malexeev

Матвей Алексеев

07 января 2015

F
07 января 2015

Наглядное пособие

Долго думал, писать или не писать….
Пожалуй, напишу.

Ехали вчера с женой по Рублёвке, из «Амбара».

После Бузаево началось традиционное 10 км/ч.
А вокруг красота, бентли всякие да куски железа от 4 000 000 прочие.

Смотрим, на обочине, метрах в 200 впереди, кто-то голосует.
Весь такой в черном, в прямом смысле, с головы до пят.

И видно, что давно стоит, и никто не тормозит.
Присмотрелись, Батюшка. Настоящий такой, с крестом на груди, в шапочке, с бородой.

Мы, посоветовавшись, решили подвезти его, куда надо.

Съехали на обочину, я ему сразу на заднюю дверь показываю.

Он открывает, голову просовывает и говорит:
 — Простите меня, ради Бога, но мне не ехать. У меня Матушка тяжело заболела, а в приходе 8 детей, и мы оказались без денег, в яме глубокой.

Мы как-то даже слушать не стали, дали ему тысячу, и пожелали не мерзнуть.
Это при том, что я достаточно скептически отношусь к РПЦ.

Он спросил наши имена, пообещал молиться за нас.

Так к чему я всё это…. за то время, пока мы ехали до него, НИ ОДНА МАШИНА НЕ ОСТАНОВИЛАСЬ на Рублевке, где все так любят говорить о любви к церкви, Богу и т.д.

Это очень наглядное пособие, что говорить у нас любят больше, чем делать.

Оригинал

Когда я стал дееспособным, государство выдало мне паспорт. На нем было написано «СССР».
Потом я его кудой-то посеял.

И мне выдали новый, там было написано «Россия».
Его у меня украли.

Выдали еще один, в 2004 году, с тех пор он у меня всегда в одном и том же месте.

К чему это я?
А, да. Государство выдало мне мои персональные данные. Я сам решаю, где их хранить, что с ними делать, так как я был признан дееспособным.

Сегодня Совет Федерации одобрит правки в 152 ФЗ, «О персональных данных», который обяжет хранить мои персональные данные на территории РФ.

Нет, не то чтобы я не доверял России, я, безусловно, самый доверчивый Викинг на свете, но можно я иногда буду хранить свои персональные данные там, где я, как дееспособная длинная тварь, этого захочу?

Оригинал
Новости от 12 мая 2014 года.

Единоросс Аркадий Пономарев внес в Госдуму законопроект, который запретит распространять среди детей информацию, отрицающую или искажающую патриотизм. Такие данные будут считаться причиняющими вред здоровью или развитию детей.

 Патриотизмом, согласно проекту, будет считаться «любовь к отечеству, преданность ему, стремление своими действиями служить его интересам».

 «Сегодня во многих СМИ, в том числе и в интернете путаются, зачастую и намеренно, такие понятия как патриотизм, национализм и нацизм, – говорится в обосновании к проекту. – Кроме того, зачастую патриотизм стараются и очернить.»

Ну, хорошо. Сначала детей защищали от порнографии, суицида и пропаганды употребления и распространения наркотиков. Потом были робкие попытки защитить детишек от мата.

Теперь их хотят «защитить» от ОТРИЦАНИЯ и ИСКАЖЕНИЯ!

Здоровье и развитие детишек в опасности!

И всё это, естественно, прививает интернет. Ни улица, ни родители, ни школа и вообще система образования, а интернет.

Что такое патриотизм?

Wikipedia:

Патриотизм — идеология, характерной чертой которой является возвышенное отношение к символам социальной группы, к которой относится человек.

Патриотизм формируется в крупных территориальных образованиях:\

 

      • имперский патриотизм — поддерживал чувства лояльности к империи

      • национальный патриотизм — ощущал любовь к своей нации.

Я понимаю, сеть интернет позволяет свободно обмениваться информацией, и любой блог потенциально может иметь аудиторию, сравнимую со СМИ федерального масштаба. Однако не стоит забывать, что интернет – всего лишь канал информации, способ донести что-то до других людей. Если закон нарушит, например, газета, то накажут редакцию, и никому не придет в голову штрафовать типографию, которая ее напечатала. Если проштрафится телеканал, то никто не будет наказывать оператора телевизионной вышки, транслирующей сигнал в эфир. 

В последнее время государство ведет активную политику импортозамещения, своеобразный «технический» патриотизм. Причем объемы этого настораживают. Национальная платежная система, национальный поисковик, по слухам, национальная почта. Обложение налогами западных IT гигантов (еще один барьер для входа на российский рынок), И другие «инициативы». 

При этом авторы инициатив забывают, что интернет по природе своей трансграничен, и что распределенность и децентрализованность – залог его надежной и эффективной работы. Эти свойства крайне инертны, и меняются с большим трудом. Они как законы физики – можно издать указ, запрещающий падать яблокам вниз, но для них это совершенно ничего не поменяет. 

Текст подготовлен в  соавторстве с Михаилом Анисимовым
28 июля в Москве прошел митинг «За свободный интернет»

Говорить о том, что он прошел на 100% как все ожидали — бессмысленно.

Пришло около 250-300 человек. При этом в интернет, на РОИ петицию против 187 ФЗ подписали более 50 000

Но сейчас не об этом.

Хотелось бы подвести итоги последних событий в одном посте и сделать некоторые выводы

1) Елена Борисовна Мизулина решила, что в сети сплошной мат, и начала угрожать (по другому фразу «Если отрасль сама не уберет мат, мы его законодательно удалим» не назовешь) новыми законами.

Нецензурная лексика в сети, видимо, мешает Елене Борисовне и тем десяткам ее приверженцев, которые хотят высокоморальную жизнь своих семей переложить на всю Россию.

2) Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) отчиталась об успехах в борьбе с суицидами в России и заявила о необходимости «дать уполномоченным органам осуществлять полноценный надзор» за распространением информации о самоубийствах в Интернете.

Роспотребнадзор предложил преследовать за пропаганду суицида не только сайты, но и СМИ, в частности телеканалы, радиостанции и печатные издания. Об этом говорится в пресс-релизе «О направлениях деятельности по предотвращению суицида», опубликованном 29 июля пресс-службой ведомства.

3) Сенатор Гаттаров требует налоговой проверки Google, а так же внесения изменений в лицензионное соглашение по использованию сервисов этой компании.







4) В сентябре, по словам Митрофанова, в 187 ФЗ будут внесены изменения. И кроме фильмов и сериалов в него добавятся музыкальные произведения и книги.







5) И вновь герой России Гаттаров требует от ICANN (Internet Corporation for Assigned Names and Numbers, или ICANN (читается айкэ́н) — международная некоммерческая организация, созданная 18 сентября 1998 года при участии правительства США для регулирования вопросов, связанных с доменными именами, IP-адресами и прочими аспектами функционирования Интернета. — wiki ) передачи управленческих функций доменным пространством странам Евросоюза и России.

Это только то, что можно «погуглить» и выловить в открытом доступе.

Как написал мой коллега: «Как-то наблюдал как едят пираньи в аквариуме — боязливо плавают вокруг да около куска мяса, пока одна не решится попробовать. Как только попробовала и ничего не случилось, все тут же накидываются скопом и от мяса в две секунды ничего не остается».

Так что же необходимо делать?

1) Встретиться с президентом. Да да да. Только встреча с тем, что Михалкову и Донцовой даёт отмашку на лоббирование законов, может повлиять на это противостояние.

Где то на перефирии мозга крутится «А может Владимир Владимирович не знает, что такое инфраструктура интернет?»

2) Вести плотную работу с правообладателями и депутатами, не опускать руки и обьяснять, предлагать, писать самим правки в ФЗ.

3) Необходимо подтягивать образование в регионах. Выходить на федеральный уровень.

Как правильно делает РосКомНадзор: их последнее предложение — проводить с региональными прокуратурами тренинги по технологиям интернет.
С 2012 года законотворцы начали полномасштабное наступление на интернет, по другому это назвать сложно.

Первым «выстрелил» ФЗ 139, «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Весьма гуманный, немного глуповатый с технической точки зрения. В общем не дюже страшный.

Отраслевая толлерантность прошла проверку. Всем было немного не уютно, но стерпели. Пусть депутаты тешатся, лишь бы обороты финансовые это не затрагивало.

При этом небольшая группа экспертов продолжала работать, и таким образом появились рекомендации РосКомНадзора (http://www.itar-tass.com/c1/745077.html) для тех же депутатов (http://www.rsoc.ru/press/publications/news20591.htm), авось кто то прочитает.

Лето 2013 года ожидалось для отрасли тихим, спокойным и не предвещало активизации депутатов В.В.Бортко, Е.Г.Драпеко, М.П.Максакова-Игенбергс, М.А.Кожевниковой, Л.Л.Левина, Р.А.Шлегеля.

Хотя РАЭК предупреждал, провёл аудит законотворчества в сфере регулирования Интернета за 2012-2013 годы (тут ссылка — http://raec.ru/analytics/detail.php?ID=2453)

Результатом их работы стал Законопроект № 292521-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях». И вновь спринт с принятием, наавосьное законотворчество и тотальное игнорирование отраслевой позиции. Законопроект принят в трёх чтениях, одобрен Советом Федерации, ждет автографа Владимира Владимировича.

Но почему же так происходит? Лобби? Да, лобби правообладателей есть, бесспорно. Про финансирование лобби не знаю, свечку не держал.

Так значит, ОНИ могут что то пролоббировать, а мы нет? Значит, у них есть кто то, кто умеет доходчиво объяснять и обладает достаточной волей, чтобы отстоять интересы верящих в него людей.

Почему же в интернет-отрасли нет таких? «РАЭК!» дружно воскликните вы! Может быть, может быть. РАЭК изначально служил интерфейсом между государством и бизнесом, но он один очевидно не справится с такой масштабной задачей. Да и РАЭКу необходима помощь экспертов.

Эксперты есть, но что эти 20-30 юристов/директоров/CTO сделают для того, чтобы президент обратил внимание на отрасль, на ее потребности и условия работы, на наши деньги, в конце концов? Внимание к тебе прямо пропорционально проценту бюджета, который ты обеспечиваешь. Сейчас интернет составляет 2% ВВП. Для нас это большие деньги, для того же Газпрома – не очень. Большинству правообладателей ВВП вообще не интересен – они рассуждают совсем не экономическими категориями.

Российскому сегменту сети интернет нужен лидер. Один, мощный, харизматичный, умный, пробивной и немного озлобленный. Способный сплотит вокруг себя всех участников – производителей контента, поисковики, провайдеров, электронную коммерцию, разработку. И только он один будет лоббировать интересы отрасли во власти, делегируя более мелкие задачи другим владельцам интернет-бизнеса.

Сейчас активно/публично/кулуарно ведут себя лишь несколько персон.

Сергей Плуготаренко — исторически объединил всех в РАЭК

Александр Панов — крупнейший хостинг-провайдер и регистратор РФ 

Игорь Ашманов — известнейший эксперт сети

У каждого есть свои сильные стороны, но кто может повести отрасль? Или может им объединиться?

Второй «выстрел» уже сделан, осенью будет контрольный.

Печально, но отрасль разрознена, каждый держится за свой бизнес и надеется на «авось».

То, что сейчас происходит в государственной думе, совете федерации, по отношению к сети интернет, больше всего напоминает спартанскую женщину, рожающую сразу, над пропастью.

Пункт первый — блокировка сайтов — «панацея от всех зол»

Суициды, наркотики, порно ( и детское в том числе), теперь , с 22 марта, дополнено несовершеннолетними, пострадавшими от насилия.Это перечень того, что запрещено в сети интернет, и заносится в реестр сайтов, содержащих информацию, запрещенную законодательством РФ.

При этом, количество детей, а закон прямо указывает, что эта информация считается запрещенной, именно из за того, что это могут увидеть дети, так вот, количество детей в сети не превышает 10% от всей аудитории. И из этих 10 процентов, не более 2 -3 имеют 100% свободный доступ к сети.

При этом, дети совершенно не ограничены от телевизора, радио рекламы на улицах городов, а так же от поведенческих особенностей людей , которых они могут встретить везде. 

А если говорить про массовый доступ к сети, среди несовершеннолетних, то, если провести исследования, боюсь законотворцы будут еще больше разочарованны, узнав, что в регионах, большинство детей вообще слабо представляют, что такое интернет.

Так какой результат должен быть в блокировке того, или иного сайта? Как показывает практика, результат — НОЛЬ. 

Пункт второй — Незнание интернета не освобождает от ответственности

Не секрет, сеть глобальна, аморальна, неподвластна.

О пробелах властьимущих, в области технического образования, я писал до этого.

Но мало что меняется. 

Появляется все больше вопросов.

На волне заградительных действий против интернет, как грибы после дождя появляются НКО, ЛБИ, разные фонды, с пеной у рта доказывающие , что интернет это «Звезда смерти Владыки Сидха» и с ним надо срочно бороться, иначе апокалипсис.

Опять же, что такое «железная» и «операторская» часть сети, они с трудом понимают. Но старательно делают вид, что всё легко и просто, стоит раз плюнуть. 

Пункт третий — Кризис отношений законодательной и исполнительной власти

«Давайте запретим танкам летать» гордо продекламировала белоснежка, и грустные гномы пошли придумывать технологию, по которой дуло танка помогало ему совершать прыжковые перелеты.

Собственно, дума в трёх чтениях, моментально, если быть откровенным, принимает 139 ФЗ. 

Исполнителями по этому ФЗ становятся: ФСКН, Роспотребнадзор и Роскомнадзор. 

А Роскомнадзор еще и «смотрящим» за реестром. 

С учетом того, что в Думе, при голосовании, депутаты имели слабое понятие, о технологии, которая позволила бы точно блокировать тот или иной ресурс, то и исполнителям, вот уже полгода приходится выкручиваться.

То по одному IP с наркотиками Тину Канделаки , то девочку с самоубийственными «печеньками» заблокировали.

(Сайт Тины находился на одном IP с ресурсом, нарушающим ФЗ, а блог девочки внесли в реестр из за описания самоубийств — печеньками, например «Отобрать печеньку у маленьго олигарха или бандита» или «Положить печеньки на глаза, и умереть от отсутствия информации» )

Роскомнадзор пытается технологию «допилить» , роспотребназор старательно шлифует понятие критериев самоубийства. 

Теперь, видимо, придется еще и критерии насилия над несовершеннолетними расписывать, а то мало ли, подзатыльник какой где на видео в Youtube попадется.

При этом, механизм оптимизации оба ведомства выбрали условно-правильный: обратились за помощью к отрасли.

Сделали ряд рабочих групп, консультируются, спорят. 

Но исходя из того, что детей, имеющих доступ к информации, запрещенной законодательством, не так много,  получается, что все усилия рабочих групп и ведомств, направлены на стаю воробьев, дулом той самой Царь-пушки.

Выводы очень размытые, так как мы не понимаем кто стоит за этими законами, а власть не понимает, какой же действительной силой обладает интернет.

По хорошему, отменить 139 ФЗ, и приравнять действия в сети к УК и АК. И дать возможность экспертам-юристам от отрасли, регулировать отношения субъектов в сети, может тогда и был бы толк. И не надо забывать, что сеть не дает полноты власти, уверенности, вседозволенности. Контент, который есть в сети, делаем мы сами. Чем качественнее он будет, тем меньше будет поводов его удалять.

Президент России Владимир Путин поручил ФСБ блокировать попытки радикалов использовать Интернет для своей пропаганды. Об этом он, как пишут СМИ, заявил на расширенной коллегии ведомства в Москве.

Напоминает расширение информационного поля по «зачистке» Рунета? Нет. Ни разу.

Главное — не посеять панику.

1) Любого рода радикальные, экстремистские сайты давно уже блокируются на территории России. Тот же Кавказ-центр.

2) Каждый уважающий себя контент/хостинг-провайдер, а также оператор связи УЖЕ сотрудничают с ФСБ для предотвращения «попыток радикалов использовать интернет для своей пропаганды».

3) Не стоит подменять понятие «радикал» — оппозицией. Это не верно, у нас есть федеральный закон об экстремизме. Видимо, Путин и имел его в виду, чтобы сотрудники ФСБ более активно взялись за выявление и блокировки.

На все три пункта есть один ответ.

Владимир Владимирович, а также те, кому он отдал поручение, могут столкнуться с одной единственной проблемой — ИНТЕРНЕТ.

Трансграничность и «облачный» тренд не позволят эффективно работать без привлечения коллег из Интерпола и федеральных служб других государств.

При этом необходимо учитывать «темную» сторону сети, TOR и другие альтернативные сервисы. Собственно, в данном случае, происходит тоже, что и со 139-м ФЗ: поручено работать с последствиями, а не с причинами.

Хотя, смею предположить, что ФСБ и так работает с радикалами, а сказанное первым лицом носило упреждающий характер.
На территории Костромской губернии Лига Безопасного Интернета решила провести эксперимент.

По словам исполнительного директора Лиги Дениса Давыдова, с операторами связи на территории субъекта прошли переговоры. И результатом стала экспериментальная программа «Чистый интернет», предусматривающая создание т.н. «белых списков» разрешенных сайтов.

Как же формируются эти «белые списки»? Методом от противного: в список разрешенных попадает вся информация, распространение которой не запрещено законодательно. То есть каждый ресурс, по идее, должен быть проверен «экспертами» лиги.

По данным Netcraft, на январь 2013 года в мире зафиксировано более 633 млн. сайтов. Когда же будет закончена ручная проверка и Костромская губерния будет полноценно получать информацию из сети? Лет через 200?

Вопрос второй — связность. Не секрет, что все операторы связаны между собой при помощи специальных объектов – узлов связи и точек обмена трафиком. При глобальных изменениях потоков трафика (в данном случае его блокировке) пострадают не только провайдеры в том субъекте, где действует инициатива, но и многие другие операторы. А так как через Россию идет транзит интернет-трафика, например, из Азии в Европу – это скажется и на иностранных пользователях.

Вопрос третий. У нас в подзаконном акте к Федеральному закону № 139 (постановление правительства № 110) указано, что к числу экспертов, которые могут определить, законный контент размещен на сайте или нет, относятся ФСКН, Роспотребнадзор и Роскомнадзор. А есть ли постановление правительства, где фигурирует слово «Лига»? Нет. Так каким образом, на каких основаниях эта организация выступает экспертом?

Ну и в довершение, если все будет так, как говориться в релизах и новостях, то появится множество противоречий с уже действующим законодательством:

1) Статья 29 п.4 Конституции Российской Федерации («Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом»);

2) Статья 3, п.1 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и защите информации» (№149-ФЗ) («Правовое регулирование отношений, возникающих в сфере информации, информационных технологий и защиты информации, основывается на следующих принципах: 1) Свобода поиска, производства и распространения информации любым законным способом»);

3) В случае, если среди блокируемых ресурсов находятся СМИ, что вполне возможно,  — статьи 1 и 25 Закона «О СМИ» (№2124-I), где гарантируется свобода средств массовой информации, а также положение ст. 3 Закона «О СМИ» о недопустимость цензуры;

4) Статью 46 Федерального закона «О связи» (№8-ФЗ).

Выводы делайте сами.
Тренд 2012 года — регулирование сети интернет.

Кто только не пытался внести свою лепту: от Лиги безопасного интернета до Государственной Думы, Совета Федерации и ОПР.

Естественно, и первые и вторые и третьи имеют слабое представление об инфраструктуре, которую хотят регулировать и контролировать, но тем не менее писать законы это им не мешает.

Что же такое интернет? Давайте обратимся к Википедии — Интерне́т (англ. Internet, МФА: [ˈɪn.tə.net]) — всемирная система объединённых компьютерных сетей, построенная на базе протокола IP и маршрутизации IP-пакетов. Интернет образует глобальное информационное пространство, служит физической основой для Всемирной паутины (World Wide Web, WWW) и множества других систем (протоколов) передачи данных.

Как видно из определения, регуляция и ограничения, накладываемые на какую-то из сторон работы интернета, приведут не только к потере связности, но и к разрушению привычного нам способа получения информации.

Создание какого либо интранета (то есть внутренней сети, лишенной внешних связей) в границах государства, естественно, возможно. Но при таких трудо— и баблозатратах, что проще сразу переехать в Китай. Там уже есть.

При этом не надо забывать, что мы в том числе и транзитная страна, которая пропускает через себя трафик других государств, обеспечивая им стабильную связность, и исключение России из этой технологической цепочки ощутимо скажется на скорости работы интернета в других странах.

Но в 2012 году все изменилось. Дыма без огня не бывает. Рунет начали пытаться регулировать. Пытались регионально, блокируя ресурсы по городам и областям, пытались федерально — через верховный суд, потом пошли законодательные попытки — ЕАИС. Бедный РосКомНадзор, по определению всего лишь исполнитель закона, выдержал не мало атак со стороны СМИ и блогеров с активной гражданской позицией.

Про СМИ не буду, чего сам не видел, про то не пишу.

Если внимательно взглянуть на тех, кто активно отстаивает свободу и саморегуляцию сети интернет, мы увидим (да, я капитан очевидность!) тех, кто делал эту сеть, какой она сейчас есть — Винт Сёрф, Тим Бёрнс Ли и другие, а так же активных блогеров с большим опытом жизни в инетрент-среде и пониманием ее значимоти для современного общества.

Мне кажется, или интернет научил нас свободно мыслить больше, чем учителя и воспитатели? Нет, не кажется: ограничения и блокировки аккаунтов случаются крайне редко, и то, когда пост выходит за рамки общепринятой морали.

Мы пишем то, что в обычной жизни многим знакомым было бы просто не интересно, порой даже противно, по политическим, этническим и религиозным соображениям. А в сети «ядро» друзей составляют единомышленники.

По хорошему, мы большой пчелиный улей: есть матки, генерирующие контент, есть трутни, которые его обрабатывают, трактуют и распространяют, есть посетители этого зоопарка, которые ходят под гнездом и с опаской наблюдают. Но когда гнездо пытаются сбить….. Ну дальше можно не продолжать.

И каждый из нас думает, что чем-то друг от друга отличается, хотя порой, одна и та же «псевдо-фраза великого много лет назад живущего кого-то» может несколько лет кочевать по блогам и страницам сети, и всем будет казаться совершенством, которым обязательно надо восхититься.

Да, есть индивидуальности, есть генераторы статей, есть художники, есть творцы идей — но это мизер относительно общей массы пользователей.

И та степень свободы, которую дает нам интернет, она же нас и ограничивает в количестве, так как люди с активной гражданской позицией в сети есть, а вне ее встречаются редко. Они есть и в сети и в жизни, но в жизни их свобода крайне ограничена.

Сколько вышло на митинг против антиМагнитского закона? 25 000 максимум? А сколько могло выйти если подключились бы механизмы, использованные пропагандой во время путча?

Да, крайне печально, что активная часть общества нашла себя в сети, но не может найти в жизни… точнее не может делать реальных дел в жизни, но развлекает пчел в сети.

Что из этого следует?

Достаточно взглянуть на тех, кто постоянно проводит рабочие встречи с РосКомНадзором и гругими органами власти. И это не только представители отрасли, но и просто блогеры с активной жизненной позицией

Надо работать.

Работать со всеми уровнями власти, с Думой (в том числе и индивидуально с депутатами).

С МВД, ФСБ, ГНК и другими. Со всеми ветвями – исполнительной, законодательной, судебной. Надо рассказывать, просвящать, указывать на ошибки, добиваться пересмотра неправильных решений. Одним словом, создавать прецеденты. Для этого не обязательно быть частью какой-то большой организации — порой один человек с мозгами достигает больше, чем толпа с запасом камней за пазухой.

С представителями проектов сети интернет, так как они не всегда знают, за что, кто, и почему заблокировал или собирается заблокировать их детище.

И не надо этого скрывать, продуктивные методы работы необходимо культивировать и поощрять.
Всемирная система объединённых компьютерных сетей, построенная на базе IP и маршрутизации IP-пакетов Для рядового обывателя это определение — «филькина грамота», которая имеет одно точное название — Интернет.

Интернет на заре становления — это анархия. FIDO, Linux, локальные сети. Всё это способствовало хаотичному накоплению текстов, ссылок, фото, видео, аудио материалов (далее контент).

Далее, на мой взгляд, наступила коммуникационная анархия. Форумы, чаты, соц.сети способствовали тому, что пользовательская популяция сети начала расширяться.

Разработчики и программисты стали создавать продукты ирешения не для себя, а для тех, кто не мог этого делать, а всего лишь пользовался их трудами. Так же появились не творцы, а критики. Блогеры, форумчане, медиа-блогеры. Контент стал мигрировать из одной соц.сети в другую, стали появляться сайты, где можно за доли секунды вставить фразу к картинке, и получить за нее славу.

В тени Интернета всегда были и есть люди, которые нарушают закон. Как есть они и в обычной, off-line жизни. Но если их специально не искать, то они мало заметны, и долгое время на них не обращали внимания, точнее обращали, но только те, кто был заинтересован в их услугах, либо органы.

Анархия была на руку тем, кто использовал сеть для нарушения закона. Но настало время, когда государства мира стали понимать, что что-то они где-то недоглядели.

Начали, естественно, с интеллектуальной собственности, и аж с 1994 года (кому интересно – данные).

На данный момент дошло до того, что есть великий китайский, условно-закрытый арабский, реестровый российский…. и многие другие фаерволы, реестры, блокировки, стены, баррикады….

В цепочке Создание ->Анархия -> Коммуникация -> Регулирование, как мне кажется, пропущено одно, весьма важное слово — образование.

Система образования (не будем про Россию в целом, а то мне одной клавиатуры не хватит) не то что не захватывает, а даже минимально не готовит юных пользователей к работе в сети.

Да, есть уроки информатики, есть «замечательные» курсы по технической грамотности, но не кажется ли, что этого мало? Да, вы можете сказать «мы сами учим своих детей». Но таких, как вы, как я — единицы относительно населения России. Удивительно, что государство так поздно спохватилось. Ведь уже лет пять назад в сети всё было. Я имею в виду, что контент и механизмы коммуникации (соц.сети, джабберы, мессенджеры) сейчас только модифицируются, но уже были тогда, а законы регулирования и блокировок принимаются только сейчас. Нонсенс.

Вернемся к образованию.

Государство решило, что дети, которые периодически заглядывают в окно браузера, обязательно должны быть защищены от педофилов, способов употребления наркотиков, от самоубийц, призывающих бедных детишек.

Ну ок, собственно, когда изобрели двигатель внутреннего сгорания, вряд ли знали о выделенных полосах и видеокамерах на каждом столбе.

Допустим, что блокировка контента по вышеозначенным темам как-то поможет изолировать мальцов от созерцания оного. Но что изменится? (Тут крики «да ты капитан очевидность, не плюй в зеркало» и прочие лозунги).

Да, собственно, кое-что может измениться. В первую голову, может быть, получится сформировать федеральную программу сетевой грамотности. На базе ВУЗов сделать факультативы общих информационных технологий, не просто «ай брат заходи, у нас тут php!», целостную программу факультета, с юридическими нормами, основами коммуникации и прочими предметами.

Кому это надо, спросите вы? Да нам же и надо! Чтобы через 20 лет не было криков «какого ляда Лурк в реестр внесли, какого ляда Рутрекер там же», чтобы было все правильно, в РКН и ОВОСД сидели и работали спецы, понимающие основы сети, взахлёб читающие Тима Бёрнса и отличающие TCP/IP от My SQL и HTTPS. Что бы депутаты, прежде чем сказать «ААААА» устраивали рабочие встречи с представителями отрасли и просили «помедленнее, я записываю» © («Кавказская пленница»)

Может быть, тогда власть поймет цели и задачи сети, а вертикаль сети, какая она есть сейчас, будет спокойно себя чувствовать, не подпрыгивая от каждого выступления Совета Федерации и думских депутатов.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире