктивного использования интеллектуальных способностей человечества в прямом смысле слова зависит, будет ли у него будущее.

А ведь для решения глобальных вызовов накоплены невероятные достижения научно-технического прогресса. Однако они используются с очень низким КПД. Более того, вооружившись новейшими научно-техническими разработками, их обладатели зачастую находятся в состоянии постоянной «боевой» готовности — лишь бы не упустить момент. Охота пуще неволи. Искусно взращиваемое общество потребления гонится за денежными знаками, теряя возможность взглянуть вперед и увидеть реальную картину будущего планеты.

В повестке дня на ХХI век только два сценария мирового развития: либо устойчивое развитие и благоденствие для всех, либо всеобщая катастрофа. Разумный выбор предполагает благоденствие для всех. Тем более, что все необходимые предпосылки для этого имеются.

Могут ли развитые страны, протянуть руку помощи бедным странам (не без выгоды для себя), сделав ставку на их интеллектуальную элиту, инновационный потенциал и «точки роста» экономики? В случае положительного ответа, там начнется движение в сторону повышения качества жизни, снижения градуса угроз для процветающих стран. Если же ответ «нет», тогда нищета отстающих стран, в поисках «лучшей жизни», грозит разрушить благополучие благополучных.

Однако способны ли развитые страны поодиночке справиться с этой задачей? На этот риторический вопрос имеется риторический ответ: не способны. Также как они, например, не могут поодиночке справиться с нахлынувшими волнами массовой эмиграции из разоренных ими же стран (эффект запущенного бумеранга!).

Именно поэтому подобная задача должна стоять в повестке дня крупнейшей всемирной организации — Организации Объединенных Наций. Здесь, как нельзя более кстати, следует использовать способность ООН объединять вокруг заявленных целей сильных игроков мирового сообщества. Тем более, что дарить слабым государствам ничего не требуется. Под выражением «накормить бедные страны», подразумевается скорее продать этим странам «удочку помощи», научив ею пользоваться.

Речь идет о получении выгоды всеми участниками подобного взаимодействия в процессе развития приоритетных сфер экономики «слабых» стран, трансфере современных технологий, создании рабочих мест, обучении персонала и т.п. С любой точки зрения выгоднее окружать себя благополучными странами. Тогда их жителям не нужно бежать в процветающие страны, спасаясь от различных угроз и принося эти угрозы с собой.

Считал бы разумным и актуальным, именно сейчас, рассмотреть вопрос о создании Всемирного Института Устойчивого Развития при ООН, сравнимого по масштабам деятельности с такими международными организациями ООН как ЮНЕСКО, ЮНИДО, ВОЗ. Объем ресурсов, которыми мог бы распоряжаться такой Институт, должен быть не меньше средств, выделяемых на поддержание миротворческих сил ООН. Это могло бы, наконец, мобилизуя инновационное сообщество, привести к положительным результатам в борьбе с голодом и социальной напряженностью. Оперируя данными мониторинга бедственного состояния народов мира, этот Институт мог бы эффективно и адресно применять достижения науки и новые технологии, вкладывать средства в устойчивое развитие слабых стран, способствовать повышению их экологического и социального благополучия.

В результате начнется процесс излечения социальных, гуманитарных, техногенных и других болезней Земли. В целях выздоровления, больным обычно рекомендуют, а нередко и насильно заставляют, принять необходимое фармацевтическое средство. Это гуманнее, чем хирургическим, то есть военным, путем лечить государства и целые народы. В этом могла бы состоять главная миссия Всемирного Института Устойчивого Развития при ООН.

Уверен, в отличие от ампутационных методов «лечения», страны, нуждающиеся в подъеме качества жизни, развитии демократии, будут гораздо более рады щадящему способу врачевания, с участием благоденствующей части мирового сообщества.

Мне, гражданину России, живущему с видом на постоянное жительство в Украине, имеющему сына в Москве и дочь в Одессе, так же как и многим моим российским и украинским соотечественникам, обрыдли последние события на континенте. Поэтому из двух извечных русских вопросов «Кто виноват?» и «Что делать?» предлагаю сейчас сосредоточиться на втором.

Наступил поворотный момент в истории наших государств. Сейчас актуальны только конкретные предложения, способные погасить пожар, повернуть вспять тренд разрушения и начать созидательный процесс. Требуется найти точное геополитическое решение, которое было бы поддержано не только в украинском государстве, но и всеми здравомыслящими игроками за мировой «Великой шахматной доской». Всеми, кто желает гражданского согласия и процветания и Украине, и своим странам.

Как достичь гражданского согласия и мира на украинской земле? Как исправить катастрофические политические ошибки, остановить военные действия в Донбассе, решить непростую задачу целостности страны? События последних лет, месяцев, недель и дней указывают, пожалуй, на единственный выход из создавшегося положения. Как раз сейчас, как бы это не выглядело странным, для этого сложились уникальные обстоятельства. С одной стороны, договор об ассоциации Украины с ЕС, с другой — всё еще сохраняющиеся связи с евразийскими странами. Украине объективно выгодно быть центром сотрудничества между этими мощными группировками, не поворачиваться «затылком» ни к ЕС, ни к ЕврАзЭс.

Да, как это ни странно звучит посреди всего, что творится, но нужно призвать к такому взаимовыгодному сотрудничеству западных и восточных соседей, выдвигая при этом свои «компенсационные» предложения, связанные, в том числе, и с гарантиями целостности страны. В этом случае Украина как инициатор процесса, находясь в середине материка, становится ядром мощного экономического развития, «магнитом», который втянет в экономическое взаимодействие страны Запада и Востока. И тогда возникнет реальная возможность решить и геополитические задачи, не допустить повторения югославского сценария.

Именно сейчас назрела, скорее даже перезрела геополитическая ситуация, зовущая всех, без исключения, европейцев вернуться к проекту создания пресловутой международной свободной экономической зоны (МСЭЗ) от Атлантического до Тихого океана. МСЭЗ объективно выгодна и ЕС, и недавно созданному Евразийскому союзу. Нарастающая межконтинентальная конкуренция за сырьевые ресурсы и рынки сбыта объективно требует политической и экономической «взаимодиффузии» ресурсоемких стран постсоветского пространства и технологически развитой Западной Европы.

Показательно, что о необходимости создания зоны свободной торговли «от Лиссабона до Владивостока», со ссылкой на Владимира Путина, говорила Ангела Меркель на недавнем Давосском форуме. Судя по последним сентенциям Франсуа Олланда, он также готов следовать путем, «завещанным» ему великим предшественником Шарлем де Голлем, призывавшем к подобной интеграции – от Лиссабона до Урала.

Такая интеграция, несомненно, катализирует процессы роста экономики ее стран-участниц. Но больше всех выиграет Украина, поскольку интеграционный процесс в этой ситуации велся бы вкруговую, по всем украинским азимутам. Украина, благодаря удачному срединному расположению в МСЭЗ, наделена ценнейшей геоэкономической рентой, позволяющей ей извлекать «сверхдобавленную стоимость» из своих географических преимуществ. Сложность «всего лишь» в том, что для создания МСЭЗ требуется здравомыслие не только украинских, но и российских, западноевропейских, а также американских политиков.

И мне представляется, что сегодня есть реальные перспективы решить эту сложнейшую проблему даже в ее самом критическом месте — ведь дошедшую до высокого градуса реакции Москву тоже интересуют пути примирения. В рамках МСЭЗ «от Лиссабона до Владивостока» — безусловно, выгодной и для России — она могла бы признать Крым территорией-кондоминиумом, находящейся под совместным суверенитетом и управлением России и Украины. В таком случае произойдет конституционное оформление русской, украинской и крымско-татарской общин с соответствующими официальными языками и двойным гражданством. В такой МСЭЗ Крым мог бы обладать специальным экономическим статусом, стать ее анклавом развития. Думается, что для перспектив развития полуострова, благоденствия населения Крыма, гражданского согласия в Украине, замирения России и спокойствия в Европе — это достойная тема для переговоров.

Насколько Россия готова пойти на такой шаг? Не знаю. Но если только российские политики соразмерят эту «уступку» с возможностью восстановления и наращивания гуманитарного и экономического сотрудничества с Украиной и другими европейскими странами, то компромисс вполне может быть достигнут. Тогда Крым станет как бы общим ребенком, хотя и нажитым в результате «изнасилования» — но все-таки общим, которого будут холить два соседских и, надеюсь, все еще братских народа. Такой геополитический сценарий устроил бы всех европейцев (Кстати, успешных примеров создания кондоминиумов немало. Так, на основе соглашения между Бельгией и Пруссией, заключенного в начале XIX века, был образован кондоминиум в Морении. Просуществовав более ста лет, он прекратил свое существование в 1919 году в соответствии с Версальским мирным договором. В период 1899–1951 гг. Великобритания и Египет осуществляли кондоминиум в отношении Судана (Великобритания заявила об аннулировании кондоминиума только в 1956 г.). Андорра также может служить образцом успешного разрешения территориальных проблем между Францией и Испанией). Для Донбасса возможна другая политическая схема достижения мира, восстановления и развития, имея в виду, конечно же, его украинскую неотъемлемость. В осуществлении этой схемы могли бы также принять участие ЕС и Евразийский Союз.

Если модель МСЭЗ и предлагаемого решения проблемы Крыма и Донбасса будут приняты Украиной, Россией и ЕС и, хорошо бы, поддержаны США, то по подобной же схеме могли бы решаться и Приднестровская, Абхазская, Юго-Осетинская, Карабахская, а также Косовская проблемы. Перспективы ускоренного подъема экономики и качества жизни на проблемных территориях придадут импульс доброй воли вовлечённому в конфликт на разных сторонах местному населению. И есть основания полагать, что ни у кого из ключевых глобальных игроков не будет аргументов против такого мирного сценария. В том числе и у тех держав, которые справедливо ратуют за развитие демократии, устранение техногенных угроз, благоденствие людей.

В договоре о создании МСЭЗ должно быть оговорено, что тесное экономическое сотрудничество непременно сопровождается инновациями во внутриполитическом укладе участников интеграции. Когда перед постсоветскими странами замаячат мир и экономическое процветание, то сама логика жизни подведёт их и к современным европейским кондициям демократии, судебной системы, искоренения коррупции. Все это отвечает чаяниям украинцев, россиян, белорусов, граждан других евразийских стран, а также не противоречит давно декларируемой геополитической миссии Запада.

По понятным мега-конкурентным причинам, такая МСЭЗ невыгодна американским транснациональным корпорациям, поскольку ведет к ослаблению их экономического присутствия в Европе. Поэтому надо как-то договариваться с американскими партнерами, поскольку их воля, в значительной степени, определяет политику не только в ЕС, но и на планете в целом. Дружба дружбой, а интересы собственного народа и ближайших соседей по материку для украинских политиков должны быть важнее геополитических устремлений заокеанских друзей, даже несмотря на то, что они сегодня – ближайшие союзники. Думается, если к такому пониманию выхода из кризиса придут все европейцы (а к этому все идет), то с прагматичными американцами легче будет найти устраивающий всех общий знаменатель.

На «шахматной доске» мира украинскому государству предстоит решить непростой геополитический этюд, в котором переплелось множество проблем. И у этой сложной задачи существует, похоже, единственное решение. Правда, только в том случае, если все противоборствующие стороны действительно хотят мира и процветания.

Общая конструкция системного решения такого «этюда» следующая:

1. Общеевропейская декларация о начале процесса создания МСЭЗ от Атлантического до Тихого океана (хорошо бы, со штаб-квартирой в Киеве). Условиями создания МСЭЗ провозглашаются равные для всех ее участников требования к базовым правовым стандартам, экологической безопасности. Возможны также договоренности о единой рыночной инфраструктуре и ценовой политике в топливно-энергетической, транспортно-логистической и других сферах.
2. Крым становится территорией-кондоминиумом под суверенитетом и управлением двух стран — Украины и России, а также специальным анклавом развития МСЭЗ.
3. Все страны, разумеется, и Россия, на самом высоком международном уровне (Совбез ООН), гарантируют территориальную целостность Украины. На этом же уровне достигаются договоренности о том, что МСЭЗ провозглашается территорией неиспользования вооруженных сил в каких бы то ни было конфликтах.
4. Первым проектом развития МСЭЗ становится Украина — прежде всего, восстановление Донбасса.

Понятно, что нюансы задач и последовательность ходов нужно будет оптимизировать в сегодняшнем цейтноте. Если создание МСЭЗ – задача на годы, то остановка вооруженного противостояния и обсуждение совместных созидательных шагов — задача самая, что ни на есть, краткосрочная, первейшая. Как бы парадоксально это сегодня ни звучало, но именно сейчас у Украины есть шанс стать не только одной из передовых стран мира, но и придать импульс созидательным процессам в других странах. Надо только как можно быстрее сделать верный шаг в политике, которая, как известно — искусство возможного.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире